Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Ландау-Дробанцева Кора - книги автора

Творчество автора (Ландау-Дробанцева Кора) представлено в следующих жанрах: Проза, Русская классическая проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары
Творчество автора (Ландау-Дробанцева Кора) представлено в следующих сериях книг:

 Название  Серия  Жанр
обложка книги Академик Ландау; Как мы жили Академик Ландау; Как мы жили

Конкордия Терентьева Ландау-Дробанцева (1908—1984), жена гениального физика Льва Ландау, начала писать свои воспоминания после смерти мужа в 1968 году и работала над ними более десяти лет... Получилось три солидного тома. Переплетенные, дополненные фотодокументами, они в виде самиздата какое-то время циркулировали в среде ученых-физиков, но вскоре почти все экземпляры были уничтожены академиками и их женами, которые ханжески возмущались этим откровенным текстом, шокирующими подробностями личной жизни великих умов СССР и нелицеприятными оценками «неприкасаемых». Но «рукописи не горят», и появление воспоминаний Коры Ландау в виде книги — лишнее тому подтверждение.


«Эти воспоминания я писала только самой себе, не имея не малейшей надежды на публикацию. Чтобы распутать сложнейший клубок моей жизни, пришлось залезть в непристойные мелочи быта, в интимные стороны человеческой жизни, сугубо скрытые от посторонних глаз, иногда таящие так много прелести, но и мерзости тоже. Писала я только правду, одну правду...».


Кора Ландау-Дробанцева

Проза, Русская классическая проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Буг в огне
     Крупенников А А
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Проза, О войне

    Сборник воспоминаний участников обороны Брестской крепости и города Бреста в июне — июле 1941 года, партизанской борьбы против фашистских оккупантов на территории Брестской области и боев за освобождение ее от немецко-фашистских захватчиков.

  •  Музыка волн, музыка ветра
     Цой Виктор Робертович
     Поэзия, Драматургия, Поэзия, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Творческая судьба Виктора Цоя оказалась трагичной и счастливой. Трагичной — потому, что тернистым оказался его творческий и слишком коротким жизненный путь. Счастливой — потому, что многие годы не гаснет на небосклоне российской рок-культуры ЗВЕЗДА по имени Цой. И миллионы поклонников слушают и слушают созданную им музыку волн, музыку ветра.

  •  Судьба моя сгорела между строк
     Тарковский Арсений Александрович
     Поэзия, Драматургия, Поэзия, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Книга повествует о жизни и творческом пути поэта Арсения Тарковского (1907—1989).

    Его биография — это жизнь нашей страны. Даже в самые мрачные, безнадежные годы он оставался самим собой, не переставая писать совершенные по форме стихи-размышления о смысле бытия, о месте человека во вселенной, о любви, о войне, о детстве… «Если не признать роли поэта как участника жизнетворения, то нельзя понять сущности поэзии», — писал поэт. На основании уникальных, во многих случаях ранее не опубликованных материалов книга рассказывает о трудной и прекрасной судьбе поэта, о его творчестве, личных драмах, разочарованиях и надеждах.

  •  Так начинался "Аквариум"
     Гуницкий Анатолий Августович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Воспоминания о возникновении рок-группы "Аквариум", написанные одним из её "отцов-основателей" литератором Анатолием "Джорджем" Гуницким.

  •  The Girl
     Geimer Samantha, Silver Lawrence
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    In this searing and surprising memoir, Samantha Geimer, the girl at the center of the infamous Roman Polanski sexual assault case, breaks a virtual thirty-five-year silence to tell her story and reflect on the events of that day and their lifelong repercussions.

    March 1977, Southern California. Roman Polanski drives a rented Mercedes along Mulholland Drive to Jack Nicholson’s house. Sitting next to him is an aspiring actress, Samantha Geimer, recently arrived from York, Pennsylvania. She is thirteen years old. The undisputed facts of what happened in the following hours appear in the court record: Polanski spent hours taking pictures of Samantha—on a deck overlooking the Hollywood Hills, on a kitchen counter, topless in a Jacuzzi. Wine and Quaaludes were consumed, balance and innocence were lost, and a young girl’s life was altered forever—eternally cast as a background player in her own story.

    For months on end, the Polanski case dominated the media in the United States and abroad. But even with the extensive coverage, much about that day—and the girl at the center of it all—remains a mystery. Just about everyone had an opinion about the renowned director and the girl he was accused of drugging and raping. Who was the predator? Who was the prey? Was the girl an innocent victim or a cunning Lolita artfully directed by her ambitious stage mother? How could the criminal justice system have failed all the parties concerned in such a spectacular fashion? Once Polanski fled the country, what became of Samantha, the young girl forever associated with one of Hollywood’s most notorious episodes? Samantha, as much as Polanski, has been a fugitive since the events of that night more than thirty years ago.

    Taking us far beyond the headlines, The Girl reveals a thirteen-year-old who was simultaneously wise beyond her years and yet terribly vulnerable. By telling her story in full for the first time, Samantha reclaims her identity, and indelibly proves that it is possible to move forward from victim to survivor, from confusion to certainty, from shame to strength.

  •  Перевертыш
     Домарадский Игорь Валерианович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Никогда раньше я не писал ничего, кроме научных статей и книг. Поэтому прошу извинить меня за попытку поведать Вам о моих делах, подчас сугубо личных. Боюсь, что это может кому-то показаться странным, а кому-то скучным и неинтересным. Но, как когда-то сказал Лев Николаевич. Толстой, хотя и по другому поводу, "не могу молчать!". Я достиг такого возраста, когда возникла настоятельная потребность высказаться, разобраться в своих поступках и подвести некоторые итоги жизни. К этому, на мой взгляд, обязывает и недавнее прошлое, свидетелями которого большинство из нас было, а также сегодняшняя ситуация, за которую мы все в ответе.

    Льщу себе надеждой, что исповедь человека, пережившего годы сталинских репрессий, войну и голод, кошмар разных лжеучений, "хрущевскую оттепель", годы застоя, "перестройку" и развал советской империи, явится стимулом для того, кто собирается написать на эту же тему, но только лучше.

 Жанры книг