Книги жанра «Юмор» на букву «Я»

num: 1 2 3 4 5 7 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Я и мои гормоны Я и мои гормоны

Билл и Эвелин Харрисон ведут отвратительно правильный образ жизни. Но в один прекрасный день супруги становятся жертвами своих собственных гормонов, которым вздумалось поразвлечься…

"…Пока Тестостерон усиленно работал над лысиной Билла, Эстрогена и Прогестерона никак не могли нарадоваться своему могуществу:

– Мы приятные…

– …но злорадные.

– Постоянные…

– …но непредсказуемые.

– Мы можем заставить Эвелин корчиться все утро в судорогах…

– …или взять отпуск на недельку, и пусть тогда хозяйка гадает, отчего у нее задержка.

– Мы – парадокс!"

Винсент Пол  
Яд

Из сборника «Зайчики на стене», Санкт-Петербург, 1911 год.

Аверченко Аркадий Тимофеевич  
Язва

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Аверченко Аркадий Тимофеевич Волчьи ямы  
обложка книги Я, депутат... Всенародный избранник Я, депутат... Всенародный избранник

Роман «Я, депутат, всенародный избранник» – ироническо-сатирическая пародия. Но, как говорят, в каждой шутке есть доля шутки! Парикмахер Эльвира, сбежав из родного городка, в прямом смысле берет власть в свои руки.

Корчак А  
Я и моя тень

Практически первый мой рассказик

Кузнецова Елена Владимировна  
обложка книги Я — начальник, ты — дурак Я — начальник, ты — дурак

«Я — начальник, ты — дурак» — это универсальная военная формула, присущая любой армии мира. Только не всегда она произносится, а чаще подразумевается. Совершенно недвусмысленно. Вот, например, выстроил старшина новобранцев и спрашивает: «Художники среди вас есть?». Ему отвечают: «Есть!» — «Отлично! Возьмите в каптерке пилу, три топора и к обеду нарисуйте поленницу березовых дров для полевой кухни...»

В общем, командиры хамят, но подчиненные от них не отстают. Пестрая мозаика армейских баек и анекдотов, как реальных, так и вымышленных, предстает в удивительно смешной книге бывшего военного, но действующего писателя Александра Щелокова...

Щелоков Александр  
обложка книги Я становлюсь актером Я становлюсь актером

«Я становлюсь актёром» (I Become an Actor) — фрагмент (первая глава) из книги «На сцене и за кулисами» (On the Stage — and Off: The Brief Career of a would be Actor, 1885).

Джером Джером Клапка  
Я обращаюсь к выпускникам Аллен Вуди  
Я и мой автомобиль Лиходеев Леонид  
Яичко

Это произведение описывает сексуальные отношения несовершеннолетних мальчиков между собой и со взрослыми.

Если вы не приемлите этого не читайте.

Если вы неуровновешанный гомофоб, подверженный приступам ярости в отношении того, что понять не в состоянии, обратитесь к психиатру.

Если вы просто любопытствующий, сто раз подумайте, прежде чем начнёте читать.

######################

А для остальных... короткий анонс.

 К двум братьям попадает яичко.  Но не простое…  а с хвостиком…

 
обложка книги Я и Софи Лорен Я и Софи Лорен

Еще одно яркое имя в серии «Новый одесский юмор» – Вячеслав Верховский.

Хотя он живет в Донецке, все тексты, собранные в этой книге, впервые увидели свет именно в Одессе, на страницах юмористического журнала «Фонтан».

Вячеслав Верховский – борец. Он вечно разрывается между любовью к себе и любовью к людям. Когда побеждает первое – становится печален, когда второе – начинает шутить. Непонятно, как это все в нем уживается?! Тонкое, в высшей степени лирическое и – воробьиное, хулиганское, задорное, себе-на-уме.

Иногда юмор его вещичек снят с поверхности «бытовухи» – но стоит вставить чешуйку в рамочку, и она становится афоризмом. Хороший тренинг: поклюешь верховских фразочек – и сам начинаешь стрелять глазами и разворачивать уши. Мир наполняется смехом. Чужая глупость уже не злит, поскольку ты охотишься за ней, как псих-энтомолог – за редким тараканом.

Несовершенство мира – почва, где произрастают ирония и юмор. Верховский собирает урожай!

Верховский Вячеслав Маркович  
обложка книги Я угнал машину времени Я угнал машину времени

Повести и рассказы, вошедшие в эту книгу, могут быть отнесены к жанру иронической фантастики с элементами иронического детектива. Поэтому в книге действуют пришельцы, ушельцы, инспекторы полиции, преследующие преступников, а также путешественники по огромным космическим и бесконечно малым микроскопическим мирам.

Кривин Феликс Давидович  
обложка книги Я люблю Америку Я люблю Америку

Восклицание «Ну, тупые!» в адрес американцев с легкой руки пародистов стало «визитной карточкой» Михаила Задорнова. Американцы настолько поверили в такое отношение к ним со стороны русского писателя-сатирика, что несколько лет отказывали ему в визе. Однако мало кто знает, что, впервые попав в США в конце 80-х, Михаил Задорнов был восхищен западным образом жизни. Потом, в 90-х, разглядев эту страну поближе, как и все россияне, но заметив чуть больше, чем другие, он изменил свое мнение. К тому же нашлось время присмотреться и к соотечественникам – бывшим, из союзных республик, и нынешним. А в XXI веке уже накопились новые наблюдашки и за ними последовали новые выводы. Потому что «не всё в сегодняшней Америке идеально гладко… Однако не нам в России их осуждать»!

Задорнов Михаил Николаевич  
Я - как адвокат

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

Аверченко Аркадий Тимофеевич О хороших, в сущности, людях!  
обложка книги Язиката Хвеська Язиката Хвеська

Люди люблять дві речі: сенсацій та коли їх дурять. Київський журналіст-авантюрист Максим Бойко заради гарячої новини обдурить не лише весь Київ — усю країну. Бо найкраща сенсація — вигадана сенсація. Макс може підкинути міліції мертве тіло, якого нема. Він готовий видати темношкірого приятеля за родича американського президента. У нього в рукаві ще багато подібних тузів. Але має велику проблему: красуня-дружина не вміє тримати язика за зубами. Ну чисто тобі язиката Хвеська з відомої української народної казки… Кримінальна комедія Андрія Кокотюхи свого часу змогла насмішити шоумена Сергія Притулу, здобути ІІІ премію на конкурсі «Коронація слова» і перетворитися з кіносценарію на роман. Який не змусить читача нудьгувати ані на хвилину.


Кокотюха Андрій  
Я бы выбрал колбасу

«Фэн Гиль Дон» N 1 1994 г. (уголок потребителя)

Рокдевятый С О  
Яблоко сфинкса - английский и русский параллельные тексты

О. Генри (1862 - 1910) - псевдоним Вильяма Сиднея Портера, выдающегося американского новеллиста, прославившегося блестящими юмористическими рассказами. За свою недолгую творческую жизнь он написал около 280 рассказов, не считая фельетонов и различных маленьких произведений.

Генри О Сердце Запада  
Я и моя профессия

Работаешь, работаешь, но в один момент понимаешь — все! И меняешь свою жизнь.

Бромов Александр  
обложка книги Я тебя люблю (сборник) Я тебя люблю (сборник)

Рассказы Александра Дунаенко можно отнести к редкому жанру – «интеллектуальная эротика», хотя, на первый взгляд, такое сочетание слов может показаться несовместимым. Они нравятся, в первую очередь, женщинам. Умным, красивым и взрослым. «Это не проза, это – поэзия!» – восклицает одна из читательниц, прочитав «Нелюбимую». Но так можно сказать обо всех произведениях автора, где он пишет о любви. В сборнике представлены рассказы Александра Дунаенко разных лет.

Дунаенко Александръ  
Ядерная зима: путь к свободе

Пропагандируются: нездоровый цинизм, дискриминация по половому признаку, чуждые человечеству формы мышления и контролируемая шизофрения

Шеповалов Даня Рассказы Дани  
обложка книги Яйца, бобы и лепешки Яйца, бобы и лепешки

Создатель неподражаемых Дживса и Вустера, неистового Псмита, эксцентричных Муллинеров повзрослел. Теперь перед нами – совсем другой Вудхаус. Он так же забавен, так же ироничен. Его истории так же смешны. Но в поздних рассказах Вудхауса уже нет гротеска. Это зрелые произведения опытного писателя, глубокого знатока человеческой психологии. И смеется автор не столько над нелепыми ситуациями, в которых оказываются герои, сколько над комизмом самого времени, в котором им довелось жить…


«…– Кстати, скоро зайдет Белла Мэй Джобсон.

Бинго мило засмеялся:

– Старая добрая Белла? Была и сплыла.

– То есть как?

– А так. Я ее не принял.

Перкис покачнулся:

– Не приняли?

– Вот именно. Занят-занят-занят. Сказал, чтобы изложила свои претензии на одной стороне листа.

Не знаю, доводилось ли вам смотреть «Ураган», такой фильм. Я вспомнил его потому, что с Бинго случилось примерно то же самое. Какое-то время, по его словам, что-то гремело и кружилось; потом ремарки стали яснее, и он вывел, что эту самую Беллу надо любить и лелеять, улещать и умасливать, создавая атмосферу почтительного восхищения.

– Виноват, – сказал он. – Недоразумение, знаете ли. Представления не имел, что это – дар судьбы, творец бурундуков. Мне показалось, что она предлагает Дюма в роскошном переплете.

Увидев, что Перкис закрыл лицо руками, а также услышав слова «Все… конец…», он нежно похлопал хозяина по плечу и подбодрил его:

– Не горюйте! У вас есть я.

– Нет, – ответил хозяин. – Вы уволены. – После чего удалился…»

Вудхаус Пэлем Грэнвил  
обложка книги Я раб у собственной свободы… (сборник) Я раб у собственной свободы… (сборник)

Мало кто из писателей знает реальную цену свободы так хорошо, как знает ее Игорь Губерман. Получив пять лет лагерей по сфабрикованному делу в конце семидесятых, он резко изменил свою судьбу и вышел на свободу, приобретя невольный колоссальный жизненный опыт.

В этой книге читатель найдет подборку циклов четвертостиший (гариков) разных лет, объединенных темой свободы и ответственности за нее. Полные неподцензурной иронии, они и сегодня читаются как манифест искреннего и познавшего жизнь, но не разочаровавшегося в ней человека.

Губерман Игорь Миронович  
Я завела себе мужчину Евстигнеев Григорий  
обложка книги Янки из Коннектикута при дворе короля Артура Янки из Коннектикута при дворе короля Артура

В историко-фантастическом романе «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» повествуется о приключениях американского мастера-оружейника, который переносится из XIX века в век VI.

Твен Марк  
Явь Воронцов Павел  
обложка книги Я НИКОГДА НЕ ДУМАЛ… Я НИКОГДА НЕ ДУМАЛ…

О чем бы ни писал, о чем бы ни рассказывал на концертах Михаил Задорнов, он всегда говорит о несуразностях нашей жизни. Вот и эта книга, в которую вошли написанные в разные годы рассказы, фельетоны и миниатюры, тоже о несовершенстве нашей жизни. Даже если речь идет об Америке. Или о Египте. Но на самом деле это все опять про нас…

Задорнов Михаил  
Яндекс Садовский Александр  
Я о тех, кто сидит на игле Автор неизвестен  
Якобы о прошлом Задорнов Михаил  
Я не понимаю (2) Задорнов Михаил  
Я гепард Данливи Джеймс Патрик  
Ягненок Самохвалов Максим  
Язычник Говард Роберт Ирвин  
Ялта 85 Шумов Роман  
обложка книги Язык Одессы. Слова и фразы. Язык Одессы. Слова и фразы.

В книге приведены более 2000 специфических слов и выражений, присущих так называемому «одесскому языку».

Многие словарные статьи проиллюстрированы при­мерами, почерпнутыми из различных литературных источников, одесского фольклора и разговорной речи одесситов.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Котов-Померанченко Василий  
обложка книги Я вчера видел раков Я вчера видел раков

Собрание произведений Михаила Жванецкого, написанные в восьмидесятые. «Я видел раков»;, «Консерватория»;, «Так жить нельзя»;, «Где рыба? Рыба где?»; помнят все поклонники автора.

Жванецкий Михаил Михайлович  
Янки при дворе короля Артура Блохин Николай, Якубовский Михаил  
обложка книги Я другой такой страны не знаю Я другой такой страны не знаю Задорнов Михаил Николаевич Монологи  
обложка книги Якобы о прошлом Якобы о прошлом Задорнов Михаил Николаевич Монологи  
Я умер Асс Павел Николаевич  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Юмор»

  •  Анекдоты про чукчу
     
     Юмор, Анекдоты

    Подборка анекдотов про чукчу.

  •  Le Retour du Général
     Duteurtre énoit
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Юмор, Юмор

    Le général de Gaulle est de retour. Après un appel à la résistance, prononcé lors d’un piratage télévisuel, il se lance dans une ultime bataille pour la « grandeur de la France ». Toujours vaillant sous son képi à deux étoiles, ce revenant passionne l’opinion publique. A-t-il vécu jusqu’à cent vingt ans ? S’est-il fait hiberner comme le héros de Louis de Funès ? S’agit-il d’un imposteur ?

    Dans cette fantaisie romanesque, Benoît Duteurtre revisite la mythologie française et sa dernière figure légendaire — confrontés aux urgences de la mondialisation. Réflexions et observations sur l’époque alternent avec le portrait de ce Général un peu foutraque qui reprend le pouvoir, parle comme un révolutionnaire et ranime jusqu’à l’absurde les idéaux de la vieille Europe.

    Biographie de l'auteur

    Après Le Voyage en France (prix Médicis 2001), Service clientèle (2003) ou La petite fille et la cigarette (2004), traduits dans plus de vingt langues, Benoît Duteurtre a publié récemment Les Pieds dans l’eau (2008) et Ballets roses (2009).

  •  Humeurs et humour du Général
     Ragueneau Philippe
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Юмор, Юмористическая проза

    Pour la majorité des Français, Charles de Gaulle était « l'homme du 18 Juin », le chef de la France combattante, le libérateur, l'ultime recours de 1958, le premier Président de la Ve République, pour tout dire, la « statue du commandeur ».

    Mais bien peu soupçonne que cet homme, dont l'immense stature physique, intellectuelle et morale intimidait tous ceux qui l'approchaient, aimait aussi rire et provoquer le rire ; qu'il était doué d'un humour, tantôt subtil, tantôt féroce ou caustique, qu'il maniait avec le même bonheur et la même délectation, le sarcasme, la malice et l'ironie ; que la provocation délibérée et la mauvaise foi consciente libéraient chez lui un grand rire intérieur ; que ses rognes et ses grognes s'exprimaient en mots savoureux ; que ses traits d'esprit faisait le tour de son entourage ; mais qu'il savait aussi manifester, à point nommé, sollicitude et bienveillance.

    Ces humeurs et cet humour du Général, nous les avons traqués dans les souvenirs de ceux qui l'ont approché. On en trouvera dans ce recueil, qui s'est voulu honnête, la fidèle expression.

    Biographie de l'auteur

    Philippe Ragueneau, Compagnon de la Libération, a vécu 14 ans dans la familiarité du Général de Gaulle : pendant la guerre, dans les Forces Françaises Libres, puis au Rassemblement du Peuple Français, successivement comme chargé de mission, directeur des services de presse, propagande et information et, en 1958, à son Cabinet, comme chargé de mission, responsable des relations avec la presse.


Новинки месяца жанра «Юмор»

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю