Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Басовская Наталия Ивановна - книги автора

Творчество автора (Басовская Наталия Ивановна) представлено в следующих жанрах: Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Старинное, Мифы. Легенды. Эпос
Творчество автора (Басовская Наталия Ивановна) представлено в следующих сериях книг: Женщины в истории, Проект «ACADEMIA», , Историческая библиотека
 Название  Серия  Жанр
обложка книги Екатерина Медичи и конец династии Валуа Екатерина Медичи и конец династии Валуа

Отравительница, погубительница, мать трёх королей. Она родилась под мрачным, тёмным, зловещим знаком. Родители умерли сразу после ее рождения. А после смерти мужа, она первой стала носить траур чёрного цвета (в средневековой Франции траурным был белый). Она сменила эту моду.

И всю жизнь у нее были поводы для траура. Умирали дети, гибли люди. Но есть и другая сторона: чёрная душа, чёрные деяния, которые ей твёрдо приписаны. Большинство из них не доказаны. Но есть вещи и совершенно несомненные, и главная из них – Варфоломеевская ночь.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Жанна д‘Арк: два года перед бессмертием Жанна д‘Арк: два года перед бессмертием

Сложный, многогранный образ Жанны д’Арк каждое время трактует по-своему. Но одно в ней бесспорно. Она просуществовала в истории два года. А дальше – бессмертие…

Подумайте, от момента ее появления на исторической арене до казни прошло всего два года! А дальше – бессмертие…Случай не частый. А с женщинами в истории – и вовсе уникальный.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Женщины в истории. Цикл лекций для чтения. Женщины в истории. Цикл лекций для чтения.

Цикл лекций «Женщины в истории» посвящен выдающимся женщинам разных эпох и разных стран: Хатшепсут, Нефертити, Клеопатре, Алиеноре Аквитанской, Жанне д'Арк, Ядвиге, Екатерине Медичи, Цыси, Марии Тюдор, Марии Стюарт, Марии-Антуанетте, Виктории, сыгравшим заметную роль в мировой истории.

Что думает об этих личностях историк-портретист Наталия Басовская? Какие портреты, основанные на документах, исторических свидетельствах, научных трудах – нарисует она? Сможем узнать на ее лекциях.

Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Зарождение средневековой цивилизации Западной Европы. Лекции. Зарождение средневековой цивилизации Западной Европы. Лекции.

Запись программы из цикла "ACADEMIA". Крупнейший российский историк-медиевист, доктор исторических наук, профессор Наталия Ивановна Басовская рассказывает о зарождении Средневековья, о том, как могли появиться общество, культура, цивилизация, которую никто не планировал, никто не прогнозировал.

Проект «ACADEMIA» Наука, Образование, История  
обложка книги Императрица Цыси – китайская Екатерина Медичи Императрица Цыси – китайская Екатерина Медичи

Интриганка, отравительница, развратница. Безнравственная, беспощадная даже к собственному сыну, Императрица Цыси – фигура яркая, но отвратительная. Во всех отношениях.

Она выходец из низов. Не по происхождению, а по положению – наложницы Императора. Сын Цыси был единственным наследником Императора Китая, и она выжала из этого все, что можно и нельзя. Однажды захватив власть, с помощью переворотов и убийств Цыси удерживала ее с 1861 до 1908 год.

Впервые мы будем говорить о правительнице, представляющей не европейское сообщество, а древнюю китайскую цивилизацию на ее критическом переломе: переходе от традиционного старого Китая к Китаю нового времени. Эта мрачная императрица надолго задержала его развитие.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Королева Виктория: символ на троне Королева Виктория: символ на троне

Случайно оказавшись претенденткой на английский престол, Виктория сказала знаменитую фразу: «Я буду хорошей». И в целом выполняла это обещание на протяжении 64 лет своего пребывания у власти.

В чем секрет беспрецедентной длительности и исторической значимости правления этой самой известной английской королевы?

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Легенды и мифы Древней Греции и Древнего Рима Легенды и мифы Древней Греции и Древнего Рима

«Легенды и мифы Древней Греции» в изложении знаменитого исследователя античности Н.А. Куна уже давно стали классикой, без которой трудно представить себе детство или юность образованного человека.

Данное издание подарит вам уникальную возможность познакомиться с работами Н.А. Куна в том виде, в каком они вышли в свет в 1914 г. «для учениц и учеников старших классов средних учебных заведений, а также для всех тех, кто интересуется мифологией греков и римлян». Под своим первоначальным названием «Что рассказывали греки и римляне о своих богах и героях» оно издавалось в 1922 г. и 1937 г. В 1940 г. Н.А. Кун, подписывая сигнальный вариант третьего издания книги, изменил название на «Легенды и мифы Древней Греции».

В книгу вошли мифы о богах, героях и аргонавтах, Илиада и Одиссея, мифы об Агамемноне и Оресте и Фиванский цикл мифов.

Старинное, Мифы. Легенды. Эпос  
обложка книги Мария Стюарт: путь королевы Мария Стюарт: путь королевы

Полная событий, перипетий, интриг и любви судьба Марии Стюарт уже несколько веков интригует исследователей, оставляя загадки ученым и вдохновляя писателей и поэтов. Она взошла на шотландский трон во младенчестве и была обезглавлена в 44 года. Успев побывать королевой Франции и всю жизнь мечтая об английском престоле.

О Марии Стюарт писали Фридрих Шиллер и Вальтер Скотт, Стефан Цвейг и Иосиф Бродский. Ей посвящены театральные и музыкальные постановки, живописные полотна, художественные и документальные фильмы… А что думает об этой трагической личности историк-портретист Наталия Басовская? Какой портрет, основанный на документах, исторических свидетельствах, научных трудах – нарисует она? Сможем узнать на лекции.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Мария Тюдор: кровавый символ Мария Тюдор: кровавый символ

Лекция посвящена Марии Тюдор, прозванной «кровавой» еще при жизни. Старшая дочь знаменитого короля Генриха VIII, сводная сестра Елизаветы Английской была совсем на Елизавету не похожа.

Оскорблённая за свою мать – королеву Екатерину Арагонскую, с которой развелся Генрих VIII, Мария Тюдор захотела повернуть время вспять. На пороге нового времени, в эпоху, для которой реформа церкви, введение протестантизма, осуществленное ее отцом была органична, она попробовала вернуть католическую церковь как единственную правильную.

Повернуть колесо истории Мария Тюдор хотела методами насильственными, кровавыми. Они разрушили и всю ее политику, и ее личную, в частности, женскую судьбу.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Мария-Антуанетта: королева и толпа Мария-Антуанетта: королева и толпа

Лекция, посвященная Марии-Антуанетте, неотделима от французской революции 18 века. Мария-Антуанетта была символом прежнего режима и стала символом жестокости этой революции.

И еще она стала символом не покоряющейся, не подчиняющейся воли женщины, которая уверовала, что абсолютная власть (эпохи перехода к новому времени, в котором она жила), абсолютная королевская власть – от Бога и отдать ее нельзя. В отличие от мужа, Людовика XVI, она осталась тверда в этом своем убеждении.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги От Нефертити до Бенджамина Франклина От Нефертити до Бенджамина Франклина

Невероятные биографии самых важных личностей в истории, рассказанные Наталией Басовской. Мужчины и женщины, изменившие наш мир, любили и умирали, страдали и радовались как самые обычные люди. Все их тайны приоткрывает перед читателем знаменитый историк.

Кто был более жесток, чем Тамерлан? Кого на самом деле любила Нефертити? Почему над Бенджамином Франклином смеялась его невеста? Ответы на эти и многие другие вопросы в этой удивительной книге.

Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Столетняя война. Лекции. Столетняя война. Лекции.

Запись программы из цикла "ACADEMIA". Крупнейший российский историк-медиевист, доктор исторических наук, профессор Наталия Ивановна Басовская расскажет об истории затянувшихся военных конфликтов между Англией и Францией, длившихся примерно с 1337 по 1453 годы. Проанализирует истоки этого первого общеевропейского военно-политического конфликта и его влияние на становление будущих национальных государств во Франции и Англии.

Проект «ACADEMIA» Наука, Образование, История  
обложка книги Столетняя война: леопард против лилии Столетняя война: леопард против лилии

, Историческая библиотека Наука, Образование, История  
обложка книги Три короны Алиеноры Аквитанской Три короны Алиеноры Аквитанской

Пережившая многих своих современников, она оставила заметный след в истории. Хотя бы потому, что была матерью образцового рыцаря Ричарда I, Ричарда Львиное сердце – английского короля.

Она носила в своей жизни три короны. Герцогскую – когда была Герцогиней Аквитанской, французскую, когда была королевой Франции. А когда с ней развелся муж – французский король Людовик VII – она тут же вышла замуж за Генриха Анжуйского, который через два года стал королем Англии.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Хатшепсут, Нефертити, Клеопатра – царицы Древнего Египта Хатшепсут, Нефертити, Клеопатра – царицы Древнего Египта

Рассказ о ярких, сильных, исторических личностях начнем с удивительных женщин самой глубины веков. С трех цариц, а значит и Богинь, древнего Египта: Хатшепсут, Нефертити и Клеопатры.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Ядвига, королева Польши Ядвига, королева Польши

Ядвига осталась в истории как символ благородства и жертвенности. Она прожила очень короткую (28 лет – 1371–1399 гг.), но совершенно потрясающую жизнь! Ее судьба могла бы стать основой для романа. Романа о любви и долге. В 20 веке Ядвига была объявлена и блаженной, и святой.

Женщины в истории Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Записки из тайника
     Пеньковский Олег Владимирович, Гибни Фрэнк
     Документальная литература, Биографии и Мемуары,

    Когда весной 1963 г. в Москве Олегу Пеньковскому был вынесен смертный приговор, мало кто в Советском Союзе, да и за его пределами, осознавал масштаб деятельности этого человека, который по собственной воле стал сотрудничать с западными разведслужбами. Он не считал себя предателем, поскольку был глубоко убежден, что служит прогрессу человечества.

    С апреля 1961 г. до конца 1962 г. Пеньковский снабжал Запад самой оперативной информацией о сокровеннейших политических и военных секретах Советского Союза.

    Он сообщал о конструкции новых тактических ракет, местах их базирования, протяженности Берлинской стены, о разведчиках, работающих в посольствах, дефектах последней модели военного вертолета, о размахе волнений в советских промышленных городах и многом другом.

    В это время был самый пик напряженности между Хрущевым и Кеннеди, и деятельность Пеньковского стала одной из самых глубоких трещин во взаимоотношениях двух государств.

    «Записки» Пеньковского представляют собой очень разноплановое и объемное произведение. Биографические заметки, материалы по структуре советской разведки, комментарии к системе организации связей с агентами, описание деятельности Госкомитета по науке и технике, где он проработал долгое время, критика существующей политической системы страны, обличение деятельности Хрущева и, наконец, просто заметки о реальной жизни советского народа.

    Истории полковника Пеньковского так и суждено было бы остаться секретным досье разведывательных и контрразведывательных ведомств трех стран, если бы не его исповедь — поразительный документ, который и составляет основную часть книги.

  •  Одиссея поневоле
     Свет Яков Михайлович
     Приключения, Исторические приключения, Путешествия и география, Наука, Образование, История

    Эта книга — повесть о необыкновенных приключениях индейца Диего, жителя острова Гуанахани — первой американской земли, открытой Христофором Колумбом. Диего был насильственно увезен с родного острова, затем стал переводчиком Колумба и, побывав в Испании, как бы совершил открытие Старого Света. В книге ярко описаны удивительные странствования индейского Одиссея и трагическая судьба аборигенов американских островов того времени.

  •  Лев Рохлин: Сменить хозяина Кремля
     Волков Александр
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    В июле 2012 г. исполнилась очередная годовщина со дня убийства генерала Л. Я. Рохлина. Вместе с В. И. Илюхиным он создал Движение в поддержку армии и оборонного комплекса; весной 1998 года Рохлин вначале организовал военный заговор с целью свержения Ельцина, а потом пытался поднять в стране массовое протестное движение. Вскоре после этого Лев Рохлин был убит; в убийстве сразу же обвинили его жену, но обстоятельства этого дела до сих пор вызывают удивление.

    Автор этой книги Александр Волков в течение многих лет работал помощником у Л. Я. Рохлина, а затем у В. И. Илюхина. Он был свидетелем последних дней Льва Рохлина и сохранил многие материалы, касающиеся его деятельности. В книге А. Волкова последовательно разбираются обстоятельства убийства генерала Рохлина и приводятся неизвестные ранее факты и документы.

  •  Мир Чарльза Диккенса
     Уилсон Энгус
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Книга посвящена жизни и творчеству Чарльза Диккенса (1812–1870).

    «Мир Чарльза Диккенса» — работа, где каждая строка говорит об огромной осведомленности ее автора, о тщательном изучении всех новейших материалов, понадобившихся Э. Уилсону для наиболее объективного освоения сложной и противоречивой личности Ч. Диккенса. Очевидно и прекрасное знакомство с его творческим наследием. Уилсон действительно знает каждую строчку в романах своего учителя, а в данном случае той «натуры», с которой он пишет портрет. Отличие этой работы не только в том, что она сочетает в себе глубоко продуманный психологический портрет Диккенса с богато документированной монографией о его жизни и творчестве. Особенность книги Э. Уилсона в том, что это, как верно определили англичане, высказывание «мастера современного романа о величайшем из английских романистов прошлого».

  •  Мёртвая зыбь
     Казанцев Александр Петрович, Казанцев Никита Александрович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

    ВСЛЕД за Стивеном Кингом и Киром Булычевым (см. книги "Как писать книги" и "Как стать фантастом", изданные в 2001 г.) о своей нелегкой жизни поспешил поведать один из старейших писателей-фантастов планеты Александр Казанцев.

    Литературная обработка воспоминаний за престарелыми старшими родственниками — вещь часто встречающаяся и давно практикуемая, но по здравом размышлении наличие соавтора не-соучастника событий предполагает либо вести повествование от второго-третьего лица, либо выводить "литсекретаря" с титульного листа за скобки. Отец и сын Казанцевы пошли другим путем — простым росчерком пера поменяли персонажу фамилию.

    Так что, перефразируя классика, "читаем про Званцева — подразумеваем Казанцева".

    Это отнюдь не мелкое обстоятельство позволило соавторам абстрагироваться от Казанцева реального и выгодно представить образ Званцева виртуального: самоучку-изобретателя без крепкого образования, ловеласа и семьянина в одном лице. Казанцев обожает плодить оксюмороны: то ли он не понимает семантические несуразицы типа "Клокочущая пустота" (название одной из последних его книг), то ли сама его жизнь доказала, что можно совмещать несовместимое как в литературе, так и в жизни.

    Несколько разных жизней Казанцева предстают перед читателем. Безоблачное детство у папы за пазухой, когда любящий отец пони из Шотландии выписывает своим чадам, а жене — собаку из Швейцарии. Помните, как Фаина Раневская начала свою биографию? "Я — дочь небогатого нефтепромышленника┘" Но недолго музыка играла. Революция 1917-го, чешский мятеж 18-го┘ Папашу Званцева мобилизовали в армию Колчака, семья свернула дела и осталась на сухарях.

    Первая книга мнемонического романа почти целиком посвящена описанию жизни сына купца-миллионера при советской власти: и из Томского технологического института выгоняли по классовому признаку, и на заводе за любую ошибку или чужое разгильдяйство спешили собак повесить именно на Казанцева.

    После института Казанцев с молодой женой на тот самый злополучный завод и уезжает (где его, еще практиканта, чуть не обвинили во вредительстве), да только неустроенный быт надоедает супруге.

    Казанцев рванул в Москву. К самому Тухачевскому пробрался, действующий макет электрической пушки показал. Маршал уши поразвесил, да и назначил Казанцева командовать экспериментальной лабораторией и создавать большую электропушку, практическая бессмысленность коей была в течение одного дня доказана консультантом-артиллеристом.

    Следующий любопытный сюжет относится к Великой Отечественной. Перед мобилизацией Казанцев "на всякий случай" переправил водительские права на свое имя, но они почти и не понадобились: вскорости после призыва уже стал командовать рембазой автомобилей, причем исключительно для удобства снабжения перебазировал ее от Серпухова — в Перловку на Ярославское шоссе, поближе к собственной даче. Изобретает электротанкетки, одна из которых ни много ни мало помогла прорвать блокаду Ленинграда.

    Никак не понятно, например, как Александр Петрович в течение десятилетий удерживал самозваный титул классика советской научной фантастики, нигде не упоминается о личной причастности к гонениям на молодых авторов, и лишь вскользь упоминается о сотрудничестве с КГБ.

    Кое-что, конечно, проскальзывает. Например, каждому высокопоставленному функционеру, что-то значившему для Казанцева, он стремился подарить свою первую книжку "Пылающий остров" с непременной ремаркой типа "В газете французских коммунистов "Юманите" уже перевод сделали┘".

    Совершенно авантюристски выглядит работа Казанцева в качестве уполномоченного ГКО (Государственного комитета обороны) на заводах Германа Геринга в Штирии, пугал австрийцев расстрелами и даже участвовал в пленении корпуса генерала Шкуро и казаков атамана Краснова, сражавшихся на стороне вермахта, но отказавшихся капитулировать. Англичанам в падлу было кормить 60 тысяч русских, вот и сдали их, как стеклотару, Красной Армии.

    По возвращении в Союз Казанцева вызвали в органы для дознания на пример выяснения количества награбленного за время командировки. Велико же было изумление следователя, когда выяснилось, что Казанцев ничегошеньки себе из драгоценностей не привез.

    Просто Казанцев, пройдя мытарства Гражданской войны, уже знал, что злато и брюлики не являются безусловным гарантом благополучия и уж тем более не спасают от ножа или пули. Чтобы выжить, хитрую голову на плечах надо иметь. (Умиляет, например, история о том, как Казанцев после войны лет десять везде "совершенно случайно" таскал с собой военный пропуск на автомобиль "с правом проезда полковника Званцева А.П. через все КП без предъявления документов").

    Первый секретарь правления Союза писателей Александр Александрович Фадеев наставлял немолодого, прошедшего войну, но выпустившего пока еще только одну-единственную книжку Александра Казанцева: "Хочу только, чтобы твое инженерное начало не кастрировало тебя и герои твои не только "били во что-то железное", но и любили, страдали, знали и горе, и радость, словом — были живыми людьми". Не выполнил Казанцев наказ старшего товарища по перу, и каждая новая книжка выходила у него все муторнее и многословнее, живых людей заменяли картонные дурилки, воплощавшие в жизнь технические идеи в духе Манилова (будь то подводный мост из США в СССР или строительство академгородка где-нибудь подо льдом). Зато с идеологической точки зрения подкопаться было невозможно: строительство всегда начинал миролюбивый Советский Союз, а злобные ястребы с Запада кидали подлянки. Если же в книге не планировалось строительства очередного мегаломанского сооружения, то добрые советские ученые с крепкими руками рубили в капусту на шахматной доске диверсантов из выдуманной страны Сшландии (романы типа "Льды возвращаются").

    Жизнь, тем более девяностопятилетнюю, пересказывать подробно не имеет смысла. Приключения тем и интересны, что происходят не каждый день. Как беллетрист Казанцев и не стремился четко описать год за годом свою жизнь. Выхватывая самые значимые, самые запомнившиеся события, мемуарист выкидывает серые и скучные фрагменты, чтобы оставшиеся части картины заиграли ярче. Зияющие лакуны в повествовании при этом смущают только читателя, но никак не самовлюбленного автора.

    Если в довоенной биографии все относительно четко и структурировано и даже можно восстанавливать хронологию жизни писателя с небольшими припусками в пару-тройку лет, то второй том представляется сплошным сумбуром, состоящим из старых фрагментов литературных записей, чужих историй и баек, "отступлений вперед" о судьбе некоторых персонажей и непременной путаницей в рассказе. То ли автор скрыть что-то хочет, то ли и вправду вся послевоенная жизнь представляется для него в виде гомогенной "Мертвой зыби".

  •  Тайны волхвов. В поисках предания веков
     Джилберт Эдриан
     Старинное, Мифы. Легенды. Эпос, Наука, Образование, История, Религия и духовность, Эзотерика,

    Величайшей тайной на свете была и остается тайна об истоках христианской религии. Кем был Иисус Христос? Откуда он? Какова в действительности была его миссия? Кто такие волхвы и откуда они пришли? Что это за таинственное предание, связанное с Сириусом и созвездием Орион, которое приоткрывает завесу тайны? Какие цивилизации древнего мира оказали свое воздействие на формирование новой религии? Ответы на эти вопросы вы найдете, прочитав книгу «Тайны волхвов», продолжающую новую серию «Тайны древних цивилизаций».

    Автора этой книги Эдриана Джилберта любители увлекательной научно-популярной литературы прекрасно знают по его книге «Секреты пирамид», написанной в соавторстве с Р. Бьювэлом и изданной в серии «Великие тайны».


 Жанры книг