Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Фрай Макс - книги автора

Творчество автора (Фрай Макс) представлено в следующих жанрах: Фантастика, Фэнтези, , Ужасы и Мистика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы, Проза, Современная проза, Научная Фантастика, , , Старинное, Старинная литература, Современные любовные романы, Юмористическая фантастика, , Детское, Сказка, Домоводство (Дом и семья), Кулинария, Детективная фантастика, Детективы и Триллеры, Детектив, Социально-психологическая фантастика, , Городское фэнтези, Героическая фантастика,

 Название  Серия  Жанр
обложка книги 5 имен - 1 5 имен - 1

В этой книге собраны тексты пяти авторов, чьи имена уже известны внимательному читателю антологий и сборников рассказов, составленных Максом Фраем. А невнимательному читателю эти имена, возможно, все еще неизвестны. Это досадное недоразумение следует исправить немедленно. Читайте же.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги 78 78

С одной стороны, это просто большой сборник хороших рассказов. С другой стороны, эта книга может быть использована как отличный инструмент для гадания, воспользоваться которым сможет каждый желающий. И наконец, эта книга может быть интересна энтузиастам мантических практик как чрезвычайно интересная и неожиданная импровизация на тему Таро Тота Алистера Кроули.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги The Stranger The Stranger

Max Frei's novels have been a literary sensation in Russia since their debut in 1996, and have swept the fantasy world over. Presented here in English for the first time, The Stranger will strike a chord with readers of all stripes. Part fantasy, part horror, part philosophy, part dark comedy, the writing is united by a sharp wit and a web of clues that will open up the imagination of every reader.

Max Frei was a twenty-something loser-a big sleeper (that is, during the day; at night he can't sleep a wink, a hardened smoker, and an uncomplicated glutton and loafer. But then he got lucky. He contacts a parallel world in his dreams, where magic is a daily practice. Once a social outcast, he's now known in his new world as the "unequalled Sir Max." He's a member of the Department of Absolute Order, formed by a species of enchanted secret agents; his job is to solve cases more extravagant and unreal than one could imagine-a journey that will take Max down the winding paths of this strange and unhinged universe.

Contents:

Debut in Echo

Juba Chebobargo and other nice folks

Cell No. 5-OW-NOX

The Stranger

King Banjee

Victims of Circumstance

Journey to Kettary

The Labyrinths of Echo Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Авиамодельный кружок при школе № 6 (сборник) Авиамодельный кружок при школе № 6 (сборник)

Название этой книги придумал Константин Наумов и любезно разрешил использовать его для сборника рассказов разных авторов, возможность работать с которыми составитель считает одной из самых больших удач в своей жизни.

Что скрывается за этим названием? Торжество деперсонализации, все вот эти драгоценные пограничные состояния между памятью и забвением, осознанием и страхом, жизнью и смертью, неведомые территории, откуда мы, храбрые летчики, настоящие бойсы, иногда возвращаемся не просто живыми, а с добычей.

Наша добыча – вот она.

Книга публикуется в авторской редакции

, Фантастика, Ужасы и Мистика  
обложка книги Болтливый мертвец Болтливый мертвец

После череды уже ставших привычными чудес и приключений столкнуться с угрозой конца Мира и найти врагов вместо лучших друзей, выяснить, что лучшие твои воспоминания всего лишь блеф, тут уж любой в сердцах выдаст: «Гори оно все синим пламенем!».

Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Большая телега Большая телега

"Большая Телега, или Большой Воз, — так у некоторых народов называлось созвездие Большая Медведица. Концепция книги такова: карта созвездия была определенным образом наложена на карту Европы, и я вот уже больше года езжу по тем городам, в которых отразились звезды Телеги, и в каждом городе пишу текст по следам событий, которые со мной там происходят"

Фантастика, Фэнтези, Проза, Современная проза  
обложка книги Вавилонский голландец Вавилонский голландец

Перед вами множество историй о том, что случилось (или могло бы случиться) в ходе путешествия Вавилонской библиотеки на борту «Летучего голландца». Но все эти истории, едва уместившиеся в один толстый том, – всего лишь крошечный осколок реальности, зыбкой, переменчивой, ненадежной и благословенной, как океан.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Вершитель Вершитель

Сэр Макс – бесшабашный и временами безалаберный, но никогда не унывающий герой, чьи похождения по бесконечным трактирам и улочкам затерянных городов не перестают удивлять и будоражить воображение. Вдвойне повезло любому почитателю фэнтези, так как вместе с романом об экзотических мирах он заполучит добротный детектив.


Лабиринты Ехо Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Властелин Морморы Властелин Морморы

Вот вам история, рассказанная сэром Джуффином Халли. Самое удивительное в ней – вовсе не волшебные обстоятельства, не колдовские заклинания, не интригующие подробности, а невероятное открытие: оказывается, господин Почтеннейший Начальник Тайного Сыска умеет ошибаться. Ну, по крайней мере, он умеет весьма убедительно рассказывать о своих ошибках. Ага, как же. Так мы ему и поверили.

, Хроники Ехо, Хроники Exo Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Властелин Морморы. История, рассказанная сэром Джуффином Халли Властелин Морморы. История, рассказанная сэром Джуффином Халли

Истории о старых временах, иных мирах и вымышленных существах, рассказанные, пока варился кофе

Хроники Ехо, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Власть несбывшегося Власть несбывшегося

Грозный Вершитель из Ехо, сэр Макс со своим «подельником» сэром Нумминорихом отправляется в легендарные гугландские болота, чтобы раскрыть серию загадочных убийств. Использовав свой могучий ум и прибегнув к помощи печально знаменитых Смертных Шаров, Макс выходит на след, который приводит его к Великому Магистру — предводителю вампиров.

, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Волонтеры вечности Волонтеры вечности

Иногда мертвецы возвращаются в мир живых; иногда живые уходят по тропам мертвых и возвращаются обратно. Их глаза видели ад, поэтому ничто не сравниться с силой их любви к жизни. Власть над другими – тяжелейшая ноша, а плата за могущество может оказататьсяслишком высокой. Но нет места для пустых сожалений в средце того, кто по доброй воле стал волонтером вечности.


, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Ворона на мосту Ворона на мосту

Делая собственную историю чужим достоянием, рассказчик не просто воскрешает ее в памяти, но и в некотором роде заново овеществляет. Она, конечно, и так не выдумка, и все же прежде, до слов, ей недоставало подлинности. В результате совместных усилий рассказчика и слушателя, или читателя на перилах невообразимого Моста Времени одна за другой появляются зримые и осязаемые зарубки.

Поэтому вот вам история о Рыбнике, рыбаке и рыбке, и еще о мокрой вороне, и о конце света заодно, и, если уж на то пошло, – о начале света, и как же хорошо, что у этого слова так много смыслов, как ни поверни, все – правда. Рассказать об этом было почти невозможно, но если не совершать невозможное хотя бы иногда, жизнь человеческая утрачивает сокровенный смысл.

Хроники Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Ворона на мосту. История, рассказанная сэром Шурфом Лонли-Локли Ворона на мосту. История, рассказанная сэром Шурфом Лонли-Локли

Делая собственную историю чужим достоянием, рассказчик не просто воскрешает её в памяти, но и в некотором роде заново овеществляет. Она, конечно, и так не выдумка, и все же прежде, до слов, ей недоставало подлинности. В результате совместных усилий рассказчика и слушателя, или читателя на перилах невообразимого Моста Времени одна за другой появляются зримые и осязаемые зарубки.

Поэтому вот вам история о Рыбнике, рыбаке и рыбке, и ещё о мокрой вороне, и о конце света заодно, и, если уж на то пошло, – о начале света, и как же хорошо, что у этого слова так много смыслов, как ни поверни, все – правда. Рассказать об этом было почти невозможно, но если не совершать невозможное хотя бы иногда, жизнь человеческая утрачивает сокровенный смысл.

Хроники Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Вселенная Ехо. Том 2 Вселенная Ехо. Том 2

Самые лучшие книги от одного из самых популярных авторов современности – Макса Фрая!

«Власть несбывшегося», «Болтливый мертвец», «Лабиринт Мёнина», «Мой Рагнарёк» и «Гнезда Химер. Хроники Хугайды» – теперь под одной обложкой!

Цикл историй про Ехо, сэра Макса, его недругов и союзников – сегодня уже классика жанра и известен всем ценителям хорошей литературы!

,  
обложка книги Вся правда о нас Вся правда о нас

Следует признать, что в названии книги содержится некоторое преувеличение. Вся правда обо всех сразу в одну книгу просто не помещается. Но мы очень старались и рассказали столько правды, сколько смогли: о персонажах, о Мире, о магии, о времени, о смерти и бессмертии, о проклятиях, об отчаянии и о любви. Результатом наших усилий стал удивительный эффект: прочитав эту книгу, читатель получит шанс узнать всю правду о себе. Кто-то сразу, кто-то – годы спустя, кто-то во сне, кто-то наяву. Но узнает непременно. Тем лучше: лишняя порция новых устрашающих знаний никогда не повредит.

Книга публикуется в авторской редакции

Сновидения Ехо Фантастика, Фэнтези, Старинное, Старинная литература,  
обложка книги Вторая линия (сборник) Вторая линия (сборник)

Автор сам толком не знает, что за линии такие, о чем вообще речь? Сюжетные? Поведения? Защиты? Линии жизни на двух руках, левой и правой? Или же в честь питерских улиц, что на Васильевском острове, такое название? Это вряд ли. Скорее всего, просто линии. Возможно, даже прямые. И у вас в руках сейчас одна из этих линий, несомненно параллельных. В некоторых местах, тем не менее, пересекающихся. А в остальных, согласно аксиоме из школьного учебника геометрии, нет. И то и другое верно, поскольку вселенная, в которой существует только одна правда – это уже не вселенная, а дурость какая-то.

, Фантастика, Ужасы и Мистика  
обложка книги Гнезда Химер Гнезда Химер

Роман «Гнезда Химер» написан автором в двух версиях. Сэр Макс внезапно оказывается в чужом Мире. Герою предстоят долгие странствия, чтобы найти того, кто поможет ему вернуться домой.

Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Горе господина Гро Горе господина Гро

Вот вам история, рассказанная мудрецом, который сам почти ничего толком не понял. История о любви, боли, глупости и милосердии. История, герои которой только и делают, что удивляют друг друга, а иногда – самих себя. И это, честно говоря, лучшее, что может случиться с человеком.

, Хроники Ехо, Хроники Exo Фантастика, Фэнтези, Любовные романы, Современные любовные романы  
обложка книги Горе господина Гро. История, рассказанная сэром Кофой Йохом Горе господина Гро. История, рассказанная сэром Кофой Йохом

Вот вам история, рассказанная мудрецом, который сам почти ничего толком не понял. История о любви, боли, глупости и милосердии. История, герои которой только и делают, что удивляют друг друга, а иногда — самих себя. И это, честно говоря, лучшее, что может случиться с человеком.

Хроники Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Дар Шаванахолы. История, рассказанная сэром Максом из Ехо Дар Шаванахолы. История, рассказанная сэром Максом из Ехо

В этой книге читатель найдет множество ответов на вопросы, которые он не раз задавал, не слишком, впрочем, рассчитывая, что ему вдруг вот так — ррраз! — и все честно расскажут. И еще больше ответов на вопросы, которые даже в голову не приходили — ни читателю, ни автору. Разве только некоторым, особо дотошным персонажам. И после этого все, наконец, сделается непонятно ровно настолько, чтобы стать правдой, которая — невыразима. Прямая речь автора:

Это, на мой взгляд, самая страшная история о литературе, какую только можно вообразить. И о литературной критике заодно. И я, заметьте, совершенно не шучу. Лично мне до сих пор не по себе, а вы как хотите.

Вообще, все книги из этой «зеленой» серии в той или иной степени — ответы на вопросы. Причем на вопросы, которые есть почти у всех читателей. И, в то же время, это такие ответы, которые далеко не каждый читатель готов услышать. Но «Дар Шаванахолы» даже на таком фоне выглядит как один сплошной ответ на почти бесконечное число вопросов. Ответ такой громкий, что не перестает звучать, даже если заткнуть уши. Впрочем, для рядового читателя, который глубоко не копает, все вышесказанное — чушь собачья, книжка — одна сплошная бугогашенька, как всегда, можно не беспокоиться.

Хроники Ехо Фантастика, Юмористическая фантастика, Фэнтези  
Джингл-Ко Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Жалобная книга Жалобная книга

В трудную минуту, когда кажется, что жизнь не удалась, будьте бдительны, не проклинайте судьбу – ни вслух, ни даже про себя. Мужчина за соседним столиком в кафе, девушка, улыбнувшаяся вам в метро, приветливая старушка во дворе могут оказаться одними из тех, кто с радостью проживет вашу жизнь вместо вас. Вы даже и не заметите, как это случится. Они называют себя НАКХИ. Они всегда рядом с нами. Мужество и готовность принять свою судьбу, какой бы она не была, – наша единственная защита от них, но она действует безотказно.

Фантастика, Фэнтези, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Жалобная книга Жалобная книга

В трудную минуту, когда кажется, что жизнь не удалась, будьте бдительны, не проклинайте судьбу – ни вслух, ни даже про себя. Мужчина за соседним столиком в кафе, девушка, улыбнувшаяся вам в метро, приветливая старушка во дворе могут оказаться одними из тех, кто с радостью проживет вашу жизнь вместо вас. Вы даже и не заметите, как это случится. Они называют себя «накхи». Они всегда рядом с нами. Мужество и готовность принять свою судьбу, какой бы она ни была, – наша единственная защита от них, но она действует безотказно.

 
обложка книги Жалобная книга [litres] Жалобная книга [litres]

В трудную минуту, когда кажется, что жизнь не удалась, будьте бдительны, не проклинайте судьбу — ни вслух, ни даже про себя. Мужчина за соседним столиком в кафе, девушка, улыбнувшаяся вам в метро, приветливая старушка во дворе могут оказаться одними из тех, кто с радостью проживет вашу жизнь вместо вас. Вы даже и не заметите, как это случится. Они называют себя «накхи». Они всегда рядом с нами. Мужество и готовность принять свою судьбу, какой бы она ни была, — наша единственная защита от них, но она действует безотказно.

Фантастика, Фэнтези  
Жертвы обстоятельств Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Жили-были. Русские инородные сказки – 7 Жили-были. Русские инородные сказки – 7

Это уже седьмой по счету сборник «Русских инородных сказок», которые на протяжении многих лет составляет Макс Фрай. Многие авторы, когда-то дебютировавшие в «Русских инородных сказках», уже хорошо известны читателям. Но каждый год появляются новые имена – а значит, читателей ждут новые открытия и, самое главное, новые увлекательные истории.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Карты на стол (сборник) Карты на стол (сборник)

Макс Фрай известен не только как создатель самого продолжительного и популярного сериала в истории отечественной fantasy, но и как автор множества сборников рассказов, балансирующих на грани магического и метареализма. «Карты на стол» – своего рода подведение итогов многолетней работы автора в этом направлении. В сборник вошли рассказы разных лет; составитель предполагает, что их сумма откроет читателю дополнительные значения каждого из слагаемых и позволит составить вполне ясное представление об авторской картине мира.

В русском языке «карты на стол» – устойчивое словосочетание, означающее требование раскрыть свои тайные намерения. А в устах картежников эта фраза звучит, когда больше нет смысла скрывать от соперников свои козыри.

И правда, что тут скрывать.

 
обложка книги Ключ из желтого металла Ключ из желтого металла

Роман «Ключ из желтого металла» сочетает характерные для автора и так полюбившиеся читателю иронию и тонкий мистицизм с крайне популярным сейчас жанром криптологического романа.

Главный герой нового романа Макса Фрая, Филипп, тратит свое время, сидя на пустующей даче приятеля, сжигая только что написанные книги в попытках найти новый смысл для собственной жизни. Неожиданный звонок отца вызывает его в Вильнюс. В своем старом доме, в подвале, старый коллекционер ключей и его сын находят странную дверь — антикварный предмет 15-го века с затейливым замком и резным изображением Гекаты. Что она скрывает и откуда взялась — загадка, за которую принимается Филипп.

Разыскивая ключ, открывающий старинный замок и тайну, он погружается в мир антикваров и галерейщиков, художников и сновидцев.

Спираль сюжета закручивается на средневековых улочках мистической Праги, старого Кракова, Вильнюса, современной Москвы и даже на территории снов героя, пробраться сквозь которую ему помогают художница Мирра и загадочный персонаж Макс, в котором давние поклонники творчества автора легко узнают своего любимого героя.


Автор о книге (одной фразой):

«Пусть играет, пусть. Пусть пугает, пусть сбивает с толку, пусть не разъясняет правил, шептал я, прислонившись спиной к теплым от солнца камням Тынского храма. Только бы продолжал играть, лишь бы Ему не надоело, хоть бы не передумал, не отвлекся на что-нибудь другое, потому что я уже не хочу жить как-то иначе. И, кажется, не смогу».

Стихи Марины (Мирры) Жукотовской и рассказы Бориса Цаплина использованы с ведома и любезного согласия авторов.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Книга вымышленных миров Книга вымышленных миров

Вместо того чтобы описывать при помощи слов знакомую реальность, можно попробовать создать новую, незнакомую. Начать все с нуля, переписать по-своему естественные науки, исторические хроники, энциклопедии и буквари, стать создателем, демиургом — вот славный вызов для существа, которое и само когда-то было создано, придумано, начато зачем-то с нуля и выброшено в человеческую жизнь: выплывет ли? (Правильный ответ: неведомо.)

Некоторые демиурги полагают текст живой плотью; им кажется, что ткань человечьего бытия соткана из той же материи, что и книги: из слов. "В начале было Слово, не так ли?" — вопрошают они. И заключают: "Еще неизвестно, воспоследовало ли за ним Дело, или было решено, что сойдет и так?.." Я, понятно, из их числа. Когда-то мне довелось собственноручно вымесить не одну тонну глины, но те времена уж давно миновали. Теперь я вижу обитаемые миры во сне, а наяву собираю из слов их копии. Как и их создатель, миры мои несовершенны и недолговечны, но это лучше, чем ничего. Много лучше.

Прежде чем приниматься за работу, начинающему демиургу следует ознакомиться с опытом великих предшественников, не потому, конечно, что один демиург может чему-то научиться у другого. А просто затем, чтобы не повторяться. Собственно, собрание отчетов о сотворении миров вы и найдете под этой яркой обложкой. Как и положено обитаемым мирам, дела наших рук вполне несовершенны, но вполне прекрасны и удивительны. И еще вы найдете там несколько практических советов начинающим демиургам. Это полезные советы — насколько вообще может быть полезен совет. Зато вредных советов демиурги не дают друг другу вовсе. Зачем? Все и так, мягко говоря, непросто…

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Книга Одиночеств Книга Одиночеств

Эта книга была написана много лет назад под влиянием короткого текста Линор Горалик про Ахиллеса и Черепаху. Без текста Линор этой книги не было бы, поэтому у нее два автора, достаточно одиноких, чтобы не услышать друг друга, чтобы не быть услышанными никогда.

После встречи с нею мне стало окончательно ясно, что я знаю всего два способа любить человеков.

которая позвонила мне в четыре часа утра, в самую долгую из декабрьских ночей, пьяная в жопищу, нежная.

который однажды вынудил меня признаться, что я – из тех распятых, чьи призраки селятся под потолком в помещении судмедэкспертизы, суют дохтуру свои вериги: «Дохтур, это ж не кровь, да? Это ж кетчуп».

с которой мы сокрушались о нелегкой доле и тщетном труде пророков.

большой души, широких плеч и пестрой биографии даме. В частности, ей даже довелось побывать замужем в деревне. И поработать в свинарнике.

который первым рассказал мне о воспитании спартанских мальчиков, даже знаменитую историю с лисом пересказать не поленился.

с которыми мне пришлось делить коммунальную плиту в середине восьмидесятых годов минувшего столетия.

которой уже, страшно сказать, за шестьдесят, а загляни ей в глаза – совсем девчонка. Впрочем, нет, не «девчонка». Девочка. Очень, очень хорошая девочка.

чье имя все время напоминает мне, что в годы дошкольного детства был у нас во дворе такой стишок:

Прямо, прямо, прямо,
там большая яма.
В яме той сидит Борис,
повелитель дохлых крыс.

который не далее как вчера утром пожарил мне утку с яблоками и ушел, оставив меня наедине с аппетитным предметом.

которые время от времени упрекают меня в высокомерии.

который заметил, что подушечки моих пальцев расчерчены словно бы для игры в крестики-нолики.

которая отлично знает, что висеть на Древе Познания – милое дело, наилучший способ скоротать вечность-другую. Даже если сдуру, от излишнего усердия пригвоздить себя к многострадальному растению мечом, оно ничего, быстро перестает досаждать. В общем, виси не хочу, лучшей доли себе не пожелаешь.

которая рассказала мне про «мармеладный тест».

который смотрел по телевизору кино про машину времени и меня усадил на подушки перед экраном. Смотри, дескать, какое кино! Правда здорово?

Каждый день она слушает рассказы о чужих проблемах, за деньги. Такая у нее работа.

в гости к которой меня часто водили в детстве.

ради которого мне пришлось вспомнить и пересказать своими словами старую-старую притчу.

который подарил мне игрушку под названием «живой пейзаж».

который однажды рассказал мне, что тибетские ламы называют ученых Запада «специалисты по утонченным заблуждениям».

с которым мы вспоминали детские страхи. Те, что появлялись в самом начале жизни, сами по себе, без явного влияния культурной среды. Не навязанные взрослыми, которым, понятно, удобнее иметь дело с покорными трусишками; не внушенные дворовыми друзьями, которые всегда рады поделиться ужасающей информацией, а те страхи, что приходили изнутри откуда-то непонятно почему и зачем.

моему поставщику сосновых благовоний.

который недавно позвонил и спросил, помню ли я про «истинное маслаждение».

который первым рассказал мне про удивительный телефонный номер: ноль-девять-до пяти.

который подарил мне замечательную формулу: «Дуракам коан не писан», после чего мы с ним покурили, поговорили и решили, что есть, строго говоря, всего два способа прожить человеческую жизнь.

которая давным-давно умерла.

который подарил мне на семнадцатый день рождения томик Пу Сун Лина и скрасил мое затянувшееся отрочество рассказами про духов, монахов и лис-оборотней.

которая любит звонить мне по телефону, рассказывать содержание своих снов и спрашивать: что это означает?

моему соседу по коммунальной квартире, хроническому алкоголику.

который спас мне жизнь и строго-настрого велел посидеть полтора месяца на диете (совсем, к слову, не жесткой).

автору первой популярной Теории Виртуальной Личности, которая, к слову сказать, совершенно меня не устраивает.

которая однажды сказала, что выдуманные персонажи вроде меня и еды настоящей не заслуживают. И приготовила мне самый настоящий Завтрак Мистификатора.

который прежде меня увидел тайную, темную сторону Петербурга и поведал о ней всем, кто имеет очки, чтобы читать (но не глаза, чтобы видеть).

который своевременно помог мне разобраться с вопросами жизни и смерти – насколько это вообще возможно.

на чьей кухне мы полночи обсуждали особый, утонченный идиотизм человечьего бытия: мы все (и сам Р. Т. – иногда, и я тоже – часто) живем так, словно бы это первая попытка в спортивном соревновании или плановая репетиция в провинциальном театре. У примадонны из-под юбки выглядывает нечистая комбинация; герой-любовник смердит застарелым перегаром; прочие и вовсе не выучили текст, понадеялись на суфлера – а ведь такой должности вовсе нет в штатном расписании: сократили ее экономии ради, еще много столетий назад.

которая рассказала мне две славные истории про поиск, цель, путь, победу и поражение.

с которым мы долго думали: как нам обустроить хомосапиенса? Ибо все происходит у человеков неправильно.

с которым мы однажды говорили о том, что некоторые вещи, если их вовремя не описать словами, не высказать вслух, не размножить на всех мыслимых и немыслимых ксероксах, так и не родятся, останутся несбывшимися.

который рассказал мне дивный случай из чужой прекрасной жизни.

которую занятые родители отправили на лето в деревню к прабабушке. Старушка, как это принято в наших широтах, добрая душа и религиозная дурища.

которая не смогла отпроситься у мамы и переночевать у меня 7 ноября 1981 года. И, как выяснилось позже, правильно сделала.

который был рядом, когда в доме моем впервые завелся зверь яибусь.

что привязалась ко мне однажды за городом в ходе вымороченного, чужого именинного пикника. Девочка тоже была совершенно чужая; даже имени ее не знаю.

которая помогла мне понять, что все мои странствия были погоней за запахами.

который однажды, напившись до утраты стыда и обретения памяти, рассказал мне о своем детстве, куда более паршивом чем в среднем по стране.

которые оставили мне в наследство лютый нрав да огненный взор – и, увы, ни единой сабли.

после беседы с которым мне приснился сон следующего содержания:

которая не единожды гримировала меня и прекрасно знает, что поверх лица у меня находится рожа. Она вполне заурядна, зато подвижна, растяжима и вполне бесстыжа.

который учил меня, злобное, малолетнее (в ту пору) существо, любить жизнь.

которые учились со мною в университете.

которая придумала дивную телегу про жизнь человечью. Рассказывает она ее так:

который отлично знает, что воспоминания – волшебная голубая таблетка от «сегодня».

которая сказала однажды: «Не люблю наркотики. Это слишком просто, как богу в церкви молиться».

которая потратила восемь минут своей единственной и неповторимой жизни, чтобы уговорить меня возлюбить Пушкина превыше всех мастеров словесности.

с которым мы отправились гулять в Серебряный Бор в самом начале апреля.

самой красивой девочке в классе, в школе и, возможно, вообще в мире.

с которым мы раскопали в шкафу брошюру с буквами так называемой «семафорной азбуки», – это когда моряки флажками машут.

которая почему-то совершенно уверена, будто в прошлой жизни автор этих строк был Оле-Лукойе.

который учил меня играть в шахматы да так и не выучил. Очень, надо сказать, сердился и все спрашивал: «Почему ты не хочешь меня победить? Надо хотеть!»

который все обещал взять меня на охоту, да так и не взял.

который однажды позвонил мне домой да так не вовремя, что телефонный звонок застал меня на пороге.

вместе с которым мы зимовали в городе Невьянске, в ночь с 1984 на 1985 год.

который рассказывал мне о своем опыте игры в рулетку.

которая знает, что у меня закончились сны.

которая теперь, думается мне, знает о грибах много больше, чем я.

который когда-то, давным-давно, рассказал мне, будто в исламской традиции никогда не было принято побираться под тем предлогом, что деньги нужны для паломничества к святым местам.

который был моим соседом и (позже) одноклассником. Мы жили в соседних подъездах, оба на втором этаже; комнаты наши, как мы быстро обнаружили, были разделены стенкой. Это подарило нам ни с чем не сравнимую радость перестукивания. Азбуку Морзе мы, конечно, не знали, поэтому стучали просто так, лишь бы стучать.

который выращивал крокусы и никогда не гонял меня от своего забора: стой, смотри, сколько влезет. А однажды разрешил зайти в сад, понюхать сиреневые и оранжевые цветы, потрогать их украдкой, уйти восвояси, шмыгая носом от почти невыносимого счастья.

вместе с которым мы нечаянно выяснили, что 1 февраля отмечается Всемирный День Московского Демона. Ну, или не Всемирный. Просто – День Московского Демона.

который целый месяц не мог дождаться от меня трех с половиной строчек так называемой «официальной биографии».

который умел готовить абрикотин – домашнюю абрикосовую наливку, самый вкусный алкогольствующий напиток, который мне когда-либо доводилось пробовать.

которая на руки мне глядела, карты раскладывала, жидкий воск в чашку лила и почти официально подтвердила, что у меня и правда девять жизней. Почти как у кошки.

который первым ознакомил меня с теорией Дарвина о происхождении видов.

который, помнится, всегда удивлялся: какое же количество философских телег, религиозных догм, моральных принципов и прочей литературно-художественной мутотени повыдумали люди, чтобы иметь возможность Спокойно Пить Водку, всей полостью головы ощущая Собственную Правоту.

с которой мне удалось однажды поговорить о метафизическом ужасе. (А вы, доктор, кончайте ухмыляться, слушайте внимательно: вас это тоже касается. Вас, собственно, в первую очередь.)

который говорил мне в отчаянии:

без которой моя учеба в старших классах средней школы была бы совсем уж безрадостным и бестолковым занятием.

который вдруг, ни с того ни с сего подсел за мой столик и рассказал отличную не то байку, не то притчу, не то просто сказку.

в которую я порой вглядываюсь, следуя общеизвестному рецепту. Жду, когда же она, бездна, начнет вглядываться в меня. Мне ведь обещали, что так будет! Ну вот я и стараюсь.

Я иногда совсем теряю голову и пишу ей дурацкие записки, с утра пораньше, спросонок, глаза не продрав.

который спрашивал, срываясь на крик: «Когда я вернусь в Гавану, а, суки? Когда я вернусь в Гавану 1928 года? Ну, что же вы молчите, вам нечего сказать?»

который проводил меня на Киевский вокзал 6 ноября 1987 года и погрузил в вымороченный дополнительный поезд Москва-Одесса, осененный сложным трехзначным номером.

которая нянчилась со мной в холерное одесское лето 1970 года, поила водой пополам с вином, кормила пилюлями, выходила, вернула к жизни, а заодно прочитала мне вслух длинную сказку Погорельского про Черную курицу и подземных жителей.

с которой мы однажды трепались о том, что, дескать, не бывает счастливых людей (т. е. счастливых тем счастьем, которое они сами готовы считать таковым), бла-бла-бла, – мой не то чтобы любимый, но не раз объезженный конек.

которых нужно было отвезти из Измайлова на Воробьевы горы в ночь весеннего равноденствия, 21 марта. В результате примерно в 06:30 утра (время восхода солнца в Москве) на Третьем транспортном кольце, между съездом на Бережковскую набережную и Кутузовским проспектом мне был явлен языческий бог Ярила во всей своей солярной красе.

благодаря которому мне довелось ощутить привкус сбывшейся мечты.

которая не объявлялась года полтора, а то и больше, а потом вдруг позвонила однажды ночью.

которые зачем-то пишут мне письма и задают вопросы.

который говорил, что, когда вырастет, станет отмечать все праздники, указанные в календаре, даже День работников легкой промышленности.

чьи ежеутренние страдания подвигли меня придумать и провозгласить вот эту декларацию прав совиного народа:

который говорил, что жизнь человечья бывает двух разновидностей: или просранная, или проебанная.

которая показала мне живого гермафродита.

которая однажды, выпив молодого вина, стала нежная, с бездонными глазами. Подошла ко мне, обняла, голову на плечо положила, только что не замурлыкала.

которая вечно говорила: «Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступили с тобой».

который позвал меня на помощь, когда пересаживал рыбок из одного аквариума в другой.

благодаря которой мне стало известно о существовании евреев.

который много думал о смерти и меня приохотил.

которая говорила, что я никогда не повзрослею. И, по счастью, оказалась совершенно права.

которую все прочие обитатели коммунальной квартиры называли баба Лиза.

которая очень старалась научить меня бесстрастно выслушивать глупости, которые говорят порой хорошие, в сущности, люди.

с которой мы в последнее время часто говорим о страхах.

который учился у меня играть в нарды.

чье письмо однажды приснилось мне под утро. На мятой линованной бумаге было написано примерно следующее:

с которым мы пили розовое молдавское вино в августе 91-го. И как могли учили друг дружку ничего не бояться.

которая живет там, где меня больше нет.

которая мечтает поскорее вырасти и пойти работать в библиотеку. Дуся пока совсем маленькая и не знает, что некоторым мечтам лучше бы не сбываться.

который предостерегал меня от гендерных обобщений еще в ту пору, когда мне и слово такое было неизвестно.

который пока учится в школе. И там ему всякие глупости про жизнь рассказывают, в точности, как когда-то нам.

которая учила меня терпимости и толерантности.

который на мою презрительную реплику: «Да это же избитая истина!» – обычно отвечал: «Некоторые истины нужно забивать насмерть».

которая очень хотела узнать, как меня зовут на самом деле.

которая ничего пока не знает о любви. Не понимает пока, что двум нежным органическим существам, ебущему и ебомому, следует иметь в виду: все могло бы сложиться иначе. Ну, то есть они вполне могли бы оказаться в иной какой-то позиции.

Проза, Современная проза,  
обложка книги Книга русских инородных сказок Книга русских инородных сказок

Жанр сказки продолжает жить, правда сегодня сказки больше рассчитаны на взрослых, чем на детей. В книгу вошли авторские произведения, отобранные известным писателем Максом Фраем и отражающие, по его мнению, современное положение дел в данной области.

Проза, Современная проза, Детское, Сказка  
обложка книги Книга Страха Книга Страха

Человек, который летит в самолете, может разглядывать облака в иллюминаторе, а может умирать от страха, рисуя в воображении ужасы авиакатастрофы, — ее вроде бы ничто не предвещает, но мы-то знаем, иногда они случаются. Этого достаточно.

Самолет — это, понятно, метафора, потому что у всех свои страхи, и есть люди, которые совершенно не боятся летать, но бледнеют, заслышав начальственный окрик, звук чужих шагов за спиной или позвякивание хирургических инструментов, — неважно, у каждого из нас множество своих причин не разглядывать облака в иллюминаторе, которые, впрочем, тоже всего лишь метафора, и черт с ними.

Поскольку нас всю жизнь приучали бояться — не только самолетов, а вообще всего подряд, потому что иногда оно случается, изучение облаков из приятного времяпровождения превращается в задачу номер один, великий вызов, важнейшее из искусств.

В детстве мы забирались на чердак или прятались в сарае, среди пыльных коробок и ржавых пил, все равно где, лишь бы там было сумрачно и неуютно, лишь бы устроить себе ночь среди дня, чужбину на родине. Сидели в потемках, прижавшись друг к другу, рассказывали страшные истории, верещали от ужаса, хохотали до колик, и какое же это было наслаждение. Взрослые учили нас бояться, а учиться получать от этого удовольствие приходилось самостоятельно; конечно же, у нас все получилось, такие мы были талантливые — как, впрочем, все дети.

Тут еще вот что. Тому, кто рассказывает истории, не страшно — до тех пор, пока он не замолчит. А тому, кто слушает, напротив, страшно и сладко, потому что бояться чужих демонов — одно удовольствие, о собственных можно забыть — до тех пор, пока не замолчит рассказчик. И вот мы рассказываем, взахлеб, не останавливаясь, а вы слушаете, вернее, мы пишем, а вы читаете, и конца этому не видно, и всем хорошо.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Котлетка Котлетка Проза, Современная проза  
обложка книги Кофейная книга Кофейная книга

Никто никогда не издавал сборника рассказов про кофе, тем более — с авторскими рецептами приготовления этого напитка. Поэтому нам пришлось это сделать, а вам теперь придется читать, а после — варить кофе по нашим рецептам и с удовольствием его пробовать.

Проза, Современная проза, Домоводство (Дом и семья), Кулинария  
обложка книги Куда исчез Филимор? Тридцать восемь ответов на загадку сэра Артура Конан Дойля Куда исчез Филимор? Тридцать восемь ответов на загадку сэра Артура Конан Дойля

Артур Конан Дойл в эссе "Кое-что о Шерлоке Холмсе", датированном 1924 годом, рассказывает, в частности, следующую историю:

Я слышал об одном случае в Америке, так и оставшемся нераскрытым. Некий джентльмен безупречной репутации отправлялся со своими домочадцами на вечернюю воскресную прогулку и вдруг обнаружил, что кое-что забыл. Он вернулся в дом, дверь которого оставалась еще открытой, а его спутники остались ждать на улице. Но он исчез за этой дверью навсегда, и с того дня не нашлось ни единой зацепки, чтобы хоть как-то приблизиться к решению. Могу с уверенностью сказать, что это одна из самых таинственных историй, о которых мне когда-либо доводилось слышать.

Эта история, к слову сказать, мельком упоминается в рассказе "Загадка Торского моста"; Ватсон приводит ее в качестве примера одного из немногих дел, с которыми не удалось справиться Шерлоку Холмсу. У исчезнувшего господина появляется имя Джеймс Филимор, предмет за которым он вернулся, принимает очертания зонтика.

Меня совершенно захватила история о человеке, который на минуту вернулся в собственный дом за зонтиком и исчез навсегда. Мы прекрасно провели вечер дома, придумывая мало-мальски удовлетворительные объяснения этого происшествия, с огромным трудом изобрели четыре убедительных сюжета на двоих и с удивлением поняли, что уже очень давно так не развлекались.

По ходу стало ясно, что если втянуть в игру как можно больше участников, ее итогом может стать сборник рассказов, объединенных общим сюжетом: человек выходит из дома в сопровождении небольшой группы свидетелей, тут же возвращается в дом, объяснив это необходимостью взять некий забытый предмет, и исчезает навеки. Все остальное, начиная от декораций и заканчивая разгадкой тайны, было оставлено на усмотрение авторов.

По-моему, вышло очень здорово.

Фантастика, Детективная фантастика, Фэнтези, Детективы и Триллеры, Детектив  
обложка книги Лабиринт Лабиринт

Фантастика и мистика, детективный сюжет и сказочные подробности, ироническая пародия и философская притча тщательно перемешаны в творческом котле Макса Фрая и щедро сдобрены юмором, который с самого начала стал своеобразной "визитной карточкой" писателя.

"Лабиринт" – самая первая, трогательная и сказочная из его книг. Обыкновенный трамвай может оказаться средством для путешествий между мирами; город, привидившийся во сне, – сногсшибательной реальностью; смертельная опасность – поводом для шутки,а маньяк – убийца – вашим двойником. Возможно все – и не только на страницах книги, но и в нашей собственной жизни; чудеса случаются не с избранными, а с кем попало – так утвреждает лукавый волшебник, Макс Фрай.


Лабиринты Ехо Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Лабиринт Мёнина Лабиринт Мёнина

Это последняя книга про Ехо. История – длинная, как путь к Городу Мертвых; запутанная, как коридоры Лабиринта Менина; уютная, как сумерки в Тихом Городе, – завершена.

Пришло время открыть карты, ответить на вопросы, расставить точки над "i". И в финале читатель с удивлением узнает, что не кто-то, а он сам был главным героем книги.


Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Лабиринты Ехо. Том 1 Лабиринты Ехо. Том 1

Самые лучшие книги от одного из самых известных авторов современности – Макса Фрая!

«Чужак», «Волонтеры вечности», «Простые волшебные вещи», «Темная сторона» и «Наваждения» – теперь под одной обложкой!

Увлекательнейшие «Лабиринты Ехо» – цикл историй про сэра Макса его друзей, недругов и союзников – сегодня уже классика жанра.

Вселенная, центром которой и является Ехо, сейчас известна всем ценителям хорошей литературы!

,  
обложка книги Мой Рагнарёк Мой Рагнарёк

Конец света уже состоялся в 1995 году. Проект был наспех организован, скверно финансирован, а потому с треском провалился. Так что теперь о нем уже и не вспоминает никто. Более того, скажи кому, что такое было, – не поверят. Но у нас есть свидетели. Одного называют Аллахом, у другого добрая тысяча имен, а третьего зовут Макс. Сэр Макс.

, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Наваждения Наваждения

Мир становится все более зыбким. Что мерещится, что происходит на самом деле - почти невозможно понять. Да и что такое "на самом деле"? Какое из дел человеческих следует полагать "самым"? И, собственно, почему? Удовлетворительного ответа на этот вопрос не знает никто, о чем любит напоминать своим читателям Макс Фрай. Он, впрочем, и сам-то куда больше похож на наваждение, чем на автора книги, которую вы купите наяву, а читать, вполне возможно, будете во сне.

, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги НаперSники синея НаперSники синея

«Капитан Очевидность мертв, а я еще нет», – примерно это, вероятно, хотел сказать автор, публикуя долгожданное продолжение кровавого триллера «Няпиzдинг СЭНСЭЕ». Захватывающие погони ума за ускользающей мыслью, безжалостные перестрелки с внутренним космосом, насильственное использование букв кириллического алфавита, жестокая трансформация смыслов, черная рука бессознательного, гроб на колесиках сансары, все вот это вот, непостижимое и неопределенное. Ужас, короче.

Книга публикуется в авторской редакции

 
обложка книги Наследство для Лонли-Локли Наследство для Лонли-Локли

Могущество чародея - не драгоценный камень, который можно спрятать в тайнике и быть уверенным, что это достояние останется при тебе до конца жизни. Иногда магическая сила покидает своего обладателя - без каких бы то ни было видимых причин. Поэтому, пока этого не случилось, можно устроить своего рода репетицию: проверить, чего ты на самом деле стоишь. И заодно превратить чрезвычайно простое дело в предельно запутанное.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги НебeSное, zлодея НебeSное, zлодея

Третья часть головокружительной погони за ускользающим смыслом бытия, начало которой подробно описано в остросюжетных триллерах «Няпиzдинг сэнсэе» и «Наперsники синея». Кровавые следы полуночных озарений, леденящее дыхание сансары, ослепительное сияние человеческой глупости, неприглядные сцены насилия над невежеством с участием детей и домашних животных.

Бездна, которая всматривается в нас, становится все глубже и смеется над нами все громче. Ну и мы за компанию с ней.

 
обложка книги Неуловимый Хабба Хэн Неуловимый Хабба Хэн

Некоторые тайны остаются тайнами только потому, что не могут быть высказаны словами: звуки и буквы — неподходящие символы для составления этих магических формул. Иные же тайны — и не тайны вовсе, так, мелкие секреты, зато — чужие. Личные. Приватные. В повести о неуловимом Магистре по имени Хабба Хэн предостаточно и тех и других тайн. Некоторые будут раскрыты, некоторые — слегка приоткрыты, а некоторые так и останутся тайнами, не доступными нашему пониманию, но сердцу и воображению — вполне. Почему бы и нет?..

В трактире «Кофейная гуща», что стоит на границе между новорожденной реальностью и нашими снами, появляется сэр Шурф Лонли-Локли. Гость всего один, а сюрпризов — куда больше, чем можно было ожидать. Тайное становится явным, а явное окутывается туманом секретности, мир в очередной раз переворачивается с ног на голову, а значит, все идет по плану.

, Хроники Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Неуловимый Хабба Хэн. История, рассказанная сэром Максом из Ехо Неуловимый Хабба Хэн. История, рассказанная сэром Максом из Ехо

Некоторые тайны остаются тайнами только потому, что не могут быть высказаны словами: звуки и буквы – неподходящие символы для составления этих магических формул. Иные же тайны – и не тайны вовсе, так, мелкие секреты, зато – чужие. Личные. Приватные. В повести о неуловимом Магистре по имени Хабба Хэн предостаточно и тех и других тайн. Некоторые будут раскрыты, некоторые – слегка приоткрыты, а некоторые так и останутся тайнами, не доступными нашему пониманию, но сердцу и воображению – вполне. Почему бы и нет?..

В трактире «Кофейная гуща», что стоит на границе между новорожденной реальностью и нашими снами, появляется сэр Шурф Лонли-Локли. Гость всего один, а сюрпризов – куда больше, чем можно было ожидать. Тайное становится явным, а явное окутывается туманом секретности, мир в очередной раз переворачивается с ног на голову, а значит, все идет по плану.

Хроники Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Новая кофейная книга (сборник) Новая кофейная книга (сборник)

Однажды Маруся Вуль предложила нам собрать «Кофейную книгу» – сборник рассказов, персонажи которых пьют кофе, а авторы рассказывают читателям рецепты его приготовления. Так мы и сделали. С тех пор прошло много лет, и даже подумать страшно, сколько кофе мы все за это время выпили, горького черного и разбавленного молоком. И сколько новых историй успели выслушать и рассказать. Самое время собрать «Новую кофейную книгу» с новыми историями и новыми рецептами. И вечной горечью, которая, как известно, бодрит.

Вот она.

Фантастика, Ужасы и Мистика,  
обложка книги Новая чайная книга (сборник) Новая чайная книга (сборник)

Однажды писатель Дмитрий Дейч предложил нам собрать «Чайную книгу» – сборник рассказов, персонажи которых пьют чай, а авторы рассказывают читателям о способах его заварки. Так мы и сделали.

С тех пор прошло много лет, и даже подумать страшно, сколько чашек, пиал и стаканов чая мы все за это время выпили. И сколько новых историй успели выслушать и рассказать. Самое время собрать «Новую чайную книгу» с новыми историями, и новыми рецептами, и новыми надеждами.

Вот она.

 
обложка книги НяпиZдинг, сэнсэе НяпиZдинг, сэнсэе

О содержании этой книги с уверенностью можно сказать одно: Заратустра ничего подобного не говорил. Но наверняка не раз обо всём этом задумывался. Потому что вопросы всё больше простые и очевидные. Собственно, Макс Фрай всего этого тоже не говорил. Зато время от времени записывал – на бумажных салфетках в кафе, на оборотах рекламных листовок, на попонах слонов, поддерживающих земную твердь, на кучевых облаках, в собственном телефоне и на полях позавчерашних газет. Потому что иногда записать – это самый простой способ подумать и сформулировать.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги О любви и смерти (сборник) О любви и смерти (сборник)

О любви и смерти людям неизвестно почти ничего. Даже точного определения любви не существует, каждый понимает это слово по-своему. А точное определение смерти, конечно же, существует, но кому от этого легче, если мы всё равно понятия не имеем, что будет потом. Только гипотезы, которые можно принимать на веру. А можно не принимать.

Поэтому говорить о любви и смерти совершенно бессмысленно – как можно говорить о том, чего не знаешь?

Но говорить о чём-то, кроме любви и смерти, бессмысленно вдвойне. Потому что любовь и смерть – самое важное, что случается с человеком на этой земле.

Фантастика, Социально-психологическая фантастика,  
обложка книги Обжора-хохотун Обжора-хохотун

В этой книге сэр Мелифаро из Ехо расскажет историю о том, как он стал Тайным сыщиком, о смешливом призраке, о господине Королевском парфюмере, о воспитании разумной посуды, о самом чудовищном человеке в Соединенном Королевстве и других, не менее интересных вещах.

Хроники Ехо Фантастика, Юмористическая фантастика, Фэнтези  
обложка книги Обжора-хохотун. История, рассказанная сэром Мелифаро Обжора-хохотун. История, рассказанная сэром Мелифаро

В этой книге сэр Мелифаро из Ехо расскажет историю о том, как он стал Тайным сыщиком, о смешливом призраке, о господине Королевском парфюмере, о воспитании разумной посуды, о самом чудовищном человеке в Соединенном Королевстве и других, не менее интересных вещах.

Хроники Ехо Фантастика, Юмористическая фантастика, Фэнтези  
обложка книги Одна и та же книга Одна и та же книга

В эту книгу вошли рассказы, эссе и прочие записи, сделанные по большей части на ходу, на бегу, на лету, на яву и во сне, где и когда придется.

Фантастика, Фэнтези, Проза, Современная проза  
обложка книги Отдай мое сердце Отдай мое сердце

Когда тебя просят отдать чье-то сердце, предполагается, что ты его перед этим похитил. Похитить сердце – величайшее одолжение, которое может сделать один человек другому. Потому что любовь – источник самой сладкой разновидности силы, и одновременно – мост, соединяющий нас с жизнью, смертью, иными Мирами и временами, со всем свершившимся и несбывшимся. И, в конечном итоге, с самими собой.

В этой книге содержится инструкция, разъясняющая, что следует делать с сердцем – своим и чужими. Всеми, какие под руку подвернутся. А также подробное антропологическое исследование, целью которого было выяснить, чем отличается законченный псих от полного придурка. Выяснили. Мы – молодцы.

Сновидения Ехо Фантастика, Детективная фантастика,  
обложка книги Праздничная книга. Январь - июль Праздничная книга. Январь - июль

В этой книге собрано множество историй – очень разных, не похожих одна на другую, как не похожи друг на друга написавшие их авторы. И все – таки есть в них кое – что общее: все эти истории случились в праздничные дни. Потому что в праздник может случиться все что угодно. А иначе зачем он нужен?

Фантастика, Научная Фантастика  
обложка книги Праздничная книга. Январь - июль Праздничная книга. Январь - июль

В этой книге собрано множество историй — очень разных, не похожих одна на другую, как не похожи друг на друга написавшие их авторы. И все — таки есть в них кое — что общее: все эти истории случились в праздничные дни. Потому что в праздник может случиться все что угодно. А иначе зачем он нужен?

Фантастика, Научная Фантастика  
обложка книги ПрозаК ПрозаК

Настоящая книга — сборник современной прозы, составленный известным писателем и подвижником культуры Максом Фраем на основе кропотливой ревизии сетевых сайтов. Работа, проделанная составителем, показывает со всей определенностью: всюду жизнь — литература подобна духу, который дышит, где хочет.


Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Прокотиков (сборник) Прокотиков (сборник)

Когда-то у нас с издательством «Амфора» был совместный проект под названием ФРАМ. Мы его придумали, чтобы издавать сборники рассказов разных авторов, тематические и просто хорошие. И действительно издали много прекрасных книг.

Проект ФРАМ давным-давно закрылся, а мы с его постоянными авторами стали жить дальше. И писать разные книжки, теперь уже не вместе, а самостоятельно. Ну или не писать. Кто как.

С тех пор прошло несколько лет, но, по большому счету, ничего не изменилось – в том смысле, что мы по-прежнему любим друг друга и скучаем по тем временам, когда вместе писали и собирали книжки, и у нас здорово получалось, с каждым годом все лучше.

И мы наконец решили, что надо бы снова собраться всем вместе и поиграть в свою любимую игру под названием «Новейшая русская литература. Сделай сам».

Заодно, чтобы два раза не вставать, мы решили завоевать мир. Не то чтобы он нам был позарез нужен, но в завоёванном мире гораздо приятней писать книжки. И, кстати, проще их издавать.

Общеизвестно, что завоевать мир проще всего с помощью котиков. Поэтому первая книга наших рассказов, специально собранная для редакции «Времена», так и называется: «Про котиков». И это не рекламный манёвр, а чистая правда. Ни единого рассказа, в процессе наррации которого не выскочил бы хоть один котик, в этой книге нет.

Проза, Современная проза  
обложка книги Простые волшебные вещи Простые волшебные вещи

Для врагов он «грозный сэр Макс», обладающий Мантией и Смертельными шарами, для друзей — веселый, несколько легкомысленный парень. Работа в Тайном Сыске Соединенного Королевства делает его жизнь насыщенной самыми опасными и невероятными событиями. Даже во сне не знает он покоя, ибо сновидения открывают ему Дверь в Хумгат, таинственный Коридор, ведущий в иные, еще неведомые Миры…

, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика  
обложка книги Пять имен. Часть 1 Пять имен. Часть 1

В этой книге собраны тексты пяти авторов, чьи имена уже известны внимательному читателю антологий и сборников рассказов, составленных Максом Фраем. А невнимательному читателю эти имена, возможно, все еще неизвестны. Это досадное недоразумение следует исправить немедленно. Читайте же.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Пять имен. Часть 2 Пять имен. Часть 2

Все, наверное, в детстве так играли: бьешь ладошкой мяч, он отскакивает от земли, а ты снова бьешь, и снова, и снова, и приговариваешь речитативом: "Я знаю пять имен мальчиков: Дима — раз, Саша — два, Алеша — три, Феликс — четыре, Вова — пять!" Если собьешься, не вспомнишь вовремя нужное имя, выбываешь из игры. Впрочем, если по мячу не попадешь, тоже выбываешь. И вот вам пять имен (и фамилий), которые совершенно необходимо знать всякому читателю, кто не хочет стоять в стороне сейчас, когда игра в самом разгаре, аж дух захватывает. Запомните эти имена. Они вам еще не раз пригодятся, помяните мое слово.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Русские дети (сборник) Русские дети (сборник)

Знаете, как опытным путём убедиться, что Земля вертится?

А то, что ангелы бывают нянями, об этом вы знаете? И что девочки превращаются в драконов, серые камни на самом деле серебряные и Майкл Джексон будет отмщён? А мир наш был перевёрнут когда-то, давно, ещё во времена шерстистых носорогов и саблезубых тигров, поставлен с ног на голову и так стоит на голове до сих пор?

Не знаете — вернее, знали, но, повзрослев, забыли. Потому что такие знания даются исключительно детям, как прозрение, происходящее помимо опыта, ну, иногда взрослым, упорно цепляющимся за детство, как за борт подводного корабля, совершающего срочное погружение. И эти чудесные дары вручаются по справедливости, потому что детство — волшебная пора, усыпанная пыльцой рая, и дети непременно должны быть счастливы, пусть сами они далеко не всегда осведомлены о своём счастье. Ведь вся остальная жизнь — лишь расплата за это недолгое блаженство…

В сборник «Русские дети» вошли рассказы, написанные специально для этой книги. За очень редкими исключениями.

И ещё одно важное добавление: перед вами не детская книга. Перед вами книга о детях.

Проза, Современная проза  
обложка книги Русские дети (сборник) Русские дети (сборник)

Знаете, как опытным путём убедиться, что Земля вертится?

А то, что ангелы бывают нянями, об этом вы знаете? И что девочки превращаются в драконов, серые камни на самом деле серебряные и Майкл Джексон будет отмщён? А мир наш был перевёрнут когда-то, давно, ещё во времена шерстистых носорогов и саблезубых тигров, поставлен с ног на голову и так стоит на голове до сих пор?

Не знаете – вернее, знали, но, повзрослев, забыли. Потому что такие знания даются исключительно детям, как прозрение, происходящее помимо опыта, ну, иногда взрослым, упорно цепляющимся за детство, как за борт подводного корабля, совершающего срочное погружение. И эти чудесные дары вручаются по справедливости, потому что детство – волшебная пора, усыпанная пыльцой рая, и дети непременно должны быть счастливы, пусть сами они далеко не всегда осведомлены о своём счастье. Ведь вся остальная жизнь – лишь расплата за это недолгое блаженство…

В сборник «Русские дети» вошли рассказы, написанные специально для этой книги. За очень редкими исключениями.

И ещё одно важное добавление: перед вами не детская книга. Перед вами книга о детях.

 
обложка книги Русские инородные сказки 2 Русские инородные сказки 2

Это вторая книга современных авторских сказок, составленная известным писателем и культуртрейгером Максом Фраем. Жанр сказки не умер, он жив и здоров, хотя и сориентирован сейчас в большей степени на взрослых, нежели на детей.

Проза, Современная проза  
обложка книги Русские инородные сказки - 3 Русские инородные сказки - 3

В третьей книге современной литературной сказки уже знакомые читателю по предыдущим выпускам, а также новые авторы рассказывают множество веселых, страшных, поучительных и разных-преразных историй.

Русские инородные сказки Фантастика, Научная Фантастика  
обложка книги Русские инородные сказки - 4 Русские инородные сказки - 4

Мы вдохнули и выдохнули, насочиняли и нашептали друг дружке на ушко еще множество прекрасных и ужасных историй, так что их хватило на новую книжку, четвертую по счету.

Русские инородные сказки Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Русские инородные сказки - 5 Русские инородные сказки - 5

Сказки у нас не заканчиваются и никогда не закончатся. Со временем тексты становятся лучше, а авторов — больше, и вообще все только начинается. Всегда, каждый день, в любую минуту все только начинается, а вы и не знали небось.

Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Русские инородные сказки - 6 Русские инородные сказки - 6

Мы снова рассказываем друг другу сказки и записываем их, когда не лень, а потом из сказок составляется очередная книжка — казалось бы, что может быть проще? И в то же время меня не оставляет ощущение, что мы — издатель, составитель и авторы, все вместе — делаем нечто невозможное, невообразимое, немыслимое. Я не могу объяснить, почему обычная с виду книга, шестой по счету сборник авторских сказок, кажется мне чем-то «невозможным», но твердо знаю, что это — так.

Мы делаем невозможное, и у нас получается — вот он, философский камень, превращающий свинцовую тоску небытия в золотой огонь жизни. Мы делаем невозможное, и у нас получается — именно так я представляю себе рай. Мы делаем невозможное, и у нас получается — если смысл жизни не в этом, я так не играю.

Мне даже жаль немного, что я не могу быть просто читателем, который случайно берет в руки эту книгу, открывает ее наугад, начинает читать, а потом понимает, что уже полчаса стоит столбом посреди книжного магазина. Будь я читателем, счастье мое было бы неожиданным и пронзительным, и может быть, мне даже удалось бы сформулировать, почему обычная с виду книжка кажется мне чудом — уж не приснилась ли? Вопрос, впрочем, риторический, точного ответа на него не существует даже для составителя. И хорошо, что так.

Русские инородные сказки Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Секреты и сокровища Секреты и сокровища

В сборник вошли тридцать семь текстов, которые составитель — Макс Фрай — считает лучшими рассказами, написанными по-русски в 2005 году. Авторы живут в разных странах, некоторые уже давно известны российскому читателю, а для некоторых это — первая публикация.

Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика  
обложка книги Сказки cтарого Вильнюса Сказки cтарого Вильнюса

В Старом Городе Вильнюса 108 улиц, и на каждой что-нибудь да происходит. Здесь бродят пингвины, единороги, нарисованные коты и тени наших мертвых друзей, полиция всегда готова защитить граждан от страшных снов, неведомые голоса дают ответы на самые важные вопросы, скучные с виду старики носят в портфелях драконов, время легко поворачивается вспять, ветер рассказывает удивительные истории, а местные божества играют в нарды, сделав ставкой погоду на ближайшие полчаса.

Сказки Старого Вильнюса  
обложка книги Сказки и истории Сказки и истории

Эта книга – самый первый сборник короткой прозы Макса Фрая. Кроме собственно сказок и историй, в нее вошли литературные игры, эссе, заметки, воспоминания, практические советы начинающим демиургам и настолько вопиющие непристойности, что впору ставить пометку о возрастном ограничении 300+. Но пока ее никто не догадался поставить, вполне можно успеть быстренько прочитать.

Фантастика, Фэнтези, ,  
обложка книги Сказки старого Вильнюса Сказки старого Вильнюса

В центре города Вильнюса ровно сто восемь улиц. И если ходить по ним достаточно долго, то есть почти каждый день на протяжении нескольких лет, на некоторых улицах можно стать свидетелем удивительных историй. А на некоторых — даже их участником.

В подобных случаях, я знаю, обычно говорят — дескать, такие истории могли, конечно же, произойти где угодно. Но мы этого утверждать не станем — зачем же людей обманывать? Нет уж, эти истории могли случиться только у нас в Вильнюсе. И только гуляя по улицам здешнего Старого города, можно было их сперва услышать, а потом записать.

В эту книгу вошли всего двадцать четыре истории. Ну, как говорится, лиха беда начало.

Фантастика, Городское фэнтези  
обложка книги Сказки старого Вильнюса IV Сказки старого Вильнюса IV

В Старом Городе Вильнюса 108 улиц, и на каждой что-нибудь да происходит. Здесь оживают вымышленные персонажи и возникают из ниоткуда выдуманные города, духам Нижнего Мира приносят в жертву горячий шоколад, деревьям читают сказки, чтобы лучше спалось зимой, за высокой стеной шумит невидимое море, а ангел смерти всегда готов прийти на помощь соседям, оказавшимся в беде.

 
обложка книги Сказки старого Вильнюса II Сказки старого Вильнюса II

В Старом Городе Вильнюса 108 улиц, и на каждой что-нибудь да происходит. Здесь оживают игрушечные псы и взлетают сколоченные из фанеры самолеты, художники дорисовывают реальность по своему вкусу, фокстрот отменяет смерть, удивительные существа разыгрывают счастливые судьбы то в карты, то в лотерею, никогда не знаешь, кому и когда повезет, а выдуманные трамваи увозят гостей на веселую ярмарку, откуда, впрочем, всегда можно вернуться к тем, кто нас любит и ждет.

Сказки Старого Вильнюса  
обложка книги Сказки старого Вильнюса III Сказки старого Вильнюса III

В Старом Городе Вильнюса 108 улиц, и на каждой что-нибудь да происходит. Здесь стираются границы между снами и явью, переписывается прошлое, из ниоткуда появляются карусели, любопытные ветры гуляют под руку с падшими ангелами, с неба спускаются золотые лестницы, и даже сама смерть, послушная городской примете, вертится на пятке посреди Кафедральной площади, загадывает желание, пока грохочет очередная летняя гроза.

Сказки Старого Вильнюса  
обложка книги Сказки старого Вильнюса V Сказки старого Вильнюса V

В Старом Городе Вильнюса вечно что-нибудь происходит. Здесь волшебные шляпы сами падают на головы печальных прохожих, русалки ссорятся с оборотнями, сновидения устраивают веселые вечеринки, призраки затевают аферы с недвижимостью, коты иногда превращаются в огненных змеев, в кафе подают пирожные с громом, а число улиц постоянно меняется – когда мы начали рассказывать эти истории, их было 108, а теперь стало на два с лишним десятка больше.

Придется, значит, писать шестой том.

Сказки Старого Вильнюса  
обложка книги Сказки старого Вильнюса VI Сказки старого Вильнюса VI

Следует признать, что точного числа улиц в Старом Городе Вильнюса не знает никто. Даже на гениев места больше никакой надежды – то говорили, сто восемь, потом исправились: ой, нет, извините, сто тридцать одна! А пока мы совершали обход новых незнакомых кварталов и записывали истории, вошедшие в шестой том сказок, улицы пересчитали заново, и их оказалось сто сорок шесть. Значит, вместо задуманных пяти томов у нас будет целых семь. Что, с одной, стороны, хорошая новость. А с другой – анархия и бардак, мы будем жаловаться.

В остальном же у нас в городе жизнь течет спокойно и размеренно: полицейские совершают регулярные рейды по отлову особо злобных демонов, городские духи пекут печенье, а простые виленские обыватели пьют вишневое пиво, задушевно беседуют с бездной, видят сны и побеждают смерть – все как всегда.

Сказки Старого Вильнюса Фантастика, Фэнтези,  
обложка книги Слишком много кошмаров Слишком много кошмаров

В этой книге слишком много не только кошмаров, а вообще всего. Страшных тайн и просто чужих секретов, городских улиц, новых домов, крепких напитков, друзей, сновидений, разговоров до утра, красавиц и, конечно, ужасных чудовищ, куда без них. В этой книге слишком много жизни — столько, что хватит всем персонажам и останется на долю читателя. Каждому прочитавшему — дополнительный год к отпущенному судьбой сроку. Со строгим условием: потратить его исключительно на чудеса.

Сновидения Ехо Фантастика, Фэнтези,  
обложка книги Сундук мертвеца Сундук мертвеца

В этом сундуке предостаточно мертвецов, но все же их гораздо меньше, чем могло бы быть. Освободившееся место заняли безумные ветры, заморские шаманы, страшные куманские ножи-медорубы и даже математические формулы, не к ночи будь помянуты.

А что вместо бутылки рома у нас там бутылка осского аша – ну так всегда приходится делать поправку на культурный контекст.

Сновидения Ехо  
обложка книги Так [не] бывает Так [не] бывает

В этой книге нет ни одной фантастической истории; сказки и без нас найдется кому сочинять. Авторы этого сборника – серьезные реалисты, пишут правду и только правду, ничего кроме правды. Однако правда наша обычно такова, что, зная ее, читатели обычно качают головой, укоризненно говорят: «Так не бывает», – и расходятся по домам, где кого-то ждет черная рука, кого-то – призрак прабабки в бельевом шкафу, кого-то – дружеская вечеринка, состоявшаяся четыре года назад, кого-то – северный ветер, заглянувший на огонек и уже успевший поставить чайник. Но об этом они уже никому не расскажут, потому что кому же хочется услышать в ответ: «Так не бывает».

А нам все равно.

Фантастика, Ужасы и Мистика,  
обложка книги Темная сторона Темная сторона

Тучи сгущаются над головой "грозного сэра Макса" из Ехо, но в разрывах между тучами по прежнему сияет его легкомысленная улыбка. Древние мифы оживают, сладкие сны становятся смертельно опасными, книга, прочитанная в детстве, начинает походить на ловушку, а Темная Сторона мира оказывается не метафорой, а частью реальности. Впрочем, сам сэр Макс находит, что все это более чем забавно.


Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы  
обложка книги Хроники Ехо Хроники Ехо

Много историй о тайных сыщиках из Ехо было рассказано; еще больше историй осталось общим достоянием автора и персонажей. Некоторые дела, покоившиеся до поры до времени под грифом «Совершенно секретно», прошлое Кеттарийского Охотника и его старших товарищей, вспоминая сотрудников Тайного Сыска и великое множество других событий – все эти истории долго ждали своего часа. Можно было бы молчать и дальше, но рассказчику не хочется, чтобы все эти прекрасные вещи, которые он видел – наяву ли, во сне ли, «на границе между светом и тенью», – пропали навсегда, растворились в темноте, под его закрытыми веками. Поэтому старые друзья собираются вместе, на далеком острове, где десять дней в году пока дует ветер Хабабура, возможно абсолютно все. Даже невозможное…

Хроники Ехо, Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Хроники Ехо 2. Властелин Морморы Хроники Ехо 2. Властелин Морморы

Истории о старых временах, иных мирах и вымышленных существах, рассказанные, пока варился кофе

Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Хроники Ехо. Неуловимый Хабба Хэн Хроники Ехо. Неуловимый Хабба Хэн

Некоторые тайны остаются тайнами только потому, что не могут быть высказаны словами: звуки и буквы – неподходящие символы для составления этих магических формул. Иные же тайны – и не тайны вовсе, так, мелкие секреты, зато – чужие. Личные. Приватные. В повести о неуловимом Магистре по имени Хабба Хэн предостаточно и тех и других тайн. Некоторые будут раскрыты, некоторые – слегка приоткрыты, а некоторые так и останутся тайнами, не доступными нашему пониманию, но сердцу и воображению – вполне. Почему бы и нет?..

В трактире «Кофейная гуща», что стоит на границе между новорожденной реальностью и нашими снами, появляется сэр Шурф Лонли-Локли. Гость всего один, а сюрпризов – куда больше, чем можно было ожидать. Тайное становится явным, а явное окутывается туманом секретности, мир в очередной раз переворачивается с ног на голову, а значит, все идет по плану.

Хроники Ехо Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Хроники Ехо (сборник) Хроники Ехо (сборник)

Самые лучшие книги от одного из самых популярных авторов современности – Макса Фрая! Весь увлекательнейший цикл «Хроники Ехо» – теперь под одной обложкой!

Истории про Ехо, сэра Макса, его недругов и союзников – сегодня уже классика жанра и известны всем ценителям хорошей литературы!

Фантастика, Героическая фантастика, Детективная фантастика, ,  
обложка книги Чайная книга Чайная книга

Никто никогда не издавай сборника рассказов про чай, тем более — с авторскими рецептами приготовления этого напитка. Поэтому нам пришлось это сделать, а вам теперь придется читать, а потом заваривать чай и печь пироги по нашим рецептам.

Проза, Современная проза, Домоводство (Дом и семья), Кулинария  
обложка книги Чуб земли. Туланский детектив Чуб земли. Туланский детектив

Много историй о Тайных сыщиках из Exo было рассказано; еще больше историй осталось общим достоянием автора и персонажей. Некоторые дела, покоившиеся до поры до времени под грифом «Совершенно секретно», прошлое Кеттарийского Охотника и его старших товарищей воспоминания сотрудников Тайного Сыска и великое множество других событий – все эти истории долго ждали своего часа. Можно было бы молчать и дальше, но рассказчику не хочется, чтобы все эти прекрасные вещи, которые он видел – наяву ли, во сне ли, – пропали навсегда, растворились в темноте, под его закрытыми веками.

Поэтому старые друзья собираются вместе на нейтральной территории, в трактире «Кофейная гуща», что стоит на границе между новорожденной реальностью и человеческими снами – между сбывшимся и несбывшимся, проще говоря.

, Хроники Ехо, Хроники Exo Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Чужак Чужак

Об этом романе можно говорить только в превосходной степени — «увлекательнейший, интереснейший, неподражаемый».

Книга поведает читателю о приключениях земного парня в невероятной, волшебной реальности. От первой до последней страницы автор держит читателя в постоянном напряжении, ибо книга написана по принципу — чем дальше, тем интереснее!

Лабиринты Ехо Фантастика, Фэнтези, Научная Фантастика  
обложка книги Чужак. Репринтное издание Чужак. Репринтное издание

Имя Макса Фрая уже известно всем ценителям хорошей литературы, а Вселенная Ехо – одна из самых известных фэнтезийных вселенных в России.

«Чужак. Репринтное издание» – подарочное издание самой первой книги цикла про Ехо. В нем впервые авторские комментарии – написанные от руки, – и цветные иллюстрации.

«Если вы взяли в руки эту книгу, будьте готовы отправиться в самое захватывающее путешествие своей жизни, полное опасностей и приключений. Ведь вы попадете в волшебный мир Ехо, названный так в честь крупнейшего города могущественнейшего королевства. В Ехо не действуют законы нашего привычного мира, там происходят странные убийства. Немудрено: в Ехо правит бал нечисть, появляющаяся из зеркал, чтобы влиять на разум людей, питаться снами и отнимать жизни».

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Лабиринты Ехо. Репринтное издание Фантастика, Детективная фантастика, ,  
обложка книги Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа. Том 1. А-К Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа. Том 1. А-К

Эта книга была придумана 1 ноября 1995 года, в тот самый день, когда автор «Лабиринтов Ехо» создал новый документ в текстовом редакторе Word 5,5 и написал (белыми буквами по синему полю): «Никогда не знаешь, где тебе повезет» — фразу, с которой начинается длинная сага о приключениях сэра Макса.

Эта книга не единожды гибла под развалинами уничтоженных черновиков, но с завидным упорством возвращалась к жизни, преследуя автора во сне и наяву, но чаще всего — на заболоченных перекрестках между дремотой и бодрствованием.

Эта книга содержит полный и предельно честный ответ на вопрос «Кто такой Макс Фрай?» и великое множество новых вопросов, ответы на которые автор и сам желал бы получить.

И, разумеется, получит. Рано или поздно, так или иначе.


Энциклопедия мифов Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа. Том 2. К-Я Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа. Том 2. К-Я

Эта книга была придумана 1 ноября 1995 года, в тот самый день, когда автор «Лабиринтов Ехо» создал новый документ в текстовом редакторе Word 5,5 и написал (белыми буквами по синему полю): «Никогда не знаешь, где тебе повезет» – фразу, с которой начинается длинная сага о приключениях сэра Макса. Эта книга не единожды гибла под развалинами уничтоженных черновиков, но с завидным упорством возвращалась к жизни, преследуя автора во сне и наяву, но чаще всего – на заболоченных перекрестках между дремотой и бодрствованием. Эта книга содержит полный и предельно честный ответ на вопрос «Кто такой Макс Фрай?» и великое множество новых вопросов, ответы на которые автор и сам желал бы получить. И, разумеется, получит. Рано или поздно, так или иначе.

Энциклопедия мифов Фантастика, Фэнтези  
обложка книги Я иду искать Я иду искать

Это книга о любви, в которой следует быть нерасчетливым и беззащитным, о смерти, с которой надо уметь правильно обращаться, о силе отчаяния, горьком вкусе счастья и ослепительной харымурде всевластия. А еще о ботанике, музыке, географии и международной политике, как же без нее.

В идеале эту книгу следует прочитать дважды: наяву и во сне, потому что некоторые ее эпизоды не могут быть пересказаны словами, зато присниться могут каждому; другой вопрос, удастся ли вспомнить их наутро, но надо стараться.

Книга публикуется в авторской редакции

Сновидения Ехо Фантастика, Фэнтези,  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

 Жанры книг