Книги жанра «Биографии и Мемуары» на букву «Х», страница 3

num: 0 1 2 3 5 7 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
Хорошая встреча Чудакова Валентина Васильевна  
Хороший командующий Колбасьев Сергей Адамович  
обложка книги Хосе Марти. Хроника жизни повстанца Хосе Марти. Хроника жизни повстанца

Эта книга — первая биография Хосе Марти, написанная советским автором, — не претендует на исчерпывающий анализ многогранной и разнообразной деятельности великого сына кубинского народа. Деятельность Марти настолько полна и многогранна, литературное, философское, революционное наследие его столь глубоко и значительно, что трудно ожидать от этой первой у нас книги чего-то большего, чем стремление познакомить читателя лишь с основными вехами жизни апостола кубинской революции.

Визен Лев Исаакович Жизнь замечательных людей, ЖЗЛ  
обложка книги Хосе Ризаль Хосе Ризаль

Биография филиппинского ученого, поэта, писателя, художника и скульптора, идеолога возрождения народов Юго-Восточной Азии Хосе Рисаля, вышедшая в серии ЖЗЛ в 1937 году. Выпуск 15(111).

Губер Александр Андреевич, Рыковская Ольга Карловна Жизнь замечательных людей  
обложка книги Хочу жить! Дневник советской школьницы Хочу жить! Дневник советской школьницы

Перед вами реальный дневник московской школьницы 1930-х годов, чудом уцелевший в архивах НКВД. Талантливая и независимая девочка писала в дневнике то, что другие боялись прошептать в те страшные времена. Она отказывалась принять «советский проект», ее не затронула идеологическая пропаганда. Она откровенно и правдиво описывала реальность своего непростого времени, а также свой внутренний противоречивый мир.

Эта пронзительная книга уже издана и пользуется огромной популярностью в Англии, Франции, Германии, Италии, Швеции и других странах.

Луговская Нина  
обложка книги Хочу остаться легендой Хочу остаться легендой

…Судьба мне дарит фантастические вещи. Она доводит меня до определенного момента и говорит: «Здесь чуть правее, дерево обойди», — а я не вижу дерева… Иду дальше, а она мне опять шепчет: «Здесь левее возьми, не надо прямо — там стена, не стоит ее лбом прошибать», — а я не вижу эту стену… Сейчас я уже знаю, что все, что случается в моей жизни, случается не зря. Притом я убежден, что судьбу надо «готовить», воспитывая в себе качества, за которые она потом будет оберегать тебя.

Александр Абдулов
Абдулов Александр  
обложка книги Храм во имя святых мучеников Флора и Лавра в Ямской Коломенской слободе на Зацепе Храм во имя святых мучеников Флора и Лавра в Ямской Коломенской слободе на Зацепе

Данное иллюстрированное издание, созданное на основе архивных документов, повествует об истории древней Ямской Коломенской слободы у таможни и значении древней Каширской дороги в истории Руси, об истории возникновения деревянной церкви в слободе ямщиков, строительстве новой каменной церкви, о ее благотворителях, причте и прихожанах, о владениях и социальном служении в период до 1917 года. В главу, рассказывающую о судьбе храма свв. мчч. Флора и Лавра на Зацепе в советский период, включены сведения о ликвидации храмов Замоскворечья, изъятии церковных ценностей, конфискации недвижимого имущества церквей, репрессиях духовенства, переименованиях улиц. В заключение исторической части издания освещена история возрождения храма свв. мчч. Флора и Лавра и помещен рассказ о сегодняшней жизни прихода. Издание содержит житие святых мучеников Флора и Лавра, рассказ о традиции почитания святых братьев на Руси, о возникновении иконописного сюжета «Чудо о Флоре и Лавре».

Мусорина Елена Анатольевна, Выстрелков Сергей Иванович  
обложка книги Храм Знамения Богородицы в Переславской Ямской слободе Храм Знамения Богородицы в Переславской Ямской слободе

Вашему вниманию представляется краткая история церкви Знамения Богородицы в Переславской Ямской слободе и ближайших окрестностей, изложенная на основании информации найденной в архивах Москвы и Московской области. Данное издание, одно из серии буклетов по истории Московских церквей, было выпущено с целью освящения культовых сооружений и святынь города Москвы и популяризации истории взаимодействия церкви и государства, а также с целью возрождения краеведения в разных районах Москвы.

Мусорина Елена Анатольевна, Выстрелков Сергей Иванович  
обложка книги Храм Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке Храм Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке

Данное издание является первой книгой в серии о храмах Большой Ордынки. В книге освещается краткая история главных улиц Замоскворечья, и дана полная информация о Храме Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке. Книга сделана на архивном материале, собранном в архивах г. Москвы: РГАДА, ЦИАМ, ЦАНТДМ, ЦГАМО.

Мусорина Елена Анатольевна, Выстрелков Сергей Иванович  
обложка книги Храм Святителя и Чудотворца Николая в Котельниках Храм Святителя и Чудотворца Николая в Котельниках

Вашему вниманию представляется краткая история храма Святителя и Чудотворца Николая в Котельниках за Яузою и ближайших окрестностей, изложенная на основании информации найденной в архивах Москвы и Московской области.


Московский храм Святителя и Чудотворца Николая в Котельниках за Яузою находится в древнейшем в Москве историческом месте – у подножия Швивой горки Таганного холма. Древний посад Заяузье (Таганка) образовался, предположительно, еще в дохристианский период, благодаря выгодному географическому положению этой местности. В христианской период вокруг Таганской торговой площадки возникло огромное количество древних церквей, носивших свои названия по именам святых, прославившихся еще в самом начале становления Христовой веры.


Котельнические переулки, по распространенной ныне версии, получили свое название по находившейся здесь в XVII веке дворцовой слободе котельников, изготовлявших котлы для варки пищи. Эти места связаны с котельниками, гончарами и кузнецами, – ремесленниками, имевшими дело с открытым огнем, поэтому свои производства они размещали по берегу реки Москвы.


До возникновения церкви свт. Николая, что в Котельниках, на ее месте находилась деревянная церковь Троицы, называвшаяся – что в Старых Кузнецах, построенная в 1547 году.


В сборнике, изданном Обществом любителей духовного просвещения по случаю празднования столетнего юбилея со дня рождения Филарета, Митрополита Московского, (Том I. М., 1883 год) написано: «1833 года Сентября 13 дня Князь Сергей Михайлович Голицын, в письме к Филарету, Митрополиту Московскому писал, что Ивановского сорока, в приходе церкви святителя Николая, что в Котельниках, издревле находился дом предков его, баронов Строгановых, и как церковь оная, так и причт получали главное от оного дома содержание, и сверх того на их же содержании была богадельня, под колокольнею устроенная; почему и тела оных баронов Строгоновых, по смерти, погребены в оной Николокотельнической церкви».


Архивные исследования по решению настоятеля храма, к нашему большому сожалению, не были окончены. Поэтому, неисследованные архивные документы по истории храма, таят в себе ещё немало открытий. Об этом знаковом храме, за всю его историю, не было издано ни одной книжки. Только нашему коллективу удалось изготовить электронную версию полноцветного многостраничного буклета краткой истории храма Святителя и Чудотворца Николая в Котельниках за Яузою.


По окончании исследований, нами может быть подготовлен оригинал-макет книги для печати в типографии. Это полиграфическое издание могло бы стать мостом сближения нынешней России со всем Русским миром, за её рубежами, на всех континентах. Это особенно актуально после объединения двух ветвей русской Православной Церкви.


Для реализации такого актуального проекта, необходима воля настоятеля храма.

Мусорина Елена Анатольевна, Выстрелков Сергей Иванович  
обложка книги Храмовый тигр Храмовый тигр

Аннотация Gautier Sans Avoir (выполнил OCR и корректуру):

Пятая книга английского автора Джима Корбетта (1875–1955) в основной части завершает хронику ликвидации людоедов Кумаона (Северная Индия), в том числе Панарского леопарда, убившего много больше людей (четыреста), чем знаменитый леопард из Рудрапраяга. Впечатляет охота на Талладешского людоеда, когда тяжело больной, полуоглохший и полуослепший Корбетт лунной ночью в одиночку выслеживал в джунглях недобитого зверя. В отдельном очерке, стоящем особняком, рассказывается о попытках автора добыть некоего тигра (не людоеда), «пользующегося покровительством» местного храма.

Корбетт Джим Мемуары охотника на тигров-людоедов  
обложка книги Хранить вечно Хранить вечно

Эта книга патриарха русской культуры XX века – замечательного писателя, общественного деятеля и правозащитника, литературоведа и германиста Льва Копелева (1912 – 1997). Участник Великой Отечественной войны, он десять лет был «насельником» ГУЛАГа «за пропаганду буржуазного гуманизма» и якобы сочувствие к врагу. Долгое время лучший друг и прототип одного из центральных персонажей романа Солженицына «В круге первом», – с 1980 года, лишенный советского гражданства, Лев Копелев жил в Германии, где и умер. Предлагаемое читателю повествование является частью автобиографической трилогии. Книга «Хранить вечно» впервые издана за рубежом в 1976 и 1978 гг., а затем в СССР в 1990 г.

Копелев Лев Зиновьевич  
обложка книги Хранить вечно Хранить вечно

Эта книга патриарха русской культуры XX века — замечательного писателя, общественного деятеля и правозащитника, литературоведа и германиста Льва Копелева (1912–1997). Участник Великой Отечественной войны, он десять лет был «насельником» ГУЛАГа «за пропаганду буржуазного гуманизма» и якобы сочувствие к врагу. Долгое время лучший друг и прототип одного из центральных персонажей романа Солженицына «В круге первом», — с 1980 года, лишенный советского гражданства, Лев Копелев жил в Германии, где и умер. Предлагаемое читателю повествование является частью автобиографической трилогии. Книга «Хранить вечно» впервые издана за рубежом в 1976 и 1978 гг., а затем в СССР в 1990 г.

Копелев Лев Зиновьевич  
обложка книги Хранить вечно Хранить вечно

Эта книга патриарха русской культуры XX века — замечательного писателя, общественного деятеля и правозащитника, литературоведа и германиста Льва Копелева (1912–1997). Участник Великой Отечественной войны, он десять лет был «насельником» ГУЛАГа «за пропаганду буржуазного гуманизма» и якобы сочувствие к врагу. Долгое время лучший друг и прототип одного из центральных персонажей романа Солженицына «В круге первом», — с 1980 года, лишенный советского гражданства, Лев Копелев жил в Германии, где и умер. Предлагаемое читателю повествование является частью автобиографической трилогии. Книга «Хранить вечно» впервые издана за рубежом в 1976 и 1978 гг., а затем в СССР в 1990 г.

Копелев Лев Зиновьевич  
обложка книги Хранить вечно. Книга вторая Хранить вечно. Книга вторая

Эта книга патриарха русской культуры XX века - замечательного писателя, общественного деятеля и правозащитника, литературоведа и германиста Льва Копелева (1912-1997). Участник Великой Отечественной войны, он десять лет был «насельником» ГУЛАГа «за пропаганду буржуазного гуманизма» и якобы сочувствие к врагу. Долгое время лучший друг и прототип одного из центральных персонажей романа Солженицына «В круге первом», - с 1980 года, лишенный советского гражданства, Лев Копелев жил в Германии, где и умер. Предлагаемое читателю повествование является частью автобиографической трилогии. Книга «Хранить вечно» впервые издана за рубежом в 1976 и 1978 гг., а затем в СССР в 1990 г.

Копелев Лев  
обложка книги Хрестоматия по истории русского театра XVIII и XIX веков Хрестоматия по истории русского театра XVIII и XIX веков

«„Хрестоматия по истории русского театра XVIII и XIX веков“ представляет собой то первичное учебное пособие, к которому, несомненно, прибегнет любой читатель, будь то учащийся театральной школы или же актер, желающий заняться изучением истории своего искусства.

Основное назначение хрестоматии — дать материал, который выходит за рамки общих учебников по истории русского театра. Следовательно, эту книгу надо рассматривать как дополнение к учебнику, поэтому в ней нет обычных комментариев и примечаний.

Хрестоматия с интересом будет прочитана и широкими кругами читателей. Она познакомит их с яркими событиями, с выдающимися деятелями истории русского сценического искусства. Обо всем этом рассказывают современники-очевидцы живым и образным языком.»

Соболев Юрий Васильевич, Ашукин Николай Сергеевич, Всеволодский-Гернгросс Всеволод Николаевич  
обложка книги Христос в Жизни. Систематизированный свод воспоминаний современников, документов эпохи, версий историков Христос в Жизни. Систематизированный свод воспоминаний современников, документов эпохи, версий историков

Описание: Грандиозную драму жизни Иисуса Христа пытались осмыслить многие. К сегодняшнему дню она восстановлена в мельчайших деталях. Создана гигантская библиотека, написанная выдающимися богословами, писателями, историками, юристами и даже врачами-практиками, детально описавшими последние мгновения его жизни. Эта книга, включив в себя лучшие мысли и достоверные догадки большого числа тех, кто пытался благонамеренно разобраться в евангельской истории, является как бы итоговой за 2 тысячи лет поисков. В книге детальнейшим образом восстановлена вся земная жизнь Иисуса Христа (включая и те 20 лет его назаретской жизни, о которой умалчивают канонические тексты), приведены малоизвестные подробности его учения, не слишком распространенные притчи и афоризмы, редкие описания его внешности, мнение современных юристов о шести судах над Христом, разбор достоверных версий о причинах его гибели и все это — на широком бытовом и историческом фоне. Рим и Иудея того времени с их Тибериями, Иродами, Иродиадами, Соломеями и Антипами — тоже герои этой книги. Издание включает около 4 тысяч важнейших цитат из произведений 150 авторов, писавших о Христе на протяжении последних 20 веков, от евангелистов и арабских ученых начала первого тысячелетия до Фаррара, Чехова, Булгакова и священника Меня. Оно рассчитано на широкий круг читателей, интересующихся этой вечной темой.

Гусляров Евгений Николаевич  
Христофор Колумб. Дневник первого путешествия Колумб Христофор  
обложка книги Христофор Колумб. Его жизнь и путешествия Христофор Колумб. Его жизнь и путешествия

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад отдельной книгой в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют по сей день информационную и энергетико-психологическую ценность. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Абрамов Яков Васильевич  
обложка книги Хрома Хрома

Это последняя книга Дерека Джармена - выдающегося английского режиссера, художника, садовника, борца за права сексуальных меньшинств, умершего от СПИДа в 1994 году. Когда Джармен писал эту книгу, его болезнь достигла последней стадии, он терял зрение. И его зрение переходило в книгу, потому что "Хрома" - это книга о цвете, как говорится в подзаголовке. О белом, черном, красном, желтом и зеленом, какими их воспринимал Джармен, и, конечно же, о голубом. Текст фильма "Синева" (Blue) включен в одну из глав книги.

"Хрома" очень автобиографична, и насквозь пронизана личностью Джармена, его воспоминаниями, историей его болезни и борьбы с ней, борьбы, в которой не было надежды на победу, размышлениями о судьбе его поколения.

Джармен Дерек  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Биографии и Мемуары»

  •  Мир Чарльза Диккенса
     Уилсон Энгус
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Книга посвящена жизни и творчеству Чарльза Диккенса (1812–1870).

    «Мир Чарльза Диккенса» — работа, где каждая строка говорит об огромной осведомленности ее автора, о тщательном изучении всех новейших материалов, понадобившихся Э. Уилсону для наиболее объективного освоения сложной и противоречивой личности Ч. Диккенса. Очевидно и прекрасное знакомство с его творческим наследием. Уилсон действительно знает каждую строчку в романах своего учителя, а в данном случае той «натуры», с которой он пишет портрет. Отличие этой работы не только в том, что она сочетает в себе глубоко продуманный психологический портрет Диккенса с богато документированной монографией о его жизни и творчестве. Особенность книги Э. Уилсона в том, что это, как верно определили англичане, высказывание «мастера современного романа о величайшем из английских романистов прошлого».

  •  Здесь так забавно...
     Гребенщиков Борис Борисович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Юмор, Анекдоты,

    Изданный в уже далёком 1992 году сборник стихов, песенных текстов, интервью Бориса Гребенщикова, а также мнений и анекдотов о самом БГ. Издание благотворительное: деньги от продажи сборника пошли на оплату хирургической операции рок-музыканта Александра Чернецкого.

  •  Коротков
     Гладков Теодор Кириллович
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Книга известного историка и писателя Теодора Гладкова посвящена жизни и деятельности одного из наиболее засекреченных советских разведчиков. Александр Коротков нелегально выполнял сложные задания в Европе, руководил работой против фашистской Германии накануне и во время войны. Позже ему подчинялась деятельность отечественных спецслужб в Восточной Германии.

    В основе книги лежат рассекреченные документы, встречи автора с очевидцами событии. Герой книги находился в гуще борьбы спецслужб, едва не погиб во время сталинского террора накануне войны, был активным участником в противостоянии бывших союзников в период холодного мира пятидесятых.

    Не дожив до преклонных лет, Александр Коротков пользовался огромным уважением асов советской разведки, заставив считаться с собой безжалостного наркома Берию и противников из вражеских служб.

  •  Арабо-израильские войны 1956,1967: Дневник Синайской компании. Танки Таммуза
     Даян Моше, Тевет Шабтай
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Проза, О войне

    Воспоминания израильского генерала Моше Даяна о разработанной и проведенной под его руководством Синайской наступательной операции 1956 г. и книга Шабтая Тевета «Танки Таммуза», рассказывающая о действиях израильских танкистов на Синае в период Шестидневной войны 1967 г., описывают ход этих кампаний с позиций непосредственных участников.

    Объединенные под одной обложкой и впервые изданные на русском языке, эти две работы будут интересны как для специалистов по Ближнему Востоку, так и для всех любителей военной истории XX века.

  •  Айгу! Они не едят личинок шелкопряда!
     Ерохина Анастасия
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Книга «Айгу! Они не едят личинок шелкопряда!» знакомит читателя с жизнью и бытом людей в странах Юго-Восточной Азии. Автор совместно с мужем в течение четырёхсот дней путешествовали по Корее, Малайзии, Таиланду, Камбодже, Индонезии и Вьетнаму, осознанно сменив комфортную жизнь московских менеджеров среднего звена на скромное существование с небольшим бюджетом. Большая часть произведения посвящена волонтёрству в путешествии — увлекательному, но к сожалению, мало известному в России явлению. В этой книге нет описаний отдыха в шикарных отелях и поездок на экскурсии с русскоговорящим гидом, но есть масса увлекательного: работа на фермах за жильё и еду, жизнь в азиатской глубинке, подозрительная еда, странные люди и даже извержение вулкана. И, конечно, самая настоящая дружба.

    Блог автора: http://yerofea.livejournal.com/

  •  Chickenhawk: Back in the World
     Mason Robert
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Here is the triumphant sequel to Robert Mason’s bestselling account of his service as a chopper pilot in Vietnam. Chickenawk: Back in the World is a moving, no-holds-barred post-Vietnam memoir that reveals the war’s shattering legacy in the heart and mind of a returning vet.

    When Robert Mason’s first book was published in 1983, it was hailed as one of the finest personal evocations of Vietnam ever to appear in print. In fact, Chickenhawk is still in print, a book that continues to serve as a testament for an entire generation. But not even Mason’s splendid debut will prepare you for the authority of Chickenhawk: Back in the World, his harrowing quest to find “the most significant thing I lost in that war—peace.”

    Although Mason’s return was at first promising—after leaving active combat duty he began instructing future helicopter pilots—it quickly spiraled downward: into bouts of panic and increasingly heavy drinking, adulterous love affairs, jobs he could never keep. At the spiral’s bottom lay an epic ocean voyage in a small boat. Destination: Colombia; cargo: marijuana: payoff: capture and a twenty-month prison term.

    Mason recounts these events and his gradual healing from the wounds of Vietnam with caustic honesty, in powerful prose that conveys both the texture of despair and the hope that kept him going as he tied to maneuver through his own personal minefield. Above all, he writes with a bitter wisdom that makes this book an anthem for all those vets who lost a piece of themselves in Southeast Asia—and have spent a long, hard time trying to get it back.


Новинки месяца жанра «Биографии и Мемуары»

  •  Лев Рохлин: Сменить хозяина Кремля
     Волков Александр
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    В июле 2012 г. исполнилась очередная годовщина со дня убийства генерала Л. Я. Рохлина. Вместе с В. И. Илюхиным он создал Движение в поддержку армии и оборонного комплекса; весной 1998 года Рохлин вначале организовал военный заговор с целью свержения Ельцина, а потом пытался поднять в стране массовое протестное движение. Вскоре после этого Лев Рохлин был убит; в убийстве сразу же обвинили его жену, но обстоятельства этого дела до сих пор вызывают удивление.

    Автор этой книги Александр Волков в течение многих лет работал помощником у Л. Я. Рохлина, а затем у В. И. Илюхина. Он был свидетелем последних дней Льва Рохлина и сохранил многие материалы, касающиеся его деятельности. В книге А. Волкова последовательно разбираются обстоятельства убийства генерала Рохлина и приводятся неизвестные ранее факты и документы.

  •  Записки из тайника
     Пеньковский Олег Владимирович, Гибни Фрэнк
     Документальная литература, Биографии и Мемуары,

    Когда весной 1963 г. в Москве Олегу Пеньковскому был вынесен смертный приговор, мало кто в Советском Союзе, да и за его пределами, осознавал масштаб деятельности этого человека, который по собственной воле стал сотрудничать с западными разведслужбами. Он не считал себя предателем, поскольку был глубоко убежден, что служит прогрессу человечества.

    С апреля 1961 г. до конца 1962 г. Пеньковский снабжал Запад самой оперативной информацией о сокровеннейших политических и военных секретах Советского Союза.

    Он сообщал о конструкции новых тактических ракет, местах их базирования, протяженности Берлинской стены, о разведчиках, работающих в посольствах, дефектах последней модели военного вертолета, о размахе волнений в советских промышленных городах и многом другом.

    В это время был самый пик напряженности между Хрущевым и Кеннеди, и деятельность Пеньковского стала одной из самых глубоких трещин во взаимоотношениях двух государств.

    «Записки» Пеньковского представляют собой очень разноплановое и объемное произведение. Биографические заметки, материалы по структуре советской разведки, комментарии к системе организации связей с агентами, описание деятельности Госкомитета по науке и технике, где он проработал долгое время, критика существующей политической системы страны, обличение деятельности Хрущева и, наконец, просто заметки о реальной жизни советского народа.

    Истории полковника Пеньковского так и суждено было бы остаться секретным досье разведывательных и контрразведывательных ведомств трех стран, если бы не его исповедь — поразительный документ, который и составляет основную часть книги.

  •  Мёртвая зыбь
     Казанцев Александр Петрович, Казанцев Никита Александрович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

    ВСЛЕД за Стивеном Кингом и Киром Булычевым (см. книги "Как писать книги" и "Как стать фантастом", изданные в 2001 г.) о своей нелегкой жизни поспешил поведать один из старейших писателей-фантастов планеты Александр Казанцев.

    Литературная обработка воспоминаний за престарелыми старшими родственниками — вещь часто встречающаяся и давно практикуемая, но по здравом размышлении наличие соавтора не-соучастника событий предполагает либо вести повествование от второго-третьего лица, либо выводить "литсекретаря" с титульного листа за скобки. Отец и сын Казанцевы пошли другим путем — простым росчерком пера поменяли персонажу фамилию.

    Так что, перефразируя классика, "читаем про Званцева — подразумеваем Казанцева".

    Это отнюдь не мелкое обстоятельство позволило соавторам абстрагироваться от Казанцева реального и выгодно представить образ Званцева виртуального: самоучку-изобретателя без крепкого образования, ловеласа и семьянина в одном лице. Казанцев обожает плодить оксюмороны: то ли он не понимает семантические несуразицы типа "Клокочущая пустота" (название одной из последних его книг), то ли сама его жизнь доказала, что можно совмещать несовместимое как в литературе, так и в жизни.

    Несколько разных жизней Казанцева предстают перед читателем. Безоблачное детство у папы за пазухой, когда любящий отец пони из Шотландии выписывает своим чадам, а жене — собаку из Швейцарии. Помните, как Фаина Раневская начала свою биографию? "Я — дочь небогатого нефтепромышленника┘" Но недолго музыка играла. Революция 1917-го, чешский мятеж 18-го┘ Папашу Званцева мобилизовали в армию Колчака, семья свернула дела и осталась на сухарях.

    Первая книга мнемонического романа почти целиком посвящена описанию жизни сына купца-миллионера при советской власти: и из Томского технологического института выгоняли по классовому признаку, и на заводе за любую ошибку или чужое разгильдяйство спешили собак повесить именно на Казанцева.

    После института Казанцев с молодой женой на тот самый злополучный завод и уезжает (где его, еще практиканта, чуть не обвинили во вредительстве), да только неустроенный быт надоедает супруге.

    Казанцев рванул в Москву. К самому Тухачевскому пробрался, действующий макет электрической пушки показал. Маршал уши поразвесил, да и назначил Казанцева командовать экспериментальной лабораторией и создавать большую электропушку, практическая бессмысленность коей была в течение одного дня доказана консультантом-артиллеристом.

    Следующий любопытный сюжет относится к Великой Отечественной. Перед мобилизацией Казанцев "на всякий случай" переправил водительские права на свое имя, но они почти и не понадобились: вскорости после призыва уже стал командовать рембазой автомобилей, причем исключительно для удобства снабжения перебазировал ее от Серпухова — в Перловку на Ярославское шоссе, поближе к собственной даче. Изобретает электротанкетки, одна из которых ни много ни мало помогла прорвать блокаду Ленинграда.

    Никак не понятно, например, как Александр Петрович в течение десятилетий удерживал самозваный титул классика советской научной фантастики, нигде не упоминается о личной причастности к гонениям на молодых авторов, и лишь вскользь упоминается о сотрудничестве с КГБ.

    Кое-что, конечно, проскальзывает. Например, каждому высокопоставленному функционеру, что-то значившему для Казанцева, он стремился подарить свою первую книжку "Пылающий остров" с непременной ремаркой типа "В газете французских коммунистов "Юманите" уже перевод сделали┘".

    Совершенно авантюристски выглядит работа Казанцева в качестве уполномоченного ГКО (Государственного комитета обороны) на заводах Германа Геринга в Штирии, пугал австрийцев расстрелами и даже участвовал в пленении корпуса генерала Шкуро и казаков атамана Краснова, сражавшихся на стороне вермахта, но отказавшихся капитулировать. Англичанам в падлу было кормить 60 тысяч русских, вот и сдали их, как стеклотару, Красной Армии.

    По возвращении в Союз Казанцева вызвали в органы для дознания на пример выяснения количества награбленного за время командировки. Велико же было изумление следователя, когда выяснилось, что Казанцев ничегошеньки себе из драгоценностей не привез.

    Просто Казанцев, пройдя мытарства Гражданской войны, уже знал, что злато и брюлики не являются безусловным гарантом благополучия и уж тем более не спасают от ножа или пули. Чтобы выжить, хитрую голову на плечах надо иметь. (Умиляет, например, история о том, как Казанцев после войны лет десять везде "совершенно случайно" таскал с собой военный пропуск на автомобиль "с правом проезда полковника Званцева А.П. через все КП без предъявления документов").

    Первый секретарь правления Союза писателей Александр Александрович Фадеев наставлял немолодого, прошедшего войну, но выпустившего пока еще только одну-единственную книжку Александра Казанцева: "Хочу только, чтобы твое инженерное начало не кастрировало тебя и герои твои не только "били во что-то железное", но и любили, страдали, знали и горе, и радость, словом — были живыми людьми". Не выполнил Казанцев наказ старшего товарища по перу, и каждая новая книжка выходила у него все муторнее и многословнее, живых людей заменяли картонные дурилки, воплощавшие в жизнь технические идеи в духе Манилова (будь то подводный мост из США в СССР или строительство академгородка где-нибудь подо льдом). Зато с идеологической точки зрения подкопаться было невозможно: строительство всегда начинал миролюбивый Советский Союз, а злобные ястребы с Запада кидали подлянки. Если же в книге не планировалось строительства очередного мегаломанского сооружения, то добрые советские ученые с крепкими руками рубили в капусту на шахматной доске диверсантов из выдуманной страны Сшландии (романы типа "Льды возвращаются").

    Жизнь, тем более девяностопятилетнюю, пересказывать подробно не имеет смысла. Приключения тем и интересны, что происходят не каждый день. Как беллетрист Казанцев и не стремился четко описать год за годом свою жизнь. Выхватывая самые значимые, самые запомнившиеся события, мемуарист выкидывает серые и скучные фрагменты, чтобы оставшиеся части картины заиграли ярче. Зияющие лакуны в повествовании при этом смущают только читателя, но никак не самовлюбленного автора.

    Если в довоенной биографии все относительно четко и структурировано и даже можно восстанавливать хронологию жизни писателя с небольшими припусками в пару-тройку лет, то второй том представляется сплошным сумбуром, состоящим из старых фрагментов литературных записей, чужих историй и баек, "отступлений вперед" о судьбе некоторых персонажей и непременной путаницей в рассказе. То ли автор скрыть что-то хочет, то ли и вправду вся послевоенная жизнь представляется для него в виде гомогенной "Мертвой зыби".

  •  С винтовкой и пером
     Чернобаев Анатолий Александрович
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    В ноябре 1917 года солдаты избрали Александра Тодорского командиром корпуса. Через год, находясь на партийной и советской работе в родном Весьегонске, он написал книгу «Год – с винтовкой и плугом», получившую высокую оценку В. И. Ленина. Яркой страницей в биографию Тодорского вошла гражданская война. Вступив в 1919 году добровольцем в Красную Армию, он участвует в разгроме деникинцев на Дону, командует бригадой, разбившей антисоветские банды в Азербайджане, помогает положить конец дашнакской авантюре в Армении и выступлениям басмачей в Фергане. Книга рассказывает о жизненном пути этого замечательного человека.

    Рассчитана на массового читателя.

  •  Дневник русской женщины
     Дьяконова Елизавета
     Документальная литература, Биографии и Мемуары,

    Елизавета Александровна Дьяконова (1874-1902) - автор "Дневника русской женщины" и публицистических сочинений. Ее "Дневник" был назван В.В.Розановым "явлением глубоко национальным, русским", "одной из самых свежих русских книг конца XIX в.". Дневник отражает внутреннюю жизнь автора, а также дает представление о жизни молодежи, студенчества 1890-х годов. Кроме того, это знаменательный документ женского движения в России и яркое литературное произведение. Незаурядность характера и литературная одаренность автора проявились в предельной искренности самоанализа, попытке осмысления особенностей повседневной жизни того времени. Книга обращена к широкому кругу читателей.

  •  Рассказ о брате
     Гастелло Нина Францевна
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Автор книги — сестра Героя Советского Союза капитана Николая Гастелло — Нина Францевна Гастелло проникновенно рассказывает о короткой, но яркой жизни легендарного летчика.

    Читатель с интересом узнает о детстве героя, становлении его характера, учебе в аэроклубе, службе в Военно-Воздушных Силах, участии в боях за свободу и независимость нашей великой Родины.

    Большое место в книге отведено раздумьям героя о матери-Родине, о воинском долге, истоках героизма.

    Книга адресована широкому кругу читателей, особенно молодежи.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю