Книги жанра «Публицистика» на букву «А», страница 12

num: 1 2 4 5 6 7
en: A B C D E F G H I K L M N O P R S T U V W Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Загрузка...

 Название  Автор  Серия
обложка книги Астрид Линдгрен. Этот день и есть жизнь Астрид Линдгрен. Этот день и есть жизнь

«Астрид Линдгрен. Этот день и есть жизнь» – первая за 40 лет биография великой сказочницы, книги которой многие десятилетия помогают детям во всем мире справляться с нелегким делом взросления.

Эта книга о ней самой – бунтарке в брюках и мужском пиджаке, первой в родном городке остригшей длинные волосы, матери-одиночке в пуританской Швеции, жене человека, фамилию которого она прославила на весь мир… Вдове, художнике, благотворительнице, «мудрой старице» – духовной наставнице всей Скандинавии, человеке, в совершенстве владевшем искусством понимать. Той самой женщине, чью независимость и жизнелюбие унаследовала знаменитая Пеппи Длинныйчулок.

В ее письмах, дневниках, фотографиях, воспоминаниях близких оживают ее сражения, поражения и победы, моменты вдохновения и минуты отчаяния.

Андерсен Йенс  
обложка книги Астронавты Гитлера Астронавты Гитлера

Ныне всякий знает, что гитлеровский Третий рейх был «империей зла», бросившей вызов гуманизму и демократии. Но при всем этом Третий рейх был государством, в котором создавались технологии будущего. Конструкторы нацистской Германии сумели совершить прорыв, предопределивший движение прогресса на десятилетия вперед. Не исключено, что если бы рейх просуществовал еще несколько лет, его летчики могли бы стать первыми людьми Земли, вышедшими в космос. О ракетных разработках немецких ученых и астронавтах Третьего рейха рассказывается в новой книге Антона Первушина из цикла «Битва за звезды».

Первушин Антон  
обложка книги Астросоциологические представления и реальность Астросоциологические представления и реальность

Статья гостя Риги куйбышевского ученого, кандидата геолого-минералогических наук В. И. Авинского, разрабатывающего проблему поиска проявлений деятельности космических цивилизаций, печатается по публикации журнала «Наука и техника» за 1981 год.

Авинский Владимир  
обложка книги Атака на мозг. Оскал психотронной войны Атака на мозг. Оскал психотронной войны

Психотронное оружие – самый мощный инструмент воздействия на наши умы и сердца. Сенсационное расследование бесстрашного американского журналиста Дэна Перцеффа.

НЛП-технологии, гипноз, массовая психологическая атака – все это и есть психотронное оружие, которое мастерски используют спецслужбы и власть имущие, успешно внедряясь в наше сознание!

Ученые сделали потрясающие открытия: на генном уровне можно легко истреблять целые нации и расы людей. Также доказано, что с помощью телевизора и обучающих компьютерных программ наши дети уже практически «зазомбированы». А еще, словно по мановению чьей-то руки, в мире возникают различные смертельно опасные вирусы. И одновременно в разных частях земного шара проходит волна массовых самоубийств…

Все это и многое другое – результат долгой и кропотливой работы нескольких людей. Американский журналист Дэн Перцефф продолжает расследовать феноменальные загадки современности, откапывая все новые и новые «грязные тайны» правительств, уже ведущих грандиозную войну за власть – Третью Мировую психотронную войну.

Потрясающие результаты своих расследований он публикует на страницах этой книги.

Перцефф Дэн  
обложка книги Атлантида и другие исчезнувшие города Атлантида и другие исчезнувшие города

Мир вокруг нас полон тайн и чудес, а человека всегда влекло необъяснимое и неизведанное… Удивительные факты, поразительные загадки, потрясающие открытия и самые смелые гипотезы — для всех, кто ищет истину!

Открытие засыпанных пеплом и залитых лавой Геркуланума и Помпеев было сенсацией XVIII века. Для XIX столетия такой же сенсацией явились раскопки мифической Трои, в реальное существование которой мало кто верил. Так, может, и легенды о Лемурии, Атлантиде, Пацифиде, Гиперборее — это не фантазии древних авторов, а достоверные, хотя и не вполне понятные для нас исторические документы?..

Подольский Юрий Федорович  
Атомизация общества и социальная самоорганизация: российский контекст Дамье Вадим  
обложка книги Атомная бомба Атомная бомба

Все, что связано с созданием нового оружия, окружено глубокой тайной и в Америке. Возникает тотальная система секретности, прорваться сквозь которую практически невозможно. Однако советской разведке это удается, и в Москву направляются довольно подробные материалы о ходе работ по созданию атомной бомбы.

Но разведке еще суждено сыграть свою роль, когда все добытые ею материалы начнут попадать в руки Игоря Васильевича Курчатова. А пока события развиваются своим чередом, и их хроника напоминает детективный роман с захватывающим сюжетом.

Губарев Владимир Степанович  
обложка книги Атомный проект. История сверхоружия Атомный проект. История сверхоружия

В книге рассказывается о работе физиков Германии, США и СССР над созданием атомной бомбы. Это оружие должно было стать решающим фактором в военном противостоянии сверхдержав.

Первушин Антон Иванович  
обложка книги Атомоход Лаврентий Берия Атомоход Лаврентий Берия

Книга американского исследователя Д. Холловея посвящена истории атомного проекта в СССР. Интересно, что в своей антисоветской по духу книге автор все же признает необходимость осуществления этого проекта в Советском Союзе: он считает это вынужденной ответной мерой на атомный шантаж со стороны США.

Особое место а исследовании Д. Холловея отводится Л. П. Берия. Рисуя его образ черными красками, автор в то же время делает вывод, что назначение Берия руководителем атомного проекта не было прихотью Сталина, а являлось свидетельством чрезвычайной важности проекта для советского правительства. Берия возглавил Специальный комитет по атомной бомбе, оказывал всемерную поддержку ученым, руководил работой соответствующих промышленных предприятий.

Книга Д. Холловея основана на большом количестве ранее неизвестных российскому читателю документов и авторитетных свидетельств.

Холловей Дэвид  
обложка книги Афганский фронт СССР Афганский фронт СССР

За что воевали в Афганистане и зря ли мы воевали? В головах некоторых граждан нашего с вами общества бытует мнение о том, что восемнадцатилетних мальчиков вагонами гнали на убой в бессмысленной, никому не нужной войне. Гражданам не ясно, что в их собственных головах обитают лживые идеологические штампы, а главное, им невдомек, что головы у разных людей бывают устроены по-разному.

Как доказывается в книге, представленной вашему вниманию, ввод советских войск в Афганистан в 1979 г. был не авантюрой, не ошибкой, как стремятся убедить общественность либералы, а стратегической необходимостью. В той конкретно-исторической обстановке, после изгнания американцев из Ирана и резкой активизации националистических группировок в опасной близи наших южных границ, другого выхода у советского руководства не было.

Советские войска в конце 1979 г. беспрепятственно вошли в Афганистан, выполнили все свои задачи и организованно вернулись на Родину. Девять лет афганской войны — это девять лет мира и спокойствия среднеазиатских советских республик.

Стоило оно того, учитывая, как развернулись события в дальнейшем?

Ответ — да, оно того стоило…

Мухин Юрий  
обложка книги Афганский фронт СССР Афганский фронт СССР

За что воевали в Афганистане и зря ли мы воевали? В головах некоторых граждан нашего с вами общества бытует мнение о том, что восемнадцатилетних мальчиков вагонами гнали на убой в бессмысленной, никому не нужной войне. Гражданам не ясно, что в их собственных головах обитают лживые идеологические штампы, а главное, им невдомек, что головы у разных людей бывают устроены по-разному.

Как доказывается в книге, представленной вашему вниманию, ввод советских войск в Афганистан в 1979 г. был не авантюрой, не ошибкой, как стремятся убедить общественность либералы, а стратегической необходимостью. В той конкретно-исторической обстановке, после изгнания американцев из Ирана и резкой активизации националистических группировок в опасной близи наших южных границ, другого выхода у советского руководства не было.

Советские войска в конце 1979 г. беспрепятственно вошли в Афганистан, выполнили все свои задачи и организованно вернулись на Родину. Девять лет афганской войны — это девять лет мира и спокойствия среднеазиатских советских республик.

Стоило оно того, учитывая, как развернулись события в дальнейшем?

Ответ — да, оно того стоило…

Мухин Юрий  
Афера

Каким должен быть современный физиологический очерк?

По-видимому, не совсем таким (или совсем не таким), каким он предстал перед русским читателем в первом отечественном опыте освоения этого жанра — знаменитой «Физиологии Петербурга» с участием Виссариона Белинского, Николая Некрасова, Владимира Даля. Эти очерки городского быта, подражавшие французским образцам (в том числе «Физиологии Парижа» Оноре де Бальзака), отказывались от всяких художественных намерений и ставили своей задачей только «более или менее меткую наблюдательность», как пояснял во «Вступлении» Белинский…

Впрочем, Алексей Автократов уже прошелся и по этой дорожке. Его первые очерки «Лужа» (ДН, N№ 1, 2001), «Вьючные люди» (ДН, N№ 5, 2001), «„Подсадка“ на Белорусском» (ДН, N№ 2, 2002) отличает та самая требуемая «меткая наблюдательность», и их без колебаний можно отнести к разряду классического физиологического очерка, подоплекой и основой которого всегда было освоение литературой новых, ранее незнакомых и читателю, и автору, пластов жизни, «углов и закоулков» большого города.

Очерк, который вам предстоит прочесть, — работа в известной степени экспериментальная. Оценить степень смелости этого эксперимента можно, лишь будучи знакомым с автором. Дело в том, что Алексей Автократов чрезвычайно пристрастно относится к любым текстам (в особенности к тем, что пишет сам) и требует от них «правды, только правды и одной лишь правды». Он убежден, что право писать о чем бы то ни было дает лишь доскональное знание предмета. Более того, сам пишет лишь о том, что потрогал своими руками и испытал на собственной шкуре, — возможно, сказываются въевшиеся в плоть и кровь установки историка, который сменил изыскания в архивах на нелегкий труд челнока или риелтора не по заданию редакции или из исследовательского любопытства, а по злой житейской нужде.

И все же в «Афере» он постарался не просто описать «физиологию» особого мира, связанного с торговлей жильем, но и придать повествованию динамику и остроту, внеся в очерк интригу и построив его как историю одного мошенничества. Предоставим читателю судить, насколько удачным оказался эксперимент.

Автократов Алексей  
обложка книги Афера на выборах Афера на выборах

Абсолютно за каждой российской избирательной кампанией тянется длинный шлейф подтасовок, судебных процессов и скандалов, после кото­рых в честность проходящих в России выборов не верят даже дети. О пред­ставительности же, то есть выражении выборами воли большинства насе­ления страны, даже не стоит говорить: ее нет, так как большинство избирателей «голосует ногами», попросту не приходя на избирательные участки. А точнее, выражает свое отношение к этим выборам, заранее буду­чи уверенным в том, что они — фальшивка. И это не в силах скрыть даже раздутые официальные проценты принявших участие в голосовании.

Иначе говоря, стало очевидным — выборы в России превратились в общегосударственную аферу. Показать, почему так произошло и в чем со­стоит механизм общероссийского избирательного фарса, — задача этой книги…

Смирнов Валерий Марксович  
обложка книги Афёры с фальшивыми деньгами. Из истории подделки денежных знаков Афёры с фальшивыми деньгами. Из истории подделки денежных знаков

Г. Вермуш – популярный в ГДР писатель, с которым советские читатели знакомы по книгам «Алмазы в мировой истории и истории об алмазах» («Международные отношения», 1988 г.), «Серебро. Из истории благородного металла» («Прогресс», 1989 г.).

В настоящей работе автор в увлекательной форме рассказывает об истории подделки денег начиная с античных времён и до наших дней, описывает наиболее интересные случаи фальсификации денежных знаков и наиболее громкие афёры «прославленных» фальшивомонетчиков. Для широкого круга читателей.

Вермуш Гюнтер  
обложка книги Афоризмы, мысли и шутки великих женщин Афоризмы, мысли и шутки великих женщин

В сборнике собраны афоризмы, цитаты, высказывания известных женщин. Это писательницы, журналистки, актрисы, политики. Все они, без исключения, красивы и талантливы. Уже сама способность мыслить и высказываться афоризмами — показатель незаурядной и талантливой личности. Выбранные высказывания — тонкие наблюдения, отражающие взгляд женщины на внутренний и окружающий мир, в том числе и на различных его представителей. Остроумные, меткие, глубокие афоризмы говорят о потрясающей женской интуиции, оригинальности и яркости женского ума, исключительной наблюдательности и мудрости. Сборник содержит статьи о жизни и творчестве знаменитых женщин и заканчивается подборкой мужских высказываний лишь для того, чтобы картина окружающего женщину мира получилась завершенной.

Ситникова Татьяна  
Аэрофобия

Человек всегда мечтал летать. Наблюдая за свободным полетом птиц, он задумывался над тем, какая сила держит живое существо в воздухе, и пытался найти и для себя силу, способную поднять ввысь человека. И, наконец, поднялся над землей, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума, как предрекал Николай Егорович Жуковский.

И родилась Авиация – величайшее изобретение ХХ века.

А через сто лет, когда полеты по воздуху стали рутинной процедурой, человечество вдруг стало бояться летать. Ну, не самая большая его часть. В основном, россияне, жители некогда великой авиационной державы.

Их напугало явление, которое всегда существует в авиации всех стран мира, но особенно обсуждается, особенное влияние оказывает нынче – именно в нашей стране. Это явление называется «самолетопад».

Российский авиапассажир перестал доверять российским летчикам и отечественным самолетам. Он предпочитает перемещаться по воздуху за спиной иностранца. По мнению российского обывателя, отечественный летчик на отечественном аэроплане не способен обеспечить безопасность полета.

Летчику предъявляется ряд обвинений, суть которых сводится к тому, что обыкновенный водитель транспорта слишком возомнил о себе.

Ершов Василий Васильевич  
обложка книги Аясларское дело Аясларское дело

«Вяло, однообразно течет лагерная жизнь, когда нет никакого дела, да еще в такой глуши. Впрочем, глушью Ковачицу назвать было бы несправедливо: в ней находился наш корпусный штаб, почтовое отделение – словом, средства узнать что-нибудь, что делается в окружающем мире, а главное, на обоих театрах войны и в далекой дорогой родине…»

Гаршин Всеволод Михайлович  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Публицистика»

  •  Критическая масса. Как одни явления порождают другие
     Болл Филип
     Наука, Образование, Физика, Математика, Документальная литература, Публицистика, Экономика, ,

    Каким образом из взаимодействия множества людей возникает человеческое общество? Существуют ли законы природы, которые управляют поведением человека? Каким образом из одних наших дел и поступков вытекают другие?

    Эти вопросы волновали человечество на протяжении веков. Томас Гоббс, Адам Смит, Иммануил Кант, Огюст Конт, Джон Стюарт Милль, Карл Маркс и другие философы рассматривали их с различных политических позиций. Однако им недоставало инструментов, которыми располагает современная физика.

    Филип Болл, известный британский ученый, редактор-консультант журнала «Nature», показывает, как, применяя эти инструменты, можно понять многие аспекты поведения человеческих масс. Как только человек осознает, что большинство его решений принимается под влиянием других людей, перед ним открывается неожиданная и даже, возможно, тревожная предсказуемость законов развития общества.

    Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей.

  •  Частная жизнь советской элиты
     Земцов Илья
     Документальная литература, Публицистика

    Впервые книга вышла на английском языке в 1985 году. Через год была опубликована на русском. Эта сравнительно небольшая монография принадлежит к числу тех редких работ, которые не только вводят читателя в малоизвестную и тщательно скрываемую область советской действительности, но делают нас как бы участниками и свидетелями описываемых событий — настолько детально и глубоко они выписаны и показаны автором.

    Системное и вдумчивое исследование в книге накладывается на рельефные, живописно очертанные картины советской социальной жизни. Неожиданные и колоритные образы разбросаны по всей книге — то в виде красочных афоризмов, предваряющих главы, то в форме ярких зарисовок, искусно вмонтированных в ткань научного анализа. Контрасты и противоречия ошеломляют и захватывают читателя; они — результат процессов советской жизни, где нищета соседствует с богатством, социальное бесправие — с неограниченной властью правителей.

    Вспомните молодость. Сравните с нашими днями.

    Что изменилось…

  •  The Anna Karenina Fix
     Groskop Viv
     Документальная литература, Публицистика, Критика

    ‘I can’t imagine a nicer Christmas present’ Lionel Shriver, Observer

    ‘A passionate, hilarious, joyful love letter to Russian literature’ Allison Pearson, Sunday Telegraph

    ‘A delightful primer and companion to all the authors you are ashamed to admit you haven’t read’ The Times

    Viv Groskop has discovered the meaning of life in Russian literature. As she knows from personal experience, everything that has ever happened in life has already happened in these novels: from not being sure what to do with your life (Anna Karenina) to being in love with someone who doesn’t love you back enough (A Month in the Country by Turgenev) or being socially anxious about your appearance (all of Chekhov’s work). This is a literary self-help memoir, with examples from the author’s own life that reflect the lessons of literature, only in a much less poetic way than Tolstoy probably intended, and with an emphasis on being excessively paranoid about having an emerging moustache on your upper lip, just like Natasha in War and Peace.

    A SPECTATOR Book of the Year

    An OBSERVER Book of the Year

    A TIMES Book of the Year

  •  L'Africain
     ézio Jean-Marie Gustave
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    « J'ai longtemps rêvé que ma mère était noire. Je m'étais inventé une histoire, un passé, pour fuir la réalité à mon retour d'Afrique, dans ce pays, dans cette ville où je ne connaissais personne, où j'étais devenu un étranger. Puis j'ai découvert, lorsque mon père, à l'âge de la retraite, est revenu vivre avec nous en France, que c'était lui l'Africain. Cela a été difficile à admettre. Il m'a fallu retourner en arrière, recommencer, essayer de comprendre. En souvenir de cela, j'ai écrit ce petit livre. »

    J.M.G. Le Clézio.

    J.M.G. Le Clézio a écrit une cinquantaine d’ouvrages. En 2008, il a reçu le prix Nobel de la littérature.

  •  Diego et Frida
     ézio Jean-Marie Gustave
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Lorsque Frida annonce son intention d'épouser Diego Rivera, son père a ce commentaire acide : « ce seront les noces d'un éléphant et d'une colombe ». Tout le monde reçoit avec scepticisme la nouvelle du mariage de cette fille turbulente mais de santé fragile avec le « génie » des muralistes mexicains, qui a le double de son âge, le triple de son poids, une réputation d'« ogre » et de séducteur, ce communiste athée qui ose peindre à la gloire des Indiens des fresques où il incite les ouvriers à prendre machettes et fusils pour jeter à bas la trinité démoniaque du Mexique — le prêtre, le bourgeois, l'homme de loi.

    Diego et Frida raconte l'histoire d'un couple hors du commun. Histoire de leur rencontre, le passé chargé de Diego et l'expérience de la douleur et de la solitude pour Frida. Leur foi dans la révolution, leur rencontre avec Trotski et Breton, l'aventure américaine et la surprenante fascination exercée par Henry Ford. Leur rôle enfin dans le renouvellement du monde de l'art.

    Étrange histoire d'amour, qui se construit et s'exprime par la peinture, tandis que Diego et Frida poursuivent une œuvre à la fois dissemblable et complémentaire. L'art et la révolution sont les seuls points communs de ces deux êtres qui ont exploré toutes les formes de la déraison. Frida est, pour Diego, cette femme douée de magie entrevue chez sa nourrice indienne et, pour Frida, Diego est l'enfant tout-puissant que son ventre n'a pas pu porter. Ils forment donc un couple indestructible, mythique, aussi parfait et contradictoire que la dualité mexicaine originelle, Ometecuhtli et Omecihuatl.


Новинки месяца жанра «Публицистика»

  •  Ван Гог. Жизнь
     Уайт-Смит Грегори, Найфи Стивен
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика,

    Избрав своим новым героем прославленного голландского художника, лауреаты Пулицеровской премии Стивен Найфи и Грегори Уайт-Смит, по собственному признанию, не подозревали, насколько сложные задачи предстоит решить биографам Винсента Ван Гога в XXI веке. Более чем за сто лет о жизни и творчестве художника было написано немыслимое количество работ, выводы которых авторам новой биографии необходимо было учесть или опровергнуть. Благодаря тесному сотрудничеству с Музеем Ван Гога в Амстердаме Найфи и Уайт-Смит получили свободный доступ к редким документам из семейного архива, многие из которых и по сей день оставались в тени знаменитых писем самого Винсента Ван Гога. Опубликованная в 2011 году, новая фундаментальная биография «Ван Гог. Жизнь», работа над которой продлилась целых 10 лет, заслужила лестные отзывы критиков. Захватывающая, как роман XIX века, эта исчерпывающе документированная история о честолюбивых стремлениях и достигнутом упорным трудом мимолетном успехе теперь и на русском языке.

  •  Со стыда провалиться
     Робертсон Робин
     Документальная литература, Публицистика

    ЧАК ПАЛАНИК…

    ИРВИН УЭЛШ…

    ДЖУЛИАН БАРНС…

    Автор «Английского пациента» Майкл Ондатжи…

    Лауреаты Букеровской премии — от маститой Маргарет Этвуд до прорыва прошлого года Ди-Би-Си Пьера…

    И еще ДОБРЫЙ ДЕСЯТОК современных писателей — от «классиков» до «королей контркультуры».

    Истории их САМЫХ ПОЗОРНЫХ провалов, просчетов и неудач! Идиотские ответы на ИНТЕРВЬЮ…

    Постыдные цитаты из ТОК-ШОУ…

    «Перлы» переговоров с ИЗДАТЕЛЯМИ…

    Анекдоты из ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ…

    Все, что вы хотели знать о своих литературных кумирах, но боялись спросить!

  •  Greetings from Novorossiya
     ążek ł
     Документальная литература, Публицистика

    Polish journalist Paweł Pieniążek was among the first journalists to enter the war-torn region of eastern Ukraine and Greetings from Novorossiya is his vivid firsthand account of the conflict. He was the first reporter to reach the scene when Russian troops in Ukraine accidentally shot down a civilian airliner, killing all 298 people aboard. Unlike Western journalists, his fluency in both Ukrainian and Russian granted him access and the ability to move among all sides in the conflict. With powerful color photos, telling interviews from the local population, and brilliant reportage, Pieniazek’s account documents these dramatic events as they transpired.

    This unique firsthand view of history in the making brings to life the tragedy of Ukraine for a Western audience. Historian Timothy Snyder provides wider context in his superb introduction and explores the significance of this ongoing conflict at the border of East and West.

  •  Восхождение Запада. История человеческого сообщества
     Мак-Нил Уильям
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика

    «Восхождение Запада» — один из наиболее значимых трудов известного современного американского историка Уильяма Мак-Нила. В книге всемирная история рассмотрена как единое целое и предпринята попытка интерпретировать ее на основе концепции взаимопроникновения культур. Мак-Нил провел исследование развития социальных и культурных традиций, но особое внимание он сосредоточил на процессах, с помощью которых различные навыки и технологии распространялись от одной культуры или народа к другой, что приводило к изменениям в структуре власти и социальной организации. При этом контакты между разными культурными традициями не всегда были однозначно позитивными для всех участников этого процесса, поскольку он часто проходил в контексте военных столкновений или завоеваний. Рассчитана на ученых — историков и культурологов, преподавателей и студентов, а также на всех, кто интересуется проблемами всемирной истории.

  •  Ловушка для обезьян
     Василишин Роман
     Документальная литература, Публицистика

    «Ловушка для обезьян» - это книга-аллегория известного публициста и аналитика Романа Василишина, автора социальных бестселлеров «Брат» и «Спасти государство».

    Эта книга открывает просветительскую серию, цель которой: донести до широкого читателя беспощадно правдивую информацию об устройстве современного общества, его экономических, политических, социальных и гуманитарных институтов.

    «Ловушка для обезьян» - это одновременно и научно-популярная работа о банковской системе, и жесткая пародия на мир всевластных ростовщиков, раз за разом обворовывающих своих клиентов.

    «Ловушка для обезьян»- это карикатура на многомиллионную массу банковских клиентов: доверчивых вкладчиков и безмозглых заемщиков, - ставшую жертвой алчных ростовщиков.

    «Ловушка для обезьян» - это безжалостное осмеяние «высших ценностей» современного украинского общества: чревоугодия, подлости, жестокости, воинствующего мракобесия, зависти и стяжательства.

    «Ловушка для обезьян» - это развенчание общественного мнения, воспевающего пресыщенных подонков и презирающего труд простого человека.

    Но эта книга написана не только для того, чтобы лишь осмеять общественные пороки и позлорадствовать над мытарствами сотен тысяч бестолковых мещан, потерявших голову в битве за банковские проценты.

    Эта книга дарит читателям рецепты «социального просветления», подсказывает правильные модели поведения в новом украинском мире, где повсеместно правит «Закон Джунглей».

    Ho самое главное заключается в том, что «Ловушка для обезьян» это и увлекательная, познавательная книга о нашей жизни, срывающая уродливую коросту дегенерации с доброй и щедрой украинской души, и книга, наполняющая эту душу чувством самоиронии и светом надежды.

  •  Между классом и дискурсом
     Кагарлицкий Борис Юльевич
     Документальная литература, Публицистика

    Политологическое исследование Бориса Кагарлицкого посвящено кризису международного левого движения, непосредственно связанному с кризисом капитализма. Вопреки распространенному мнению, трудности, которые испытывает капиталистическая система и господствующая неолиберальная идеология, не только не открывают новых возможностей для левых, но, напротив, демонстрируют их слабость и политическую несостоятельность, поскольку сами левые давно уже стали частью данной системы, а доминирующие среди них идеи представляют лишь радикальную версию той же буржуазной идеологии, заменив борьбу за классовые интересы защитой всевозможных «меньшинств».

    Кризис левого движения распространяется повсеместно, охватывая такие регионы, как Латинская Америка, Западная Европа, Россия и Украина. На этом фоне выделяются отдельные истории успеха, такие как избрание Джереми Корбина лидером Лейбористской партии Великобритании или стремительный рост популярности сенатора-социалиста Берни Сандерса в США. Но подобные успехи не могут стать основанием для нового глобального тренда, если не будут осмыслены и поняты в контексте формирования новой политики, преодолевающей диктат либеральной политкорректности. Левые смогут вернуть себе прежнее влияние, если сами вернутся к классовой повестке. Однако в условиях, когда структура общества радикально изменилась, возвращение к классовой политике отнюдь не означает повторения устаревших формул и лозунгов прошлого века. Необходимо опираться на сегодняшние интересы и потребности трудящихся, выстраивая на этом основании новую программу, объединяя людей и ставя всерьез вопрос о борьбе за власть.

    Книга предназначена широкому кругу читателей, интересующихся проблемами политической истории, социологии и экономики.

 Жанры книг