Книги жанра «Публицистика» на букву «R»

num: 1 2 4 5 6 7
en: A B C D E F G H I K L M N O P R S T U V W Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

 
Загрузка...

 Название  Автор  Серия
обложка книги Racing in Place: Collages, Fragments, Postcards, Ruins Racing in Place: Collages, Fragments, Postcards, Ruins

Is it truth or fiction? Memoir or essay? Narrative or associative? To a writer like Michael Martone, questions like these are high praise. Martone’s studied disregard of form and his unruffled embrace of the prospect that nothing-no story, no life-is ever quite finished have yielded some of today’s most splendidly unconventional writing. Add to that an utter weakness for pop Americana and what Louise Erdrich has called a “deep affection for the ordinary,” and you have one of the few writers who could pull off something like Racing in Place. Up the steps of the Washington Monument, down the home stretch at the Indy Speedway, and across the parking lot of the Moon Winx Lodge in Tuscaloosa, Alabama, Martone chases, and is chased by, memories-and memories of memories. He writes about his grandfather’s job as a meter reader, those seventies-era hotels with atrium lobbies and open glass elevators, and the legendary temper of basketball coach Bob Knight.Martone, as Peter Turchi has said, looks “under stones the rest of us leave unturned.” So, what is he really up to when he dwells on the make of Malcolm X’s eyeglasses or the runner-up names for Snow White’s seven dwarfs? In “My Mother Invents a Tradition,” Martone tells how his mom, as the dean of girls at a brand-new high school in Fort Wayne, Indiana, “constructed a nostalgic past out of nothing.” Sitting at their dining room table, she came up with everything from the school colors (orange and brown) to the yearbook title (Bear Tracks). Look, and then look again, Martone is saying. “You never know. I never know.”

Martone Michael  
обложка книги Radio Benjamin Radio Benjamin

Walter Benjamin was fascinated by the impact of new technology on culture, an interest that extended beyond his renowned critical essays. From 1927 to ’33, he wrote and presented something in the region of eighty broadcasts using the new medium of radio. Radio Benjamin gathers the surviving transcripts, which appear here for the first time in English. This eclectic collection demonstrates the range of Benjamin’s thinking and his enthusiasm for popular sensibilities. His celebrated “Enlightenment for Children” youth programs, his plays, readings, book reviews, and fiction reveal Benjamin in a creative, rather than critical, mode. They flesh out ideas elucidated in his essays, some of which are also represented here, where they cover topics as varied as getting a raise and the history of natural disasters, subjects chosen for broad appeal and examined with passion and acuity.


Delightful and incisive, this is Walter Benjamin channeling his sophisticated thinking to a wide audience, allowing us to benefit from a new voice for one of the twentieth century’s most respected thinkers.

Benjamin Walter  
обложка книги Red Flag Over the Moon Red Flag Over the Moon

An essay printed in March 1958 issue of Saturn magazine, a few months after the Soviet Union had launched the Sputnik causing public outcry in the USA over the effectiveness of the American space program.

Boyd Romney  
RU-SF-NEWS FAQ (старый) Бережной Сергей  
RU-SF-NEWS FAQ (старый) Бережной Сергей Валерьевич  
обложка книги Russia at the Barricades Russia at the Barricades

On August 19, 1991, eight high-ranking Soviet officials took over the government of the USSR and proclaimed themselves its new rulers. Less than seventy-two hours later, their coup had collapsed, but it would change the course of history in a way that no one—certainly not the plotters themselves—could have foreseen.

The editor of this volume, who witnessed these momentous events, have assembled firsthand accounts of the attempted coup. They include testimonies from “junta” members and military officers, resistance leaders and ordinary citizens, Muscovites and residents of other locales, Russian and foreign journalists, foreign visitors and returning émigrés, as well as Mikhail Gorbachev and Boris Yeltsin. Key documents and photographs complement the individual accounts.

The provocative introduction to the volume places the August events in the larger context—from the early days of perestroika and glasnost to the second confrontation at the White House, in October 1993.

Bonnell Victoria E, Cooper Terry L, Freidin Gregory  
обложка книги Russia in the Shadows Russia in the Shadows

A Project Gutenberg of Australia eBook, June 2006

Wells Herbert George  
обложка книги Russia News Russia News

The collection of stories

Lightbringer Timong  
обложка книги Russian X-files. Сеансы черной и белой магии с разоблачением Russian X-files. Сеансы черной и белой магии с разоблачением

Эта книга — не просто сборник историй о необыкновенных, необъяснимых, мистических явлениях — о загадочных существах, привидениях, полтергейсте, НЛО, телепатии, телепортации и т. п. (знатоки и ценители этой тематики найдут здесь для себя немало интересного!), причем историй достаточно достоверных, поведанных заслуживающими доверия источниками, большинство из которых названы поименно.

Эта книга — опыт писательского расследования. Автор дает объяснения приведенным историям — убедительно, доходчиво, увлекательно и доступно даже для не слишком подготовленного читателя, хотя использует в своих объяснениях сложнейший аппарат: современную психологию, квантовую физику и даже космическую геологию.

Правда, чаще всего самые загадочные случаи имеют самые простые объяснения

Никонов Александр  
обложка книги RUтопия RUтопия

«RUтопия» исследует воплощенную утопию, которая, по мнению автора, стоит за всеми фундаментальными социально-культурными трансформациями. При этом, однако, если воплощение утопии оказывается неполным, она с неизбежностью перерастает в свою антиутопическую противоположность. В книге анализируются исторические примеры такого воплощения (США, СССР, Третий рейх) и новые возможности воплощения в условиях эпохи постмодерна. Автор рассматривает религиозные и метафизические основы утопизма и особое внимание уделяет традиции и вероятному будущему русской утопии, способной прийти на смену нынешнему безвременью.

Штепа Вадим  
обложка книги Rynek Glówny, 29. Краков Rynek Glówny, 29. Краков

Эссеистская — лирическая, но с элементами, впрочем, достаточно органичными для стилистики автора, физиологического очерка, и с постоянным присутствием в тексте повествователя — проза, в которой сегодняшняя Польша увидена, услышана глазами, слухом (чутким, но и вполне бестрепетным) современного украинского поэта, а также — его ночными одинокими прогулками по Кракову, беседами с легендарными для поколения автора персонажами той еще (Вайдовской, в частности) — «Город начинается вокзалом, такси, комнатой, в которую сносишь свои чемоданы, заносишь с улицы зимний воздух, снег на козырьке фуражке, усталость от путешествия, запах железной дороги, вагонов, сигаретного дыма и обрывки польской фразы „poproszę bilecik“. Потом он становится привычным и даже банальным с похожими утрами и темными вечерами, с улицами, переполненными пешеходами и бездомными алкоголиками, с тонко нарезанной ветчиной в супермаркете и телевизионными новостями про политику и преступления, с посещениями ближайшего рынка, на котором крестьяне продают зимние яблоки и дешевый китайский товар, который привозят почему-то не китайцы, а вьетнамцы»; «Мрожек стоял и жмурился, присматриваясь к Кракову и к улице Каноничной, его фигура и весь вид будто спрашивали: что я тут ищу? Я так и не решился подойти тогда к нему. Просто стоял рядом на Крупничей с таким точно идиотским видом: что я тут делаю?»

Махно Василь  
 

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Публицистика»

  •  Ловушка для обезьян
     Василишин Роман
     Документальная литература, Публицистика

    «Ловушка для обезьян» - это книга-аллегория известного публициста и аналитика Романа Василишина, автора социальных бестселлеров «Брат» и «Спасти государство».

    Эта книга открывает просветительскую серию, цель которой: донести до широкого читателя беспощадно правдивую информацию об устройстве современного общества, его экономических, политических, социальных и гуманитарных институтов.

    «Ловушка для обезьян» - это одновременно и научно-популярная работа о банковской системе, и жесткая пародия на мир всевластных ростовщиков, раз за разом обворовывающих своих клиентов.

    «Ловушка для обезьян»- это карикатура на многомиллионную массу банковских клиентов: доверчивых вкладчиков и безмозглых заемщиков, - ставшую жертвой алчных ростовщиков.

    «Ловушка для обезьян» - это безжалостное осмеяние «высших ценностей» современного украинского общества: чревоугодия, подлости, жестокости, воинствующего мракобесия, зависти и стяжательства.

    «Ловушка для обезьян» - это развенчание общественного мнения, воспевающего пресыщенных подонков и презирающего труд простого человека.

    Но эта книга написана не только для того, чтобы лишь осмеять общественные пороки и позлорадствовать над мытарствами сотен тысяч бестолковых мещан, потерявших голову в битве за банковские проценты.

    Эта книга дарит читателям рецепты «социального просветления», подсказывает правильные модели поведения в новом украинском мире, где повсеместно правит «Закон Джунглей».

    Ho самое главное заключается в том, что «Ловушка для обезьян» это и увлекательная, познавательная книга о нашей жизни, срывающая уродливую коросту дегенерации с доброй и щедрой украинской души, и книга, наполняющая эту душу чувством самоиронии и светом надежды.

  •  Критическая масса. Как одни явления порождают другие
     Болл Филип
     Наука, Образование, Физика, Математика, Документальная литература, Публицистика, Экономика, ,

    Каким образом из взаимодействия множества людей возникает человеческое общество? Существуют ли законы природы, которые управляют поведением человека? Каким образом из одних наших дел и поступков вытекают другие?

    Эти вопросы волновали человечество на протяжении веков. Томас Гоббс, Адам Смит, Иммануил Кант, Огюст Конт, Джон Стюарт Милль, Карл Маркс и другие философы рассматривали их с различных политических позиций. Однако им недоставало инструментов, которыми располагает современная физика.

    Филип Болл, известный британский ученый, редактор-консультант журнала «Nature», показывает, как, применяя эти инструменты, можно понять многие аспекты поведения человеческих масс. Как только человек осознает, что большинство его решений принимается под влиянием других людей, перед ним открывается неожиданная и даже, возможно, тревожная предсказуемость законов развития общества.

    Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей.

  •  The Anna Karenina Fix
     Groskop Viv
     Документальная литература, Публицистика, Критика

    ‘I can’t imagine a nicer Christmas present’ Lionel Shriver, Observer

    ‘A passionate, hilarious, joyful love letter to Russian literature’ Allison Pearson, Sunday Telegraph

    ‘A delightful primer and companion to all the authors you are ashamed to admit you haven’t read’ The Times

    Viv Groskop has discovered the meaning of life in Russian literature. As she knows from personal experience, everything that has ever happened in life has already happened in these novels: from not being sure what to do with your life (Anna Karenina) to being in love with someone who doesn’t love you back enough (A Month in the Country by Turgenev) or being socially anxious about your appearance (all of Chekhov’s work). This is a literary self-help memoir, with examples from the author’s own life that reflect the lessons of literature, only in a much less poetic way than Tolstoy probably intended, and with an emphasis on being excessively paranoid about having an emerging moustache on your upper lip, just like Natasha in War and Peace.

    A SPECTATOR Book of the Year

    An OBSERVER Book of the Year

    A TIMES Book of the Year

  •  L'Africain
     ézio Jean-Marie Gustave
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    « J'ai longtemps rêvé que ma mère était noire. Je m'étais inventé une histoire, un passé, pour fuir la réalité à mon retour d'Afrique, dans ce pays, dans cette ville où je ne connaissais personne, où j'étais devenu un étranger. Puis j'ai découvert, lorsque mon père, à l'âge de la retraite, est revenu vivre avec nous en France, que c'était lui l'Africain. Cela a été difficile à admettre. Il m'a fallu retourner en arrière, recommencer, essayer de comprendre. En souvenir de cela, j'ai écrit ce petit livre. »

    J.M.G. Le Clézio.

    J.M.G. Le Clézio a écrit une cinquantaine d’ouvrages. En 2008, il a reçu le prix Nobel de la littérature.

  •  Diego et Frida
     ézio Jean-Marie Gustave
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Lorsque Frida annonce son intention d'épouser Diego Rivera, son père a ce commentaire acide : « ce seront les noces d'un éléphant et d'une colombe ». Tout le monde reçoit avec scepticisme la nouvelle du mariage de cette fille turbulente mais de santé fragile avec le « génie » des muralistes mexicains, qui a le double de son âge, le triple de son poids, une réputation d'« ogre » et de séducteur, ce communiste athée qui ose peindre à la gloire des Indiens des fresques où il incite les ouvriers à prendre machettes et fusils pour jeter à bas la trinité démoniaque du Mexique — le prêtre, le bourgeois, l'homme de loi.

    Diego et Frida raconte l'histoire d'un couple hors du commun. Histoire de leur rencontre, le passé chargé de Diego et l'expérience de la douleur et de la solitude pour Frida. Leur foi dans la révolution, leur rencontre avec Trotski et Breton, l'aventure américaine et la surprenante fascination exercée par Henry Ford. Leur rôle enfin dans le renouvellement du monde de l'art.

    Étrange histoire d'amour, qui se construit et s'exprime par la peinture, tandis que Diego et Frida poursuivent une œuvre à la fois dissemblable et complémentaire. L'art et la révolution sont les seuls points communs de ces deux êtres qui ont exploré toutes les formes de la déraison. Frida est, pour Diego, cette femme douée de magie entrevue chez sa nourrice indienne et, pour Frida, Diego est l'enfant tout-puissant que son ventre n'a pas pu porter. Ils forment donc un couple indestructible, mythique, aussi parfait et contradictoire que la dualité mexicaine originelle, Ometecuhtli et Omecihuatl.


Новинки месяца жанра «Публицистика»

  •  Ван Гог. Жизнь
     Уайт-Смит Грегори, Найфи Стивен
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика,

    Избрав своим новым героем прославленного голландского художника, лауреаты Пулицеровской премии Стивен Найфи и Грегори Уайт-Смит, по собственному признанию, не подозревали, насколько сложные задачи предстоит решить биографам Винсента Ван Гога в XXI веке. Более чем за сто лет о жизни и творчестве художника было написано немыслимое количество работ, выводы которых авторам новой биографии необходимо было учесть или опровергнуть. Благодаря тесному сотрудничеству с Музеем Ван Гога в Амстердаме Найфи и Уайт-Смит получили свободный доступ к редким документам из семейного архива, многие из которых и по сей день оставались в тени знаменитых писем самого Винсента Ван Гога. Опубликованная в 2011 году, новая фундаментальная биография «Ван Гог. Жизнь», работа над которой продлилась целых 10 лет, заслужила лестные отзывы критиков. Захватывающая, как роман XIX века, эта исчерпывающе документированная история о честолюбивых стремлениях и достигнутом упорным трудом мимолетном успехе теперь и на русском языке.

  •  Со стыда провалиться
     Робертсон Робин
     Документальная литература, Публицистика

    ЧАК ПАЛАНИК…

    ИРВИН УЭЛШ…

    ДЖУЛИАН БАРНС…

    Автор «Английского пациента» Майкл Ондатжи…

    Лауреаты Букеровской премии — от маститой Маргарет Этвуд до прорыва прошлого года Ди-Би-Си Пьера…

    И еще ДОБРЫЙ ДЕСЯТОК современных писателей — от «классиков» до «королей контркультуры».

    Истории их САМЫХ ПОЗОРНЫХ провалов, просчетов и неудач! Идиотские ответы на ИНТЕРВЬЮ…

    Постыдные цитаты из ТОК-ШОУ…

    «Перлы» переговоров с ИЗДАТЕЛЯМИ…

    Анекдоты из ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ…

    Все, что вы хотели знать о своих литературных кумирах, но боялись спросить!

  •  Greetings from Novorossiya
     ążek ł
     Документальная литература, Публицистика

    Polish journalist Paweł Pieniążek was among the first journalists to enter the war-torn region of eastern Ukraine and Greetings from Novorossiya is his vivid firsthand account of the conflict. He was the first reporter to reach the scene when Russian troops in Ukraine accidentally shot down a civilian airliner, killing all 298 people aboard. Unlike Western journalists, his fluency in both Ukrainian and Russian granted him access and the ability to move among all sides in the conflict. With powerful color photos, telling interviews from the local population, and brilliant reportage, Pieniazek’s account documents these dramatic events as they transpired.

    This unique firsthand view of history in the making brings to life the tragedy of Ukraine for a Western audience. Historian Timothy Snyder provides wider context in his superb introduction and explores the significance of this ongoing conflict at the border of East and West.

  •  Восхождение Запада. История человеческого сообщества
     Мак-Нил Уильям
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика

    «Восхождение Запада» — один из наиболее значимых трудов известного современного американского историка Уильяма Мак-Нила. В книге всемирная история рассмотрена как единое целое и предпринята попытка интерпретировать ее на основе концепции взаимопроникновения культур. Мак-Нил провел исследование развития социальных и культурных традиций, но особое внимание он сосредоточил на процессах, с помощью которых различные навыки и технологии распространялись от одной культуры или народа к другой, что приводило к изменениям в структуре власти и социальной организации. При этом контакты между разными культурными традициями не всегда были однозначно позитивными для всех участников этого процесса, поскольку он часто проходил в контексте военных столкновений или завоеваний. Рассчитана на ученых — историков и культурологов, преподавателей и студентов, а также на всех, кто интересуется проблемами всемирной истории.

  •  Невідоме Розстріляне Відродження
     Бузько Дмитро, Коломієць Павло, Дика Марійка, Тенета Борис, Загоруйко Пилип, Михайлів Юхим, Левченко Гаврило, Падолист Аполлоній, Павлюк Антін, Ванченко Петро, Могилянська Ладя, Мінько Микола, Ярошенко Володимир, Скуба Микола, Гудим Віктор, Савченко Яків, Вражливий Василь, Атаманюк Василь, Штангей Володимир, Козоріс Михайло, Вороний Марко, Панів Андрій, Слісаренко Олекса, Дорожній Іван, Онацький Никанор, Гринюк Юрій, Котко Кость, Нарушевич Микола, Лан Олександр, Педа Панько, Дикий Антін
     Проза, Историческая проза, Поэзия, Драматургия, Поэзия, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Голодомор – не єдина трагедія українського народу. Друга не менша трагедія – знищення мозку нації, адже коли знищується мозок нації, то це веде до її жахливого занепаду. У біографічних довідках про авторів, твори яких увійшли до антології «Невідоме Розстріляне Відродження», не подано причин арешту та кримінальних статей, за якими їх судили: всі вони однакові – якщо не УВО (Українська Військова Організація), яка «ставила своєю метою організацію контрреволюційних повстанських сил», то «активна контрреволюційна діяльність, спрямована на повалення Радянської влади і встановлення української буржуазно-демократичної республіки», а то й зовсім безглузді – замах на членів уряду, праця на іноземну контррозвідку і т. д. Більшість прізвищ цих письменників невідомі ширшому колу читачів і майже усі твори, які увійшли до цієї антології, публікуються вперше після загибелі їхніх авторів. На читача чекають цікаві відкриття. Повість Петра Голоти «Алькеґаль» дуже нагадує легендарний твір Венедикта Єрофєєва «Москва-Пєтушкі», де герой перебуває у постійному контакті з алкоголем, переживаючи різні пригоди. У повісті Сергія Жигалка «Нарцис і Геркулан» героями стали двоє чортів. Повість Бориса Тенети «Гармонія і свинушник» була свого часу засуджена як наклеп на совєтську дійсність і заборонена. Антисовєтським виявилося також оповідання Петра Ванченка «Оповідання про гніду кобилу», автор змушений був навіть каятися, що написав його. Читачеві цікаво буде також познайомитися з невідомими раніше поезіями Людмили Старицької-Черняхівської і рідного брата Василя Чумака – Миколи, фантастичним оповіданням Олекси Слісаренка та багатьма іншими творами, які не втратили своєї цінності й актуальності і в наш час.

  •  Между классом и дискурсом
     Кагарлицкий Борис Юльевич
     Документальная литература, Публицистика

    Политологическое исследование Бориса Кагарлицкого посвящено кризису международного левого движения, непосредственно связанному с кризисом капитализма. Вопреки распространенному мнению, трудности, которые испытывает капиталистическая система и господствующая неолиберальная идеология, не только не открывают новых возможностей для левых, но, напротив, демонстрируют их слабость и политическую несостоятельность, поскольку сами левые давно уже стали частью данной системы, а доминирующие среди них идеи представляют лишь радикальную версию той же буржуазной идеологии, заменив борьбу за классовые интересы защитой всевозможных «меньшинств».

    Кризис левого движения распространяется повсеместно, охватывая такие регионы, как Латинская Америка, Западная Европа, Россия и Украина. На этом фоне выделяются отдельные истории успеха, такие как избрание Джереми Корбина лидером Лейбористской партии Великобритании или стремительный рост популярности сенатора-социалиста Берни Сандерса в США. Но подобные успехи не могут стать основанием для нового глобального тренда, если не будут осмыслены и поняты в контексте формирования новой политики, преодолевающей диктат либеральной политкорректности. Левые смогут вернуть себе прежнее влияние, если сами вернутся к классовой повестке. Однако в условиях, когда структура общества радикально изменилась, возвращение к классовой политике отнюдь не означает повторения устаревших формул и лозунгов прошлого века. Необходимо опираться на сегодняшние интересы и потребности трудящихся, выстраивая на этом основании новую программу, объединяя людей и ставя всерьез вопрос о борьбе за власть.

    Книга предназначена широкому кругу читателей, интересующихся проблемами политической истории, социологии и экономики.

 Жанры книг