Книги жанра «Наука, Образование» на букву «C»

num: 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Cекреты балтийского подплава Cекреты балтийского подплава

"Секреты Балтийского подплава" - произведение необычного жанра. Автор, опираясь на устные предания ветеранов Балтики и на сведения, которые просочились в подцензурной советской литературе, приподнимает завесу "совершенной секретности" над некоторыми событиями Великой Отечественной войны на Балтийском море.

Стрижак Олег  
обложка книги Cīņa par uguni Cīņa par uguni

Ž. RONĪ VECĀKAIS

CĪŅA PAR UGUNI

Krāšņi ilustrēta 1965 gadā latviski izdota grāmata par pirmatnējo kromanjonas cilvēku dzīvi, par cīņām ar plēsīgiem zvēriem un mežonīgu cilšu cilvēkēdājiem; par mīlestību un naidu; par cilvēcības uzvaru.

kais) ans  
обложка книги Comme quoi Napoléon n'a jamais existé... = Почему Наполеона никогда не было Comme quoi Napoléon n'a jamais existé... = Почему Наполеона никогда не было

J.-B. Péres, bibliothécaire de la Ville d'Agen, démontra en 1827 que Napoléon n'avait jamais existé. En fait il démontra qu'à force d'acharnement et de suspicion fanatique, on peut toujours trouver des coïncidences "bizarres", permettant de jeter le doute sur n'importe quoi…


В 1827 г. во французском городе Ажане была издана брошюра профессора математики Лионского университета. Автор её утверждал, что Наполеона никогда не было, что он мираж XIX века, результат массового самогипноза, «солярный миф». Доказательства лионского профессора были строго научными. Он выделил в жизни Наполеона девять основных характерных черт, в том числе его имя, место рождения, имя матери, число братьев и сестер, подавление им Французской революции, число маршалов и количество лет его царствования. Анализ их привел профессора к выводу: Наполеон никогда не существовал, он — символ Солнца.

Существование этой книжки заново открыл для советского читателя проф. П. Н. Берков в своей интересной работе «О людях и книгах (из записок книголюба)» (М., 1965). В русском переводе этот научный памфлет впервые появился в 1912 г.


В файле опубликован французский оригинал брошюры и ее русский перевод.

érès Jean-Baptiste  
обложка книги Cеред таємниць і чудес Cеред таємниць і чудес

М.О.Рубакін (1862–1946) — відомий російський бібліограф, письменник і публіцист — народився в сім’ї, що була тісно зв’язана з шестидесятниками. Закінчив Петербурзький університет, де зблизився з братом В. І. Леніна — Олександром Ульяновим. Брав участь у студентському народовольському гуртку.

Усе своє життя письменник присвятив справі народної освіти.

Палко пропагуючи знання серед мас, М.О.Рубакін створює енциклопедичну тритомну працю «Серед книг», що охоплює найрізноманітніші галузі знань.

У книзі «Серед таємниць і чудес» талановитий популяризатор наукових знань захоплююче розповідає про загадкові, таємничі явища природи, які марновірні люди довгий час вважали надприродними, чудесними. Церковники, намагаючись укріпити віру в бога, підтримували цю хибну думку, а нерідко і самі творили «чудеса».

Чимало безглуздих вірувань у різні релігійні вигадки, «чудеса» є і тепер.

Книга М.О.Рубакіна зриває ореол святості з подібних «чудес», показує, як наука крок за кроком розкриває всі таємниці природи, не лишаючи місця для сліпої віри — релігії.

Рубакин Николай Александрович  
обложка книги Centurie Centurie

Придет ли конец света и какие испытания ожидают Человечество в случае его духовной деградации? В какой стране и когда земля иссохнет еще. больше и начнутся сильные землетрясения? Имел ли в виду автор Октябрьскую революцию, предсказывая чрезвычайные перемены через 73 года и 7 месяцев царствования злых законов? У подножия какой горы спрятаны* несметные сокровища, которые собирались долгие века? Какую карту и пакет нужно прочитать, чтобы увидеть путь спасения жизни на Земле?

Ответы на эти и другие вопросы вот уже несколько столетий пытаются найти жители многих стран мира, изучая многочисленные переводы «Пророчеств» одного из величайших пророков мировой цивилизации Мишеля Нострадамуса.

Этот перевод на русский язык «Центурий» Нострадамуса — первое полное издание, строго соответствующее содержанию оригинала. Оно дает возможность массовому читателю не просто познакомиться со знаменитым памятником духовной культуры, но и приблизиться к пониманию феномена пророческого дара Предсказателя.

Для широкого круга читателей.

Нострадамус Мишель  
Cпиноза Беленький Марк  
обложка книги Citizen Soldiers [Condensed] Citizen Soldiers [Condensed] Ambrose Stephen  
обложка книги Complete Idiot’s Guide to American History Complete Idiot’s Guide to American History

Axelrod Alan  
обложка книги Catherine the Great Catherine the Great

In 1745 a little-known German princess named Sophie of Anhalt-Zerbst married the nephew of Empress Elizabeth of Russia. Seventeen years later she overthrew her husband to become Catherine the Great, one of the most celebrated monarchs in history, turning eighteenth-century Russia into arguably the largest and most powerful state since the fall of the Roman Empire.

Admired for her achievements and satirized for her personal life, she wrote the most revealing memoirs by any European ruler. She promoted radical political ideas and emphasized moderation in government. Ruthless when necessary, she charmed everyone she met, joking at private dinner parties in the Hermitage, which she had built for her own use. Determined to endear herself to the Russians, she made religious devotions in which she never believed.

Intimate and revealing, Simon Dixon’s new biography examines the lifelong friendships that sustained the empress throughout her personal life, and places her within the context of the royal court: its politics, its flourishing literature, and the very culture that became central to her exercise of absolute power.

Dixon Simon  
Cоленый периметр (Cборник рассказов о Подводниках) Мятелков Олег  
обложка книги Cosa Nostra история сицилийской мафии Cosa Nostra история сицилийской мафии

Имя этой преступной организации давно стало нарицательным. Коза Ностра — не просто название, фактически это — криминальный бренд, олицетворение тайной власти, основанной на насилии и кровопролитии. Самая жестокая, самая неуловимая, самая эффективная преступная организация мира — такова сицилийская мафия, широко известная под именем Коза Ностра.


Война с мафией, продолжающаяся почти двести лет, создала этой организации ореол неуязвимости, но, как показали события конца XX столетия, мафию все же возможно победить. Как мафия достигла своего могущества, чего она добивается и чьей поддержкой пользуется, каковы ее планы на будущее — обо всем этом рассказывается в уникальном исследовании Джона Дикки.


Коза Ностре посвящено немало книг; тем не менее, работа Джона Дикки стоит особняком — до сих пор ничего подобного этой книге еще не было. Впервые под одной обложкой собраны все известные на сегодня сведения о Коза Ностре, все подробности жизни тайного преступного общества Сицилии: от мафиозного кодекса чести и обрядов посвящения до политической коррупции и деловых интересов мафиози, от методов управления этой криминальной организацией до «бизнес-модели», которой она придерживается.


Если вы хотите узнать, какой мафия была и чем живет и дышит сегодня, составить представление о ее деятельности на протяжении двух столетий, понять, благодаря чему мафия добилась той степени влияния, которой она ныне обладает, тогда эта книга — для вас.

Дикки Джон  
обложка книги Cвязь нацистов с Шамбалой и Тибетом Cвязь нацистов с Шамбалой и Тибетом

Много зарубежных мифов сформировалось вокруг страны Шамбалы, легенду о которой можно найти в литературе, посвященной тантрической системе Калачакры. Некоторые из них распространялись с целью получить военную или политическую поддержку — например, отождествление с Шамбалой таких стран, как Россия, Монголия и Япония. Другие же мифы возникали внутри оккультных течений, смешивая буддийские идеи с концепциями иных религиозных систем. Некоторые люди даже отправлялись в долгие экспедиции с целью найти эту мифическую страну.

Оригинал: www.berzinarchives.com /web/ru/archives/advanced/kalachakra/shambhala/mistaken_foreign_myths_shambhala.html

Берзин Александр  
обложка книги Cold War Command: The Dramatic Story of a Nuclear Submariner Cold War Command: The Dramatic Story of a Nuclear Submariner

The part played in the Cold War by the Royal Navy’s submarines still retains a great degree of mystery and, in the traditions of the ‘Silent Service,’ remains largely shrouded in secrecy. Cold War Command brings us as close as is possible to the realities of commanding nuclear hunter-killer submarines, routinely tasked to hunt out and covertly follow Soviet submarines in order to destroy them should there be any outbreak of hostilities. Dan Conley takes the reader through his early career in diesel submarines, prior to his transition to the complex and very demanding three-dimensional world of operating nuclear submarines; he describes the Royal Navy’s shortcomings in ship and weapons procurement and delivers many insights into the procurement failures which led to the effective bankrupting of the Defence budget in the first decade of the 21st century. In command of the hunter killer submarines Courageous and Valient in the 1980s, he achieved exceptional success against Soviet submarines at the height of the Cold War. He was also involved in the initial deployment of the Trident nuclear weapon system, and divulges hitherto un-revealed facets of nuclear weapons strategy and policy during this period. This gripping read takes you onboard a nuclear submarine and into the depths of the ocean, and relays the excitement and apprehensions experienced by British submariners confronted by a massive Soviet Navy.

Woodman Richard, Conley Dan  
Cartas Para Claudia

Este libro está compuesto de los escritos que, durante más de tres años de trabajo terapéutico, Jorge Bucay dedicó a sus pacientes. Con el tiempo, ellos mismos empezaron a compartir y distribuir estas cartas, hasta que, un día, y en vistas del éxito que estaban teniendo, sugirieron a Jorge Bucay que las publicara. Con sus propios recursos y la ayuda de algunos buenos amigos, Jorge Bucay publicó este libro en 1986 con el título Cartas para Claudia. En esta correspondencia imaginaria, Claudia, una amiga muy querida por el autor, es la destinataria de un correo revelador que despejará muchas de sus dudas sobre el autoconocimiento, el amor, la belleza de la vida y los secretos de la psicología. El libro se ha convertido ya en todo un clásico de la autoayuda.

Bucay Jorge  
Como El Hombre Piensa

Este pequeño volumen (resultado de la meditación y la experiencia) no intenta ser un tratado exhaustivo acerca del poder del pensamiento, de lo que ya mucho se ha escrito. Es más bien sugestivo antes que explicativo, su objetivo es estimular a hombres y mujeres al descubrimiento y la comprensión de la siguiente verdad:

Ellos son forjadores de sí mismos.

en virtud de los pensamientos que escogen y estimulan, que la mente es la fábrica maestra que teje las ropas que visten tanto en lo profundo del carácter como en lo externo de las circunstancias, y que si hasta ahora han tejido ignorancia y sufrimiento pueden tejer iluminación y felicidad.

James Allen

Allen James  
Cистема эффективного сна

– Как можно сократить время сна и увеличить период активного бодрствования в условиях аврала?

– Где найти несколько дополнительных часов для плодотворной работы?

– Что делать, когда ничего не успеваешь, постоянно не хватает времени для завершения каких-то дел?

– Как спать меньше, но при этом не чувствовать усталости и потерь энергии?

– Не отразится ли на здоровье уменьшение дозы сна?

Набатова Елена  
обложка книги Changing with Families - A Book About Further Education For Being Human Changing with Families - A Book About Further Education For Being Human

The process of writing this book was, for the three of us, an opportunity to change and grow and integrate parts of our experience of doing family therapy and individual therapy. We came to understand explicitly how the communications skills we use in those contexts applied to writing this book together. Taking three very different models of the world, three different types of background, we found a way to use those same communication skills to communicate with each other and then finally to translate the communication we found effective among the three of us onto paper. So, we wanted to tell those of you who are reading this book that this book contains some of the ways which we found delightful and useful to use to communicate not only with families in the context of therapy, but also with each other in the process of writing. The very same patterns that we identify in this book as patterns of effective communication with members of a family in the context of'a therapy session are precisely the patterns of communication that we used to write this book. And it gives us great pleasure, and is a continuing delight, to find ways of being effective in communicating with ourselves, and with our other colleagues in writing this book. Hopefully, we'll communicate to you some of the excitement and joy we have in the process of communication. For us, communication means experience—the ability to be in touch with what we are feeling—to be able to see clearly what is available at a point in time—to be able to hear with precision the sounds of life. These skills, which we are constantly developing in ourselves, were the essential ingredients in writing this book.

Bandler

Grinder

Satir

Grinder John, Bandler Richard, Satir Virginia  
Cinq leçons sur la psychanalyse

La réputation des cinq conférences de Freud Sur la Psychanalyse n'est plus à établir. Depuis leur traduction de 1921, elles ont initié à la psychanalyse des générations d'étudiants.Les débuts de la théorie psychanalytique. Texte de 1904 dans sa traduction française revue par l'auteur.

Freud Sigmund  
обложка книги Capital: The Eruption of Delhi Capital: The Eruption of Delhi

A portrait of Delhi and its new elites — and a story of global capitalism unbound.

Commonwealth Prize–winning author Rana Dasgupta examines one of the most important trends of our time: the growth of the global elite. Since the economic liberalization of 1991, wealth has poured into India, and especially into Delhi. Capital bears witness to the extraordinary transmogrification of India’s capital city, charting its emergence from a rural backwater to the center of the new Indian middle class. No other city on earth better embodies the breakneck, radically disruptive nature of the global economy’s growth over the past twenty years.

India has not become a new America, though. It more closely resembles post–Soviet Russia with its culture of tremendous excess and undercurrents of gangsterism. But more than anything else, India’s capital, Delhi, is an avatar for capitalism unbound. Capital is an intimate portrait of this very distinct place as well as a parable for where we are all headed.

In the style of V. S. Naipaul’s now classic personal journeys, Dasgupta travels through Delhi to meet with extraordinary characters who mostly hail from what Indians call the new Indian middle class, but they are the elites, by any measure. We first meet Rakesh, a young man from a north Indian merchant family whose business has increased in value by billions of dollars in recent years. As Dasgupta interviews him by his mammoth glass home perched beside pools built for a Delhi sultan centuries before, the nightly party of the new Indian middle class begins. To return home, Dasgupta must cross the city, where crowds of Delhi’s workers, migrants from the countryside, sleep on pavements. The contrast is astonishing.

In a series of extraordinary meetings that reveals the attitudes, lives, hopes, and dreams of this new class, Dasgupta meets with a fashion designer, a tech entrepreneur, a young CEO, a woman who has devoted her life to helping Delhi’s forgotten poor — and many others. Together they comprise a generation on the cusp, like that of fin-de-siècle Paris, and who they are says a tremendous amount about what the world will look like in the twenty-first century.

Dasgupta Rana  
обложка книги Cеред таємниць і чудес Cеред таємниць і чудес

М.О.Рубакін (1862–1946) — відомий російський бібліограф, письменник і публіцист — народився в сім’ї, що була тісно зв’язана з шестидесятниками. Закінчив Петербурзький університет, де зблизився з братом В. І. Леніна — Олександром Ульяновим. Брав участь у студентському народовольському гуртку.

Усе своє життя письменник присвятив справі народної освіти.

Палко пропагуючи знання серед мас, М.О.Рубакін створює енциклопедичну тритомну працю «Серед книг», що охоплює найрізноманітніші галузі знань.

У книзі «Серед таємниць і чудес» талановитий популяризатор наукових знань захоплююче розповідає про загадкові, таємничі явища природи, які марновірні люди довгий час вважали надприродними, чудесними. Церковники, намагаючись укріпити віру в бога, підтримували цю хибну думку, а нерідко і самі творили «чудеса».

Чимало безглуздих вірувань у різні релігійні вигадки, «чудеса» є і тепер.

Книга М.О.Рубакіна зриває ореол святості з подібних «чудес», показує, як наука крок за кроком розкриває всі таємниці природи, не лишаючи місця для сліпої віри — релігії.

Рубакин Николай Александрович  
Cмысл вероучения и формы культуры

Попытаемся заново удивиться тому, к чему мы чересчур привыкли — основным фактам истории нашей веры. Попытаемся увидеть их как бы заново — через сопоставление, через контраст.

Аверинцев Сергей Сергеевич  
«Cвидетели Иеговы» — кто они? Стеняев священник Олег  
Cмысл вопроса Секацкий Александр Куприянович  
обложка книги Camera lucida. Комментарий к фотографии Camera lucida. Комментарий к фотографии

«Camera lucida. Комментарий к фотографии» (1980) Ролана Барта — одно из первых фундаментальных исследований природы фотографии и одновременно оммаж покойной матери автора. Интерес к случайно попавшей в руки фотографии 1870 г. вызвал у Барта желание узнать, благодаря какому существенному признаку фотография выделяется из всей совокупности изображений. Задавшись вопросом классификации, систематизации фотографий, философ выстраивает собственную феноменологию, вводя понятия Studium и Punctum. Studium обозначает культурную, языковую и политическую интерпретацию фотографии, Punctum — сугубо личный эмоциональный смысл, позволяющий установить прямую связь с фотоизображением.

http://fb2.traumlibrary.net

Барт Ролан  
CREATIVE VISUALIZATION  
обложка книги Cвязь нацистов с Шамбалой и Тибетом Cвязь нацистов с Шамбалой и Тибетом

Много зарубежных мифов сформировалось вокруг страны Шамбалы, легенду о которой можно найти в литературе, посвященной тантрической системе Калачакры. Некоторые из них распространялись с целью получить военную или политическую поддержку — например, отождествление с Шамбалой таких стран, как Россия, Монголия и Япония. Другие же мифы возникали внутри оккультных течений, смешивая буддийские идеи с концепциями иных религиозных систем. Некоторые люди даже отправлялись в долгие экспедиции с целью найти эту мифическую страну.

Оригинал: www.berzinarchives.com /web/ru/archives/advanced/kalachakra/shambhala/mistaken_foreign_myths_shambhala.html

Берзин Александр  
обложка книги Czerwony alert Czerwony alert Browder Bill  
обложка книги Cosa Nostra история сицилийской мафии Cosa Nostra история сицилийской мафии

Имя этой преступной организации давно стало нарицательным. Коза Ностра — не просто название, фактически это — криминальный бренд, олицетворение тайной власти, основанной на насилии и кровопролитии. Самая жестокая, самая неуловимая, самая эффективная преступная организация мира — такова сицилийская мафия, широко известная под именем Коза Ностра.


Война с мафией, продолжающаяся почти двести лет, создала этой организации ореол неуязвимости, но, как показали события конца XX столетия, мафию все же возможно победить. Как мафия достигла своего могущества, чего она добивается и чьей поддержкой пользуется, каковы ее планы на будущее — обо всем этом рассказывается в уникальном исследовании Джона Дикки.


Коза Ностре посвящено немало книг; тем не менее, работа Джона Дикки стоит особняком — до сих пор ничего подобного этой книге еще не было. Впервые под одной обложкой собраны все известные на сегодня сведения о Коза Ностре, все подробности жизни тайного преступного общества Сицилии: от мафиозного кодекса чести и обрядов посвящения до политической коррупции и деловых интересов мафиози, от методов управления этой криминальной организацией до «бизнес-модели», которой она придерживается.


Если вы хотите узнать, какой мафия была и чем живет и дышит сегодня, составить представление о ее деятельности на протяжении двух столетий, понять, благодаря чему мафия добилась той степени влияния, которой она ныне обладает, тогда эта книга — для вас.

Дикки Джон  
обложка книги Can You Speak Over the Telephone. Как вести беседу по телефону Can You Speak Over the Telephone. Как вести беседу по телефону

Ведение разговора по телефону на иностранном языке требует от обучающегося определенных навыков понимания, восприятия и удержания в памяти услышанного, а также незамедлительной словесной реакции на услышанное. Недостаточное развитие этих навыков является препятствием к тому, чтобы хорошо и уверенно говорить по телефону.

Пособие ставит своей целью помочь учащимся овладеть навыками беседы по телефону, пользоваться общепринятой терминологией.

Во второе издание (1-е — 1980 г.) внесены исправления редакционного характера.

Для лиц, самостоятельно совершенствующих свои знания английского языка.

Шелкова Т Г, Мелех И Я  
обложка книги Cпособы самоубийства Cпособы самоубийства

Это — знаменитый Файл Методов из alt.suicide.holiday. Он содержит информацию о множестве способов, позволяющих свести счеты с вашей жизнью. Некоторые из них вполне серьезные, некоторые — нет. Я надеюсь, что вы разберетесь, что есть что, и немного повеселитесь — независимо от того, решили вы применить какой-нибудь метод на практике или просто почитать на сон грядущий.

Скачивание и чтение запрещены по требованию роскомнадзора, как содержащая информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено», номер реестровой записи 80768-РИ
обложка книги Cпособы самоубийства Cпособы самоубийства

Это — знаменитый Файл Методов из alt.suicide.holiday. Он содержит информацию о множестве способов, позволяющих свести счеты с вашей жизнью. Некоторые из них вполне серьезные, некоторые — нет. Я надеюсь, что вы разберетесь, что есть что, и немного повеселитесь — независимо от того, решили вы применить какой-нибудь метод на практике или просто почитать на сон грядущий.

J, C Скачивание и чтение запрещены по требованию роскомнадзора, как содержащая информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено», номер реестровой записи 80768-РИ
обложка книги Chariots of the Gods Chariots of the Gods Daniken Erich Von  
обложка книги CILVĒCĪGAIS DZĪVNIEKS CILVĒCĪGAIS DZĪVNIEKS

Robērs Merls

CILVĒCĪGAIS DZĪVNIEKS

No franču valodas tulkojis VOLDEMĀRS MEĻINOVSKIS

Noformējusi MĀRA RIĶMANE

IZDEVNIECĪBA «ZINĀTNE» RIGA 1973

Robert Merle UN ANIMAL DOUĒ DE RAISON Galllmard, N. R. F., Paris, 1967

Romānu «Cilvēcīgais dzīvnieks», kas ir otrais latviešu va­lodā tulkotais R. Merla darbs (1969. gadā iznāca viņa romāns «Sala»), autors pats nosaucis par politiski fantastisku. Tajā at­rodamas labākās īpašības, kas raksturīgas progresīvajai franču mūsdienu literatūrai vispār: prasme veidot saistošu sižetu, dzī­ves filozofisks skatījums un — pats galvenais — dzi|a interese par svarīgākajam mūsdienu problēmām, sevišķi par kara un miera problēmām.

Starp citu, šie jautājumi R. Merlu nodarbina sen. Tic risi­nāti jau romānā «Mans amats ir Nāve», kas padarīja rakst­nieku populāru. Romāns par Osvencimas bendēm atgadina aiz­vadītas fašisma nakts šausmas. «Cilvēcīgajā dzīvniekā», kuru Merls pabeidza 1907. gada, brīdinājuma tēma izskan vēl stip­rāk, jo autors tās aktualitāti uzsver, iekļaujot darbību noteik­tos tuvas nākotnes teika rāmjos.

Izlasījuši šo grāmatu, pārliecināmies, ka autora klasificējutns «politiski fantastisks romāns» bijis pareizs. No vienas puses — pasaules politiskā realitate, dažadu spēku sadursme, kas neat­stāj neskartu arī zinātni, no otras — dzīvnieku, proti, delfīnu, psiholoģijas pētījumi, kas aicināti kalpot mieram un progre­sam.

© Izdevniecība «Zinātne», 1973

Autora priekšvārds

Pagājis krietns laiks kopš romāna «Mans amats ir Nāve» pub­licēšanas, bet es vēl joprojām pārmetu sev, ka aiz nepiedodamas neveribas neuzrakstīju grāmatai priekšvārdu. Par slinkumu vien­mēr jāsaņem sods, un es esmu jo nežēlīgi sodīts, kad apzinīgi lasī­tāji piecpadsmit gadus pēc grāmatas izdošanas apšauba mana stāsta vēsturisko patiesīgumu. Būtu taču bijis tik viegli kādu brīdi aizturēt lasītāju uz sliekšņa un sacīt: Rūdolfa Langa stāstā viss, izņemot viņa vārdu un uzvārdu, atbilst īstenībai. Tāda bija viņa dzīve, viņa karjera. -Un, ja runājam par Osvencimas nāves rūpnī­cas izcelsmi, lai to atainotu, esmu veicis vēsturnieka darbu: es to rekonstruēju akmeni pa akmenim, dokumentu pēc dokumenta, izmantojot Nirnbergas procesa arhīvus.

Ari lasot grāmatu «Cilvēcīgais dzīvnieks», rodas jautājums par īsteno un iztēloto, tikai citā veidā. Visgrūtāk šoreiz ir noteikt žanru, pie kāda romāns pieder, jo pats par sevi saprotams, ka žanrs, ja mēs to precizējam, savukārt precizē «faktiskā» un izdo­mātā proporciju, kas gluži pamatoti interesē lasitāju. Atzīstos, ka tas mani mulsina. Neesmu pārliecināts, vai pats varēšu skaidri definēt grāmatas žanru. Šādos gadījumos vislabākais varbūt ir dot vairākus aptuvenus vērtējumus un, tā kā nav iespējams droši noteikt darba tipu, vismaz pasacīt, kas tas ir gandrīz vai kas tas nav.

Lasītājs, kas neko nezina no delfinoloģijas, vispirms uztvers «Cilvēcīgo dzīvnieku» kā mitu par dzīvniekiem. Vai tā ir? Jā un ne. Domāju gan, ka šī atbilde neapmierina, tomēr tā ir godīga, turklāt nemēģina noniecināt žanru, kam ir sava dižena rakstnie­cība: Sirano de Beržeraks, Svifts, Maks OrlansĶarels Čapeks,

Orvels, Verkors, — šie vārdi liek atcerēties aizraujošus daiļdarbus, kuros utopiskā skatījumā pētītas cilvēka un dzīvnieka attiecības. Visbiežāk tajos parādīts, kā dzīvnieki — putni, zirgi vai cūkas — nonāk lidz saprātam, pamazām pakļauj sev cilvēku un padara viņu par sava veida lopu, deģenerējušos, neķītru un nežēlīgu radī­jumu; šausmīgu tā attēlu mums devis Svijts savā «Jeliū».

Pavisam cita iecere ir Verkoram. Savā romānā «Cilvēki vai dzīvnieki» viņš tēlo cilvēkam tik tuvu primātu, ka tas spēj iemācī­ties mūsu valodu, un tā sugu var krustot ar mūsu. Rakstnieka nolūks nav uzsvērt dzīvnieka pārākumu pār cilvēku, bet gan aiz­kavēt cilvēku izmantot nule atklāto primātu darba spēku, liekot tiesai atzīt, ka tropi — tā Verkors viņus nosauc — ir cilvēcīgas būtnes, nevis zvēri. Tā romāns kļūst par savdabīgu un satraucošu mēģinājumu nonākt lidz cilvēka definīcijai.

Arī Karela Capeka «Ķarā ar salamandrām» tēlots teiksmains dzīvnieks, taču tā ir vienīgā līdzība ar Verkora darbu. Čapeka izdomātā salamandra ir Āzijas jūras zīdītājs, ļoti saprātīgs un piemīlīgs dzīvnieks, kam ir ari rokas. Atvests uz Eiropu un tur aklimatizējies, tas iemācās angļu valodu; tad cilvēks sāk salaman­dras masveidīgi izmantot zemūdens būvdarbos, turklāt tādos apstākļos, kas vienlaikus liek atcerēties nēģeru tirdzniecību un koncentrācijas nometnes. Atturīgās, vaislīgās un ļoti strādīgās salamandras, par spīti rases diskriminācijai, kam tās pakļautas, pamazam uzlabo savu tiesisko stāvokli un zināšanas, sāk celt pašas savas zemūdens rūpnīcas un izmanto savas izejvielas, līdz kādu dienu aiz visspiedīgākās nepieciešamības paplašināt dzīves telpu — jo nemitīgi pieaugošā salamandru tauta jau aizņēmusi visu piekrasti — tās iegūst trūkstošo krasta joslu, uzspridzināda­mas Amerikā, Āzijā un Eiropā milzīgus sauszemes gabalus, kas iepriekš izurbti un mīnēti. .. Tā nogrimst auglīgākie līdzenumi ar visām pilsētām un ciemiem, un cilvēks ar šausmām redz planētu zem sevis sarūkam kā šagrenīdu.

Grāmatā, kuru jūs lasisit, neesmu vairījies atdarināt Sviftu vai Čapeku. Tāpat neuzskatu par savu nopelnu, ka lani pateikts kaut kas jauns. Laikmets, kurā es dzīvoju, izraudzījās manā vietā un lika man radīt ko jaunu. Aiana grāmata rakstīta trīsdesmit gadus pēc Capeka, un man nevajadzēja kā viņam izdomāt jūras zīdītāju, kam piemīt saprāts un kas spējīgs iemācīties cilvēku valodu, jo zinātne kopš Čapeka laika ir progresējusi un tagad mēs zinām, ka dzīvnieks, kuru viņš redzēja iztēlē, patiešām eksistē: tas ir delfīns. Arī šeit Čapeks izrādījās pravietisks.

Tātad arī mana grāmata ir «romāns par dzīvniekiem», ja ar to saprotam daiļdarbu, kurā pētītas cilvēka un dzīvnieka savstarpē­jās attiecības, taču dzīvnieks, ko es attēloju, nav izdomāts, un tā attiecības ar cilvēku aprakstītas reālistiskā kontekstā. Dokumen­tālā ievirze, kādu esmu piešķīris stāstījumam, tātad nav mākslots stila paņēmiens. Divu izcilu franču delfinologu — Pola Bidkera un Renē-Gija Bisnela gudrajā, zinātniskajā un draudzīgajā vadībā esmu savācis zooloģiskus datus par aļalinu jeb Tursiops trunca- tus, tikai tie izklāstīti romāna forma: paši dati ir autentiski — līdz slieksnim, kas šķir dokumentāro no fikcijas.

Protams, šis slieksnis jāprecizē. Jo, ja ir skaidrs, ka delfīns spējīgs izrunāt atsevišķus vārdus cilvēku valodā un saprast to nozīmi, tad šimbrīžam jācer, ka reiz viņš pāries no vārda pie tei­kuma, un šis izšķirīgais solis ļaus viņam īsā laikā pilnīgi apgūt artikulēto valodu.

Savā romānā es parādu šo lēcienu kā nupat notikušu. Lidz ar to iztēlei ir tiesības pārņemt faktu stafeti un projicēt nākotni tagadnē. Tāpēc mans stāsts sākas 1970. gada 28. martā un bei­dzas nakti no 1973. gada 8. janvāra uz 9. janvāri.

Vai tas ir fantastiskais romāns? Zinātniskā fantastika? Pavirši raugoties — jā. īstenībā — nē. Jo es aizsteidzos notikumiem priekšā nevis par divdesmit vai trīsdesmit gadiem, bet tikai par trim līdz sešiem gadiem, turklāt es neesmu īsti pārliecināts, vai patiešām aizsteidzos notikumiem priekšā. Vienmēr, pat Savienota­jās Valstīs, paiet zināms laiks, pirms zinātniskos atklājumus pub­licē. Jo vairāk, ja runa ir par pētījumiem, kas interesē nacionālo aizsardzību…

Diemžēl tā tas ir šoreiz. Jauko, burvīgo delfīnu, šo dzīvnieku, ko daba tik vareni apbruņojusi un kas tomēr izturas pret cilvēku tik piemīlīgi, tik labi, tik draudzīgi, cilvēks savā neprātā grib izmantot un sūtīt viņu sēt šausmas un postu «ienaidnieka» ostās un flotē. To, ko darīs vai varētu darīt delfīni, šīs dzī­vās zemūdenes, kad, apguvuši artikulēto valodu, tie būs kļu­vuši <roperatīvi», es mēģināju iztēloties mūsu laika politiskajā kontekstā.

Vai «politiskā fantastika» būtu apzīmējums, kuru meklēju? Ne gluži. Apzinos, ka manā romānā «Cilvēcīgais dzīvnieks» ir vēl citi elementi, kas nav atvedināmi uz politisko fantastiku tādā uz­tverē, kā to saprot mūsu draugi viņpus Atlantijas okeāna: tas ir ari, piemēram, romāns par dzīvniekiem, un tāpēc nevar neievērot senas filozofiskās tradīcijas, kas Eiropā joprojām ar to saistītas, tas ir zinātniskās un vēsturiskās fantastikas apvienojums, zināt­nieka un valsts attiecību analīze, delfīnu un cilvēku izturēšanās paralēla izpēte.

Rezultātā šis darbs ir hibrīds. Es to saku nekaunēdamies, jo tik­lab literatūrā, kā bioloģijā neesmu pret asiņu sajaukšanu.

Es labi zinu, ka dažiem manā darbā aprakstītās situācijas nebūs (ik viegli pieņemamas, lai gan tās dibinās uz vēsturiskiem prece­dentiem. Vismaz saprotiet, ka es netiecos neko pierādīt. Sī grā­mata nav nekāda disertācija, tas ir romāns. Tā gan izvirza pro­blēmas, taču nedod atrisinājumus.

Robērs Merls, Parīzē, 1967. gada 4. jūlijā

1970. gada 28. murts

Merls rs  
Contact-Poisonous Plants of the World

Many plants are highly poisonous when ingested, this is common knowledge. It is remarkable, however, that simply touching certain plants can also be a serious health hazard. Stinging Nettles are rather harmless in this respect, but there are much more dangerous contact-poisonous plants in many parts of the world, especially in the tropics. They can cause severe pain, rashes, blisters or leave scars. Some trees are reported to be so powerful that even raindrops falling from them can irritate the skin. Other plant species can cause blindness through the smoke of burning wood or from rubbing the eyes after touching the leaves.

This document gives a concise overview of those contact-poisonous plants that may be of interest for travellers. The first part briefly introduces the active principles, effects, treatment and geographical distribution. The second part lists about 35 important plant species and describes them in detail.

Information about this interesting subject is usually scattered across many different sources, like scientific works about dermatology or botany, regional field guides, travel literature, or magazines. The rare scientific literature on the subject usually lists thousands of plant species and describes in medical detail the effects on workers who were exposed to the same species for years. Only a small number of those plants is dangerous after an occasional contact, however, which means that information relevant for travellers is hidden amid lots of other data. Available information has been selected and densified to be presented here.

Latest update: 2 October 2006.

Rohde M  
обложка книги CCTV. Библия видеонаблюдения. Цифровые и сетевые технологии CCTV. Библия видеонаблюдения. Цифровые и сетевые технологии

Это 2-е издание популярной за рубежом и в России книги Владо Дамьяновски — всемирно известного эксперта в области видеонаблюдения и охранного телевидения, в которой обобщено около десяти лет теоретических исследований и более двадцати лет практического опыта. Книга ориентирована на довольно широкую читательскую аудиторию — менеджеров по системам безопасности, инсталляторов и интеграторов оборудования, консультантов, разработчиков и конечных пользователей. Кроме того, книга будет по достоинству оценена теми, кто собирается заняться системами видеонаблюдения и охранным телевидением.

Дамьяновски Владо  
обложка книги Cвайные дорожные сооружения безостановочного движения Cвайные дорожные сооружения безостановочного движения

Существующий в настоящее время в мире подход к раздельному движению по транспортным коридорам автотранспорта, железнодорожного транспорта, проводки трубопроводов, систем связи, электроэнергии дорогостоящ, во многом неэффективен, часто отнимает у пользователей плодородные земли, загрязняет окружающую среду, использует устаревшие методы перемещения транспортных средств. Выявление недостатков этого подхода дало возможность разработать новые компактные дорожные конструкции, обеспечивающие безостановочное перемещение транспортных средств в едином объеме комбинированной транспортной свайной эстакады на основе стального каркаса за счет введения сквозных буферных полос для поездов и автомобилей и межэтажных переездов для автомобилей. Возможным стало также использование конструкции для навешивания на нее кабелей и трубопроводов. Аналогичная конструкция может быть использована в качестве путепровода. Эти и подобные им конструкции дадут возможность резко интенсифицировать товарооборот, явятся дополнительным рынком сбыта металлопроката и цемента, позволят освоить пустынные территории и существенно повысят мобильность и улучшат жизнь населения.

Низовцев Юрий Михайлович  
Coming of Age in Karhide LeGuin Ursula K  
City of Illusions LeGuin Ursula K League  
Cosmos Sagan Carl  
Convert JPG to PDF online - convert-jpg-to-pdf.net  
Connelly Michael. City of Bones (ñóÒ´ºÙþ¡á´ ¬¡¿úá)  
Chert i ego babushka  
обложка книги Cекреты журналистики Cекреты журналистики

Методическое пособие для журналистов. Уникальное издание, так как в нем собрано все, что следует знать начинающему журналисту.

Старков Константин  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Наука, Образование»


Новинки месяца жанра «Наука, Образование»

 Жанры книг