Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

Набоков Владимир Владимирович - книги автора

 Название  Серия  Жанр
обложка книги 1930 Возвращение Чорба 1930 Возвращение Чорба

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Проза, Классическая проза  
обложка книги 1938 Подвиг 1938 Подвиг

Эта книга началась с тонкого и трагического каламбура Владимира Набокова - а стала, пожалуй, тончайшим и трагичнейшим из его произведений. Потому что велика трагедия "унесенной ветром" русской эмиграции, однако вдвое страшнее история "русских мальчиков", выросших без родины. И тогда под ногами изначально ощущается не земля - ПРОПАСТЬ. И нет места для любви, дружбы, понимания. И нет - не может быть! - уверенности в завтрашнем дне, да и во вчерашнем, по сути, тоже. А что до подвига - подвиги легко даются тем, кому нечего терять...

Проза, Классическая проза  
обложка книги 1938 Соглядатай 1938 Соглядатай

"Соглядатай" - роман, занимающий особое место в многообразном, многоуровневом творчестве В. Набокова. Практически впервые здесь набоковская проза, обычно - холодно-изящная, становится нервной, захлебывающейся, угловатой. Экспрессионистская ли эстетика довлеет здесь над "вечной" для писателя темой эмигрантской трагедии - или, напротив, тоска выломившейся из прошлого и утратившей надежду на будущее "России в изгнании" задает неровный, "дерганный" ритм повествования? Мнений может быть много, но - какое из них верное? Решите сами...

Проза, Классическая проза  
обложка книги 1956 Весна в Фиальте 1956 Весна в Фиальте

Рассказы сборника "Весна в Фиальте" - блестящий образец относительно "позднего" периода творчества Набокова, периода, отмеченного интереснейшими стилистическими особенностями. Здесь набоковская проза снова – впервые за десятилетия – вступает в свою "реалистическую" фазу – однако в форме уже глубоко зрелой, мудрой, философичной. Иногда в этом реализме проглядываются нотки экспрессионистские, иногда – почти символистские, в целом же "Весна в Фиальте" - своеобразная квинтэссенция творческого мироощущения писателя "как оно есть" - мироощущения, пронесенного сквозь годы и годы…

Проза, Классическая проза  
обложка книги 7. Гроза 7. Гроза

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Проза, Классическая проза  
обложка книги 8. Бахман 8. Бахман

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Проза, Классическая проза  
Ada, or Ador: A Family Chronicle Проза, Классическая проза, Любовные романы, Современные любовные романы  
обложка книги Lolita Lolita

Обуреваемый страстью к малолетним девочкам, герой влюбляется в двенадцатилетнюю школьницу, любит ее мучительной безответной любовью и в конце концов теряет. Благодаря «Лолите» Владимир Набоков приобрел всемирную славу.

Любовные романы, Современные любовные романы  
Pale Fire Проза, Классическая проза  
[Proofed to line 1994] Проза, Классическая проза  
обложка книги Terra incognita Terra incognita

"Соглядатай" - роман, занимающий особое место в многообразном, многоуровневом творчестве В. Набокова. Практически впервые здесь набоковская проза, обычно - холодно-изящная, становится нервной, захлебывающейся, угловатой. Экспрессионистская ли эстетика довлеет здесь над "вечной" для писателя темой эмигрантской трагедии - или, напротив, тоска выломившейся из прошлого и утратившей надежду на будущее "России в изгнании" задает неровный, "дерганный" ритм повествования? Мнений может быть много, но - какое из них верное? Решите сами...

Сглядатай Проза, Классическая проза  
обложка книги The original of Laura The original of Laura

When Vladimir Nabokov died in 1977, he left instructions for his heirs to burn the 138 handwritten index cards that made up the rough draft of his final and unfinished novel, The Original of Laura. But Nabokov’s wife, Vera, could not bear to destroy her husband’s last work, and when she died, the fate of the manuscript fell to her son. Dmitri Nabokov, now seventy-five--the Russian novelist’s only surviving heir, and translator of many of his books--has wrestled for three decades with the decision of whether to honor his father’s wish or preserve for posterity the last piece of writing of one of the greatest writers of the twentieth century. His decision finally to allow publication of the fragmented narrative--dark yet playful, preoccupied with mortality--affords us one last experience of Nabokov’s magnificent creativity, the quintessence of his unparalleled body of work.

Проза, Современная проза  
Vladimir Nabokov Pnin Проза, Классическая проза  
обложка книги Ада, или Радости страсти Ада, или Радости страсти

Создававшийся в течение десяти лет и изданный в США в 1969 году роман Владимира Набокова «Ада, или Радости страсти» по выходе в свет снискал скандальную славу «эротического бестселлера» и удостоился полярных отзывов со стороны тогдашних литературных критиков; репутация одной из самых неоднозначных набоковских книг сопутствует ему и по сей день. Играя с повествовательными канонами сразу нескольких жанров (от семейной хроники толстовского типа до научно-фантастического романа), Набоков создал едва ли не самое сложное из своих произведений, ставшее квинтэссенцией его прежних тем и творческих приемов и рассчитанное на весьма искушенного в литературе, даже элитарного читателя. История ослепительной, всепоглощающей, запретной страсти, вспыхнувшей между главными героями, Адой и Ваном, в отрочестве и пронесенной через десятилетия тайных встреч, вынужденных разлук, измен и воссоединений, превращается под пером Набокова в многоплановое исследование возможностей сознания, свойств памяти и природы Времени.

Проза, Русская классическая проза, ,  
обложка книги Адмиралтейская игла Адмиралтейская игла

Рассказы сборника "Весна в Фиальте" - блестящий образец относительно "позднего" периода творчества Набокова, периода, отмеченного интереснейшими стилистическими особенностями. Здесь набоковская проза снова – впервые за десятилетия – вступает в свою "реалистическую" фазу – однако в форме уже глубоко зрелой, мудрой, философичной. Иногда в этом реализме проглядываются нотки экспрессионистские, иногда – почти символистские, в целом же "Весна в Фиальте" - своеобразная квинтэссенция творческого мироощущения писателя "как оно есть" - мироощущения, пронесенного сквозь годы и годы…

Проза, Классическая проза  
обложка книги Благость Благость

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Проза, Классическая проза  
обложка книги Бледное пламя Бледное пламя

Роман, задуманный Набоковым еще до переезда в США (отрывки «Ultima Thule» и «Solus Rex» были написаны на русском языке в 1939 г.), строится как 999-строчная поэма с изобилующим литературными аллюзиями комментарием. Данная структура была подсказана Набокову работой над четырехтомным комментарием к переводу «Евгения Онегина» (возможный прототип — «Дунсиада» Александра Поупа).

Согласно книге, комментрируемая поэма принадлежит известному американскому поэту, а комментарий самовольно добавлен его коллегой по университету. Коллега, явно сумасшедший, видит в поэме намёки на собственнную судьбу — беглого короля Земблы. В этой несуществующей стране произошла революция, и король бежал в Америку.


(Т.е. интерактивный комментарий к поэме является фактически основной частью романа и должен быть прочитан обязательно, также как и написанное самим Набоковым "Предисловие" и составленный им же "Указатель". Примечания (ссылки в квадратных скобках) добавлены переводчиком.)

Проза, Классическая проза  
Брайтенштретер - Паолино Документальная литература, Публицистика  
Бритва Рассказы «русского» периода, не вошедшие в сборники Проза, Классическая проза  
Василий Шишков Весна в Фиальте Проза, Классическая проза  
Вдохновение Документальная литература, Публицистика  
обложка книги Волшебник Волшебник

Настоящий том собрания русскоязычных произведений Владимира Набокова (1899–1977) посвящен периоду 1938–1977 гг., когда были опубликованы его автобиография «Другие берега» (1954), два фрагмента незавершенного романа: «Solus Rex» (1940) и «Ultima Thule» (1942), а также повесть «Волшебник» (1939), драмы «Событие» (1938), «Изобретение Вальса» (1938), стихотворения, не вошедшие в прижизненные сборники, и рассказы из сборника «Весна в Фиальте» (1956). В том включены впервые публикуемые тексты «Протест против вторжения в Финляндию» (1939), «От В. Набокова-Сирина» (1956), «Письмо в Редакцию» (1963) и предисловия к изданиям «Н. В. Гоголь. Повести» (1952), «Письма Д. В. Набокова из Крестов к жене» (1965), а также интервью писателя «Встреча с автором „Лолиты“» (1961).

Во всех возможных случаях тексты сверены с первоизданиями, сопровождаются подробными примечаниями.

Примечания Ю. Левинга.


Владимир Набоков. Собрание сочинений русского периода в пяти томах. Том 5. Издательство «Симпозиум». Санкт-Петербург. 2000.

Собрание сочинений русского периода Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Волшебник Волшебник

Повесть «Волшебник» Набоков назвал «первой маленькой пульсацией „Лолиты“». Эта повесть – предшественник знаменитого романа – была создана Набоковым в 1939 г. на русском языке, однако увидела свет значительно позднее. Автор вспомнил о ней лишь через 20 лет, когда разбирал архив: «Теперь, когда связь между мной и „Лолитой“ порвана, я перечитал „Волшебника“ с куда большим удовольствием, чем то, которое испытывал, припоминая его как отработанный материал во время написания „Лолиты“. Это прекрасный образчик русской прозы, точной и прозрачной…» При жизни автора повесть не была опубликована. Впервые читатели смогли оценить это произведение в 1986 г.: повесть вышла в свет на английском языке в переводе Дмитрия Набокова. Входя в очень небольшое число вновь открытой набоковианы, «Волшебник» является наиболее ярким примером той поразительной оригинальной прозы, которая вышла из-под пера Набокова-Сирина в его наиболее зрелые – и последние – годы романиста, пишущего на родном языке.

Проза, Русская классическая проза, ,  
Встреча Соглядатай Проза, Классическая проза  
Встреча с автором «Лолиты» Документальная литература, Публицистика  
Второй режиссер Проза, Классическая проза  
обложка книги Групповой портрет, 1945 Групповой портрет, 1945

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Дар Дар

«Дар» (1938) – последний русский роман Владимира Набокова, который может быть по праву назван вершиной русскоязычного периода его творчества и одним из шедевров русской литературы ХХ века. Повествуя о творческом становлении молодого писателя-эмигранта Федора Годунова-Чердынцева, эта глубоко автобиографичная книга касается важнейших набоковских тем: судеб русской словесности, загадки истинного дара, идеи личного бессмертия, достижимого посредством воспоминаний, любви и искусства. В настоящем издании текст романа публикуется вместе с авторским предисловием к его позднейшему английскому переводу.

Проза, Классическая проза, Русская классическая проза,  
Дар. II часть Проза, Классическая проза  
обложка книги Забытый поэт Забытый поэт

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Защита Лужина Защита Лужина

Гениальный шахматист Лужин живет в чудесном мире древней божественной игры, ее гармония и строгая логика пленили его. Жизнь удивительным образом останавливается на незаконченной партии, и Лужин предпочитает выпасть из игры в вечность…

Проза, Классическая проза  
обложка книги Защита Лужина Защита Лужина

«Защита Лужина» (1929–1930) – третий русский роман Владимира Набокова, составивший автору громкое литературное имя и выведший его в первый ряд писателей русского зарубежья. За перипетиями жизненной истории гениально одностороннего героя книги, одаренного и безумного русского шахматиста-эмигранта Александра Ивановича Лужина, читателю постепенно открывается постоянная и важнейшая тема набоковского творчества – развитие и повторение тайных тем в человеческой судьбе. Шахматная защита, разрабатываемая Лужиным, мало-помалу становится аллегорией защиты от самой жизни, в которой его травмированное болезнью сознание прозревает чьи-то зловещие действия, подобные шахматным ходам. В событийных повторах собственной биографии Лужин усматривает следствие роковых действий своего невидимого противника – судьбы, и, потерпев неудачу в попытках разгадать ее скрытые узоры, он выбирает единственно возможное решение – выход из игры…

Проза, Русская классическая проза,  
обложка книги Знаки и символы Знаки и символы

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Изобретение Вальса Изобретение Вальса

Написано в Кап д'Антиб в сентябре 1938 г. Опубликовано в: «Русские записки», 1938, ноябрь (№ 11). При жизни автора по-русски не переиздавалось.

Поэзия, Драматургия, Драматургия  
обложка книги Истинная жизнь Севастьяна Найта Истинная жизнь Севастьяна Найта

Вниманию читателя предлагается первый англоязычный роман Владимира Набокова, написанный в 1938–1939 годах во Франции и опубликованный в 1941 году в США. Связанная с «Даром», последним русским романом писателя, темой литературного творчества, эта книга одновременно предсказывает изощренные набоковские романы-лабиринты американского периода – «Лолиту», «Бледный огонь», «Аду». На страницах книги, повествователь которой поименован лишь инициалом В., развертывается история жизни его сводного брата, покойного писателя Севастьяна Найта, представленная в воспоминаниях, устных рассказах и отрывках из Найтовых книг. Постепенно грань, отделяющая рассказчика от объекта его повествования-расследования, размывается, заставляя читателей усомниться и в личности биографа, и в смерти главного героя книги. Ускользающая от настойчивых поисков В., истинная жизнь Севастьяна Найта оказывается непосредственно связанной с тайной его имени, с его сочинениями, с законами многоязычного словесного искусства и метафизикой Владимира Набокова. Роман публикуется в новом переводе Геннадия Барабтарло и сопровождается предисловием, примечаниями и обстоятельным заключительным очерком переводчика.

Проза, Русская классическая проза, ,  
«Как редко теперь пишу по-русски...» Из переписки В.В. Набокова и М.А. Алданова

Статья представляет собой подробный обзор переписки В. Набокова и М. Алданова с обширными цитатами из писем. Публикация, подготовка текста и примечания Андрея ЧЕРНЫШЕВА

Наука, Образование, История, Культурология, Документальная литература, Биографии и Мемуары  
обложка книги Как-то раз в Алеппо... Как-то раз в Алеппо...

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Камера обскура Камера обскура

«Камера обскура» (1931, опубл. 1932–1933) – пятый русский роман Владимира Набокова и второй из трех его романов на «немецкую» тему. Берлинский искусствовед Бруно Кречмар, увлекшись бездарной шестнадцатилетней актриской Магдой Петерс, тайной любовницей художника Роберта Горна, бросает семью и вовлекается в глумливый околоартистический круг, не подозревая, что последствия этой пошлой интрижки окажутся для него роковыми. Расхожее выражение «любовь слепа» реализуется у Набокова в форме криминального сюжета о страсти, измене, ревности и мести, а физическая слепота, поражающая героя в финале, становится наказанием за духовную слепоту, за искаженное видение мира, за измену доброте, человечности и истинной красоте. Самый кинематографический, по мнению критиков, роман Набокова впоследствии был радикально переработан автором для англоязычного издания, озаглавленного «Смех в темноте» (1938).

Проза, Русская классическая проза,  
обложка книги Катастрофа Катастрофа

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Проза, Классическая проза  
обложка книги Король, дама, валет Король, дама, валет

«Король, дама, валет» (1928) – первый из трех романов Владимира Набокова на «немецкую» тему, за которым немного позднее последовали «Камера обскура» и «Отчаяние». В хитросплетениях любовно-криминальной интриги перетасовываются, словно игральные карты, судьбы удачливого берлинского коммерсанта, его скучающей жены и полунищего племянника-провинциала – марионеток слепого, безжалостного в своем выборе случая. За перипетиями детективного сюжета угадывается властная рука ироничного, виртуозного, неумолимо воздающего каждому по заслугам автора – будущего создателя «Защиты Лужина», «Дара», «Ады» и «Лолиты».

Проза, Русская классическая проза,  
обложка книги Король, дама, валет Король, дама, валет

«Король, дама, валет». Книга, стоящая, по экспрессионизму своего жестокого психологизма, особняком в контексте набоковской прозы, — однако тем более интересная…

Романы Проза, Классическая проза  
обложка книги Ланс Ланс

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Лолита Лолита

Это — «Лолита».

Самая скандальная «история любви» XX столетия.

Самое, возможно, совершенное произведение Владимира Набокова.

Книга, в невероятной своей силе и необыкновенном своём изяществе взлетевшая над условностью морали и законами времени.

«Ибо крепка, как смерть, любовь… и стрелы её — стрелы огненные».

Проза, Классическая проза, Современная проза  
обложка книги Лолита: Сценарий Лолита: Сценарий

«Лолита» — главная и лучшая книга Владимира Набокова, сценарий «Лолиты», по собственному признанию писателя, — его «самое дерзкое и рискованное предприятие в области драматургии». Написанный в Беверли-Хиллз вскоре после триумфальной публикации романа в США, он был назван «лучшим из когда-либо созданных в Голливуде сценариев» и лег в основу одноименной картины, снятой Стэнли Кубриком.

В отличие от романа, в сценарии иное освещение, иначе расставлены софиты, иной угол зрения, по-другому распределены роли. Переводя роман на язык драмы; Набоков изменил тысячи деталей, придумал новых героев, сочинил эпизоды, которые позволяют по- новому взглянуть на уникальный узор трагической жизни Гумберта и Лолиты. Выпуская в 1973 году сценарий «Лолиты» отдельной книгой, Набоков завершал художественную разработку своего давнего замысла, впервые изложенного в 1939 году в рассказе «Волшебник».

Настоящее издание представляет первый перевод сценария «Лолиты» на русский язык и включает, помимо предисловия автора, сохранившиеся в архиве Набокова эпизоды из ранней редакции сценария, письма Владимира и Веры Набоковых Стэнли Кубрику и другим адресатам по поводу экранизации «Лолиты», а также обстоятельное эссе переводчика и составителя книги Андрея Бабикова, раскрывающее доселе неизвестные стороны искусства великого писателя.

Проза, Классическая проза, Поэзия, Драматургия, Драматургия  
обложка книги Машенька Машенька Проза, Классическая проза  
обложка книги Машенька Машенька

Вниманию читателя предлагается первый и наиболее автобиографичный роман всемирно известного русско-американского писателя, одного из крупнейших прозаиков XX века, автора знаменитой «Лолиты» Владимира Набокова. «Машенька» (1926) – книга о «странностях воспоминанья», о прихотливом переплетении жизненных узоров прошлого и настоящего, о «восхитительном событии» воскрешения главным героем – живущим в Берлине русским эмигрантом Львом Ганиным – истории своей первой любви. Роман, действие которого охватывает всего шесть дней и в котором совсем немного персонажей, обретает эмоциональную пронзительность и смысловую глубину благодаря страстной силе ганинской (и авторской) памяти, верной иррациональным мгновениям прошлого.

 
Незавершённый роман Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Отчаяние Отчаяние

«Отчаяние» (1932, опубл. 1934) – шестой русский роман Владимира Набокова, в котором автор вновь – как прежде в «Короле, даме, валете» и «Камере обскуре» – обращается к немецкому материалу и криминальному сюжету. Берлинский коммерсант средней руки задумывает и совершает «идеальное убийство» с целью получить страховку, а затем пишет об этом повесть, перечитывая которую с ужасом обнаруживает зафиксированный в ней роковой изъян своего хитроумного замысла… В рамках детективной истории о мнимом двойничестве и об «убийстве как разновидности изящных искусств» Набоков оригинально разыгрывает вечные литературные сюжеты о гении и злодействе, истинном и ложном таланте, преступлении и наказании, которые впоследствии будут развернуты в знаменитой «Лолите».

Проза, Русская классическая проза,  
обложка книги Пильграм Пильграм

"Соглядатай" - роман, занимающий особое место в многообразном, многоуровневом творчестве В. Набокова. Практически впервые здесь набоковская проза, обычно - холодно-изящная, становится нервной, захлебывающейся, угловатой. Экспрессионистская ли эстетика довлеет здесь над "вечной" для писателя темой эмигрантской трагедии - или, напротив, тоска выломившейся из прошлого и утратившей надежду на будущее "России в изгнании" задает неровный, "дерганный" ритм повествования? Мнений может быть много, но - какое из них верное? Решите сами...

Проза, Классическая проза  
обложка книги Пнин Пнин

«Пнин» (1953–1955, опубл. 1957) – четвертый англоязычный роман Владимира Набокова, жизнеописание профессора-эмигранта из России Тимофея Павловича Пнина, преподающего в американском университете русский язык, но комическим образом не ладящего с английским, что вкупе с его забавной наружностью, рассеянностью и неловкостью в обращении с вещами превращает его в курьезную местную достопримечательность. Заглавный герой книги – незадачливый, чудаковатый, трогательно нелепый – своеобразный Дон-Кихот университетского городка Вэйндель – постепенно раскрывается перед читателем как сложная, многогранная личность, в чьей судьбе соединились мгновения высшего счастья и моменты подлинного трагизма, чья жизнь, подобно любой человеческой жизни, образует причудливую смесь несказанного очарования и неизбывной грусти…

Проза, Русская классическая проза, ,  
обложка книги Пнин (перевод Г. Барабтарло) Пнин (перевод Г. Барабтарло)

«Пнин» (опубл. 1957) - четвертый англоязычный роман Владимира Набокова, жизнеописание профессора Тимофея Павловича Пнина — изгнанника, оказавшегося в Америке и преподающего русский язык в небольшом частном университете. Незадачливый, чудаковатый, трогательно нелепый — своеобразный Дон-Кихот университетского городка, — он продолжает любить свою вероломную жену Лизу

Проза, Классическая проза  
обложка книги Под знаком незаконнорожденных Под знаком незаконнорожденных

«Под знаком незаконнорождённых» (англ. Bend Sinister) — второй английский роман В. В. Набокова (и первый, созданный в США), написанный в 1947 году. По собственному утверждению Набокова, в «Под знаком незаконнорождённых» «истинный читатель несомненно узнает искажённые отголоски» последнего русского романа писателя — незавершённой работы, состоящей из двух глав: «Ultima Thule» и «Solus Rex» (1939). «Меня эти отзвуки слегка раздражают», — заявлял Набоков.

Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Под знаком незаконнорожденных Под знаком незаконнорожденных

«Под знаком незаконнорожденных» («Bend Sinister», 1947) – второй англоязычный роман Владимира Набокова и первый роман, написанный им в Америке.

Действие романа разворачивается в некоем полицейском государстве, где правит партия «эквилистов» («уравнителей») во главе с диктатором Падуком. В центре повествования всемирно известный философ Адам Круг, бывший одноклассник Падука, издевавшийся над ним в детстве. Пытаясь добиться от Круга публичной поддержки своей власти, Падук одного за другим арестовывает всех его друзей и знакомых, однако сломить философа удается, лишь разлучив его с маленьким сыном Давидом.

По словам Набокова, «рассказ… ведется не о жизни и смерти в гротескном полицейском государстве. <…> Главной темой… является… биение любящего сердца Круга, мука напряженной нежности, терзающая его, – и именно ради страниц, посвященных Давиду и его отцу, была написана эта книга, ради них и стоит ее прочитать».

,  
обложка книги Подвиг Подвиг

«Подвиг» (1930, опубл. 1931–1932) – четвертый русский роман Владимира Набокова – рассказывает историю молодого русского эмигранта с швейцарскими корнями и экзотическим именем Мартын Эдельвейс, волею судьбы оказавшегося на чужбине. Жизненный путь героя книги пролегает едва ли не через всю Европу, отчасти совпадая с эмигрантскими маршрутами автора и заставляя вспомнить старинное значение слова «подвиг» – путешествие, странствие, движение. Оказываясь попеременно в Греции, Англии, Германии, Франции и Швейцарии, Мартын упорно ищет себя – в творчестве, в труде, в любви, в спорте, в разнообразных проверках собственной смелости, – а в финале романа решается на бессмысленно-героическое, жертвенное деяние, вступая на стезю истинного подвига: он отвергает возможность легального возвращения в Россию и тайно, с риском для жизни, переходит русскую границу, исчезая в таинственном сумраке лесной тропы.

Проза, Русская классическая проза,  
обложка книги Подвиг Подвиг

Эта книга началась с тонкого и трагического каламбура Владимира Набокова - а стала, пожалуй, тончайшим и трагичнейшим из его произведений. Потому что велика трагедия "унесенной ветром" русской эмиграции, однако вдвое страшнее история "русских мальчиков", выросших без родины. И тогда под ногами изначально ощущается не земля - ПРОПАСТЬ. И нет места для любви, дружбы, понимания. И нет - не может быть! - уверенности в завтрашнем дне, да и во вчерашнем, по сути, тоже. А что до подвига - подвиги легко даются тем, кому нечего терять...

Романы Проза, Классическая проза  
обложка книги Подвиг (перевод С. Ильина) Подвиг (перевод С. Ильина)

Собрание сочинений англоязычной художественной прозы Владимира Набокова (1899-1977) предпринимается в России впервые. В настоящий том вошли романы "Пнин" (1957) и "Бледное пламя" (1962), действие которых происходит в американской академической среде, и все девять написанных по-английски рассказов. Впервые публикуются несколько интервью с писателем.

Проза, Классическая проза  
обложка книги Подлинная жизнь Себастьяна Найта Подлинная жизнь Себастьяна Найта

«Подлинная жизнь Себастьяна Найта» (англ. The Real Life of Sebastian Knight) — первый роман Владимира Набокова на английском языке, написанный в декабре 1938 — январе 1939 гг. в Париже и впервые изданный в 1941 г. в США.

Проза, Классическая проза  
обложка книги Полное собрание рассказов Полное собрание рассказов

Полное собрание русских и английских рассказов крупнейшего писателя ХХ века Владимира Набокова в России издается впервые. Подготовленный в 1995 году сыном писателя, Дмитрием Набоковым, английский том короткой прозы Набокова хорошо известен на Западе. Однако по-русски, на «ничем не стесненном, богатом, бесконечно послушном» языке, на котором Набоков написал большую часть своих рассказов, книга до сих пор издана не была. Благодаря многолетней работе исследователей Набокова под одной обложкой удалось собрать все шестьдесят восемь рассказов, написанных им в 1920–1951 годах в европейской эмиграции и Америке. Многие из них стали событием еще при жизни автора и были переведены на все основные мировые языки. В книге, которую читатель держит в руках, представлены также редкие и неизвестные произведения мастера.

Рассказы «Говорят по-русски», «Звуки» и «Боги», подготовленные к публикации по архивным текстам, на русском языке выходят впервые. Английские рассказы Набокова, печатавшиеся в лучших журналах США и предвосхитившие появление прославивших его романов «Лолита», «Пнин», «Бледный огонь», в настоящем издании представлены в новой редакции переводов Геннадия Барабтарло. Полное собрание рассказов сопровождается предисловием и примечаниями Дмитрия Набокова, заметками Владимира Набокова, а также примечаниями редактора.

Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Помощник режиссера Помощник режиссера

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Превратности времен Превратности времен

Собрание сочинений англоязычной художественной прозы Владимира Набокова (1899–1977) предпринимается в России впервые. В настоящий том вошли романы «Пнин» (1957) и «Бледное пламя» (1962), действие которых происходит в американской академической среде, и все девять написанных по-английски рассказов. Впервые публикуются несколько интервью с писателем.

Произведения сопровождаются подробными комментариями.


Рассказ «Превратности времен» написан в сентябре 1944 г.

Первая публикация — журнал «Atlantic Monthly», январь 1945 г. Перепечатан в сборнике «Nabokov,s Dozen».


Владимир Набоков. Собрание сочинений американского периода в пяти томах. Том 3. Издательство «Симпозиум». Санкт-Петербург. 1999.


Перевод с английского Сергея Ильина.

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ, Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Прзрачные вещи Прзрачные вещи

«Прозрачные вещи» (англ. Transparent Things) — роман Владимира Набокова на английском языке, впервые изданный в США в 1972 г.

Проза, Классическая проза  
обложка книги Просвечивающие предметы (сборник) Просвечивающие предметы (сборник)

В книгу включены два англоязычных романа русско-американского писателя Владимира Набокова, объединенные темой литературного творчества и двойственным, обманчиво-ускользающим устройством авторской художественной Вселенной. В «Истинной жизни Себастьяна Найта» (1941) рассказчик, поименованный инициалом В., в попытках сочинить биографию своего сводного брата, покойного писателя, попадает в Зазеркалье художественного вымысла, заставляющее усомниться и в личности биографа, и в смерти заглавного героя. В романе «Просвечивающие предметы» (1972) герой-повествователь, сотрудник издательской фирмы Хью Персон, обладающий способностью «проницать» прошлое, оказывается действующим лицом произведений некоего писателя R. (пародийного двойника Владимира Набокова), корректором которых он является. Оба романа представлены в переводах, впервые увидевших свет в 1991 году и существенно переработанных для настоящего издания.

,  
Рассказы и эссе

Содержание:

1. Посещение музея

2. Адмиралтейская игла

3. Круг

4. Бритва

5. Нежить

6. Слово

7. Случайность

8. Кэмбридж (Эссе)

9. Королек

10. Тяжелый дым

11. Набор

12. Лик

13. Истребление тиранов

14. Василии Шишков

15. Облако, озеро, башня

16. Уста к устам

17. Рождественский рассказ

18. Весна в Фиальте

19. Юбилей (Эссе)

Проза, Русская классическая проза  
Рассказы «русского» периода, не вошедшие в сборники Проза, Русская классическая проза  
обложка книги Сестры Вейн Сестры Вейн

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Сказка Сказка

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Возвращение Чорба Проза, Классическая проза  
обложка книги Смех в темноте [Laughter In The Dark] Смех в темноте [Laughter In The Dark]

Переработанный вариант романа «Камера обскура»

Перевод и комментарии: Александр Люксембург

Проза, Классическая проза  
обложка книги Смотри на арлекинов! Смотри на арлекинов!

«Смотри на арлекинов!» – последний завершенный роман знаменитого писателя Владимира Набокова. Главный герой – Вадим Вадимович, русско-американский писатель (как и сам Набоков), пишет воспоминания о своей творческой и личной жизни. И в той и в другой Вадим Вадимович исполняет завет двоюродной бабки. «Довольно кукситься! – бывало восклицала она. – Смотри на арлекинов!.. Деревья – арлекины, слова – арлекины. И ситуации, и задачки. Сложи любые две вещи – остроты, образы, – и вот тебе троица скоморохов! Давай же! Играй! Выдумывай мир! Твори реальность!» И он творил! Несмотря на большое количество параллелей между автором и героем романа, это «повествование о любви и прозе» все же не следует воспринимать как автобиографию, скорее роман является пародией на нее. Но, быть может, в «Арлекинах» Набоков не играет с читателем, в который уже раз, а подводит итог своих размышлений о жизни и писательстве? Или пытается расставить точки над «i», предчувствуя будущее своих произведений: «Ax, угонят их в степь, Арлекинов моих, / в буераки, к чужим атаманам! / Геометрию их, Венецию их / назовут шутовством и обманом»? Ответ Набоков предоставляет найти читателю самостоятельно и тем самым включает его в процесс творения.

Проза, Русская классическая проза, ,  
обложка книги Со дна коробки Со дна коробки

Эта книга представляет собой собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дна коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги. Ее можно представить стоящей на книжной полке рядом с «Весной в Фиальте».


Владимир Набоков. Со дна коробки. Издательство «Независимая Газета». Москва. 2001.

Проза, Классическая проза  
обложка книги Событие Событие

Закончено в 1938 г. В Ментоне. Опубликовано в журнале «Русские записки», Париж, 1938, апрель. Премьера: Париж, зал газеты «Журналь», рю Ришелье, 100, 4 марта 1938 г. Режиссер, постановщик, автор костюмов и декораций — Ю. П. Анненков. Состоялось четыре представления. Роли исполняли: А. Богданов (Трощейкин), М. Бахарева (Любовь), Н. Петрункин (Ревшин), Л. Кедрова (Вера), М. Токарская (Марфа), В. Чернявский (Мешаевы), В. Субботин (Барбошин), С. Бартенев (маститый писатель), М. Крыжановская (Вагабундова), Е. Скокан, А. Телегин, Ю. Загре-бельский, В. Бологовский, В. Мотылева, Н. Токарская.

Поэзия, Драматургия, Драматургия  
обложка книги Совершенство Совершенство

"Соглядатай" - роман, занимающий особое место в многообразном, многоуровневом творчестве В. Набокова. Практически впервые здесь набоковская проза, обычно - холодно-изящная, становится нервной, захлебывающейся, угловатой. Экспрессионистская ли эстетика довлеет здесь над "вечной" для писателя темой эмигрантской трагедии - или, напротив, тоска выломившейся из прошлого и утратившей надежду на будущее "России в изгнании" задает неровный, "дерганный" ритм повествования? Мнений может быть много, но - какое из них верное? Решите сами...

Проза, Классическая проза  
обложка книги Соглядатай Соглядатай

«Соглядатай» (1930) – повесть выдающегося русского писателя Владимира Набокова, иронично и виртуозно обыгрывающая давнюю литературную тему двойничества. Главный герой повествования, живущий в Берлине русский эмигрант, оскорбительным образом избит ревнивым мужем своей любовницы и, не в силах пережить унижения, решается на самоубийство. Однако и в «послесмертии» его не до конца умершее «я» продолжает существовать среди знакомых ему прежде людей, переживает неразделенную любовь и внимательно соглядатайствует за человеком по фамилии Смуров, загадку личности которого автор раскрывает лишь в самом конце повести.

Проза, Русская классическая проза, ,  
обложка книги Стихи Стихи

В настоящем издании представлено наиболее полное собрание стихов Владимира Набокова. Отбор был сделан самим автором, однако увидеть книгу в печати он не успел. Сборник вышел в 1979 году в американском издательстве «Ардис» с лаконичным авторским названием – «Стихи»; в предисловии, также включенном в наше издание, Вера Набокова определила главную тему набоковского творчества: «Я говорю о потусторонности, как он сам ее называл…», той тайне, «которую он носит в душе и выдать которую не должен и не может».

И хотя цель искусства, как считал Набоков, лежит «в местах возвышенных и необитаемых, а отнюдь не в густонаселенной области душевных излияний», в стихах он не прячет чувств за карнавальными масками своих героев. «Читайте же стихи Набокова, – писал Андрей Битов, – если вам непременно надо знать, кто был этот человек. „Он исповедался в стихах своих довольно…“ Вы увидите Набокова и плачущим, и молящимся».

Проза, Русская классическая проза, Поэзия, Драматургия, Поэзия,  
обложка книги Стихотворения, рассказы Стихотворения, рассказы

В книгу вошли рассказы из сборников «Возвращение Чорба», «Соглядатай», «Весна в Фиальте», стихи, посвященные воспоминаниям детства и юности, родному городу, русским поэтам и писателям.

Рисунки Г. А. В. Траугот. Составление и примечания Н. И. Толстой. Вступительная статья А. Д. Толстого.


Для старшего школьного возраста.

Проза, Классическая проза, Детское, Детская литература, Поэзия, Драматургия, Поэзия  
обложка книги Сцены из жизни двойного чудища Сцены из жизни двойного чудища

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Со дна коробки Проза, Классическая проза  
обложка книги Храм снов (сборник) Храм снов (сборник)

Сбывшиеся и несбывшиеся прогнозы, тайны человеческого духа – об этом рассказы и повести выдающихся русских писателей от В. Брюсова до В. Набокова, которые в своем творчестве не чужды были фантастики.

Наряду с широко известными произведениями, в книгу вошли и произведения читателям малоизвестные, например, повесть А. Иванова и рассказ А. Хейдока.

К сожалению, рассказ «Манекен Футерфаса» В. Каверина в файле отсутствует.

http://ruslit.traumlibrary.net

Фантастика, Научная Фантастика  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Отчаянная помощница для смутьяна
     Свободина Виктория
     Любовные романы, Современные любовные романы

    Большому боссу необходим личный помощник. Какие требования? Послушная, незаметная, исполнительная, непривлекательная работница. Зарплата высокая, и перспективы карьерного роста хорошие. Мне подходит!

  •  Огромный бриллиант
     Блэйкли Лорен
     Любовные романы, Современные любовные романы

    Дамы, мало просто покачиваться на волнах, тут важен РАЗМЕР лодки.

    И здесь я победитель. Проще говоря, у меня есть ВСЕ необходимое: красота, мозги, деньги и большой член.

    Вам может показаться, что я придурок. Сходство есть, верно? Я греховно горяч, заоблачно богат, чертовски умен и… ах, да, у меня гигантский пенис.

    Но знаете, что? Вы просто не слышали моей истории. Безусловно, я мог бы быть обычным плейбоем — на самом деле, именно так меня и называют нью-йоркские сплетницы. Но ко всему прочему, я отличный парень. И это делает меня уникальным.

    Но есть одна проблема — моему отцу нужно, чтобы я остепенился. Вернее, чтобы я не просто сделал перерыв в своих ежедневных «похождениях», но и создавал впечатление примерного семьянина. А все ради консервативных инвесторов, которым он хочет продать свой флагманский ювелирный магазин на Пятой авеню. Нет проблем. Я могу сделать это для папы. В конце концов, я должен отблагодарить его за «фамильные драгоценности». Поэтому прошу свою лучшую подругу и бизнес-партнера стать моей невестой на следующую неделю. Шарлотта согласна. И у нее есть свои причины надеть этот огромный бриллиант на свой безымянный пальчик.

    Но в скором времени вся эта игра на публику переходит в реальное сумасшествие в спальне. А вот возможно ли Шарлотте подделать дрожь тела и крики от мощнейших оргазмов, когда на спутанных простынях я возвожу ее на новые высоты?

    Но, кажется, я и сам уже не притворяюсь, и мои чувства к ней вполне реальны.

    Во что я, черт возьми, ввязался с этим… огромным бриллиантом?

  •  Слишком близки
     Робертс Джейми
     Любовные романы, Современные любовные романы

    Я использовала секс в попытке забыться.

    В попытке заглушить боль.

    Потому что в эти несколько минут удовольствия, я могла отключиться от всего.

    От напоминаний всего, что потеряла. Всего, что пережила.

    Все, что я видела перед своими глазами — смерть.

    Я переспала с мужчиной, которого не могу выбросить из своей головы. Предполагалось, что это будет одноразовый секс без привязанностей и обязательств. Никаких имен, никакого обмена телефонными номерами. И для меня это было прекрасно… до тех пор, пока я не стала лежать по ночам без сна, мечтая о ласках этого мужчины. Желая и жаждая почувствовать его прикосновение еще раз.

    Но в один прекрасный день мои фантазии — увидеть этого мужчину — стали слишком всепоглощающей кошмарной реальностью. Внезапно он оказался в моем доме с этой самодовольной ухмылкой, безмолвно обещающей многое.

    И какова же была причина его появления? Его отец собрался жениться на моей матери. И скоро мы станем семьей.

    Я каждый день прохожу семь кругов ада. Один только его взгляд поглощает мою душу и заставляет просить о большем. Он хочет меня и полон решимости заполучить. Я его навязчивая идея и просто стала рабыней в его безумной страсти… в играх, в которые он любит играть. В играх, в которых он знает, что сможет покорить меня своей воле.

    Но это не единственная проблема. Это не единственная причина, по которой я живу в своем собственном аду.

    За год до того, как я познакомилась с моим будущим сводным братом, Хантером… я приняла решение, которое в конечном итоге полностью разрушит мою душу…

    Я потеряла свою девственность с отцом Хантера.


    Предупреждение. Содержит сцены морального и физического насилия. Людям, чувствительным к таким сценам, советуем читать осторожно.

  •  Жмурик или Спящий красавец по-корейски
     Кувайкова Анютка
     Любовные романы, Современные любовные романы

    Говорят, под новый год, что ни пожелаешь…

    Нет, начнем, пожалуй, не с этого.

    Меня зовут Женя, но немногочисленные друзья зовут меня Харон. У меня циничный взгляд на жизнь, язык без костей и абсолютная неприязнь к любым проявлениям веселья и праздникам. И да, забыла сказать самое главное — я патологоанатом.

    И по сему, к дедушке Морозу у меня сейчас возникает только один конкретный вопрос…

    Это ж когда я себе в подарок на Новый Год оживший труп пожелать-то умудрилась, а?


  •  Взрослые игры
     Джонс Кристина С
     Любовные романы, Современные любовные романы

    Когда 26-летняя Риз поступает в аспирантуру университета и занимает должность помощника преподавателя по литературе, то и не подозревает о том, что неприятное столкновение со студентом приведет к тому, что она найдет в нем, так называемые, «трифекта»: три качества, которые Риз находит неотразимыми в мужчине. Этот студент внешне привлекательный, умный и немного грубый. Она не собирается ничего делать с этим открытием. На этого парня, у нее нет никаких долгосрочных планов. Но все знают, что происходит даже с самыми продуманными планами…

    Джейсон — взрослый мужчина 28-ми лет, закаленный и травмированный своим жизненным опытом. В «Блэквудском государственном университете», он заканчивает обучение и хочет получить ученую степень. Последнее, что его интересует, это женское население университетского городка… но сексуальная, приводящая его в бешенство Риз, может быть заметным исключением.

    Эта история не о том, что противоположности притягиваются.

    Эта история о столкновении характеров.

    Ни один из них, не боится ринуться в бой. Ни один, не хочет отступать. Любовь и война, победа или проигрыш… но кто-то, в конечном итоге, прекратит свою игру.

  •  КГБ и власть
     Бобков Филипп Денисович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Филипп Денисович Бобков — кадровый разведчик, прослуживший в органах госбезопасности 45 лет. В этой книге он описывает всю сложность взаимоотношений, существовавших между КГБ и ЦК КПСС. Читатель впервые познакомится с уникальными особенностями партийного руководства органами госбезопасности в так называемый «андроповский период». Автор не претендует на исчерпывающее изложение темы, но приведенные факты, бесспорно, соответствуют истине. Надеемся, что они позволят иначе взглянуть на деятельность множества настоящих профессионалов, честно и самоотверженно трудившихся в системе госбезопасности на благо Родины.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю