Книги жанра «Публицистика» на букву «А», страница 4

num: 1 2 4 5 6 7
en: A B C D E F G H I K L M N O P R S T U V W Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Загрузка...

 Название  Автор  Серия
Академик фантастики

До конца 1960-х годов отечественные любители фантастики связывали всю историю этой литературы но Франции практически с одним-единственным именем — Жюль Верн. Лишь позже мы узнали о его современнике, Жозефе Рони-старшем, чей 150-летний юбилей отмечается в этом месяце. Хотя читателям со стажем это имя было хорошо знакомо намного раньше. Только тогда мы знали «другого» Рони — не писателя-фантаста, а мастера детской литературы.

Гаков Владимир  
обложка книги Актеры шахматной сцены Актеры шахматной сцены

Книга писателя и журналиста Виктора Васильева раскрывает широкую панораму шахматной жизни послевоенной эпохи. Своих героев – выдающихся гроссмейстеров и мастеров – автор видит как своеобразных актеров, играющих свои неповторимые роли в турнирах и матчах. Включив в книгу произведения разных жанров – очерки, эссе, документальную повесть, автор подводит итог своей почти 40-летней работы в качестве шахматного литератора и репортера.


(От издательства)

Васильев Виктор Лазаревич  
обложка книги Актуализация памяти. Литературные премии Японии Актуализация памяти. Литературные премии Японии Байбикова Елена Михайловна  
Акции Тёмных

Народ который не знает Жизнь своих предков, пропащий народ... Пора бы найти истину, а не тупо заучивать ис(з)ТОРию написанную иноземными наймитами по указанию ненавидящих нас, Русов, продажных правителей и политиков.

Пора проснуться от «морока» окутавшего Русский народ, и включить свой мозг. Факты говорят сами за себя. А официальные исТОРики, либо игнорируют их( факты), либо голословно обвиняют истинных патриотов в расизме и фальсификации археологических находок, либо(зачастую), просто хладнокровно уничтожают факты касающиеся жизни русского народа...

http://www.peshera.org

Пещера Сайт Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения  
Алгоритмы истории Вильчек Вс  
обложка книги Алекс и другие (полемические заметки о мире насилия) Алекс и другие (полемические заметки о мире насилия)

Новая книга известного советского публициста, журналиста-международника Юрия Жукова посвящена одной из злободневных проблем капиталистического общества — безудержному росту преступности и той роли, которую играет в разжигании низменных инстинктов современный буржуазный кинематограф.

Книга адресована самому широкому кругу читателей.

Жуков Юрий Александрович  
Александр Бестужев-Марлинский Кулешов В И  
Александр Блок

Жизнь А. Блока — одна из благороднейших страниц истории русской культуры. В книге рассматриваются основные вехи жизненного и творческого пути А. Блока, приведшего к созданию первой поэмы об Октябре — «Двенадцать».

Турков Андрей  
Александр Борянский - Змея, кусающая свой хвост Бережной Сергей  
обложка книги Александр Вельтман и его роман "Странник" Александр Вельтман и его роман "Странник"

В книгу вошел роман Александра Вельтмана `Странник` и другие произведения.

Заключительная статья и примечания Юрия Акутина.

Вельтман Александр Фомич, Акутин Юрий  
Александр Иванович Мещеряков и его педагогика

Александр Иванович Мещеряков и его педагогика. «Молодой коммунист», 2 (1975), с. 80–84


Ильенков Эвальд Васильевич  
обложка книги Александр Иванович Урусов и Григорий Аветович Джаншиев Александр Иванович Урусов и Григорий Аветович Джаншиев

«Привыкнув с детских лет к авторитету Александра Ивановича, как несравненного русского Демосфена, я услыхал его лично и познакомился с ним лишь в 1896 году, в Москве, в окружном суде. Он выступал в качестве гражданского истца по делу бывшего редактора „Московских ведомостей“ С. А. Петровского, обвинявшегося, не помню кем, в клевете. Говорил Урусов красиво, бойко, эффектно, с либеральным огоньком, был раза два остановлен председателем, но, в общем, я должен сознаться – речь была довольно бессодержательна и неприятно утомляла слух громкими банальностями…»

Амфитеатров Александр Валентинович  
обложка книги Александр Иванович Чупров Александр Иванович Чупров

«Как громом поразило меня известие о внезапной смерти Александра Ивановича Чупрова… Есть имена, сами за себя говорящие настолько выразительно, что прибавление к ним какого бы то ни было профессионального определения не только не поясняет их, но как-то даже затемняет, принижает, умаляет, суживает, почти опошляет их истинное значение. Поэт Пушкин, беллетрист Тургенев, публицист Герцен, профессор истории Грановский странно звучат в ухе русского человека, хотя Пушкин действительно был поэтом, Тургенев – беллетристом (и не любил же он это неуклюжее слово!), Герцен – публицистом и Грановский – профессором истории…»

Амфитеатров Александр Валентинович  
обложка книги Александр Иванович Чупров (II) Александр Иванович Чупров (II)

«Бывают дни, когда солнечный закат полон влекущей и опасной тайны: уходящее солнце горит тоскливо и роскошно, и неудержимо тянет тебя к окну – смотреть, не отрываясь, в печальное золото далей, в пожарные сияния неба, в споры их отражений с белизною и просинью вод…»

Амфитеатров Александр Валентинович  
Александр Крон и его герои (Вступительная статья) Тевекелян Д  
Александр Родионов, Владимир Данилин, Николай Королев (Воспоминания) Товмасян Андрей  
обложка книги Александр Солженицын. Гений первого плевка Александр Солженицын. Гений первого плевка

Крупнейшие русские писатели, современники Александра Солженицына, встретили его приход в литературу очень тепло, кое-кто даже восторженно. Но со временем отношение к нему резко изменилось. А. Твардовский, не жалевший сил и стараний, чтобы напечатать в «Новом мире» новую вещь никому не ведомого автора, потом в глаза говорил ему: «У вас нет ничего святого. Если бы зависело только от меня, я запретил бы ваш роман».

М. Шолохов, прочитав первую повесть литературного новичка, попросил Твардовского от его имени при случае расцеловать автора, а позднее писал о нем: «Какое это болезненное бесстыдство…» То же самое можно сказать и об отношении к нему Л. Леонова, К. Симонова…

Прочитав эту книгу, вы поймете, чем объяснить такую дружную и резкую перемену отношения к Солженицыну столь авторитетных писателей, да и многих читателей, конечно.

Бушин Владимир  
обложка книги Александр Солженицын: Путеводитель Александр Солженицын: Путеводитель

Солженицын — и русский народ, Солженицын и судьбы Россия в XX веке — так коротко можно очертить темы, которые развивает известный московский прозаик Пётр Паламарчук в своей небольшой по объёму, но ёмкой по содержанию книге.

Книга представляет собой попытку краткого путеводителя по творчеству писателя, который сумел создать художественную историю всего, что пережила его Родина в нынешний переломный век. В конце её «путеводитель» со строчной буквы вырастает до «Путеводителя» с прописной, им оказывается сказавший «Я есмь путь и истина и жизнь». 

Паламарчук Пётр Георгиевич  
обложка книги Алексей Александрович Остроумов Алексей Александрович Остроумов

«Летом 1908 г. тихо и почти незаметно исчез из жизни человек, по профессии врач, пользовавшийся долгою и громкою всероссийскою известностью, а вернее будет сказать – даже знаменитостью. Человека этого с самой ранней молодости звали и почитали прямым преемником Боткина и Захарьина. Уже к тридцати годам он слыл в Москве под шутливою кличкою „Пантелеймона-целителя“, а к сорока годам гремел от хладных финских скал до пламенной Колхиды как самый дорогой врач земли русской, к которому и подступа нет, и – уж если Остроумов не поможет, так никто не поможет!..»

Амфитеатров Александр Валентинович  
Алексей Баталов - О тайных свиданиях и настоящем деле Изгаршев Игорь  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Публицистика»

  •  Критическая масса. Как одни явления порождают другие
     Болл Филип
     Наука, Образование, Физика, Математика, Документальная литература, Публицистика, Экономика, ,

    Каким образом из взаимодействия множества людей возникает человеческое общество? Существуют ли законы природы, которые управляют поведением человека? Каким образом из одних наших дел и поступков вытекают другие?

    Эти вопросы волновали человечество на протяжении веков. Томас Гоббс, Адам Смит, Иммануил Кант, Огюст Конт, Джон Стюарт Милль, Карл Маркс и другие философы рассматривали их с различных политических позиций. Однако им недоставало инструментов, которыми располагает современная физика.

    Филип Болл, известный британский ученый, редактор-консультант журнала «Nature», показывает, как, применяя эти инструменты, можно понять многие аспекты поведения человеческих масс. Как только человек осознает, что большинство его решений принимается под влиянием других людей, перед ним открывается неожиданная и даже, возможно, тревожная предсказуемость законов развития общества.

    Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей.

  •  Частная жизнь советской элиты
     Земцов Илья
     Документальная литература, Публицистика

    Впервые книга вышла на английском языке в 1985 году. Через год была опубликована на русском. Эта сравнительно небольшая монография принадлежит к числу тех редких работ, которые не только вводят читателя в малоизвестную и тщательно скрываемую область советской действительности, но делают нас как бы участниками и свидетелями описываемых событий — настолько детально и глубоко они выписаны и показаны автором.

    Системное и вдумчивое исследование в книге накладывается на рельефные, живописно очертанные картины советской социальной жизни. Неожиданные и колоритные образы разбросаны по всей книге — то в виде красочных афоризмов, предваряющих главы, то в форме ярких зарисовок, искусно вмонтированных в ткань научного анализа. Контрасты и противоречия ошеломляют и захватывают читателя; они — результат процессов советской жизни, где нищета соседствует с богатством, социальное бесправие — с неограниченной властью правителей.

    Вспомните молодость. Сравните с нашими днями.

    Что изменилось…

  •  The Anna Karenina Fix
     Groskop Viv
     Документальная литература, Публицистика, Критика

    ‘I can’t imagine a nicer Christmas present’ Lionel Shriver, Observer

    ‘A passionate, hilarious, joyful love letter to Russian literature’ Allison Pearson, Sunday Telegraph

    ‘A delightful primer and companion to all the authors you are ashamed to admit you haven’t read’ The Times

    Viv Groskop has discovered the meaning of life in Russian literature. As she knows from personal experience, everything that has ever happened in life has already happened in these novels: from not being sure what to do with your life (Anna Karenina) to being in love with someone who doesn’t love you back enough (A Month in the Country by Turgenev) or being socially anxious about your appearance (all of Chekhov’s work). This is a literary self-help memoir, with examples from the author’s own life that reflect the lessons of literature, only in a much less poetic way than Tolstoy probably intended, and with an emphasis on being excessively paranoid about having an emerging moustache on your upper lip, just like Natasha in War and Peace.

    A SPECTATOR Book of the Year

    An OBSERVER Book of the Year

    A TIMES Book of the Year

  •  L'Africain
     ézio Jean-Marie Gustave
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    « J'ai longtemps rêvé que ma mère était noire. Je m'étais inventé une histoire, un passé, pour fuir la réalité à mon retour d'Afrique, dans ce pays, dans cette ville où je ne connaissais personne, où j'étais devenu un étranger. Puis j'ai découvert, lorsque mon père, à l'âge de la retraite, est revenu vivre avec nous en France, que c'était lui l'Africain. Cela a été difficile à admettre. Il m'a fallu retourner en arrière, recommencer, essayer de comprendre. En souvenir de cela, j'ai écrit ce petit livre. »

    J.M.G. Le Clézio.

    J.M.G. Le Clézio a écrit une cinquantaine d’ouvrages. En 2008, il a reçu le prix Nobel de la littérature.

  •  Diego et Frida
     ézio Jean-Marie Gustave
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Lorsque Frida annonce son intention d'épouser Diego Rivera, son père a ce commentaire acide : « ce seront les noces d'un éléphant et d'une colombe ». Tout le monde reçoit avec scepticisme la nouvelle du mariage de cette fille turbulente mais de santé fragile avec le « génie » des muralistes mexicains, qui a le double de son âge, le triple de son poids, une réputation d'« ogre » et de séducteur, ce communiste athée qui ose peindre à la gloire des Indiens des fresques où il incite les ouvriers à prendre machettes et fusils pour jeter à bas la trinité démoniaque du Mexique — le prêtre, le bourgeois, l'homme de loi.

    Diego et Frida raconte l'histoire d'un couple hors du commun. Histoire de leur rencontre, le passé chargé de Diego et l'expérience de la douleur et de la solitude pour Frida. Leur foi dans la révolution, leur rencontre avec Trotski et Breton, l'aventure américaine et la surprenante fascination exercée par Henry Ford. Leur rôle enfin dans le renouvellement du monde de l'art.

    Étrange histoire d'amour, qui se construit et s'exprime par la peinture, tandis que Diego et Frida poursuivent une œuvre à la fois dissemblable et complémentaire. L'art et la révolution sont les seuls points communs de ces deux êtres qui ont exploré toutes les formes de la déraison. Frida est, pour Diego, cette femme douée de magie entrevue chez sa nourrice indienne et, pour Frida, Diego est l'enfant tout-puissant que son ventre n'a pas pu porter. Ils forment donc un couple indestructible, mythique, aussi parfait et contradictoire que la dualité mexicaine originelle, Ometecuhtli et Omecihuatl.


Новинки месяца жанра «Публицистика»

  •  Ван Гог. Жизнь
     Уайт-Смит Грегори, Найфи Стивен
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика,

    Избрав своим новым героем прославленного голландского художника, лауреаты Пулицеровской премии Стивен Найфи и Грегори Уайт-Смит, по собственному признанию, не подозревали, насколько сложные задачи предстоит решить биографам Винсента Ван Гога в XXI веке. Более чем за сто лет о жизни и творчестве художника было написано немыслимое количество работ, выводы которых авторам новой биографии необходимо было учесть или опровергнуть. Благодаря тесному сотрудничеству с Музеем Ван Гога в Амстердаме Найфи и Уайт-Смит получили свободный доступ к редким документам из семейного архива, многие из которых и по сей день оставались в тени знаменитых писем самого Винсента Ван Гога. Опубликованная в 2011 году, новая фундаментальная биография «Ван Гог. Жизнь», работа над которой продлилась целых 10 лет, заслужила лестные отзывы критиков. Захватывающая, как роман XIX века, эта исчерпывающе документированная история о честолюбивых стремлениях и достигнутом упорным трудом мимолетном успехе теперь и на русском языке.

  •  Со стыда провалиться
     Робертсон Робин
     Документальная литература, Публицистика

    ЧАК ПАЛАНИК…

    ИРВИН УЭЛШ…

    ДЖУЛИАН БАРНС…

    Автор «Английского пациента» Майкл Ондатжи…

    Лауреаты Букеровской премии — от маститой Маргарет Этвуд до прорыва прошлого года Ди-Би-Си Пьера…

    И еще ДОБРЫЙ ДЕСЯТОК современных писателей — от «классиков» до «королей контркультуры».

    Истории их САМЫХ ПОЗОРНЫХ провалов, просчетов и неудач! Идиотские ответы на ИНТЕРВЬЮ…

    Постыдные цитаты из ТОК-ШОУ…

    «Перлы» переговоров с ИЗДАТЕЛЯМИ…

    Анекдоты из ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ…

    Все, что вы хотели знать о своих литературных кумирах, но боялись спросить!

  •  Greetings from Novorossiya
     ążek ł
     Документальная литература, Публицистика

    Polish journalist Paweł Pieniążek was among the first journalists to enter the war-torn region of eastern Ukraine and Greetings from Novorossiya is his vivid firsthand account of the conflict. He was the first reporter to reach the scene when Russian troops in Ukraine accidentally shot down a civilian airliner, killing all 298 people aboard. Unlike Western journalists, his fluency in both Ukrainian and Russian granted him access and the ability to move among all sides in the conflict. With powerful color photos, telling interviews from the local population, and brilliant reportage, Pieniazek’s account documents these dramatic events as they transpired.

    This unique firsthand view of history in the making brings to life the tragedy of Ukraine for a Western audience. Historian Timothy Snyder provides wider context in his superb introduction and explores the significance of this ongoing conflict at the border of East and West.

  •  Восхождение Запада. История человеческого сообщества
     Мак-Нил Уильям
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Публицистика

    «Восхождение Запада» — один из наиболее значимых трудов известного современного американского историка Уильяма Мак-Нила. В книге всемирная история рассмотрена как единое целое и предпринята попытка интерпретировать ее на основе концепции взаимопроникновения культур. Мак-Нил провел исследование развития социальных и культурных традиций, но особое внимание он сосредоточил на процессах, с помощью которых различные навыки и технологии распространялись от одной культуры или народа к другой, что приводило к изменениям в структуре власти и социальной организации. При этом контакты между разными культурными традициями не всегда были однозначно позитивными для всех участников этого процесса, поскольку он часто проходил в контексте военных столкновений или завоеваний. Рассчитана на ученых — историков и культурологов, преподавателей и студентов, а также на всех, кто интересуется проблемами всемирной истории.

  •  Ловушка для обезьян
     Василишин Роман
     Документальная литература, Публицистика

    «Ловушка для обезьян» - это книга-аллегория известного публициста и аналитика Романа Василишина, автора социальных бестселлеров «Брат» и «Спасти государство».

    Эта книга открывает просветительскую серию, цель которой: донести до широкого читателя беспощадно правдивую информацию об устройстве современного общества, его экономических, политических, социальных и гуманитарных институтов.

    «Ловушка для обезьян» - это одновременно и научно-популярная работа о банковской системе, и жесткая пародия на мир всевластных ростовщиков, раз за разом обворовывающих своих клиентов.

    «Ловушка для обезьян»- это карикатура на многомиллионную массу банковских клиентов: доверчивых вкладчиков и безмозглых заемщиков, - ставшую жертвой алчных ростовщиков.

    «Ловушка для обезьян» - это безжалостное осмеяние «высших ценностей» современного украинского общества: чревоугодия, подлости, жестокости, воинствующего мракобесия, зависти и стяжательства.

    «Ловушка для обезьян» - это развенчание общественного мнения, воспевающего пресыщенных подонков и презирающего труд простого человека.

    Но эта книга написана не только для того, чтобы лишь осмеять общественные пороки и позлорадствовать над мытарствами сотен тысяч бестолковых мещан, потерявших голову в битве за банковские проценты.

    Эта книга дарит читателям рецепты «социального просветления», подсказывает правильные модели поведения в новом украинском мире, где повсеместно правит «Закон Джунглей».

    Ho самое главное заключается в том, что «Ловушка для обезьян» это и увлекательная, познавательная книга о нашей жизни, срывающая уродливую коросту дегенерации с доброй и щедрой украинской души, и книга, наполняющая эту душу чувством самоиронии и светом надежды.

  •  Между классом и дискурсом
     Кагарлицкий Борис Юльевич
     Документальная литература, Публицистика

    Политологическое исследование Бориса Кагарлицкого посвящено кризису международного левого движения, непосредственно связанному с кризисом капитализма. Вопреки распространенному мнению, трудности, которые испытывает капиталистическая система и господствующая неолиберальная идеология, не только не открывают новых возможностей для левых, но, напротив, демонстрируют их слабость и политическую несостоятельность, поскольку сами левые давно уже стали частью данной системы, а доминирующие среди них идеи представляют лишь радикальную версию той же буржуазной идеологии, заменив борьбу за классовые интересы защитой всевозможных «меньшинств».

    Кризис левого движения распространяется повсеместно, охватывая такие регионы, как Латинская Америка, Западная Европа, Россия и Украина. На этом фоне выделяются отдельные истории успеха, такие как избрание Джереми Корбина лидером Лейбористской партии Великобритании или стремительный рост популярности сенатора-социалиста Берни Сандерса в США. Но подобные успехи не могут стать основанием для нового глобального тренда, если не будут осмыслены и поняты в контексте формирования новой политики, преодолевающей диктат либеральной политкорректности. Левые смогут вернуть себе прежнее влияние, если сами вернутся к классовой повестке. Однако в условиях, когда структура общества радикально изменилась, возвращение к классовой политике отнюдь не означает повторения устаревших формул и лозунгов прошлого века. Необходимо опираться на сегодняшние интересы и потребности трудящихся, выстраивая на этом основании новую программу, объединяя людей и ставя всерьез вопрос о борьбе за власть.

    Книга предназначена широкому кругу читателей, интересующихся проблемами политической истории, социологии и экономики.

 Жанры книг