Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Довлатов Сергей - книги автора

Творчество автора (Довлатов Сергей) представлено в следующих сериях книг: , Собрание сочинений в 3-х томах, Собрание сочинений в 4 томах, , Записные книжки, Записные книжки
 Название  Серия  Жанр
From USA with love Проза, Русская классическая проза  
Антология смеха Проза, Русская классическая проза  
Ариэль Проза, Русская классическая проза, Советская классическая проза  
обложка книги Армейские письма к отцу Армейские письма к отцу

Письма из армии составляют большую часть всех писем Довлатова, сохранившихся в архиве его отца Доната Мечика, остальные были присланы из Таллинна и Нью-Йорка. Лишь иногда на них стоит день и месяц, а иногда даты (получения?) проставлены рукой адресата.

Будь Довлатов жив, вряд ли он одобрил бы публикацию своих юношеских стихов. Но, с другой стороны, он ведь сам однажды сказал: «После смерти начинается история».

Проза, Русская классическая проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
Блеск и нищета русской литературы Проза, Русская классическая проза  
Блюз для Натэллы Проза, Русская классическая проза  
Будущее русской литературы в эмиграции Проза, Русская классическая проза  
Бывальщина Проза, Русская классическая проза  
В жанре детектива Проза, Русская классическая проза  
Верхом на улитке Проза, Русская классическая проза  
Виноград Проза, Русская классическая проза  
Встретились, поговорили Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Голос Голос

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века.

В 1989 году он отобрал пятнадцать своих лучших рассказов для юбилейного сборника — через год писателю должно было исполниться пятьдесят лет. Жизнь распорядилась иначе. Довлатов не дожил до своего юбилея и не увидел составленную им книгу вышедшей из печати.

Сейчас этот сборник перед вами — последняя книга Сергея Довлатова, пятнадцать произведений, которые, по мнению автора, наиболее точно отражают его стиль, и, как мы знаем теперь, подводят итог его замечательному творчеству.

Проза, Современная проза  
Дальше Проза, Русская классическая проза  
Дар органического беззлобия (Интервью Виктору Ерофееву) Проза, Русская классическая проза  
Две литературы или одна Проза, Русская классическая проза  
Девять писем Тамаре Уржумовой Проза, Русская классическая проза  
Дорога в новую квартиру Проза, Русская классическая проза  
Достоевский против Кожевникова Проза, Русская классическая проза  
Жизнь коротка Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Жизнь коротка (сборник) Жизнь коротка (сборник)

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

Проза, Современная проза  
Записки чиновника Проза, Русская классическая проза  
Заповедник

Заповедник. – Л.: «Васильевский остров», 1990.

Июнь 1983 года Нью-Йорк

Сергей Довлатов. Собрание сочинений в 3-х томах. Том 1.

Собрание сочинений в 3-х томах Проза, Современная проза  
обложка книги Заповедник Заповедник

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

Проза, Современная проза  
Зона Собрание сочинений в 3-х томах Проза, Современная проза  
Зона: Записки надзирателя Собрание сочинений в 3-х томах Проза, Современная проза  
обложка книги Зона. Записки надзирателя Зона. Записки надзирателя

Довлатовская «Зона» — это четырнадцать эпизодов из жизни зэков и их надзирателей, истории сосуществования людей за колючей проволокой, рассказанные просто и с отрезвляющим юмором, за которым совершенно ясно можно расслышать: «Ад — это мы сами».

Проза, Современная проза  
Игрушка Проза, Русская классическая проза, Советская классическая проза  
Иная жизнь Проза, Современная проза  
Иностранка Проза, Русская классическая проза, Советская классическая проза  
обложка книги Иностранка Иностранка

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переве дены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

Проза, Современная проза  
Интервью Проза, Русская классическая проза  
Интервью, данное журналу 'Слово' Проза, Русская классическая проза  
Как издаваться на западе Проза, Русская классическая проза  
Когда-то мы жили в горах Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Компромисс Компромисс

Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции. Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих. Верил Довлатов в одно — в «улыбку разума».

Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия повсеместную известность. Увы, он умер как раз в ту минуту, когда слава подошла к его изголовью. На родине вот уже десять лет Довлатов — один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки...

Сергей Довлатов говорил, что похожим ему быть хочется только на Чехова. Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика.

Проза, Современная проза, Русская классическая проза  
Компромисс пятый Проза, Русская классическая проза  
Конец прекрасной эпохи Проза, Русская классическая проза  
Красные дьяволята Проза, Русская классическая проза  
Литература продолжается Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Малоизвестный Довлатов. Сборник Малоизвестный Довлатов. Сборник

В книгу вошли неизвестные широкому читателю произведения Сергея Довлатова, его письма к друзьям, воспоминания о нем приятелей, фотографии.

Проза, Современная проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Критика  
Марш одиноких Проза, Русская классическая проза  
Мы и гинеколог Буданицкий Проза, Русская классическая проза  
Мы начинали в эпоху застоя Проза, Русская классическая проза  
Н. Сагаловский. «Витязь в еврейской шкуре» Проза, Русская классическая проза  
На улице и дома Проза, Русская классическая проза  
Наши Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Не только БРОДСКИЙ Русская культура в портретах и анекдотах Не только БРОДСКИЙ Русская культура в портретах и анекдотах Юмор, Юмористическая проза  
Ослик должен быть худым Проза, Русская классическая проза  
Памяти Карла Проффера Проза, Русская классическая проза  
Переводные картинки Проза, Русская классическая проза  
Переписка из двух углов Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Письма Ефимову Письма Ефимову Проза, Русская классическая проза  
Письма к Андрею Арьеву

Публикуемые письма Сергея Довлатова относятся к двум последним годам его жизни. Помимо всяческих остроумных частностей, они интересны как документ, дающий представление о поре, когда запретные в нашей стране литературные имена стали появляться на страницах отечественных изданий. В свою очередь и у наших нечиновных людей прорезалась возможность выезжать за границу на симпозиумы, конференции и прочие далекие от пропаганды советского образа жизни мероприятия. С этими двумя переплетающимися сюжетами и связана публикуемая часть писем Довлатова.

Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Письма к Людмиле Штерн Письма к Людмиле Штерн

Переписка с Сергеем Довлатовым охватывает более чем двадцатилетний период нашей дружбы. Первые два года мы переписывались, живя в одном городе — Ленинграде. Потом начались «великие перемещения». В 1969 г. Довлатов уехал в Курган, а потом — в Таллинн. В 1975 г. наша семья эмигрировала в США и поселилась в Бостоне. Три года спустя эмигрировал Довлатов. Все эти годы, где бы мы ни находились, мы продолжали нашу дружбу и нашу переписку.

Людмила Штерн

Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Письма к Науму Сагаловскому Письма к Науму Сагаловскому

Наум Иосифович Сагаловский (род. в 1935 г. в Киеве) — поэт, сатирик, по основной профессии инженер, закончил Новочеркасский политехнический институт, в 1979 г. эмигрировал в США, живет в Чикаго, до эмиграции с Довлатовым знаком не был. Печатался в газетах «Новый американец», «Панорама», «Новости», журналах «Семь дней», «22» и др. Автор стихотворных книг «Витязь в еврейской шкуре» (Нью-Йорк, «Dovlatov's Publishing», 1982), «Песня певца за сценой» (Чикаго, «Renaissanse Publishing», 1988) и совместного с Вагричем Бахчаняном и Сергеем Довлатовым сборника «Демарш энтузиастов» (Париж, «Синтаксис», 1985).

Письма Сергея Довлатова к Науму Сагаловскому печатаются впервые, с небольшими купюрами, касающимися излишне острых реплик в адрес живых людей. Некоторые имена и фамилии заменены инициалами.

Проза, Русская классическая проза  
Письма к Юлии Губаревой

Публикуя частные письма Сергея Довлатова, мы не стремимся привлечь внимание читателя к каким-то пикантным моментам его биографии.

Довлатов — пожалуй, единственный сегодня современный писатель, прочно возведенный самими читателями в ранг классика. А про классика интересно знать все.

С Сергеем Довлатовым я познакомилась в 1970 году, выйдя замуж за его давнего приятеля Александра Васильевича Губарева (1941–1983), с конца шестидесятых работавшего в Русском музее. Сергей Довлатов много писал нам в Ленинград из Таллина, где он жил в 1972–1975 годах. Переписка возобновилась, когда он около десяти лет жил в Нью-Йорке.

Юлия ГУБАРЕВА

Проза, Русская классическая проза  
Письма на моем столе Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Письма Сергея Довлатова к Владимовым Письма Сергея Довлатова к Владимовым Проза, Русская классическая проза  
Письмо к Юлии Губаревой Проза, Русская классическая проза  
По дороге в Нью-Йорк Проза, Русская классическая проза  
обложка книги По дороге в Нью-Йорк (письма из Вены) По дороге в Нью-Йорк (письма из Вены)

Вена была промежуточным пунктом, предпоследней остановкой по дороге в Америку. И если для кого-то пребывание в Вене было моментом мучительных раздумий о том, какое принять решение, куда ехать, в какую часть света, то для Довлатова колебаний не было. Он ехал «воссоединяться».

Эти письма личные. В них нет специальных «разговоров о литературе». Но они объясняют состояние человека, попавшего в новые, абсолютно новые условия жизни. В этот момент творческие планы и личные отношения имеют одинаково важное значение. Творческому человеку важно жить с ощущением, что он защищен хотя бы с тыла. (Елена Довлатова)

Документальная литература, Публицистика  
Победители Проза, Русская классическая проза  
Подборка Тамары Зибуновой Проза, Русская классическая проза  
Последний чудак Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Представление (сборник) Представление (сборник)

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

Проза, Современная проза  
Против течения Леты Проза, Русская классическая проза  
Ремесло Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Речь без повода... или Колонки редактора Речь без повода... или Колонки редактора

Книга Сергея Довлатова — событие для ценителей творчества одного из самых любимых и популярных в России писателей, событие в мире литературы и журналистики. Впервые публикуются произведения, неизвестные нашему читателю, созданные в период, который сам Довлатов называл «лучшими днями моей жизни».

Эта книга многомерна, многопространственна, многовекторна, как сама жизнь. Но ведь «искусство — в том зазоре, который остается между реальностью и словесностью. Это почти правда, но лучше правды — не потому, что глубже, тоньше, выше (здесь с жизнью не тягаться никакой литературе), а потому, что красивее» (Я. Вайль).

Проза, Современная проза, Документальная литература, Публицистика  
Роль Проза, Русская классическая проза  
Рыжий Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Собрание сочинений в 4 томах. Том 1 Собрание сочинений в 4 томах. Том 1

В первый том Собрания сочинений Сергея Довлатова (1941–1990), известного прозаика, до 1978 г. жившего в Ленинграде, а с 1979 г. — в Нью-Йорке, входит его ранняя проза, в том числе рассказы из сборника «Демарш энтузиастов» и «Две сентиментальные истории» («Ослик должен быть худым», «Иная жизнь»). Заключают том рассказы из эмигрантской жизни и книга «Компромисс» — о журналистских буднях.

Собрание сочинений в 4 томах Проза, Современная проза  
обложка книги Собрание сочинений в 4 томах. Том 2 Собрание сочинений в 4 томах. Том 2

Второй том Собрания сочинений Сергея Довлатова составлен из четырех книг: «Зона» («Записки надзирателя») — вереница эпизодов из лагерной жизни в Коми АССР; «Заповедник» — повесть о пребывании в Пушкинском заповеднике бедствующего сочинителя; «Наши» — рассказы из истории довлатовского семейства; «Марш одиноких» — сборник статей об эмиграции из еженедельника «Новый американец» (Нью-Йорк), главным редактором которого Довлатов был в 1980–1982 гг.

Собрание сочинений в 4 томах Проза, Современная проза  
обложка книги Собрание сочинений в 4 томах. Том 3 Собрание сочинений в 4 томах. Том 3

В третий том Собрания сочинений Сергея Довлатова входят: книга «Ремесло» (часть первая — «Невидимая книга», часть вторая — «Невидимая газета») — история двух попыток издать на родине книгу и создать в США эмигрантскую газету; повесть «Иностранка» — история русской женщины в Нью — Йорке; сборник «Чемодан» — рассказы из ленинградской жизни; «Холодильник» — незаконченная книга рассказов, наподобие «Чемодана»; «Из рассказов о минувшем лете» — три рассказа о писательской жизни в Америке, написанные летом 1988 г.

Собрание сочинений в 4 томах Проза, Современная проза  
обложка книги Собрание сочинений в 4 томах. Том 4 Собрание сочинений в 4 томах. Том 4

В четвертый том Собрания сочинений Сергея Довлатова входят: повесть «Филиал» («Записки ведущего») — история ставшего сотрудником западного радио писателя; «Записные книжки» («Соло на ундервуде» и «Соло на IBM») — забавные микроновеллы из жизни известных Довлатову персонажей; «На литературные темы» — рецензии, статьи о литературе, написанные в эмиграции; «Выступления. Интервью» — лекции, прочитанные в США, интервью из американского журнала «Слово — Word» и из «Огонька».

Собрание сочинений в 4 томах Проза, Современная проза  
Соглядатай Проза, Русская классическая проза  
Солдаты на Невском Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Соло на IBM Соло на IBM

«Записные книжки» Сергей Довлатов подготовил к изданию незадолго до своей смерти в 1990 году. Они состоят из двух частей. Первая – «Соло на ундервуде» – перед этим публиковалась дважды (1980 и 1983), вторая – «Соло на IBM» – была представлена читателям впервые.

И сегодня в этих забавных микроновеллах отчетливо слышны неповторимые интонации довлатовского голоса, его искренний смех…

, Записные книжки Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Соло на IВМ Соло на IВМ

«Записные книжки» Сергей Довлатов подготовил к изданию незадолго до своей смерти в 1990 году. Они состоят из двух частей. Первая – «Соло на ундервуде» – перед этим публиковалась дважды (1980 и 1983), вторая – «Соло на IВМ» – была представлена читателям впервые.

И сегодня в этих забавных микроновеллах отчетливо слышны неповторимые интонации довлатовского голоса, его искренний смех...

Записные книжки Проза, Современная проза  
обложка книги Соло на ундервуде Соло на ундервуде

«Записные книжки» Сергей Довлатов подготовил к изданию незадолго до своей смерти в 1990 году. Они состоят из двух частей. Первая – «Соло на ундервуде» – перед этим публиковалась дважды (1980 и 1983), вторая – «Соло на IВМ» – была представлена читателям впервые.

И сегодня в этих забавных микроновеллах отчетливо слышны неповторимые интонации довлатовского голоса, его искренний смех...

, Записные книжки Проза, Современная проза, Русская классическая проза  
обложка книги Соло на ундервуде. Соло на IBM Соло на ундервуде. Соло на IBM

Художественная мысль Сергея Довлатова при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих. В России Довлатов — один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки.

«Соло на ундервуде» и «Соло на IBM» — основа основ довлатовского творчества. Собрание смешных и грустных фраз, ситуаций, образов, в разное время увиденных, услышанных, отмеченных писателем. Читая эту книгу, вы входите в мастерскую Довлатова. И этим, возможно, она ценней иных, самых известных его произведений.

Проза, Современная проза  
Старый петух, запеченный в глине Проза, Русская классическая проза  
Третий поворот налево Проза, Русская классическая проза  
Трудное слово Проза, Русская классическая проза  
Умер Борис Шрагин Проза, Русская классическая проза  
Уроки чтения Проза, Русская классическая проза  
Филиал Проза, Современная проза  
обложка книги Хочу быть сильным Хочу быть сильным

Сергей Довлатов – один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. Удивительно смешная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и, как почти всякая классика, «растаскана на пословицы и поговорки».

Все написанное Довлатовым делится на две равновеликие половины: написанное «тут», в России, и написанное «там», в Америке.

В настоящее издание включены произведения, написанные в России: повесть «Заповедник», рассказы из сборника «Демарш энтузиастов», рассказы 1960 – 1970-х годов, две сентиментальные истории и записные книжки «Соло на ундервуде».

Проза, Русская классическая проза  
Человек, которого не было (отрывки) Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Чемодан Чемодан

Сергей Довлатов как писатель сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди – то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад – внутри нас самих. Верил Довлатов в одно – в «улыбку разума». Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия широкую известность. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки… Сергей Довлатов говорил, что похожим ему хочется быть только на Чехова. Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика.

Проза, Современная проза, Русская классическая проза, Советская классическая проза  
Чернеет парус одинокий Проза, Русская классическая проза  
Чирков и Берендеев Проза, Русская классическая проза  
Эмигрантская пресса Проза, Русская классическая проза  
Эмигранты Проза, Русская классическая проза  
Это непереводимое слово «хамство» Проза, Русская классическая проза  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Записки офицера Красной армии
     Песецкий Сергей Михайлович
     Фантастика, Юмористическая фантастика, Юмор, Юмористическая проза, Проза, О войне,

    Роман «Записки офицера Красной Армии» — это альтернативный советскому и современному официальному взгляд на события в Западной Беларуси. В гротескной форме в жанре сатиры автор от имени младшего офицера-красноармейца описывает события с момента пересечения советско-польской границы 17 сентября 1939 года до начала зачисток НКВД на Виленщине в 1945 году.

  •  Геббельс. Адвокат дьявола
     Рисс Курт
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Книга Курта Рисса написана на основе дневников Геббельса, рассказов очевидцев и родственников одного из могущественнейших людей нацистской Германии. Он был предан Гитлеру и как человек, и как министр пропаганды, и как гауляйтер – высший партийный руководитель Берлина. Он стал преемником фюрера, но пробыл им всего несколько часов и ушел из жизни вслед за человеком, в которого заставил поверить миллионы немцев.

  •  Быть балериной. Частная жизнь танцовщиц Императорского театра
     Андреева Юлия Игоревна
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Известная писательница Юлия Андреева открывает перед читателями панораму «царственного» периода русского балета. Пышные гала-представления, закулисные интриги, изматывающие репетиции, моментально ранящие ноги до крови, истории из жизни известнейших балерин: блистательной Анны Павловой, царицы-босоножки Айседоры Дункан, загадочной Матильды Кшесинской.

    Из чего складывался быт балерины Императорского театра? Почему велись ожесточенные споры о том, должна ли балерина носить корсет? Обо всем этом вы узнаете из книги, которую держите сейчас в руках.

  •  Два побега
     Аршинов Петр Андреевич
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Пётр Андреевич Аршинов (1887 — ок. 1938), политический деятель (парт. псевдоним — П. Марин) периода гражданской войны в России. С 1905 большевик. С 1906 анархо-коммунист, в 1911–1917 на каторге. На каторге же познакомился и близко сошёлся с Нестором Махно. Находясь в Бутырской тюрьме, сидел в одной камере с Серго Орджоникидзе. В 1917 участник создания и секретарь Московской федерации анархистских групп. В 1919–1921 сподвижник Н.И. Махно. С 1921 — в эмиграции. В конце 1934 с разрешения ЦК ВКП(б) вернулся в СССР. В начале 1938 арестован по обвинению в создании и руководстве подпольной анархистской организации и расстрелян.

  •  What Happened
     Clinton Hillary Rodham
     Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    “In the past, for reasons I try to explain, I’ve often felt I had to be careful in public, like I was up on a wire without a net. Now I’m letting my guard down.”

    —Hillary Rodham Clinton, from the introduction of What Happened

    For the first time, Hillary Rodham Clinton reveals what she was thinking and feeling during one of the most controversial and unpredictable presidential elections in history. Now free from the constraints of running, Hillary takes you inside the intense personal experience of becoming the first woman nominated for president by a major party in an election marked by rage, sexism, exhilarating highs and infuriating lows, stranger-than-fiction twists, Russian interference, and an opponent who broke all the rules. This is her most personal memoir yet.

    In these pages, she describes what it was like to run against Donald Trump, the mistakes she made, how she has coped with a shocking and devastating loss, and how she found the strength to pick herself back up afterward. With humor and candor, she tells readers what it took to get back on her feet—the rituals, relationships, and reading that got her through, and what the experience has taught her about life. She speaks about the challenges of being a strong woman in the public eye, the criticism over her voice, age, and appearance, and the double standard confronting women in politics.

    She lays out how the 2016 election was marked by an unprecedented assault on our democracy by a foreign adversary. By analyzing the evidence and connecting the dots, Hillary shows just how dangerous the forces are that shaped the outcome, and why Americans need to understand them to protect our values and our democracy in the future.

    The election of 2016 was unprecedented and historic. What Happened is the story of that campaign and its aftermath—both a deeply intimate account and a cautionary tale for the nation.

  •  What Happened
     Clinton Hillary Rodham
     Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    “In the past, for reasons I try to explain, I’ve often felt I had to be careful in public, like I was up on a wire without a net. Now I’m letting my guard down.”

    —Hillary Rodham Clinton, from the introduction of What Happened

    For the first time, Hillary Rodham Clinton reveals what she was thinking and feeling during one of the most controversial and unpredictable presidential elections in history. Now free from the constraints of running, Hillary takes you inside the intense personal experience of becoming the first woman nominated for president by a major party in an election marked by rage, sexism, exhilarating highs and infuriating lows, stranger-than-fiction twists, Russian interference, and an opponent who broke all the rules. This is her most personal memoir yet.

    In these pages, she describes what it was like to run against Donald Trump, the mistakes she made, how she has coped with a shocking and devastating loss, and how she found the strength to pick herself back up afterward. With humor and candor, she tells readers what it took to get back on her feet—the rituals, relationships, and reading that got her through, and what the experience has taught her about life. She speaks about the challenges of being a strong woman in the public eye, the criticism over her voice, age, and appearance, and the double standard confronting women in politics.

    She lays out how the 2016 election was marked by an unprecedented assault on our democracy by a foreign adversary. By analyzing the evidence and connecting the dots, Hillary shows just how dangerous the forces are that shaped the outcome, and why Americans need to understand them to protect our values and our democracy in the future.

    The election of 2016 was unprecedented and historic. What Happened is the story of that campaign and its aftermath—both a deeply intimate account and a cautionary tale for the nation.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю