Книги жанра «Биографии и Мемуары» на букву «S»

num: 0 1 2 3 5 7 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Salvador Salvador

"Terror is the given of the place." The place is El Salvador in 1982, at the ghastly height of its civil war. The writer is Joan Didion, who delivers an anatomy of that country's particular brand of terror — its mechanisms, rationales, and intimate relation to United States foreign policy.As ash travels from battlefields to body dumps, interviews a puppet president, and considers the distinctly Salvadoran grammar of the verb "to disappear," Didion gives us a book that is germane to any country in which bloodshed has become a standard tool of politics.

Didion Joan  
обложка книги Scar_Tissue_rus Scar_Tissue_rus Anthony Kiedis, Larry Sloman  
обложка книги Schmetterling und Taucherglocke Schmetterling und Taucherglocke

Ein Gehirnschlag beendete Ende letzten Jahres das alltägliche, das «normale» Leben des vierundvierzigjährigen Jean-Dominique Bauby, der bis dahin Chefredakteur der Zeitschrift «Elle» war und von da an nur noch vier Monate zu leben hatte. Bauby nutzte seine Zeit, um alles, was ihn bewegte, zu Papier zu bringen. Doch er selber sollte dazu gar nicht mehr in der Lage sein, war er doch vollständig gelähmt und dazu verdammt, nur noch mit dem linken Auge zu blinzeln.

Mittels eines Spezialalphabets, das sich an der Häufigkeit der Vokale und Konsonanten im Französischen orientierte, diktierte er der Lektorin Claude Mendibil fortan alles, was ihn bewegte – mittels Lidschlag: Aus seiner abgeschirmten Taucherglocke heraus funkte bzw. blinzelte er auf diese Weise empfindsame letzte Nachrichten an eine Welt, die für ihn schon unerreichbar weit weg war.

Bauby Jean-Dominique  
обложка книги Sci-Hub: концентратор научного неповиновения Sci-Hub: концентратор научного неповиновения

В феномене «противозаконного» сайта Sci-Hub, дающего всем желающим свободный доступ к научным знаниям, словно в фокусе линзы оказались сконцентрированы и тяжкие беды мировой науки, и до смешного простые способы их лечения.

Киви Берд  
обложка книги #SEKTA. Путь к идеальному телу. Истории до и после #SEKTA. Путь к идеальному телу. Истории до и после

Школа Идеального Тела #SEKTA – это не просто уникальная методика по изменению пищевых привычек и программа тренировок, по которым ежедневно занимаются более 200 000 человек. Это растущее сообщество, подкованное научной практикой, которое выросло из блога в Живом Журнале до многочисленных филиалов по России и дистанционных практик за рубежом. #SEKTA объединила самых разных людей, истории которых трогают: падения и взлеты, сомнения и уверенность – каждый из них прошел путь настоящего воина, изменивший множество жизней. Дисциплина и нравственность всегда идут рука об руку. Ты начинаешь с себя, и мир вокруг тебя меняется. Но это не простой путь, не каждому хватает сил идти по нему. Одному это делать сложно. Сложно каждый день находить в себе мотивацию продолжать, сложно разобраться во всем огромном объеме информации. Именно поэтому, несмотря на расстояние, все эти люди стали большой семьей и поддержкой друг для друга. Каждый, кто обрел этот опыт, никогда о нем не забудет. Возможно, именно с этой книги начнутся перемены и в тебе.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Маркес Ольга  
обложка книги #SEKTA. Школа Идеального тела. История не про тело #SEKTA. Школа Идеального тела. История не про тело

#SEKTA – это не просто сообщество со своими правилами, это настоящая самая дружная семья в мире. Где вас поддержат, где вам помогут ровно настолько, насколько вы хотите. Смотивируют ровно на столько, насколько вы готовы быть мотивированными.

Как родилась идея создания «Секты», с чего все начиналось, как развивалось?.. Кто были самыми первыми «сектантами», кто проверял первые дневники питания?

История создания проекта, все трудности, с которыми пришлось столкнуться.

Правила и основные положения «Школы идеального тела», которые позволят вам обрести свое идеальное тело, а также семью, которая вас поддержит на пути к его обретению.

Маркес Ольга  
Sex Pistols - История изнутри

Эта книга — близкая к тому, как если бы сами Пистолеты рассказали свою историю — впервые вышла в свет в разгар панк-взрыва. Авторы имели уникальный и постоянный доступ к группе, к семьям участников и их друзьям, к Малькольму Макларену и всем людям его оффиса Глиттербест. Книга собрала бредовые рецензии, была переведена на несколько языков и стала частью легенды Секс Пистолз.

Верморел Фред  
обложка книги «Sex Pistols»: подлинная история «Sex Pistols»: подлинная история

Библия панка: культовая книга о культовой группе, во многом определившей музыкальный профиль последней четверти века.

Верморел Фред, Верморел Джуди  
обложка книги SEX в большой политике. Самоучитель self-made woman SEX в большой политике. Самоучитель self-made woman

Публичные политики издают сочинения о себе, любимых, двух видов: автобиографические, написанные в жанре жития святых, и производственные, написанные в жанре доноса на конкурентов и противников, в которых рассказывается о скрытых механизмах борьбы за власть. «SEX в большой политике» – ни первое, ни второе. Достоинство книги Ирины Хакамады не в этом. А в том, что ее интересно читать. И тем, кто не равнодушен к политике, и тем, кому до нее нет никакого дела. Есть такие женщины – со сказочным везением. Они и из декабрьского леса, вместо того, чтобы послушно замерзнуть и быть съеденными, нахально возвращаются с подснежниками, с женихом, с сундуком с приданым и почетным эскортом из семи богатырей. Куда бы они ни свернули, судьба им тут же стелет под ноги ковровую дорожку. Они не карабкаются по карьерной лестнице, расплачиваясь за подъем фригидностью, одышкой и мизантропией. К их услугам – скоростные хрустальные лифты: сразу – вжик! – и уже наверху. Вчера она – бизнесмен, сегодня – депутат, завтра – министр, и всегда – счастливая мать и жена. Глядя на их изображение на экране или в журнале и сравнивая его со своим собственным отражением в зеркале, хочется подкараулить одну из них в темном переулке и ласково, но убедительно спросить: как ей это все удается? Ирину Хакамаду никто не подкарауливал. Она добровольно села и написала эту книгу, в которой поделилась всем, чем могла поделиться.

Хакамада Ирина Мицуовна  
обложка книги Shakespeare Shakespeare Ackroyd Peter  
Shakespeare  
обложка книги Shockaholic Shockaholic

This memoir from the bestselling author of Postcards from the Edge and Wishful Drinking gives readers an intimate, gossip-filled look at what it’s like to be the daughter of Hollywood royalty.

Told with the same intimate style, brutal honesty, and uproarious wisdom that locked Wishful Drinking on the New York Times bestseller list for months, Shockaholic is the juicy account of Carrie Fisher’s life. Covering a broad range of topics—from never-before-heard tales of Hollywood gossip to outrageous moments of celebrity desperation; from alcoholism to illegal drug use; from the familial relationships of Hollywood royalty to scandalous run-ins with noteworthy politicians; from shock therapy to talk therapy—Carrie Fisher gives an intimate portrait of herself, and she’s one of the most indelible and powerful forces in culture at large today. Just as she has said of playing Princess Leia—“It isn’t all sweetness and light sabers”—Fisher takes readers on a no-holds-barred narrative adventure, both laugh-out-loud funny and poignant.

Fisher Carrie  
обложка книги Sin Patria (Без Родины) Sin Patria (Без Родины)

Мы увидели это необычное название «Sin Рatria» — «Без Родины» на борту одной аргентинской яхты и, переглянувшись, сказали: «Это мы без Родины». Гина — без ГДР, я — без СССР. И родилась идея написать книгу под таким названием о нашем плавании по свету на маленькой яхте, об увиденных красках-красотах природы, о встречах с хорошими людьми.

Рябко Пётр  
обложка книги Sir Vidia's Shadow: A Friendship Across Five Continents Sir Vidia's Shadow: A Friendship Across Five Continents

This heartfelt and revealing account of Paul Theroux's thirty-year friendship with the legendary V. S. Naipaul is an intimate record of a literary mentorship that traces the growth of both writers' careers and explores the unique effect each had on the other. Built around exotic landscapes, anecdotes that are revealing, humorous, and melancholy, and three decades of mutual history, this is a personal account of how one develops as a writer and how a friendship waxes and wanes between two men who have set themselves on the perilous journey of a writing life.

Theroux Paul  
обложка книги Sky Spy, Memoirs of a U-2 Pilot Sky Spy, Memoirs of a U-2 Pilot

"Sky Spy" describes the evolution of a new Air Force pilot who has a dream to reach for the stars and become a U-2 pilot. The book describes his zany squadron mates in the C-130 and their travels around the world; then his experiences teaching students to fly high performance jets. He reached his goal and details what it was like to fly the world's most exotic aircraft.

Carter Jim  
обложка книги Slash Slash

“Wonderfully frank.”

(Entertainment Weekly)

“Entertaining and educational… a crash course for aspiring rock gods.”

(Spin magazine)

From one of the greatest rock guitarists of our era comes a memoir that redefines sex, drugs, and rock ’n’ roll

He was born in England but reared in L.A., surrounded by the leading artists of the day amidst the vibrant hotbed of music and culture that was the early seventies. Slash spent his adolescence on the streets of Hollywood, discovering drugs, drinking, rock music, and girls, all while achieving notable status as a BMX rider. But everything changed in his world the day he first held the beat-up one-string guitar his grandmother had discarded in a closet.

The instrument became his voice and it triggered a lifelong passion that made everything else irrelevant. As soon as he could string chords and a solo together, Slash wanted to be in a band and sought out friends with similar interests. His closest friend, Steven Adler, proved to be a conspirator for the long haul. As hairmetal bands exploded onto the L.A. scene and topped the charts, Slash sought his niche and a band that suited his raw and gritty sensibility.

He found salvation in the form of four young men of equal mind: Axl Rose, Izzy Stradlin, Steven Adler, and Duff McKagan. Together they became Guns N’ Roses, one of the greatest rock ’n’ roll bands of all time. Dirty, volatile, and as authentic as the streets that weaned them, they fought their way to the top with groundbreaking albums such as the iconic Appetite for Destruction and Use Your Illusion I and II.

Here, for the first time ever, Slash tells the tale that has yet to be told from the inside: how the band came together, how they wrote the music that defined an era, how they survived insane, never-ending tours, how they survived themselves, and, ultimately, how it all fell apart. This is a window onto the world of the notoriously private guitarist and a seat on the roller-coaster ride that was one of history’s greatest rock ’n’ roll machines, always on the edge of self-destruction, even at the pinnacle of its success. This is a candid recollection and reflection of Slash’s friendships past and present, from easygoing Izzy to ever-steady Duff to wild-child Steven and complicated Axl.

It is also an intensely personal account of struggle and triumph: as Guns N’ Roses journeyed to the top, Slash battled his demons, escaping the overwhelming reality with women, heroin, coke, crack, vodka, and whatever else came along.

He survived it all: lawsuits, rehab, riots, notoriety, debauchery, and destruction, and ultimately found his creative evolution. From Slash’s Snakepit to his current band, the massively successful Velvet Revolver, Slash found an even keel by sticking to his guns.

Slash is everything the man, the myth, the legend, inspires: it’s funny, honest, inspiring, jaw-dropping… and, in a word, excessive.

Slash, Bozza Anthony  
обложка книги Slouching Towards Bethlehem Slouching Towards Bethlehem

Universally acclaimed when it was first published in 1968, Slouching Towards Bethlehem has become a modern classic. More than any other book of its time, this collection captures the mood of 1960s America, especially the center of its counterculture, California. These essays, keynoted by an extraordinary report on San Francisco's Haight-Ashbury, all reflect that, in one way or another, things are falling apart, "the center cannot hold." An incisive look at contemporary American life, Slouching Towards Bethlehem has been admired for several decades as a stylistic masterpiece.

Didion Joan  
обложка книги Smashed in the USSR Smashed in the USSR

“Who am I? An alcoholic and a tramp. But I am no white raven. Our alcoholics outnumber the populations of France and Spain combined. And that’s only the men. If you count women you have to add on all Scandinavia and throw in Monaco for good measure.”

For forty years Ivan Petrov careered, stumbled, staggered and rampaged all over the vast Soviet empire. Homeless (an illegal condition in the communist utopia), in and out of prison camps, almost always drunk, and with a gift for hilariously sending up the tragic absurdities of Soviet life, Ivan was a real-life Svejk. This is his unforgettable story, as told to Caroline Walton just before his death.

The text is complemented by twelve original illustrations by Natalia Vetrova.

Walton Caroline, Petrov Ivan  
обложка книги Some Rain Must Fall Some Rain Must Fall

The fifth installment in the epic six-volume My Struggle cycle is here, highly anticipated by Karl Ove Knausgaard's dedicated fan club-and the first in the cycle to be published separately in Canada.

The young Karl Ove moves to Bergen to attend the Writing Academy. It turns out to be a huge disappointment: he wants so much, knows so little, and achieves nothing. His contemporaries have their manuscripts accepted and make their debuts while he begins to feel the best he can do is to write about literature. With no apparent reason to feel hopeful, he continues his exploration of and love for books and reading. Gradually his writing changes; his relationship with the world around him changes too. This becomes a novel about new, strong friendships and a serious relationship that transforms him until the novel reaches the existential pivotal point: his father dies, Karl Ove makes his debut as a writer and everything disintegrates. He flees to Sweden, to avoid family and friends.

Knausgaard Karl Ove My Struggle  
обложка книги Something for the Pain: A Memoir of the Turf Something for the Pain: A Memoir of the Turf

I never met anyone whose interest in racing matched my own. Both on and off the course, so to speak, I’ve enjoyed the company of many a racing acquaintance…I’ve read books, or parts of books, by persons who might have come close to being true racing friends of mine if ever we had met. For most of my long life, however, my enjoyment of racing has been a solitary thing: something I could never wholly explain to anyone else.

As a boy, Gerald Murnane became obsessed with horse racing. He had never ridden a horse, nor seen a race. Yet he was fascinated by photos of horse races in the Sporting Globe, and by the incantation of horses’ names in radio broadcasts of races. Murnane discovered in these races more than he could find in religion or philosophy: they were the gateway to a world of imagination.

Gerald Murnane is like no other writer, and Something for the Pain is like no other Murnane book. In this unique and spellbinding memoir, he tells the story of his life through the lens of horse racing. It is candid, droll and moving — a treat for lovers of literature and of the turf.

Murnane Gerald  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Биографии и Мемуары»

  •  What Happened
     Clinton Hillary Rodham
     Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    “In the past, for reasons I try to explain, I’ve often felt I had to be careful in public, like I was up on a wire without a net. Now I’m letting my guard down.”

    —Hillary Rodham Clinton, from the introduction of What Happened

    For the first time, Hillary Rodham Clinton reveals what she was thinking and feeling during one of the most controversial and unpredictable presidential elections in history. Now free from the constraints of running, Hillary takes you inside the intense personal experience of becoming the first woman nominated for president by a major party in an election marked by rage, sexism, exhilarating highs and infuriating lows, stranger-than-fiction twists, Russian interference, and an opponent who broke all the rules. This is her most personal memoir yet.

    In these pages, she describes what it was like to run against Donald Trump, the mistakes she made, how she has coped with a shocking and devastating loss, and how she found the strength to pick herself back up afterward. With humor and candor, she tells readers what it took to get back on her feet—the rituals, relationships, and reading that got her through, and what the experience has taught her about life. She speaks about the challenges of being a strong woman in the public eye, the criticism over her voice, age, and appearance, and the double standard confronting women in politics.

    She lays out how the 2016 election was marked by an unprecedented assault on our democracy by a foreign adversary. By analyzing the evidence and connecting the dots, Hillary shows just how dangerous the forces are that shaped the outcome, and why Americans need to understand them to protect our values and our democracy in the future.

    The election of 2016 was unprecedented and historic. What Happened is the story of that campaign and its aftermath—both a deeply intimate account and a cautionary tale for the nation.

  •  Три высоты
     Береговой Георгий Тимофеевич
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В этой книге автор размышляет о буднях своей профессии, рассказывает о сложном пути от курсанта осоавиахимовского аэроклуба до руководителя Центра подготовки летчиков-космонавтов.

    Летчик-штурмовик, летчик-испытатель, летчик-космонавт — три цели, которые он в разное время поставил перед собой, три высоты, которыми овладел, совершенствуясь в избранном раз и навсегда деле, ставшем для него содержанием и смыслом всей жизни.

    Литературная запись Г. А. Сомова.

    Книга рассчитана на массового читателя.

  •  Перед штормом
     Ардаматский Василий Иванович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Перу известного советского писателя В. Ардаматского принадлежат хорошо знакомые читателю романы «„Сатурн“ почти не виден», «Возмездие», «Суд», «Последний год» и многие другие.

    В своей новой книге писатель, используя архивные (в том числе и зарубежные) документы, давние публикации, мемуары, восстанавливает подлинную историю попа Гапона, сыгравшего трагическую роль в годы первой российской революции.

    Книга рассчитана на широкий круг читателей.

  •  Звать меня Кузнецов. Я один.
     Коллектив авторов Сборник --
     Наука, Образование, Языкознание, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Эта книга посвящена памяти большого русского поэта Юрия Поликарповича Кузнецова (1941—2003).

  •  Одинокое сердце поэта
     Будаков Виктор Викторович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    К 75-летию со дня рождения А. Т. Прасолова (1930—1972)

    Книга издана при финансовой поддержке администрации Воронежской области

    Книга Виктора Будакова «Одинокое сердце поэта» — первое наиболее обстоятельное и серьезное лирико-биографическое повествование-исследование о жизненном и творческом пути русского поэта, уроженца воронежской земли Алексея Прасолова.

    В книге широко представлены документальные свидетельства, географические, событийные, исторические реалии. Образ поэта и его строки даны в контексте отечественной поэзии и истории.

    Повесть «Одинокое сердце поэта», опубликованная сначала в газете «Воронежский курьер», затем в столичном издании «Роман-журнал. XХI век», вызвала большой резонанс в российском литературном мире.

  •  Записки Филиппа Филипповича Вигеля. Части первая — четвертая
     Вигель Филипп Филиппович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Филипп Филиппович Вигель (1786–1856) — происходил из обрусевших шведов и родился в семье генерала. Учился во французском пансионе в Москве. С 1800 года служил в разных ведомствах министерств иностранных дел, внутренних дел, финансов. Вице-губернатор Бессарабии (1824–26), градоначальник Керчи (1826–28), с 1829 года — директор Департамента духовных дел иностранных вероисповеданий. В 1840 году вышел в отставку в чине тайного советника и жил попеременно в Москве и Петербурге.

    Множество исторических лиц прошло перед Вигелем. Он помнил вступление на престол Павла, знал Николая Павловича ещё великим князем, видел семейство Е. Пугачева, соприкасался с масонами и мартинистами, посещал радения квакеров в Михайловском замке. В записках его проходят А. Кутайсов, князь А. Н. Голицын, поэт-министр Дмитриев, князь Багратион, И. Каподистрия, поколение Воронцовых, Раевских, Кочубеев. В Пензе, где в 1801–1809 гг. губернаторствовал его отец, он застал в качестве пензенского губернатора М. Сперанского, «как Наполеона на Эльбе», уже свергнутого и сдавшегося; при нём доживал свой век «на покое» Румянцев-Задунайский. Назначение Кутузова, все перипетии войны и мира, все слухи и сплетни об интригах и войне, немилость и ссылка Сперанского, первые смутные известия о смерти Александра, заговор декабристов — все это описано Вигелем в «Записках». Заканчиваются они кануном польского мятежа. Старосветский быт, дворянское чванство, старинное передвижение по убогим дорогам с приключениями и знакомствами в пути, служебные интриги — все это колоритно передано Вигелем в спокойной, неторопливой манере.

    Издание 1891 года, текст приведён к современной орфографии.


Новинки месяца жанра «Биографии и Мемуары»

  •  Геббельс. Адвокат дьявола
     Рисс Курт
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Книга Курта Рисса написана на основе дневников Геббельса, рассказов очевидцев и родственников одного из могущественнейших людей нацистской Германии. Он был предан Гитлеру и как человек, и как министр пропаганды, и как гауляйтер – высший партийный руководитель Берлина. Он стал преемником фюрера, но пробыл им всего несколько часов и ушел из жизни вслед за человеком, в которого заставил поверить миллионы немцев.

  •  Быть балериной. Частная жизнь танцовщиц Императорского театра
     Андреева Юлия Игоревна
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Известная писательница Юлия Андреева открывает перед читателями панораму «царственного» периода русского балета. Пышные гала-представления, закулисные интриги, изматывающие репетиции, моментально ранящие ноги до крови, истории из жизни известнейших балерин: блистательной Анны Павловой, царицы-босоножки Айседоры Дункан, загадочной Матильды Кшесинской.

    Из чего складывался быт балерины Императорского театра? Почему велись ожесточенные споры о том, должна ли балерина носить корсет? Обо всем этом вы узнаете из книги, которую держите сейчас в руках.

  •  Два побега
     Аршинов Петр Андреевич
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Пётр Андреевич Аршинов (1887 — ок. 1938), политический деятель (парт. псевдоним — П. Марин) периода гражданской войны в России. С 1905 большевик. С 1906 анархо-коммунист, в 1911–1917 на каторге. На каторге же познакомился и близко сошёлся с Нестором Махно. Находясь в Бутырской тюрьме, сидел в одной камере с Серго Орджоникидзе. В 1917 участник создания и секретарь Московской федерации анархистских групп. В 1919–1921 сподвижник Н.И. Махно. С 1921 — в эмиграции. В конце 1934 с разрешения ЦК ВКП(б) вернулся в СССР. В начале 1938 арестован по обвинению в создании и руководстве подпольной анархистской организации и расстрелян.

  •  1956. Венгрия глазами очевидца
     Байков Владимир Сергеевич
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Воспоминания Владимира Сергеевича Байкова, переводчика и референта ЦК КПСС, выходят через 60 лет после драматических событий, произошедших на многострадальной венгерской земле. 23 октября 1956 года началась, как тогда клеймила это советская пропагандистская машина, «контрреволюция», а после переосмысления всех обстоятельств ее стали называть «народным восстанием». Книга Владимира Байкова, который в те тяжелейшие дни находился постоянно рядом с новым руководителем Венгрии Яношем Кадаром, поможет еще глубже понять логику действий советского и венгерского руководства, а также трагизм последствий принятых ими решений.

  •  Вы, разумеется, шутите, мистер Фейнман!
     Фейнман Ричард Филлипс
     Наука, Образование, Физика, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Американский физик Ричард Фейнман — один из создателей квантовой электродинамики. Нобелевский лауреат, но прежде всего — незаурядная многогранная личность, не вписывающаяся в привычные рамки образа «человека науки».

    Он был известен своим пристрастием к шуткам и розыгрышам, писал изумительные портреты, играл на экзотических музыкальных инструментах. Великолепный оратор, он превращал каждую свою лекцию в захватывающую интеллектуальную игру. На его выступления рвались не только студенты и коллеги, но и люди, просто увлеченные физикой.

    Свое кредо как популяризатора науки он описал одной блестящей фразой: «Если вы ученый, квантовый физик, и не можете в двух словах объяснить пятилетнему ребенку, чем занимаетесь, — вы шарлатан».

    Перевод с английского Сергея Ильина.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю