Книги жанра «Биографии и Мемуары» на букву «N»

num: 0 1 2 3 5 7 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 
 Название  Автор  Серия
обложка книги Nehru: The Invention of India Nehru: The Invention of India

Now in paperback, the "brief and nimble…swift and sharp" ("Los Angeles Times Book Review) biography of the great secularist who-alongside his spiritual father Mahatma Gandhi-led the movement for India's independence and ushered his country into the modern world.

Shashi Tharoor  
обложка книги NIRVANA: Правдивая история NIRVANA: Правдивая история

Через пятнадцать лет после самоубийства Курта Кобейна «Nirvana» продолжает оказывать огромное влияние на музыку и культуру в целом. Здесь впервые представлен взгляд изнутри на одну из самых значительных рок-групп нашего времени.

Тру Эверет  
обложка книги No Dream Is Too High No Dream Is Too High Aldrin Buzz, Abraham Ken  
обложка книги No Hero No Hero

The second book by former Navy SEAL Mark Owen, following his multimillion-copy classic about the bin Laden mission No Easy Day, in which he tells the stories from his career that were most personal to him and that made him the operator and the person he is today.

While Mark Owen’s instant New York Times bestseller No Easy Day focused on the high-profile targets and headline-grabbing chapters of the author’s career, No Hero will be an account of the most personally meaningful missions from Owen’s thirteen years as a SEAL, including the moments in which he learned the most about himself and his teammates, in both success and failure.

Mark Owen describes his intentions for his second book best: “I want No Hero to offer something most books on war don’t: the intimate side of it, the personal struggles and hardships and what I learned from them. The stories in No Hero will be a testament to my teammates and to all the other active and former SEALs who have dedicated their lives to freedom. In our community, we are constantly taught to mentor the younger generation and to pass the lessons and values we’ve learned on to others so that they can do the same to the guys coming up after them. This is what I plan to do for the reader of No Hero.”

Every bit as action-packed as No Easy Day, and featuring stories from the training ground to the battlefield, No Hero offers readers an unparalleled close-up view of the experiences and values that make Mark Owen and the men he served with capable of executing the missions we read about in the headlines.

Owen Mark, Maurer Kevin  
обложка книги No Heroes: A Memoir of Coming Home No Heroes: A Memoir of Coming Home

From the critically acclaimed author of the novel The Good Brother and memoir My Father the Pornographer comes the unforgettable memoir No Heroes. “If you haven’t read Chris Offutt, you’ve missed an accomplished and compelling writer” (Chicago Tribune).

In his fortieth year, Chris Offutt returns to his alma mater, Morehead State University, the only four-year school in the Kentucky hills. He envisions leading the modest life of a teacher and father. Yet present-day reality collides painfully with memory, leaving Offutt in the midst of an adventure he never imagined: the search for a home that no longer exists.

Interwoven with this bittersweet homecoming tale are the wartime stories of Offutt’s parents-in-law, Arthur and Irene. An unlikely friendship develops between the eighty-year-old Polish Jew and the forty-year-old Kentucky hillbilly as Arthur and Offutt share comfort in exile, reliving the past at a distance. With masterful prose, Offutt combines these disparate accounts to create No Heroes, a profound meditation on family, home, the Holocaust, and history.

Offutt Chris  
обложка книги «No Woman No Cry»: Моя жизнь с Бобом Марли «No Woman No Cry»: Моя жизнь с Бобом Марли

Боб Марли — безусловный и бессменный король музыки регги, человек-легенда. Рита Марли была не только его женой и матерью четверых его детей, но и единомышленницей и соавтором. Ей исполнилось восемнадцать, а ему — двадцать один, когда они впервые встретились в Тренчтауне, одном из гетто ямайской столицы. Рита прошла рука об руку с Бобом через огонь наемных убийц, воду заморских турне и медные трубы всемирной славы. Они разделили любовь и разлуки, трудности безденежья, счастье совместного творчества и опасности, подстерегающие знаменитостей на каждом шагу. Многие годы Рита выступала на одной сцене с Бобом Марли, ее бэк-вокал звучит на большинстве классических альбомов его группы «The Wailers». Их совместная жизнь не была идеальной, но Рита всегда оставалась той женщиной, к которой Боб возвращался за поддержкой и жизненной силой, за теплом семейного очага; женщиной, чей дом он считал своим домом. На ее руках он умер от рака в возрасте тридцати пяти лет.

В наши дни Рита — хранительница наследия Боба Марли, она не понаслышке знакома с нищетой, расизмом и коррупцией, стоявшими на пути Боба к сердцам людей, и неустанно трудится над тем, чтобы его музыка находила все новых и новых слушателей. «No Woman No Cry: Моя жизнь с Бобом Марли» — подробная и содержательная биография знаменитого музыканта и в то же время человечная и жизнеутверждающая история брака, выдержавшего не один шторм.

Марли Рита, Джонс Хэтти  
обложка книги Norman Mailer : a double life Norman Mailer : a double life

Norman Mailer was one of the giants of American letters and one of the most celebrated public figures of his time. He was a novelist, journalist, biographer, and filmmaker; a provocateur and passionate observer of his times; and a husband, father, and serial philanderer.

Perhaps nothing characterized Mailer more than his unbounded ambition. He wanted not merely to be the greatest writer of his generation, but a writer great enough to be compared to Dostoevsky and Tolstoy. As Michael Lennon describes, he even had presidential ambitions, although he settled for running for mayor of New York City. He championed personal freedom and civil liberties, calling himself a “left conservative,” and yet he was Enemy #1 of the Women’s Movement. He was as pugnacious in real life as in print, engaging in famous feuds and fights. Although he considered himself first and foremost a novelist, his greatest literary contribution may have been in journalism, where he used his novelistic gifts in tandem with self-revelation to explore the American psyche. In that regard, the subtitle of his Pulitzer Prize and National Book Award winning Armies of the Night is telling: “History as a Novel, the Novel as History.” He would return to certain subjects obsessively: John F. Kennedy, Marilyn Monroe, sex, technology, and the intricate relationship of fame and identity. Michael Lennon’s definitive biography captures Mailer in all his sharp complexities and shows us how he self-consciously invented and reinvented himself throughout his lifetime.

Michael Lennon knew Mailer for thirty-five years, and in writing this biography, he has had the cooperation of Mailer’s late widow, Norris Church, his ex-wives, and all of his children, as well as his sister, Barbara. He also had access to Mailer’s vast, unpublished correspondence and papers, and he interviewed dozens of people who knew Mailer. Norman Mailer: A Double Life gives us the man in full, a remarkable and unique figure in the context of his times.

Lennon J Michael  
 

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Биографии и Мемуары»

  •  Мёртвая зыбь
     Казанцев Александр Петрович, Казанцев Никита Александрович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

    ВСЛЕД за Стивеном Кингом и Киром Булычевым (см. книги "Как писать книги" и "Как стать фантастом", изданные в 2001 г.) о своей нелегкой жизни поспешил поведать один из старейших писателей-фантастов планеты Александр Казанцев.

    Литературная обработка воспоминаний за престарелыми старшими родственниками — вещь часто встречающаяся и давно практикуемая, но по здравом размышлении наличие соавтора не-соучастника событий предполагает либо вести повествование от второго-третьего лица, либо выводить "литсекретаря" с титульного листа за скобки. Отец и сын Казанцевы пошли другим путем — простым росчерком пера поменяли персонажу фамилию.

    Так что, перефразируя классика, "читаем про Званцева — подразумеваем Казанцева".

    Это отнюдь не мелкое обстоятельство позволило соавторам абстрагироваться от Казанцева реального и выгодно представить образ Званцева виртуального: самоучку-изобретателя без крепкого образования, ловеласа и семьянина в одном лице. Казанцев обожает плодить оксюмороны: то ли он не понимает семантические несуразицы типа "Клокочущая пустота" (название одной из последних его книг), то ли сама его жизнь доказала, что можно совмещать несовместимое как в литературе, так и в жизни.

    Несколько разных жизней Казанцева предстают перед читателем. Безоблачное детство у папы за пазухой, когда любящий отец пони из Шотландии выписывает своим чадам, а жене — собаку из Швейцарии. Помните, как Фаина Раневская начала свою биографию? "Я — дочь небогатого нефтепромышленника┘" Но недолго музыка играла. Революция 1917-го, чешский мятеж 18-го┘ Папашу Званцева мобилизовали в армию Колчака, семья свернула дела и осталась на сухарях.

    Первая книга мнемонического романа почти целиком посвящена описанию жизни сына купца-миллионера при советской власти: и из Томского технологического института выгоняли по классовому признаку, и на заводе за любую ошибку или чужое разгильдяйство спешили собак повесить именно на Казанцева.

    После института Казанцев с молодой женой на тот самый злополучный завод и уезжает (где его, еще практиканта, чуть не обвинили во вредительстве), да только неустроенный быт надоедает супруге.

    Казанцев рванул в Москву. К самому Тухачевскому пробрался, действующий макет электрической пушки показал. Маршал уши поразвесил, да и назначил Казанцева командовать экспериментальной лабораторией и создавать большую электропушку, практическая бессмысленность коей была в течение одного дня доказана консультантом-артиллеристом.

    Следующий любопытный сюжет относится к Великой Отечественной. Перед мобилизацией Казанцев "на всякий случай" переправил водительские права на свое имя, но они почти и не понадобились: вскорости после призыва уже стал командовать рембазой автомобилей, причем исключительно для удобства снабжения перебазировал ее от Серпухова — в Перловку на Ярославское шоссе, поближе к собственной даче. Изобретает электротанкетки, одна из которых ни много ни мало помогла прорвать блокаду Ленинграда.

    Никак не понятно, например, как Александр Петрович в течение десятилетий удерживал самозваный титул классика советской научной фантастики, нигде не упоминается о личной причастности к гонениям на молодых авторов, и лишь вскользь упоминается о сотрудничестве с КГБ.

    Кое-что, конечно, проскальзывает. Например, каждому высокопоставленному функционеру, что-то значившему для Казанцева, он стремился подарить свою первую книжку "Пылающий остров" с непременной ремаркой типа "В газете французских коммунистов "Юманите" уже перевод сделали┘".

    Совершенно авантюристски выглядит работа Казанцева в качестве уполномоченного ГКО (Государственного комитета обороны) на заводах Германа Геринга в Штирии, пугал австрийцев расстрелами и даже участвовал в пленении корпуса генерала Шкуро и казаков атамана Краснова, сражавшихся на стороне вермахта, но отказавшихся капитулировать. Англичанам в падлу было кормить 60 тысяч русских, вот и сдали их, как стеклотару, Красной Армии.

    По возвращении в Союз Казанцева вызвали в органы для дознания на пример выяснения количества награбленного за время командировки. Велико же было изумление следователя, когда выяснилось, что Казанцев ничегошеньки себе из драгоценностей не привез.

    Просто Казанцев, пройдя мытарства Гражданской войны, уже знал, что злато и брюлики не являются безусловным гарантом благополучия и уж тем более не спасают от ножа или пули. Чтобы выжить, хитрую голову на плечах надо иметь. (Умиляет, например, история о том, как Казанцев после войны лет десять везде "совершенно случайно" таскал с собой военный пропуск на автомобиль "с правом проезда полковника Званцева А.П. через все КП без предъявления документов").

    Первый секретарь правления Союза писателей Александр Александрович Фадеев наставлял немолодого, прошедшего войну, но выпустившего пока еще только одну-единственную книжку Александра Казанцева: "Хочу только, чтобы твое инженерное начало не кастрировало тебя и герои твои не только "били во что-то железное", но и любили, страдали, знали и горе, и радость, словом — были живыми людьми". Не выполнил Казанцев наказ старшего товарища по перу, и каждая новая книжка выходила у него все муторнее и многословнее, живых людей заменяли картонные дурилки, воплощавшие в жизнь технические идеи в духе Манилова (будь то подводный мост из США в СССР или строительство академгородка где-нибудь подо льдом). Зато с идеологической точки зрения подкопаться было невозможно: строительство всегда начинал миролюбивый Советский Союз, а злобные ястребы с Запада кидали подлянки. Если же в книге не планировалось строительства очередного мегаломанского сооружения, то добрые советские ученые с крепкими руками рубили в капусту на шахматной доске диверсантов из выдуманной страны Сшландии (романы типа "Льды возвращаются").

    Жизнь, тем более девяностопятилетнюю, пересказывать подробно не имеет смысла. Приключения тем и интересны, что происходят не каждый день. Как беллетрист Казанцев и не стремился четко описать год за годом свою жизнь. Выхватывая самые значимые, самые запомнившиеся события, мемуарист выкидывает серые и скучные фрагменты, чтобы оставшиеся части картины заиграли ярче. Зияющие лакуны в повествовании при этом смущают только читателя, но никак не самовлюбленного автора.

    Если в довоенной биографии все относительно четко и структурировано и даже можно восстанавливать хронологию жизни писателя с небольшими припусками в пару-тройку лет, то второй том представляется сплошным сумбуром, состоящим из старых фрагментов литературных записей, чужих историй и баек, "отступлений вперед" о судьбе некоторых персонажей и непременной путаницей в рассказе. То ли автор скрыть что-то хочет, то ли и вправду вся послевоенная жизнь представляется для него в виде гомогенной "Мертвой зыби".

  •  Красный Царицын. Взгляд изнутри
     Носович Анатолий Леонидович
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Серия очерков полковника Анатолия Леонидовича Носовича (1878–1968) — о вражеских вождях и о вражеской армии. Одно ценно — автор видел врагов вблизи, а некоторые стороны их жизни наблюдал изнутри, потому что некоторое время служил в их армии: в мае 1918 года по заданию Московской подпольной белогвардейской организации поступил на службу в Красную армию, в управление Северо-Кавказского военного округа. Как начальник штаба округа он непосредственно участвовал в разработке и проведении операций против белых войск и впоследствии уверял, что сделал все возможное, чтобы по одиночке посылать разрозненные красноармейские части против превосходящих сил противника. 11 октября 1918 года А. Л. Носович бежал от красных к белым.

    Очерки публиковались в течение 1919 года в ростовском журнале «Донская волна».

  •  Через бури
     Казанцев Александр, Казанцев Никита
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

  •  Humeurs et humour du Général
     Ragueneau Philippe
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Юмор, Юмористическая проза

    Pour la majorité des Français, Charles de Gaulle était « l'homme du 18 Juin », le chef de la France combattante, le libérateur, l'ultime recours de 1958, le premier Président de la Ve République, pour tout dire, la « statue du commandeur ».

    Mais bien peu soupçonne que cet homme, dont l'immense stature physique, intellectuelle et morale intimidait tous ceux qui l'approchaient, aimait aussi rire et provoquer le rire ; qu'il était doué d'un humour, tantôt subtil, tantôt féroce ou caustique, qu'il maniait avec le même bonheur et la même délectation, le sarcasme, la malice et l'ironie ; que la provocation délibérée et la mauvaise foi consciente libéraient chez lui un grand rire intérieur ; que ses rognes et ses grognes s'exprimaient en mots savoureux ; que ses traits d'esprit faisait le tour de son entourage ; mais qu'il savait aussi manifester, à point nommé, sollicitude et bienveillance.

    Ces humeurs et cet humour du Général, nous les avons traqués dans les souvenirs de ceux qui l'ont approché. On en trouvera dans ce recueil, qui s'est voulu honnête, la fidèle expression.

    Biographie de l'auteur

    Philippe Ragueneau, Compagnon de la Libération, a vécu 14 ans dans la familiarité du Général de Gaulle : pendant la guerre, dans les Forces Françaises Libres, puis au Rassemblement du Peuple Français, successivement comme chargé de mission, directeur des services de presse, propagande et information et, en 1958, à son Cabinet, comme chargé de mission, responsable des relations avec la presse.

  •  Грозные версты
     Суворов Рем Николаевич, Снитко Андрей Федорович, Дубовик Владимир Ефимович
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Проза, О войне

    В этой книге, подготовленной историками, ветеранами войны, журналистами, читатель найдет документальные рассказы о Днепропетровщине накануне и в годы Великой Отечественной войны, о героизме тысяч советских воинов, преодолевших «Восточный вал», форсировавших Днепр и освободивших от фашистов Приднепровский край, о его развитии в послевоенные годы.

    Рассчитано на массового читателя.

  •  Женщины, которые изменили мир
     Оленцова Наталья
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Эта книга о выдающихся, ярких, смелых и сильных женщинах XX века, чей талант и вера в себя изменили этот мир к лучшему. Она станет источником вдохновения для всех, кто чувствует стремление реализовывать себя, созидать и двигаться к поставленной цели.

    Издание можно рекомендовать всем, кто интересуется биографиями успешных людей и желает реализовать свой потенциал. Эксклюзивное исполнение делает его великолепным подарком.

    Автор книги Наталья Оленцова – создатель и руководитель «Академии Успешных Женщин», имиджмейкер-психолог, писатель и продюсер. Более пятнадцати лет посвятила журналистике, автор нескольких книг, специалист по персональному бренду.


Новинки месяца жанра «Биографии и Мемуары»

  •  КГБ и власть
     Бобков Филипп Денисович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Филипп Денисович Бобков — кадровый разведчик, прослуживший в органах госбезопасности 45 лет. В этой книге он описывает всю сложность взаимоотношений, существовавших между КГБ и ЦК КПСС. Читатель впервые познакомится с уникальными особенностями партийного руководства органами госбезопасности в так называемый «андроповский период». Автор не претендует на исчерпывающее изложение темы, но приведенные факты, бесспорно, соответствуют истине. Надеемся, что они позволят иначе взглянуть на деятельность множества настоящих профессионалов, честно и самоотверженно трудившихся в системе госбезопасности на благо Родины.

  •  Штурм дворца Амина: версия военного разведчика
     Кошелев Владимир Михайлович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Проза, О войне,

    В представляемой читательскому вниманию книге члена Союза писателей России и Национального союза писателей Украины, ветерана спецназа военной разведки и афганского похода советской армии Владимира Кошелева даётся анализ событий государственного переворота, произошедшего в Кабуле 27 декабря 1979 года. Основное внимание сосредоточено вокруг центрального пункта этого драматического действа – штурма советским спецназом ГРУ Генштаба и КГБ СССР дворца афганского диктатора Х. Амина.

    В основу данного исследования положены не только официальные документы того периода, но и воспоминания непосредственных участников этих событий, малоизвестные самодеятельные песенно-поэтические тексты офицеров спецназа. Многие выводы, наблюдения и оценки, сделанные автором, заставляют по-новому взглянуть на ряд фактических обстоятельств, связанных с принятием решения о вводе советских войск в Афганистан и практическим ходом осуществления этой акции.

  •  Котовский
     Четвериков Борис Дмитриевич
     Проза, Историческая проза, Советская классическая проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Роман «Котовский» написан Борисом Четвериковым в послевоенный период (1957–1964). Большой многолетний труд писателя посвящен человеку, чьи дела легендарны, а имя бессмертно. Автор ведет повествование от раннего детства до последних минут жизни Григория Ивановича Котовского. В первой книге писатель показывает, как формировалось сознание Котовского — мальчика, подростка, юноши, который в силу жизненных условий задумывается над тем, почему в мире есть богатые и бедные, добро и зло. Не сразу пришел Котовский к пониманию идей социализма, к осознанной борьбе со старым миром. Рассказывая об этом, писатель создает образ борца-коммуниста. Перед читателем встает могучая фигура бесстрашного и талантливого командира, вышедшего из народа и отдавшего ему всего себя. Вторая книга романа «Котовский» — «Эстафета жизни» завершает дилогию о бессмертном комбриге. Она рассказывает о жизни и деятельности Г. И. Котовского в период 1921–1925 гг., о его дружбе с М.В.Фрунзе.

    Роман как-то особенно полюбился читателю. Б. Четвериков выпустил дилогию, объединив в один том.


  •  Шахматы без пощады
     Корчной Виктор Львович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Домоводство (Дом и семья), Спорт

    Книга одного из сильнейших шахматистов мира, гроссмейстера Виктора Корчного. В ней автор рассказывает о своей спортивной карьере и о жестком соперничестве в борьбе за мировое первенство с 12-м чемпионом планеты Анатолием Карповым в Багио (1978) и Мерано (1981). Бескомпромиссный и откровенный характер повествования напомнит читателю о драматизме тех дней.

    В книгу включён ряд документов и воспоминаний, иллюстрирующих описанные события

    Предисловие к книге написал Владимир Войнович.

  •  «... И места, в которых мы бывали»
     Прожогин Леонид Георгиевич
     Проза, Проза, Приключения, Путешествия и география, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Наука, Образование, Геология и география

    Книга воспоминаний геолога Л. Г. Прожогина рассказывает о полной романтики и приключений работе геологов-поисковиков в сибирской тайге.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю