Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Веллер Михаил Иосифович - книги автора

Творчество автора (Веллер Михаил Иосифович) представлено в следующих жанрах: Проза, Классическая проза, Современная проза, Историческая проза, Любовные романы, Остросюжетные любовные романы, , , Юмор, Юмористическая проза, Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика, Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Научная Фантастика, Политика, , Критика, Поэзия, Драматургия, Драматургия, Короткие рассказы, , Документальная литература, Философия
 Название  Серия  Жанр
Vox populi Проза, Классическая проза  
обложка книги А может, я и не прав А может, я и не прав Вначале и в конце Проза, Современная проза  
обложка книги Б. Вавилонская Б. Вавилонская

Новая книга Михаила Веллера в блестящем и парадоксальном стиле, отличающем мастера, рисует озорные и чудовищные варианты нашего вчера, сегодня и завтра. Проза Веллера в остросюжетной форме ставит вечные вопросы – и наши современники дают на них неожиданные ответы. Опубликованные в «Огоньке», «Октябре», «Новой газете» отрывки из книги вызвали большой резонанс у критики и читателей.

Проза, Современная проза  
обложка книги Баллада датской тюрьмы Баллада датской тюрьмы Проза, Современная проза  
Баллада о бомбере Проза, Историческая проза  
обложка книги Баллада о бомбере Баллада о бомбере

Повесть, основанная на реальных событиях и посвященная светлой памяти летчика Ивана Григорьевича Богданова. Это книга-беседа, большая ее часть написана в форме диалогов, воспоминаний и мыслей действующих героев.

Известный сериал - лишь по мотивам.

Проза, Историческая проза, Любовные романы, Остросюжетные любовные романы  
обложка книги Баллады тюрем и заграниц (сборник) Баллады тюрем и заграниц (сборник)

Новая книга Михаила Веллера, чье творчество отличают искрометный юмор, сарказм, увлекательность повествования. Невероятные истории, рассказанные мастером, все чаще воспринимаются не как фантазии писателя, но словно превращаются в известную многим реальность.

В сборник включены рассказы: «Баллада датской тюрьмы», «Огнестрельное», «Пьяная травма», «Лысый кукурузник», «Бровеносец Потемкин» и многие другие…

 
обложка книги Бомж Бомж

Сборник модернистских рассказов Михаила Веллера «Хочу быть дворником», отвергнутых всеми редакциями, выходил в Советском Союзе пять лет и произвел сенсацию. Автор был принят в Союз писателей СССР по рекомендации Бориса Стругацкого и Булата Окуджавы. В совершенно иных жанрах созданы стократно переизданные бестселлеры «Легенды Невского проспекта» и «Приключения майора Звягина». Теория энергоэволюционизма, впервые изложенная в трактате Веллера «Все о жизни», отмечена медалью Всемирного философского форума в Афинах. Новый роман Веллера написан в русле главной гуманистической традиции русской классики: жажда справедливости «униженных и оскорбленных».

Проза, Современная проза  
обложка книги В одно дыхание (сборник) В одно дыхание (сборник)

В сборник включены самые известные и яркие рассказы Михаила Веллера, созданные в разные годы. Смешные и печальные, традиционные и экстравагантные, совсем короткие и очень емкие, они отличаются чистотой письма, вниманием к самым разным сторонам жизни.

 
В ролях Проза, Современная проза  
обложка книги Версия дебюта Версия дебюта

«Старшая сестра, приехавшая на каникулы из колледжа, отправилась с младшей, еще школьницей, в театр: заезжая труппа давала водевиль. Вернувшись домой, младшая отозвалась пренебрежительно:

– Фу, ерунда. Тоже мне: „ах, пьеса, искусство театра“.

– Много ты в этом понимаешь, – уязвленно парировала старшая…»

Ящик для писателя ,  
Возвращение Проза, Современная проза  
Ворожея Проза, Современная проза  
Все уладится Проза, Современная проза  
обложка книги Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего Проза, Современная проза  
обложка книги Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего Чернила и белила Проза, Современная проза  
Голубые города Проза, Классическая проза  
обложка книги Гонец из Пизы Гонец из Пизы

Эта книга – о том, что мечтают сейчас, откровенно говоря, сделать многие, да не хватает духу и останавливают непреодолимые препятствия. Но герои Михаила Веллера преодолевают препятствия. Сюжет его нового романа головокружителен и прост, реалистичен и невероятен одновременно. Роман смешон и печален, добр и зол; язык его легок, но последовательная мстительность мысли даже пугает. Книга рассчитана на читателей, которые хотели бы крепко встряхнуть окружающую жизнь за шкирку, а это, мягко говоря, широкий круг.

Юмор, Юмористическая проза  
обложка книги Гражданская история безумной войны Гражданская история безумной войны

Эта книга впервые излагает историю Гражданской войны как страшную и удивительную сказку, случившуюся в реальности. Фантастические судьбы, необыкновенные приключения, благородные мечты и моря крови. Легкий разговорный язык, ирония и честность на грани цинизма делают книгу незаменимым чтением для каждого, кто слышал слово «Россия».

Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
обложка книги Графоман Жюль Верн Графоман Жюль Верн Проза, Современная проза  
обложка книги Графоман Жюль Верн Графоман Жюль Верн Чернила и белила Проза, Современная проза  
обложка книги Гуру Гуру

«– Бесконечная мера вашего невежества – даже не забавна…

Такова была первая фраза, которую я от него услышал, – подножка моей судьбе, отклоненной им с предусмотренного пути.

Но – к черту интимные подробности.

Я всем ему обязан. Всем…»

Вначале и в конце ,  
Декабрьская программа Документальная литература, Публицистика Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
обложка книги Детский мир (сборник) Детский мир (сборник)

Татьяна Толстая и Виктор Пелевин, Людмила Улицкая и Михаил Веллер, Захар Прилепин и Марина Степнова, Майя Кучерская и Людмила Петрушевская, Андрей Макаревич, Евгений Водолазкин, Александр Терехов и другие известные прозаики рассказывают в этом сборнике о пугающем детском опыте, в том числе – о своем личном.

Эти рассказы уверенно разрушают миф о «розовом детстве»: первая любовь трагична, падать больно, жить, когда ты лишен опыта и знаний, страшно. Детство все воспринимает в полный рост, абсолютно всерьез, и потому проза о детстве обязана быть предельно серьезной – такой, как на страницах «Детского мира».

Проза, Современная проза  
обложка книги Долина идолов Долина идолов

Новая книга Михаила Веллера включает в себя роман «Не ножик не Сережи не Довлатова», популярное исследование «Технология рассказа», повести и эссе о писательских судьбах. Как всегда, книга Веллера остра, полемична, увлекательна, язык ее легок и отточен.

Проза, Современная проза, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Дон-Жуан Дон-Жуан

«Мужчина может быть привлекателен своей силой, храбростью, могуществом, властью, славой. Богатство также привлекательно – не только тем, что сулит возможность разнообразных удовольствий и комфорта; и не только тем, что одаренная богатством женщина ощущает себя избранной, ценной, более значительной в жизни, чем другие; но и тем, что богатство – во многом эквивалент и даже синоним силы, мужества, власти, всемогущества…»

 
обложка книги Дон-Жуан Дон-Жуан

«Мужчина может быть привлекателен своей силой, храбростью, могуществом, властью, славой. Богатство также привлекательно – не только тем, что сулит возможность разнообразных удовольствий и комфорта; и не только тем, что одаренная богатством женщина ощущает себя избранной, ценной, более значительной в жизни, чем другие; но и тем, что богатство – во многом эквивалент и даже синоним силы, мужества, власти, всемогущества…»

О ней ,  
обложка книги Желание странного (сборник) Желание странного (сборник)

В этот сборник вошли легендарные повести классиков отечественной фантастики Аркадия и Бориса Стругацких «Гадкие лебеди», «Обитаемый остров», «Пикник на обочине», «Жук в муравейнике» и «За миллиард лет до конца света».

Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Научная Фантастика  
обложка книги Жестокий Жестокий

«…Предводитель делает характерный жест ладонью.

Часть викингов с перерезанным ночью горлом лежит на траве.

Оставшихся человек пятнадцать рассаживают через промежутки на огромном бревне, лежащем у сожженного поселка. Руки их связаны за спиной, меж спиной и вязкой проходит вбитый в землю за бревном кол, таким образом что его верхушка торчит на уровне лопаток: не дернуться. Двое воинов подтаскивают очередного викинга за плечи и сажают на бревно, третий просовывает сверху кол за его спиной под вязки рук и камнем вбивает в землю, пока верхушка не уйдет ниже уровня шеи сидящего.

Похожий на медведя боец с широкой секирой подходит к бревну, перехватывает секиру за самый конец длинной рукояти, делает широкий круговой горизонтальный взмах – и голова крайнего викинга отскакивает и катится.

Негромкий одобренный гул его товарищей…»

 
Заговор сионских мудрецов Проза, Классическая проза  
Зануда Проза, Современная проза  
обложка книги Золотой и серебряный Золотой и серебряный

«Сравнение золота с серебром решается в пользу платины. Но ее слишком мало: Шекспиры единичны.

Чемпионы в беге на сто и на десять тысяч метров – всегда разные люди. Нельзя быть самым сильным и самым изящным одновременно.

Гиганты Золотого века наворотили горы и проторили дороги: создали литературный ландшафт. А потомкам в нем жить. От вздохов слетают перламутровые пуговицы с батистовых сорочек…»

 
обложка книги Золотой и серебряный Золотой и серебряный

«Сравнение золота с серебром решается в пользу платины. Но ее слишком мало: Шекспиры единичны.

Чемпионы в беге на сто и на десять тысяч метров – всегда разные люди. Нельзя быть самым сильным и самым изящным одновременно.

Гиганты Золотого века наворотили горы и проторили дороги: создали литературный ландшафт. А потомкам в нем жить. От вздохов слетают перламутровые пуговицы с батистовых сорочек…»

Долина идолов ,  
обложка книги Игра в императора Игра в императора

Уже первые оригинальные и потрясающие смешные рассказы М. Веллера, дебютировавшего в семидесятые годы, вызвали восторг читателей. Любители изящной словесности высоко оценили вышедшие в последующем «Рандеву со знаменитостью», «Разбиватель сердец». Предлагаемая читателям книга «Игра в императора» – первая часть нашумевшего бестселлера М. Веллера «Приключения майора Звягина».

Приключения майора Звягина  
обложка книги «Иномарка» как рудимент самоизоляции «Иномарка» как рудимент самоизоляции Проза, Современная проза  
обложка книги Интим Интим

«Мы сами не заметили, как практически лишились сферы интимного.

Интимное – это то, что только для двоих; или для одного. Оно имеет особенный смысл именно потому, что публично – недопустимо, неправильно, нехорошо, неинтересно. Особенность интимного – в его непубличности. Ну как бы объяснить тем, кто не понимает, а таких все больше…»

Долина идолов ,  
обложка книги К последнему шансу К последнему шансу

Тайный бестселлер Думы и правительства.

Единственная честная книга в России!

Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Кавалерийский марш с вариациями Кавалерийский марш с вариациями

«Есть мнение, насаждавшееся старыми идиотами на Высших Сценарных Курсах: киносценарий есть законченное художественное произведение, существующее уже само по себе. Это все равно, что газ сгоревшего в двигателе бензина объявить самоценным нефтепродуктом; бред: этот газ двинет поршни и придаст движение автомобилю, иначе от него только жара и вонь.

Сценарий – это только пересказ фильма, который увидел пока один только человек: сценарист. Пересказ предельно внятный, подробный, ясный и простой: достаточный. Стилистические изыски тут глупы и неуместны: это искусство визуальное, а не вербальное. Ну, вроде как Мойша передал по телефону арию Карузо, – вот и сценарист просто пересказывает увиденное. Это кино в словах.

А кино – это зрелище, и это муви. Картина! краска! кадр! движение! звук! – вот что требуется от сценария.

Можно сказать еще одним способом: сценарий – это комикс без картинок: картинки тоже пересказаны словами.

Все, что требуется от любого читающего – это лишь капелька зрительного воображения…»

 
обложка книги Как бы Как бы

«Это как бы вводное минисловосочетание испещрило обыденную речь как сыпь. Обсуждение его паразитической сущности набило оскомину и превратилось в общее место…»

Блым-блым-блым ,  
обложка книги Как меня редактировали Как меня редактировали

«Сначала беглая справка. До изобретения книгопечатания никто не помышлял о редактировании текстов. Античная литература создана без участия редакторов, как ни горько это сознавать.

Равно и средневековая. Наемному переписчику немало вломили бы за отсебятину. Правда, на устных этапах она «обкатывалась» пересказителями-исполнителями, но с обретением письменной формы – шалишь. («Редактирование» истории монахом-летописцем – отдельная песня из области пиара.)…»

Служили два товарища, ага! ,  
обложка книги Как писать мемуары Как писать мемуары

«Очевидно, вы человек пожилой, опытный, имеющий основания считать себя умным – и при этом, как большинство нормальных людей, неискушенный в литературном ремесле. Чего вы хотите? Вы вознамерились написать мемуары.

Итак: что у вас есть? Информация. Факты, мысли и даже порою чувства. Прожитая жизнь, представляющаяся вам самому небезынтересной. Встречи с интересными людьми, удивительные происшествия, уникальные сценки, глубокие мысли. Картины жизни давно минувших лет, которые жаль и неправильно отдать забвению, хочется из памяти перенести на долгопрочный, объективный носитель – на бумагу, в данном случае…»

Ящик для писателя ,  
обложка книги Как платят писателю Как платят писателю

«Страшно далеки они от народа, и народу всегда любопытно, сколько эти грамотеи зарабатывают. Ежемесячной зарплаты у них нет, это точно. А гонорар – это как и сколько?

Известность сопрягается у народа с деньгами. Слава – это его богатство. Невозможно, чтоб все его знали (ну, или вообще знали, многие) – а он бедный. «Известнее меня – видимо, богаче меня». Легенды о нищих гениях воспринимаются скорее как исключения на общем фоне расхожей состоятельности известных людей. Престиж профессии как бы соответствует ее материальной эффективности…»

Ящик для писателя ,  
обложка книги Киплинг Киплинг Проза, Современная проза  
обложка книги Киплинг Киплинг Чернила и белила Проза, Современная проза  
обложка книги Колечко Колечко

«– А и глаз на их семью радовался. И вежливые-то, обходительные: криков-ссор никогда, всё ладом – просто редкость…

И всё – вместе только. В отпуск хоть: поодиночке ни-ни, не водилось; только всё вместе. И почтительно так, мирно… загляденье…»

Она ,  
обложка книги Конец подкрался незаметно Конец подкрался незаметно

Новая книга Михаила Веллера создана в том же жанре, что и ряд его бестселлеров последних лет — «Великий последний шанс», прочитанный всем политическим истеблишментом страны (общий тираж более 300 000 экз.) и «Отцы наши милостивцы». Это сплав страстной злободневной публицистики с сатирой и политико-философскими экскурсами по нашим проблемам.

Непростые аспекты возвращения Крыма и украинско-российских отношений, глубинные причины падения жизненного уровня, политические угрозы и феномен единства народа в эпоху трудностей, а главное — что с нами будет: вот основные темы книги.

Язык ее, как свойственно Веллеру, легок и прост, а формулировки и выводы бывают крайне неполиткорректны. О сложных и нелегких вещах — с иронией и юмором, — таков девиз автора. В книгу включены несколько наиболее популярных вещей из прошлых книг подобного рода: «Государство и воровство», «Убийца должен висеть», «Евреи», «О терроризме», «Справедливость».

Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Конь на один перегон (сборник) Конь на один перегон (сборник)

Уже первые оригинальные и потрясающе смешные рассказы М.Веллера, дебютировавшего в семидесятые годы, вызвали восторг читателей. В предлагаемую читателям книгу «Конь на один перегон» включены произведения разных лет.

 
обложка книги Короткая проза (сборник) Короткая проза (сборник)

«Короткая проза – это удар ножа, оставляющий долгое наркотическое воздействие. Настоящий рассказ – это жестко процеженная квинтэссенция романа, впрыснутого в один прием. Рассказ не пишется – он сначала проживается, а потом чеканится», – сказал Михаил Веллер о новеллистике в интервью еженедельнику «Аргументы и время».

В книгу включено большинство лучших и наиболее характерных рассказов Веллера. Их разноплановость, непохожесть друг на друга – неизменный авторский принцип. Собранные вместе, рассказы создают уникальный по яркости и оригинальности новеллистический корпус.

Содержание сборника:

Фант.

Всеуладится

Транспортировка

Долги

Кошелек

Трибунал

Кнопка

Узкоколейка

Подполковник Ковалев

Хочу в Париж

Реал.

Конь на один перегон

А вот те шиш

Недорогие удовольствия

Правила всемогущества

Дети победителей

Модерн.

Последний танец

Лодочка

Бермудские острова

Свободу не подарят

Возвращение

Миг

Ни о чем

Цитаты

Коротк.

Апельсины

Сопутствующие условия

Поправки к задачам

Паук

Думы

Эхо

Разные судьбы

Легионер

Свистульки

Юмор.

Идет съемка

Плановое счастье

Кентавр

Хочу быть дворником

Проза, Современная проза  
обложка книги Короткая проза (сборник) Короткая проза (сборник)

«Короткая проза – это удар ножа, оставляющий долгое наркотическое воздействие. Настоящий рассказ – это жестко процеженная квинтэссенция романа, впрыснутого в один прием. Рассказ не пишется – он сначала проживается, а потом чеканится», – сказал Михаил Веллер о новеллистике в интервью еженедельнику «Аргументы и время».

В книгу включено большинство лучших и наиболее характерных рассказов Веллера. Их разноплановость, непохожесть друг на друга – неизменный авторский принцип. Собранные вместе, рассказы создают уникальный по яркости и оригинальности новеллистический корпус.

Содержание сборника:

Фант.

Все уладится

Транспортировка

Долги

Кошелек

Трибунал

Кнопка

Узкоколейка

Подполковник Ковалев

Хочу в Париж

Реал. 

Конь на один перегон

А вот те шиш

Недорогие удовольствия

Правила всемогущества

Дети победителей

Модерн.

Последний танец

Лодочка

Бермудские острова

Свободу не подарят

Возвращение

Миг

Ни о чем

Цитаты

Коротк.

Апельсины

Сопутствующие условия

Поправки к задачам

Паук

Думы

Эхо

Разные судьбы

Легионер

Свистульки

Юмор.

Идет съемка

Плановое счастье

Кентавр

Хочу быть дворником

Проза, Современная проза  
обложка книги Красная редактура Красная редактура

«В семидесятилетний период советской власти в России имел место, среди прочих социальных феноменов, беспрецедентный в истории институт, уже само название которого – «красная редактура» – требует предварительной расшифровки…»

Служили два товарища, ага! ,  
обложка книги Критики пишут романы Критики пишут романы

«В „Празднике, который всегда с тобой“ есть полное нехитрой издевки место, где автор как бы искренне советует бездарному романисту стать критиком – и тот мгновенно расправляется и начинает его поучать…»

 
обложка книги Критики пишут романы Критики пишут романы

«В „Празднике, который всегда с тобой“ есть полное нехитрой издевки место, где автор как бы искренне советует бездарному романисту стать критиком – и тот мгновенно расправляется и начинает его поучать…»

Укуситель и укусомый ,  
обложка книги Культура как знаковое поле Культура как знаковое поле

«…Когда понятие «культура» отграничивается от «цивилизация» и даже противопоставляется ему – оно сужается специфически. В этом случае под цивилизацией понимается совокупность продукта, имеющего прикладное значение. Т. е. все, что умышленно нацелено на максимальное удовлетворение потребностей первого порядка. Жилища и рабочие строения, средства транспорта и связи, одежда, пища, уход за телом и т. п. Науку также правильно отнести к цивилизации, ибо прямо или косвенно она сказывается на материальной жизни…»

 
обложка книги Культура как знаковое поле Культура как знаковое поле

«…Когда понятие «культура» отграничивается от «цивилизация» и даже противопоставляется ему – оно сужается специфически. В этом случае под цивилизацией понимается совокупность продукта, имеющего прикладное значение. Т. е. все, что умышленно нацелено на максимальное удовлетворение потребностей первого порядка. Жилища и рабочие строения, средства транспорта и связи, одежда, пища, уход за телом и т. п. Науку также правильно отнести к цивилизации, ибо прямо или косвенно она сказывается на материальной жизни…»

Долина идолов ,  
обложка книги Кухня и кулуары Кухня и кулуары

«Да нет, не та кухня, которая литературная, а та, которая обычная, шестиметровая, где чай пьют и реже – водку, да и то и другое все реже, и судят обо всем обстоятельно и (мой дом – моя крепость) безоглядно храбро. Не пожрать, так хоть потрындеть; а в литературе кто ж не специалист. Как там звали парнишку, накатавшего «Школу злословия»? не пивал он наших чаев, не сиживал на кухоньках, задвинутый плотно и глухо, как в танке. Кости моем – белей снегов Килиманджаро, учись, пиранья…»

, Пир духа Проза, Современная проза, Юмор, Юмористическая проза, ,  
обложка книги Легенда о Лазаре Легенда о Лазаре Проза, Современная проза  
Легенды Арбата Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Легенды Арбата (сборник) Легенды Арбата (сборник)

Новая книга М. Веллера «Легенды Арбата» – сборник невероятно смешных и головокружительных историй советского и недавнего прошлого. Беспощадная правда и народная мифология образуют блестящий сплав и гремучую смесь. По стилю и манере – продолжение знаменитого национального бестселлера «Легенды Невского проспекта».

 
обложка книги Легенды Невского проспекта (сборник рассказов) Легенды Невского проспекта (сборник рассказов)

Эта книга — самое смешное (хотя не всегда самое веселое) произведение последнего десятилетия. Потрясающая легкость иронического стиля и соединения сарказма с ностальгией сделали «Легенды Невского проспекта» поистине национальным бестселлером. Невероятные истории из нашего недавнего прошлого, рассказанные мастером, все чаще воспринимаются не как фантазии писателя, но словно превращаются в известную многим реальность.

В сборник вошли циклы рассказов «Саги о героях», «Легенды „Сайгона“» и «Байки „Скорой помощи“».

Проза, Современная проза  
обложка книги Ледокол Суворов Ледокол Суворов

После «Ледокола» история Второй Мировой войны в прежнем виде не существует.

, Чернила и белила Проза, Современная проза, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Любит – не любит Любит – не любит

«Тысячу лет назад норманны сеяли пшеницу на юге Гренландии. Не изменись климат, в Ленинграде сейчас вызревали бы персики. И даже в декабре в больницах было бы не меньше двадцати градусов, что вовсе неплохо…»

Она ,  
обложка книги Любовь Любовь

«Любовь!! Волнует кровь!! Кто еще хочет комиссарского тела?!

Что там насчет божественной страсти? Где там библиотеки любовных романов? А как хороши разделы «Любовь» в бесчисленных сборниках афоризмов «В мире мудрых мыслей»! Прочитал – и обогатился. Поразмыслил, оценил… И все равно не стал умнее. То понял, сё понял, многое понял, и все равно ни хрена не понял…»

 
обложка книги Любовь Любовь

«Любовь!! Волнует кровь!! Кто еще хочет комиссарского тела?!

Что там насчет божественной страсти? Где там библиотеки любовных романов? А как хороши разделы «Любовь» в бесчисленных сборниках афоризмов «В мире мудрых мыслей»! Прочитал – и обогатился. Поразмыслил, оценил… И все равно не стал умнее. То понял, сё понял, многое понял, и все равно ни хрена не понял…»

О ней ,  
обложка книги Любовь и смысл жизни (сборник) Любовь и смысл жизни (сборник)

«…Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть.

Удивительные вещи происходили вечно по причине ея. Чем сильнее любовь – тем больше наломано дров. Вечно какие-то препятствия, вечно какие-то страдания, и чем трагичнее страдания – тем более прекрасные и проникновенные песни слагают поэты.

«Жестока, как ад, ревность», – пожаловался Соломон, и через некоторое время Отелло задушил Дездемону, Хозе зарезал Кармен, а Российский уголовный кодекс признал ревность смягчающим обстоятельством…»

 
обложка книги Масс и культ Масс и культ

«Мой любимый литературный герой – Скалозуб. Любимый чин – фельдфебель. Точки зрения наилучше классифицируются на: 1) моя; 2) неправильная. Когда-то в Университете на военных сборах присланные командовать нами курсанты артучилища вынесли в солдатской чайной характеристику: «Все эти филологи – идиоты». Детство мое прошло в военных гарнизонах…»

Долина идолов ,  
обложка книги Мат: сущность и место Мат: сущность и место

«К числу непреходящих чувств относится удивление. Десять лет звучат дискуссии о мате – и продолжают поражать безмозглостью. Не остается сил верить Дарвину, что человек произошел от обезьяны, если родословная большинства с очевидностью упирается в дубовый пень…»

Блым-блым-блым Документальная литература, Критика  
обложка книги Миледи Хася Миледи Хася Проза, Современная проза  
обложка книги Мимоходом Мимоходом

«– Здравствуй, – не сразу сказал он.

– Мы не виделись тысячу лет, – она улыбнулась. – Здравствуй.

– Как дела?

– Ничего. А ты?

– Нормально. Да…»

Она ,  
обложка книги Молодой писатель Молодой писатель

«Почему пишет молодой писатель? Вообще – от избытка внутренней жизни. Время молодого человека – плотно, ибо энергии много. Экстраверт совершает подвиги и хулиганит наяву, интраверт – в мыслях и мечтах. Молодой писатель интраверт по преимуществу. Либо же интравертный аспект его личности достаточно значителен – даже если он хулиган, то не тупой хулиган, а такой, который кроме того еще думает и мечтает, причем достаточно абстрактно…»

Ящик для писателя ,  
обложка книги Мужчина и женщина Мужчина и женщина

«Хотел бы я знать, что было написано в раззолоченном томе с аналогичным названием, который так любил почитывать Васисуалий Лоханкин. Но поскольку каждый человек в свой срок задается мучительными вопросами типа несправедливости природного и социального неравенства полов, поскольку наше время дает примеры удивительного стремления уже не к равенству, но к одинаковости полов в их социальных функциях, есть смысл обозреть все опорные точки проблемы и сделать вывод…»

 
обложка книги Мужчина и женщина Мужчина и женщина

«Хотел бы я знать, что было написано в раззолоченном томе с аналогичным названием, который так любил почитывать Васисуалий Лоханкин. Но поскольку каждый человек в свой срок задается мучительными вопросами типа несправедливости природного и социального неравенства полов, поскольку наше время дает примеры удивительного стремления уже не к равенству, но к одинаковости полов в их социальных функциях, есть смысл обозреть все опорные точки проблемы и сделать вывод…»

О ней ,  
обложка книги Накануне неизвестно чего Накануне неизвестно чего

Новая ироническо-издевательская книга Михаила Веллера – не то призыв сажать родных воров, не то ошеломление тайнами происходящего. От Цезаря до дней наших многотрудных и от Китая до Крыма – куда мы-то летим в безумном мире с последним приветом?

Проза, Современная проза, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Наш князь и хан Наш князь и хан

Роман из времен Куликовской битвы преврашается в цепь нелепостей, а сюжет – в головоломку разведчика, вскрывающего тайны. Русская история была фальсифицирована пиарщиками Средневековья. Сражение с Мамаем и карательный набег Тохтамыша выглядели вовсе не так, как нам внушали веками. И сами мы – не те, кем себя считали…

Документальная литература, Публицистика, Проза, Историческая проза  
Не в ту дверь Проза, Современная проза  
обложка книги Не ножик не Сережи не Довлатова Не ножик не Сережи не Довлатова Как вы мне надоели Проза, Современная проза  
обложка книги Не ножик не Сережи не Довлатова (сборник) Не ножик не Сережи не Довлатова (сборник)

Сборник избранного «Не ножик не Сережи не Довлатова» включает в себя необыкновенно точные и глубокие описания как трагедии эмиграции советской литературы, так и фигур и судеб самих писателей в широком диапазоне от сарказма до романтизма. Первое появление романа в печати вызвало памятный литературный скандал, отголоски которого не утихли и сегодня.

Содержание сборника:

Как вы мне надоели

Ножик Сережи Довлатова

Не ножик не Сережи не Довлатова

Пир духа

Кухня и кулуары

Прихожая и отхожая

Чернила и белила

Ледокол Суворов

Семенов и Штирлиц

Графоман Жюль Верн

Киплинг

Шедевр доктора Конан Дойля

Три мушкетера

Черный Принц политической некрофилии

Перпендикуляр Зиновьев

Паршивец Паршев

Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего

Проза, Современная проза  
Небо над головой Проза, Современная проза  
Недорогие удовольствия Проза, Современная проза  
Нежелательный вариант Поэзия, Драматургия, Драматургия  
обложка книги Нежелательный вариант (сборник) Нежелательный вариант (сборник)

«…Что такое государственный раб? Во-первых, он прикреплен к месту и не может уехать оттуда, где живет. Не только из государства, но даже город сменить! – везде прописка, проверка, разрешение. Во-вторых, он может работать только на государство, и от государства получать средства на жизнь: работа на себя или на частное лицо запрещена, земля, завод, корабль – всё, всё принадлежит государству. В-третьих, за уклонение от работы его суют на каторгу и заставляют работать на государство под автоматом. В-четвертых, если он придумал, как делать что-то больше, легче и лучше, ему все равно не платят больше, а платят столько же, а все произведенное им государство объявляет своей собственностью. Клад, изобретение, сверхплановая продукция, сама судьба – все принадлежит государству! А рабу бросается на пропитание, чтоб не подох слишком быстро. А теперь вы ждете от меня благодарности за такое государство?…»

, Поэзия, Драматургия, Драматургия  
обложка книги Несовпадение вершин Несовпадение вершин

«Пик мужской сексуальности приходится на 18–23, а женской – на 30–35. Зачем, почему, отчего?

Таким образом юноша страдает от неудовлетворенности. Он готов к совокуплению всегда и в любой момент. Постоянной партнерши у него как правило нет. Устройство жизни несет его в армию, в путешествия, в замкнутые мужские коллективы, где отсутствующими женщинами просто бредят. По ночам у него поллюции. Семью содержать ему не на что. Социально он еще незрел. Общество ранние мужские браки в принципе не одобряет, уклад и обычаи им не способствуют…»

 
обложка книги Несовпадение вершин Несовпадение вершин

«Пик мужской сексуальности приходится на 18–23, а женской – на 30–35. Зачем, почему, отчего?

Таким образом юноша страдает от неудовлетворенности. Он готов к совокуплению всегда и в любой момент. Постоянной партнерши у него как правило нет. Устройство жизни несет его в армию, в путешествия, в замкнутые мужские коллективы, где отсутствующими женщинами просто бредят. По ночам у него поллюции. Семью содержать ему не на что. Социально он еще незрел. Общество ранние мужские браки в принципе не одобряет, уклад и обычаи им не способствуют…»

О ней ,  
Ни о чем Проза, Современная проза  
Ничего смешного Проза, Современная проза  
обложка книги Ножик Сережи Довлатова Ножик Сережи Довлатова , Как вы мне надоели Проза, Современная проза  
обложка книги Ну что, еще не верится, что это конец? Ну что, еще не верится, что это конец?

Мигранты — это армия вторжения. Ее авангард. Они едут сюда не перевариваться — отнюдь! — они едут сюда переваривать Европу. Желудочный сок уже впрыснут в обреченное тело.

Документальная литература, Публицистика  
обложка книги НФ: Альманах научной фантастики. Выпуск 23 НФ: Альманах научной фантастики. Выпуск 23 Альманах научной фантастики Фантастика, Научная Фантастика Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
обложка книги О Дикий Запад! О Дикий Запад!

«…Вот же окопались сценаристы в кино – гранатометом не вышибешь, насмерть держат рубеж у заветного пирога.

– Да? Напиши хороший сценарий. И посмотри, как от него в кино ничего не останется: режиссер гений, актеры гении, сценарист дурак, пшел вон, болван, не путайся под ногами.

– Да я бы им под холодную закуску левой ногой такое заворачивал за полгонорара – никакой постановкой не угробить, за счет голого сюжета и раскладки ситуаций фильм бы на ура держался. Народу простого кина охота, чтоб дух захватывало, и похохотать, и слезку вытереть.

– А-а! Так что ж ты тут сидишь? Давай, заворачивай.

– Да элементарно! Сейчас я тебе кинуху расскажу – финиш. Еще все будет перед глазами стоять, покажется потом, что ты это точно в кино видел!

– Ну-ну. Гомер из Конотопа. Представляю себе эту развесистую клюкву.

– Слушай внимательнее и тогда представляй. Сейчас…»

 
обложка книги О любви (сборник) О любви (сборник)

Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть.

Удивительные вещи происходили вечно по причине ея.

Чем сильнее любовь – тем больше наломано дров. Вечно какие-то препятствия, вечно какие-то страдания, и чем трагичнее страдания – тем более прекрасные и проникновенные песни слагают поэты.

«Жестока, как ад, ревность», – пожаловался Соломон, и через некоторое время Отелло задушил Дездемону, Хозе зарезал Кармен, а Российский уголовный кодекс признал ревность смягчающим обстоятельством.

Содержание сборника:

Она

«Чуча-муча, пегий ослик! —»

Любит – не любит

Небо над головой

Колечко

Осуждение

Разбиватель сердец

Мимоходом

О ней

Любовь

Ревность

Страдание

Секс

Мужчина и женщина

Несовпадение вершин

Дон-Жуан

Проза, Современная проза  
обложка книги О любви (сборник) О любви (сборник)

Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть.

Удивительные вещи происходили вечно по причине ея.

Чем сильнее любовь – тем больше наломано дров. Вечно какие-то препятствия, вечно какие-то страдания, и чем трагичнее страдания – тем более прекрасные и проникновенные песни слагают поэты.

«Жестока, как ад, ревность», – пожаловался Соломон, и через некоторое время Отелло задушил Дездемону, Хозе зарезал Кармен, а Российский уголовный кодекс признал ревность смягчающим обстоятельством.

 
обложка книги О психосоциальной сущности новояза О психосоциальной сущности новояза

«– Пригласили в телевизор. Престижное ток-шоу. Интеллектуалы дискутируют: почему приблатненный жаргон пустил корни глубже пырея и звучит от Госдумы до книг современных классиков. Вылили море глупостей: в тюрьме много народу сидит, многие сферы жизни криминализированы, воры тон задают и т. д. Не сказал и ваш покорный слуга ничего умного…»

Блым-блым-блым ,  
обложка книги О языковой сервильности великороссов О языковой сервильности великороссов

«Еще раз повторим: упадок страны, народа, государства начинается не с падения экономики, или политического фиаско, или военного поражения. Землетрясения еще нет – но неуловимые колебания заставляют насторожиться животных. Держава еще могуча – но подспудные процессы уже вылезают наружу, являя себя через вещи, в которых можно различить начавшееся падение…»

Блым-блым-блым ,  
обложка книги Обеспечение ударения Обеспечение ударения

«Владимир Викторович Колесов, лингвист, профессор, доктор филологии, заведующий кафедрой русского языка филфака Санкт-Петербургского университета, монографии, переводы, почетные дипломы и степени; акцентолог. Учитывая вес и традицию петроградской-ленинградской русской лингвистической школы – пожалуй что русист-акцентолог Петербурга номер раз и, с учетом совокупности факторов, России и мира. Из Петроградской кафедры вышла вся русская лингвистика…»

Блым-блым-блым ,  
Осуждение Проза, Современная проза  
обложка книги Отцы наши милостивцы (сборник) Отцы наши милостивцы (сборник)

«…Поистине наша Родина достойна удивления. На самом деле Россия достойна много большего и лучшего, чем простое удивление. Но, во-первых, с много большим и лучшим у нас всегда напряженка. У нас без проблем только с много меньшим и худшим. Во-вторых, это не простое удивление. Это шок, когда гипноз плавно переходит в наркоз. Это столбняк. Там, где европеец изящно удивляется, русский получает веслом по голове. Причем ему же суют потом счет за лечение, нарушение правил и оскорбление приличий. <…> Родине нужны герои, а рожает воров и сволочей. Итак, мы заговорили о правительстве, как вы, наверное, уже догадались. Кстати иностранцы отмечают, что у нас меньше ожиревших, чем на Западе. Злоба отбивает аппетит и активизирует обмен веществ. Дорогие. Сограждане. Потерпите. Пройдет всего несколько лет. И каких только собак не навешает на сегодняшнего президента и сегодняшнее правительство! Зная благородство и благодарность народа, в эпитетах не приходится сомневаться…»

Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Паршивец Паршев Паршивец Паршев Проза, Современная проза  
обложка книги Паршивец Паршев Паршивец Паршев Чернила и белила Проза, Современная проза  
Паук Проза, Современная проза  
обложка книги Перпендикуляр Перпендикуляр

Новая книга Михаила Веллера удивительно легким и ироничным разговорным языком увлекательно повествует о неожиданных вещах. Любовные похождения знаменитостей, судьбы великих писателей, ниспровержение кумиров и крушение авторитетов – автор впервые делится с российскими читателями мыслями, высказанными в разных столицах мира.


"... А говорить не по бумажке, дабы дурость каждого видна была, повелел Государь Петр Алексеевич.

Стиль – это нужное слово на нужном месте, сказал Джонатан Свифт.

Все слова до единого в этой книге остались на тех местах, где они стояли в устной речи.

Это, может быть, непочтительные речи, но их задачей было сказать правду так, чтобы ее слушали.

Легко и сладостно говорить правду в лицо королю, сказали Стругацкие. ..."

Проза, Современная проза  
обложка книги Перпендикуляр Зиновьев Перпендикуляр Зиновьев Проза, Современная проза  
обложка книги Перпендикуляр Зиновьев Перпендикуляр Зиновьев Чернила и белила Проза, Современная проза  
обложка книги Песнь торжествующего плебея (сборник) Песнь торжествующего плебея (сборник)

Сборник избранного «Песнь торжествующего плебея» – жесткий разговор профессионала об убийстве нашей культуры, о самосожжении писателя в борьбе за совершенство, о карьерах и падениях. В книгу включены рассказы о литературном мастерстве, памятные многим сегодняшним журналистам и писателям.

Содержание сборника:

Вначале и в конце

Гуру

А может, я и не прав

Положение во гроб

Рандеву со знаменитостью

Ящик для писателя

Ящик для писателя

Молодой писатель

Версия дебюта

Как писать мемуары

Как платят писателю

Стиль

Служили два товарища, ага!

Красная редактура

Как меня редактировали

Редактор жалуется

Укуситель и укусомый

Укуситель и укусомый

Критики пишут романы

Самокритика и незадача

Блым-блым-блым

Обеспечение ударения

Как бы

О языковой сервильности великороссов

«Иномарка» как рудимент самоизоляции

Мат: сущность и место

О психосоциальной сущности новояза

Долина идолов

Масс и культ

Театр и его вешалка

Слава и место в истории

Золотой и серебряный

Товарищи, в ногу!

Интим

Культура как знаковое поле

Технология рассказа

Введение

Глава 1. Замысел

Глава 2. Отбор материала

Глава 3. Композиция

Глава 4. Зачин

Глава 5. Стиль

Глава 6. Деталь

Глава 7. Эстетическая концепция

Приложение. Борьба с редактором

Краткая-краткая библиография

 
Пир духа Проза, Современная проза  
Плановое счастье Проза, Современная проза  
обложка книги Подумать только!.. Подумать только!..

В новый сборник вошли самые яркие передачи Михаила Веллера на «Эхе Москвы» и ряд резких эссе о ситуации в стране и проблемах журналистики.

Документальная литература, Публицистика  
Поживем – увидим Проза, Современная проза  
обложка книги Положение во гроб Положение во гроб

«Усоп.

Тоже торжество, но неприятное. Тягостное. Дело житейское; все там будем, чего там. (Вздох.)

Водоватов скончался достойно и подобающе: усоп. Как член секретариата, отмаялся он в больнице Четвертого отделения, одиночная палата, спецкомфорт с телевизором, индивидуальный пост, посменное бдение коллег, избывающих регламент у постели и оповещающих других коллег о состоянии. Что ж – состояние. Семьдесят четыре года, стенокардия, второй инфаркт; под чертой – четырехтомное собрание «Избранного» в «Советском писателе», двухтомник в «Худлите», два ордена и медали, членство в редколлегиях и комиссиях, загранпоездки, совещания; благословленные в литературу бывшие молодые, дети, внуки; Харон подогнал не ветхую рейсовую лодку, а лаковую гондолу – приличествующее отбытие с конечной станции вполне состоявшейся жизни…»

, Вначале и в конце Проза, Современная проза, Короткие рассказы,  
Поправки к задачам Проза, Современная проза  
обложка книги Посвящается Стелле Посвящается Стелле Проза, Современная проза  
Правила всемогущества Проза, Современная проза  
обложка книги Приключения майора Звягина.  Роман воспитания Приключения майора Звягина. Роман воспитания

В этой книге много тайн, и все они раскрываются на удивление просто. Во-первых, Звягин — не майор. Ну — бывший майор. Во-вторых, приключения его — никакие не приключения. Эта книга — «наука побеждать» и добиваться любой поставленной цели в наших обыденных условиях. Человек может все — вот гениальная идея романа. Может переломить судьбу, стать любимым и счастливым, преодолеть даже смертельный недуг. За десять лет общий тираж «Звягина» приблизился к миллиону.

Проза, Современная проза  
обложка книги Прихожая и отхожая Прихожая и отхожая

«– Эту булгаковскую фразу знают все (все, кому следует это знать) – но не знают, что за ней стоит: как-то это ускользнуло пока от комментаторов. И хоть тресни – вот не записал сразу, по глупости, и забыл, и никак не вспомнить теперь автора и название книги, и не могу найти концов: кучу историй перерыл. Дело было так:

Вот Испания, и инквизиция, и XV век, и жгут моранов и не моранов, и блюдут чистоту веры. И приходят среди прочих к одному ученому и почтенному раву, и выгребают у него все свитки и пергамент, и устраивают аутодафе, и пусть радуются, что пока жгут не его самого, а только его книги…»

Пир духа ,  
обложка книги Разбиватель сердец Разбиватель сердец

«– А я говорю – полюбит она тебя как милая, никуда не денется.

– Не верю я в это… Нет во мне чего-то, что нравится женщинам.

– Характера в тебе нет…»

Она ,  
Разбиватель сердец (сборник рассказов)

Новый сборник рассказов Михаила Веллера (р. 1948) отличается беллетристичностью, остротой сюжетов, юмором. Автор прибегает к фантастике и гротеску, в необычайных обстоятельствах оказываются его герои: золотоискатель и писатель, уменьшающийся до размеров муравья губернатор и… кентавр. Действие происходит в сибирской тайге, Бразилии и оккупированной фашистами Франции. Извечным проблемам любви посвящен рассказ, давший название сборнику.

Проза, Современная проза  
Разные судьбы Проза, Современная проза  
обложка книги Рандеву со знаменитостью Рандеву со знаменитостью

«Торжественный зал. Люстра, кинохроника, смокинги, блики фотовспышек на лысинах. Недержание лести: симфония славословий.

– …за величайшее достижение в области литературы двадцатого века. И, может быть, литературы вообще!..»

Вначале и в конце ,  
Рассказы Проза, Современная проза  
обложка книги Ревность Ревность

«Мужику укокошить бабу, конечно, легче – он здоровее и агрессивнее. Привычка к оружию, опять же. Но она берет сообразительностью: грибками с кашицей угостить, толченую лампочку в котлетку подсыпать, крысобоя в винцо капнуть. А также удобно у спящего отхватить тот торчащий орган, единоличное обладание которым и представляется ревнующей стороне справедливой целью…»

 
обложка книги Ревность Ревность

«Мужику укокошить бабу, конечно, легче – он здоровее и агрессивнее. Привычка к оружию, опять же. Но она берет сообразительностью: грибками с кашицей угостить, толченую лампочку в котлетку подсыпать, крысобоя в винцо капнуть. А также удобно у спящего отхватить тот торчащий орган, единоличное обладание которым и представляется ревнующей стороне справедливой целью…»

О ней ,  
обложка книги Редактор жалуется Редактор жалуется

«Если человек безмозгл, то не имеет значения, к чему именно он свою безмозглость прикладывает – лишь бы не к медицине…»

Служили два товарища, ага! ,  
обложка книги Режиссер в эротике Режиссер в эротике Проза, Современная проза  
обложка книги Россия и рецепты Россия и рецепты

Страна гибнет – или возрождается? Впереди свет – или тьма? Нас обманывают – или мы сами беспомощны? Ответы знаменитого писателя на самые больные вопросы – откровения и прогнозы.

Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Рыжик Рыжик Проза, Современная проза  
обложка книги Самокритика и незадача Самокритика и незадача

«Фабула этой баллады взывает к стилистике Хармса.

Один критик, которого можно назвать Романом Арбитманом и поселить в Саратове (никаких намеков на Грибоедова!), решил реализовать свои возможности, написать роман и подзаработать денег. Что и сделал…»

 
обложка книги Самокритика и незадача Самокритика и незадача

«Фабула этой баллады взывает к стилистике Хармса.

Один критик, которого можно назвать Романом Арбитманом и поселить в Саратове (никаких намеков на Грибоедова!), решил реализовать свои возможности, написать роман и подзаработать денег. Что и сделал…»

Укуситель и укусомый ,  
Свистульки Проза, Современная проза  
Свободу не подарят Проза, Современная проза  
Святой из десанта Проза, Современная проза  
обложка книги Секс Секс

«…Чем сложнее организм, тем большую часть энергии он расходует на собственное индивидуальное выживание и на все действия по изменению окружающей среды в процессе своей индивидуальной жизни…»

 
обложка книги Секс Секс

«…Чем сложнее организм, тем большую часть энергии он расходует на собственное индивидуальное выживание и на все действия по изменению окружающей среды в процессе своей индивидуальной жизни…»

О ней ,  
обложка книги Семенов и Штирлиц Семенов и Штирлиц Проза, Современная проза  
обложка книги Семенов и Штирлиц Семенов и Штирлиц Чернила и белила Проза, Современная проза  
Сестрам по серьгам Проза, Современная проза  
обложка книги Слава и место в истории Слава и место в истории

«Дондурей (ну так же и хочется поставить «дон» отдельной частицей!..), главный редактор одного журнала про кино, названия которого я никогда не мог запомнить, недавно сказал в телевизоре, что Глазунов, хоть ему и дарят дома, и платят миллионы, все равно в историю не войдет: критики про него не пишут.

То есть критик определяет место в истории. Критик как диспетчер социокультурного пространства…»

 
обложка книги Слава и место в истории Слава и место в истории

«Дондурей (ну так же и хочется поставить «дон» отдельной частицей!..), главный редактор одного журнала про кино, названия которого я никогда не мог запомнить, недавно сказал в телевизоре, что Глазунов, хоть ему и дарят дома, и платят миллионы, все равно в историю не войдет: критики про него не пишут.

То есть критик определяет место в истории. Критик как диспетчер социокультурного пространства…»

Долина идолов ,  
обложка книги Слово и судьба (сборник) Слово и судьба (сборник)

Эта книга включает в себя «роман-инструкцию» о писательской судьбе и профессии, о становлении характера молодого художника и овладении им секретами литературного мастерства, «Мое дело». И рядом с ним – лекции и мастер-классы, прочитанные Михаилом Веллером в самых престижных университетах мира.

 
обложка книги Современная русская литература Современная русская литература

«…Говоря о сегодняшней русской литературе, нужно, во-первых, прикинуть и определить, с чего она началась. Потому что в перестроечный период это была еще не сегодняшняя русская литература. Перестроечный период характеризовался тем, что вытащили все из закромов, из всех амбаров и сусеков – и стали гнать: мемуары белогвардейцев, лагерные воспоминания, всю «чернуху», весь модернизм, не похожий на социалистический реализм, который единственно раньше допускался…»

Документальная литература, Критика,  
Сопутствующие условия Проза, Современная проза  
Старый мотив Проза, Современная проза  
обложка книги Стиль Стиль

«Если вы откроете любую литературную энциклопедию или поэтический словарь, то прочтете, что стиль… вы сумеете много чего прочесть. Стилистика – отдельная и объемистая наука, и споры в ней никогда не утихали. Стиль эпохальный, жанровый, индивидуальный, стиль функциональный, экспрессивный, разговорный, стиль как язык художественной литературы. Стиль как система языковых элементов, объединенная способом их отбора, употребления и взаимосочетания. И так далее…»

Ящик для писателя ,  
обложка книги Страдание Страдание

«Как-то на пресс-конференции в Японии Фолкнера спросили, считает ли он, что жизнь в основе своей трагична. «Безусловно», – без колебаний ответил Фолкнер.

Жизнь наша земная – юдоль страданий и скорби, учат практически все религии…»

 
обложка книги Страдание Страдание

«Как-то на пресс-конференции в Японии Фолкнера спросили, считает ли он, что жизнь в основе своей трагична. «Безусловно», – без колебаний ответил Фолкнер.

Жизнь наша земная – юдоль страданий и скорби, учат практически все религии…»

О ней ,  
обложка книги Странник и его страна Странник и его страна

Здесь скотогоны крадут гусей, на крыше Казанского собора пьют портвейн, советские граждане охотятся за дефицитом и издеваются над вождями; здесь романтичные строители Великой Империи любят, верят и жульничают, а золотая брежневская эпоха яснеет в дымке как прекрасный и ностальгический плутовской роман.

 
обложка книги Театр и его вешалка Театр и его вешалка

«Любите ли вы театр, как я его люблю? Тогда пососите лимон, чтобы унять непроизвольные движения гортани.

Чем был театр и чем он стал – вот в чем вопрос. О времена, о зрительские нравы – карету мне и цикуту. Балет, буфет, бред, туалет, рецензия…»

 
обложка книги Театр и его вешалка Театр и его вешалка

«Любите ли вы театр, как я его люблю? Тогда пососите лимон, чтобы унять непроизвольные движения гортани.

Чем был театр и чем он стал – вот в чем вопрос. О времена, о зрительские нравы – карету мне и цикуту. Балет, буфет, бред, туалет, рецензия…»

Долина идолов ,  
обложка книги Технология рассказа Технология рассказа Песнь торжествующего плебея (сборник) Документальная литература, Документальная литература  
обложка книги Товарищи, в ногу! Товарищи, в ногу!

«Проект о введении единомыслия в России время от времени внедряется в жизнь с размахом и успехом

большим, нежели могло вообразиться его язвительному создателю и одному из скромных российских губернаторов. Стремление обрести уверенность воззрений путем марширования строем вполне присуще так называемым образованным людям, их насмешки над приверженностью к строевым упражнениям военных есть форма изживания собственного комплекса, в котором они ощущают некую сомнительность и постыдность для человека „демократичного и свободомыслящего“…»

 
обложка книги Товарищи, в ногу! Товарищи, в ногу!

«Проект о введении единомыслия в России время от времени внедряется в жизнь с размахом и успехом

большим, нежели могло вообразиться его язвительному создателю и одному из скромных российских губернаторов. Стремление обрести уверенность воззрений путем марширования строем вполне присуще так называемым образованным людям, их насмешки над приверженностью к строевым упражнениям военных есть форма изживания собственного комплекса, в котором они ощущают некую сомнительность и постыдность для человека „демократичного и свободомыслящего“…»

Долина идолов ,  
Точка зрения Проза, Современная проза  
Травой поросло Проза, Современная проза  
Транспортировка Поэзия, Драматургия, Драматургия  
обложка книги Три мушкетера Три мушкетера Проза, Современная проза  
обложка книги Три мушкетера Три мушкетера Чернила и белила Проза, Современная проза  
обложка книги Три романа и первые двадцать шесть рассказов (сборник) Три романа и первые двадцать шесть рассказов (сборник)

В книгу включены романы «Приключения майора Звягина», «Гонец из Пизы» и «Самовар», а также ранний сборник рассказов «Хочу быть дворником». Это наиболее известные произведения Михаила Веллера в стилистике серьезной прозы.

 
Трибунал Проза, Классическая проза  
Узкоколейка Проза, Современная проза  
обложка книги Укуситель и укусомый Укуситель и укусомый

«Поскольку литературная критика, как и профессиональная критика вообще, есть занятие по исходному определению бесплодное; поскольку в мировой литературе невозможно назвать писателя, испытавшего на себе благотворное и позитивное влияние критики, но множество, кому критика в той или иной мере портила жизнь и нервы; поскольку критик исходит из той или иной степени разрушительного осознания своей бесплодности и несостоятельности в каких-либо позитивных, созидательных областях деятельности и делает себе профессией оценку деятельности других, – я искренне рад поводу выразить Вам сердечное сочувствие и засвидетельствовать свое глубокое уважение той стойкости и мужеству, с которыми Вы превозмогаете свой недуг, стараясь заработать на жизнь умственным трудом…»

 
обложка книги Укуситель и укусомый Укуситель и укусомый

«Поскольку литературная критика, как и профессиональная критика вообще, есть занятие по исходному определению бесплодное; поскольку в мировой литературе невозможно назвать писателя, испытавшего на себе благотворное и позитивное влияние критики, но множество, кому критика в той или иной мере портила жизнь и нервы; поскольку критик исходит из той или иной степени разрушительного осознания своей бесплодности и несостоятельности в каких-либо позитивных, созидательных областях деятельности и делает себе профессией оценку деятельности других, – я искренне рад поводу выразить Вам сердечное сочувствие и засвидетельствовать свое глубокое уважение той стойкости и мужеству, с которыми Вы превозмогаете свой недуг, стараясь заработать на жизнь умственным трудом…»

Укуситель и укусомый ,  
обложка книги Ум обреченных Ум обреченных

Легким, точным словом, полным юмора и иронии Веллер вскрывает острейшие вопросы современности, размышляет о пагубности либеральной идеологии, ведущей в недалеком будущем к гибели страны…

Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Фуга с теннисистом Фуга с теннисистом Проза, Современная проза  
обложка книги Хочу быть дворником Хочу быть дворником

Рассказы этой книги неожиданны, необычны, порой загадочны. Сюжет стремителен, действие развивается головокружительными кульбитами, концовка непредсказуема. Верность, любовь, предательство, смысл жизни — вот темы книги, изложенные гибким, точным, разнообразным и кратким языком.

Проза, Современная проза  
обложка книги Человек в системе Человек в системе

Новая книга Михаила Веллера раскрывает тайны человеческих конфликтов и парадоксального устройства общества. Как всегда, язык автора легок и ироничен, а открытия неожиданны. «Человек в системе» продолжает темы бестселлеров «Все о жизни» и «Великий последний шанс».

— Систематизировать банальное так, чтобы сами напрашивались выводы столь же явные, сколь оригинальные, — вот в чем вопрос, тот самый, ага.

— Многие знают — не многие понимают.

— Молитва. А теперь, Господи, помоги мне переварить то, чем я так славно угостился. Шучу. Цитата.

Проза, Современная проза, Наука, Образование, Философия  
обложка книги Черный Принц политической некрофилии Черный Принц политической некрофилии Проза, Современная проза  
обложка книги Черный Принц политической некрофилии Черный Принц политической некрофилии Чернила и белила Проза, Современная проза  
обложка книги Что к чему Что к чему

Сборник новых эссе автора посвящен животрепещущим вопросам современной жизни и законам человеческих взаимоотношений. Нестандартный взгляд на привычные понятия и представления по-новому позволяет осмыслить сущность окружающего нас мира.

Документальная литература, Публицистика,  
обложка книги Что такое не везет и как с ним бороться Что такое не везет и как с ним бороться

«Что такое не везет и как с ним бороться» М.Веллера – учебник жизни в форме коротких увлекательных повестей, объединенных центральным героем: как стать везучим, как стать красивой, а главное – как обрести счастье.

Документальная литература, Публицистика,  
обложка книги «Чуча-муча, пегий ослик! — «Чуча-муча, пегий ослик! — Она Проза, Современная проза  
обложка книги Чуча-муча, пегий ослик! Чуча-муча, пегий ослик!

«Вот видишь, все-таки я написал тебе письмо. Много-много лет я собирался это сделать. С тех самых пор, как мы с тобой расстались, и навсегда. Чтоб никогда больше не увидеться…»

 
Шаман Проза, Современная проза  
обложка книги Шедевр доктора Конан Дойля Шедевр доктора Конан Дойля Проза, Современная проза  
обложка книги Шедевр доктора Конан Дойля Шедевр доктора Конан Дойля Чернила и белила Проза, Современная проза  
Эхо Проза, Современная проза  
обложка книги Ящик для писателя Ящик для писателя

«…Нужно хлебнуть рабства сполна, чтобы выдавить из себя раба до капли: постичь и проповедать суть свободы, скрыв от мира и истории свое имя под уничижительным паче гордости псевдонимом Эпиктет; пусть влюбленный и на лучшее не годный Арриан молитвенно вносит в скрижаль мысли учителя…»

Ящик для писателя ,  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Ярость Севера. Книга первая
     Пашков Павел Алексеевич
     Приключения, Путешествия и география, Приключения, Старинное, Мифы. Легенды. Эпос, Документальная литература, Документальная литература

    Книга «Ярость Севера – очень суровое сказание о викингах и наемниках с далекой северной Руси. Это удивительное приключение для тех, кому близки по духу традиции, славные битвы, набеги и огонь пылающих кузниц! Легко читается, кульминация на кульминации, множество поединков и суровые красоты северных морей. Драккары рассекают ледяные волны, бороды мужчин путает яростный ветер, а стальные клинки звенят и ломаются в кровавых битвах!

  •  Невеста без места
     Сапункова Наталья Александровна
     Проза, Историческая проза, Любовные романы, Исторические любовные романы

    И не думала, не гадала княженка Велья, младшая дочь князя Велеслава, что давно она просватана по неосторожности батюшкиной в дальние земли, в проклятый род. И придется ей уехать навстречу неведомой судьбе, через леса дремучие на чужбину, в город Карияр, чтобы стать там женой одного из четырех княжичей. И все они вроде хороши, а не лучше того незнакомца, кому уже отдала она свое сердце темной купальской ночью. И верно ли, что настоящая любовь сильнее любых невзгод?..

  •  III рейх. Социализм Гитлера
     Пленков Олег Юрьевич
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика

    Первый том планируемого к изданию четырехтомника доктора исторических наук О. Ю. Пленкова посвящен социальной истории Третьего Рейха.

    За двенадцать лет существования нацистского государства были достигнуты высокие темпы роста в промышленности и сельском хозяйстве, ликвидирована безработица, введены существенные налоговые льготы, что позволило создать весьма благоприятные условия жизни для населения Германии.

    Но почему не удалось достичь полного социального благополучия? Почему позитивные при декларировании принципы в момент их реализации дали обратный эффект? Действительно ли за годы нацистского режима произошла модернизация немецкого общества? Как удалось Гитлеру путем улучшения условий жизни склонить немецкую общественность к принятию и оправданию насильственных действий против своих мнимых или настоящих противников?

    Используя огромное количество опубликованных (в первую очередь, в Германии) источников и архивных материалов, автор пытается ответить на все эти вопросы.

  •  III рейх. Социализм Гитлера
     Пленков Олег Юрьевич
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика

    Первый том планируемого к изданию четырехтомника доктора исторических наук О. Ю. Пленкова посвящен социальной истории Третьего Рейха.

    За двенадцать лет существования нацистского государства были достигнуты высокие темпы роста в промышленности и сельском хозяйстве, ликвидирована безработица, введены существенные налоговые льготы, что позволило создать весьма благоприятные условия жизни для населения Германии.

    Но почему не удалось достичь полного социального благополучия? Почему позитивные при декларировании принципы в момент их реализации дали обратный эффект? Действительно ли за годы нацистского режима произошла модернизация немецкого общества? Как удалось Гитлеру путем улучшения условий жизни склонить немецкую общественность к принятию и оправданию насильственных действий против своих мнимых или настоящих противников?

    Используя огромное количество опубликованных (в первую очередь, в Германии) источников и архивных материалов, автор пытается ответить на все эти вопросы.

  •  Куркуль
     Бутченко Максим
     Проза, Историческая проза

    Це було насправді. Федот Шевченко не з покладистих і зручних для нової влади людей, на відміну від Петра, старшого брата, який підлизується до радянських колективістів. Підлість Петра ще й у тому, що він давно хоче відвоювати собі Сашу — дружину Федота. Разом з односельцями молодший брат агресивно й уперто не приймає колективізацію, але повстання селян жорстоко придушують узимку 1930 року. Сім’ю силою розкуркулюють, підступно випитавши в дитини, де батьки ховають харчі, і вивозять у Карелію разом із Петром-підлабузником. Остання смертельна сутичка братів неминуча.


 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю