Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Сорокин Владимир - книги автора

Творчество автора (Сорокин Владимир) представлено в следующих сериях книг: Трилогия
 Название  Серия  Жанр
23000

«23000» – это заключительный роман ледяной трилогии, начатой романами «Лед» и «Путь Бро». Трилогии про Братство света, постоянно находящегося в поисках своих новых соратников.

Трилогия Фантастика, Социально-психологическая фантастика  
Concretные Проза, Русская классическая проза  
Dostoevsky-Trip Проза, Русская классическая проза  
Hochzeitsreise Проза, Русская классическая проза  
Аварон Проза, Классическая проза  
Банкет Проза, Русская классическая проза  
В Доме офицеров Проза, Русская классическая проза  
В субботу вечером Проза, Русская классическая проза  
Возвращение Проза, Русская классическая проза  
Возможности Проза, Русская классическая проза  
Вызов к директору Проза, Русская классическая проза  
Геологи Проза, Русская классическая проза  
Голубое Сало  
Деловое предложение Проза, Русская классическая проза  
обложка книги День опричника День опричника

Супротивных много, это верно. Как только восстала Россия из пепла Серого, как только осознала себя, как только шестнадцать лет назад заложил государев батюшка Николай Платонович первый камень в фундамент Западной Стены, как только стали мы отгораживаться от чуждого извне, от бесовского изнутри — так и полезли супротивные из всех щелей, аки сколопендрие зловредное. Истинно — великая идея порождает и великое сопротивление ей. Всегда были враги у государства нашего, внешние и внутренние, но никогда так яростно не обострялась борьба с ними, как в период Возражения Святой Руси.

«День опричника» — это не праздник, как можно было бы подумать, глядя на белокаменную кремлевскую стену на обложке и стилизованный под старославянский шрифт в названии книги. День опричника — это один рабочий день государева человека Андрея Комяги — понедельник, начавшийся тяжелым похмельем. А дальше все по плану — сжечь дотла дом изменника родины, разобраться с шутами-скоморохами, слетать по делам в Оренбург и Тобольск, вернуться в Москву, отужинать с Государыней, а вечером попариться в баньке с братьями-опричниками. Следуя за главным героем, читатель выясняет, во что превратилась Россия к 2027 году, после восстановления монархии и возведения неприступной стены, отгораживающей ее от запада.

Проза, Современная проза  
День русского едока Проза, Русская классическая проза  
Дисморфомания Проза, Русская классическая проза  
Доверие Проза, Русская классическая проза  
Дорожное происшествие Проза, Русская классическая проза  
Желудевая Падь Проза, Русская классическая проза  
Жрать ! Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Заплыв (рассказы и повести, 1978-1981) Заплыв (рассказы и повести, 1978-1981)

Остроумные и злые антиутопии… Изысканный и смешной сюрреализм и забавный, колоритный гиперреализм.

Философские прозрения и великолепные игры на стилистическом, сюжетном и языковом уровне.

Это — повести и рассказы Владимира Сорокина, легенды отечественной нонконформистской прозы, одного из самых скандальных и талантливых писателей нашего времени, сумевшего сказать новое слово в русскоязычном постмодернизме.

Проза, Современная проза  
Заседание завкома Проза, Русская классическая проза  
Землянка Проза, Русская классическая проза  
Зеркаlо Проза, Русская классическая проза  
Интервью Татьяны Восковской с Владимиром Сорокиным Проза, Русская классическая проза  
Кисет Проза, Русская классическая проза  
Лед Проза, Русская классическая проза  
Лошадиный Суп Проза, Русская классическая проза  
Любовь Проза, Русская классическая проза  
Машина Проза, Русская классическая проза  
Месяц в Дахау Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Метель Метель

Что за странный боливийский вирус вызвал эпидемию в русском селе? Откуда взялись в снегу среди полей и лесов хрустальные пирамидки? Кто такие витаминдеры, живущие своей, особой жизнью в домах из самозарождающегося войлока? И чем закончится история одной поездки сельского доктора Гарина, начавшаяся в метель на маленькой станции, где никогда не сыскать лошадей? Все это — новая повесть Владимира Сорокина.

Фантастика, Социально-психологическая фантастика  
Морфофобия Проза, Русская классическая проза  
Моя трапеза Проза, Русская классическая проза  
Настя Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Норма Норма Проза, Классическая проза  
Ночные гости Проза, Русская классическая проза  
Обелиск Проза, Русская классическая проза  
Открытие сезона Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Очередь Очередь Проза, Советская классическая проза  
Памятник Проза, Русская классическая проза  
Пельмени Проза, Русская классическая проза  
Пепел Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Первый субботник Первый субботник

Сборник рассказов: «Сергей Андреевич», «Соревнование», «Геологи», «Желудевая Падь», «Заседание завкома», «Прощание», «Первый субботник», «В Доме офицеров», «Санькина любовь», «Разговор по душам», «Возвращение», «Тополиный пух», «Вызов к директору», «В субботу вечером», «Деловое предложение», «Проездом», «Любовь», «Свободный урок», «Кисет», «Поминальное слово», «Поездка за город», «Открытие сезона», «Обелиск», «Дорожное происшествие», «Памятник», «Возможности», «Морфофобия», «Соловьиная роща», «Ночные гости».

Всеволоду Некрасову

Проза, Контркультура  
обложка книги Пир Пир

Сборник рассказов: «Настя», «Concretные», «Аварон», «Банкет», «День русского едока», «Ю», «Лошадиный Суп», «Зеркаlо», «Пепел», «Машина», «Моя трапеза», «Жрать!», «Сахарное воскресенье».

Андрею Монастырскому

Анне и Марии

Льву Рубинштейну

Проза, Современная проза  
Поездка за город Проза, Русская классическая проза  
Поминальное слово Проза, Русская классическая проза  
Проездом Проза, Русская классическая проза  
Прощание Проза, Русская классическая проза  
Путь Бро (рассказы) Проза, Русская классическая проза  
Разговор по душам Проза, Русская классическая проза  
Рев Годзиллы и крик Пикачу Проза, Русская классическая проза  
Роман Проза, Русская классическая проза  
Русская бабушка Проза, Русская классическая проза  
Санькина любовь Проза, Русская классическая проза  
Сахарное воскресенье Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Сахарный кремль Сахарный кремль

В "Сахарный Кремль" - антиутопию в рассказах от виртуоза и провокатора Владимира Сорокина - перекочевали герои и реалии романа "День опричника". Здесь тот же сюрреализм и едкая сатира, фантасмагория, сквозь которую просвечивают узнаваемые приметы современной российской действительности. В продолжение темы автор детализировал уклад России будущего, где топят печи в многоэтажках, строят кирпичную стену, отгораживаясь от врагов внутренних, с врагами внешними опричники борются; ходят по улицам юродивые и карлики перехожие, а в домах терпимости девки, в сарафанах и кокошниках встречают дорогих гостей. Сахар и мед, елей и хмель, конфетки-бараночки - все рассказы объединяет общая стилистика, сказовая, плавная, сладкая. И от этой сладости созданный Сорокиным жуткий мир кажется еще страшнее.

Проза, Современная проза  
обложка книги Сахарный кремль (2008) Сахарный кремль (2008) Проза, Современная проза  
Свободный урок Проза, Русская классическая проза  
Сергей Андреевич Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Сердца четырех Сердца четырех  
Снеговик Проза, Русская классическая проза  
Соловьиная роща Проза, Русская классическая проза  
Соревнование Проза, Русская классическая проза  
Тополиный пух Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Тридцатая любовь Марины Тридцатая любовь Марины Проза, Современная проза  
Утро снайпера Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Утро снайпера (сборник) Утро снайпера (сборник)

Кит или слон? Грета Гарбо или Марлен Дитрих? Лемешев или Козловский? Платон или Аристотель? Beatles или Rolling Stones? Пелевин или Сорокин? Чего молчишь? Отвечай!

Проза, Современная проза  
Хиросима Проза, Русская классическая проза  
Щи Проза, Русская классическая проза  
Эрос Москвы Проза, Русская классическая проза  
Ю Проза, Русская классическая проза  
Юбилей Проза, Русская классическая проза  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Гном. Трилогия
     Шуваев Александр Викторович
     Фантастика, Альтернативная история, , Социально-психологическая фантастика

    Альтернативная история про прорыв в военной промышленности СССР и выигрыше войны на основе неведомых знаний и технологий будущего.


    Обычный парень с окраины находит в начале тридцатых Текст, который написан одним из величайших математиков современности Георгом Кантором. Под влиянием Текста, написанного после путешествия в неизведанные зоны абстрактного мышления, подросток растет, набирается ума, становится профессиональным исследователем непознанного и создателем невозможного. После чего долго и продуктивно работает на СССР, сначала значительно облегчая Великую Отечественную войну, затем открывая для страны новое будущее.


  •  Чаша Отравы
     Дмитрюк Сергей Борисович
     Фантастика, Эпическая фантастика, Героическая фантастика, Космическая фантастика, Социально-психологическая фантастика, Научная Фантастика

    Многим хорошо известен роман-предупреждение «Час Быка» известного советского писателя-фантаста, ученого и мыслителя И.А. Ефремова. Но в конце своего жизненного пути Иван Антонович начал работу над еще одним романом-предупреждением — «Чаша отравы». Вокруг этого «последнего» труда Ефремова ходило много слухов. Кто-то поговаривал, что текст романа был изъят и уничтожен КГБ в ходе обыска на квартире писателя уже после его смерти. Кто-то утверждал, что роман так и остался в стадии замысла и не было даже набросков текста. О чем же был замысел Ивана Антоновича, которому так и не суждено было увидеть свет? Бывший советский диссидент Григорий Долгин, лично знавший И.Ефремова, в своих воспоминаниях сообщает: «Чаша отравы» была «ядовитым соком цикуты из чаши Сократа и стремительной стрелой Аримана, как связью времен, к отравленной ноосфере Земли ХХ века». Основной конвой «Чаши» стало развенчание тотальной дезинформации официальной пропаганды. Пропагандистской машины «красной страны», стремительно сближающейся с «белой». В «Чаше» Ефремов детально рассматривал эксперименты в обезьяньем питомнике Сухуми, изуверства Эйхмана и Менгеле, ритуальные чаши сакэ и «божественный ветер» самураев, «райские кущи» и обоюдоострые кинжалы ассасинов. Всё что надвигается на мир, лишённый Великой Мечты. Так же были версии, что сюжет ненаписанного романа начинался с того, как двое звездолетчиков на далекой планете находят «наследие» мертвой цивилизации — той самой, о которых упоминается в «Часе Быка». Вот что говорил о своем замысле сам Ефремов в интервью румынской газете «Скынтея»: «В этом романе я хочу попытаться развернуть картины отравления ноосферы, как говорил Вернадский В.И., человеческого общества и, собственно, мозга человека всеми видами злых, вредоносных, унижающих, ошельмовывающих, обманывающих влияний — с помощью религии, средств массовой информации, вплоть до медицины и спорта. Я хочу сказать о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие природу человека, ломающие его разум и волю».


    Итак, мой новый роман — дань памяти Ивану Антоновичу Ефремову, которого я считаю своим литературным учителем. В этом романе я решил по-своему развить замысел Ефремова о корнях зла, которое гложет человечество на протяжении, как минимум, последних пяти тысяч лет, и которое подвело нас в ХХI веке к краю пропасти, где нас ожидает деградация и полное уничтожение. Роман «Чаша Отравы» из серии «Лицом к Солнцу» переносит читателя на шесть лет раньше событий повести «Зуб Кобры», возвращаясь к прежним героям цикла. Человечество пытается оценить пройденный сквозь тысячелетия путь, познать свои истоки и выбрать направление будущего развития. Земная наука стоит на пороге грандиозных открытий сулящих невиданные возможности для каждого жителя Земли. В этой книге я постарался объединить и обобщить опыт разных исследователей альтернативной истории человечества и, опираясь на древние мифологические тексты, дать своё вИдение формирования цивилизации на Земле, показать картину происхождения и развития человека разумного, задуматься о его месте в этом мире. А так же поразмышлять о причинах той ужасающей несправедливости и тягостности нашего существования, наполненного горем, бесчисленными страданиями, неравенством и смертями — всего того, что И.А.Ефремов назвал ёмким определением инферно.

  •  В году тринадцать месяцев
     Пашнев Эдуард Иванович
     Проза, Современная проза

    «…Надо было теперь на что-то решиться. Или торчать перед окнами, пока Рыба заметит и подумает: кто там стоит? Или взбежать одним духом по лестнице и позвонить. Алена двинулась вдоль дома, остановившись, посмотрела сквозь тонкие голые ветви деревьев, отыскивая на третьем этаже окно с кормушкой. Лист со стихами спрятала в сумку: куда его девать? Вспомнила недавно прочитанное у Евтушенко: «Стихотворение надел я на ветку». В следующее мгновенье Алена уже насаживала свой лист со стихами на ветку напротив окна с кормушкой. Отбежав к воротам, оглянулась. «Я подражаю Евтушенко. Только я подражаю не стихам, а поступкам». Ветер трепал лист со стихами, Алена постояла, убедилась, что не улетит, осталась довольна своим поступком, деревом. Подумала: «Хорошо Евтушенко написал». Она сама так написала бы: «Люди идут, глядят с удивлением, дерево машет стихотворением»…»

  •  Собрание сочинений в 10 томах. Том 8
     Толстой Алексей Николаевич
     Проза, Советская классическая проза

    В настоящий том включены произведения А. Н. Толстого, созданные по фольклорным мотивам (стихотворения, сказки), произведения для детей: «Золотой ключик», русские народные сказки и др.

  •  Собрание сочинений в 10 томах. Том 9. Пьесы
     Толстой Алексей Николаевич
     Проза, Советская классическая проза, Поэзия, Драматургия, Драматургия

    В девятый том Собрания сочинений вошли пьесы А. Н. Толстого разных лет:- Дочь колдуна и заколдованный королевич- Молодой писатель- Насильники- Касатка- Смерть Дантона- Заговор императрицы- Чудеса в решете- Любовь – книга золотая- Петр Первый- Иван Грозный

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю