Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Лимонов Эдуард - книги автора

Творчество автора (Лимонов Эдуард) представлено в следующих сериях книг:
 Название  Серия  Жанр
обложка книги 316, пункт «B» 316, пункт «B» Проза, Современная проза  
Coca-Cola generation and unemployed leader (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Illuminationes Illuminationes

Есть два способа постижения таинств окружающего нас мира: научные открытия на основании экспериментов и прозрения. В этой книге собраны мои прозрения по поводу самых важных для человеческого вида тем: происхождения человека, ответ на вопрос, кто и для чего нас создал, мной брошен свет на эпизоды восстания человека против Создателя. Героями моей книги стала первосемья человека: прародительница Ева, взревновавший к матери Авеля Каин; вождь восстания гастарбайтеров в Египте египтянин Мозес; соперничество пророков Иоанна и Иисуса; трагический заговор Иисуса; прозревший Устройство Бездны Хаоса: черную материю и темную энергию, борьбу света и тьмы — маленький калека-армянин, пророк Мани. По страницам этой книги пролетают драконы; стыдливый и одновременно наглый Чарльз Дарвин — отец религии безбожия разоблачен мною на последних страницах книги.

Прозрения, или illuminationеs, не приходят все сразу — они являются, когда считают нужным появиться. Несколько первых пришли ко мне в 2007 году и были опубликованы в книге «Ереси». В ноябре 2009-го, когда я сидел под арестом в спецприемнике ГУВД на Симферопольском бульваре, меня озарило, что человек обладает инстинктом убийства, тогда же я написал исследования «О душе», «Соавтор создания Человека», «Дети Создателя». В 2011-м — «Пророк М.», «Заговор Христа», «Пророк Мани», «Праматерь наша Хавва» и «Против теории эволюции». И вот я собрал их в одной книге.


Проза, Современная проза  
Mother's Day Проза, Русская классическая проза  
On the wild side Проза, Русская классическая проза  
Press-Clips Проза, Русская классическая проза  
The Night Souper Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Американские каникулы Американские каникулы

В современной русской литературе Эдуард Лимонов — явление едва ли не уникальное. И вовсе не благодаря пристрастию к табуированной лексике. Некогда Генри Миллер показал Америке Европу так, как видит ее американец. Лимонов в своих рассказах показал нам Америку и Европу так, как видит их русский.

Проза, Современная проза, Русская классическая проза  
Американский редактор Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Анатомия героя Анатомия героя Проза, Современная проза  
обложка книги Атилло длиннозубое Атилло длиннозубое

Тех, без трусов, и тех – в трусах

Я как-то вывесил несколько стихотворений из этой будущей книги в моем ЖЖ. Так один юный пользователь написал пренебрежительно: «Лимонов под Пушкина косит!» А имел он в виду стихотворение «Под сладострастный плоти зов», со строчками:

«О, как люблю я этих дам!

Поверженных, со щелью голой,

С улыбкой сильной и веселой,

Во взбитых набок волосах,

Тех, без трусов, и тех – в трусах…»

У юноши оказался цепкий взгляд. Действительно, такие веселые и возмутительные строки написал бы Пушкин, живи он в 2011 году.

А еще Лимонов может напомнить Гумилева, а еще Ходасевича, а еще Кузмина. Потому что он подсознательно продолжает эту аристократическую ветвь русского поэтического классицизма, оборвавшегося со смертью Ходасевича в эмиграции и со смертью Кузмина в России.

Дальше за ними была пресная советская поэзия, а потом пришел Бродский с бензопилой своего авторитета и выкосил напрочь небродские поэтические растения.

Я горжусь моим стилем. Он элегантный.

Стихи мои смелые, простые, но агрессивные, благородно коверкающие русский язык. И очень быстрые.

Читатель заметит, что я охвачен похотью и озабочен Бездной Космоса и человеком. В Космосе, куда стремился крестьянин Циолковский, человеку было бы отвратительно. Там минусовые и плюсовые температуры в тысячи градусов, там Геенна огненная и ледяной Ад. «Там глыбы льда летают в гневе лютом». Но Космос величествен.

А человек прост.

Э. Лимонов

Поэзия, Драматургия, Поэзия  
обложка книги В плену у мертвецов В плену у мертвецов

Текст на обложке

…мой будущий Иуда, один из двух моих Иуд, оказался сидящим сразу за мной. Так мы с ним познакомились. Он сразу щегольнул отличным знанием моего творчества: «А почему Вы, Эдуард Вениаминович, написали стихотворение „Саратов“? Вы что бывали в Саратове?» – спросил он меня. Для того, чтобы прочесть стихотворение «Саратов» необходимо было получить в руки хотя бы единожды сборник стихов «Русское», изданный в штате Мичиган в 1979 году тиражом всего три тысячи экземпляров. Он читал, следовательно, этот редкий сборник. Тогда я не мог ответить ему ничего путного, пробормотал лишь что-то вроде… «Саратов? Ну поскольку это типично русский город…»

Теперь я могу ответить: «Из глубины времени я узрел будущее, Дима. 33 года тому назад (стихотворение написано в 1968 году) я узнал, что ты предашь меня в Саратове».

Когда за мною закрылась дверь в камеру №24 крепости Лефортово, 9 апреля, я вдруг припомнил концовку этого пророческого, как оказалось, стихотворения, и похолодел от ужаса.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


САРАТОВ
Прошедший снег над городом Саратов
Был бел и чуден. мокр и матов
И покрывал он деревянные дома
Вот в это время я сошёл с ума
Вот в это время с книгой испещрённой
В снегах затерянный. самим собой польщённый
Я зябко вянул. в книгу мысли дул
Саратов город же взлетел-вспорхнул
Ах город-город. подлинный Саратов
Ты полон был дымков и ароматов
И все под вечер заняли места
К обеденным столам прильнула простота
А мудрость на горе в избушке белой
Сидела тихо и в окно смотрела
В моём лице отображался свет
И понял я. надежды больше нет
И будут жить мужчины. дети. лица
Больные все. не город а больница
И каждый жёлт и каждый полустёрт
ненужен и бессмыслен. вял. не горд
Лишь для себя и пропитанья
бегут безумные нелепые созданья
настроивши машин железных
и всяких домов бесполезных
и длинный в Волге пароход
какой бессмысленный урод
гудит и плачет. Фабрика слепая
глядит на мир узоры выполняя
своим огромным дымовым хвостом
и всё воняет и всё грязь кругом
и белый снег не укрощён
протест мельчайший запрещён
и только вечером из чашки
пить будут водку замарашки
и сменят все рабочий свой костюм
но не сменить им свой нехитрый ум
И никогда их бедное устройство
не воспитает в них иное свойство
против сей жизни мрачной бунтовать
чтобы никто не мог распределять
их труд и время их «свободное»
их мало сбросит бремя то народное
И я один на город весь Саратов
– так думал он – а снег всё падал матов
– Зачем же те далёкие прадеды
не одержали нужной всем победы
и не отвоевали юг для жизни
наверно трусы были. Кровь что брызнет
и потому юг у других народов
А мы живём – потомки тех уродов
Отверженные все на север подались
и тайно стали жить… и дожились…
Так думал я и тёплые виденья
пленив моё огромное сомненье
в Италию на юги увели
и показали этот край земли
Деревия над морем расцветая
и тонкий аромат распространяя
И люди босиком там ходят
Ины купаются. иные рыбу удят
Кто хочет умирать – тот умирает
и торговать никто не запрещает
В широкополой шляпе проходить
и тут же на песке кого любить
Спокойно на жаре едят лимоны
(они собой заполнили все склоны)
и открываешь в нужном месте нож
отрезал. ешь и денег не кладёшь
А спать ты ночью можешь и без дома
и не нужны огромные хоромы
и шуба не нужна от царских плеч
и просто на землю можешь смело лечь
и спи себе. и ихо государство
тебе не станет наносить удар свой
Конечно та Италия была
Италия отлична пожилой
Она. совсем другой страной была
совсем другой страной
Я образ тот был вытерпеть не в силах
Когда метель меня совсем знобила
и задувала в белое лицо
Нет не уйти туда – везде кольцо
Умру я здесь в Саратове в итоге
не помышляет здесь никто о Боге
Ведь Бог велит пустить куда хочу
Лишь как умру – тогда и полечу
Меня народ сжимает – не уйдёшь!
Народ! Народ! – я более хорош
чем ты. И я на юге жить достоин!
Но держат все – старик, дурак и воин
Все слабые за сильного держались
и никогда их пальцы не разжались
и сильный был в Саратове замучен
а после смерти тщательно изучен



Проза, Контркультура  
Великая американская мечта (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Великая мать любви Великая мать любви Проза, Современная проза, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Веселый и могучий русский секс

«...Общего оргазма у нас в тот день не получилось, так как Наташа каталась по полу от хохота и настроение было безнадежно веселым, недостаточно серьезным для общего оргазма. Я читал ей вслух порносценарий...»


Предупреждение: текст содержит ненормативную лексику!

Юмор, Юмористическая проза  
обложка книги Виликая мать любви (рассказы) Виликая мать любви (рассказы)

Рассказы. Тексты публикуются в авторской редакции.

Проза, Современная проза  
Двойник Проза, Русская классическая проза  
Девочка-зверь Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Девочка-зверь (рассказы) Девочка-зверь (рассказы) Проза, Современная проза  
Дети коменданта (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Дисциплинарный санаторий Проза, Современная проза  
обложка книги Дневник неудачника, или Секретная тетрадь Дневник неудачника, или Секретная тетрадь

Возможно, этот роман является творческой вершиной Лимонова. В конспективной, почти афористичной форме здесь изложены его любимые идеи, опробованы самые смелые образы.

Эту книгу надо читать в метро, но при этом необходимо помнить: в удобную для чтения форму Лимонов вложил весьма радикальное содержание.


Лицам, не достигшим совершеннолетия, читать не рекомендуется!

Проза, Современная проза, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Другая Россия Другая Россия

Написанные в Лефортовской тюрьме и обращенные к нам бескомпромиссные лекции культового современного русского писателя и общественного деятеля Эдуарда Лимонова заставляют нас вновь задуматься о социальном устройстве и культурных традициях, от которых зависит наше ближайшее будущее.

Документальная литература, Публицистика, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Ереси

В этой книге Эдуард Лимонов на основе некоторых радикальных научных проектов (С. Ковалевского, А. Фоменко / Г. Носовского) предлагает новую энергетическую модель мира, меняя наши представления о причинах возникновения вселенной и человечества, а также по-иному оценивает прошлое России, рассуждай о перспективах ее развития.

Самые невероятные. Самые смелые гипотезы находят здесь философское обоснование. А личные предпочтения в области естественных наук и истории, складываясь в определенную систему, обретают форму творческого кредо.

Этот труд — собрание ересей, несусветных теорий. Сложившихся в учение.

Моя задача — оставить человеческому виду мощное мировоззрение.

Предназначение вида человеческого — воевать. Мы не исключение в войне всех против всех. Пусть мы созданы. Пусть мы машины. Но у нас есть шанс стать главными во тьме миров. Победителями.

Я уверен. Что человечество вскоре найдет и победит своих создателей.

Проза, Современная проза  
обложка книги Ереси (2008) Ереси (2008)

Этот труд — собрание Ересей, несусветных теорий, сложившихся в Учение. Я спешу, земного времени у меня все меньше, а моя задача — оставить человеческому виду мощное мировоззрение. Для этой цели я вооружился несколькими глыбами провидческих видений и открытий, сделанных мной, но и не мной. Употребил глыбы как материал для строительства. Я набрался наглости и смелости определить человека как биоробота. Заявить, что мы созданы для того, чтобы служить энергетической пищей для Сверхсуществ — наших создателей. Я поверил в живую Вселенную Ковалевского. Я уверен, что человечество вскоре найдет и победит своих создателей. Мой труд — холоден и оптимистичен. Возможно, я преуспел в создании новой религии. Эта книга создана на основе озарений, вИдения, но и опирается на фактические знания в тех главах, где речь идет об истории.

Наука, Образование, Философия, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Золушка беременная Золушка беременная  
Иностранец в Смутное время Проза, Современная проза  
История его слуги Проза, Современная проза  
Ист-сайд - Вест-сайд Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Исчезновение варваров Исчезновение варваров Проза, Современная проза  
обложка книги К Фифи К Фифи

Основу этого новейшего по времени сборника моих стихотворений составляют послания к молодой женщине, скрытой под именем Фифи. Достигнув известного возраста, когда мужчина опять становится похотливым как подросток, я записал в бешенстве страсти свои местами эротические, местами порнографические признания и видения.

У старого козла Пабло, художника Пикассо, есть поздний цикл гравюр, знаменитая серия «347», где набухшие яйца, вздыбленные члены, вывернутые наружу девки, мятежные быки и агрессивные тореадоры смешаны воедино в космогонию похоти. Вот и у меня получилось нечто подобное в том же возрасте, что и у Пабло. (Впрочем, свистопляска похоти перемежается более спокойными стихотворениями на иные темы.) Что до названия сборника, то, ну конечно, оно смоделировано по названию катулловского цикла «К Лесбии».

И еще. В 1997 году на окраине Георгиевска, что в Ставропольском крае, мне привелось увидеть посаженного на цепь, почему-то недалеко от церкви, прямо на улице, огромного старого козла. Его привезли для случки из дальней станицы. Седая шерсть клочьями, бешеные глаза, это чудовище рыло копытами землю и ревело, требуя козочек. В сущности, лирический герой моей книги стихов, партнер Фифи по любовным утехам, порой недалеко отстоит от того сказочного чудовища.

Э. Лимонов

Поэзия, Драматургия, Поэзия  
Как мы строили будущее России Проза, Современная проза  
Книга воды Проза, Современная проза, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Книга мертвых Книга мертвых Проза, Современная проза  
обложка книги Книга мертвых-2. Некрологи Книга мертвых-2. Некрологи

Здесь Лимонов продолжает начатый в "Книге мертвых" печальный список людей, которые, покинув этот мир, все равно остаются в багаже его личной памяти...

Проза, Современная проза  
обложка книги Книга мертвых-3. Кладбища Книга мертвых-3. Кладбища Проза, Современная проза  
обложка книги Контрольный выстрел Контрольный выстрел Проза, Современная проза  
Коньяк Наполеон Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Коньяк "Наполеон" (рассказы) Проза, Современная проза  
Корабль под красным флагом Проза, Русская классическая проза  
Лимонов против Жириновского Проза, Современная проза  
обложка книги Лимонов против Путина Лимонов против Путина Проза, Современная проза  
Мой лейтенант Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Молодой негодяй Молодой негодяй

В те времена, когда еще не было бандитского Петербурга, были Одесса-мама и Ростов-папа. А еще был Харьков — город шпаны.

Это роман о Харькове 60-х годов, подернутый ностальгической дымкой, роман о юности автора и его друзей, о превращении «молодого негодяя» из представителя «козьего племени» (по его собственному определению) в пылкого богемного юношу…

Являясь самостоятельным произведением, книга примыкает к двум романам Эдуарда Лимонова — «Подросток Савенко», «У нас была великая эпоха» — своего рода харьковской трилогии автора.

Впервые «Молодой негодяй» был выпущен издательством «Синтаксис» (Париж) в 1986 году.

Проза, Современная проза  
Монета Энди Уорхола (рассказы) Проза, Современная проза  
Моя политическая биография Проза, Современная проза, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Муссолини и другие фашисты Проза, Русская классическая проза  
Мутант Проза, Русская классическая проза  
Мутант (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Мы — Национальный Герой Проза, Современная проза  
обложка книги Обыкновенные инцинденты Обыкновенные инцинденты Проза, Современная проза  
Палач Проза, Современная проза  
Первый панк (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги По тюрьмам По тюрьмам

Из всех “тюремных” книг писателя эта — самая искусная и лиричная. Каким бы ни был Лимонов, он — писатель, наблюдатель, он пишет то, что видит. И надо отдать ему должное — клас-с-сно пишет!!! Буквально всё выверено до строчки, до словечка, до точки! Здесь главное — портреты. Отшлифованные просто донельзя, эти лица (морды, хари, фейсы) буквально стоят перед глазами! Но понимаешь и иное: “...здесь основное мучение — пытка скукой и тоской”. И уважаешь Эдуарда Вениаминовича Савенко-Лимонова. За правду. “В тюрьме все равны — и разбойник, и мытарь, и святой, — все мы корчимся на наших крестах, на нашей Голгофе. На преступление уходит мгновение, если оно необдуманное, и несколько дней, ну недель в жизни, если оно готовилось. А в мрачных чистилищах тюрем люди живут годами, а впереди еще — дисциплинарный ад зон...”

Проза, Современная проза  
обложка книги Подросток Савенко Подросток Савенко

В этой книге мало политики. В ней — не интеллигентный взгляд на реальность, а взгляд подростка, рабочего подростка, живущего среди людей его же социальной категории.

Книжка получилась одновременно и живая и жесткая. Да, в полном смысле политики там нет, во всяком случае, если она и есть, то не в лоб, как это было в произведениях советских писателей. Моей целью было написать о занятиях, о жизни этого подростка. Действие двух основных сюжетов происходит 7 и 8 ноября 1958 года. Герою нужно достать деньги, чтобы повести любимую девушку в компанию. Что из этого выходит? История проста, как мир: подросток грабит столовую, напивается. Но благодаря простому сюжету, действие которого происходит в течение двух дней, удалось показать довольно плотный кусок жизни.

Эдуард Лимонов

Проза, Современная проза  
Полицейская история (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Последние дни супермена Проза, Современная проза  
Правдивая история сочинения 'Это я - Эдичка' Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Проповеди. Против власти и продажной оппозиции Проповеди. Против власти и продажной оппозиции

Против власти и продажной оппозиции – на том стоит самый непримиримый противник режима, неистовый Эдуард Лимонов.

Пока страну сотрясали протесты, видный политик и писатель с мировым именем еженедельно выступал с проповедями, обращенными к каждому. Эти проповеди – как глоток ледяного воздуха в раскаленной пустыне российской политики. Лимонов – единственный человек, кто не боится сказать правду ни о трусливом режиме, ни о трусливых шакалах из так называемой «оппозиции».

Эта книга предназначена каждому, кто хочет хоть что-то понять в отечественной политике. Правду знает только Лимонов. Правда – в его проповедях.

Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Рассказы Рассказы

• Эксцессы

• Юбилей дяди Изи

• Мой лейтенант

• Двойник

• On the wild side

• Американский редактор

• Американские каникулы

• East-side — West-side

• Эпоха бессознания

• Красавица, вдохновляющая поэта

• Муссолини и другие фашисты…

• Press-Clips

• Стена плача

• The absolute beginner

• Трупный яд XIX века

• Веселый и могучий Русский секс


Лицам, не достигшим совершеннолетия, читать не рекомендуется!

Проза, Современная проза  
обложка книги Русское психо Русское психо

В своих тюремных эссе Эдуард Лимонов рассуждает о притягательности и отчаянии террора, солдатах, бегущих с оружием из российских воинских частей, взрывоопасной энергии диких девочек, национальных особенностях следственных действий и многом другом. Писатель сравнивает христианскую и исламскую культуры, подъезды и свалки, харизматических лидеров и культовых писателей разных стран и эпох. Каталогизирует свой яркий жизненный опыт и делает выводы, которые наверняка заставят спорить с ним очень многих.

Проза, Современная проза  
Салат Нисуаз (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Священные монстры (портреты) Священные монстры (портреты)

Книга написана в тюрьме, в первые дни пребывания в следственном изоляторе `Лефортово`, я, помню, ходил по камере часами и повторял себе, дабы укрепить свой дух, имена Великих узников: Достоевский, Сад, Жан Жене, Сервантес, Достоевский, Сад… Звучали эти мои заклинания молитвой, так я повторял ежедневно, а по прошествии нескольких дней стал писать эту книгу… Это бедные записки. От них пахнет парашей и тюремным ватником, который я подкладываю себе под задницу, приходя писать в камеру №25… Бедные, потому что справочной литературы или хотя бы энциклопедического словаря, чтобы уточнить даты, у меня нет. Синий обшарпанный дубок - столик размером 30x60, два блокнота на нем, три ручки - вот вся бухгалтерия и библиотека.

Проза, Современная проза, Контркультура, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Смерть современных героев Проза, Современная проза  
Смрт (рассказы) Проза, Современная проза  
Стена плача Проза, Русская классическая проза  
Студент (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Сын убийцы (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
Те самые Проза, Русская классическая проза  
Тонтон-Макут (Обыкновенные инциденты) Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс  
обложка книги Торжество метафизики Торжество метафизики

В «Торжестве метафизики» мистическое измерение преобладает над физическим, другой мир успешно одолевает реальность физическую или же смешивается с нею в выгодных для него пропорциях.

Проза, Современная проза  
обложка книги У нас была великая эпоха У нас была великая эпоха

Э. Лимонов предлагает нам взглянуть на советскую империю с ее пафосом и "Большим стилем" его глазами - глазами провинциала с харьковской окраины, видящими мир без прикрас и без предубеждений.

Проза, Современная проза  
Убийство часового (дневник гражданина) Проза, Современная проза  
Укрощение тигра в Париже Проза, Современная проза  
обложка книги Чужой в незнакомом городе Чужой в незнакомом городе

• Чужой в незнакомом городе

• Мальтийский крест

• Спина мадам Шатэн

• Моральное превосходство

• Муссолини и другие фашисты…

• Личная жизнь

• В сторону Леопольда

• Когда поэты были молодыми

• … Hit We With A Flower

• The Night Supper

Проза, Современная проза  
Эксцессы Проза, Русская классическая проза  
Эпоха бессознания Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Это я – Эдичка Это я – Эдичка

Роман «Это я – Эдичка» – история любви с откровенно-шокирующими сценами собрала огромное количество самых противоречивых отзывов. Из-за морально-этических соображений и использования ненормативной лексики книга не рекомендуется для чтения лицам, не достигшим 18-летнего возраста.

Проза, Русская классическая проза,  
Юбилей дяди Изи Проза, Русская классическая проза  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  III рейх. Социализм Гитлера
     Пленков Олег Юрьевич
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика

    Первый том планируемого к изданию четырехтомника доктора исторических наук О. Ю. Пленкова посвящен социальной истории Третьего Рейха.

    За двенадцать лет существования нацистского государства были достигнуты высокие темпы роста в промышленности и сельском хозяйстве, ликвидирована безработица, введены существенные налоговые льготы, что позволило создать весьма благоприятные условия жизни для населения Германии.

    Но почему не удалось достичь полного социального благополучия? Почему позитивные при декларировании принципы в момент их реализации дали обратный эффект? Действительно ли за годы нацистского режима произошла модернизация немецкого общества? Как удалось Гитлеру путем улучшения условий жизни склонить немецкую общественность к принятию и оправданию насильственных действий против своих мнимых или настоящих противников?

    Используя огромное количество опубликованных (в первую очередь, в Германии) источников и архивных материалов, автор пытается ответить на все эти вопросы.

  •  Танец на осколках души (СИ)
     Трусс Анастасия
     Фантастика, Фэнтези, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс

    Что делать, когда теряешь всё? Что делать, когда внезапно, в мгновение ока, вся твоя жизнь полностью разрушена? Когда ты остаёшься совсем одна… Выживать. Милена, потеряв всех своих друзей и своего возлюбленного, оказывается в чужом для неё мире. В мире, где жестокость, похоть и насилие возведены в совершеннейший абсолют. Где нет места жалости и состраданию. В мире, где нет места свету. Сможет ли полукровка с человеческой душой стать здесь своей? Сможет ли она стать такой же — жестокой, беспощадной? Забыть о человеческих принципах, морали и нравственности? Или же она так и останется просто игрушкой в руках властелинов этого мира?

    Предупреждение: специфические эротические сцены, сцены группового секса и иногда сцены пыток.

  •  Записки офицера Красной армии
     Песецкий Сергей Михайлович
     Фантастика, Юмористическая фантастика, Юмор, Юмористическая проза, Проза, О войне,

    Роман «Записки офицера Красной Армии» — это альтернативный советскому и современному официальному взгляд на события в Западной Беларуси. В гротескной форме в жанре сатиры автор от имени младшего офицера-красноармейца описывает события с момента пересечения советско-польской границы 17 сентября 1939 года до начала зачисток НКВД на Виленщине в 1945 году.

  •  Оливия
     Весенняя Марина
     Любовные романы, Современные любовные романы, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс

    Оливия Стоун — акула в мире рекламы. Ее жизнь — работа, ее муж — офис, ее дети — два десятка сотрудников. Она привыкла держать контроль над всем и вся, и давно забыла, что значит доверять. Но вскоре все должно измениться, ведь в ее жизнь ворвется ОН. Уничтожая прошлое, заменяя настоящие, обещая будущее. Только сможет ли Оливия вновь дать волю чувствам, изменить себя, и узнать, что такое любовь? Внимание. В тексте присутствует ненормативная лексика. Роман закончен, проходит вычитку.


  •  What Happened
     Clinton Hillary Rodham
     Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    “In the past, for reasons I try to explain, I’ve often felt I had to be careful in public, like I was up on a wire without a net. Now I’m letting my guard down.”

    —Hillary Rodham Clinton, from the introduction of What Happened

    For the first time, Hillary Rodham Clinton reveals what she was thinking and feeling during one of the most controversial and unpredictable presidential elections in history. Now free from the constraints of running, Hillary takes you inside the intense personal experience of becoming the first woman nominated for president by a major party in an election marked by rage, sexism, exhilarating highs and infuriating lows, stranger-than-fiction twists, Russian interference, and an opponent who broke all the rules. This is her most personal memoir yet.

    In these pages, she describes what it was like to run against Donald Trump, the mistakes she made, how she has coped with a shocking and devastating loss, and how she found the strength to pick herself back up afterward. With humor and candor, she tells readers what it took to get back on her feet—the rituals, relationships, and reading that got her through, and what the experience has taught her about life. She speaks about the challenges of being a strong woman in the public eye, the criticism over her voice, age, and appearance, and the double standard confronting women in politics.

    She lays out how the 2016 election was marked by an unprecedented assault on our democracy by a foreign adversary. By analyzing the evidence and connecting the dots, Hillary shows just how dangerous the forces are that shaped the outcome, and why Americans need to understand them to protect our values and our democracy in the future.

    The election of 2016 was unprecedented and historic. What Happened is the story of that campaign and its aftermath—both a deeply intimate account and a cautionary tale for the nation.

  •  What Happened
     Clinton Hillary Rodham
     Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    “In the past, for reasons I try to explain, I’ve often felt I had to be careful in public, like I was up on a wire without a net. Now I’m letting my guard down.”

    —Hillary Rodham Clinton, from the introduction of What Happened

    For the first time, Hillary Rodham Clinton reveals what she was thinking and feeling during one of the most controversial and unpredictable presidential elections in history. Now free from the constraints of running, Hillary takes you inside the intense personal experience of becoming the first woman nominated for president by a major party in an election marked by rage, sexism, exhilarating highs and infuriating lows, stranger-than-fiction twists, Russian interference, and an opponent who broke all the rules. This is her most personal memoir yet.

    In these pages, she describes what it was like to run against Donald Trump, the mistakes she made, how she has coped with a shocking and devastating loss, and how she found the strength to pick herself back up afterward. With humor and candor, she tells readers what it took to get back on her feet—the rituals, relationships, and reading that got her through, and what the experience has taught her about life. She speaks about the challenges of being a strong woman in the public eye, the criticism over her voice, age, and appearance, and the double standard confronting women in politics.

    She lays out how the 2016 election was marked by an unprecedented assault on our democracy by a foreign adversary. By analyzing the evidence and connecting the dots, Hillary shows just how dangerous the forces are that shaped the outcome, and why Americans need to understand them to protect our values and our democracy in the future.

    The election of 2016 was unprecedented and historic. What Happened is the story of that campaign and its aftermath—both a deeply intimate account and a cautionary tale for the nation.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю