Книги жанра «Биографии и Мемуары» на букву «C»

num: 0 1 2 3 5 7 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 
 Название  Автор  Серия
обложка книги Calcutta: Two Years in the City Calcutta: Two Years in the City

The award-winning author Amit Chaudhuri has been widely praised for the beauty and subtle power of his writing and for the ways in which he makes “place” as complex a character as his men and women. Now he brings these gifts to a spellbinding amalgam of memoir, reportage, and history in this intimate, luminous portrait of Calcutta.

Chaudhuri guides us through the city where he was born, the home he loved as a child, the setting of his acclaimed novels — a place he now finds captivating for all the ways it has, and, perhaps more powerfully, has not, changed. He shows us a city relatively untouched by the currents of globalization but possessed of a “self-renewing way of seeing, of inhabiting space, of apprehending life.” He takes us along vibrant avenues and derelict alleyways; introduces us to intellectuals, Marxists, members of the declining haute bourgeoisie, street vendors, domestic workers; brings to life the city’s sounds and smells, its architecture, its traditional shops and restaurants, new malls and hotels. And, using the historic elections of 2011 as a fulcrum, Chaudhuri looks back to the nineteenth century, when the city burst with a new vitality, and toward the politics of the present, finding a city “still not recovered from history” yet possessed of a singular modernity.

Chaudhuri observes and writes about Calcutta with rare candor and clarity, making graspable the complex, ultimately ineluctable reasons for his passionate attachment to the place and its people.

Chaudhuri Amit  
обложка книги Caligula Caligula

Winterling Aloys  
обложка книги CASSIBER 1982-1992 CASSIBER 1982-1992

It would have been contrary to the spirit of the group to try to confect some sort of official, tidied up, biography. Instead, we chose to ask a few key witnesses from different national and cultural backgrounds — people who had played with the band, written about it, organised or attended its concerts — to set down their personal impressions and experiences; to give some feeling for the way Cassiber had been received in its own time, at least so far as that was possible some twenty-five or thirty years later…

Cutler Chris, Rua Vitor, Kemper Peter, Frith Fred, Glandien Kersten, Fabbri Franko, Kan Alex  
обложка книги Chaque pas doit être un but Chaque pas doit être un but

Jacques Chirac ne parle pas facilement de lui-même. Pudique et secret, il se raconte ici pour la première fois. Dans un style vivant et direct, non dénué d’humour, il évoque ses origines familiales, sa jeunesse aventureuse et ses débuts en politique, depuis son élection en 1967 comme député de Corrèze, qui lui a permis de s’imposer très vite dans un milieu pour lequel il ne se sentait pas prédestiné.

Ce volume couvre les soixante-trois premières années de sa vie, jusqu’à son élection à la présidence de la République en 1995. On y voit naître et se former un homme politique hors normes et s’élaborer sa réflexion profondément marquée par les valeurs conjointes du radicalisme et du gaullisme.

Jacques Chirac revient sur ses relations privilégiées avec Georges Pompidou, ses rapports conflictuels avec Valéry Giscard d’Estaing, sa cohabitation à la fois orageuse et complice avec François Mitterrand, son affrontement avec Édouard Balladur. Il lève le voile sur les années de solitude qui, nonobstant les trahisons, l’ont conduit en 1995 à la tête de l’État. C’est avec la même franchise qu’il révèle ses échanges avec divers chefs d’État étrangers. Jacques Chirac consacre aussi une large place dans ce livre à ses souvenirs personnels, brossant un portrait intime et émouvant de ses parents, de son épouse Bernadette et de ses filles Laurence et Claude. Il nous fait entrer dans son « jardin secret » en expliquant les raisons de son goût pour l’Asie et les arts premiers, qui a largement fondé sa vision humaniste du monde et de l’Histoire.

Chirac Jacques, é Jean-Luc  
обложка книги Chasin’ The Train Chasin’ The Train

Дж. С. Томас


CHASIN’ THE TRAIN

Музыка и мистика Джона Колтрэйна 


Нью-Йорк, 1975

Перевод с английского Марка Грахова

Томас Дж С  
обложка книги Chechnya Diary Chechnya Diary

Chechnya Diary is a story about “the story” of the war in Chechnya, the “rogue republic” that attempted to secede from the Russian Federation at the time of the collapse of the Soviet Union in 1991. Specifically, it is the story of the Samashki Massacre, a symbol of the Russian brutality that was employed to crush Chechen resistance.

Thomas Goltz is a member of the exclusive journalistic cadre of compulsive, danger-addicted voyeurs who court death to get the story. But in addition to providing a tour through the convoluted Soviet and then post-Soviet nationalities policy that led to the bloodbath in Chechnya, Chechnya Diary is part of a larger exploration of the role (and impact) of the media in conflict areas. And at its heart, Chechnya Diary is the story of Hussein, the leader of the local resistance in the small town that bears the brunt of the massacre as it is drawn into war.

This is a deeply personal book, a first person narrative that reads like an adventure but addresses larger theoretical issues ranging from the history of ethnic/nationalities in the USSR and the Russian Federation to journalistic responsibility in crisis zones. Chechnya Diary is a crossover work that offers both the historical context and a ground-level view of a complex and brutal war.

Goltz Thomas  
обложка книги Chickenhawk Chickenhawk

More than half a million copies of Chickenhawk have been sold since it was first published in 1983. Now with a new afterword by the author and photographs taken by him during the conflict, this straight-from-the-shoulder account tells the electrifying truth about the helicopter war in Vietnam. This is Robert Mason’s astounding personal story of men at war. A veteran of more than one thousand combat missions, Mason gives staggering descriptions that cut to the heart of the combat experience: the fear and belligerence, the quiet insights and raging madness, the lasting friendships and sudden death—the extreme emotions of a “chickenhawk” in constant danger.

Robert Mason enlisted in the army in 1964 and flew more than 1,000 helicopter combat missions before being discharged in 1968.

[Chickenhawk]’s vertical plunge into the thickets of madness will stun readers.

(Time)

Mason’s gripping memoir… proves again that reality is more interesting, and often more terrifying, than fiction.

(Los Angeles Times)

Very simply the best book so far out of Vietnam.

(St. Louis Post-Dispatch)
Mason Robert  
обложка книги Cockpit Confessions of an Airline Pilot Cockpit Confessions of an Airline Pilot

Peek behind the cockpit door and see who is flying the plane. Where do they find such men? Irreverent realism, full of loves, laughs and tremors; their layovers and prayovers. Much more than a pilot with a few good stories.

Most Helpful Customer Reviews

Dave English

What a disappointment. What a waste of money. The title sounds good, there is the promise of going along in the cockpit of a heavy jet around the world—but this book is mostly a waste of time. The grammar, the organization, the presentation, the jumping from one unrelated topic to another, the introduction of characters and situations that then are never heard of again are all annoying and distracting. And it all ends with weird TWA 800 missile conspiracy stuff. Er what?

This is really just another personal website that would be OK reading for free, but is not deserving of a place on a bookshelf. Keshner never really talks about the actual flying, and while there are some sorta neat stories in the book, and I’d love to hear them at an airport bar, I was left feeling cheated out of my money. I’d pass on this book, and move on to great flying books by Gann, Bach, Drury, Morgan and many more.

Cockpit Trash

K. Caldo

Keshner Stephen Gary  
обложка книги Coco Chanel: An Intimate Life Coco Chanel: An Intimate Life

The controversial story of Chanel, the twentieth century's foremost fashion icon.

Revolutionizing women's dress, Gabrielle "Coco'' Chanel was the twentieth century's most influential designer. Her extraordinary and unconventional journey-from abject poverty to a new kind of glamour- helped forge the idea of modern woman.

Unearthing an astonishing life, this remarkable biography shows how, more than any previous designer, Chanel became synonymous with a rebellious and progressive style. Her numerous liaisons, whose poignant and tragic details have eluded all previous biographers, were the very stuff of legend. Witty and mesmerizing, she became muse, patron, or mistress to the century's most celebrated artists, including Picasso, Dalí, and Stravinsky.

Drawing on newly discovered love letters and other records, Chaney's controversial book reveals the truth about Chanel's drug habit and lesbian affairs. And the question about Chanel's German lover during World War II (was he a spy for the Nazis?) is definitively answered.

While uniquely highlighting the designer's far-reaching influence on the modern arts, Chaney's fascinating biography paints a deeper and darker picture of Coco Chanel than any so far. Movingly, it explores the origins, the creative power, and the secret suffering of this exceptional and often misread woman.

Chaney Lisa  
обложка книги Cold War Command: The Dramatic Story of a Nuclear Submariner Cold War Command: The Dramatic Story of a Nuclear Submariner

The part played in the Cold War by the Royal Navy’s submarines still retains a great degree of mystery and, in the traditions of the ‘Silent Service,’ remains largely shrouded in secrecy. Cold War Command brings us as close as is possible to the realities of commanding nuclear hunter-killer submarines, routinely tasked to hunt out and covertly follow Soviet submarines in order to destroy them should there be any outbreak of hostilities. Dan Conley takes the reader through his early career in diesel submarines, prior to his transition to the complex and very demanding three-dimensional world of operating nuclear submarines; he describes the Royal Navy’s shortcomings in ship and weapons procurement and delivers many insights into the procurement failures which led to the effective bankrupting of the Defence budget in the first decade of the 21st century. In command of the hunter killer submarines Courageous and Valient in the 1980s, he achieved exceptional success against Soviet submarines at the height of the Cold War. He was also involved in the initial deployment of the Trident nuclear weapon system, and divulges hitherto un-revealed facets of nuclear weapons strategy and policy during this period. This gripping read takes you onboard a nuclear submarine and into the depths of the ocean, and relays the excitement and apprehensions experienced by British submariners confronted by a massive Soviet Navy.

Woodman Richard, Conley Dan  
обложка книги Comanche Six Comanche Six

The young captain saw war as man’s ultimate competitive sport. It was this realization that brought James Estep back to Vietnam for a third tour — this time as a company commander in the famed 1st Cavalry Division. Call-sign “Comanche Six,” he commanded an airmobile rifle company. They were pawns in this game of war: picked up by helicopters and dropped off at an LZ in the heart of “Indian country,” with orders to launch search-and-destroy missions by day, and “trick or treat” patrols at night — to find the elusive “Charlie” and kill him.

Vietnam has been called the “company commander’s war” — these were the young officers who ran the war on a day-to-day basis, making life and death decisions in the jungles, rice paddies, and villages. Estep quickly learned what it meant to be a leader of men: to comfort an 18-year-old who had killed for the first time; to give confidence to an intimidated platoon leader; to revitalize the morale of a “hard-luck” company; to gain the trust of his crusty first sergeant; and, most of all, to confront and conquer his own fears.

Company Commander in Vietnam will stand as one of the fine memoirs of Vietnam; it is an honest and compelling story of American infantrymen caught up in a war that could not be won. But more than one man’s story, it is a revealing look at “the way of war” — how young boys become fighters and leaders, what they give, what they gain — and lose — in the end.

Estep James L  
обложка книги Comédie française — Ça a débuté comme ça… Comédie française — Ça a débuté comme ça…

Il nous a fait redécouvrir La Fontaine, Rimbaud et Céline. Il incarne l'esprit et le panache de la langue française.

En prose, en vers et même en verlan, il a donné sa voix à d'immenses auteurs, auxquels il sait faire respirer l'air de notre temps — en racontant la fureur du Misanthrope à l'ère du téléphone portable, ou la sensualité de « La Laitière et le pot au lait » sur l'air d'une publicité pour Dim.

Il a quitté l'école à quatorze ans pour devenir apprenti coiffeur. Il est aujourd'hui l'un de nos plus grands comédiens, célébré pour ses lectures-spectacles, couronné par la Mostra de Venise pour son rôle dans son dernier film, L'Hermine.

Dans son autobiographie, Fabrice Luchini livre le récit d'une vie placée sous le signe de la littérature, à la recherche de la note parfaite.


Fabrice Luchini est né à Paris en 1951.

Comédie française — Ça a débuté comme ça… est son premier livre

Luchini Fabrice  
обложка книги Communism, Sex and Lies Communism, Sex and Lies

Communism, Sex and Lies offers a sharp and humorous observation of life in a communist country. It is not as black and white as outsiders often think. Can you miss the freedom of speech when you don’t exactly know what is is?

This is the coming-of-age story of a young woman who rebels against the established order. Her funny and absurd adventures take place in Bulgaria and Russia, against the backdrop of the wavering communist regime. Can you filter the truth from fake news when you are brainwashed?

Maria Genova was born in Bulgaria in 1973. She works as a journalist and writer. Her dream came true, but not in the country she had in mind. Communism, Sex and Lies was her prize-winning debut novel.

Genova Maria  
обложка книги Consolations of the Forest Consolations of the Forest

In Consolations of the Forest, Sylvain Tesson explains how he found a radical solution to his need for freedom, one as ancient as the experiences of the hermits of old Russia: he decided to lock himself alone in a cabin in the middle taiga, on the shores of Baikal, for six months. From February to July 2010, he lived in silence, solitude, and cold. His cabin, built by Soviet geologists in the Brezhnev years, is a cube of logs three meters by three meters, heated by a cast iron skillet, six-day walk from the nearest village and hundreds of miles of track.

To live isolated from the world while retaining one's sanity requires a routine, Tesson discovered. In the morning, he would read, write, smoke, or draw, and then devoted hours to cutting the wood, shoveling snow, and fishing. Emotionally, these months proved a challenge, and the loneliness was crippling. Tesson found in paper a valuable confidant, the notebook, a polite companion. Noting carefully, almost daily, his impressions of the silence, his struggles to survive in a hostile nature, his despair, his doubts, but also its moments of ecstasy, inner peace and harmony with nature, Sylvain Tesson shares with us an extraordinary experience.

Writer, journalist and traveler, Sylvain Tesson was born in 1972. After a world tour by bicycle, he developed a passion for Central Asia, and has travelled tirelessly since 1997. He came to prominence in 2004 with a remarkable travelogue, Axis of Wolf (Robert Laffont). Editions Gallimard have already published his A Life of a Mouthful (2009) and, with Thomas Goisque and Bertrand de Miollis, High Voltage (2009). In 2009 he won the Prix Goncourt for A Life of a Mouthful, and in 2011 won the Prix Médicis for non-fiction for Consolations of the Forest: Alone in Siberia.

[This ebook contains a table.]

Tesson Sylvain  
обложка книги Crapalachia: A Biography of Place Crapalachia: A Biography of Place

"McClanahan's prose is miasmic, dizzying, repetitive. A rushing river of words that reflects the chaos and humanity of the place from which he hails. [McClanahan] aims to lasso the moon… He is not a writer of half-measures. The man has purpose. This is his symphony, every note designed to resonate, to linger."

— New York Times Book Review

"Crapalachia is the genuine article: intelligent, atmospheric, raucously funny and utterly wrenching. McClanahan joins Daniel Woodrell and Tom Franklin as a master chronicler of backwoods rural America."

— The Washington Post

"The book that took Scott McClanahan from indie cult writer to critical darling is a series of tales that read like an Appalachian Proust all doped up on sugary soft drinks, and has made a fan of everybody who has opened it up."

— Flavorwire

"McClanahan’s deep loyalty to his place and his people gives his story wings: 'So now I put the dirt from my home in my pockets and I travel. I am making the world my mountain.' And so he is."

— Atlanta Journal-Constitution

"[Crapalachia is] a wild and inventive book, unquestionably fresh of spirit, and totally unafraid to break formalisms to tell it like it was."

— Vice

"Part memoir, part hillbilly history, part dream, McClanahan embraces humanity with all its grit, writing tenderly of criminals and outcasts, family and the blood ties that bind us."

— Interview Magazine

"A brilliant, unnerving, beautiful curse of a book that will both haunt and charmingly engage readers for years and years and years."

— The Nervous Breakdown

"McClanahan's style is as seductive as a circuit preacher's. Crapalachia is both an homage and a eulogy for a place where, through the sorcery of McClanahan's storytelling, we can all pull up a chair and find ourselves at home."

— San Diego City Beat

"Epic. McClanahan’s prose is straightforward, casual, and enjoyable to read, reminiscent at times of Kurt Vonnegut. Crapalachia is one of the rare books that, after you reach the end, you don’t get up to check your e-mail or Facebook or watch TV. You just sit quietly and think about the people of the book and how they remind you of people you used to know. You feel lucky to have known them, and you feel grateful to McClanahan for the reminder."

— Rain Taxi Review of Books

When Scott McClanahan was fourteen he went to live with his Grandma Ruby and his Uncle Nathan, who suffered from cerebral palsy. Crapalachia is a portrait of these formative years, coming-of-age in rural West Virginia.

Peopled by colorful characters and their quirky stories, Crapalachia interweaves oral folklore and area history, providing an ambitious and powerful snapshot of overlooked Americana.

Scott McClanahan is the author of Stories II and Stories V! His fiction has appeared in BOMB, Vice, and New York Tyrant. His novel Hill William is forthcoming from Tyrant Books.

McClanahan Scott  
обложка книги Crazy for the Storm Crazy for the Storm

A riveting and moving memoir, written in crisp Hemingwayesque prose and set amid the wild, uninhibited surf culture of Malibu and Mexico in the late 1970s.

From the age of three, Norman Ollestad was thrust into the world of surfing and competitive downhill skiing by the intense, charismatic father he both idolized and resented. Yet it was these exhilarating tests of skill that ultimately saved his life when the chartered Cessna carrying them to a ski championship ceremony crashed 8,000 feet up in the California mountains, leaving his father and the pilot dead. The devastated eleven-year-old Ollestad had to descend the treacherous, icy mountain alone. Crazy for the Storm is a powerful and unforgettable true story that illuminates the complicated bond between an extraordinary father and his extraordinary son.

http://www.youtube.com/watch?v=HqLnh1biSa0

Ollestad Norman  
обложка книги Czerwony alert Czerwony alert Browder Bill  
Cпогади фронтовика. Одісея сірого «коляборанта»

Заглавие этой книги очень хорошо отражает ее содержание — это действительно фронтовые воспоминания без приукрас. Тяжелые воспоминания. Автор книги Евстахий Загачевський два с половиной года, прежде чем он перешел в 14–ю дивизию Войск СС «Галиция», постоянно находился на Восточном фронте, на передовой, в составе 3–й танковой дивизии СС «Тотенкопф».

Тяжелые фронтовые будни и военный быт, непрерывные бои, ранения, смерть боевых друзей, — все это ярко обрисовано в правдивых показаниях очевидца и участника событий трагической эпохи Второй мировой войны.

Автор отбыл настоящую фронтовую одиссею, на это указывают уже сами заголовки разделов: «В лесах под Невелем», «Великие Луки», «Десять дней под Ельней», «Ярцево». Несколько раз был ранен в боях.

Как только началось активное формирование дивизии Войск СС «Галиция», он просил о переводе туда. Но это произошло не так быстро, как хотелось: лишь во второй половине 1944 года, а именно, во время переформирования дивизии после Бродской катастрофы. Как фронтовой ветеран, Загачевський вскоре был откомандирован на 3–месячную сержантскую учебу.

Вместе с Дивизией «Галичина» автор отбыл вторую часть фронтовой одиссеи: борьба с партизанами в Словакии и в Словении, последние тяжелые бои в Австрии с Красной армией, передкапитуляционное отступление с фронта на запад, и наконец, «Три полных года неволи» (1945–48) в английском плену.

Загачевський Евстахий  
 

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Биографии и Мемуары»

  •  Мёртвая зыбь
     Казанцев Александр Петрович, Казанцев Никита Александрович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

    ВСЛЕД за Стивеном Кингом и Киром Булычевым (см. книги "Как писать книги" и "Как стать фантастом", изданные в 2001 г.) о своей нелегкой жизни поспешил поведать один из старейших писателей-фантастов планеты Александр Казанцев.

    Литературная обработка воспоминаний за престарелыми старшими родственниками — вещь часто встречающаяся и давно практикуемая, но по здравом размышлении наличие соавтора не-соучастника событий предполагает либо вести повествование от второго-третьего лица, либо выводить "литсекретаря" с титульного листа за скобки. Отец и сын Казанцевы пошли другим путем — простым росчерком пера поменяли персонажу фамилию.

    Так что, перефразируя классика, "читаем про Званцева — подразумеваем Казанцева".

    Это отнюдь не мелкое обстоятельство позволило соавторам абстрагироваться от Казанцева реального и выгодно представить образ Званцева виртуального: самоучку-изобретателя без крепкого образования, ловеласа и семьянина в одном лице. Казанцев обожает плодить оксюмороны: то ли он не понимает семантические несуразицы типа "Клокочущая пустота" (название одной из последних его книг), то ли сама его жизнь доказала, что можно совмещать несовместимое как в литературе, так и в жизни.

    Несколько разных жизней Казанцева предстают перед читателем. Безоблачное детство у папы за пазухой, когда любящий отец пони из Шотландии выписывает своим чадам, а жене — собаку из Швейцарии. Помните, как Фаина Раневская начала свою биографию? "Я — дочь небогатого нефтепромышленника┘" Но недолго музыка играла. Революция 1917-го, чешский мятеж 18-го┘ Папашу Званцева мобилизовали в армию Колчака, семья свернула дела и осталась на сухарях.

    Первая книга мнемонического романа почти целиком посвящена описанию жизни сына купца-миллионера при советской власти: и из Томского технологического института выгоняли по классовому признаку, и на заводе за любую ошибку или чужое разгильдяйство спешили собак повесить именно на Казанцева.

    После института Казанцев с молодой женой на тот самый злополучный завод и уезжает (где его, еще практиканта, чуть не обвинили во вредительстве), да только неустроенный быт надоедает супруге.

    Казанцев рванул в Москву. К самому Тухачевскому пробрался, действующий макет электрической пушки показал. Маршал уши поразвесил, да и назначил Казанцева командовать экспериментальной лабораторией и создавать большую электропушку, практическая бессмысленность коей была в течение одного дня доказана консультантом-артиллеристом.

    Следующий любопытный сюжет относится к Великой Отечественной. Перед мобилизацией Казанцев "на всякий случай" переправил водительские права на свое имя, но они почти и не понадобились: вскорости после призыва уже стал командовать рембазой автомобилей, причем исключительно для удобства снабжения перебазировал ее от Серпухова — в Перловку на Ярославское шоссе, поближе к собственной даче. Изобретает электротанкетки, одна из которых ни много ни мало помогла прорвать блокаду Ленинграда.

    Никак не понятно, например, как Александр Петрович в течение десятилетий удерживал самозваный титул классика советской научной фантастики, нигде не упоминается о личной причастности к гонениям на молодых авторов, и лишь вскользь упоминается о сотрудничестве с КГБ.

    Кое-что, конечно, проскальзывает. Например, каждому высокопоставленному функционеру, что-то значившему для Казанцева, он стремился подарить свою первую книжку "Пылающий остров" с непременной ремаркой типа "В газете французских коммунистов "Юманите" уже перевод сделали┘".

    Совершенно авантюристски выглядит работа Казанцева в качестве уполномоченного ГКО (Государственного комитета обороны) на заводах Германа Геринга в Штирии, пугал австрийцев расстрелами и даже участвовал в пленении корпуса генерала Шкуро и казаков атамана Краснова, сражавшихся на стороне вермахта, но отказавшихся капитулировать. Англичанам в падлу было кормить 60 тысяч русских, вот и сдали их, как стеклотару, Красной Армии.

    По возвращении в Союз Казанцева вызвали в органы для дознания на пример выяснения количества награбленного за время командировки. Велико же было изумление следователя, когда выяснилось, что Казанцев ничегошеньки себе из драгоценностей не привез.

    Просто Казанцев, пройдя мытарства Гражданской войны, уже знал, что злато и брюлики не являются безусловным гарантом благополучия и уж тем более не спасают от ножа или пули. Чтобы выжить, хитрую голову на плечах надо иметь. (Умиляет, например, история о том, как Казанцев после войны лет десять везде "совершенно случайно" таскал с собой военный пропуск на автомобиль "с правом проезда полковника Званцева А.П. через все КП без предъявления документов").

    Первый секретарь правления Союза писателей Александр Александрович Фадеев наставлял немолодого, прошедшего войну, но выпустившего пока еще только одну-единственную книжку Александра Казанцева: "Хочу только, чтобы твое инженерное начало не кастрировало тебя и герои твои не только "били во что-то железное", но и любили, страдали, знали и горе, и радость, словом — были живыми людьми". Не выполнил Казанцев наказ старшего товарища по перу, и каждая новая книжка выходила у него все муторнее и многословнее, живых людей заменяли картонные дурилки, воплощавшие в жизнь технические идеи в духе Манилова (будь то подводный мост из США в СССР или строительство академгородка где-нибудь подо льдом). Зато с идеологической точки зрения подкопаться было невозможно: строительство всегда начинал миролюбивый Советский Союз, а злобные ястребы с Запада кидали подлянки. Если же в книге не планировалось строительства очередного мегаломанского сооружения, то добрые советские ученые с крепкими руками рубили в капусту на шахматной доске диверсантов из выдуманной страны Сшландии (романы типа "Льды возвращаются").

    Жизнь, тем более девяностопятилетнюю, пересказывать подробно не имеет смысла. Приключения тем и интересны, что происходят не каждый день. Как беллетрист Казанцев и не стремился четко описать год за годом свою жизнь. Выхватывая самые значимые, самые запомнившиеся события, мемуарист выкидывает серые и скучные фрагменты, чтобы оставшиеся части картины заиграли ярче. Зияющие лакуны в повествовании при этом смущают только читателя, но никак не самовлюбленного автора.

    Если в довоенной биографии все относительно четко и структурировано и даже можно восстанавливать хронологию жизни писателя с небольшими припусками в пару-тройку лет, то второй том представляется сплошным сумбуром, состоящим из старых фрагментов литературных записей, чужих историй и баек, "отступлений вперед" о судьбе некоторых персонажей и непременной путаницей в рассказе. То ли автор скрыть что-то хочет, то ли и вправду вся послевоенная жизнь представляется для него в виде гомогенной "Мертвой зыби".

  •  Красный Царицын. Взгляд изнутри
     Носович Анатолий Леонидович
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Серия очерков полковника Анатолия Леонидовича Носовича (1878–1968) — о вражеских вождях и о вражеской армии. Одно ценно — автор видел врагов вблизи, а некоторые стороны их жизни наблюдал изнутри, потому что некоторое время служил в их армии: в мае 1918 года по заданию Московской подпольной белогвардейской организации поступил на службу в Красную армию, в управление Северо-Кавказского военного округа. Как начальник штаба округа он непосредственно участвовал в разработке и проведении операций против белых войск и впоследствии уверял, что сделал все возможное, чтобы по одиночке посылать разрозненные красноармейские части против превосходящих сил противника. 11 октября 1918 года А. Л. Носович бежал от красных к белым.

    Очерки публиковались в течение 1919 года в ростовском журнале «Донская волна».

  •  Через бури
     Казанцев Александр, Казанцев Никита
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

  •  Humeurs et humour du Général
     Ragueneau Philippe
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Юмор, Юмористическая проза

    Pour la majorité des Français, Charles de Gaulle était « l'homme du 18 Juin », le chef de la France combattante, le libérateur, l'ultime recours de 1958, le premier Président de la Ve République, pour tout dire, la « statue du commandeur ».

    Mais bien peu soupçonne que cet homme, dont l'immense stature physique, intellectuelle et morale intimidait tous ceux qui l'approchaient, aimait aussi rire et provoquer le rire ; qu'il était doué d'un humour, tantôt subtil, tantôt féroce ou caustique, qu'il maniait avec le même bonheur et la même délectation, le sarcasme, la malice et l'ironie ; que la provocation délibérée et la mauvaise foi consciente libéraient chez lui un grand rire intérieur ; que ses rognes et ses grognes s'exprimaient en mots savoureux ; que ses traits d'esprit faisait le tour de son entourage ; mais qu'il savait aussi manifester, à point nommé, sollicitude et bienveillance.

    Ces humeurs et cet humour du Général, nous les avons traqués dans les souvenirs de ceux qui l'ont approché. On en trouvera dans ce recueil, qui s'est voulu honnête, la fidèle expression.

    Biographie de l'auteur

    Philippe Ragueneau, Compagnon de la Libération, a vécu 14 ans dans la familiarité du Général de Gaulle : pendant la guerre, dans les Forces Françaises Libres, puis au Rassemblement du Peuple Français, successivement comme chargé de mission, directeur des services de presse, propagande et information et, en 1958, à son Cabinet, comme chargé de mission, responsable des relations avec la presse.

  •  Грозные версты
     Суворов Рем Николаевич, Снитко Андрей Федорович, Дубовик Владимир Ефимович
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Проза, О войне

    В этой книге, подготовленной историками, ветеранами войны, журналистами, читатель найдет документальные рассказы о Днепропетровщине накануне и в годы Великой Отечественной войны, о героизме тысяч советских воинов, преодолевших «Восточный вал», форсировавших Днепр и освободивших от фашистов Приднепровский край, о его развитии в послевоенные годы.

    Рассчитано на массового читателя.

  •  Женщины, которые изменили мир
     Оленцова Наталья
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Эта книга о выдающихся, ярких, смелых и сильных женщинах XX века, чей талант и вера в себя изменили этот мир к лучшему. Она станет источником вдохновения для всех, кто чувствует стремление реализовывать себя, созидать и двигаться к поставленной цели.

    Издание можно рекомендовать всем, кто интересуется биографиями успешных людей и желает реализовать свой потенциал. Эксклюзивное исполнение делает его великолепным подарком.

    Автор книги Наталья Оленцова – создатель и руководитель «Академии Успешных Женщин», имиджмейкер-психолог, писатель и продюсер. Более пятнадцати лет посвятила журналистике, автор нескольких книг, специалист по персональному бренду.


Новинки месяца жанра «Биографии и Мемуары»

  •  КГБ и власть
     Бобков Филипп Денисович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Филипп Денисович Бобков — кадровый разведчик, прослуживший в органах госбезопасности 45 лет. В этой книге он описывает всю сложность взаимоотношений, существовавших между КГБ и ЦК КПСС. Читатель впервые познакомится с уникальными особенностями партийного руководства органами госбезопасности в так называемый «андроповский период». Автор не претендует на исчерпывающее изложение темы, но приведенные факты, бесспорно, соответствуют истине. Надеемся, что они позволят иначе взглянуть на деятельность множества настоящих профессионалов, честно и самоотверженно трудившихся в системе госбезопасности на благо Родины.

  •  Штурм дворца Амина: версия военного разведчика
     Кошелев Владимир Михайлович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Проза, О войне,

    В представляемой читательскому вниманию книге члена Союза писателей России и Национального союза писателей Украины, ветерана спецназа военной разведки и афганского похода советской армии Владимира Кошелева даётся анализ событий государственного переворота, произошедшего в Кабуле 27 декабря 1979 года. Основное внимание сосредоточено вокруг центрального пункта этого драматического действа – штурма советским спецназом ГРУ Генштаба и КГБ СССР дворца афганского диктатора Х. Амина.

    В основу данного исследования положены не только официальные документы того периода, но и воспоминания непосредственных участников этих событий, малоизвестные самодеятельные песенно-поэтические тексты офицеров спецназа. Многие выводы, наблюдения и оценки, сделанные автором, заставляют по-новому взглянуть на ряд фактических обстоятельств, связанных с принятием решения о вводе советских войск в Афганистан и практическим ходом осуществления этой акции.

  •  Котовский
     Четвериков Борис Дмитриевич
     Проза, Историческая проза, Советская классическая проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Роман «Котовский» написан Борисом Четвериковым в послевоенный период (1957–1964). Большой многолетний труд писателя посвящен человеку, чьи дела легендарны, а имя бессмертно. Автор ведет повествование от раннего детства до последних минут жизни Григория Ивановича Котовского. В первой книге писатель показывает, как формировалось сознание Котовского — мальчика, подростка, юноши, который в силу жизненных условий задумывается над тем, почему в мире есть богатые и бедные, добро и зло. Не сразу пришел Котовский к пониманию идей социализма, к осознанной борьбе со старым миром. Рассказывая об этом, писатель создает образ борца-коммуниста. Перед читателем встает могучая фигура бесстрашного и талантливого командира, вышедшего из народа и отдавшего ему всего себя. Вторая книга романа «Котовский» — «Эстафета жизни» завершает дилогию о бессмертном комбриге. Она рассказывает о жизни и деятельности Г. И. Котовского в период 1921–1925 гг., о его дружбе с М.В.Фрунзе.

    Роман как-то особенно полюбился читателю. Б. Четвериков выпустил дилогию, объединив в один том.


  •  Шахматы без пощады
     Корчной Виктор Львович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Домоводство (Дом и семья), Спорт

    Книга одного из сильнейших шахматистов мира, гроссмейстера Виктора Корчного. В ней автор рассказывает о своей спортивной карьере и о жестком соперничестве в борьбе за мировое первенство с 12-м чемпионом планеты Анатолием Карповым в Багио (1978) и Мерано (1981). Бескомпромиссный и откровенный характер повествования напомнит читателю о драматизме тех дней.

    В книгу включён ряд документов и воспоминаний, иллюстрирующих описанные события

    Предисловие к книге написал Владимир Войнович.

  •  «... И места, в которых мы бывали»
     Прожогин Леонид Георгиевич
     Проза, Проза, Приключения, Путешествия и география, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Наука, Образование, Геология и география

    Книга воспоминаний геолога Л. Г. Прожогина рассказывает о полной романтики и приключений работе геологов-поисковиков в сибирской тайге.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю