«Аспазия» (автора б.) - скачать книгу бесплатно без регистрации

обложка книги Аспазия

Поделиться ссылкой на книгу!

 Название: Аспазия
 Автор:
 Жанр(ы): Проза, Историческая проза

Доподлинно не известны ни дата ее рождения, ни смерти. В истории она осталась как одна из самых умных и блистательных гетер. Свою карьеру на этом поприще начала в Милете, на родине сказочных мифов и куртизанок. Ее отец-философ по имени Аксиох, увидев, какой красотой наделили боги его дочь, решил, что такая красавица не может составить счастье одному человеку, ее удел — доставлять удовольствие всему человечеству. Поэтому и дал ей солидное образование, соответствующее ее великому, по его мнению, предназначению в этом мире.

Если верить поэтам, в детстве Аспазию (или Аспасию) похитили и увезли в Мегару или Коринф. Здесь она росла в качестве невольницы своих похитителей, постаравшихся развратить ее. Привлекательная и умная девушка сумела очаровать богатого афинянина, который выкупил ее, и она оказалась на свободе.

По другим сведениям, Аспазия до прибытия в Афины никуда не выезжала из Милета, где вела жизнь куртизанки. Но легкие интрижки вскоре надоели — сердце жаждало настоящей (и желательно великой!) любви. В поисках таковой Аспазия перебралась в Афины, неофициальную столицу Эллады. Денег к этому времени она скопила достаточно, поэтому с несколькими подругами купила дом и организовала школу риторики. Многие исследователи настаивают на том, что это был обычный публичный дом — правда, высшего класса, где Аспазия преподавала девушкам историю, философию, политику, а также искусство любви.

«Каждая женщина, — вещала гетера, — должна быть свободной в выборе мужа, а не выходить за назначенного ей родителями или опекунами; муж обязан воспитать свою жену и разрешать ей высказывать свои мысли».

Вскоре «школа» Аспазии стала едва ли не самым популярным местом в Афинах. Пообщаться с красивой и неординарной женщиной, с ее умными прелестницами приходили знаменитые философы: Зенон, Протагор. Врач Гиппократ и гениальный ваятель Фидий сделались завсегдатаями в доме этой гетеры. В Афинах заговорили о том, что в прекрасном теле женщины поселилась мудрая душа Пифагора. Сократ, юноша с пылкой душой, влюбился в Аспазию и не отходил от нее ни на шаг, а позднее, когда стал известным философом, подчеркивал, что обязан этим Аспазии.

Наслушавшись восторженных отзывов друга Сократа, на куртизанку-философа решил взглянуть и правитель города Перикл.

Наверное, это была любовь с первого взгляда… Ему исполнилось сорок — возраст опытного воина. Он обладал силой, своеобразной мужской привлекательностью и пользовался славой лучшего правителя в истории Афин. Аспазия была прекрасна, как пристало подруге правителя, и умна — как положено советнику вождя… Ее салон переместился в дом Перикла. Сам же стратег незадолго перед этим (по другим сведениям, только встретившись с Аспазией) развелся со своей женой и, заботясь о ее будущем, дал ей приданое и вновь выдал замуж, оставив при себе сыновей.

Впервые в истории античной Греции философы и политики выслушивали советы женщины и следовали им. Более того: правитель допустил свою любовницу к принятию политических решений, она составляла речи для его выступлений в народном собрании и сопровождала любимого даже в военных походах. Современники и потомки, как отмечают многие исследователи, неоднозначно оценивали такое «ненормальное» положение дел. Так, поэт Кратинус был уверен: «Распутство создало для Перикла Юнону — Аспасию, его защитницу с глазами собаки». А некоторые историки вообще склонны считать, что гетера и приехала в Афины с единственной целью — покорить Перикла, этого «достойнейшего из эллинов», о котором она столько слышала…

Закон Афин не допускал брака с чужестранкой. И ребенка гетеры, родившегося через пять лет после начала их связи, долгое время считали незаконнорожденным… Только когда оба старших сына Перикла погибли от чумы, ребенок наложницы был признан наследником.

Аспазия быстро добилась уважения, достойного жены правителя, сохранив при этом свободу, какой могли пользоваться лишь гетеры. Она не чуралась застолий, сама их организовывала, являясь душой и центром увеселений… Более того, позволяла себе принимать посетителей и в отсутствие мужа, развлекала их беседой, угощала вином, что, по афинским обычаям, являлось совсем уж недопустимым.

Многие утверждали, что милетская гетера превратила жилище правителя в дом разврата. На философских пирах непременно присутствовали красивые девушки для вполне определенных целей. Что касается военных походов, в которых верная подруга сопровождала своего супруга и благодетеля, то она делала это не в одиночку: за ней непременно следовал обоз куртизанок из ее школы, и женщины неплохо зарабатывали, ублажая изголодавшихся без любви мужчин.

В конце концов народное собрание обвинило подругу Перикла в сводничестве и развращении юных девушек. Аспазия предстала перед судом. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы защитником не выступил сам Перикл. Великий правитель плакал! «Он бы не пролил столько слез, если бы речь шла о его собственной жизни», — не без иронии подметил Эсхил. Слезы отважного полководца и государственного мужа настолько поразили судей, что те согласились признать невиновность гетеры. Но несмотря на это в появлявшейся череде бесконечных комедийных пьес ее продолжали высмеивать как распутную и продажную женщину.

После суда Аспазия смирилась с традиционной для благочестивых матрон ролью супруги-затворницы. Возможно, наедине с Периклом она продолжала обсуждать государственные вопросы и даже давала правителю советы, но шумные философские пиры в их доме больше не устраивались. История же донесла до наших дней такой факт. Когда Сократа полушутливо-полусерьезно спрашивали, как воспитать хорошую жену, он без тени сомнения отвечал: «Об этом гораздо лучше расскажет Аспазия!» Как всякая примерная супруга, она прощала мужу минутные слабости, после которых он все равно возвращался к ней — великой искуснице по части разжигания любовных страстей.

«Каким великим искусством или силой она обладала, если подчинила себе занимавших первое место государственных деятелей и даже философы много говорили о ней как о женщине незаурядной, — писал Плутарх. — Тем не менее очевидно, что привязанность Перикла к Аспазии была основана скорее на страстной любви. Говорят, что при уходе из дома и при возвращении с площади он ежедневно приветствовал ее и целовал».

Перикл и Аспазия прожили вместе двадцать лет. А потом на Афины с Востока обрушилась страшная эпидемия, которая скосила множество афинян. Не обошла она и дом Перикла. Ушла из жизни его сестра, умерли оба сына от первого брака. Потом наступила очередь самого правителя…

После смерти супруга Аспазия незамедлительно вышла замуж — вернее, перешла на содержание к некому торговцу скотом, бывшему когда-то ее учеником, Лизиклу, решив своими руками сделать из него великую личность. Благодаря ее педагогическим стараниям недавний скототорговец превратился в прекрасного оратора, снискавшего повсеместную популярность в Афинах. Через год его уже избрали стратегом, а еще через несколько месяцев он погиб в одном из сражений…

Пережила Аспазия и смерть еще одного стратега — Перикла-младшего, собственного сына, одержавшего победу над спартанцами в морской битве при Аргинусских островах. Но, увы, неблагодарные сограждане казнили его в числе других стратегов только за то, что не все трупы погибших в этом сражении афинян были выловлены из бушующих волн и погребены в земле.

Говорят, вскоре после этого и его мать отошла в мир иной…

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

  •  Ошибочка вышла (СИ)
     Леонова Светлана
     Любовные романы, Короткие любовные романы

    Что делать, если твоя несносная подруга вновь вляпалась в очередную неприятность? Снова спасать ее? Только для начала узнать бы, что за странное приворотное заклинание она зачитала на полнолуние… и что за тип теперь в ее теле.

  •  Операция «Фараон», или Тайна египетской статуэтки
     Ванденберг Филипп
     Детективы и Триллеры, Исторический детектив

    Новый роман Филиппа Ванденберга, автора нашумевшего исторического триллера «Золото Шлимана», описывает действия, происходящие в Египте и Европе в начале XX века.

    «Операция „Фараон“, или Тайна египетской статуэтки» — это смесь различных жанров: исторический детектив, мелодрама, комедия. Роман читается на одном дыхании и, несомненно, заинтересует самого взыскательного читателя.

  •  Всё будет хорошо!
     Шульц Мона Лиза
     Религия и духовность, Самосовершенствование, Домоводство (Дом и семья), Домоводство

    Впервые многолетний опыт успешного исцеления всемирно известного автора бестселлеров Луизы Хей, проверенный на практике миллионами людей во всем мире, наконец нашел свое научное медицинское подтверждение. Теперь благодаря такой дополнительной информации от врача Моны Лизы Шульц даже скептики смогут убедиться, что метод Луизы Хей – РАБОТАЕТ! И это доказано научными данными!

    Авторы в очень увлекательной, но краткой, лаконичной форме дают рекомендации по медицине, целостным методам оздоровления, диетологии и психологии, которым может следовать любой человек, в любое время и в любом месте. Для самодиагностики предложена детальная анкета. Кроме того, заключительная глава полностью состоит из подробных таблиц соответствий заболеваний и их психологических первопричин, а также психосоматических способов избавления от недугов.

  •  Чистая правда
     Балдаччи Дэвид
     Детективы и Триллеры, Детектив, Триллер

    Их было два брата — Джон и Майкл. Два непримиримых соперника во всем. Два юриста — но первый так и остался второсортным адвокатом в небольшом городке, а второй поднялся до уровня помощника судьи Верховного суда США. Они не общались несколько лет, но все-таки их было двое. А теперь остался только один. И ему предстоит забыть былую неприязнь и разобраться с тайной смерти брата. И отомстить за него…

  •  Неприкаянный (СИ)
     Харт Хелег
     Фантастика, Фэнтези

    В мир Нирион нечасто забрасывает иномирцев. А так, чтобы он не понимал ни слова, не умел даже говорить, но при этом умел колдовать - вообще случай уникальный. Конечно, со временем чужак приходит в себя, но не до конца - ни имени у него нет, ни прошлого, ничего. Ни дать, ни взять, жизнь с чистого листа. Можно было бы позавидовать парню, но он-то понимает, что ничего хорошего в этом нет. Тем более что есть у этого человека странности, которые умным людям не дают покоя - потому что рано или поздно они многим аукнутся. И мир, словно зная это, постоянно пытается отторгнуть чужака...

  •  Мёртвая зыбь
     Казанцев Александр Петрович, Казанцев Никита Александрович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

    ВСЛЕД за Стивеном Кингом и Киром Булычевым (см. книги "Как писать книги" и "Как стать фантастом", изданные в 2001 г.) о своей нелегкой жизни поспешил поведать один из старейших писателей-фантастов планеты Александр Казанцев.

    Литературная обработка воспоминаний за престарелыми старшими родственниками — вещь часто встречающаяся и давно практикуемая, но по здравом размышлении наличие соавтора не-соучастника событий предполагает либо вести повествование от второго-третьего лица, либо выводить "литсекретаря" с титульного листа за скобки. Отец и сын Казанцевы пошли другим путем — простым росчерком пера поменяли персонажу фамилию.

    Так что, перефразируя классика, "читаем про Званцева — подразумеваем Казанцева".

    Это отнюдь не мелкое обстоятельство позволило соавторам абстрагироваться от Казанцева реального и выгодно представить образ Званцева виртуального: самоучку-изобретателя без крепкого образования, ловеласа и семьянина в одном лице. Казанцев обожает плодить оксюмороны: то ли он не понимает семантические несуразицы типа "Клокочущая пустота" (название одной из последних его книг), то ли сама его жизнь доказала, что можно совмещать несовместимое как в литературе, так и в жизни.

    Несколько разных жизней Казанцева предстают перед читателем. Безоблачное детство у папы за пазухой, когда любящий отец пони из Шотландии выписывает своим чадам, а жене — собаку из Швейцарии. Помните, как Фаина Раневская начала свою биографию? "Я — дочь небогатого нефтепромышленника┘" Но недолго музыка играла. Революция 1917-го, чешский мятеж 18-го┘ Папашу Званцева мобилизовали в армию Колчака, семья свернула дела и осталась на сухарях.

    Первая книга мнемонического романа почти целиком посвящена описанию жизни сына купца-миллионера при советской власти: и из Томского технологического института выгоняли по классовому признаку, и на заводе за любую ошибку или чужое разгильдяйство спешили собак повесить именно на Казанцева.

    После института Казанцев с молодой женой на тот самый злополучный завод и уезжает (где его, еще практиканта, чуть не обвинили во вредительстве), да только неустроенный быт надоедает супруге.

    Казанцев рванул в Москву. К самому Тухачевскому пробрался, действующий макет электрической пушки показал. Маршал уши поразвесил, да и назначил Казанцева командовать экспериментальной лабораторией и создавать большую электропушку, практическая бессмысленность коей была в течение одного дня доказана консультантом-артиллеристом.

    Следующий любопытный сюжет относится к Великой Отечественной. Перед мобилизацией Казанцев "на всякий случай" переправил водительские права на свое имя, но они почти и не понадобились: вскорости после призыва уже стал командовать рембазой автомобилей, причем исключительно для удобства снабжения перебазировал ее от Серпухова — в Перловку на Ярославское шоссе, поближе к собственной даче. Изобретает электротанкетки, одна из которых ни много ни мало помогла прорвать блокаду Ленинграда.

    Никак не понятно, например, как Александр Петрович в течение десятилетий удерживал самозваный титул классика советской научной фантастики, нигде не упоминается о личной причастности к гонениям на молодых авторов, и лишь вскользь упоминается о сотрудничестве с КГБ.

    Кое-что, конечно, проскальзывает. Например, каждому высокопоставленному функционеру, что-то значившему для Казанцева, он стремился подарить свою первую книжку "Пылающий остров" с непременной ремаркой типа "В газете французских коммунистов "Юманите" уже перевод сделали┘".

    Совершенно авантюристски выглядит работа Казанцева в качестве уполномоченного ГКО (Государственного комитета обороны) на заводах Германа Геринга в Штирии, пугал австрийцев расстрелами и даже участвовал в пленении корпуса генерала Шкуро и казаков атамана Краснова, сражавшихся на стороне вермахта, но отказавшихся капитулировать. Англичанам в падлу было кормить 60 тысяч русских, вот и сдали их, как стеклотару, Красной Армии.

    По возвращении в Союз Казанцева вызвали в органы для дознания на пример выяснения количества награбленного за время командировки. Велико же было изумление следователя, когда выяснилось, что Казанцев ничегошеньки себе из драгоценностей не привез.

    Просто Казанцев, пройдя мытарства Гражданской войны, уже знал, что злато и брюлики не являются безусловным гарантом благополучия и уж тем более не спасают от ножа или пули. Чтобы выжить, хитрую голову на плечах надо иметь. (Умиляет, например, история о том, как Казанцев после войны лет десять везде "совершенно случайно" таскал с собой военный пропуск на автомобиль "с правом проезда полковника Званцева А.П. через все КП без предъявления документов").

    Первый секретарь правления Союза писателей Александр Александрович Фадеев наставлял немолодого, прошедшего войну, но выпустившего пока еще только одну-единственную книжку Александра Казанцева: "Хочу только, чтобы твое инженерное начало не кастрировало тебя и герои твои не только "били во что-то железное", но и любили, страдали, знали и горе, и радость, словом — были живыми людьми". Не выполнил Казанцев наказ старшего товарища по перу, и каждая новая книжка выходила у него все муторнее и многословнее, живых людей заменяли картонные дурилки, воплощавшие в жизнь технические идеи в духе Манилова (будь то подводный мост из США в СССР или строительство академгородка где-нибудь подо льдом). Зато с идеологической точки зрения подкопаться было невозможно: строительство всегда начинал миролюбивый Советский Союз, а злобные ястребы с Запада кидали подлянки. Если же в книге не планировалось строительства очередного мегаломанского сооружения, то добрые советские ученые с крепкими руками рубили в капусту на шахматной доске диверсантов из выдуманной страны Сшландии (романы типа "Льды возвращаются").

    Жизнь, тем более девяностопятилетнюю, пересказывать подробно не имеет смысла. Приключения тем и интересны, что происходят не каждый день. Как беллетрист Казанцев и не стремился четко описать год за годом свою жизнь. Выхватывая самые значимые, самые запомнившиеся события, мемуарист выкидывает серые и скучные фрагменты, чтобы оставшиеся части картины заиграли ярче. Зияющие лакуны в повествовании при этом смущают только читателя, но никак не самовлюбленного автора.

    Если в довоенной биографии все относительно четко и структурировано и даже можно восстанавливать хронологию жизни писателя с небольшими припусками в пару-тройку лет, то второй том представляется сплошным сумбуром, состоящим из старых фрагментов литературных записей, чужих историй и баек, "отступлений вперед" о судьбе некоторых персонажей и непременной путаницей в рассказе. То ли автор скрыть что-то хочет, то ли и вправду вся послевоенная жизнь представляется для него в виде гомогенной "Мертвой зыби".

Набор «Неделька» -- топ новинок -- лидеров за неделю!

  •  Задачка для попаданки. Спасти хвостатого
     Одувалова Анна Сергеевна
     Любовные романы, Любовно-фантастические романы

    Если бы Василиса знала, чем обернется погоня за сбежавшей кошкой, ни за чтобы не полезла на крышу. Одно неловкое движение, и девушка оказалась в другом мире.

    Теперь придется осваивать магию жрицы-привратницы. Ведь лишь они могут создавать проходы между мирами, и только так можно вернуться домой.

    А ещё нужно приручить рогатого, спасти хвостатого, постараться ни в кого не влюбится и ничего не перепутать.

    Задачка для попаданки непростая. Не правда ли? Но Василиса – девушка упрямая и привыкла добиваться своего!

  •  Я просто тебя люблю (СИ)
     Снежинская Катерина
     Фантастика, Юмористическая фантастика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы

    Говорят, будто любовь способна всё победить, только быт ей неподвластен. Но ведь после помолвки и начинаются серые скучные будни. И тут уже не до страстей — суженного бы с работы дождаться и не устроить ему скандала. Да и враги не дремлют и без того нелёгкую жизнь осложняя. Впрочем, может, и не происки недругов это вовсе, а любимый на сторону гульнул? Самое разумное — это взять паузу и, например, познакомиться с собственной бабушкой.


  •  Оранжевая страна. Фехтгенерал
     Башибузук Александр
     Фантастика, Альтернативная история

    Могущественная Британия не смирилась со своим поражением – война с бурскими республиками вспыхивает с новой силой. Дипломат и разведчик, диверсант, подпольщик и террорист – Михаилу Орлову, волей судьбы заброшенному в самый разгар англо-бурского противостояния, приходится примерять на себя множество личин. А вдобавок ко всему, как всегда нечаянно, случилась любовь и теперь ему обязательно придется выбирать между любимой женщиной и делом, ставшим смыслом его жизни. Но он справится, обязательно справится, потому что другого выхода, у обычного мичмана Краснознаменного Тихоокеанского Флота, волей судьбы закинутого в самый разгар англо-бурской войны, попросту нет.

  •  Шантаж
     Азарова Екатерина
     Фантастика, Фэнтези

    Я думала, что три года назад сожгла все мосты, связывающие меня с прошлым. Но! Алекс Реар снова ворвался в мою жизнь за пару часов до свадьбы и перевернул все с ног на голову. Его цели неясны, объяснения лживы, зато методы шантажа весьма действенны. У меня нет другого выхода, как, бросив все, отправиться вместе с ним в неизвестность. Алекс пообещал, что после дела оставит меня в покое, но я знаю — это тоже обман. К несчастью, мой бывший напарник — отъявленный мерзавец и эгоист — имеет надо мной необъяснимую власть. Вот только… теперь я готова на все, чтобы избавиться от него раз и навсегда.

  •  Ястреб (СИ)
     Флат Екатерина
     Фантастика, Космическая фантастика, Любовные романы, Любовно-фантастические романы,

    Никто не знает, откуда взялся этот так называемый «зеленый туман». Он всегда появляется внезапно и в одночасье меняет облик планет до неузнаваемости. А попавшие под его воздействие люди либо исчезают, либо…их уже сложно назвать людьми. И против этой напасти нет средства… Меня не слишком-то волновали вселенские проблемы. Я жила вполне себе беззаботно до поры, до времени. Да и что могла бы сделать обычная девушка там, где оказались бессильны лучшие умы человечества и самая совершенная военная техника? Но теперь именно мне предстоит найти разгадку проклятого «зеленого тумана». Отправиться туда, где он властвует безраздельно, и при этом каким-то чудом не погибнуть, не сойти с ума, да и вообще остаться человеком. Но и не это самое сложное. Куда сложнее справиться с собственными чувствами… Вот не зря я с самого начала невзлюбила этот злосчастный «Ястреб»!

  •  Страна Свободных Джиннов (СИ)
     Курило Татьяна
     Любовные романы, Любовно-фантастические романы,

    Очнувшись от многолетнего сна, девушка-джинн Халимар обнаруживает себя в Одессе, в маленькой квартирке, которую снимает молодой неудачник Хома. Сможет ли девушка-джинн найти свое место в мире людей? Как изменится жизнь человека после встречи с обаятельнейшей Халимар?

Что бы ещё мне почитать?..


Красивое имя

Скидки на книги ЛитРес

Все акции и спецпредложения интернет магазина OZON.ru: скидки до 50%, промокоды, баллы за покупку, товар за 1 рубль

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю