Книги жанра «Современная проза» на букву «А», страница 5

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 11 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 11

Яша и Серега переживают эротические приключения, в то же время, продолжают свое бесконечное путешествие. Удача не всегда сопутствует нашим героям: порой к их подвигам прибавляется удручающая частица «не» и Яша вынужден выдумать достаточно мрачные неологизмы.

Теперь уже трудно сказать, основаны ли Яшины рассказы на жаргоне хиппи или наоборот, поскольку Яша как раз и является одним из творцов этого жаргона. Словечки, придуманные Яшей в начале восьмидесятых, прочно вошли в современный русский язык.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 13 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 13

Яша и Серега выступают в Евпаторию, где собираются кататься с лолитами на узкоколейном трамвае, но дорога ведет себя настолько странно, что друзья попадают в Гурзуф, а затем добираются до Севастополя, где и начинают свою севастопольскую жизнь.

Продолжается тема Революции цветов. Поскольку толчок к самой революции дало творчество Beatles, в Яшиных рассказах всегда присутствует эхо их разноцветной музыки. Надо заметить, что в текстах порой встречаются и скрытые цитаты из битловских песен – в вольном Яшином переводе на модернизированный русский язык.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 14 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 14

Серега окучивает крымского гусика, после чего наши неутомимые друзья живут в Севастополе, неподалеку от памятника Нахимову, время от времени оказываясь и в других непредсказуемых частях этого славного города-героя. Закончив свою севастопольскую жизнь, Яша и Серега, наконец, достигают Евпатории и разбухиваются с лолитами.

Несмотря на жестокий идиотизм советского времени, Яшины рассказы в целом мажорны: мы видим довольно широкую прослойку людей, которые были свободны, делали то, что хотели, не заморачиваясь переустройством мира, в котором и без того им жилось легко и приятно. Об этой внутренней свободе красноречиво свидетельствует и сам язык данных произведений.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
Автостопщик Исаев Алексей  
обложка книги Агасфер Агасфер

Стефан Гейм (р.1913) шел к этому роману почти четверть века, впервые заявив тему библейской стилизации в `Крестоносцах` (1948), и вернувшись к ней в `Книге царя Давида` (1972). `Агасфер` (1981) стал творческой вершиной немецкого писателя, и получил широкую международную известность, будучи опубликованным в таких разных странах, как США и ГДР. Опираясь на европейскую традицию романов о Вечном жиде, Гейм пишет огромное полотно, на котором встречаются герои Нового Завета, германской Реформации и наших дней.

Геймс Стефан  
Агата возвращается домой Горалик Линор  
обложка книги Агатангел, или Синдром стерильности Агатангел, или Синдром стерильности

Наталка Сняданко — молодой, но уже известный как у себя на родине, так и за рубежом писатель. Издательство «Флюид» представляет ее новый роман, в котором действует по-гоголевски красочный набор персонажей. Как и великий предшественник, Н. Сняданко рисует яркое полотно жизни провинциальной Украины — только пост-перестроечной, в котором угадываются как характерные российские реалии, так и недавние события мировой истории. Мастерски переходя от тем культурно-бытовых к философским, а также политическим, до боли знакомым и каждому россиянину, автор приправляет любую ситуацию неподражаемым юмором, словно говоря всем «братьям-славянам»: «Ничего, прорвемся!»

Для русского читателя роман Н. Сняданко в блестящем переводе Завена Баблояна и Ольги Синюгиной станет настоящим литературным открытием.

Сняданко Наталья Владимировна  
обложка книги Агафон с большой Волги Агафон с большой Волги

Роман «Агафон с Большой Волги» посвящен проблемам современной деревни.

Федоров Павел Ильич  
обложка книги Агентство недвижимости предлагает... (СИ) Агентство недвижимости предлагает... (СИ)

«Иногда мне бывает смешно, но чаще грустно от мысли, до чего могут дойти люди, решившие разменять свою квартиру. Мир, где невольно оказываешься свидетельницей семейных драм и скандалов, когда люди, не принимая тебя в расчет, показывают свое истинное лицо». Закулисный мир агентства недвижимости и абсолютно реальные истории клиентов, любовь и предательство — в романе Татьяны Юрьевны Лисицыной «Агентство недвижимости предлагает…»

Лисицына Татьяна Юрьевна  
Агитмедведьособого отряда Кассиль Лев Абрамович  
обложка книги Агнес Агнес

Впервые в России выходит книга известного швейцарского писателя и драматурга Петера Штамма (р. 1963). Герой романа «Агнес», молодой писатель из Швейцарии, приезжает в Чикаго собирать материал для новой книги и знакомится с девушкой по имени Агнес, которая увлеченно занимается математикой. Любовь неожиданно меняет его жизнь: забросив работу, он по просьбе Агнесс пишет о ней рассказ. Постепенно разрастающаяся в его компьютере история начинает жить своей жизнью, вымысел и реальность переплетаются, и так счастливо начинавшаяся история приходит к трагическому концу.

Штамм Петер  
обложка книги Агнец Агнец

Произведения Шессе часто называют шокирующими и неоднозначными – однако в степени их таланта не сомневаются даже самые строгие из критиков.

В незаурядных и строгих по форме новеллах лауреат Гонкуровской премии (1973) исследует темы сексуальности, спасения, греха, смерти.

Шессе Жак  
обложка книги Агнец Агнец

У большинства людей есть друзья детства. Иисус Христос некогда тоже был человеком, и друг детства у него имелся — по прозванью Шмяк. Что очень кстати, ибо детство и юность Сына Божьего окутаны мраком. Точнее, были окутаны — до того момента, как силы небесные решили вернуть Шмяка на землю, дабы он написал правдивую историю первых тридцати трех лет жизни своего божественного друга.

С младенчества Джошуа (более известный как Иисус) знал, что избран и что папа у него не из рядовых. Не знал юный Мессия другого — почему избран именно он и зачем избран. Решив прояснить это, Джошуа и Шмяк отправляются в края, где все вопросы получают ответы и поныне, — на восток. Во время странствий каждый занимается тем. что ему ближе: Сын Божий постигает глубины Духа, а добрый малый Шмяк — извивы плоти. Но оба приходят к одинаковому выводу — толика любви людям не помешает.

«Агнец» — роман воспитания, умная сатира, но прежде всего это сказка с неизвестным сюжетом и известным концом. Желающие найти в книге кощунство, разумеется, найдут его, остальные же насладятся фантазией и юмором Кристофера Мура, а быть может, и попытаются возлюбить ближнего своего.

Мур Кристофер  
Агнец на заклание


Руальд Даль начал писать в 40-х годах и признан ныне одним из мастеров страшных рассказов. Он родился в 1916 году в южном Уэльсе, его родители — норвежцы. Сам он живет в Англии. До самого начала второй мировой войны, до того, как он вступил в британские военно-воздушные силы, он работал в Лондоне, в нефтяной компании. Какое-то время он работал в Соединенных Штатах, там-то впервые у него и проснулся интерес к писательскому творчеству. Первые двенадцать его рассказов — все они связаны с темой полета — были опубликованы в ведущих американских журналах, а затем вошли в книгу «Перехожу на прием». С тех пор он не сомневался в своем призвании, а его рассказы стали бестселлерами и переводились на многие языки. Некоторые из них были инсценированы и показывались по британскому телевидению в 1979 году.

Как ни странно, Руальд Даль посвятил свой талант также и детским книгам, чудесным фантазиям, таким, как «Джеймс и гигантский персик», «Чарли и большой стеклянный лифт», «Замечательная история Генри-Сахарка», которые полюбились детям во всем мире.

Трудно поверить, что автор этих совершенно безобидных произведений — тот же самый человек, который в своих «взрослых» рассказах нередко представляет страшные, жестокие и жуткие повороты судьбы. Эти рассказы — своего рода назидательные новеллы, в действие которых безжалостно вмешивается рука судьбы, поражая несчастную жертву в самое уязвимое место, порой приговаривая ее к изощренным вечным мукам. Примером может служить рассказ «Уильям и Мэри», героиня которого (мозг ее покойного мужа посредством медицинского эксперимента сохраняет клиническую жизнь и чувствительность, один его глаз сохраняет способность видеть) обнаруживает, что может безнаказанно приводить его в бешенство, выпуская на него дым во время курения, включая свои любимые телепрограммы (прежде запрещенные в доме) и вообще мстя ему за тиранию, длившуюся всю их совместную жизнь.

В сюжетах Руальда Даля проявляется высокое чувство справедливости. Как ни ужасна развязка, мы чувствуем, что подобный финал уместен и даже неизбежен.

В некоторых рассказах он обращается к сверхъестественному. Другие строятся на вполне обоснованных научных теориях, доведенных до абсурда. Так, в рассказе «Маточное молочко» пчеловод-энтузиаст и его жена начинают подкармливать свою худенькую малютку-девочку этим веществом, славящимся своей питательностью. Через некоторое время жена с ужасом замечает, что у малышки развиваются свойства личинки пчелиной матки. Муж ее, однако, не видит в этом ничего нежелательного — как выясняется, сам он уже несколько лет потихоньку лакомится маточным молочком, и даже в его внешности появилось что-то пчелиное. Его тело стало покрываться густой порослью черных и желтых волос, и неожиданно жена видит его в новом, страшном виде — он с жужжанием движется по комнате, неся на коротких ножках пухлое тело.

«Агнец на заклание» был впервые напечатан в 1954 году. Не приходится сомневаться, что муж Мэри Мэлони заслужил свою участь. А заслуживает ли в свою очередь Мэри того, чтобы преступление сошло ей с рук? И действительно сойдет ли оно ей с рук? Подумайте сами. Отсутствие определенности — также одна из особенностей рассказов Даля.

Даль Роальд  
обложка книги Агния, дочь Агнии Агния, дочь Агнии

Произведения известного актера, режиссера и сценариста В. Ливанова разнообразны и по тематике, и по жанрам. К примеру, повесть «Агния, дочь Агнии» переносит нас в мир жестоких войн и набегов — в эпоху скифских завоеваний, и будет интересна широкому кругу читателей.

Ливанов Василий Борисович  
обложка книги Ад Ад

Где же ангел-хранитель семьи Романовых, оберегавший их долгие годы от всяческих бед и несчастий? Все, что так тщательно выстраивалось годами, в одночасье рухнуло, как карточный домик. Ушли близкие люди, за сыном охотятся явные уголовники, и он скрывается неизвестно где, совсем чужой стала дочь. Горечь и отчаяние поселились в душах Родислава и Любы. Ложь, годами разъедавшая их семейный уклад, окончательно победила: они оказались на руинах собственной, казавшейся такой счастливой и гармоничной жизни. И никакие внешние – такие никчемные! – признаки успеха и благополучия не могут их утешить. Что они могут противопоставить жесткой и неприятной правде о самих себе? Опять какую-нибудь утешающую ложь? Но они больше не хотят и не могут прятаться от самих себя, продолжать своими руками превращать жизнь в настоящий ад. И все же вопреки всем внешним обстоятельствам они всегда любили друг друга, и неужели это не поможет им преодолеть любые, даже самые трагические испытания?

Маринина Александра Борисовна Взгляд из вечности  
обложка книги Ад Ад

Где же ангел-хранитель семьи Романовых, оберегавший их долгие годы от всяческих бед и несчастий? Все, что так тщательно выстраивалось годами, в одночасье рухнуло, как карточный домик. Ушли близкие люди, за сыном охотятся явные уголовники, и он скрывается неизвестно где, совсем чужой стала дочь. Горечь и отчаяние поселились в душах Родислава и Любы. Ложь, годами разъедавшая их семейный уклад, окончательно победила: они оказались на руинах собственной, казавшейся такой счастливой и гармоничной жизни. И никакие внешние — такие никчемные! — признаки успеха и благополучия не могут их утешить. Что они могут противопоставить жесткой и неприятной правде о самих себе? Опять какую-нибудь утешающую ложь? Но они больше не хотят и не могут прятаться от самих себя, продолжать своими руками превращать жизнь в настоящий ад. И все же вопреки всем внешним обстоятельствам они всегда любили друг друга, и неужели это не поможет им преодолеть любые, даже самые трагические испытания?

Маринина Александра Борисовна Взгляд из вечности  
обложка книги Ада Даллас Ада Даллас

В центре остросюжетного романа современного американского писателя судьба женщины, ставшей с помощью большого бизнеса губернатором штата. В книге разоблачаются политические интриги законодательных органов штата, махинации и коррупция, царящие во время предвыборной кампании, рассказывается, как ради достижения своей цели губернатор штата и начальник полиции не брезгуют никакими средствами.

Уильямс Верт  
обложка книги Адам - значит человек! За шаг до Победы Адам - значит человек! За шаг до Победы Стрелков Владислав Валентинович  
обложка книги Адам и Мирьям Адам и Мирьям

Рубина Дина  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Современная проза»

  •  Пробудження Лол В. Штайн
     Дюрас Марґеріт
     Проза, Современная проза

    Персонажі роману намагаються уникнути самотності і віднайти сенс життя через абсолютне кохання, кохання неможливе, що межує з небуттям та божевіллям.

    Історію Лол Валері Штайн розповідає та одночасно вигадує закоханий у неї Жак Гольд. Вона починається однієї ночі, яка уміщує стільки подій, що здається нескінченною. На зорі Лол В. Штайн уже зовсім інша. Руйнація і божевілля спочатку, потім — забуття і сон, що продовжується десять років. Через десять років Лол з родиною повертається до батьківського дому, починає поступово пригадувати, і її історія має початися знов.


    Перекладено за виданням: Marguerite Duras. Le Ravissement de Loi. V. Stein: Roman. — Paris: Edition Gallimard, 1964

    Переклад Дарії Бібікової

  •  Разлад
     Белахова Мария Андреевна
     Проза, Современная проза, Советская классическая проза

    Повесть «Разлад» затрагивает важные и сложные вопросы взаимоотношений в семье. Ее герои — наши современники. сверстники читателей. Повесть заставляет о многом задуматься: о дружбе, о любви, об уважении друг к другу в семье, о том, с чего начинаются раздоры, как важно серьезно относиться к созданию семьи.

  •  Делілло Дон. Зеро К
     Делілло Дон
     Проза, Современная проза

    Головний герой нового роману Дона Делілло мільярдер Росс Локгарт — основний інвестор віддаленого і таємничого поселення, де смерть вишукано контролюють, а тіла консервують до майбутніх часів. Здоров'я його дружини Артис стрімко занепадає. Син Росса Джефф приєднується до Росса й Артис у поселенні, щоб попрощатися з нею, коли відмовить її тіло.

    Росс теж відчуває глибоку потребу увійти в інший вимір і прокинутися в новому світі. Натомість його син прагне жити й відчувати «мішанину подивів нашого часу тут, на землі».

    Чудовий, щирий роман одного з найвидатніших письменників нашого часу. «Зеро К» — справжня ода мові й людяності, роздум про смерть та обійми життя.

  •  Нэпал — верный друг. Пес, подаривший надежду
     Льюис Дэмиен, Морган Джейсон
     Проза, Современная проза

    Когда чудом выживший во время неудачной спецоперации Джейсон Морган многие месяцы балансировал между жизнью и смертью на больничной койке, где-то уже появился его будущий друг — маленький черный лабрадор Нэпал. Его выбрали, чтобы воспитать помощника и компаньона для людей с особыми потребностями и вырастить пса, навыки которого трудно оценить деньгами. Встреча с ним изменила жизнь прикованного к инвалидной коляске Джейсона, одинокого отца троих сыновей. Из измученного болью инвалида мужчина стал опорой и гордостью для своих детей, тренером футбольной команды, участником Игр воинов и марафона, гостем телепередач и Белого Дома — и везде вместе с верным Нэпалом он рассказывает о том, каким чудом может быть дружба человека и собаки.


Новинки месяца жанра «Современная проза»

  •  Добром за добро
     Вишневецкий Витовт Витольдович
     Проза, Историческая проза, Современная проза

    Повесть о древнем Полесье, его жителях и их князе и княгине, о войне и мире, добре и зле, о чести и доблести о любви и верности, об истинной плате добром за добро.

  •  Оповідь Служниці
     Етвуд Марґарет
     Проза, Современная проза

    У Республіці Гілеад повноцінні права мають лише Командори та їхні Дружини. Народити дитину здатна тільки кожна сота жінка в Гілеаді. Їх, Служниць, збирають по всій країні, а потім вони проходять курс підготовки, аби бути гідними виносити дитя офіцера.

    Одна зі Служниць — Джун. Колись вона мала коханого чоловіка і доньку. А тепер сенс її життя — підкорятися законам Гілеаду… Проте Джун не така, як усі. Жінка розуміє, що відбувається, вона хоче втекти і ще здатна любити…

  •  Паяц (Сборник)
     Манн Томас
     Проза, Современная проза

    Томас Манн был одним из тех редких писателей, которым в равной степени удавались произведения и «больших», и «малых» форм. Причем если в его романах содержание тяготело над формой, то в рассказах форма и содержание находились в совершенной гармонии.

    «Малые» произведения, вошедшие в этот сборник, относятся к разным периодам творчества Манна. Чаще всего сюжеты их несложны — любовь и разочарование, ожидание чуда и скука повседневности, жажда жизни и утрата иллюзий, приносящая с собой боль и мудрость жизненного опыта. Однако именно простота сюжета подчеркивает и великолепие языка автора, и тонкость стиля, и психологическую глубину.

  •  Убить Бобрыкина: История одного убийства
     Николаенко Александра
     Проза, Современная проза

    Эта книга встанет в один ряд с «Школой для дураков» Саши Соколова и «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева. И дело не только в удивительном языке, которым она написана, а в силе трагического напряжения, на котором она держится.

    Искренняя, преданная, хотя и не без щербинки, любовь. Психологическое насилие вполне определенно очерчивает портрет блаженного героя. «Опаздывают те, которых ждут… А ты себе не нужен…, — сказала мать». «Бобрыкин ненавистный» — маленький (не главный) мучитель в школе и муж подружки, когда дети повзрослели. Черты игры и сна, тщательно подобранные ряды перечислений. Перед нами некий фарс, карикатура и тонкая стилизация со множеством литературных пересечений. Прозой это назвать трудно. Инверсии, «срифмованные» смыслы, которые отскакивают, словно мячик, возвращаются: текст ритмически организован и… статичен, вместо единого речевого потока формируя произвольные островки, где открывается, варьируется, преобразуется ужас и волшебство обыденных, простых вещей.

  •  Вокзал
     Горбовский Глеб Яковлевич
     Проза, Современная проза

    Глеб Горбовский — известный ленинградский поэт. В последние годы он обратился к прозе. «Вокзал» — первый сборник его повестей.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю