Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Бэнвилл Джон - книги автора

Творчество автора (Бэнвилл Джон) представлено в следующих жанрах: Проза, Современная проза, Историческая проза
Творчество автора (Бэнвилл Джон) представлено в следующих сериях книг:
 Название  Серия  Жанр
обложка книги Афина Афина

Джон Бэнвилл, уже известный российскому читателю нашумевшим романом «Улики», достойно продолжает традиции классической ирландской прозы XX в.

Книги Бэнвилла, удостоенные многих национальных и общеевропейских премий, интеллектуальны в лучшем смысле этого слова, прозрачно-изящны — и откровенно эмоциональны, причём языком чувства, печали, иронии, сомнения зачастую говорит в них — МЫСЛЬ.


Это — ПОСТМОДЕРНИСТСКИМ ДЕТЕКТИВ.

Но — детектив НЕОБЫЧНЫЙ.

Детектив, в котором не обязательно знать, кто и зачем совершил преступление. Но такое вы, конечно же, уже читали…

Детектив, в котором важны мельчайшие, тончайшие нюансы каждого эпизода. Возможно, вы читали и такое…

А теперь перед вами детектив, в котором не просто НЕ СУЩЕСТВУЕТ ФИНАЛА — но существует финал, который каждый из вас увидит и дорисует…


Проза, Современная проза  
обложка книги Затмение Затмение

Классик современной ирландской литературы Джон Бэнвилл (р. 1945) хорошо знаком русскому читателю романами «Афина», «Улики», «Неприкасаемый».

…Затмения жизни, осколки прошлого, воспоминания о будущем. Всего один шаг через порог старого дома — и уже неясно, где явь, а где сон. С каждым словом мир перестает быть обычным, хрупкие грани реальности, призраки и люди вплетены в паутину волшебных образов…

Гипнотический роман Джона Бэнвилла «Затмение» — впервые на русском языке.

Проза, Современная проза  
обложка книги Кеплер Кеплер

Драматические моменты в судьбе великого математика и астронома Иоганна Кеплера предстают на фоне суровой и жестокой действительности семнадцатого века, где царят суеверие, религиозная нетерпимость и тирания императоров. Гениальный ученый, рассчитавший орбиты планет Солнечной системы, вынужден спасать свою мать от сожжения на костре, терпеть унижения и нужду, мучится от семейных неурядиц.

Проза, Историческая проза  
обложка книги Море Море

Роман Джона Бэнвилла, одного из лучших британских писателей, который выиграл Букеровскую премию в 2005 году.

Проза, Современная проза  
обложка книги Неприкасаемый Неприкасаемый

Легендарная кембриджская пятерка — люди, всю свою жизнь отдавшие служению советской системе, в одночасье рассыпавшейся в прах. Кто они? Герои? Авантюристы? Патриоты или предатели? Граждане мира? Сегодня их судьбам вполне применимо крылатое выражение «Когда боги смеются…». Боги здесь — история, нам, смертным, не дано знать, каков будет ее окончательный суд.

Джон Бэнвилл, один из самых ярких представителей англоирландской литературы, не берется взвешивать «шпионские подвиги» участников «пятерки» на чаше исторических весов. Он рассказывает о жизни Виктора Маскелла — полувымышленного персонажа — во всей ее парадоксальной противоречивости. Советский агент и представитель английской элиты; романтика служения благородным идеям и психопатологическая трясина сексуальных отношений; чистая юношеская университетская дружба; спайка единомышленников и разнузданная вседозволенность; коварное предательство…

Боги посмеялись над персонажем Бэнвилла, но читателю предоставляется возможность убедиться, что божественного смеха достойны не статисты в историческом спектакле, а его творцы и герои.

Проза, Современная проза  
обложка книги Улики Улики

«Улики», роман одного из ярких представителей современной ирландской литературы Джона Бэнвилла, рождается в результате глубокого осмысления и развития лучших традиций европейской исповедальной и философской прозы. Преступление главного героя рассматривается автором как тупик в эволюции эгоцентрического сознания личности, а наказание убийцы заключается в трагической переоценке собственного духовного опыта. Книга прочитывается как исповедь мятущегося интеллекта и подводит своеобразный итог его самоидентификации на исходе XX века. Для всех интересующихся современной зарубежной прозой.

«... В 'Уликах' есть убийство и есть похищение картины; но не дай бог вам купить этот роман в качестве вечернего детектива или самолетного чтива. Будете дико разочарованы. „Улики“ — антик, ценность, раритет, экспонат кунсткамеры, роман тонкий, как папиросная бумага. Игра заключается не в сюжете и даже не в стилистике, а в преображении бумаги в холст, романа — в картину. Он написан от лица убийцы, который среди бела дня вытащил из частной картинной галереи „Портрет дамы с перчатками“ (XVII век, Рембрандт, Вермеер или Хальс), взял первую попавшуюся женщину в заложницы, а потом убил ее и выбросил картину. Довольно скоро его арестовывают; в заключении он начинает писать что-то вроде исповеди. Его манера описывать произошедшее и есть главное событие романа; а детектив — липовый; не в убийстве дело...»

Проза, Современная проза  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Невеста без места
     Сапункова Наталья Александровна
     Проза, Историческая проза, Любовные романы, Исторические любовные романы

    И не думала, не гадала княженка Велья, младшая дочь князя Велеслава, что давно она просватана по неосторожности батюшкиной в дальние земли, в проклятый род. И придется ей уехать навстречу неведомой судьбе, через леса дремучие на чужбину, в город Карияр, чтобы стать там женой одного из четырех княжичей. И все они вроде хороши, а не лучше того незнакомца, кому уже отдала она свое сердце темной купальской ночью. И верно ли, что настоящая любовь сильнее любых невзгод?..

  •  Куркуль
     Бутченко Максим
     Проза, Историческая проза

    Це було насправді. Федот Шевченко не з покладистих і зручних для нової влади людей, на відміну від Петра, старшого брата, який підлизується до радянських колективістів. Підлість Петра ще й у тому, що він давно хоче відвоювати собі Сашу — дружину Федота. Разом з односельцями молодший брат агресивно й уперто не приймає колективізацію, але повстання селян жорстоко придушують узимку 1930 року. Сім’ю силою розкуркулюють, підступно випитавши в дитини, де батьки ховають харчі, і вивозять у Карелію разом із Петром-підлабузником. Остання смертельна сутичка братів неминуча.


  •  Дорога цариц
     Прозоров Александр Дмитриевич
     Проза, Историческая проза, Любовные романы, Исторические любовные романы, Приключения, Исторические приключения

    Ирина и Борис Годуновы рано остались сиротами, и неизвестно, что ждало бы их впереди, если б они не сбежали из дома к своему дяде, служащему постельничим при Царском дворе. Здесь маленькая Ирина познакомилась со своим ровесником Федором, с которым сразу сдружилась. Борису же довелось встретиться с дочерью Малюты Скуратова, красавицей Марией… Но не все складывается так, как хотелось бы молодым. Иван Грозный настрого запретил своему младшему сыну Федору жениться на худородной девке, а чувства Бориса и Марии должны пройти испытание сроком в три года… Так во что же выльется дружба детей и к чему приведет клятва юности?..

  •  Углич
     Замыслов Валерий Александрович
     Проза, Историческая проза

    Исторический роман-хроника о городе-княжестве Углич, его князьях и событиях в нём, сыгравших если не главенствующее, но одно из главных исторических событий в становлении российского государства. Среди множества своих соседей по Золотому кольцу России с такой же древней, тысячелетней, а то и более историей этот город стоит немного особняком. Выделяет его событие, произошедшее здесь на рубеже XVI–XVII веков. Событие, которое (хоть и не без некоторой натяжки) можно считать судьбоносным для дальнейшей истории державы. Положившее начало войнам, бунтам, интервенции — всему тому, что называют Смутным временем. Приведшее, в конце концов, к смене правящей династии русских царей. Наконец, событие, к однозначному толкованию которого историки так до сих пор и не пришли.

  •  Коридоры кончаются стенкой
     Кухтин Валентин Иванович
     Проза, Историческая проза

    Роман «Коридоры кончаются стенкой» написан на документальной основе. Он являет собой исторический экскурс в большевизм 30-х годов — пору дикого произвола партии и ее вооруженного отряда — НКВД. Опираясь на достоверные источники, автор погружает читателя в атмосферу крикливых лозунгов, дутого энтузиазма, заманчивых обещаний, раскрывает методику оболванивания людей, фальсификации громких уголовных дел.

    Для лучшего восприятия времени, в котором жили и «боролись» палачи и их жертвы, в повествование вкрапливаются эпизоды периода Гражданской войны, раскулачивания, расказачивания, подавления мятежей, выселения «непокорных» станиц. Роман изобилует фактами, доселе неизвестными широкому читателю, которым дается оценка, отличная от официальной.

  •  Клятва Тояна. Книга 1
     Заплавный Сергей Алексеевич
     Проза, Историческая проза

    Новый роман Сергея Заплавного «Клятва Тояна» обращен к истории Сибири, России. В нем рассказывается о рождении Томска, которое пришлось на времена первой русской Смуты, удивительно напоминающей события сегодняшних дней.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю