Книги жанра «Публицистика» на букву «Л»

num: 1 2 4 5 6 7
en: A B C D E F G H I K L M N O P R S T U V W Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Л. А. Сулержицкий Л. А. Сулержицкий Андреев Леонид Николаевич  
обложка книги Л. Н. Толстой Л. Н. Толстой

«Когда в осеннее сумрачное утро вагон с останками Л. Н. Толстого тихо приблизился к станции, гроб приняли на руки яснополянские крестьяне и медленно понесли по родным холмам и долам к месту последнего упокоения. И казалось, что, вместе с ними, усталого путника, достигшего, наконец, своего ночлега, принимает в материнское лоно, своими объятиями мягко заслоняя зловеще чернеющую вдали яму, вся эта родная природа: и эта мерзлая, кочковатая земля, и задушевные, кругом темнеющие, леса, и задумчивая матовая даль…»

Булгаков Сергей Николаевич  
обложка книги Л. Н. Толстой и Русская Церковь Л. Н. Толстой и Русская Церковь

Настоящая статья была написана по просьбе г. редактора журнала "Revue contemporaine" — для ознакомления с вопросом о Толстом и Русской Церкви западноевропейских читателей. К такому уху и уму она и приноровлена — подробностями своими, тоном своим, мелочами. Но тезисы, в ней высказанные, суть в точности мои тезисы. Русская Церковь в 900-летнем стоянии своем (как, впрочем, и все почти историческое) поистине приводит в смятение дух: около древнего здания ходишь и проклинаешь, ходишь и смеешься, ходишь и восхищаешься, ходишь и восторгаешься. И недаром — о недаром — Бог послал Риму Катилину и Катона, Гракхов и Кесаря… Всякая история непостижима: причина бесконечной свободы в ней — и плакать, и смеяться. И как основательно одно, основательно и другое… Но все же с осторожностью…

Или, может быть, даже без осторожности?

И это — может быть. История не только бесконечна, но и неуловима.

Статья была переведена на французский язык редакциею журнала; русский ее оригинал печатается теперь впервые.

В. Р.

С.-Петербург, 25 сентября 1911 г.

Розанов Василий Васильевич  
Л. П. Берия

Статья из газеты Дуэль 1999 13

Паршев Андрей Петрович  
Л Ф Воронкова и ее книги Путилина Валентина  
обложка книги Лабиринт (сборник) Лабиринт (сборник)

Наверное, определяющим в написании моей новой книги (новелл и дневников) стал огромный интерес моего Поколения к истории нашего Времени. Век XX – до сих пор непрочитанная книга. Мне очень хотелось понять и вспомнить все то, что было с нами совсем недавно, в Эпохе, которая уже почти исчезла, как выгоревшая Звезда. Но фантомы Прошлого еще кружат над нашими судьбами… В Истории было столько тайн, недосказанности, столько имен и знаковых личностей… Столько роковых судеб, столько жестокости, непредсказуемости, радости и боли. Ничего не должно исчезнуть из океана человеческой Памяти! Цивилизацию сохраняют Люди.

Приятного чтения, до новых встреч!

Ирина Цыпина

Цыпина Ирина  
обложка книги Лабиринты безумия Лабиринты безумия

В книге Игоря Бунича, известного по бестселлерам «Золото партии», «Меч президента», «Синдром Николая II», «Таллиннский переход» и др. описываются события, приведшие к самой кровопролитной в истории человечества войне.

Два тоталитарных режима, опьяненные идеей мирового господства, неумолимо шли к жестокому конфликту. Тщательно скрывая свои намерения, генеральные штабы Советского Союза и Германии готовили планы молниеносных наступательных операций по сокрушению друг друга. Благодаря глобальной дезинформации, предоставляемой разведками разных стран, включая и собственную, Сталин находился в своеобразном сюрреалистическом мире, из которого его вывел страшный удар внезапного нападения Гитлеровских армий.

В книге описывается захватывающая картина борьбы правительств, генеральных штабов и разведок СССР, Германии, Англии и США во имя будущего передела мира.

Бунич Игорь  
обложка книги Лабиринты судьбы. Между душой и бизнесом Лабиринты судьбы. Между душой и бизнесом

На страницах этой книги автор – член Союза писателей России, ученый-социолог, бизнесмен и страстный коллекционер – продолжает разговор, начатый в книге «Маятник бизнеса: между орденом и тюрьмой».

Теперь в центре повествования не бизнес-приключения, а как бы посткапиталистический пласт жизни, связанный уже не столько с заработком, сколько с сохранением капитала и его вложением в вечные ценности: главным образом в живопись и скульптуру сибирских авторов, а также в создание уникальной галереи современного искусства. В книге показано зарождение страсти коллекционирования и недавнее лондонское знакомство со скульптором мировой величины, выходцем из глухой бурятской деревни Даши Намдаковым. Большое внимание в книге уделено проблеме формирования творческой личности и взаимоотношениям с повзрослевшими детьми, нещадно атакуемыми псевдокультурой, Интернетом и ставшими типичными, увы, семейными неурядицами. В заключение автором изложена философская гипотеза о космическом смысле безграничного развития интеллекта на нашей, пока еще терпящей заблудшее человечество, планете.

Бронштейн Виктор  
обложка книги Ладья Харона Ладья Харона

Киньяр, замечательный стилист, виртуозный мастер слова, увлекает читателя в путешествие по Древней Греции и Риму, средневековой Японии и Франции XVII века. Постепенно сквозь прихотливую мозаику текстов, героев и событий высвечивается главная тема — тема личной свободы и права распоряжаться собственной жизнью и смертью. Свои размышления автор подкрепляет древними мифами, легендами, историческими фактами и фрагментами биографий.

Паскаль Киньяр — один из самых значительных писателей современной Франции, лауреат Гонкуровской премии. Жанр его произведений, являющих собой удивительный синтез романа, поэзии и философского эссе, трудноопределим, они не укладываются в рамки привычной классификации. Но почти все эти книги посвящены литературе, музыке или живописи самых различных эпох, от античности до наших дней, и Киньяр, тончайший знаток культуры, свободно чувствует себя в любом из этих периодов. Широкую известность ему принесли романы «Салон в Вюртемберге», «Лестницы Шамбора» и «Все утра мира».

(задняя сторона)

И все-таки сколь бы разнообразен (исторически, географически, лингвистически) ни был создаваемый Киньяром мир, главное в нем другое. Этот мир собирается по крупинкам, так же, как прошлое слагается из обрывков, фрагментов воспоминаний — это и есть процесс воскрешения, восстановления того, что, казалось, кануло в небытие.

Киньяр Паскаль  
Лажечников - писатель и мемуарист Ильинская Н Г  
обложка книги Лаконизмы: Политика. Власть. Общество Лаконизмы: Политика. Власть. Общество

Что есть главный дефицит XXI века? Время. Время Твиттера и коротких сообщений.

Николай Стариков — автор 15 книг о геополитике, экономике и истории, общественный деятель, частый гость эфира радио и ТВ, лидер Партии Великое Отечество.

И теперь он решил написать книгу в новом формате. В своей книге «Лаконизмы» Николай Стариков постарался в краткой форме донести до читателя смысл и суть происходящего сегодня с нашей страной.

Темы серьезные: Политика. Власть. Общество.

Хотите, назовите это лаконизмами. Можете назвать — первой твиттер-книгой о политике.

Возможно, кому-то именно этот формат поможет «включиться» в ту суровую реальность, которая в случае ее игнорирования начинает стучаться в нашу жизнь изо всех сил.

И удары этой реальности очень болезненны, если быть к ней совсем неготовым.

Итак, добро пожаловать в реальность!


16+

Стариков Николай  
обложка книги Лаодамия Лаодамия

В книгу вошли четыре трагедии И.Ф.Анненского на мифологические сюжеты: «Меланиппа-философ», «Царь Иксион», «Лаодамия», «Фамира-кифарэд». Один из крупнейших русских поэтов рубежа веков Иннокентий Анненский — еще и замечательный драматург и переводчик античных трагедий. Оставаясь в стороне от бурных споров и дискуссий, он, тем не менее, убежденно отстаивает свое представление о природе и назначении драматического действа. Читатель не только получит подлинное наслаждение, следуя за прихотливыми изгибами мысли поэта и интерпретатора-эрудита в одном лице, но и пополнит свои знания об античной драме и древнегреческом театре.

Анненский Иннокентий  
обложка книги Лара моего романа: Борис Пастернак и Ольга Ивинская Лара моего романа: Борис Пастернак и Ольга Ивинская

В основу этой книги положены записи бесед автора с Ольгой Ивинской — последней любовью и музой Бориса Пастернака. Читателям, интересующимся творчеством великого русского поэта, будет интересно узнать, как рождались блистательные стихи из романа «Доктор Живаго» (прототипом главной героини которого стала Ивинская), как создавался стихотворный цикл «Когда разгуляется», как шла работа над гениальным переводом «Фауста» Гете.

В воспоминаниях Б. Мансурова содержатся поистине сенсационные сведения о судьбе уникального архива Ивинской, завещании Пастернака и сбывшихся пророчествах поэта.

Для самого широкого круга любителей русской литературы.

Мансуров Борис Мансурович  
обложка книги Ларс фон Триер. Интервью: Беседы со Стигом Бьоркманом Ларс фон Триер. Интервью: Беседы со Стигом Бьоркманом

Ларс фон Триер (р. 1956) — скандалист и новатор, анархист и еретик, главный возмутитель спокойствия в современном европейском кинематографе, обласканный множеством призов, любимый режиссер директора Каннского кинофестиваля Жиля Жакоба, художник, провокационно откровенный и столь же демонстративно загадочный, автор нашумевшего манифеста «Догма-95» и постановщик таких кинохитов, как «Преступный элемент» и «Европа», «Королевство» и «Рассекая волны», «Идиоты» и «Танцующая в темноте», «Догвиль» и «Мандерлей». Фон Триер — признанный ипохондрик и гениальный организатор; он страдает множеством фобий и никуда не ездит без своего любимого каяка, придумывает новую технику киносъемок и каждый день купается нагишом в открытом бассейне своей киностудии «Центропа». В данной книге, представляющей все этапы карьеры фон Триера, от ранних короткометражек до «Самого главного босса» (2006), собраны его беседы с видным шведским кинематографистом и кинокритиком Стигом Бьоркманом.

Триер Ларс фон, Бьоркман Стиг  
Латынина vs Форсайт, или Особенности национального теракта

Коментарий с FanLib:

 Mat 2008/03/10 14:52

      В таком ракурсе становится понятно, отчего так возненавидели писательницу рядовые слуги власти

Еськов Кирилл Юрьевич  
Лев Борисович Каменев (Розенфельд) Луначарский Анатолий Васильевич  
Лев Давидович Троцкий Луначарский Анатолий Васильевич  
Лев Николаевич Толстой Кони А Ф  
обложка книги Лев Рохлин: Жизнь и смерть генерала. Лев Рохлин: Жизнь и смерть генерала.

…Герой войны, Лев Рохлин, отказавшийся взять высшую награду за участие в развязанной гражданской войне, как он говорил, изо всех сил стукнул кулаком по столу, заставив услышать себя всю страну. Он буквально ворвался в большую политику как герой-одиночка, но очень быстро осознал, что невозможно помочь армии, ВПК и науке, не изменив ситуацию в стране. Hе будучи профессиональным политиком, Рохлин тем не менее умел драться и точно, по-военному, формулировать лозунги момента. Сильной армии в экономически слабом государстве быть не может. Простые, немудреные слова. Правда, в каждом слове абсолютное отсутствие желания рисоваться. Hарод увидел это и поверил ему. Рохлин, по существу, возглавил все российское протестное движение, и уже к лету 1998 года страна вставала на дыбы… Зарождалась огромная волна протеста, которая должна и могла тогда смести прогнивший ельцинский режим. Hарод увидел тогда в Рохлине лидера, которого давно ждал - смелого, честного, неподкупного.

Антипов Андрей  
обложка книги Левиафан и Либерафан. Детектор патриотизма Левиафан и Либерафан. Детектор патриотизма

Публицистика Юрия Полякова, так же как и его художественная проза, всегда вызывала бурный отклик читателей и явное недовольство властей. Прочтя эту книгу, вы сможете не только приобщиться к острой, неординарной мысли писателя, оценить его афористично-иронический стиль, но и убедиться в том, насколько в своих прогнозах и предвидениях автор опережает текущий момент. Кстати, используя в наших политических спорах некоторые словечки и выражения, мы даже не подозреваем, что попали они в современный русский язык из статей Юрия Полякова.

Новая книга «Левиафан и Либерафан. Детектор патриотизма» — пятый публицистический сборник автора. Ей предшествовали издания «От империи лжи — к республике вранья» (1997), «Порнократия» (2000), «Россия в откате» (2008), «Лезгинка на лобном месте» (2013). В новую книгу вошли свежие публикации, но уникальна она еще и тем, что писатель являет читателям все виды своего отточенного гражданского оружия: здесь и острейшие статьи, и литературная полемика, и разящие высказывания в Фейсбуке, и сатирическая поэзия, и интервью, ставшие событиями общественной жизни. В каждом слове — тревога за будущее Отечества, жесткая отповедь «либерафанам», борьба с государственной недостаточностью и устремление к созидательному реваншу.

Поляков Юрий Михайлович  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Публицистика»

  •  Навіщо читати
     Данцir Шарль
     Проза, Современная проза, Документальная литература, Публицистика

    «Читання не суперечить життю. Воно — саме життя, життя значно серйозніше, не таке жорстоке, не таке фривольне, значно триваліше, більш горде і менш марнославне, досить часто з усіма слабкими сторонами гордості, сором’язливістю, мовчанням, відступом. В утилітарності світу воно підтримує відстороненість на користь мислення.

    Читання нічому не служить. Саме тому воно така велика річ. Ми читаємо власне тому, що воно нічому не служить».

    Поради, прояви ніжності, уїдливі зауваження та концепція читання як «брата літератури», вони обоє крокують поруч у боротьбі з часом. Це — філософія читання, яка змушує дивуватися, захоплюватися та аплодувати; породжуючи лише одне прагнення: (її) перечитати.


    З французької переклала Зоя Борисюк

  •  Про письменство. Мемуари про ремесло
     Кінг Стівен
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Ця книжка — не просто відверта іронічна оповідь Кінга про його перші літературні потуги та відмови; успіх і славу; згубні звички та їх подолання; страшну аварію 1999 року, яка змусила письменника переосмислити життя; і нарешті, про кохання до Жінки, яка розділяє з ним найбільші радості й підтримує в найгіркіші миті. Також у ваших руках — цінний посібник для авторів усіх жанрів, які хочуть писати краще та вміти «продавати себе»: основи стилю, робота з сюжетом і героями, редагування власних творів, шляхи входження на ринок та пошуки своєї ніші. Усе це підкріплене живими прикладами, як треба і не треба робити — включно з ранньою чернеткою власної оповідки Кінга з авторськими рукописними примітками! Стівен Кінг, інколи сам дивуючись, показує, як сюжети його книжок кореняться в життєвих пригодах і спостереженнях, виростають із геть несподіваних деталей, як автор може брати героїв і події з життя — але й самі придумані ним герої та події готові теж увійти в життя автора зі сторінок його книжок. Приємний бонус — два списки якісної літератури, рекомендованої Королем горору!


Новинки месяца жанра «Публицистика»

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю