Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

По книгам:
 [EN]  [0-9]
По авторам:
 [EN]  [0-9]
По сериям:
 [EN]  [0-9]

Книги жанра «Современная проза» на букву «Д»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Дальше живите сами Дальше живите сами

Известие о смерти отца застает Джада в тяжелый момент: он потерял работу и переживает измену жены. Теперь ему предстоит провести траурную неделю вместе с ближайшими родственниками, а общение с ними — всегда испытание. То, что Фоксманы собрались по печальному поводу, не мешает им упражняться в остроумии, попадать в нелепейшие ситуации и выяснять отношения. За семь дней представления героя о жизни и себе самом кардинально изменятся, а близкие преподнесут ему и друг другу немало сюрпризов.

Троппер Джонатан  
обложка книги Две недели в другом городе Две недели в другом городе

Ирвин Шоу — один из самых популярных писателей нашего времени, автор всемирно известных книг «Богач, бедняк», «Нищий, вор», «Вечер в Византии» и многих, многих других. Его романы не только неизменно становились бестселлерами, многократно переиздавались и экранизировались, но и вошли в золотой фонд литературы XX века.

Ирвин Шоу — автор, обладающий поистине уникальной способностью соединять в своих произведениях глубину, увлекательность напряженной интриги и поразительное знание человеческой психологии.


Две недели в чужом городе. Время переосмыслить свою жизнь? Время пережить заново прошлое — или начать сначала? Начать с нуля? Попытаться отыграть назад прошлые неудачи и ошибки? Превратить старую муку и ненависть в новую нежность и любовь?

Две недели в чужом городе. Время перемен…

Шоу Ирвин  
обложка книги Для любовников и воров Для любовников и воров

История юношеского упоения жизнью – и взрослого, горького цинизма…

История эстетов-оригиналов – писателей, запутавшихся в переплетениях реальности и вымысла…

История утраты невинности – и обретения познания…

Но прежде всего – история о совершенно чувственном наслаждении простыми радостями бытия!

Сарралуки Педро  
обложка книги Двери восприятия Двери восприятия

Почти случайно Олдос Хаксли создал книгу, ставшую культовым текстом для тысяч радикальных интеллектуалов 60-х. «Двери восприятия» дали название знаменитой группе «The Doors». В числе последователей Хаксли — Уильям Берроуз, Кен Кизи, Том Вулф и Карлос Кастанеда. Всю свою жизнь автор самой знаменитой утопии XX века «О дивный новый мир» искал формулу всеобщего счастья. Экспериментируя с различными психоделиками, он поставил для себя задачу найти средство расширения сознания, которое дало бы возможность простым смертным проникнуть в сферы, доступные ранее лишь визионерам, мистикам, великим аскетам и пророкам.

Хаксли Олдос Леонард Двери восприятия  
обложка книги Деньги Деньги

Молодой преуспевающий английский бизнесмен, занимающийся созданием рекламных роликов для товаров сомнительного свойства, получает заманчивое предложение -снять полнометражный фильм в США. Он прилетает в Нью-Йорк, и начинается полная неразбериха, в которой мелькают бесчисленные женщины, наркотики, спиртное. В этой — порой смешной, а порой опасной — круговерти герой остается до конца... пока не понимает, что его очень крупно «кинули».

Эмис Мартин  
Дiм на горi

Роман побудований з двох частин: повісті-преамбули і циклу «Голос трави» з тринадцяти новел. Цікаво, що новел саме тринадцять: містична тканина твору дає підстави говорити про невипадкову наявність цього магічного числа. Ірреальні мотиви з`являються ще в повісті-преамбулі. Образи жінок, що мешкають у Домі на горі, виписані цілком реалістично, традиційними прийомами і засобами характеротворення. Та міф-легенда, який перетворюється на циклічно повторюваний магічний обряд, пронизує жіночі образи ореолом таємничості. Пришельці, які «з`являються бозна-звідки» перед жінками Дому, подані в романі як демонологічні істоти. Вони сірим птахом спускаються з неба, перетворюються на чоловіків і намагаються спокусити юних мешканок Дому. Якщо зваблення вдається — народжуються дивні хлопчики, «доля яких майже завжди була сумна». Варто наголосити на демонологічності цих хлопчиків. Більшість сюжетів циклу «Голос трави» запозичені з фольклорно-фантастичних і міфологічних оповідей.

Шевчук Валерiй  
Дубль два Нагим Фарид  
обложка книги День дурака День дурака

Никто не повествует о безумной гротескности жизни и смерти на Балканах так, как это делает Иосип Новакович. «День дурака» и несказанно жесток, и в то же время причудливо забавен.

Что может ждать от жизни человек, родившийся в День дурака? Особенно если на дворе 1948 год и к власти в родной Хорватии приходит диктатор Тито? Полный надежд и амбиций Иван Долинар поступает в медицинскую школу в Нови-Саде в Сербии, но ему не суждено стать врачом. Начинается война, Ивана призывают не в ту армию. Пешка в абсурдной игре, правила которой постоянно меняются, Иван вынужден бороться за то, чтобы выжить.

Из этих перипетий складывается роман: безжалостная политическая сатира и острая как бритва пародия на войну, где только мрачный юмор помогает не поддаться отчаянию.

Новакович Иосип  
обложка книги Дорога в рай Дорога в рай

«Дорога в рай» — четыре авторских сборника, почти полное собрание рассказов Роальда Даля (1916–1990), выдающегося мастера черного юмора, одного из лучших рассказчиков нашего времени. Озлобленный эстетизм, воинствующая чистоплотность, нежная мизантропия превращают рассказы Даля в замечательное пособие «Как не надо себя вести», в исчерпывающее собрание полезных советов человека, не лишенного некоторой вредности.

Даль Роальд  
Деликатное дело Топорков Владимир Фёдорович  
обложка книги Дверь в чужую жизнь Дверь в чужую жизнь

Всю свою писательскую жизнь Галина Щербакова собирает коллекцию человеческих судеб, поступков, заблуждений. Она обращается к историям жизни людей разного возраста и достатка. Главная тема, которой посвящены все ее книги, – всеобъемлющее понятие любовь. Как бы люди ни уговаривали себя, что ищут славы и известности, денег и признания, – все ищут ее, любви.

Те, кто находит, стремятся удержать, кто теряет, ищут снова. Проводя героев через огонь, воду и медные трубы, Щербакова в каждого вселяет надежду – и каждый дождется своего счастья.

Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Дочки, матери, птицы и острова Дочки, матери, птицы и острова Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Дивны дела твои, Господи… Дивны дела твои, Господи… Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Душечка Душечка Щербакова Галина Николаевна Чеховские герои в XXI веке  
обложка книги Дама с собачкой Дама с собачкой Щербакова Галина Николаевна Чеховские герои в XXI веке  
обложка книги День счастья – сегодня! День счастья – сегодня!

Он молод и просто неприлично богат. Деньги – смысл его жизни. И он покупает. Но все ли можно купить? Не может ли случиться так, что выставленный счет окажется слишком велик? Ответ вы найдете в этом захватывающем триллере. А в герое каждый из вас узнает свое собственное лицо. И может быть, оно вам не очень понравится. А что делать? Такое время, такая жизнь…

Сафонов Кирилл  
обложка книги Дай лапу Дай лапу

В прозе Геннадия Абрамова самое главное — это нравственные ориентиры, в соответствии с которыми каждая отдельно взятая жизнь наполняется и смыслом, и гармонией. Способность беззаветно любить, гнев и милость, теплота и душевность, греховность, и низость, мужество и преданность — вот круг тем, волнующих автора.

В новую книгу Геннадия Абрамова вошли произведения различных жанров: реальная проза, иносказание, притча, элегия, детектив, но все они о судьбах четвероногих, их жизни и приключениях, порой необыкновенных.

Абрамов Геннадий Михайлович  
обложка книги Девять Девять

Анджей Стасюк – один из лучших и наиболее популярных писателей современной Польши – уже известен российскому читателю экзистенциальным триллером «Белый ворон». И вот впервые на русском – его новый роман «Девять».

Герой «Девяти», частный предприниматель недавней эпохи первичного накопления капитала, всеми правдами и неправдами пытается вернуть крупный долг. Он ищет денег у старых друзей и бывших жен, у случайных знакомых и «крестного отца» местного значения. Поиски эти оборачиваются трагикомическим путешествием по кругам современного ада с бандитами и сутенерами в роли бесов…

Стасюк Анджей  
обложка книги Дикой Дикой Аксенов Василий Павлович  
обложка книги Диалектика Переходного Периода Из Ниоткуда В Никуда Диалектика Переходного Периода Из Ниоткуда В Никуда

Аннотации на книгу нет. Так пожелал автор.

Пелевин Виктор  
День рождения Тимоти Тревор Уильям  
Детская игра Тревор Уильям  
обложка книги Девять месяцев, или «Комедия женских положений» Девять месяцев, или «Комедия женских положений»

Что может быть общего у топ-менеджера интеллектуальноёмкого бизнеса и звезды телесериалов? У врача, работающего в государственном лечебном учреждении, и у адептов тантрических практик? Да всё, что угодно. Во-первых, все они люди (даже если опрометчиво мнят себя богами), и ничто человеческое… Включая привычки, характеры, судьбы. Во-вторых, героини романа «Девять месяцев» – женщины. А женщина – очень отличная от мужчины форма жизни. У мужчин частенько создаётся иллюзия, что это именно они правят миром, руководят делами, диктуют условия, выбирают себе жену. Но если хоть один из них всерьёз и надолго поверит в то, что он способен переиграть женщину в чём угодно, пусть вспомнит, что на свет вылупился не из лингама, а был рождён самой обыкновенной женщиной. И очень может быть – в самом обыкновенном родильном доме нашего (или вашего) города. После того как главное за мужчину в очередной раз сделано женщиной, ему остаётся всего лишь: вырасти; построить дом; посадить дерево; подарить унитаз фонду «Искусственная почка» и воспитать дочь – очередную участницу бесконечной комедии женских положений…

Так «про что» книга? Про женщину. Про Беременную Женщину. Именно про ту, в чью сторону вы сегодня фыркнули: «С таким пузом дома надо сидеть!» А ей вот не сидится…

Соломатина Татьяна Юрьевна  
обложка книги Дикобраз Дикобраз

Лауреат Букеровской премии Джулиан Барнс – один из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии, автор таких международных бестселлеров, как «Англия, Англия», «Попугай Флобера», «История мира в 10 1/2 главах», «Любовь и так далее», «Метроленд» и многих других. Возможно, основной его талант – умение легко и естественно играть в своих произведениях стилями и направлениями. Тонкая стилизация и едкая ирония, утонченный лиризм и доходящий до цинизма сарказм, агрессивная жесткость и веселое озорство – Барнсу подвластно все это и многое другое… В романе «Дикобраз» (никогда не выходившем на русском в виде книги и доступном прежде лишь в журнальной публикации) события разворачиваются в одной из стран Восточной Европы после падения коммунистического режима. Главная же сюжетная интрига – беспрецедентный в истории, открытый и гласный суд над бывшим президентом, отправленным в отставку…

Барнс Джулиан  
обложка книги Дьявольский рай. Почти невинна Дьявольский рай. Почти невинна

Роман «Дьявольский рай» описывает вполне недвусмысленные отношения юной девушки и взрослого циничного мужчины. История соблазнения (причем не очень ясно, кого кем) происходит крымским летом под шум волн и вечерний шелест заповедной можжевеловой рощи.

Писать эротику очень трудно, слишком легко скатиться в пошлость. «Дьявольский рай» в этом отношении – удивительно целомудренная книга. Читателю, ожидающему четкую картинку с подробным анатомическим описанием, ничего не показывают, но при этом изысканными, но бесстыдными словесными кружевами затягивают в такой чувственный омут, что буквально мурашки бегут по коже.

Самарка Ада  
Детские годы сироты Коли

Ирина Муравьева — родилась в Москве. Окончила русское отделение филологического факультета МГУ. Работала в Пушкинском мемориальном музее. С 1985 года живет в Бостоне. Печаталась в журналах “Дружба народов”, “Знамя”, “Континент” и др. Автор сборников прозы “Кудрявый лейтенант” (“Hermitage Publishers”), “Душа, плывущая в эфире” (“Терра”); в издательстве ЭКСМО готовится новая книга повестей и рассказов — “Одна возлюбленная пара”.

Муравьева Ирина  
Дед и внук

Сергей БАБАЯН — родился в 1958 г. в Москве. Окончил Московский авиационный институт. Писать начал в 1987 г. Автор романов “Господа офицеры” (1994), “Ротмистр Неженцев” (1995), повестей “Сто семьдесят третий”, “Крымская осень”, “Мамаево побоище”, “Канон отца Михаила”, “Кружка пива” (“Континент” №№ 85, 87, 92, 101, 104), сборника прозы “Моя вина”(1996). За повесть “Без возврата (Негерой нашего времени)”, напечатанную в “Континенте” (№ 108), удостоен в 2002 г. премии имени Ивана Петровича Белкина (“Повести Белкина”), которая присуждается за лучшую русскую повесть года. Живет в Москве.

Бабаян Сергей Геннадьевич  
Действия ангелов

Юрий ЕКИШЕВ— родился в 1964 году в Сыктывкаре (Коми АССР). Окончил механико-математический факультет Сыктывкарского государственного университета. До 1989 года работал по специальности, затем занялся религиозно-просветительской деятельностью. Писать начал в конце 80-х годов, дебютировал в “Континенте” (1995, № 85) повестью “Под защитою”. Живет в Сыктывкаре. — родился в 1964 году в Сыктывкаре (Коми АССР). Окончил механико-математический факультет Сыктывкарского государственного университета. До 1989 года работал по специальности, затем занялся религиозно-просветительской деятельностью. Писать начал в конце 80-х годов, дебютировал в “Континенте” (1995, № 85) повестью “Под защитою”. Живет в Сыктывкаре.

Екишев Юрий  
Дети моря

Александр Кузнецов — родился в 1963 г. в Туле. Окончил факультет журналистики МГУ. Работает в редакции газеты “Тульские известия”. Автор нескольких повестей и рассказов, печатавшихся в “Октябре”, “Знамени”, “Континенте” и других журналах. Живет в Туле.

Кузнецов Александр  
обложка книги Дела святые Дела святые

Когда стихия бушует и река выходит из берегов, место, где расположен Кинта-дель-Медио, превращается в остров. Но и когда стихия отступает, людям не вырваться из городка. Даже если они уходят, то все равно возвращаются, пусть и через тридцать лет.

Бедствия, которые посылает провидение на город, дабы очистить его от скверны, вполне предсказуемы. И обитатели Кинта-дель-Медио жили привольно, спали спокойно и умирали достойно, пока дьявол не запустил свои нечистые лапы в этот оазис праведной жизни…

Андахази Федерико  
обложка книги Детство. "Золотые плоды" Детство. "Золотые плоды"

 В книгу известной французской писательницы Натали Саррот (она родилась в 1900 году в России, в городе Иваново-Вознесенске) вошли: автобиографическая повесть "Детство" (1983) и роман "Золотые плоды" (1963), яркий пример нового направления в европейской литературе, "нового романа", одним из основоположников которого она и является.

"Новый роман" отразил состояние сознания человека XX века, пережившего сложнейшие, часто трагические повороты социально-исторического развития, крушения устоявшихся взглядов и представлений в силу появления новых знаний в различных областях духовной жизни (теория относительности Эйнштейна, учение Фрейда, художественные открытия Пруста, Кафки, Джойса), которые заставляли радикальным образом пересматривать существующие ценности.

Саррот Натали  
обложка книги До того, как она встретила меня До того, как она встретила меня

«Женщина с прошлым» и муж, внешне готовый ВСЕ ПРОСТИТЬ, но в реальности МЕДЛЕННО СХОДЯЩИЙ С УМА от ревности…

Габриэле д'Аннунцио делал из этого мелодрамы.

Уильям Фолкнер — ШЕДЕВРЫ трагедии.

А под острым, насмешливым пером Джулиана Барнса это превращается в злой и озорной ЧЕРНЫЙ ЮМОР!

Ревность устарела?

Ревность отдает патологией?

Такова НОВАЯ МОРАЛЬ!

Или — НЕТ?..

Барнс Джулиан  
обложка книги День смерти День смерти

Этим утром Мехико был пропитан мыслями о смерти. Повсюду были женщины в черных траурных платьях, и дым от церковных свечей и жаровен забивал ноздри бегущего мальчика запахом сладкой смерти. В этот день все мысли были о смерти — это был El Dia de Muerte, День Смерти. Все места гигантской чаши стадиона, где состоится коррида, были заполнены народом. Матадоры, пикадоры, banderilleros — все вышли или выехали на ровный песок арены. Раймундо стремглав мчался по Авенида Мадеро, лавируя между быстрыми, большими и черными, как быки, автомобилями. Одна гигантская машина взревела и начала сигналить. Раймундито бежал быстро и легко. Что-то изменилось… Раймундо стоял не шевелясь, будто примерз к асфальту, а машина надвигалась на него…

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги До встречи над рекой До встречи над рекой

На шоссе по пути из Лос-Анжелеса в Сан-Франциско размещался городок. Да и не городок, а так, сорок лавочек. Но решением комиссара шоссейных дорог строится новое шоссе. И всего-то в трехстах ярдах в стороне. Но для города это смерть.

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Девушка с принципами Девушка с принципами Арагон Луи  
обложка книги Двойник Двойник

Жозе Сарамаго – один из крупнейших писателей современной Португалии, лауреат Нобелевской премии по литературе 1998 года.

Герой «Двойника» Тертулиано Максимо Афонсо – учитель истории, средних лет, разведенный. Однажды по совету коллеги он берет в прокате видеокассету с комедией «Упорный охотник подстрелит дичь» – и обнаруживает, что исполнитель одной из эпизодических ролей, даже не упомянутый в титрах, похож на него как две капли воды. Поиск этого человека оборачивается для Тертулиано доподлинным наваждением, путешествием в самое сердце метафизической тьмы…

Впервые на русском.

Сарамаго Жозе  
обложка книги Дурные мысли Дурные мысли

Перед вами — первый роман Лорана Сексика.

Произведение, по-французски легкое и изящное, иронично-озорное — и бесконечно увлекательное.

Произведение, вызывающее в памяти ассоциации с Роменом Гари (или, если угодно, Эмилем Ажаром), — но при этом совершенно оригинальное!

Сексик Лоран  
обложка книги Душевные смуты воспитанника Тёрлеса Душевные смуты воспитанника Тёрлеса

Роберт Музиль (1880–1942), один из крупнейших австрийских писателей ХХ века, известен главным образом романом «Человек без свойств», который стал делом его жизни. Однако уже первое его произведение — роман о Тёрлесе (1906) — представляет собой явление незаурядное.

«Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» — рассказ о подростке, воспитаннике закрытого учебного заведения. Так называемые «школьные романы» были очень популярны в начале прошлого века, однако Тёрлес резко выделяется на их фоне…

В романе разворачивается картина ужасающего дефицита человечности: разрыв между друзьями произошел «из-за глупости, из-за религии». Ничто не остановило Терлеса от казни унижением человеческого достоинства воспитанника Базини. Никакие заповеди религии и морали не помешали, словно никаких запретов и пределов не существовало никогда. Философские, психологические и математические штудии молодого двадцатишестилетнего писателя причудливо переплетаются тут с автобиографическими сюжетами, образуя неповторимый стиль терпкой и густой прозы. Интересно даже не столько трагическое столкновение светлого и холодного анализа с темной и теплой стихией в душе героя, сколько метания и переживания подростка, открывающего в себе необычные переживания и стремящегося не потеряться в них и узнать себя… Столкновения воспитанников в закрытом учебном заведении порождают и жестокость, и любовь… Откровенно гомоэротические мотивы чуть ли не впервые с античных времен вернулись с этим романом в высокую литературу, расцветя позднее у Т. Манна, Пруста, Цвейга, Жида.

Музиль Роберт  
Демгородок

«Демгородок» – антиутопия + сатира о поражении демократов, воцарении социалистического строя и воссоединении Союза.

Поляков Юрий Михайлович  
обложка книги День поминовения День поминовения

Действие романа происходит в 90-х годах XX века в Берлине — столице государства, пережившего за минувшее столетие столько потрясений. Их отголоски так же явственно слышатся в современной жизни берлинцев, как и отголоски душевных драм главных героев книги — Артура Даане и Элик Оранье, — в их страстных и непростых взаимоотношениях. Философия и вера, история и память, любовь и одиночество — предмет повествования одного из самых знаменитых современных нидерландских писателей Сэйса Нотебоома. На русском языке издается впервые.

Нотебоом Сэйс  
обложка книги Дориан: имитация Дориан: имитация

«Дориан» — это книга о нравственном преступлении и о цене за него, о соотношении искусства и действительности, искусства и морали. Классический сюжет Оскара Уайльда перенесен в современную действительность: художник Холлуорд создает великолепную видеоинсталляцию, в центре которой — молодой красавец Дориан Грей, и дарит ее герою. Грей отправляется в бесконечный «загул»: ведет самый беспутный и безнравственный образ жизни, какой только можно себе представить. Проходят десятилетия, а герой остается молодыми прекрасным, зато день ото дня меняется его видеодвойник становясь все безобразнее. Впрочем, катастрофа все равно неизбежна, а возмездие — неотвратимо…


Такой затейливый роман можно было написать только по следам Оскара Уайльда, чей классический герой и сюжет (от него, впрочем, мало чего осталось) положен в основу этой книги. Здесь Лондон — весь: пидерский и натуральный — падает на колени перед воплощением чистой красоты — современным Дорианом.


Наркотики, секс, красота. Красота, наркотики, секс. Секс, наркотики, красота. От перемены мест сумма не изменяется. Хотя начинается все с красоты, продолжается сексом и наркотой. Кто-то четвертый подкрадывается незаметно, портит проверенный временем коктейль. И в осадок выпадает… СПИД. Но кто почувствует зловонную ноту в симфонии дорогостоящих жизненных интонаций. Особенно когда источником неприятного послевкусия оказывается сам Дориан. Дориан — дуриан, — многозначительно каламбурит один из главных героев книги и, как оказывается к финалу, ее подлинный автор. Намекает на нежное содержание зловонной заморской ягоды. С Дорианом все с точностью до наоборот.


Серф Уилл  
обложка книги Дориан: имитация Дориан: имитация

«Дориан» — это книга о нравственном преступлении и о цене за него, о соотношении искусства и действительности, искусства и морали. Классический сюжет Оскара Уайльда перенесен в современную действительность: художник Холлуорд создает великолепную видеоинсталляцию, в центре которой — молодой красавец Дориан Грей, и дарит ее герою. Грей отправляется в бесконечный «загул»: ведет самый беспутный и безнравственный образ жизни, какой только можно себе представить. Проходят десятилетия, а герой остается молодыми прекрасным, зато день ото дня меняется его видеодвойник становясь все безобразнее. Впрочем, катастрофа все равно неизбежна, а возмездие — неотвратимо…


Такой затейливый роман можно было написать только по следам Оскара Уайльда, чей классический герой и сюжет (от него, впрочем, мало чего осталось) положен в основу этой книги. Здесь Лондон — весь: пидерский и натуральный — падает на колени перед воплощением чистой красоты — современным Дорианом.


Наркотики, секс, красота. Красота, наркотики, секс. Секс, наркотики, красота. От перемены мест сумма не изменяется. Хотя начинается все с красоты, продолжается сексом и наркотой. Кто-то четвертый подкрадывается незаметно, портит проверенный временем коктейль. И в осадок выпадает… СПИД. Но кто почувствует зловонную ноту в симфонии дорогостоящих жизненных интонаций. Особенно когда источником неприятного послевкусия оказывается сам Дориан. Дориан — дуриан, — многозначительно каламбурит один из главных героев книги и, как оказывается к финалу, ее подлинный автор. Намекает на нежное содержание зловонной заморской ягоды. С Дорианом все с точностью до наоборот.


Селф Уилл  
обложка книги Дочь Каннибала Дочь Каннибала

Роман «Дочь Каннибала», отмеченный в 1997 году литературной премией «Примавера», был признан в Испании самой популярной книгой года. Режиссер Антонио Серрано экранизировал ее, сняв в главной роли знаменитую Сесилию Рот, звезду фильмов Педро Альмодовара. Роман построен на почти детективном сюжете: в аэропорту похищен муж героини; растерянная и испуганная сорокалетняя женщина, не доверяя полиции, начинает собственное расследование. Вместе с нею читатель втягивается в сложную и запутанную историю, участниками которой становятся бывший боевик-анархист, полицейские, судьи и наемные убийцы. Расследование становится все более драматичным и в конце концов погружает героев в мир международной организованной преступности… В круговерти событий героиня переосмысливает свою прежнюю жизнь, по-новому видит окружающий мир, своих близких и – наконец-то – понимает своего отца, по прозвищу Каннибал.

Монтеро Роса  
ДЕВОЧКА В БУРНОМ МОРЕ Воскресенская Зоя  
обложка книги Девственницы-самоубийцы Девственницы-самоубийцы

«Девственницы-самоубийцы» — первый роман современного американского писателя Джеффри Евгенидеса. В нем рассказывается история о пяти юных сестрах Лис-бон, которые сложностям и несправедливости этой жизни предпочли бегство в небытие. Эта книга немедленно завоевала мировое признание. Искренне и глубоко она повествует о любви и страхе, памяти и одиночестве.

Евгенидис Джеффри  
обложка книги Две памятные фантазии Две памятные фантазии

Известные по отдельности как вполне «серьезные» писатели, два великих аргентинца в совместном творчестве отдали щедрую дань юмористическому и пародийному началу. В книгу вошли основные произведения, созданные X.Л.Борхесом и А.Биой Касаресом в соавторстве: рассказы из сборника «Две памятные фантазии» (1946), повесть «Образцовое убийство» (1946) рассказ.

Борхес Хорхе Луис, Биой Касарес Адольфо  
обложка книги Джаз в Аляске Джаз в Аляске

Аркаиц Кано – звезда новой баскской литературы. Его дебютный роман «Джаз в Аляске» сначала был опубликован на баскском языке, а потом сам автор перевел его на испанский. Подобно знаменитой новелле Кортасара «Преследователь», посвященной Чарли Паркеру, эта книга умудряется сделать невозможное – воплотить в печатном слове красоту и энергию джаза, всю его неподдельную романтику.

Аляской пациенты прозвали белую психлечебпицу на окраине Роттердама. Джаз – это то, что умеет делать Боб. Но как быть, если музыку заказывает гангстер? Очень трудно сохранить рассудок, когда притворяешься сумасшедшим, особенно если твоя девушка больше не умирает с тобой в постели.

Кано Аркаиц  
Дзень ранняе восенi Адамчык Вечаслаў  
Дочь Ксени Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Невинные глаза  
Детский праздник Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Невинные глаза  
Две души Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Милая дама  
Два бога Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Невинные глаза  
обложка книги Девятый том Девятый том

Автор как-то сказал, что эта книжка из разряда тех, на которых написано "Положи обратно где было взято", то есть как бы дневник. На самом деле "Девятый том" – это попросту сборник статей – вопрос о чем они...

Петрушевская Людмила Стефановна  
обложка книги Дикая роза Дикая роза Мэрдок Айрис  
обложка книги Две строчки времени Две строчки времени

Из предисловия Ю.Линника

"«Две строчки времени» — роман о любви. О любви пронзительно чистой и трагической. Роману присущ лиризм большой поэзии, — это, по сути дела, поэма в прозе. Двухголосная поэма: две Ии — через бездну времени и смерти — ведут неявный диалог друг с другом. Вот они могут найти согласие: несмотря на то, что внешне столь противоположны и их судьбы, и их характеры.

В ткань романа тонко вмонтирован еще один диалог. Это диалог-аллюзия, диалог-реминисценция: Иван Бунин как бы противостоит — разумеется, неявно, в глубинах подтекста — Владимиру Набокову. В творчество обоих писателей властно вошел Эрос. Наш «русский Эрос» — если использовать термин Г. Гачева. Но сколь различно он преломился в творчестве Бунина и Набокова! Вспомним, как мощно и ярко тема страсти прозвучала в бунинских «Темных аллеях», — и как она утончилась, изощрилась, где-то даже изломалась в набоковской «Лолите». Два эти произведения — «Темные аллеи» и «Лолита» — тоже задают роману двуполюсность: как если бы это были не книги, а живые персонажи. Леонид Ржевский — писатель-филолог. Поэтому в его прозу филологические реалии могут входить на правах героев, деталей, сюжетных поворотов. Отсюда и чисто структурное своеобразие этой прозы, и ее насыщенность культурно-историческим контекстом. В глубинном споре Бунина и Набокова Леонид Ржевский тяготеет к бунинской традиции..."

Ржевский Леонид  
обложка книги Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома

Перед вами – один из самых увлекательных романов Андрея Шляхова. Холодный кафельный пол, угрюмые санитары, падающие в обморок студенты-медики. Бывалый доктор Данилов оказывается в морге, к счастью пока как сотрудник этого таинственного учреждения. Изнанка жизни патологоанатомов еще страшнее, чем видится нам, простым обывателям. Вперед, в царство Аида, только не оглядывайтесь и не закрывайте книгу – все самое интересное только начинается.

Шляхов Андрей Левонович Доктор Данилов  
обложка книги Доктор Данилов в Склифе Доктор Данилов в Склифе

Склиф – это не институт и не больница. Это особый мир. Доктору Данилову посчастливилось» устроиться на работу в место, которое называют и «Кузницей здоровья», и «Фабрикой смерти», и «Главной помойкой Минздрава».

Вы знаете, сколько существует способов самоубийства и что делают с несостоявшимися смертниками врачи? Что хуже – отравиться дорогим героином или дешевым нашатырем? Герои и подлецы, циники и святые…

Некоторые говорят, что Склиф – это нечто среднее между бойней и церковью.

Сколько можно продержаться в главном институте Скорой помощи Данилов не знал, тем более, после одного страшного случая.

Шляхов Андрей Левонович Доктор Данилов  
обложка книги Доктор Данилов в дурдоме или Страшная история со счастливым концом Доктор Данилов в дурдоме или Страшная история со счастливым концом

«Вам интересно узнать, как на самом деле проходят будни в сумасшедшем доме? Звери-санитары и не совсем нормальные врачи – именно с этим сталкивается доктор Данилов, когда благодаря весьма странным обстоятельствам попадает в „желтый дом“. Добро пожаловать, дорогой читатель! С уже полюбившемся многим героем вы узнаете, в какой цвет обычно выкрашены палаты и что происходит, когда звучит команда „отбой“. Действие романа Андрея Шляхова разворачивается в зловещем, абсурдном, но очень интересном месте. Как говорил Кастанеда: «мы боимся сойти с ума. Но к несчастью для нас, мы боимся сойти с ума. Но к несчастью для нас, мы уже все и так сумасшедшие.

Шляхов Андрей Левонович  
Довольно Беккет Сэмюэль  
Дядюшка Петрос и проблема Гольдбаха

Это – роман, переведенный на все основные языки мира и имевший огромный успех более чем в двадцати странах.

Это – новая страница в творчестве Апостолоса Доксиадиса, блестяще-интеллектуального представителя школы "литературного космополитизма", доселе известной читателю лишь по произведениям Кадзуо Ишигуро и Милана Кундеры.

История чудаковатого дядюшки, всю свою жизнь положившего на решение принципиально неразрешимой научной проблемы, под пером Доксиадиса превращается в стильный "РОМАН ИДЕЙ"…

Это – "Дядя Петрос и проблема Гольдбаха". Книга, читать которую БЕСКОНЕЧНО ИНТЕРЕСНО…

Доксиадис Апостолос  
обложка книги Два товарища (сборник) Два товарища (сборник)

В сборник вошли самые любимые, самые известные рассказы и повести В.Войновича:

Повести

• Мы здесь живем

• Два товарища

• Путем взаимной переписки

Рассказы

• Хочу быть честным

• Расстояние в полкилометра

• Шапка

Войнович Владимир Николаевич  
обложка книги Дождь из высоких облаков Дождь из высоких облаков

Все люди разные: одни рождаются воинами, другие – мирными «травоядными». Но загнанный заяц порой становится сильнее волка...

Успешной столичной журналистке трудно поверить в иную реальность, где правят совсем другие ценности и интересы. Еще вчера Надежде казалось, что самое сложное – понять, с кем идти по жизни. Рядом три достойных мужчины: коллега, любящий ее много лет, верный поклонник, ставший богатым и знаменитым, и новый знакомый, о непростой и опасной работе которого она может только догадываться. Их пути пересекаются в одной точке, их планы нарушает чужая безжалостная воля. Оказывается, и в центре благополучного мегаполиса можно жить по законам военного времени. И теперь мирным людям придется попробовать на вкус «молоко волчицы», чтобы ответить на удар террориста и спасти родного человека...

Влюбленным, а значит, верящим в чудо посвящает Сергей Алексеев свою новую книгу.

Алексеев Сергей Трофимович  
обложка книги Девочка, которая любила играть со спичками Девочка, которая любила играть со спичками

Проза Гаетана Суси шокирует и завораживает… «Девочка, которая любила играть со спичками», по признанию литературных критиков, один из лучших психологических романов последнего десятилетия. И это действительно так! Эта волнующая история соединяет в себе завораживающий ужас Стивена Кинга и проникновенный лиризм Камелота.

Суси Гаетан  
обложка книги Дети Дети

В том выдающегося югославского писателя, лауреата Нобелевской премии, Иво Андрича (1892–1975) включены самые известные его повести и рассказы, созданные между 1917 и 1962 годами, в которых глубоко и полно отразились исторические судьбы югославских народов.

Андрич Иво  
обложка книги Дейзи Фэй и чудеса Дейзи Фэй и чудеса

Жила-была в американской глубинке девочка, и звали ее Дейзи Фэй. Родители у нее были непутевые, мама все больше переживала, а папа все больше выпивал. А бабушку хлебом не корми, дай в лото порезаться. И вокруг раскинулся странный и настолько интересный мир, что так и хочется рассказать о нем. И Дейзи Фэй начинает вести дневник. Записки у нее получаются веселые и печальные, трогательные и дерзкие. Про папу, который вечно носится со странными идеями: то открывает бар, то ловит самую большую в мире рыбу, то набивает чучела. Про папиного друга, который летает на самолете и опыляет поля. Про убийцу, живущего по соседству. Про маму, которая так несчастна, что готова убить папу. Про лысого мальчика, для которого надо украсть парик. Словом — про удивительный мир, полный чудес. «Дейзи Фэй и чудеса» — первый роман Фэнни Флэгг, сильно перекликающийся со знаменитыми «Жареными зелеными помидорами», но еще более светлый и щемящий.

Флэгг Фэнни  
обложка книги Джордж «Леопард» Джордж «Леопард»

В сборник «Повести», изданный на русском языке в 1958 году, вошли 4 «африканские», или антиколониальные, повести Дорис Лессинг: «Муравейник», «Эльдорадо», «Голод» и «Джордж „Леопард“». Здесь, как и в знаменитом романе «Трава поёт», показаны трагедии, неизбежные, когда европейцы, со своими нравами и правилами, вторгаются в жизнь коренного населения Африки.

Лессинг Дорис Мэй  
Десять лет под внешним управлением. История Российской Федерациис 1991 по 2000 год. Первышин Вадим Григорьевич  
Дворец радости Солнцев Роман Харисович  
обложка книги Договор Договор

Оказывается, можно не только продать душу лукавому, но и купить его собственную…

Джексон Ширли  
обложка книги Денежная история Денежная история Тоболяк Анатолий Самуилович  
Долгая прогулка в вечность

Oни выросли по соседству, их отношения никогда не переходили границ крепкой дружбы. Теперь им по 20 лет и они не виделись целый год. Она выходит замуж. Чтобы что-то изменить у него только один вечер, ради которого он ушел в «самоволку»

© ddmr

Воннегут Курт  
Дурдом немного восточнее Голливуда Буковски Чарлз  
Добро Наказуемо

Книга об эмиграции, эмигрантах, о любви и подлости и о многом другом.

Отян Анатолий  
обложка книги Домашняя кошка Домашняя кошка

Арон Тамаши — один из ярких и самобытных прозаиков, лауреат государственных и литературных премий ВНР.

Рассказы, весьма разнообразные по стилистической манере и тематике, отражают 40-летний период творчества писателя.

Тамаши Арон  
Дом с золотыми ставнями Эстрада Корреа Елена  
обложка книги Дети свободы Дети свободы

Литературная карьера Марка Леви, одного из самых популярных французских писателей, развивалась стремительно. Первая же его книга "Между небом и землей" (2000 г.) прогремела на весь мир и вскоре была экранизирована (продюсер Стивен Спилберг). Следующие шесть - неизменно бестселлеры, и не только во Франции - переведены более чем на тридцать языков.

Роман "Дети свободы", изданный тиражом 400 000 экземпляров, написан на основе подлинных воспоминаний отца и дяди автора, мальчишками участвовавших в подпольной борьбе с оккупантами во время Второй мировой войны. Дети свободы - это подростки разных национальностей: испанцы, венгры, поляки, чехи, евреи, чьи семьи бежали по разным причинам во Францию, ставшую для них второй родиной. Мечтая о любви и жизни в свободном мире, они создают в Тулузе интернациональную бригаду, которая влилась в движение Сопротивления как самостоятельный отряд. Хроника этой яростной "уличной войны" написана от лица главного героя романа, Жанно, одного из немногих оставшихся в живых бойцов бригады.

Леви Марк  
обложка книги Демоны в раю Демоны в раю

Роман «Демоны в раю» Дмитрия Липскерова, если кратко, можно определить одним словом — мощный. Мощный во всем: в сюжете, его неподдающейся анализу энергетике, особой, неповторимой стилистике. Это бесконечно талантливый сплав реалий нашей жизни — достаточно жестких и жестоких, философской глубины — предначертанность жизни и наивное «незнание» человека и пронзительной остроты чувств — не только в любви, но и в пороке, страсти и слабости человеческой. И при этом необычайно тонкий юмор в изображении персонажей, сравнениях и образах.

Липскеров Дмитрий Михайлович  
обложка книги Дом на Озерной Дом на Озерной

Новый роман от лауреата премии «Национальный бестселлер-2009»! «Дом на Озёрной» – это захватывающая семейная история. Наши современники попадают в ловушку банковского кредита. Во время кризиса теряют почти всё. Но оказывается, что не хлебом единым и даже не квартирным вопросом жив человек!

Геласимов, пожалуй, единственный писатель, кто сегодня пишет о реальных людях, таких, как любой из нас. Без мистики, фантастики – с юмором и надеждой. Он верит в человека разумного, мудрого и сострадающего. Без этой веры нет будущего – не только у русского романа, но и у общества в целом.

Геласимов Андрей Валерьевич  
обложка книги Давайте напишем что-нибудь Давайте напишем что-нибудь

В новом романе Евгения Клюева, самого, пожалуй, загадочного писателя современности, есть только одна опора – Абсолютно Правильная Окружность из спичек. Прочна она или нет – решать читателю, постоянно зависающему над бездной головокружительных смыслов и, в конце концов, с ужасом понимающему, что, кроме как на эту Абсолютно Правильную Окружность из спичек, опереться в жизни действительно не на что.

Все в этом фантасмагорическом романе вывернуто наизнанку, все парадоксально, иронично – и вольный ветер подтекста совершенно сбивает с ног. Впрочем, вам не предлагается читать книгу – вам предлагается писать ее вместе с автором, создавая роман из ничего, из воздуха, из невидимой материи языка. И если по окончании романа у вас возникнет желание построить башню из птичьего пуха или корабль из пчелиного воска, это нормально. Так бывает с каждым, в ком просыпается дух веселого созидания, – не сопротивляйтесь ему: просто постройте башню из птичьего пуха или корабль из пчелиного воска.

Клюев Евгений Васильевич  
Деревянная пастушка Хьюз Ричард  
Длинное платье Пиранделло Луиджи  
обложка книги Долгие беседы в ожидании счастливой смерти Долгие беседы в ожидании счастливой смерти

Книга Евсея Цейтлина «Долгие беседы в ожидании счастливой смерти» уже выходила на русском в Вильнюсе пять лет назад. Но ее подлинный исторический и художественный смысл начал раскрываться только недавно — когда были обнародованы документы, свидетельствующие о тесном сотрудничестве руководства католической церкви Литвы в годы нацистской оккупации с СС и с НКВД-МГБ-КГБ в послевоенное время. Сопоставив документальные свидетельства и «двойное зрение» рядового очевидца литовской истории последних шести десятилетий, мы заново открываем для себя атмосферу тотального гнетущего страха и предательств, в которой жило население Литвы на протяжении почти всего ХХ столетия.

Цейтлин Евсей  
обложка книги Дождь для Данаи (сборник) Дождь для Данаи (сборник)

Александр Иличевский, физик-теоретик по образованию, и в литературе остается ученым: его задача не только изобразить, но и познать. «Дождь для Данаи» — сборник текстов самой различной тематики: от городских очерков и путевых заметок до анализа текстов Пушкина и Чехова. Все они объединены необычной оптикой автора, именно она диктует причудливые сюжеты и дает ключ к пониманию его прозы.

Иличевский Александр Викторович  
обложка книги Другое тело Другое тело

Роман «Другое тело» — одно из последних произведений знаменитого сербского писателя Милорада Павича. С прочими его творениями эта книга находится не в прямом родстве: лучше читать ее как обычно, от начала и до конца, шаг за шагом следуя за перипетиями сюжета, проходя все дороги и тропинки, которые выведут читателя на прямой путь, где его ожидает развязка. Без загадок и тайн, конечно, не обошлось: чтобы волшебство претворилось в жизнь, герои ищут перстень с камнем, Богородицыны слезы и заклинание, начертанное на дне бокала. Вечное желание человека узнать, что суждено ему в будущем, соединяется в романе с размышлениями о том, существует ли у нас другое тело (тело души), подобно тому как обрел его после воскресения Иисус Христос.

Из Венеции XVIII века, с ее дворцами, каналами и стихией карнавалов, действие переносится в наши дни, а кто на самом деле написал эту историю, остается только догадываться…

павич Милорад  
обложка книги Доклад Юкио Мисимы императору Доклад Юкио Мисимы императору

Юкио Мисима.

ИКОНА не только японской, но и мировой контркультуры?

«Последний из самураев», жизнью и смертью своей доказавший верность идеалам кодекса Бусидо?

Сумасшедший ультрарадикал, совершивший нелепую попытку государственного переворота?

Или – великий «эстет Смерти», до последней секунды творивший свою судьбу как ПЕРФОМАНС длиной в жизнь?

Культовый роман Ричарда Аппиньянези – потрясающее литературное действо, цель и суть которого – попытка разобраться в судьбе Мисимы.

Аппиньянези Ричард  
обложка книги Допущение реальности Допущение реальности

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозыпоздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Дети полуночи Дети полуночи

Роман «Дети полуночи», написанный в 1981 году, принес Салману Рушди – самому знаменитому индийцу, пишущему по-английски, – вместе с престижной Букеровской премией мировую славу (в 1993 году роман был признан лучшим из всех, получивших Букера за 25 лет). Именно «Дети полуночи», а не скандально-знаменитые «Сатанинские стихи» попали в список лучших книг века, составленный газетой «Гардиан».

Многоплановое, фантастическое, «магическое» повествование охватывает историю Индии (отчасти и Пакистана) с 1910 по 1976 годы. Политические события, поданные ярко и пристрастно (Индира Ганди, чей образ приобретает в романе апокалиптическую окраску, подала на автора в суд!), не исчерпывают собой прихотливой реальности романа. Трагикомическая и авантюрная судьба Салема Синая, рожденного в полночь индийской независимости, становится аллегорией одной из самых древних и загадочных цивилизаций мира.

Рушди Салман  
обложка книги День отдыха День отдыха Смехов Вениамин Борисович Из детского ящика  
Десять лет спустя Сегаль Валерий  
обложка книги Двое мужчин в одной телеге Двое мужчин в одной телеге Штритматтер Эрвин  
обложка книги Дневник смертницы. Хадижа Дневник смертницы. Хадижа

«Дневник смертницы. Хадижа» — неспешный рассказ девочки о жизни в одном из горных сел Дагестана, где героиня с детства учится различать гнев и милость Аллаха, который постоянно ставит ее перед выбором — белое или черное?

Повзрослев, Хадижа покинет село и окунется в страсти города, где тебя принимают по одежке, где многое продается и покупается. Город, в котором идет война между боевиками и силовиками, постоянно предлагает ей выбор, но маскируя белое под черное, и наоборот. Что она выберет? Хадижа и сама не знает ответа на этот вопрос и лишь к концу понимает, что вся ее жизнь — череда выборов и каждый сделанный выбор определяет следующий.

Прототипом героини послужили реальные девушки, причастные к бандподполью на Северном Кавказе.

Ахмедова Марина  
обложка книги Дедова история Дедова история Сняданко Наталья Владимировна  
обложка книги Двойной Леон. Istoriя болезни Двойной Леон. Istoriя болезни

ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ

Конечно, это роман про любовь. Про бегство в жизнь и про бегство от жизни. Про безверие. Про веру. Про реальность, затерявшуюся в действительности, и про действительность, возводящую иллюзии на свой счет. Про иллюзии, в которых прячется и обретается смысл бытия… Короче, про «весь этот джаз», как говорит герой Юрия ИЗДРЫКА, мягко отсылая читателя к знаменитому фильму Боба Фосса. Который, кстати, нелишне освежить в памяти, открывая этот роман.


Издрык Юрий Романович  
обложка книги Для меня, парня, чья единственная радость - любить тебя, моя сладость Для меня, парня, чья единственная радость - любить тебя, моя сладость

«Возвращайтесь, доктор Калигари» — четырнадцать блистательных, смешных, абсолютно фантастических и полностью достоверных историй о современном мире, книга, навсегда изменившая представление о том, какой должна быть литература. Контролируемое безумие, возмутительное воображение, тонкий черный юмор и способность доводить реальность до абсурда сделали Доналда Бартелми (1931–1989) одним из самых читаемых и любимых классиков XX века, а этот сборник ввели в канон литературы постмодернизма.

Бартельми Дональд  
обложка книги Дети нашей улицы Дети нашей улицы

«Дети нашей улицы» — главный труд великого египетского писателя, лауреата Нобелевской премии Нагиба Махфуза.

Это роман-притча о возникновении трех мировых религий: иудаизма, христианства и ислама, аллегория религиозной истории человечества… Истории полной соперничества и борьбы, надежд и любви, предательств и чудес, а главное — веры.

Роман вошел в список 100 лучших книг мира, по версии британской «The Guardian».

Махфуз Нагиб  
обложка книги Дон Домино Дон Домино

Юрий Буйда не напрасно давно имеет в литературных кругах репутацию русского Зюскинда. Его беспощадная, пронзительная проза гипнотизирует и привлекает внимание, даже когда речь заходит о жестокости и боли.

Правда и реальность человеческой жизни познаются через боль. Физическую и душевную. Ни прекрасная невинная юность, ни достойная, увитая лаврами опыта зрелость не ограждают героев Буйды от слепящего ужаса повседневности. Каждый день им приходится выбирать между комфортом и конформизмом, правдой и правдоподобием, истиной и ее видимостью. Ни один выбор – не идеален. Но иногда выбрать – значит совершить поступок. Какими ни были бы его последствия…

В новую книгу известного писателя, драматурга и журналиста Юрия Буйды вошел роман «Дон Домино». Стилистический шедевр, он колеблется на грани Добра и Зла, зачаровывая и пленяя.

Буйда Юрий Васильевич  
обложка книги Дай Мне! (Song for Lovers) Дай Мне! (Song for Lovers)

Ирина Денежкина – сверхновая звезда русской литературы. Книга, изданная немедленно после того, как Ирина стала финалистом премии «Национальный бестселлер», завоевала русских читателей силой чувств, необузданностью энергии и мастерством исполнения.

Сегодня «Дай мне!» – всемирный бестселлер. Книга вышла в Италии, где заняла место в Топ-10 между Паоло Коэльо и Исабель Альенде. Летом книга Денежкиной выходит в Голландии, Германии, Литве, осенью – в Англии, Швеции, Финляндии, Франции. В начале 2004 года – в США. «Дай мне!», как ледокол, взломала лед недоверия к современной русской литературе.

Герои повестей и рассказов Ирины Денежкиной переживают самый сложный период жизни, когда их главной заботой становится реализация сексуального влечения. Но наряду с ними такими же действующими лицами можно считать саму ювенильную реальность и скрытый механизм романтики любви.

Денежкина Ирина  
обложка книги Душенька Душенька

Кто-то ест, молится и любит. Это легко тому, кому судьба сдала на руки козырные карты. Еве, которую все называют Душенькой, приходится добиваться всего самой. Как долог путь от крохотного провинциального городка до блистательного Парижа? Как глубока пропасть между стеснительной толстой девочкой и уверенной красавицей, стоящей на ступеньках «Ритца»?

Душеньке только предстоит узнать это, а пока она учится, наверное, самому главному – радоваться жизни и делать ее немного солнечней, уютнее и теплее.

Аронова Наталья  
обложка книги Дванадцять обручів Дванадцять обручів

Нового роману від Юрія Андруховича чекали вже давно, дехто навіть і чекати кинув. Утім, мабуть, ніхто не сподівався такого незвичного Андруховича - хіба тільки ті, хто усвідомлював, що виводити Андруховичеву прозу треба вже не так від бубабістської трилогії, як від "Центрально-східної ревізії" - строгого, піднесеного й скорботного роману, замаскованого під "есей". Окремі фраґменти "Дванадцяти обручів", опубліковані в "Потязі" та "Критиці", тільки збивали з пантелику: лишаючи загальне враження невластивого Андруховичу письма, вони, водночас, були надто різними, аби через ці дві точки отак просто пройшла пряма уявлюваного роману. Тлумачити нову Андруховичеву прозу, здається, значно складніше, ніж старіші його ігрові та постмодерні твори. Вона виразно менш складна і складена, натомість прозоріша й самодостатніша, себто не настільки інтертекстуальна (хоча таки інтертекстуальна), не настільки філологічно залежна (хоча таки залежна), не настільки потребує продовження й доконання в лабиринті схолій і ґлос (хоча таки потребує). Оповіддю тут керує не беззастережна логіка карнавалу, люба молодому й веселому "деміюргові", і не витончена логіка лінґвістики, звична вченому укладачеві антологій, а скептичний і парадоксально іронічний патос зрілого поета, мандрівника світами, розвідника потаємних надр Центральної і просто Европи, який прискіпливо ревізує самі підвалини і цілий фундаментальний лексикон колись баґательного і несуперечливого бубабістського парадизу. Із тієї тотальної ревізії якось непомітно та безпомильно висновується тотальна невідворотність смерти, прикрої, але, поза тим, не жахливої. Для епікурейця Андруховича висновок не сказати б геть зовсім неочікуваний. Зрештою, щойно він закінчив пере(у)кладати свою антологію американської поезії, а хіба О'Гара чи Ешбері не саме цього (хоча не тільки цього) навчають? Ця проза смертна онтологія, власне, і є глибинним сюжетом оповіді, найголовнішим рушієм химерного наративу, і його головним героєм - поруч із іншими дійсними й удаваними постатями, отими зникомими Цумбрунненнами, Пепами, Антоничами, Орфеями - є така собі тлінна людина, певна людина, котра пише роман, подорожує потягом між Сучавою та Бухарестом, іде собі на південь і трохи на захід, аж раптом усвідомлює, що подорож ця - "ніщо інше, як епілог. І тому цей потяг - центральноевропейський, ці кукурудзяні та соняшникові поля за вікном - Румунія, ці сміттєзвалища навколо бетонних почвар - Циганія, а ця нескінченна гориста смуга на обрії - Карпати. Але хто в такому разі цей єдиний у всьому вагоні пасажир, цей я?"

Андрухович Юрій  
обложка книги Два выстрела в сентябре Два выстрела в сентябре Куваев Олег Михайлович Рассказы  
Дайкины истории

Дайка — это симпатичный веселый черный ротвейлер с толстым брюшком, широкими коричневыми лапами, влажным носом и карими раскосыми глазами. Ему уже 3 года, но в душе он еще щенок. Эти истории Дайка рассказывает мне вечерами, лежа у ножки любимого хозяйского кресла или на прогулке, поглядывая мягким ласковым взглядом.

Скандарова Наталия Борисовна  
обложка книги Дочь циркача Дочь циркача

Воображение Петтера работает без устали — настоящая «фабрика фантазии». Однако писательский труд не для него. Он продает свои сюжеты, уступая славу другим. Словно кукольник, укрывшийся за ширмой, он управляет своими марионетками. Но приходит день, когда кукловод становится игрушкой в руках судьбы.

Гордер Юстейн  
обложка книги Дом Дом

Аскольд Якубовский сибиряк. Он много лет работал топографом, что дало ему материал для большинства книг. Основная тема произведений А. Якубовского — взаимные отношения человека и природы, острота их, морально-этический аспект. Той же теме посвящены книги «Чудаки», «Не убий», «Тринадцатый хозяин», «Мшава», «Аргус-12», «Багряный лес», «Красный Таймень», выходившие в Новосибирске и Москве. Предлагаемая книга «Возвращение Цезаря» является в какой-то мере и отчетной, так как выходит в год пятидесятилетия автора.


Повесть из сборника «Возвращение Цезаря» (1975).


Содержание сборника:

Повести:

Четверо [др. название — История четырех] (1975)

В лесной сторожке (1977)

Браконьеры (1977)

Дом (1966)


Рассказы:

Чудаки (1965)

Лобастый (1969)

Ветер (1965)

Фрам (1977)

Красный Таймень (1966)

Возвращение Цезаря (1977)

Несколько слов о себе (от автора)

Якубовский Аскольд Павлович  
обложка книги Дерьмо Дерьмо

«Игры — единственный способ пережить работу… Что касается меня, я тешу себя мыслью, что никто не играет в эти игры лучше меня…»

Приятно познакомиться с хорошим парнем и продажным копом Брюсом Робертсоном!

У него все хорошо.

За «крышу» платят нормальные деньги.

Халявное виски льется рекой.

Девчонки боятся сказать «нет».

Шантаж друзей и коллег процветает.

Но ничто хорошее, увы, не длится вечно… и вскоре перед Брюсом встают две проблемы.

Одна угрожает его карьере.

Вторая, черт побери, — его жизни!

Дерьмо?

Слабо сказано!

Уэлш Ирвин  
обложка книги Джентльмены Джентльмены

Боксер и пианист Генри Морган живет в необычной квартире на улице Хурнсгатан в Стокгольме. С ним живет и брат Лео, бывший вундеркинд, философ и поэт-шестидесятник — ныне опустившийся тип. В доме происходит множество странных событий. Братья Морган, поистине, загадочные персонажи. Во всяком случае, по мнению писателя «Класа Эстергрена», который появляется в удивительной квартире летом 1978 года, после того, как у него украли все, кроме двух печатных машинок. Поселившись в одной из комнат квартиры братьев Морган, он оказывается втянут в душераздирающую драму.

Читатель становится свидетелем разнообразных приключений братьев Морган в Стокгольме и других европейских столицах, пока не наступает час решающего испытания мрачной шведской зимой 1979 года.

Талант рассказчика и хитросплетение интриг приводят к финалу, в котором сам повествователь пытается понять, что же произошло с героями на самом деле. Но и финал не является финалом — сюжет написанного двадцать пять лет спустя романа «Гангстеры» берет начало там, где заканчивается история «Джентльменов».

Эстергрен Клас  
обложка книги Другая женщина Другая женщина Андерсон Шервуд  
обложка книги Дверь ловушки Дверь ловушки

Шервуд Андерсон — один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века.

Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.

Андерсон Шервуд  
обложка книги День опричника День опричника

Супротивных много, это верно. Как только восстала Россия из пепла Серого, как только осознала себя, как только шестнадцать лет назад заложил государев батюшка Николай Платонович первый камень в фундамент Западной Стены, как только стали мы отгораживаться от чуждого извне, от бесовского изнутри — так и полезли супротивные из всех щелей, аки сколопендрие зловредное. Истинно — великая идея порождает и великое сопротивление ей. Всегда были враги у государства нашего, внешние и внутренние, но никогда так яростно не обострялась борьба с ними, как в период Возражения Святой Руси.

«День опричника» — это не праздник, как можно было бы подумать, глядя на белокаменную кремлевскую стену на обложке и стилизованный под старославянский шрифт в названии книги. День опричника — это один рабочий день государева человека Андрея Комяги — понедельник, начавшийся тяжелым похмельем. А дальше все по плану — сжечь дотла дом изменника родины, разобраться с шутами-скоморохами, слетать по делам в Оренбург и Тобольск, вернуться в Москву, отужинать с Государыней, а вечером попариться в баньке с братьями-опричниками. Следуя за главным героем, читатель выясняет, во что превратилась Россия к 2027 году, после восстановления монархии и возведения неприступной стены, отгораживающей ее от запада.

Сорокин Владимир Георгиевич  
обложка книги Дивертисмент братьев Лунио Дивертисмент братьев Лунио

Новый роман автора «Детей Ванюхина», «Колонии нескучного режима» и «Дома образцового содержания» Григория Ряжского, номинанта премии «Русский Букер» и премии Бунина, – утонченный и изысканный языковой эксперимент. Это захватывающая история происхождения двух братьев-близнецов, рожденных карлицей Дюкой Лунио от двухметрового простодушного Ивана. С одной стороны – трагическая правда, с другой – вымысел, метафора, символ и во многом гротеск.

Ряжский создал романную буффонаду, в которой трагический ХХ  век заявлен через судьбу членов семьи Лунио. Какие тайны скрывает эта якобы итальянская фамилия? И настолько ли она итальянская, как может показаться?

Увлекательный сюжет, широкая историческая панорама, тонкие психологические зарисовки и необычный «разговорный» стиль повествования делают «Дивертисмент братьев Лунио» одним из самых ярких событий русской словесности последних лет.

Ряжский Григорий Викторович  
обложка книги Два слова Два слова

Рассказ опубликован в журнале "Иностранная литература" № 6, 1989

Из интервью писательницы:

...Меня не раз предупреждали, что в литературе иллюзии опасны, не скатиться бы до банальности, не дойти до памфлетов и розовых романчиков. Но я готова бросить вызов литературной позиции мужчин, которые боятся даже крохи сентиментальности — как бомбы — в священном порядке разума и хорошего вкуса. А я не боюсь рисковать...

Альенде Исабель  
обложка книги ДАЛЁКИЙ ВЫСТРЕЛ ДАЛЁКИЙ ВЫСТРЕЛ

Необычайные похождения белого человека, попавшего в детстве в плен к Лакотам, дают читателю возможность посмотреть изнутри на жизнь Дикого Запада. Угасание традиционной жизни индейцев, наступление беспощадной цивилизации белых людей, страстная любовь мужчин и женщин, неугасимая ненависть нового и старого мира друг к другу. Приключения на фоне обширного исторического полотна, залитого кровью невинных людей.

Ветер Андрей  
обложка книги Доктор Данилов в роддоме, или Мужикам тут не место Доктор Данилов в роддоме, или Мужикам тут не место

«А-А-А-А… Рожааююю….!» После работы на Скорой помощи доктор Данилов не думал, что его сможет что-то еще удивить и напугать в этой жизни. Не думал, пока не устроился в обычный московский родильный дом, после чего и началась эта История. Все жуткие и смешные рассказы, которые вы когда-либо слышали об этом месте — правда. Но это только верхняя часть айсберга. Андрей Шляхов знает, о чем говорит. Он сам был врачом. Мужчины, покиньте помещение! Слабонервным тут не место!

Шляхов Андрей Левонович , Доктор Данилов  
обложка книги Дог-бой Дог-бой

Москва. Наши дни. Маленький Ромочка остается один в брошенном доме. Съев все найденные в буфете припасы, он одевается и выходит на улицу. Прохожие не обращают на него внимания. Ромочка видит красивую большую собаку и идет за ней. Так он попадает в собачью стаю. Проходит время, и мальчик становится своим среди одичавших псов. Но будет ли так всегда?..

Хорнунг Ева  
обложка книги Две Анюты Две Анюты

Владимир Григорьевич всегда пресекал попытки поиска строгой автобиографичности в своих произведениях. Он настаивал на праве художника творить, а не просто фиксировать события из окружающего мира. Однако, все его произведения настолько наполнены личными впечатлениями, подмеченными и бережно сохраненными чуткой и внимательной, даже к самым незначительным мелочам, душой, что все переживания его героя становятся необычайно близкими и жизненно правдоподобными. И до сих пор заставляют читателей сопереживать его поискам и ошибкам, заблуждениям и разочарованиям, радоваться даже самым маленьким победам в нелёгкой борьбе за право стать и оставаться Человеком… И, несмотря на то, что все эти впечатления — длиною в целую и очень-очень непростую жизнь, издатели твёрдо верят, что для кого-то они обязательно станут точкой отсчёта в новом восприятии и понимании своей, внешне непохожей на описанную, но такой же требовательной к каждому из нас Жизни…

Корнилов Владимир Григорьевич  
обложка книги Даша Даша

Владимир Григорьевич всегда пресекал попытки поиска строгой автобиографичности в своих произведениях. Он настаивал на праве художника творить, а не просто фиксировать события из окружающего мира. Однако, все его произведения настолько наполнены личными впечатлениями, подмеченными и бережно сохраненными чуткой и внимательной, даже к самым незначительным мелочам, душой, что все переживания его героя становятся необычайно близкими и жизненно правдоподобными. И до сих пор заставляют читателей сопереживать его поискам и ошибкам, заблуждениям и разочарованиям, радоваться даже самым маленьким победам в нелёгкой борьбе за право стать и оставаться Человеком… И, несмотря на то, что все эти впечатления — длиною в целую и очень-очень непростую жизнь, издатели твёрдо верят, что для кого-то они обязательно станут точкой отсчёта в новом восприятии и понимании своей, внешне непохожей на описанную, но такой же требовательной к каждому из нас Жизни…

Корнилов Владимир Григорьевич  
обложка книги Дети судьбы Дети судьбы

Америка, конец 1940-х годов. Двое близнецов тайно разлучены при рождении. Один остается у своих родителей — учительницы и страхового агента, а его единоутробный брат оказывается сыном миллионера и его великосветской жены. Они вырастают, не зная о существовании друг друга. Один геройски служит во Вьетнаме и становится преуспевающим банкиром. Другой занимается адвокатской практикой и политикой, и его избирают сенатором. Один — консерватор, другой — демократ. Все — другое, но судьба постоянно толкает их навстречу друг другу, и через полвека они наконец встречаются, чтобы узнать правду…

Арчер Джеффри  
Диагноз Алексин Анатолий  
обложка книги Дон Гуан, как зеркало мировой революции Дон Гуан, как зеркало мировой революции

Роман в тезисах.

Арбенин Константин  
обложка книги Долгий путь к чаепитию Долгий путь к чаепитию

Повесть всемирно известного английского мастера сатиры и «черной утопии» представляет собой изящную пародию на знаменитую «Алису в стране чудес» Л. Кэрролла. Заснув на уроке истории, английский школьник попадает в некую страну абсурда, проходит там через множество испытаний и возвращается в реальный мир обремененный новыми знаниями и томимый единственным желанием – выпить наконец чашку чая.

Бёрджес Энтони  
обложка книги Душка Адольф Душка Адольф

70-е годы 20 века. В Германии идут съёмки фильма про Гитлера. Актёр, исполнитель главной роли слишком глубоко вживается в роль и начинает представлять себя Адольфом Гитлером.

Брэдбери Рэй Дуглас  
Добрые люди Калашникова Татьяна  
Две тетради

Это — первая вещь, на публикацию которой я согласился. Мне повезло в том, что в альманахе «Метрополь» я оказался среди звёзд русской словесности, но не повезло в том, что мой несанкционированный дебют в Америке в 1979-м исключал публикацию в России.

Я стоял на коленях возле наполняющейся ванной. Радуга лезвия, ржавая слеза хронической протечки на изломе «колена» под расколотой раковиной… я всё это видел, я мог ещё объявить о помиловании. Я мог писать. Я был жив!

Это — 1980-й. Потом — 1985-1986-й. Лес. Костёр. Мох словно засасывает бумажную кипу. Я жгу свой текст, который записывал за 5 лет. Вновь приговор себе.

Я — на мосту. Внизу — Нева. Вода готова увлечь моё тело за мятущиеся торосы. Но вновь — помилование. Я напишу!

После этого — экология: проблема выживания человечества. Это глобально. Локально — ленинградская дамба и прочие преступления. Итог — травля, избиения, травмы, возбуждение уголовного дела.

5 июня 1989-го я был осуждён на 2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год…

Мои герои — я. Я — мои герои. Галя и Миша. Мы не расставались почти 15 лет. Я мог бы написать о том, что произошло сегодня с вами, но я не сделал этого, потому что вы теперь — не те. Жизнь искалечила вас. Мне больно смотреть на ваши лица. Было бы легче, если бы не помнил ваши голоса и взгляды, мысли и мечты. Вас — нет.

Впрочем, есть иные, заменившие вас на рубеже 16-летних, те же Дафнисы и Хлои, Ромео и Джульетты. Они — в латаных джинсах с полувыбритыми головами, с «феньками» и босиком тусуются на Невском и по всем главным улицам, по всей стране. В них — те же чувства, то же влечение, та же любовь. Они — из таких же разваленных семей, где отца, как правило, нет, мать же, претендуя на функции мужчины, превращается в монстра…

Бремя этих подростков — рокопатия и токсикомания. Они также нуждаются в помощи.

И я могу это сделать. Должен. Я могу написать.

У меня ведь тоже растут дети.

© 1979 by Metropol

Кожевников Пётр Валерьевич  
обложка книги Делай со мной что захочешь Делай со мной что захочешь

Имя современной американской писательницы Джойс Кэрол Оутс хорошо известно миллионам почитателей ее таланта во многих странах мира. Серия «Каприз» пополняется романом писательницы «Делай со мной что захочешь /1973/, в котором прослежена история жизни молодой американки Элины Росс, не побоявшейся полюбить женатого Джека Моррисси и завоевавшей его отзывчивое сердце.

Оутс Джойс Кэрол  
Дорожный патруль N 4 Ванштейн Виталий  
Дурные приметы (рассказ)

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...

Пронин Виктор  
обложка книги Дневник клона Дневник клона

В сборнике представлены три новых произведения известного многим писателя Егора Радова: «Один день в раю», «Сны ленивца», «Дневник клона». Поклонники творчества автора и постмодернизма в целом найдут в этих текстах и иронию, и скрытые цитаты, и последовательно воплощаемые методы деконструкции с легким оттенком брутальности.

Остальным, возможно, будет просто интересно.

Радов Егор  
День без вранья Токарева Виктория  
обложка книги Дорога из Колона Дорога из Колона

Рассказ из «Избранного» Э.М.Форстера (составитель — Н.Рахманова, Л., 1977).

Форстер Эдвард Морган  
Дом на побережье

Молодая женщина приезжает на побережье Финского залива, чтобы справиться с личными проблемами, и встречает человека, который, кажется, знает ее много лет. Но откуда? И сколько лет может включать в себя слово «много»?

Найдич Ольга  
Демон Городсков Антон  
Дороги Алексеев Сергей Трофимович  
обложка книги Добро пожаловать в NHK! Добро пожаловать в NHK!

Знакомьтесь, Сато Тацухиро, 22 года. Этот человек может рассказать вам об одиночестве всё, ведь он хикикомори, затворник 21 века. Он не учится и не работает, его телефон всегда молчит, он не разговаривал ни с кем уже несколько лет, он спит по шестнадцать часов в день и выходит из дома только по ночам, чтобы купить еды.

Однажды Сато поймет, что он стал жертвой заговора зловещей организации N.H.K. «Это из-за насмешек коварных агентов N.H.K. я стал хикикомори!» — решает он. А затем в его дверь постучится прелестная девушка, которая предложит ему свою помощь. Кто она, эта девушка, ангел-спаситель или агент N.H.K.? Что такое N.H.K. на самом деле? И как вернуться к нормальной жизни? Сато предстоит ответить на эти и многие другие вопросы.

Эта книга рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются современные молодые люди, не только в Японии, но и во всем мире: одиночестве, неприспособленности к взрослой жизни, поиске своего предназначения.

Перевод на русский язык американского издания был выполнен группой энтузиастов. Над переводом работали: 3chapter-kun, anon17, brfbhg, chapt5, edit-kun, failred, johny_sniper (Сhen), nhkproject (Scanner-kun), rumesto, также нам помогали читатели своими правками в вики. Ваши замечания и пожелания отправляйте на наш почтовый ящик: nhkproject@yandex.ru.

The novel that inspired the manga and anime!

Twenty-two-year-old Satou, a college dropout and aficionado of anime porn, knows a little secret — or at least he thinks he does! Believe it or not, he has stumbled upon an incredible conspiracy created by the Japanese Broadcasting Company, N.H.K. But despite fighting the good fight, Satou has become an unemployed hikikomori — a shut-in who has withdrawn from the world…

One day, he meets Misaki, a mysterious young girl who invites him to join her special “project.” Slowly, Satou comes out of his reclusive shell, and his hilarious journey begins, filled with mistaken identity, Lolita complexes — and an ultimate quest to create the greatest hentai game ever!

Такимото Тацухико  
обложка книги Дети Дети

Известная писательница Дина Рубина живет и работает в Израиле, однако ее книги пользуются неизменной популярностью на всем русскоязычном постсоветском пространстве.

«…Их бин нервосо» – книга особенная.

Жанр книги был определен автором как «свободный треп» и представлен читателю. Пишет Рубина легко и изящно. Основной материал книги – это современная израильская жизнь. Приземленная повседневность недавнего эмигранта и ностальгические воспоминания о советском детстве и юности. Смешные бытовые сценки, анекдоты из жизни русских израильтян, «трудности перевода» с иврита на русский и обратно. … «читаем в разделе „Объявления“:

Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Двое на крыше Двое на крыше

Нет, все-таки надо любить! Надо влюбляться, сходить с ума, назначать свидания, задыхаться, тряся грудью, бежать к метро!


Да – возраст, да – недостаток кальция, фтора, чего там еще… у каждого своя гормональная история.

Но душе-то все равно пятнадцать лет!

Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Джаз-банд на Карловом мосту Джаз-банд на Карловом мосту

Довольно часто я размышляю о возникновении феномена мифа в сознании, в чувствовании человечества. Знаменитые сюжеты, исторические личности, произведения искусства, города могут взнестись до сакральных высот мифа или остаться в ряду накопленных человечеством земных сокровищ.

Вот Лондон – огромный, имперской славы город.

Париж – чарующий, волшебный сон!

Нью-Йорк – гудящий Вавилон, законодатель мод…

Иерусалим – миф.

Миф сокровенный.

Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Девяносто девять Девяносто девять

Повести, вошедшие в этот сборник, – три изысканные пародии одновременно на жанры «университетского детектива» и «университетского триллера», «черной мистики», «психологического реализма» и… список можно продолжать до бесконечности!

Кошка при помощи «кошачьего психоаналитика» раскрывает весьма гнусную интригу…

Неудачливый антрополог отправляется в отпуск – а попадает в ситуацию, достойную Лавкрафта и Кроули…

Таинственные руны приносят смерть и ужас в семью… блестящей специалистки по древней истории…

Описать это – невозможно.

Читать это – наслаждение!

Хайнс Джеймс Издай и умри  
обложка книги Двенадцать рассказов-странников Двенадцать рассказов-странников

Над рассказами, вошедшими в сборник, великий Маркес работал восемнадцать лет. Не потому ли, что писатель возвращался к ним снова и снова, все они восхищают отточенностью стиля, совершенством формы и удивительной точностью воплощения авторской идеи?

О людях, которые приносят в добровольное (или не очень) изгнание привычное ощущение жизни в центре магических, сюрреалистических событий — и невольно заражают им окружающих. Двенадцать маленьких шедевров. Двенадцать коротких историй о латиноамериканцах в Европе.

Барселона. Бразильская «ночная бабочка» одержима идеей научить своего пса оплакивать могилу, которая станет последним местом ее упокоения…

Женева. Изгнанный диктатор маленькой карибской страны становится постояльцем в доме водителя «скорой помощи»…

Тоскана. Семейство туристов неожиданно встречается с призраком в замке, где теперь обитает знаменитый писатель из Венесуэлы…

Что еще подарит Латинская Америка скучной и скучающей Европе — какое чудо, какую опасность?

Гарсиа Маркес Габриэль  
обложка книги Дневник больничного охранника Дневник больничного охранника

«Дневник больничного охранника» — новая книга лауреата премии «Русский Букер» Олега Павлова, автора романов «Казенная сказка» и «Асистолия» — продолжает его пронзительную исповедальную прозу. Это хроника приемного отделения обыкновенной московской больницы. Между «Записками из мертвого дома» Достоевского и «Колымскими рассказами» Шаламова прошло ровно сто лет, и легко догадаться, сравнивая данные этих двух контрольных точек, какой путь прошло русское общество, в какую сторону двигалось… От «Ракового корпуса» Солженицына до «Дневника больничного охранника» Олега Павлова — дистанция всего в полвека.

Павлов Олег  
обложка книги Дом одинокого молодого человека : Французские писатели о молодежи Дом одинокого молодого человека : Французские писатели о молодежи

В сборник вошли лучшие рассказы и повести о молодежи, появившиеся во Франции за последние 10–15 лет. В нем представлены как классики современной французской литературы, ее старейшины — Р. Гренье, А. Дотель, Э. Вазен, Б. Клавель, Э. Роблес, так и замечательные мастера среднего поколения — Ж.-М. Г. Леклезио, Р. Вриньи, Ж.-М. Робер, а также яркие восходящие звезды — К. Риуа, А. Надо, П. Бессон.

Сборник не только рассказывает читателю о том, как живут, что думают, о чем мечтают молодые французы, но и знакомит с живым литературным процессом во Франции наших дней, поскольку в нем участвуют авторы самых разных направлений, традиций и творческих манер.

Никитин В, Леклезио Жан-Мари Гюстав, Буланже Даниэль, Бессон Патрик, Роблес Эмманюэль, Рей Пьер-Луи, Бенозильо Жан-Люк, Фаскель Соланж, Кассоли Эмманюэль, Дотель Андре, Лепрон Катрин, Риуа Катрин, Роббер Жан-Марк, Вриньи Роже, Базен Эрве, Каньяти Инес, Клавель Бернар, Саватье Поль, Сесброн Жильбер, Лагорс Ги, Энар Жан-Пьер, Лод Андре, Гимар Поль, Ниссен Юбер, Гренье Роже, Надо Ален  
обложка книги День ангела День ангела

Семья русских эмигрантов. Три поколения. Разные характеры и судьбы – и одинаковое мужество идти навстречу своей любви, даже если это любовь-грех, любовь-голод, любовь-наркотик. Любовь, которая перемежается с реальным голодом, настоящими наркотиками, ужасом войн и революций. Но герои романа готовы отвечать за собственный выбор. Они не только напряженно размышляют о том, оставляет ли Бог человека, оказавшегося на самом краю, и что же делать с жаждой по своему запретному и беспредельному «я». Они способны видеть ангела, который тоже смотрит на них – и на границе между жизнью и смертью, и из-под купола храма, и глазами близких людей.

Муравьева Ирина Лазаревна  
обложка книги Девочка с ящеркой Девочка с ящеркой

Семь историй о любви… Шлинк исследует разные лики любви: от любви-привычки до любви, открывающей новые, неведомые горизонты.

Что такое любовь? Почему люди так жаждут любви и почему бегут от нее?

Почему не берегут свою любовь, пока не оказывается слишком поздно?

Семь печальных и лирических историй Шлинка – семь возможных ответов на этот вопрос.

Шлинк Бернхард  
обложка книги Другой мужчина Другой мужчина

Семь историй о любви… Шлинк исследует разные лики любви: от любви-привычки до любви, открывающей новые, неведомые горизонты.

Что такое любовь? Почему люди так жаждут любви и почему бегут от нее?

Почему не берегут свою любовь, пока не оказывается слишком поздно?

Семь печальных и лирических историй Шлинка – семь возможных ответов на этот вопрос.

Шлинк Бернхард  
Деревья без тени Айлисли Акрам  
Дурочка

Светлана Василенко называет себя представительницей «настоящей женской литературы, которая за последнее десятилетие расширила границы прозы со всей свойственной женскому темпераменту эмоциональностью, прозорливостью и… жесткостью». С этим трудно спорить. И роман-житие «Дурочка», и повесть «Шамара», и рассказы написаны твердо, лаконично, но с присущей именно «зоркому полу» изобретательностью и особой пластикой. …Немая «дурочка» родилась в маленьком военном городке в семье офицера, и родители, решив избавиться от «позора», положили ребенка в колыбель и пустили по реке навстречу сиротской судьбе. Однако колдовские воды отнесли ее вспять на 30 лет, заставили пережить несколько вариантов судьбы. Сказка, притча, Евангелие, современные мотивы существуют в прозе Светланы Василенко на равных началах, прошлое как бы расшифровывает настоящее и растворяется в нем, и все это вместе создает единственную, только этому автору принадлежащую вселенную.

Василенко Светлана  
Долги Веллер Михаил  
обложка книги Дневник мага Дневник мага

«ДНЕВНИК МАГА», или «Паломничество», как еще называют эту книгу, – это описание путешествия Пауло Коэльо по легендарному Пути Сантьяго, пройденному миллионами пилигримов со времен средневековья. В своем поиске он встречает мистических проводников и демонических вестников, учится понимать природу истины, для обретения Силы знакомится с упражнениями-ритуалами мистического Ордена RAM.

«Дневник мага» занимает важнейшее место в становлении Коэльо как писателя. Хотя это его первая книга, она не уступает феноменальному «Алхимику» по глубине и поиску смысла.

В 1986 году, когда Пауло Коэльо совершал свое паломничество, по Пути Сантьяго прошло всего 400 человек. На следующий год после публикации «Дневника мага» по этому Пути прошло более полумиллиона пилигримов.

Коэльо Пауло  
обложка книги Домино Домино

Роман-маскарад, роман-лабиринт, роман-матрешка; один из ярчайших дебютов в английской литературе последних лет. Ослепительной вереницей, растянувшейся на три эпохи, перед читателем проносятся в зажигательной пляске циничные шлюхи и наивные дебютанты, великосветские дамы и жертвы финансовых пирамид, модные живописцы, владеющие шпагой не менее искусно, чем кистью, и прославленные кастраты, чьей благосклонности наперебой добиваются европейские властители...

Кинг Росс  
Деловой дух нового времени Кунин Владимир  
обложка книги Двухместное купе Двухместное купе

Блестящий кинороман В.Кунина, написанный на основе одного из его лучших произведений — «Ночь с Ангелом».

Увлекательная и необычная история, в которой в единое и причудливое целое переплетены мотивы мистической притчи и семейной саги.

История обычной семьи, поведанная... ее ангелом-хранителем!

Кунин Владимир  
обложка книги Другая жизнь Другая жизнь

Воспользовавшись своим художественным даром, известный писатель Натан Цукерман меняется судьбой с младшим братом Генри, искажая реальность и стирая связи между жизнью настоящей и вымышленной.

Рот Филип  
обложка книги Домработница царя Давида Домработница царя Давида

Аню наняли домработницей к старому инвалиду… По крайней мере, так сказала родственница этого инвалида, принимающая ее на работу. И Аня была готова ко всему — к тяжелой работе, к капризам и придиркам, к непониманию и даже скандалам. Работа была с «проживанием», а за это она была готова терпеть даже самодурство хозяина, тем более, что об этом самодурстве ее честно предупредили. Аня не была готова только к тому, что с этого момента жизнь ее изменится. И жизнь ее родных, и знакомых, и друзей изменится. Есть такие люди, которые хотят и умеют менять мир к лучшему. Если и не весь мир, то хотя бы ту его часть, на которую способны повлиять…

Волчок Ирина  
Дядя Яша

Максим Усачев Дядя Яша

Усачев Максим  
Для Есме́ з любов'ю і мерзотою

Оповідання «Для Есме́ з любов'ю і мерзотою» («For Esmé with Love and Squalor») — шосте оповідання зі збірки «Дев'ять оповідань» («Nine Stories», 1953).


Переклад здійснено за виданням: J. D. Salinger. For Esmé — with Love and Squalor. — The New Yorker, April 8, 1950, pages 28–36.

© Переклад з англійської і примітки Дмитра Кузьменка, 2009. Редакція Олександра Тереха, 2009.

© Фотоілюстрація Ірини Мінєєвої, 2009.

Селінджер Джером Девід  
обложка книги Дикие ночи Дикие ночи

Жану 30 лет, Он живет «без оглядки» и проводит ночи в безумных оргиях. Зная о том, что болен СПИДом, Жан хочет наслаждаться жизнью, полной приключений и опасности до самого последнего часа. Встретив юную и страстную 17 летнюю Лору, Жан наконец-то понимает что такое настоящая любовь. Но даже перед лицом смерти он никак не может сделать выбор между Лаурой и своим жестоким любовником испанцем Сэми.


Когда в 1986 году молодой француз Сирил Коллар узнал, что инфицирован СПИДом, то решил подвести итог своей жизни. Он написал роман «Дикие ночи», который сам впоследствии и экранизировал, хотя необходимо заметить, что ни книга, ни фильм не являются полностью автобиографическими.

Кошмарный и вместе с тем чрезвычайно трогательный и нежный роман стал во Франции бестселлером. Поставленный по нему фильм получил в 1993 г. высшую награду французского кинематографа — премию «Сезар», в том числе за лучший фильм года и за дебют (что, кстати, случилось впервые в истории вручения этих премий).

«Сезар» был вручен родственникам автора «Диких ночей», умершего от СПИДа за три дня до присуждения премии.

Коллар Сирил  
обложка книги Дон Иван Дон Иван

Алан Черчесов – прозаик, филолог, автор романов «Венок на могилу ветра», «Вилла Бель-Летра», в разные годы входивших в шорт-лист премии «Русский Букер».

«Дон Иван» – роман о любви, написанный языком XXI века.

Два места действия – Москва и Севилья – стремительно сменяют друг друга; две главные линии – история Дон Жуана и жизнь писателя, который рисует ее, – переплетаются, граница между их мирами стирается, и вот уже автор разговаривает с героем, а герой сражается с собственным двойником.

Черчесов Алан Георгиевич  
обложка книги Дом дневной, дом ночной Дом дневной, дом ночной

Между реальностью и ирреальностью… Между истиной и мифом… Новое слово в славянском «магическом реализме». Новая глава в развитии жанра «концептуального романа». Сказание о деревне, в которую с октября по март НЕ ПРОНИКАЕТ СОЛНЦЕ.

История о снах и яви, в которой одно непросто отличить от другого. История обычных людей, повседневно пребывающих на грани между «домом дневным» — и «домом ночным»…

Токарчук Ольга  
обложка книги Дети Робинзона Крузо Дети Робинзона Крузо

Разве может игра, что завела когда-то четверых мальчишек в заброшенный дом, закончиться скверно? Превратить безобидный поход в самое страшное событие жизни? Конечно же, нет! Об этом твердит здравый смысл, твердит вот уже четверть века.

И это не беда, что мальчиков осталось только трое, не беда, что пути их разошлись. Что каждый из них, так или иначе, провел последние двадцать пять лет на острове собственного одиночества. Но что-то сдвинулось в тенях прошлого. Что-то, таившееся тогда в доме, вновь ожило. И, возвращаясь, тихо шепчет в темноте: «Добро пожаловать в Дом Ночи».

Канушкин Роман  
обложка книги Другие люди Другие люди

Сол Стейн (р. 1926) — известнейший американский писатель, поэт, сценарист. Его произведения навсегда вошли в списки мировых бестселлеров.

Роман «Другие люди» влиятельные книжные обозрения Америки внесли в список лучших книг десятилетия. Героиня произведения Франсина Уидмер, независимая молодая женщина достаточно свободных нравов, стала жертвой насилия. Нет ни свидетелей, ни улик, но насильник должен быть наказан. Франсине может помочь только один человек — блестящий адвокат Джордж Томасси. Но удастся ли ему сделать это?

Стейн Сол Джордж Томасси, George Thomassy  
обложка книги Девочка-зверь (рассказы) Девочка-зверь (рассказы) Лимонов Эдуард  
Дисциплинарный санаторий Лимонов Эдуард  
Дети Интерната Карманова Лилия  
обложка книги Дорога неровная Дорога неровная

Роман «Дорога неровная» о судьбе нескольких поколений одного русского рода, который практически стал историческим, потому что человек в любое время связан с реальными историческими событиями, и в романе много имен, влиявших на ход истории России. Так что роман «Дорога неровная» это еще и познавательный роман для тех, кто не знал те имена. Он написан хорошим легким и богатым языком, удачно подобраны и эпиграфы для каждой главы, которые тоже напоминают читателю, что были на Руси прекрасные поэты — Николай Некрасов и Сергей Островой.

Эта электронная версия книги создана для библиотеки Либрусек (http://lib.rus.ec) и размещается в библиотеке Либрусек с разрешения автора книги на условиях лицензии Creative Commons: Attribution — Non-commercial — No Derivatives (by-nc-nd). Лицензия «С указанием авторства — Некоммерческая — Без производных» Если вам понравилась книга и вы хотите сделать пожертвование то используйте Яндекс-деньги 41001776317077

Изюмова Евгения  
обложка книги Деревенские дневники Деревенские дневники

 Эта книга не обычное описание жизни в одной отдельно взятой деревне, а чрезвычайно личностное, заинтересованное размышление о смысле жизни в деревне вообще. И конечно же, о том, как живется-можется русскому человеку на русской земле.

Понятно, жизнь эта непроста, и не текут у нас молочные реки в кисельных берегах, но все же - хороша русская деревня! Как бы загадочно и темно ни было ее прошлое, а настоящее - невразумительно и зыбко...

ПЬЕЦУХ Вячеслав  
обложка книги Долгие сумерки путника Долгие сумерки путника

В романе воссоздается неизвестный жизненный этап одного из самых необычных конкистадоров. Пешком, безоружный, без крестов и Евангелий, Альвар Нуньес Кабеса де Вака предпринял поход по неведомым землям, от Флориды через Техас до Мехико. Постаревший, но не павший духом, он пишет в Севилье тайный вариант своей одиссеи, вплетая в свои воспоминания события текущей жизни.

Поссе Абель  
обложка книги Два лебедя Два лебедя

Все помнят нашумевший фильм братьев Вачовски – «Матрица».

Но никто даже не догадывается, что задолго до выхода в свет этого фильма в России работал над расшифровкой Матрицы общения главный герой романа Ивана Сергеева «Два лебедя». Начав работу над Матрицей в девятнадцатилетнем возрасте, он посвятил ее познанию всю свою жизнь. И вот теперь как бы обращается со страниц романа к вам, дорогие соотечественники. Книга читается на одном дыхании. Остросюжетный роман захватывает вас целиком. И кажется, что на страницах романа вершится судьба всего человечества.

Сергеев Иван  
обложка книги Друг из Рима. Есть, молиться и любить в Риме Друг из Рима. Есть, молиться и любить в Риме

Новый взгляд на книгу, положенную в основу известного голливудского фильма с Джулией Робертс в главной роли!

Элизабет путешествует по Италии… но кто познакомит ее с жизнью «города городов» – бессмертного Рима?

Конечно, итальянский красавец Лука!

Он – истинный римлянин, знаток и эксперт в области итальянской кухни, ценитель хорошего вина и прекрасных женщин, страстный футбольный фанат. Машинам он предпочитает мотороллер, устрицам – спагетти, виски – настойку лимончелло, блондинкам – брюнеток, а шуткам о политике – шутки о сексе.

Но, прежде всего, он – настоящий друг и истинный джентльмен, готовый приложить все усилия, лишь бы Рим стал для Элизабет вторым домом!

Спагетти Лука  
обложка книги Доктор Сакс Доктор Сакс

Впервые на русском — книга, которую Керуак называл самым любимым своим детищем. Этот роман-фантазия, написанный в крошечной мексиканской квартирке Уильяма Берроуза, не просто рассказывает о детских годах, проведенных в Лоуэлле, штат Массачусетс; здесь Керуак замахнулся на свою версию гётевского «Фауста». Магнетический доктор Сакс борется с мировым злом в лице Змея из ацтекских легенд, и в ходе борьбы грань между реальностью и вымыслом становится крайне зыбкой.

Джек Керуак дал голос целому поколению в литературе, за свою короткую жизнь успел написать около 20 книг прозы и поэзии и стать самым известным и противоречивым автором своего времени. Одни клеймили его как ниспровергателя устоев, другие считали классиком современной культуры, но по его книгам учились писать все битники и хипстеры — писать не что знаешь, а что видишь, свято веря, что мир сам раскроет свою природу. Роман «В дороге» принес Керуаку всемирную славу и стал классикой американской литературы; это был рассказ о судьбе и боли целого поколения, выстроенный, как джазовая импровизация. Несколько лет назад рукопись «В дороге» ушла с аукциона почти за 2,5 миллиона долларов, а сейчас роман обрел наконец и киновоплощение; продюсером проекта выступил Фрэнсис Форд Коппола (права на экранизацию он купил много лет назад), в фильме, который выходит на экраны в 2012 году, снялись Вигго Мортенсен, Стив Бушеми, Кирстен Данст, Эми Адамс. 2012 год становится годом Керуака: в этом же году, к его 90-летию, киновоплощение получит и роман «Биг-Сур». причем роль самого писателя исполнит Жан-Марк Барр — звезда фильмов Ларса фон Триера.

Керуак Джек  
обложка книги Две недели в июле Две недели в июле

Клер и Марк уверены, что любят друг друга. Они знают, что обязательно будут вместе. Навсегда. На всю оставшуюся жизнь. А пока… Пока они хотят провести вдвоем две замечательные июльские недели. Этот долгожданный отдых нужен для того, чтобы стать еще ближе и чтобы окончательно все решить.

Марк везет Клер к себе домой. Вот только место Клер в этом доме давно занято…

Розен Николь  
обложка книги Дэнс, дэнс, дэнс Дэнс, дэнс, дэнс

«Дэнс, Дэнс, Дэнс» — продолжение романа «Охота на овец» известного во всем мире японского писателя X. Мураками. В центре повествования — те же герои, попадающие в цепь таинственных жестоких происшествий.

Мураками Харуки Крыса  
обложка книги Дом в наем Дом в наем

Главный герой этой повести пишет сценарий, который представляет собой не что иное, как пересказ глубоко поэтичного болгарского фильма „Томление на белом пути". Я выражаю большую признательность Николе Корабову за то, что он позволил вернуть литературе сюжет, почерпнутый в свое время из рассказов Константина Константинова. Любое сходство с действительностью, любое подобие истинным событиям случайно и непреднамеренно.

Коруджиев Димитр  
Дважды два равно пять Автор неизвестен  
Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова

Первое независимое расследование зверского убийства подростка, донесшего на отца, и процесса создания из мальчика самого известного советского героя, проведенное через пятьдесят лет после трагических и загадочных событий московским писателем, который рискнул сопоставить официальный миф с историческими документами и показаниями последних очевидцев

Дружников Юрий  
обложка книги Дамаск Дамаск

Возьмите день – любой день во всемирной истории. К примеру, I ноября 1993 года, когда Великобритания вошла в Европейское сообщество, когда умерли Федерико Феллини и Ривер Феникс. День, вместивший в себя дуэль на кружках с куриным супом, дрозда по имени Георгий Марков, японского маньяка, героическую смерть рыбки Триггер и всю историю Англии. Всепобеждающую любовь и мгновение истины – личный Дамаск каждого человека.

Экстравагантный роман популярного британского писателя Ричарда Бирда (р. 1967) «Дамаск» – впервые на русском языке.

Бирд Ричард  
обложка книги Даун Даун

Костя никогда не притворяется и никому не желает зла. Но он умеет радоваться жизни так, как мало кто из нас – юноша-ребенок с незапятнанной душой и богатым, но так непохожим на наш с вами внутренним миром.

Юноша чувствует, что к их дому подкрадывается беда. Чувствует и пытается что-то изменить. Где-то наивно, где-то с удивительной проницательностью. И иногда ему удается сделать мир чуточку добрее. Даже в условиях нашей непредсказуемой судьбы.

История Кости недаром созвучна «Человеку дождя». Она написана для людей неравнодушных, для тех, чья душа еще не зачерствела окончательно.

Ремер Михаил  
Джек-пот для Золушки

Аспирантка Наташа приобретает странный ноутбук с мистической программой, осуществляющей три желания владельца. Однако их исполнение связано с несчастьями и даже гибелью близких ей людей. Наташа играет в казино, торгует антиквариатом, связывается с уголовниками, и вот наступает момент, когда надо остановиться. Хватит ли ей сил, ведь на кону - миллиард долларов…

Ребров Дмитрий  
обложка книги Девушки, согласные на все Девушки, согласные на все

Если не хватает удачи и таланта стать кинозвездой, зато смелости и амбиций – через край, можно попробовать себя в «низких» жанрах. Съемки в порнофильмах могут стать первой ступенькой к настоящей славе, а могут – лестницей на самое дно. Все зависит от характера. В этом бизнесе, как в волчьей стае, не терпят слабаков. В романе «Девушки, согласные на все» Маша Царева показывает этот бизнес глазами начинающей старлетки, и опытной актрисы, и модного фотографа, для которого режиссура запретных фильмов – вторая, тайная, жизнь. Кто-то из них добьется успеха, а кто-то – потеряет все.

Ранее это произведение выходило под названием «Девушки, согласные на все, или Капкан для охотника».

Царева Маша  
обложка книги Другой Париж: изнанка города Другой Париж: изнанка города

Казалось бы, что нового можно увидеть в многократно воспетом на всех языках мира вечном «городе света», великолепном Париже?

Русский стрингер Тимофей Бродов, собирая информацию о парижских клошарах, оказывается в совсем другом городе, где видит неожиданную изнанку дворцовой помпезности французской столицы. На его пути встречаются бомжи и проститутки, антиглобалисты и пойстеры, цыгане и арабы, нелегальные иммигранты и жители парижских подземелий…

В этой параллельной реальности сны и легенды переплетаются с действительностью, жизнь со смертью, любовь с разлукой, и откуда-то из мраморных лабиринтов Пер-Лашез раздается голос вечного бродяги и бунтаря Джима Моррисона. Существуют ли сегодня настоящие клошары или они тоже стали мифом – это предстоит выяснить Тимофею на парижских улицах.

Лайдинен Наталья Валерьевна  
Дело Благородного Бандита живет и побеждает

Двенадцатая новелла из серии «Сказки для взрослых».

Сторож Ночной Сказки для взрослых  
обложка книги Две новеллы Две новеллы

Опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 5, 1973

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Публикуемые новеллы взяты из сборника избранных рассказов и новелл «Три окна» («Las tres ventanas», 1970).

Мухика Эктор  
обложка книги Дом свиданий Дом свиданий

Роб-Грийе нашел свой стиль уже в ранних романах, к которым относится и «Дом свиданий», опубликованный в 1961 году. Здесь пространство текста задается при помощи приемов, уже известных русскому читателю хотя бы по «Проекту революции в Нью-Йорке». Автор предлагает читателю загадку, ребус, который впоследствии оказывается вовсе и не ребусом, так как не предполагает разгадки.

Герои «Дома свиданий» вынуждены вести постоянную охоту за деньгами, да и просто друг за другом. Одного из героев, по всей видимости, убивают, если только это не вымысел хозяйки увеселительного заведения, сон убийцы или бред убитого…

Роб-Грийе Ален  
обложка книги Дембельский аккорд Дембельский аккорд

Родители завалили Министерство обороны письмами — как это так, только что получили от сына весть: «Ждите, через месяц приеду». А следом — цинковый гроб. И потому в 1987 году вышел приказ: дембелей в Афганистане на боевые действия не привлекать. Но людей не хватало, да дембеля сами не возражали — в рейде время летит быстрее. Так отправились на полковую операцию Юра, Хасан, Нурлан и Урал — «дедушки Советской Армии», экипаж БТР-472. От первой крови до последней крови — путь каждого солдата на той войне.

Кривенко Виталий Яковлевич  
обложка книги Дваплюсодин в одном флаконе (сборник) Дваплюсодин в одном флаконе (сборник)

Впервые под одной обложкой выходят самые знаменитые автобиографические повести Владимира Войновича: «Иванькиада», «Дело № 34840» и «Портрет на фоне мифа».

В них есть все, чем была богата и знаменита советская и постсоветская эпоха: козни всемогущих спецслужб и заигрывание с «творческой интеллигенцией», впечатляющие творческие свершения и мелкие окололитературные и бытовые дрязги, гордость за свою страну и горечь от осознания ее недугов и обида за ее неблагодарность. Войнович в каждой строчке остается верен себе: скрупулезен до мелочей, честен, бескомпромиссен и, конечно же, остроумен и язвительно ироничен.

Войнович Владимир Николаевич  
обложка книги Детская Детская Абэ Кобо  
Дворник Хаммесфар Петра  
обложка книги Девушка в пиратских штанах Девушка в пиратских штанах

Мануэль Ривас (р. 1957) – один из самых известных и самых премированных писателей современной Испании. Он живет в Галисии, и его художественный метод критики окрестили "галисийским магическим реализмом". В своих книгах Ривас, по его словам, "пытается заново придумать реальность, перестроить ее и спасти".

Ривас Мануэль Из книги «Чего тебе надо, любовь?»  
обложка книги Дорогая Массимина Дорогая Массимина

Знакомьтесь – Моррис Дакворт. Гонимый и неприкаянный Раскольников наших дней. Невинный убийца. Рассудительный безумец. Нищий репетитор однажды осознает, что есть только один путь завоевать благосклонность Фортуны – отказаться от традиционной морали и изобрести свою собственную. Моррис похищает влюбленную в него юную итальянку Массимину, и отныне пути назад нет. «Дорогая Массимина» – утонченный и необычный психологический триллер. Тим Паркс ухватил суть безумия убийцы, его умение имитировать нормальные человеческие чувства. Не стоит ждать, что Паркс станет в деталях описывать, как кровь капает с ледоруба на отрезанные конечности. Моррис Дакворт совсем не страшен, он даже не противен. Он вовсе не маньяк. Он несчастный бедолага, которому сочувствуешь всей душой и пугаешься собственного сочувствия. Преступная одиссея Морриса описана с хичкоковским юмором. Переживания Морриса страшны и комичны, и нет им конца. Но есть финал, который заставит вас испустить вздох облегчения и тотчас ужаснуться этому.

Паркс Тим , Дорогая Массимина  
Дайте руку королю Гергенредер Игорь  
обложка книги Две ночи [Проза. Заметки. Наброски] Две ночи [Проза. Заметки. Наброски]

Сборник «Две ночи» — последняя, в сущности, новая книга Юрия Казакова — наряду с законченными произведениями включает наброски повести и рассказов, автобиографические и путевые заметки, выдержки из дневников и записных книжек, литературно-критические выступления писателя. Значительное место в книге занимают архивные публикации.

Казаков Юрий  
Досуг круглосуточно Зензинов Алексей, Забалуев В  
обложка книги Дерево на крыше Дерево на крыше

Искренняя, трогательная история женщины с говорящим именем Вера.

Провинциальная девчонка, сумевшая «пробиться в артистки», испытала и ужас блокады, и голодное безумие, и жертвенную страсть, и славу.

А потом потеряла все…

Где взять силы, чтобы продолжать жить, когда судьба обрушивает на тебя беду за бедой?

Где взять силы, чтобы продолжать любить, когда мужчины предают и лгут, изменяют и охладевают?

Где взять надежду, когда кажется, что худшее уже случилось?

Можно опустить руки и впасть в глухое отчаяние.

Можно надеяться на чудо.

А можно просто терпеть. Быть сильной. Сохранить в себе и веру, и нежность, и доброту, и милосердие…

Токарева Виктория Самойловна  
обложка книги Дело чести Дело чести

…Жили-были девочка-мармеладка, вся такая сладкая и милая, и дальнобойщик с нежной душой; он влюбляется и увозит ее – а на самом деле это она увозит его – далеко-далеко, к финалу, хотя с самого начала знает, что цена за это будет неимоверно высока. Такая вот дорожная история о любви. Об одиночестве и нежности. Об отваге, о мужестве и о смерти…

Популярный испанский писатель Артуро Перес-Реверте всегда непредсказуем, но книги его неизменно остаются в сердцах читателей, Повесть «Дело чести» – впервые на русском языке.Перевод с испанского Н. Кирилловой

Перес-Реверте Артуро  
обложка книги Дона Флор и ее два мужа Дона Флор и ее два мужа

Роман «Дона Флор и два ее мужа» переносит в солнечную Баию — место действия почти всех произведений писателя. Автор дает широкую панораму баиянской жизни, картину обычаев, нравов условий и условностей, окрашенную колоритом Сальвадора, города, в котором смешались все расы. История двух замужеств доны Флор — основная сюжетная линия романа.

«История о нравственности и любви» — повествование, в котором автор высмеивает мелкую буржуазию, ее неспособность к полнокровной жизни, ее нелепые и смешные предрассудки.

Амаду Жоржи  
обложка книги Двое, не считая призраков Двое, не считая призраков

Вы никогда не мечтали встретиться с Зигмундом Фрейдом? Или с собственным прадедушкой, погибшим в Гражданскую войну? Для Антона Скробова эти вопросы не такие уж и праздные. У него уникальный дар, он может общаться с представителями потустороннего мира. Вечерами его встречают дома любимые родители, умершие много лет назад, иногда и другие гости с того света заглядывают. Они не слишком докучают, ну, попросят иногда весточку кому передать, Антону не в тягость. Но стоит ему впервые в жизни влюбиться, как все меняется. Оказывается, избранным быть не только приятно, но и смертельно опасно…

Нестерова Наталья  
обложка книги Долгое безумие Долгое безумие

Это — ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНАЯ книга. Не предоставить ли слово самому автору?

«Речь пойдет о любви, о ней одной, о сорока годах небывалой любви. В Париже, Пекине, Севилье, Кенте и Фландрии…

На пороге нового тысячелетия я опишу неукротимое и вышедшее из моды живое существо — чувство».

Орсенна Эрик  
обложка книги Дело Локвудов Дело Локвудов О`Хара Джон  
Домашние животные и фру Янссон Туве  
Демгородок (журнальный вариант) Поляков Юрий  
Девять дождей

1.0 — создание файла

павич Милорад  
Двери сна павич Милорад  
обложка книги Дэниэл молчит Дэниэл молчит

Роман «Дэниэл молчит» — об отваге и самопожертвовании, о женской сути и о природе любви, о драме современной молодой женщины, готовой на все, лишь бы вылечить своего сына.

Мелани живет в Лондоне с мужем и двумя детьми. У них образцово-показательная семья. Но, когда младшему сыну Дэниэлу ставят диагноз «аутизм», идиллия рушится точно карточный домик. Дэниэл не спит ночами, часто плачет и упорно отказывается говорить. Пока муж ищет утешения в объятиях бывшей подруги, Мелани одержимо пытается помочь своему мальчику, действуя вопреки медицинским рекомендациям, светским условностям и советам ближних. На этом пути ей придется пройти через очень многое. И все же сила духа, надежда и добрые люди помогут ей не только выстоять, но и победить.

Эта достоверная, оптимистичная и очень светлая история увлекает не меньше, чем знаменитый фильм «Человек дождя». Сейчас готовится экранизация романа, главную роль должна сыграть Джулия Робертс, которая уже снялась в известном фильме по предыдущей книге Марти Леймбах «Умереть молодым».


Перевод с английского Елены Ивашиной.

Леймбах Марти  
Дождь в водосточных трубах Семенов Юлиан Семенович  
День открытых зверей Яхонтов Андрей Николаевич  
обложка книги Дочь Ивана, мать Ивана Дочь Ивана, мать Ивана

В центре повести — судьба рядовой современной семьи, выброшенной на обочину рыночной жизни. Мать семейства, защищая честь и безопасность своих детей, вершит над преступниками собственный суд справедливости.

Распутин Валентин Григорьевич  
обложка книги Дверь Дверь

Рассказ из сборника «ДОЧКИ, МАТЕРИ, ПТИЦЫ И ОСТРОВА»

Дети и матери. Матери, которые сами едва перешагнули порог детства и пока не знают всех тягот реальной жизни. Воображая сказку и игнорируя быль. Игнорируя боль, которую несут им отцы. Отцы их детей, вечные безответственные романтики перекати-поле, сегодня тут, а завтра там. А ведь во всем этом когда-то была любовь! Со всеми этими чужими людьми она однажды творила чудеса — красоты и понимания.

Куда уходит первая любовь? В какое чудовище она может превратиться, если ее не отпустить? На эти жесткие, как сама жизнь, вопросы и отвечает культовый прозаик Галина Щербакова в новой книге.

Судьбы ее героев и героинь вызывают в памяти прекрасное советское кино — «Москва слезам не верит», «Служебный роман», «Еще раз про любовь». Окупитесь в стихию подлинных чувств, узнайте, что такое сила духа и слабость плоти. Примите бесценный урок сострадания к женщине — святой и грешной, вечной матери и вечной вдове мира.

Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Дети Снеговика Дети Снеговика

«Дети Снеговика» – это, по выражению критиков, новый вариант «Убить пересмешника» – каким его мог бы написать Стивен Кинг. Герой романа возвращается в места своего детства, в пригород Детройта, улицы которого тогда терроризировал серийный убийца по прозвищу Снеговик. Но не все призраки рассеялись, не все страхи остались в прошлом, не все расставлены точки над і…

Хиршберг Глен  
Дом горит, часы идут

Александр Семенович Ласкин родился в 1955 году. Историк, прозаик, доктор культурологии, профессор Санкт-Петербургского университета культуры и искусств. Член СП. Автор девяти книг, в том числе: “Ангел, летящий на велосипеде” (СПб., 2002), “Долгое путешествие с Дягилевыми” (Екатеринбург, 2003), “Гоголь-моголь” (М., 2006), “Время, назад!” (М., 2008). Печатался в журналах “Звезда”, “Нева”, “Ballet Review”, “Петербургский театральный журнал”, “Балтийские сезоны” и др. Автор сценария документального фильма “Новый год в конце века” (“Ленфильм”, 2000). Лауреат Царскосельской художественной премии (1993), премии журнала “Звезда” (2001), премии Администрации г. Пушкина в области культуры (2008). Удостоен знака Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ “За высокие достижения” (2008). Живет в Санкт-Петербурге.

Ласкин Александр  
обложка книги Два пера горной индейки Два пера горной индейки

Рассказы и повести А. А. Кузнецова не придуманы, они написаны о том, что случалось с автором в его богатой впечатлениями жизни. До того как стать профессиональным литератором, автор в качестве орнитолога, научного сотрудника Зоологического музея МГУ и как мастер спорта по альпинизму побывал в десятках экспедиций и совершил более ста восхождений на вершины всех горных систем от Альп до Камчатки.

Но горы, природа, птицы служат как бы фоном в произведениях писателя. Главная их тема — человек. Его душа, стремления, его жизненное кредо. В сложной, подчас экстремальной обстановке экспедиций и восхождений человеческие характеры раскрываются, проявляется их сущность.

Сюжеты и персонажи рассказов очень жизненны. В них нет никакой надуманности, психологическая тонкость образов убедительна и достоверна. И каждый из рассказов несет в себе нравственное начало, утверждает честность и порядочность, душевную чистоту.

Повести А. А. Кузнецова остросюжетны, читаются с захватывающим интересом, поднимают самые актуальные на сегодняшний лень проблемы и населены яркими характерами. В целом же это ни на что не похожая проза со своей интонацией, без пышнословия и «красивости», но с глубокой интеллигентностью и правдивостью.

Кузнецов Александр Александрович  
обложка книги Дело №888 Дело №888

К молодому удачливому адвокату является странный посетитель и просит, чтобы тот занялся только его делом, отложив все остальные. Узнав, в чем обвиняется его возможный клиент, адвокат сначала принимает его за сумасшедшего, но затем все же соглашается с его условиями.

История, начавшаяся, как детектив, постепенно приобретает черты философско-психологического романа. Живой язык, неожиданные повороты сюжета и глубокий смысл делают дебютную книгу Виталия Кравчука литературным событием.

Кравчук Виталий  
обложка книги Долина Грохочущих копыт Долина Грохочущих копыт

Так же как и роман "Глазами клоуна" повесть Г. Бёлля "Долина Грохочущих Копыт" – о "белых воронах" – людях тонких, уязвимых, часто неприкаянных, но не могущих и, главное, не желающих жить так, "как все". 

Бёлль Генрих  
обложка книги Дом без хозяина Дом без хозяина

Одно из самых сильных, художественно завершенных произведений Бёлля – роман «Дом без хозяина» – строится на основе антитезы богатства и бедности. Главные герои здесь – дети. Дружба двух школьников, родившихся на исходе войны, растущих без отцов, помогает романисту необычайно рельефно представить социальные контрасты. Обоих мальчиков Бёлль наделяет чуткой душой, рано пробудившимся сознанием. Один из них, Генрих Брилах, познает унижения бедности на личном опыте, стыдится и страдает за мать, которая слывет «безнравственной». Другой, Мартин Бах, живущий в довольстве, присматривается к жизни школьного товарища и вместе с ним размышляет и спрашивает, начинает сомневаться в догмах катехизиса, не хочет мириться с порядками, при которых одни пресыщены, а другие голодны.

Бёлль Генрих  
обложка книги Дар Гумбольдта Дар Гумбольдта

«Дар Гумбольдта» принес Беллоу международное признание. Сопоставляя судьбы двух американских писателей, успешного светского льва Чарльза Ситрайна и покойного поэта фон Гумбольдта-Флейшера (есть мнение, что его прототипом был американский поэт Делмор Шварц), Беллоу пишет о духовном авторитете художника в современном обществе, где превыше всего ценятся успех, слава и деньги.

За этот роман в том же 1975 году писатель получил Пулитцеровскую премию.

Беллоу Сол  
обложка книги Домик на Юге Домик на Юге
Что произойдет, если в одном доме на берегу моря случайно окажутся три одинокие женщины, бабушка – педагог со стажем и четверо детей? А что будет, если ребенок вместо собаки заведет в квартире пиявок? Имеет ли женщина право на второе счастье, которое мучительно похоже на то, что уже было прожито? Как жить, испытывая непроходящую боль? В рассказах Маши Трауб есть ответы на эти и многие другие вопросы.
Трауб Маша  
обложка книги Дом моделей Дом моделей

В книге «Дом моделей» – почти вся литературная биография Александра Кабакова, представленная малой прозой.

Живут ли герои в большом городе или в глубинке – они хотят вырваться из обычной жизни. Красивая девушка убегает в областной центр, чтобы стать моделью; женатый герой заглядывается на другую женщину; влюбленные взлетают с крыши в небо или исчезают в неизвестном направлении…

Все повести, собранные в этой книге, – от нового «Дома моделей» до фантасмагорических «Бульварного романа» и «Салона» – полны иронии и вместе с тем безграничным сочувствием к людям с их сложными судьбами. И, как всегда у Кабакова, реальная жизнь в них тесно смыкается с фантастикой…

Кабаков Александр Абрамович  
обложка книги Детские шалости Детские шалости

«Детские шалости» — одновременно брутальный и шокирующий триллер и мрачный реалистический взгляд на проблему бытового насилия и мужской психопатии. Это роман о современном мужчине и о том, какие ужасные вещи могут сотворить друг с другом члены одной семьи, когда разрушается их устоявшийся маленький мирок.

Саттон Генри  
обложка книги Добрые феечки Нью-Йорка Добрые феечки Нью-Йорка

Культовый британский писатель Мартин Миллар снова приглашает вас в свой летающий цирк. Встречайте: Хизер и Мораг, шотландские феи чертополоха — очень добрые, но несколько стервозные и не всегда трезвые; Магента, уличная бродяжка, считающая себя древнегреческим полководцем Ксенофонтом; Динни, худший скрипач во вселенной, зато отличный социопат; Керри, составительница кельтского цветочного алфавита; дух великого панк-гитариста Джонни Тандерса, неупокоенный… И наконец — Нью-Йорк. Как известно — город немалых контрастов, где возможно все.

Феерическая сказка Мартина Миллара «Добрые феечки Нью-Йорка» — здесь и теперь.

Миллар Мартин  
обложка книги Для молодых мужчин в теплое время года (рассказы) Для молодых мужчин в теплое время года (рассказы)

 "Для молодых мужчин в теплое время года" - вторая книга Ирины Борисовой, автора "Одинокого места Америки".

Это попытка представить интересную жизнь нашей страны за последние 20 лет. Ироничные, смешные, грустные герои и героини меняются вместе со страной, в которой живут, ищут себя в новой жизни.

"Да, возможно, мы проигрались в прах, - но умеем презирать проигрыш" - девиз героев.

Борисова Ирина  
обложка книги Дом на берегу лагуны Дом на берегу лагуны

Автор этого романа – популярная пуэрто-риканская писательница Росарио Ферре. Ее героиня в течение долгих лет пишет книгу, которая называется «Дом на берегу лагуны». В ней она рассказывает полную тайн и трагедий историю своей семьи, пытаясь тем самым разобраться в собственной судьбе. Яркие, самобытные характеры по-разному проходят испытания любовью и ненавистью в этой захватывающей семейной саге, от страниц которой трудно оторваться.

Ферре Росарио  
Дарованный остров

1. Золотой паук 

Кто скажет, когда именно в Средиземье появились хоббиты? Они слишком осторожны, чтобы привлекать внимание, но умеют расположить к себе тех, с кем хотят подружиться. Вечный нытик Буги, бравый Шумми Сосна и отчаянная кладоискательница Лавашка — все они по своему замечательны. Отчего же всякий раз, когда решительные Громадины вызываются выручить малышей из беды, они сами попадают в такие передряги, что только чудом остаются живы, а в их судьбе наступает перелом? Так, однажды, славная нуменорская принцесса и её достойный кавалер вышли в поход, чтобы помочь хоббитам освободить деревеньку Грибной Рай от надоедливой прожорливой твари. В результате хоббиты освобождены, а герои разругались насмерть. Он узнаёт от сестры тайну своего происхождения и уходит в Страну Вечных Льдов. Она попадает к хитрой колдунье, а позже в плен к самому Саурону. И когда ещё влюблённые встретятся вновь…

2. Неприкаянный 

Гномы шутить не любят, особенно разбойники вроде Дебори и его шайки. Потому так встревожился хоббит Шумми Сосна, когда непутёвая Лавашка решила отправиться вместе с гномами на поиски клада. Несчастные отвергнутые девушки и не на такое способны! Вот и сгинули бы наши герои в подземельях агнегеров — орков-огнепоклонников, если бы не Мириэль, теперь — настоящая колдунья. Клад добыт, выход из подземелья найден. С лёгким сердцем и по своим делам? Куда там! Мириэль караулит беспощадный Воин Смерть, и у него с принцессой свои счёты…

3. Чёрный жрец

Люди Нуменора отвергли прежних богов и теперь поклоняются Мелкору — Дарителю Свободы, и Чёрный Жрец Саурон властвует в храме и на троне. Лишь горстка Верных противостоит воле жреца и полубезумного Фаразона. Верные уповают на принцессу Мириэль, явившуюся в Нуменор, чтобы мстить. Но им невдомёк, что в руках у принцессы книги с гибельными заклятиями, и магия, с которой она выступает против Саурона и Фаразона — это разрушительная магия врага. Можно ли жертвовать друзьями ради своих целей? Что победит жажда справедливости или любовь?

Камаева Кристина Николаевна  
обложка книги Декоратор. Книга вещности. Декоратор. Книга вещности.

Ироничный и удивительно стильный роман "Декоратор" стал самым нашумевшим произведением норвежского писателя Тургрима Эггена (р. 1958).

Эгген Тургрим  
обложка книги Джун и Мервин. Поэма о детях Южных морей Джун и Мервин. Поэма о детях Южных морей

В основу романа Олеся Бенюха «Джун и Мервин» легли новозеландские впечатления автора. В книге рассказывается о жизни молодежи Новой Зеландии, ее проблемах, мечтах. В основу романа положена трагическая судьба и любовь «белой» девушки из богатой семьи Джун и бедного юноши-маорийца Мервина.

Бенюх Олесь  
Древо человеческое

Патрик Уайт (1912 – 1990) – крупнейший австралийский писатель, лауреат Нобелевской премии за 1973 г. Его книга «Древо человеческое» была и остается выдающимся явлением австралийской литературы XX века.

Уайт Патрик  
обложка книги Дай погадаю! или Балерина из замка Шарпентьер Дай погадаю! или Балерина из замка Шарпентьер

Ты же талантливая, Света, вырви у жизни свой шанс! Легко сказать, вырви шанс. Как? И много ли шансов на счастливую жизнь у проводницы поезда? Внешность – далеко не модельная, возраст – совсем не юный. Уже за сорок. Причем серьезно за сорок. Иллюзий никаких, а вот мечты еще остались. Обычные женские мечты – обрести любовь и счастье. О! Это не так мало. Любовь... Счастье... Глупо сорокалетней дамочке мечтать о принце, о харизматичном красавце, который бросит к ногам весь мир. Да и вокруг по большей части невыразительные лица, мелкие личности... А может, ну их, этих красавцев? Подальше от стандартов! Дай себе больше свободы, и в один прекрасный день ты увидишь алые паруса!

Борминская Светлана  
обложка книги Дом золотой Дом золотой

Выходите, девки, замуж! И тогда вас будет кому защищать... Долго не могла понять эту простую вещь пожилая девушка Фая и оборонялась в одиночку от алчных родственников, вздумавших захватить ее старый дом. Билась за свою жизнь и место под солнцем, порой напоминая русского терминатора. И не верила в любовь. Счастье привалило ей в лице бравого деда Сережи. А что? Так он, мир, устроен: раз родился человек – ему счастье положено. Вот так.

Городок Соборск, где главная героиня – девушка 69 лет – прожила всю свою скромную жизнь, – узнаваемая российская провинция и одновременно сказочная страна. В сказке, как известно, происходят необычные вещи. С героиней, существовавшей тихо и незаметно, вдруг начинают происходить важные события.

Светлану Борминскую не с кем сравнить, в современной российской прозе нет аналогов этому новому писателю. Книга пронизана авторской любовью к милому Соборску и его обитателям. Именно эта любовь становится в романе источником волшебства.

Борминская Светлана  
День второй Токарева Виктория  
обложка книги Дядя Фред Дядя Фред

В своих рассказах Бёль выносит обвинительный приговор кровавому фашистскому времени и вместе с тем развенчивает годы, предшествовавшие захвату Гитлером власти: эгоизм, распад нравственности, безработицу, полицейские бесчинства, которыми в Германии были ознаменованы конец 20-х – начало 30-х годов.

Бёлль Генрих Город привычных лиц  
Да, но разве паровая машина смогла бы сделать такое Аллен Вуди  
обложка книги Двуликий любовник Двуликий любовник

Действие романа развивается на фоне уличной жизни кос­мополитичной Барселоны. Трагическая любовь вынуждает Мареса, мечтателя и романтика, покинуть привычный мир, ставший для него безвыходным тупиком. Невинная игра с собственным зеркальным отражением приводит к грозным последствиям: Марес, захваченный стихией кар­навала, полностью перевоплощается...

ISBN 5-94145-031-1 (Иностранка) ISBN 5-93381-069-Х (Б.С.Г.—ПРЕСС)

Марсе Хуан Иллюминатор  
обложка книги Двойная жизнь Чарли Сент-Клауда Двойная жизнь Чарли Сент-Клауда

«Двойная жизнь Чарли Сент-Клауда» — захватывающий, вдохновенный роман о жизни, смерти и любви, которая способна подарить человеку истинную свободу.

Это необыкновенная, романтическая и трогательная история в духе «Шестого чувства» и «Р. S. Я люблю тебя», история для всех, кто хоть однажды любил.

Шервуд Бен  
обложка книги Дочка, не пиши! Дочка, не пиши!

История Катерины Шпиллер уже вышла за рамки отдельной семьи. Началась война. Эта книга о том, что бывает, когда человек узнает о себе правду. Многочисленные «родственники» Катерины захотели восстановить то, что они считали справедливостью. Но стоит ли выносить на публику то, что творится за дверями квартиры? Одно можно сказать с уверенностью: родственники самое большое зло, которое дается нам, видимо, в наказание за грехи… Почитайте, это про всех нас!

Шпиллер Катерина  
обложка книги Домой Домой

Джона Апдайка в Америке нередко называют самым талантливым и плодовитым писателем своего поколения. Он работает много и увлеченно во всех жанрах: пишет романы, рассказы, пьесы и даже стихи (чаще всего иронические).

Настоящее издание ставит свой целью познакомить читателя с не менее интересной и значимой стороной творчества Джона Апдайка – его рассказами.

В данную книгу включены рассказы из сборников "Та же дверь" (1959), "Голубиные перья" (1962) и "Музыкальная школа" (1966). Большинство переводов выполнено специально для данного издания и публикуется впервые.

Апдайк Джон  
Делла принципа Диас Джуно  
обложка книги День накануне День накануне

Каждый рассказ Филиповича, внимательного и неспешного наблюдателя, от чьего острого взгляда не укрывается ни красота пейзажа, ни едва заметное движение человеческой души, — тонкий психологический этюд. Собственная судьба предоставила автору обильный материал для размышлений и богатейший выбор сюжетов. Связанные личностью писателя, рассказы, по сути, единое увлекательное повествование.

Филипович Корнель Иллюминатор  
обложка книги Дурное влияние Дурное влияние

Бен и Олли — друзья не разлей вода. Они обычные мальчишки, живущие в обычном лондонском пригороде. Но однажды их мирная и скучная жизнь буквально взрывается — на их улице поселяется таинственный Карл. У него странные игры, странный язык и странные желания. И он очень, очень опасен. С Карлом весело, страшно и опасно. Но вот проблема — Бен не готов уйти на второй план, а его верному оруженосцу Олли с Карлом куда интереснее. И вся троица пускается в приключения, которые вскоре перерастают в неприятности, а затем и вовсе в борьбу не на жизнь, а на смерть. Насколько далеко зайдет Карл, прежде чем остановится? И насколько жуткими должны стать его затеи, чтобы отказаться от них?

Новая книга Уильяма Сатклиффа, непревзойденного рассказчика, остроумна и страшна одновременно. Сатклифф рассказывает о том, как будничные ситуации, в которых оказывается каждый человек, могут обернуться трагичными и волнующими приключениями. Эта книга — о первобытной борьбе за власть, лежащей в основе всех человеческих взаимоотношений, как детских, так и взрослых. «Дурное влияние» — самый глубокий из всех романов Уильяма Сатклиффа.

Сатклифф Уильям  
обложка книги Диктатор Пётр Диктатор Пётр

Творчество Н.Никандрова не укладывается в привычные рамки. Грубостью, шаржированностью образов он взрывал изысканную атмосферу Серебряного века. Экспрессивные элементы в его стиле возникли задолго до появления экспрессионизма как литературного направления. Бескомпромиссность, жесткость, нелицеприятность его критики звучала диссонансом даже в острых спорах 20-х годов. А беспощадное осмеяние демагогии, ханжества, лицемерия, бездушности советской системы были осмотрительно приостановлены бдительной цензурой последующих десятилетий.

Собранные вместе в сборнике «Путь к женщине» его роман, повести и рассказы позволяют говорить о Н.Никандрове как о ярчайшем сатирике новейшего времени.

Никандров Николай  
День Жизни Сапожков Игорь  
обложка книги День денег День денег

С чего начинается день у друзей, сильно подгулявших вчера? Правильно, с поиска денег. И они найдены – 33 тысячи долларов в свертке прямо на земле. Лихорадочные попытки приобщиться к `сладкой жизни`, реализовать самые безумные желания и мечты заканчиваются... таинственной пропажей вожделенных средств. Друзьям остается решить два вопроса. Первый – простой: а были деньги – то? И второй – а в них ли счастье?


Слаповский Алексей  
Дощі у травні Дрозд Володимир Григорович  
обложка книги ДИАГНОЗ и другие новеллы ДИАГНОЗ и другие новеллы

Юстейна Гордера знают в мире как замечательного детского писателя. Большинство его книг написано для детей и подростков.

Его бестселлер «Мир Софии» переведён на 46 языков и издаётся миллионными тиражами. Гордер — лауреат множества международных премий и наград, включая престижнейшую Золотую медаль X. К. Андерсена.

Романы «Vita Brevis» и «Апельсиновая девушка», уже известные в России, служат подтверждением тому, что и книги, предназначенные для взрослого читателя, удаются Юстейну Гордеру великолепно. «Диагноз» — это первая книга норвежского автора, принёсшая ему славу настоящего мастера литературы и знатока человеческой души.


Одиннадцать блестящих новелл связаны между собой небольшими эскизами, которые поистине будят мысль. Автор выступает как настоящий гуманист, рассуждающий о месте человека в мире, о смерти и любви, об искусстве и катастрофах нашего времени.

Aschehoug


Гордер Юстейн  
Домашний кинотеатр Осипов Максим Александрович  
Дочь Шидзуко

Лиричная японская проза, близкая к поэзии, о душевных страданиях взрослеющих детей. Юки, спасаясь от тирании жестокой мачехи и равнодушия отца, уходит из дома. Чтобы преодолеть разлад в душе, найти настоящую любовь и силы для новой жизни...

 
Джек, Братишка и другие Головин Геннадий  
обложка книги Дикая роза Дикая роза

Айрис Мёрдок (1919–1998) — одна из самых известных современных писательниц Великобритании, по образованию философ, много лет преподавала в Оксфорде. Ее произведения — это тончайший психологический анализ человеческих отношений, сложных и запутанных, как чаще всего и бывает в жизни. В романе «Дикая роза» (1962) она предстает знатоком женской души — одинокой и страдающей в мире, который сам по себе является клубком противоречий: светлые чувства и низменные пороки, разгул плоти и возвышенная жажда искусства, откровенность «до самого донышка» и хитроумный обман. Преодолевая кажущуюся заданность, предопределенность существования, героиня, молодая женщина, жаждущая любви и понимания, находит выход в обретении внутренней свободы.


Перевод с английского Марии Лорие.

Мердок Айрис  
Деньги Липатов Виль Владимирович  
Дом на берегу Липатов Виль Владимирович  
обложка книги Дядя Миша Дядя Миша

Это книга о добрых, смелых, отзывчивых и жизнерадостных людях, людях разных поколений, судеб, национальностей, которых объединяет большая любовь к Родине.

Книга состоит из двух частей: «Маленькие повести» и «Веселые рассказы». Наряду с раскрытием положительных образов наших современников В рассказах высмеиваются мещанство, карьеризм, корыстолюбие.

Полянкер Григорий Исаакович  
обложка книги Друзья детства Друзья детства

Это книга о добрых, смелых, отзывчивых и жизнерадостных людях, людях разных поколений, судеб, национальностей, которых объединяет большая любовь к Родине.

Книга состоит из двух частей: «Маленькие повести» и «Веселые рассказы». Наряду с раскрытием положительных образов наших современников. В рассказах высмеиваются мещанство, карьеризм, корыстолюбие.

Полянкер Григорий Исаакович  
Думая вслух

Устные выступления

Борхес Хорхе Луис  
Динамо-машина (сборник)

Женщина-динамо… Знакомое явление? И если мужчины сатанеют, когда сталкиваются с ним, то женщины прекрасно понимают, зачем иногда нужно выставить себя рассеянной дурочкой, неадекватной, нелепой. Затем, чтобы не обидеть кавалера, который не нравится. То есть «динамо» – это деликатная форма отказа. Пусть мужчина САМ сделает выбор, сам расстанется со странной особой, которая до этого казалась очень ничего… Ей легче не прийти, чем сказать обидное «нет», легче показаться дурой, чем долго объяснять, почему парень не нравится…

Нестерина Елена Вячеславовна  
обложка книги Дом без выхода Дом без выхода

Зависть — страшное оружие слабых людей. Она может искалечить жизнь, она может убить. И даже самое большое, безмятежное счастье погибает порой под ее разрушающей лавиной… Как тесно все сплелось в один клубок. Как удачно легли карты — словно сам дьявол раскладывал этот пасьянс. Она лишь подумала, что чужое благополучие мешает ей жить, как тут же нашлось и решение. Невинная шутка — на первый взгляд. Жестокая игра безумного человека — на самом деле. А ведь, казалось бы, ну какой вред может принести уютному дому интеллигентная добрая женщина — няня?

Рой Олег  
обложка книги Дельфин. Сказка о мечтателе Дельфин. Сказка о мечтателе

Есть то, что превозмогает время и расстояние. Есть то, что глубже языка и слов. Например, умение следовать за своей мечтой и учиться быть собой. А еще делиться увиденным чудом с другими

Серджио Бамбарен родился в Перу и получил ученую степень по химии в университете США. Но превыше всего в его сердце царил серфинг. Поиски «совершенной волны» привели его в Австралию, где он поселился несколько лет назад. «Дельфин» его первая книга, которую ожидал большой успех.

Бамбарен Серджио  
обложка книги Дневник Ласточки Дневник Ласточки

«Дневник Ласточки» соткан из искусственного безобидного кошмара. Молодой человек находит отличный способ преодолеть затянувшуюся депрессию, сменив работу курьера на профессию наемного убийцы. Новое занятие доставляет ему изысканное наслаждение, пока дневник застреленной им девушки не меняет радикальным образом его судьбу. Готическая принцесса французской литературы ставит в театре абсурда спектакли по собственным правилам: ее ирония не щадит даже старого как мир дуэта Любви и Смерти.

Нотомб Амели  
обложка книги День бумеранга День бумеранга

Карьера блестящего сатирика Кристофера Бакли развивалась стремительно: в двадцать четыре года он уже ответственный редактор журнала «Эсквайр», в двадцать девять публикует свой первый бестселлер и получает должность спичрайтера Джорджа Буша-старшего, а последние двадцать лет возглавляет журнал «Форбс Лайф». Из одиннадцати его романов пять сразу стали бестселлерами, а девять – по версии «Нью-Йорк таймс» – «Заметными книгами года». Самую громкую славу принесла ему книга «Здесь курят» и ее голливудская экранизация.

В «Дне бумеранга» Бакли в полной мере использует свой журналистский опыт и доскональное знание американской политической кухни. Его персонажи – директор преуспевающего пиар-агентства, компьютерный магнат, высокопоставленный католический деятель и даже президент США, «грешник и старый похабник», как он себя называет. Ну а в центре событий – юная Кассандра, чей неординарный план решения финансовых проблем страны становится стержнем головокружительной предвыборной интриги.

Бакли Кристофер Тейлор  
обложка книги Дьявол и сеньорита Прим Дьявол и сеньорита Прим

Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом. Мужчина, преследуемый призраками своего мучительного прошлого. Молодая женщина в поисках счастья. В течение одной напряженной, полной событиями недели перед каждым из них встают вопросы жизни, смерти и власти: и каждому приходится выбирать собственный путь.

Добро или зло изберут они?

В новом ошеломительном романе «Дьявол и сеньорита Прим» Пауло Коэльо раскрывает драматизм битвы между светом и тьмой внути каждой души, связь этой битвы с нашими повседневными усилиями: осмелиться следовать своей мечте, иметь мужество быть иным, победить страх, который не дает нам жить по-настоящему.

Коэльо Пауло , И в день седьмой…  
обложка книги Дама с камелиями Дама с камелиями

Рассказы Ханса Кристиана Браннера, посвященные взаимоотношениям между мужчиной и женщиной и между взрослыми и детьми, создали писателю заслуженную славу мастера психологической новеллы.

Браннер Ханс Кристиан  
обложка книги До чего ж оно все запоздало До чего ж оно все запоздало

«До чего ж оно все запоздало» – самый известный роман классика современной шотландской литературы Джеймса Келмана (р. 1946), в 1994 году получивший Букеровскую премию. Критики обвиняли автора в непристойности, жестокости и даже насилии, но кошмарная история незадачливого жулика из Глазго, потерявшего зрение, – поистине жизнеутверждающий гимн человеческой воле и силе духа.

Келман Джеймс  
обложка книги Девятимильная прогулка Девятимильная прогулка Кемельман Гарри  
обложка книги Диско 2000 (сборник) Диско 2000 (сборник)

"Диско 2000" — антология культовой прозы, действие которой происходит 31 декабря 2000 г. Атмосфера тотального сумасшествия, связанного с наступлением так называемого «миллениума», успешно микшируется с осознанием культуры апокалипсиса. Любопытный гибрид между хипстерской «дорожной» прозой и литературой движения экстази/эйсид хауса конца девяностых. Дуглас Коупленд, Нил Стефенсон, Поппи З.Брайт, Роберт Антон Уилсон, Дуглас Рашкофф, Николас Блинко — уже знакомые русскому читателю авторы предстают в компании других, не менее известных и авторитетных в молодежной среде писателей.

Этот сборник коротких рассказов — своего рода эксклюзивные X-файлы, завернутые в бумагу для психоделических самокруток, раскрывающие кошмар, который давным-давно уже наступил, и понимание этого, сопротивление этому даже не вопрос времени, он в самой физиологии человека.

Сборник Сборник  
обложка книги Девушка с приветом Девушка с приветом

Долгие вечера в ожидании поднадоевшего любовника в компании хорошей книги и старых фильмов остаются для Юли Носовой в прошлом. Встреча с Сержем и смена работы в одночасье изменили ее жизнь — действительность становится лучше всякой мечты! Но недобрые предчувствия лишают девушку покоя…

Нестерова Наталья  
обложка книги Дзен и исскуство ухода за мотоциклом Дзен и исскуство ухода за мотоциклом

Легендарный американский писатель, бывший битник, мыслитель, моралист, затворник, дзен-буддист, Роберт Мэйнард Пирсиг ныне редко появляется на публике и с неохотой дает интервью. Вышедший в 1974 году роман «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» сделал своего автора, бывшего составителя научно-технической документации, настоящим духовным лидером целого поколения.

Это автобиография ума и тела, задающихся проклятыми вопросами человеческого существования, пытающихся установить новую систему жизненных ценностей. «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» — по-настоящему захватывающий роман, философия которого примиряет технологию и религию, лотос и гаечный ключ.

Пирсиг Роберт М  
Дурная кровь (редакция 2003 г) Мартышев Сабир, Шевелев Олег  
обложка книги Другие места Другие места

Герой романа, 22-летний Кристофер, пытается разгадать тайну внезапного исчезновения своего отца. Применяя самые разные сюжетные ходы (странствие по Латинской Америке, похищение и заточение в норвежской глубинке, зигзаги информационного терроризма), Фробениус рисует убедительную картину преломления современного мира – зыбкого, жестокого, многоликого – в отдельной человеческой душе.

Фробениус Николай  
обложка книги Дэниел Мартин Дэниел Мартин

«Дэниел Мартин», Книга, которую сам Фаулз называл «примером непривычной, выходящей за рамки понимания обывателя философии» и одновременно «попыткой постичь, каково это – быть англичанином». Перед вами – британский «сад расходящихся тропок».

Фаулз – величайший прозаик нашего времени У него удивительное чувство слова, мастерское владение литературным языком и поразительный дар создавать поистине волшебные строки.

«Дэниел Мартин» – настоящий tour de force, взрыв энергетического воображения и страстной искренности, книга, даже случайные недостатки которой, без сомнения, куда более привлекательны, чем скромные удачи многих других писателей.

«The Times»

Калейдоскоп ярчайших персонажей и завораживающе-драматичных сюжетных поворотов… Равно хороши и сцены девонширского детства героя, и романтическая «идиллия» отношений с девушкой-соседкой, и изящно-ироничные картины гедонистического Голливуда, и изумительные «путевые заметки»… «Дэниел Мартин» – роман старомодный в лучшем смысле этого слова: читатель может войти в книгу и погрузиться в нее полностью.

«New York Times»

Несомненный шедевр… Образец сдержанного аристократизма.

«Daily Telegraph»

Фаулз Джон  
обложка книги Демон Максвелла Демон Максвелла

Во все времена человечество преследовал зловещий призрак энтропии, а в переводе на бытовой язык — страх смерти и хаоса. «Демон Максвелла» Кена Кизи — квинтэссенция честных и нелицеприятных размышлений на эту тему. Эта книга — настоящее откровение о переходе от бунтарских хипповых 60-х к эпохе, ознаменованной глубоким сомнением в достижимости идеалов всеобщего братства и единения.

Кизи Кен  
обложка книги Демгородок. Авторский сборник Демгородок. Авторский сборник

«Демгородок» — повесть-антиутопия, в ткань которой вплетен и детектив, и любовный роман, и политическая сатира. В персонажах читатели без труда узнают не только известных политиков и творцов «новой истории», но и людей из своего близкого окружения, а может быть, самих себя.

Также в книгу вошли повести «Апофегей», «Парижская любовь Кости Гуманкова»

Поляков Юрий  
Две остановки до чуда. Рассказы Купцов  
Доктор Аль-Болит

Рассказ вошел в «короткий лист» Международной премии Владислава Крапивина (Пермь, 2007 г.), опубликован в альманахе «Литературная Пермь» № 4 2006 г.

Эст Светлана  
обложка книги День Ангела День Ангела

В третье тысячелетие семья Луниных входит в состоянии предельного разобщения. Связь с сыновьями оборвана, кажется навсегда. «Олигарх» Олег, разрывающийся между Сибирью, Москвой и Петербургом, не может простить отцу старые обиды. В свою очередь старик Михаил не может простить «предательства» Вадима, уехавшего с семьей в Израиль. Наконец, младший сын, Франц, которому родители готовы простить все, исчез много лет назад, и о его судьбе никто из родных ничего не знает.

Что же до поколения внуков — они живут своей жизнью, сходятся и расходятся, подчас даже не подозревая о своем родстве. Так случилось с Никитой, сыном Олега, и Аней, падчерицей Франца.

Они полюбили друг друга — и разбежались по нелепому стечению обстоятельств. Жизнь подбрасывает героям всевозможные варианты, но в душе у каждого живет надежда на воссоединение с любимыми.

Суждено ли надеждам сбыться?

Грядет День Ангела, который все расставит по местам…

Вересов Дмитрий  
обложка книги Долина Иссы Долина Иссы

Чеслав Милош — выдающийся польский поэт и интеллектуал, лауреат Нобелевской премии (1980). Лучший из его романов был написан на польском языке, но впервые издан во Франции (в Польше книги Милоша были запрещены). Это роман о добре и зле, о грехе и благодати, предопределении и свободе. Это потерянный рай детства на берегу вымышленной реки, это «поиски действительности, очищенной утекающим временем» (Ч. Милош). Его главный герой — alter ego автора — растущее существо, постоянно преодолевающее свои границы.

Роман, несомненно, войдет в ряд книг (от Аксакова до Набокова), открывающих мир детства. На русский язык он переведен впервые.

Милош Чеслав  
обложка книги Другая жизнь Другая жизнь Трифонов Юрий  
обложка книги Дом на равнине Дом на равнине

В основе этого рассказа — история из бульварной газеты. В Чикаго в конце позапрошлого века эмигрантка из Норвегии Белла Паульсон убивала своих родственников, предварительно приобретя страховку на их жизнь. Затем, решив расширить рамки своей деятельности, она отправилась в Ла-Порт, штат Индиана. И по сей день жители Ла-Порта вспоминают о тамошней "ферме смерти". Мне казалось, вряд ли кто-либо способен столь длительное время совершать такие жестокие преступления — разве что какой-то подсознательный механизм позволял Белле Паульсон расценивать свои поступки как необходимые и нормальные. Подобное криминальное безумие, становящееся прямо-таки мировоззрением, несомненно, должно обладать колоссальной притягательной силой. Мой рассказ написан от лица восемнадцатилетнего Эрли. Конечно, его мать, Дора, — не эмигрантка Белла Паульсон (у которой были дочери и не было сына), и события в рассказе не совпадают с подлинными. На мой взгляд, главное в повествовании — отношения матери и сына, хотя я не уверен, что, задумывая Эрли, хотел рассказать лишь о существовании в недавнем прошлом реальной семейной шайки. Заглавие рассказа несет в себе нечто большее, чем может показаться на первый взгляд, — не в каждом из наших домов все в порядке. И будь этот дом на равнине или в пригороде, он неизбежно видится неотъемлемой частью американского пейзажа.

Э. Л. Доктороу

Доктороу Эдгар Лоуренс  
Дела семейные

«Дела семейные» повествует о всевозможных историях из жизни братьев-близнецов, один из которых — крупный ученый, второй — доцент вуза. Это своего рода маленькая семейная сага с добрым уютным миром, в который хочется окунуться и жить в нем вместе с героями.

Каралис Дмитрий Николаевич  
обложка книги Девочка на джипе Девочка на джипе Бутенко Владимир Павлович  
Двадцать четыре месяца

Елена Чарник – поэт, эссеист. Родилась в Полтаве, окончила Харьковский государственный университет по специальности “русская филология”.

Живет в Петербурге. Печаталась в журналах “Новый мир”, “Урал”

Чарник Елена  
обложка книги Дети Дети

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Сосновский Ежи Ночной маршрут  
обложка книги Дельтоплан  над грозным Дельтоплан над грозным Семёнов Константин  
обложка книги Детская Детская Абэ Кобо  
обложка книги Далекая звезда Далекая звезда

«Я пишу, чтобы вспомнить прошлые истории и посмеяться над ними или превратить их в иные, придумав новый конец», – признавался Роберто Боланьо.

Эти слова писателя вполне можно отнести к обоим включенным в книгу произведениям, хотя ничего смешного в них нет. Наоборот, если бы не тонкая ирония Боланьо, они производили бы тяжелое впечатление, поскольку речь в них идет в основном о мрачных 70-х годах, когда в Чили совершались убийства и пропадали люди, а также об отголосках этого времени, когда память и желание отомстить не дают покоя. И пусть действующими лицами романов являются писатели, поэты, критики, другие персонажи литературной и окололитературной среды, погруженные в свой замкнутый мир, – ничто не может защитить их от горькой действительности.

Многообещающий молодой поэт Альберто Руис-Тагле в годы диктатуры превращается в Карлоса Видера, чье «имя всплывает в судебном расследовании по делу о пытках и пропавших без вести», и, хотя правосудие над ним так и не свершилось, возмездие настигает его в лице пожилого человека – бывшего полицейского при демократическом правительстве Альенде.

Боланьо Роберто  
обложка книги «ДЕНЬ и НОЧЬ» Литературный журнал для семейного чтения N 11–12 2007г. «ДЕНЬ и НОЧЬ» Литературный журнал для семейного чтения N 11–12 2007г. Шленский Александр, Беликов Юрий, Ореховский Пётр, Чмыхало Анатолий, Банников Евгений, Кузнецов Юрий, Саввиных Марина, Гончарова Тамара, Рубанова Наталья, Лорченков Владимир, Елинский Анатолий, Кудрявская Галина, Мамонтов Евгений, Рейф Игорь, Цыганков Александр, Беляев Николай, Евтушевский Евгений, Латышев Дмитрий, Сыроежкин Василий, Уморин Алексей, Гундарин Михаил, Кюхельбекер Вильгельм, Зубарева Анастасия, Чигрин Евгений, Шлёнский Виталий, Костельман Владимир  
Да пошли вы все!.. Повесть

"Чуткая и чистая собачья душа первой потянулась к загрязнённой человеческой и добилась своего, несмотря на сопротивление человеческого разума. Она, маленькая, станет для Ивана Ильича оберегом от чуждых злых душ".

Троичанин Макар  
Даян Геонка Можаев Борис Андреевич  
Домой на побывку Можаев Борис Андреевич  
Дождь будет Можаев Борис Андреевич  
обложка книги Девственники в хаки Девственники в хаки

Лесли Томас – один из самых оригинальных английских писателей, творчество которого до сих пор не было известно российскому читателю. Он лауреат множества международных литературных премий, автор девятнадцати романов, многие из которых экранизированы.

Идет война, о которой нам практически ничего не известно: Великобритания воюет с Малайзией. Горстка необученных новобранцев оказывается один на один с бандами малайских партизан-коммунистов.

Это не боевик и не триллер, это своего рода хроника солдатской жизни, со всеми ее казусами, нелепицами, страхами и желаниями. Томас великолепно сочетает блистательный юмор, тонкий эротизм и ужас нависшей над мальчишками смерти.

По книге был снят фильм (с Линн Редгрейв и Найджелом Дэвенпортом), книга выдержала более 40 изданий.

Томас Лесли  
обложка книги Диета для трех поросят Диета для трех поросят

Ну как же пампушечке Тане Сергеевой похудеть, если вокруг столько соблазнов! Куда ни глядь – на прилавках такие аппетитные пирожные да тортики, нарезка колбасная и прочие вкусности. А в витринах – красивая одежда для стройняшек! Правда, пока не помогает сбросить лишние килограммы ни то, что Таня снова сидит на диете, ни то, что ей приходится крутиться как белке в колесе. Сейчас госпоже Сергеевой, сотруднице агентства «Прикол», нужно изображать... няню для впавшего в детство банкира. А тот возьми да и умри у нее на глазах! Хотя нет, тут явное убийство. Сплошные загадки! Конечно, Таня не может остаться в стороне, придется ей задействовать все свои дедуктивные способности, чтобы пролить свет на эту покрытую мраком историю...

Донцова Дарья , Татьяна Сергеева. Детектив на диете, Татьяна Сергеева  
Доброзичливість Івахненко Олександр  
обложка книги Двое (рассказы, эссе, интервью) Двое (рассказы, эссе, интервью)

«Двое» — книга сестер Толстых. 90-е годы по-разному отразились в творчестве сестер-писательниц. Татьяна в это время работала в основном в жанре публицистики. Наталия писала прозу. Однако внимательный читатель заметит очевидные переклички в текстах Толстых. В книгу включены рассказы Татьяны Толстой и Наталии Толстой, как уже знакомые читателю, так и новые.

Толстая Татьяна Никитична, Толстая Наталия Никитична  
обложка книги Два квитки до опери Два квитки до опери Євгенія Кононенко  
Два квитки до опери Кононенко Эвгенія  
Дом на углу Синдаловский Александр  
Десятка Сапрыкина Татьяна  
обложка книги Дебаты под Martini Дебаты под Martini

Этот сборник веселых рассказов, охватывающих широчайший диапазон сюжетов из жизни Соединенных Штатов — от вымышленных дебатов между Клинтоном и Джорджем Бушем-старшим до истории изобретения мини-юбки, наверняка порадует поклонников этого писателя, экс-спичрайтера президента Джорджа Буша-старшего.


Бакли Кристофер  
обложка книги Другое море Другое море

Действие романа «Другое море» начинается в Триесте, где Клаудио Магрис живет с детства (он родился в 1939 году), и где, как в портовом городе, издавна пересекались разные народы и культуры, европейские и мировые пути. Отсюда 28 ноября 1909 года отправляется в свое долгое путешествие герой - Энрико Мреуле. Мы не знаем до конца, почему уезжает из Европы Энрико, и к чему стремится. Внешний мотив - нежелание служить в ненавистной ему армии, вообще жить в атмосфере милитаризованной, иерархичной Габсбургской империи. Приехав в Южную Америку, Энрико занимается выпасом скота, скитается по Патагонии, проживает одну - довольно дикую - жизнь там, возвращается в Европу, преподает латынь, женится и проживает еще одну жизнь - вполне культурную, но столь же внешнюю. В романе широко представлена весьма своеобразная культура Австро-Венгерской империи, закончившаяся вместе с Первой мировой войной, а также интересные латиноамериканские наблюдения героя. Но главное для Энрико Мреуле, европейского интеллектуала, укорененного в традиции своей культуры, но все время апеллирующего к культурам другим, столько же ему близким, происходит в области духа. И мысль его парит главным образом в области философии, истории и религии.

Магрис Клаудио  
обложка книги Дом, из рассвета сотворенный Дом, из рассвета сотворенный

[Издатель] Роман повествует об индейском юноше Авеле, наделенном особой эмоциональной чуткостью, о трагической истории его «выхода» в большой мир и бегстве назад, на родину предков. Писатель ставит в своем произведении проблему противостояния естественного, живого бытия и современного бездуховного буржуазного мира.

[Amazon.com] Дом, из рассвета сотворенный, получивший пулитцеровскую премию в 1969 году, рассказывает историю молодого индейца Авеля, вернувшегося домой с чужой войны и застрявшего между двумя мирами: один — его отца, венчающий его с ритмом сезонов и суровой красотой природы; другой — индустриальной Америки, толкающий его в непреодолимый круг разложения и омерзения.

House Made of Dawn, which won the Pulitzer Prize in 1969, tells the story of a young American Indian named Abel, home from a foreign war and caught between two worlds: one his father's, wedding him to the rhythm of the seasons and the harsh beauty of the land; the other of industrial America, a goading him into a compulsive cycle of dissipation and disgust.

Скотт Момадэй Наварр  
обложка книги Добрый доктор Добрый доктор

Дэймон Гэлгут (р. 1963) — известный южноафриканский писатель и драматург. Роман «Добрый доктор» в 2003 году вошел в шорт-лист Букеровской премии, а в 2005 году — в шорт-лист престижной международной литературной премии IMPAC.

Место действия романа — заброшенный хоумленд в ЮАР, практически безлюдный город-декорация, в котором нет никакой настоящей жизни и даже смерти. Герои — молодые врачи Фрэнк Элофф и Лоуренс Уотерс — отсиживают дежурства в маленькой больнице, где почти никогда не бывает пациентов. Фактически им некого спасать, кроме самих себя. Сдержанный Фрэнк и романтик Лоуренс живут на разных полюсах затерянной в африканских лесах планеты. Но несколько случайных встреч, фраз и даже мыслей однажды выворачивают их миры-противоположности наизнанку, нарушая казавшуюся незыблемой границу между идеализмом и скептицизмом.

Сделанный когда-то выбор оказывается необратимым — в мире «без границ» есть место только для одного героя.

Гэлгут Дэймон  
обложка книги Дом доктора Ди Дом доктора Ди

«Дом доктора Ди» – роман, в котором причудливо переплелись реальность и вымысел, история и современность. 29-летний Мэтью наследует старинный дом, и замечает, что нечто странное происходит в нем... Он узнает, что некогда дом принадлежал знаменитому алхимику и чернокнижнику XVI века – доктору Джону Ди... Всю жизнь тот мечтал создать гомункулуса – и даже составил рецепт. Рецепт этот, известный как «Рецепт доктора Ди» , Питер Акройд приводит в своей книге. Но избавим читателей от подробностей – лишь те, что сильны духом, осилят путь знания до конца...

Образ центрального героя, средневекового ученого и мистика, знатока оккультных наук доктора Ди, воссоздан автором на основе действительных документов и расцвечен его богатой фантазией. Блестяще реконструированная атмосфера эпохи придает книге неповторимый колорит.


Акройд Питер  
обложка книги Дом генерала Куропаткина Дом генерала Куропаткина

Токарева Виктория  
обложка книги Джентльмены удачи Джентльмены удачи

Токарева Виктория  
обложка книги Дурилка. Записки зятя главраввина Дурилка. Записки зятя главраввина

Вам еще не порекомендовали или не подарили этой книги?

Тому может быть только два объяснения:

— если ваши сослуживцы и знакомые сами читали, а вам не порекомендовали или не подарили, то все они вас считают природным рабом и ничтожеством и действуют так, чтобы вы и далее остались в своем качестве не понимающей ничего марионетки;

— если они не читали, значит этой книги им никто не рекомендовал и не подарил — то они сами природные рабы.

Книга уникальна, не имеет даже отдаленных аналогов, казалось бы, во всепроникающем море информации, и поэтому «читал — не читал», «рекомендовали — не рекомендовали» весьма точная характеристика человека и его окружения.

Меняйлов Алексей  
обложка книги Дуди Дуби Ду Дуди Дуби Ду

Вашему вниманию предлагается квазиреалистическая сага о жизни городских сумасшедших.

Остроумов Андрей  
Дульсинея Тунгусская Алексеев Сергей  
обложка книги Дикость. О! Дикая природа! Берегись! Дикость. О! Дикая природа! Берегись!

Новое для русскоязычного читателя произведение нобелевского лауреата Эльфриды Елинек, автора романов «Пианистка» и «Алчность», которые буквально взбудоражили мир.

При первой встрече с Елинек — содрогаешься, потом — этой встречи ждешь, и наконец тебе становится просто необходимо услышать ее жесткий, но справедливый приговор. Елинек буквально препарирует нашу действительность, и делает это столь изощренно, что вынуждает признать то, чего так бы хотелось не замечать.

Вовсе не сама природа и ее совершенство стали темой этой книги, а те "деловые люди", которые уничтожают природу ради своей выгоды. Именно против них направила Елинек все богатство своего языка, полного язвительной, можно сказать даже ядовитой силы. Пожалуй, это атака на некую коалицию, существующую сейчас между так называемыми "защитниками лесов" и теми, кто в действительности этими лесами владеет.

Это произведение отнюдь не милое художественное рукоделие, ничего не прибавляющее и не убавляющее. В нем одно переходит в другое и все связано со всем. Это механизм человеческой жизни.

"Елинек в прямом смысле художник слова, мастер доселе невиданного масштаба. Ее языковые фантазии потрясают. В сравнении с Елинек многие ее коллеги-писательницы выглядят наивными институтками."

Елинек Эльфрида  
обложка книги Дневник Анны Дневник Анны

Последняя часть трилогии содержит полный текст «Дневника Анны», в котором сохранены ее подлинные стиль и орфография.

Финн Трилогия Анны  
"Двадцать седьмая..."

Бывают "пьяные разговоры", а это — всего лишь "пивные" рассказы.

Сокольников Лев Валентинович  
Две столицы Сокольников Лев Валентинович  
Девчонки с нашего двора

Детство – кошмар, который заканчивается.

Когда автор пишет о том, что касается многих, на него ложится особая ответственность. Важно не соврать - ни в чувствах, ни в словах. Илге Понорницкой это удается. Читаешь, и кажется, что гулял где-то рядом, в соседнем дворе. Очень точно и без прикрас рассказано о жестокой поре детства. Это когда вырастаешь - начинаешь понимать, сколько у тебя единомышленников. А в детстве - совсем один против всех. Печальный и горький, очень неодномерный рассказ.

Понорницкая Илга  
Дурочки кусочек

Душевные переживания детей не всегда замечаются взрослыми. Как нелегко быть ребенком! В рассказе очень точно показана детская психология. Девочка ищет способы приспособиться к миру взрослых, но необычный человек в любом обществе обречён на непонимание – в Тоськином случае даже со стороны матери.

Понорницкая Илга  
обложка книги Двуллер. Книга о ненависти Двуллер. Книга о ненависти

«Двуллер» – это повесть о нашей сегодняшней жизни. Жизнь не стоит ни гроша. Ненависть переполняет сердце. Закона нет, а правоохранительные органы погрязли в воровстве и личных разборках. Если закона нет для одних, то в конце концов его нет ни для кого…

Тепляков Сергей Александрович Двуллер  
Двуллер-2: Коля-Николай

«Двуллер-2: Коля-Николай» – это книга о том, какой бывает любовь в сегодняшней России. Есть ли место любви в нашей жизни? Имеет ли человек право на кусочек счастья? Остались ли в сегодняшнем мире чудеса? Книга основана на реальных событиях и судьбах – в этом-то и беда…

Тепляков Сергей Александрович Двуллер  
обложка книги Дата моей смерти Дата моей смерти

Сказано — сильна, как смерть, любовь.

Только что же делать, если любовь — СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ?

...Ее муж — мертв. Погиб при странных, загадочных обстоятельствах. Но внезапно она понимает, что смерть — еще не конец, что любовь — не умерла, не похоронена.

И тогда мертвый шлет электронные письма. И тогда любовь оживает в компьютерных сетях. И возвращается в снах и видениях. И зовет за собой.

Вот только одно... Любовь это или Смерть? Сила Света — или сила Тьмы? Сила Жизни — или сила, которая убивает?..

Юденич Марина  
обложка книги Другие голоса, другие комнаты Другие голоса, другие комнаты

Трумэн Капоте (1924 — 1984) — прозаик, эссеист, киносценарист, родился на юге США, в Новом Орлеане. Дебютировав в 1948 году романом «Другие голоса, другие комнаты», Капоте становится одним из наиболее ярких американских писателей послевоенной Америки. Герои Капоте, странные и неустроенные люди, где бы они ни жили — в таинственном мрачном ветшающем доме посреди глуши или в самом центре шумного многолюдного Нью-Йорка — всегда стремятся к подлинности и чистоте человеческих чувств.

Капоте Трумен  
Дживс и неумолимый рок [Секретарь министра] Вудхауз Пэлем Гринвел Дживс и Вустер  
обложка книги Дживс, вы — гений! Дживс, вы — гений!

Берти Вустер когда-то сам был женихом красавицы Полины Стоукер, но счастье его длилось недолго — всего два дня. Теперь же Вустер искренне готов помочь своему другу лорду Чаффнелу добиться благосклонности бывшей невесты. Но его усилия только испортили дело, и в результате Берти оказался пленником на борту яхты, принадлежащей отцу Полины. Как всегда, положение спас изобретательный камердинер. Когда он изложил Вустеру план побега, Берти с восхищением признал: «Дживс, вы — гений!»

Вудхауз Пэлем Грэнвилл Дживс и Вустер  
обложка книги Дитя Осоки Дитя Осоки Вальехо Сесар  
обложка книги Дело, которому ты служишь Дело, которому ты служишь

Первый роман знаменитой трилогия Юрия Германа о докторе Вдадимире Устименко — о годах учения и начале самостоятельной работы.

Герман Юрий Дорогой мой человек  
Дредноуты Гришковец Евгений  
Другие

Новый рассказ Евгения Гришковца.

Гришковец Евгений Другие  
обложка книги Дневник ее соглядатая Дневник ее соглядатая

«Дневник ее соглядатая» – история нашей современницы, студентки юрфака, в судьбу которой вклиниваются фрагменты жизни ее сверстницы из Владикавказа времен революций и Гражданской войны. Третья героиня романа – это месть, как кукловод подталкивающая персонажей в стремительный и опасный водоворот событий.

Книга Лидии Скрябиной – писателя, журналиста, популярного блогге-ра – о бытии мести, о том, как сладостное, духоподъемное чувство превращается в оружие массового поражения, идет ли речь о наказании личных врагов или целых народов. В итоге жертвами мести неизбежно оказываются все – и те, кто ее замыслил, и те, кто случайно оказался рядом. Даже ангел-хранитель отступает в тень и остается тайным соглядатаем до тех пор, пока одна из марионеток не поднимет бунт против кукловода. На Кавказе, где месть декларируется священной, и в России, где христианская мораль пытается склонить людей к прощению, героев мучают одни и те же надежды и страхи.

Скрябина Лидия  
Дважды один

Повесть «Дважды один» опубликована в электронном журнале TextOnly, вып. 12 — декабрь 2004.

Мильштейн Александр  
обложка книги Драная юбка Драная юбка

«В старших классах я была паинькой, я была хорошенькой, я улыбалась, я вписывалась. И вот мне исполнилось шестнадцать, и я перестала улыбаться, 39 градусов, жар вернулся ни с того ни с сего. Он вернулся, примерно когда я повстречала Джастину. но скажите, что она во всем виновата, – и вы ошибетесь».

В шестнадцать лет боль и ужас, страх и страсть повседневности остры и порой смертельны. Шестнадцать лет, лубочный канадский городок, относительное благополучие, подростковые метания. Одно страшное событие – и ты необратимо слетаешь с катушек. Каждый твой поступок – роковой. Каждое твое слово будет использовано против тебя. Пусть об этом знают подростки и помнят взрослые. Первый роман канадской писательницы Ребекки Годфри – впервые на русском языке.

Годфри Ребекка  
обложка книги Дети Ноя Дети Ноя

Действие повести «Дети Ноя» происходит во время второй мировой войны. Католический священник в пансионе укрывает от нацистов еврейских детей. Посвящается всем Праведникам Мира.

Шмитт Эрик-Эмманюэль  
обложка книги Дневник памяти Дневник памяти

Это – не «любовный роман», а РОМАН О ЛЮБВИ. О любви обычных мужчины и женщины – таких как мы…

Почему же книга эта стала АБСОЛЮТНЫМ бестселлером в США?

Почему она трогает душу читателей самого разного возраста и интеллектуального уровня?

Как Николасу Спарксу удалось повторить СЕНСАЦИОННЫЙ успех «Истории любви» и «Неспящих в Сиэтле»?

Почему фильм, снятый по роману «Дневник памяти», имел огромный успех во всем мире?

Объяснить это невозможно.

Прочитайте «Дневник памяти» – и ПОЙМЕТЕ САМИ!

Спаркс Николас  
Должники Искандер Фазиль  
Дядя Сандро и раб Хазарат

Море обаяния

Искандер Фазиль  
обложка книги Дневник войны со свиньями Дневник войны со свиньями

«Дневник войны со свиньями» (1969) стал одной из последних книг знаменитого аргентинского писателя, друга и соавтора X. Л. Борхеса – Адольфо Биоя Касареса (1914 – 1999).

Этот роман, своего рода «Осень патриарха» по-аргентински, повествует (как, впрочем, почти все книги Касареса) о Буэнос-Айресе, но только это уже особенный Буэнос-Айрес: на сей раз, не энигматическая вселенная и не обитель дивных грез, а причудливый и пугающий лабиринт кошмаров, попадая куда, рискуешь всем – особенно если тебе уже за 30 лет.

Биой Касарес Адольфо  
Дорогая Сильвия Данливи Джеймс Патрик ***  
Дорогой Хьюго Данливи Джеймс Патрик ***  
Друг

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.

Данливи Джеймс Патрик  
обложка книги Друзья Друзья

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам – данное издание, пожалуй, наиболее полное их собрание.

Буццати Дино  
обложка книги Два зайца, три сосны Два зайца, три сосны

Ее проза — изящная, задорная и оптимистичная. Ее по праву ставят в пятерку самых известных авторов, пишущих о взаимоотношениях мужчины и женщины.

И если у вас дурное настроение, или депрессия и жизнь совсем не в радость, то вам помогут романы Екатерины Вильмонт!

Вильмонт Екатерина  
обложка книги Дневник неудачника, или Секретная тетрадь Дневник неудачника, или Секретная тетрадь

Возможно, этот роман является творческой вершиной Лимонова. В конспективной, почти афористичной форме здесь изложены его любимые идеи, опробованы самые смелые образы.

Эту книгу надо читать в метро, но при этом необходимо помнить: в удобную для чтения форму Лимонов вложил весьма радикальное содержание.


Лицам, не достигшим совершеннолетия, читать не рекомендуется!

Лимонов Эдуард  
обложка книги Дальний умысел Дальний умысел

Роман о литературе — эка невидаль! Роман о массовой литературе — делов-то! Роман о мирном и даже очень счастливом сожительстве непотребного чтива с наисерьезнейшей, наиморальнейшей Литературой с большой буквы — тоже, пожалуй, известное дело, где-то слыхали и чуть ли не читали. Ничем нас не прельстишь, все знаем заранее, еще получше, чем задним числом.

Итак, роман о литературе: о неисповедимом пути книги — от окончания творческого процесса до читателя, о том пути, который всякое общество со времен Гуттенберга обеспечивает и обставляет по-своему. Литература — явление социальное, а стало быть, и является читателям по законам и обычаям такого-то общества. Все вроде бы нормально, а между тем, если приглядеться, все нелепо, дико, несообразно — не то смешно, не то чудовищно…


Шарп Том  
Дерьмовая работа

ОТ АВТОРА. То, что вы сейчас прочтете – не вымысел, а документальная хроника. Происходило это в 1994 году в одном из городов России, поэтому не удивляйтесь фигурирующим в рассказе ценам – это было давно. И не обижайтесь на появляющуюся, временами, «ненормативную лексику» – как я уже сказал, это хроника. А какая жизнь, такие и «песни». Согласитесь, на базаре литературный язык – редкий гость.

Грунюшкин Дмитрий  
обложка книги Дом сна Дом сна

`Дом сна` – ироничный и виртуозно написанный роман о любви, одиночестве, утрате и безумии.

У героев Коу запутанные отношения со сном – они спят слишком мало, слишком много, не спят вовсе, видят странные сны, не видят снов никогда... Двенадцать лет назад нарколептичка Сара, кинофанат Терри, маниакальный Грегори и романтик Роберт жили в мрачном особняке Эшдаун, где теперь располагается клиника по лечению нарушений сна. Жизнь разбросала их в разные стороны, но они по-прежнему связаны прочными нитями бессонницы и снов. После ряда странных и поразительных событий, чрезвычайно напоминающих запутанное сновидение, все четверо снова оказываются в Эшдауне и запускают пружину сюжета, который продуман с такой тщательностью, что большинство современных романов выглядят в сравнении с `Домом сна` зарисовками начинающих импрессионистов.

Джонатан Коу – замечательный рассказчик, он подчиняет свои романы единому замыслу, когда абсолютно все: случайные встречи, внезапное появление памятных предметов – оказывается в конце плотно подогнано, а самые несерьезные разговоры наделены большим смыслом.

Критики единодушно связывают с Джонатаном Коу будущее английской литературы. Его стиль – энергия, нежность, душевное тепло и комизм. Помимо прочих достоинств, `Дом сна` обладает еще и удивительной гипнотической силой.

Коу Джонатан  
Девять опусов о зоне

Просто книга о тюрьме и зоне

Круковер Владимир  
Дом боли Хафизов Олег  
Дерево Серафимы

Жизнь обычного человека от начала и до конца.

Царицын Владимир  
Девочка с персиками

1-ый том романа о моих приключениях в Вене, Лондоне, Ницце и Питере на рубеже веков.

Яременко-Толстой Владимир  
обложка книги Дневник Натальи Дневник Натальи Муравьева Ирина  
Дорога в рай (Рассказы) Даль Роальд  
обложка книги Джентльмены и игроки Джентльмены и игроки

Привилегированная школа Сент-Освальд всегда славилась безупречным порядком и исключительным благонравием. Трудно даже представить, что здесь может произойти нечто дерзкое, возмутительное, вопиющее. Однако это происходит. Начинается с каких-то мелких недоразумений, но постепенно события нарастают как снежный ком. Против Сент-Освальд ведется тайная война, ведущая к ее полному разрушению. И никто не знает, что корни происходящего уходят в прошлое, когда страдающий ребенок твердо решил отомстить школе за свое унижение.

Харрис Джоанн  
Девочка и море Агамамедова Гюлюш  
обложка книги Дрянь погода Дрянь погода

«Косил ураган довольно точно. Сметая все на своем пути, шторм пулей промчался по узкому коридору, но практически не затронул северную и южную части побережья. Августовские ураганы редко бывают столь любезными».

Это не «Катрина» в Луизиане. Это «Эндрю» во Флориде. Однако жадные застройщики, гастролирующие гангстеры, коррумпированные власти, тупой президент и циничные туристы за десять лет ничуть не изменились. Им успешно противостоят 1 африканский лев, 3 пумы, кастрированный черный буйвол, 2 кадьяка, 97 попугаев (в том числе ара), 8 нильских крокодилов, 42 черепахи, 700 разнообразных ящериц, 93 змеи (ядовитые и неядовитые) и 88 макаков-резусов. И с ними – сгинувший в болотах экс-губернатор штата, его верный черный телохранитель, потомок осужденного наркоторговца, жонглирующий черепами, и горстка отважных и остроумных героев. А также последовательно придурочный народ Южной Флориды.

«Дрянь погода» – один из центральных романов флоридской саги всемирно известного автора сатирических боевиков Карла Хайасена – никогда не был так актуален, как в наши дни. Это не та Америка, где хотелось бы отдохнуть.

Хайасен Карл  
Добрые люди Саморядов Алексей Алексеевич, Луцик Пётр Николевич  
обложка книги Дом на набережной Дом на набережной

 Ю. Трифонов был писателем, во многом сформировавшим духовный облик мыслящего поколения 70 – 80-х годов. Повесть «Дом на набережной» в представлении не нуждается. Это одно из самых известных в России и за ее пределами произведений писателя.

«… Около часа ночи раздался телефонный звонок. Глебов почувствовал сквозь полусон, как его охватил гнев, сердцебиение усилилось, и он проворно, по-молодому соскочил с тахты и почти опрометью бросился к телефону, стоявшему на столе: успеть сорвать трубку прежде, чем схватит трубку нижнего телефона Маргошка, и дать нахалу взбучку! Был уверен, что звонит Толмачев.

Но голос был незнакомый, какой-то расхлябанный, хулиганский.

– Здравствуй, Дуня, новый год… Не узнаешь? А? – хрипел хулиган. – То узнает, то не узнает. Вот задница. А который час-то? Ну, второй, подумаешь, детские времена. Интеллигенция об эту пору еще не ложится… Решает вопросы. Мы тут с одним мужиком сидим… А помнишь, какие у меня были финские ножички?

– Помню, – сказал Глебов и действительно вспомнил: ножичков было штук пять, все разного размера. Самый маленький был с папироску. Левка приносил их в школу и хвастался. И еще сверкающий стальной пистолет с костяной ручкой, как настоящий.

В кабинет вошла Марина, спросила испуганным взглядом: «Кто?» …»

Трифонов Юрий Валентинович  
Два вечера на троих.

После известных событий в ru.net, связанных с некоторыми блогами, Автор вынужден ПРЕДУПРЕДИЬ, что все события, обстоятельства, действующие лица и их имена в этом ХУДОЖЕСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ являются ВЫМЫШЛЕННЫМИ и существуют лишь в воображении Автора, а всякое совпадение с реальной действительностью СЛУЧАЙНО и НЕПРЕДНАМЕРЕННО

Игнатьев Илья  
обложка книги Дневник Алисы Дневник Алисы

Алиса – девушка из соседней квартиры.

Алиса – училась с тобой в одной школе.

Алиса – могла быть кем угодно.

Алиса однажды попробовала наркотики.

«Дневник Алисы» был издан тиражом более четырех миллионов экземпляров в одной лишь Америке и уже давно стал современной классикой. Это беспощадный, бескомпромиссный, честный и очень горький рассказ девушки-подростка о жизни под наркотиками.

Книга основана на реальных событиях.

Аноним  
обложка книги Дорогой Джон Дорогой Джон

«Дорогой Джон…»

Так начинается письмо Саванны, которая, устав ждать любимого, вышла замуж за другого.

Эти слова разбили сердце Джона. Он больше не верит женщинам. Он больше не верит в любовь.

Но разве настоящие чувства умирают? Разве ошибку молодости можно считать предательством?

Пройдут годы, Джон и Саванна встретятся вновь. И искра былого пламени, оставшаяся в его душе, разгорится новым пожаром…

Поздно?

Но разве для счастья бывает поздно?

Спаркс Николас  
обложка книги Двойник Двойник

Жозе Сарамаго – один из крупнейших писателей современной Португалии, лауреат Нобелевской премии по литературе 1998 года.

Герой «Двойника» Тертулиано Максимо Афонсо – учитель истории, средних лет, разведенный. Однажды по совету коллеги он берет в прокате видеокассету с комедией «Упорный охотник подстрелит дичь» – и обнаруживает, что исполнитель одной из эпизодических ролей, даже не упомянутый в титрах, похож на него как две капли воды. Поиск этого человека оборачивается для Тертулиано доподлинным наваждением, путешествием в самое сердце метафизической тьмы…

Впервые на русском.

Сарамаго Жозе  
обложка книги Декабристы на Севере Декабристы на Севере

Книга рассказывает о судьбе декабристов находившихся в тюрьме и ссылке в Архангельской губернии. Авторы, заслуженный деятель науки РСФСР, доктор исторических наук, профессор Г.Г Фруменков и научный сотрудник Государственного архива Архангельской области В.А. Волынская, использовали богатый архивный материал, многие документы они вводят в оборот впервые.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Фруменков Георгий Георгиевич, Волынская Валентина Александровна  
обложка книги Дневник сельского священника Дневник сельского священника

 Жорж Бернанос (1888-1948) - один из крупнейших французских писателей, с которым русский читатель знаком по нескольким новеллам. В настоящий сборник включены три наиболее зрелых и сильных произведения Бернаноса: "Под солнцем Сатаны", "Дневник сельского священника" и "Новая история Мушетты". Писатель ставит проблемы, имеющие существенное значение для понимания духовной жизни человека. Бернанос отдает свои симпатии людям обездоленным. Страдающие, подчас отчаявшиеся, они находят в себе силы для любви, добра.

Бернанос Жорж  
обложка книги Девушки по вызову Девушки по вызову

«Девушки по вызову» — отнюдь не то, что подсказывает первая ассоциация: так, в шутку, прозвали группу ученых, кочующих с конгресса на конгресс, но, как известно, в каждой шутке есть доля правды… Этот роман, названный автором «трагикомедией с прологом и эпилогом» — по сути, философская притча-триптих, где первая и последняя части («Недоразумение» и «Химеры»), казалось бы, никак не связанные ни со второй, основной частью, ни между собой, создают изысканное обрамление, расставляя все нужные акценты.

Кестлер Артур  
обложка книги Дивисадеро Дивисадеро

Впервые на русском — новый роман от автора «Английского пациента», удивительного бестселлера, который покорил читателей всех континентов, был отмечен самой престижной в англоязычном мире Букеровской премией и послужил основой знаменитого кинофильма, получившего девять «Оскаров». Снова перед нами тонкая и поэтичная история любви, вернее — целых три истории, бесконечно увлекательных и резонирующих на разных уровнях. Их герои вырваны из совместного прошлого, но сохраняют связь друг с другом, высвечивая смысл того, что значит быть в семье или одному на всем белом свете. Повествование пропитано идеей двойника, двух личностей в одной оболочке, и потому калифорнийская ферма находит свое отражение в старой французской усадьбе, события Первой мировой перекликаются с телерепортажами о войне в Персидском заливе, а карточный шулер будто сливается с цыганом-гитаристом по ту сторону Атлантики…

Ондатже Майкл  
обложка книги Два рассказа на античные сюжеты Два рассказа на античные сюжеты

Опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 12, 1988

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Рассказ «Нефела» взят из сборника «Ухо Дионисия» («Das Ohr des Dionysios». Rostock, Hinstorff Verlag, 1985), рассказ «Гера и Зевс» — из сборника «"Скитания и возвращение Одиссея" и другие рассказы» («Irrfahrt und Heimkehr des Odysseus und andere Erzahlungen». Rostock, Hinstorff Verlag, 1980).

Фюман Франц  
обложка книги Дорога Дорога

В 1950 году Мигель Делибес, испанский писатель, написал «Дорогу». Если вырвать эту книгу из общественного и литературного контекста, она покажется немудреным и чарующим рассказом о детях и детстве, о первых впечатлениях бытия. В ней воссоздан мир безоблачный и безмятежный, тем более безмятежный, что увиден он глазами ребенка.

Делибес Мигель  
обложка книги Две сестры и Кандинский Две сестры и Кандинский

Роман опубликован в журнале «Новый мир», № 4 за 2011 год.

Маканин Владимир Семёнович  
Два человека Достян Ричи Михайловна  
обложка книги Девственницы Вивальди Девственницы Вивальди

Она была молода, красива и талантлива. Она жила в прекраснейшем городе мира — Венеции. У нее была семья — наставницы и воспитанницы Оспедале делла Пьета, «Приюта милосердия». У нее было сокровище — ее скрипка. У нее была страсть — музыка. У нее был покровитель — сам маэстро Антонио Вивальди. И она чуть было не лишилась всего этого в погоне за тайной, которая не давала ей покоя, — тайной своего происхождения.

Квик Барбара  
Дорогая Аманда Мартин Стив  
Долгий полет Бернштейн Виталий  
Девочка, котоpая ела руками

 История про девочку, у которой на пальцах маленькие рты.

Дорофеев Владислав Юрьевич  
Дни Дорофеев Владислав Юрьевич  
обложка книги Дело было в Пенькове Дело было в Пенькове

Семь повестей Сергея Антонова, объединенных в сборнике, — «Лена», «Поддубенские частушки», «Дело было в Пенькове», «Тетя Луша», «Аленка», «Петрович» и «Разорванный рубль», — представляют собой как бы отдельные главы единого повествования о жизни сельской молодежи, начиная от первых послевоенных лет до нашего времени. Для настоящего издания повести заново выправлены автором.

Антонов Сергей Петрович  
обложка книги Дом в Мещере Дом в Мещере

Зазевавшийся молодой человек – герой романа А. Иличевского «Дом в Мещере», – чуткий к анализу своих восприятий и толком не решивший, что происходит вокруг, не успел и глазом моргнуть, как его более восприимчивая к положению вещей спутница сделала блестящую карьеру и почувствовала, что такое власть над теми, кого она опередила в приспособленности к наступающим обстоятельствам. Героиня повести, скорее «тихоня» по складу, чем амазонка, – психолог, работает в хосписе, где содержатся неизлечимые больные. Задача заведения, основанного в России американцем Кортезом, – подготовка терминальных пациентов к их фатальной участи в атмосфере психического равновесия и облегчение страданий «переходного периода». Этот дом обреченных представляет сложный этический и архитектурный проект, систему средств, медицинских и психологических, которые Кортез разработал и внедрил по всему миру.

Иличевский Александр  
обложка книги Дверь Дверь Бабий Алексей  
обложка книги Десять лет спустя Десять лет спустя Бабий Алексей  
Дет(ф)ектив

Этот роман, первоначально названный «Последний роман», я написал в более чем смутную для меня эпоху начала 1990-х и тогда же опубликовал в журнале «Волга».

Андрей Немзер: «Опусы такого сорта выполняют чрезвычайно полезную санитарную функцию: прочищают мозги и страхуют от, казалось бы, непобедимого снобизма. Обозреватель „Сегодня“ много лет бравировал своим скептическим отношением к одному из несомненных классиков XX века. Прочитав роман, опубликованный „в волжском журнале с синей волной на обложке“ (интертекстуальность! автометаописание! моделирование контекста! ура, ура! — закричали тут швамбраны все), обозреватель понял, сколь нелепо он выглядел».

Берг Михаил  
Деррида за 90 минут

Книга Пола Стретерна «Деррида за 90 минут» представляет собой краткоеописание биографии и идей Дерриды. Автор рассказывает, какое влияние эти идеи оказали на попытки челевечества понять смысл своего существования в мире. В книгу включены избранные места из работ Дерриды и перечень дат, позволяющих получить представление о роли Дерриды в философской традиции.

Стретерн Пол  
Давай поженимся

Джон Апдайк – писатель, в мировой литературе XX века поистине уникальный, по той простой причине, что творчество его НИКОГДА не укладывалось НИ В КАКИЕ стилистические рамки. Легенда и миф становятся в произведениях Апдайка реальностью; реализм, граничащий с натурализмом, обращается в причудливую сказку; постмодернизм этого автора прост и естественен для восприятия, а легкость его пера – парадоксально многогранна...

Это – любовь. Это – ненависть. Это – любовь-ненависть.

Это – самое, пожалуй, жесткое произведение Джона Апдайка, сравнимое по степени безжалостной психологической обнаженности лишь с ранним его “Кролик, беги”. Это – не книга даже, а поистине тончайшее исследование человеческой души...

Апдайк Джон  
Дикий лук Астафьев Виктор  
Дом на Фонтанке Гранин Даниил  
Доктор Фишер из Женевы, или Ужин с бомбой Грин Грэм  
Дом-музей Данилов Дмитрий  
День или часть дня Данилов Дмитрий  
обложка книги Дикий цветок Дикий цветок

Роман «Дикий цветок» – вторая часть дилогии израильской писательницы Наоми Френкель, продолжение ее романа «...Ваш дядя и друг Соломон».

Френкель Наоми Элимелех и Соломон  
обложка книги Дело Габриэля Тироша Дело Габриэля Тироша

В романе, выдержавшем 18 изданий на иврите, описана удивительная, своеобразная и в то же время столь характерная для школьных лет в любой стране мира атмосфера. Это школьные будни и праздники, беспокойное время влюбленностей, сплетен и интриг. И это несмотря на тревожное время, что так напоминает школьные годы в романах «До свидания, мальчики» Бориса Балтера или «Завтра была война…» Бориса Васильева…

Шалев Ицхак  
Джинн в бутылке из стекла «соловьиный глаз» Байетт Антония С  
обложка книги Дом паука Дом паука

Герои романа — циничный писатель Стенхэм, американская туристка Ли и юный подмастерье горшечника Амар — оказываются в центре политического урагана — восстания марокканцев против французских колонизаторов в старинном городе Фес. Вскоре от их размеренной жизни не останется ни следа. Признанный одним из важнейших достижений американской прозы XX века, роман Пола Боулза (1910–1999) приобрел особую актуальность сегодня, поскольку он демонстрирует истоки заворожившего весь мир исламского экстремизма.

БОУЛЗ ПОЛ  
обложка книги Дневник миссис Фрай Дневник миссис Фрай

Эдна Фрай, верная жена национального достояния Британии, мать его пятерых, шестерых, а то и семерых детей, допускает нас в эксклюзивном порядке в тайную жизнь Стивена Фрая — бабника, мойщика окон, забулдыги и страстного поклонника кебабов под караоке. Дневник вместил год жизни этой простодушной жены знаменитости, из него вы узнаете всю правду, которую долгие годы скрывал Стивен Фрай, все детали его скандальных ночных утех, ужасающие подробности его отвратительного характера. А еще милая Эдна даст весьма полезные советы, как укрощать мужа и детей, а также поделится 100 и 1 секретным рецептом прекраснейших блюд из консервированного мяса. Это, безусловно, самый смелый, самый откровенный, самый душераздирающий и, конечно, самый секретный личный дневник. Ведь недаром на твиттер-блог, которому эта великая женщина поверяет свои тайны, подписано более 3 000 000 человек.

Фрай Эдна  
обложка книги Дві хвилини правди Дві хвилини правди

Можливо, ви їх зустрічали…Тих, хто за одну-дві хвилини здатен зробити чи виправити помилку.Тих, хто, ховаючи від «вогнів великого міста» справжні почуття під маскою іронії, здатен «їхати світ за очі» у пошуках пригод або слави, не розуміючи, що шукає себе.Тих, кого називають неприкаяними, адже вони живуть на межі добра і зла і кожної хвилини можуть зробити крок у будь-який бік.

Роздобудько Ирен Витальевна  
обложка книги Дилемма Джексона Дилемма Джексона

Подготовка к свадьбе Эдварда Лэнниона и Мэриан Берран идет полным ходом. Все заботы по организации предстоящих торжеств взял на себя друг и сосед молодых, Бенет. Но происходит непредвиденное: накануне бракосочетания исчезает невеста. Вмешательство Джексона, таинственного и всесильного слуги Бенета, совершенно меняет ход событий.

«Дилемма Джексона» — роман о бегстве от волшебника к волшебству.

Мердок Айрис  
обложка книги Добро пожаловать в город ! (сборник рассказов) Добро пожаловать в город ! (сборник рассказов)

Ирвин Шоу (1913–1984) — видный американский писатель, один из самых популярных авторов нашего времени. Из-под его пера вышли такие известные романы как «Молодые львы» (1948), «Богач, бедняк» (1970), «Ночной портье» (1975) и множество других. Признанный мастер-романист, Ирвин Шоу создал также немало прекрасных образцов «малой прозы». Новеллы его отличаются изяществом стиля и точностью характеристик — психологических и социальных. В первый том Полного собрания рассказов вошли ранее не издававшиеся на русском языке сборники «Матрос с „Бремена“» (1940), «Добро пожаловать в город!» (1942), «Акт веры» (1946), «Пестрая компания» (1950).

Шоу Ирвин  
обложка книги Джек Мэггс Джек Мэггс

Книга, в которую погружаешься, как в водоворот, а потом — только захлебываешься в авторском остроумии, великолепном языке и изумительном умении строить сюжет.

«Джек Мэггс» Питера Кэри.

Изящная стилизация под Диккенса?

Исторический детектив?

Увлекательный викторианский «роман тайн»?

Все сразу — и нечто большее.

Книга, которая привела в восторг журналистов и критиков всего мира.

Книга, удостоенная самой престижной из англоязычных литературных наград — Премии писателей Британского содружества.

Кэри Питер  
обложка книги Дитя в небе Дитя в небе

Кинорежиссер, снимавший фильмы ужасов, неожиданно кончает жизнь самоубийством, пристрелив заодно и своего пса. Его друг пытается разобраться в причинах этой внезапной трагедии, тем более что перед смертью покойный отправил ему посылку с пятью странными видеокассетами: отснятые события все время непонятным образом изменяются. Выясняется, что один из фильмов ужасов был снят настолько реалистично, что выпустил в мир настоящее Зло, и теперь, чтобы «загнать» его обратно, надо переснять фильм.

Кэрролл Джонатан Трилогия Рондуа  
обложка книги Дочки-матери Дочки-матери

Еще вчера Юлия была женой состоятельного человека и у нее не было сомнений в будущем своей дочери и своем собственном…

Сегодня, после трагической гибели мужа, она — нищая, и, кажется, помочь ей не может никто.

Ее подруга Наталья никогда не могла рассчитывать на своего незадачливого мужа — и тревога за дочь, и все многочисленные проблемы ложились на ее, и только на ее, плечи.

В жизнь каждой из них приходит ЛЮБОВЬ.

Та самая любовь, которая расцвечивает жизнь новыми красками и наполняет ее особым смыслом.

Та самая любовь, которая делает женщину СИЛЬНОЙ.

Та самая любовь, перед которой отступают все трудности и невзгоды!

Знаменская Алина  
Дівчатка

"Майже про всіх людей, що відіграли в її житті хоч трохи варту окремого епізода ролю, в Дарки зберігся перший спогад — схований у пам'яті, як на дні шухляди, моментальний знімок іншого, чужого , за Бог його зна якими й прикметами з місця вирізненого, вихопленого оком з-поміж багатьох , з безладно захаращеного тла решти світу — як нехибна обіцянка майбутнього. Розкладені вряд, ці знімки явили б низку найрозмаїтіших і найнесподіваніших ракурсів — від блискавичного поціляння, навпроти себе, очима в очі, що викрешує межи двома вольтову дугу найкоротшого зв'язку (очі сині, очі сірі, очі зелені, всі з однаковим заворожливо-скляним блиском старовинного кришталю — все чоловічі очі: втім, як знати, які в цю мить у тебе?), — і до зроблених ніби прихованою камерою, коли об'єкт іще тебе не бачить і не підозрює, що йому судилося кимось для тебе стати, — ракурси профільні, у три чверті й навіть зі спини, точніше, з потилиці: потилиці часом бувають несамовито виразні. А проте, скільки б не порпалася в пам'яті, Дарка ніколи не могла знайти там уперше побачену Ленцю. Ленця не прийшла ззовні — вона розвинулася зсередини Дарки, як її власний орган. Як дочасно приспаний ґен спадкової хвороби"...

Забужко Оксана  
обложка книги Другие люди: Таинственная история Другие люди: Таинственная история

Впервые на русском — один из знаковых романов прославленного британца Мартина Эмиса (сына не менее прославленного писателя Кингсли Эмиса), переходное звено от «Успеха» к «Деньгам». Страдающая тотальной амнезией Мэри Агнец (это имя она придумала себе сама) блуждает, подобно призраку, сквозь различные сграты лондонского общества, повсюду неосознанно играя роль роковой женщины. Полиция утверждает, что ее пытался убить — и сам в этом признался — некий мистер Дэвил. Мэри же, стараясь найти себе место в новой жизни и отыскать следы своей прошлой жизни, повсюду находит подтверждения крылатой фразы Сартра: «Ад — это другие»…«Метафизический триллер… Кафка, переснятый в манере хичкоковского «Психоза» — так охарактеризовал «Других людей» Дж. Г. Баллард.

Эмис Мартин  
обложка книги Долгий путь к чаепитию Долгий путь к чаепитию

Повесть всемирно известного английского мастера сатиры и «черной утопии» представляет собой изящную пародию на знаменитую «Алису в стране чудес» Л. Кэрролла. Заснув на уроке истории, английский школьник попадает в некую страну абсурда, проходит там через множество испытаний и возвращается в реальный мир обремененный новыми знаниями и томимый единственным желанием — выпить наконец чашку чая.

Берджесс Энтони  
обложка книги Дядя Джимми, индейцы и я Дядя Джимми, индейцы и я

Два неунывающих польских эмигранта пытаются найти свое счастье в Канаде, которая представляется им землей обетованной…

Беккер Артур  
обложка книги Дерево, увитое плющом Дерево, увитое плющом

Молодая девушка, называющая себя Мэри Грей, получает неожиданное и на первый взгляд безумное предложение — выдать себя за богатую наследницу, исчезнувшую восемь лет назад внучку владельца поместья Уайтскар, на которую она необыкновенно похожа. Так, по крайней мере, утверждает управляющий поместьем Коннор Дермотт, сделавший ей это предложение. Мэри Грей соглашается участвовать в опасной авантюре. Однако цели, которые она при этом преследует, прямо противоположны тем, которых пытается достичь Коннор.

Стюарт Мэри  
обложка книги Деревянное море Деревянное море

Фрэнни Маккейб, начальник полиции городка Крейнс-Вью, известный читателям по романам «Поцеловать Осиное Гнездо» и «Свадьба палочек», приютил в своем кабинете хромого одноглазого бультерьера.

Собака сдохла. Но в могиле оставаться не пожелала.

Тут-то все и началось.

Выведет ли волшебное разноцветное перо нашего героя из лабиринта фантасмагории?

Кэрролл Джонатан Крейнс-Вью  
обложка книги Детдом для престарелых убийц Детдом для престарелых убийц

Жанр, в котором написана эта книга, определить трудно. Есть здесь что-то и от мистического триллера, и от постмодернистского романа, и от психологической драмы, и даже от литературной порнографии. Одно можно сказать со всей определенностью: книга написана столь увлекательно, что порой кажется – из-под обложки сыпятся искры.

Токмаков Владимир  
обложка книги Дни между станциями Дни между станциями

Мишель Сарр безвозвратно лишился прошлого. Обрезок кинопленки с гипнотическим женским лицом – его единственный компас в сюрреалистическом дрейфе от Лос-Анджелеса с занесенными песком хайвеями через Париж, освещенный лишь огнями уличных костров, к Венеции, где в пересохших каналах устраивают велогонки. И если Мишель жаждет вернуть память, то его дед Адольф Сарр, бывший вундеркинд немого кинематографа, бежит памяти о том, как в 1920-е годы снимал утраченный, казалось бы, безвозвратно шедевр «Смерть Марата»…

Впервые на русском – дебютный роман автора «Амнезиаскопа» и «Явилось в полночь море», едва ли не самый яркий старт писательской карьеры в американской литературе конца XX века.

Эриксон Стив  
Дерьмовая работа

ОТ АВТОРА. То, что вы сейчас прочтете – не вымысел, а документальная хроника. Происходило это в 1994 году в одном из городов России, поэтому не удивляйтесь фигурирующим в рассказе ценам – это было давно. И не обижайтесь на появляющуюся, временами, «ненормативную лексику» – как я уже сказал, это хроника. А какая жизнь, такие и «песни». Согласитесь, на базаре литературный язык – редкий гость.

Грунюшкин Дмитрий Сергеевич  
Дар нерукотворный Улицкая Людмила Евгеньевна  
Дочь Бухары Улицкая Людмила Евгеньевна  
Девочки Улицкая Людмила Евгеньевна  
Деструкция

Хуснутдинов Андрей Аратович родился в 1967 году в г. Фергане. Окончил филологический факультет КазГУ в 1991 г. Печатался в московских и алма-атинских сборниках НФ, журнале “Уральский следопыт”. Работает в полиграфической частной фирме, живет в Алма-Ате.

Хуснутдинов Андрей Аратович  
обложка книги Девушка с жемчужиной Девушка с жемчужиной

«Девушка с жемчужиной».

Картина, много веков считающаяся одной из загадочнейших работ Вермера Делфтского. Но… в чем заключена загадка простого, на первый взгляд, портрета? Возможно — в истории его создания?

Перед вами — история «Девушки с жемчужиной». Вечная — и вечно новая история Художника и его Модели, история Творчества и Трагедии. Возможно, было и не так… Но — какое это имеет значение?


Шевалье Трейси  
обложка книги Добра ли вы, честь? Добра ли вы, честь? Кетро Марта  
Дурочка

Почти исторический романчик с картинками быта и нравов эпохи начала падения коммунистической империи и позднего ренессанса капиталистического двадцативековья.

(На пороге Геенны Огненной и последующего Ледникового Периода Новой эры).

В основу романа положены личные наблюдения автора.

Все персонажи, однако, вымышленные.

Совпадение их с реально существующими лицами может быть только случайным.

Карельштейн Дора Львовна  
обложка книги Девочки Девочки

Сильви Тестю — не только одна из ярчайших фигур в мире современного французского кино. Не только актриса, создавшая поразительный образ несломленной Амели — героини фильма «Страх и трепет». Она громко заявила о себе и в литературе.

Роман «Девочки» — светлое, окрашенное легким юмором повествование — история большой семьи со всеми ее радостями и бедами, тайнами и обещаниями, обидами и прощениями, показанная глазами непосредственной и неунывающей девочки-подростка.

Три сестры никогда не видели своего отца. Для них он лишь незнакомый светловолосый мужчина с фотографии, тайком выкраденной у матери. С ним нельзя встречаться, о нем нельзя говорить, даже имя его под запретом. Что же произошло много лет назад? Пройдет немало времени, пока девочки выяснят это.

Воздушная, искрящаяся и бодрящая, как глоток французского шампанского, проза! Роман о жизненных страхах, мечтаниях, привязанности, дружбе и любви!

Тестю Сильви  
обложка книги Дульсинея Тунгусская Дульсинея Тунгусская

Ранняя проза Сергея Трофимовича Алексеева, автора бестселлеров "Сокровища Валькирии", "Арвары", "Слово". Для автора важно показать процесс преодоления человеком физических и нравственных трудностей. Зачастую герои оказываются в критических ситуациях, когда приходится переосмысливать прожитое и выбирать для себя единственно верный путь.

Алексеев Сергей Трофимович  
обложка книги Диссертация Диссертация Балл Георгий  
обложка книги День сомнения День сомнения Афлатуни Сухбат  
обложка книги Две истории в одной северной деревне Две истории в одной северной деревне Балл Георгий  
обложка книги Дон Хуан Дон Хуан

Роман «Дон Хуан» — из серии книг, которые сам автор назвал «забавными историями для эрудитов». Это остроумная поэтическая фантазия на тему легенды о Дон Жуане. Опираясь на тексты великих предшественников, автор творит свой миф, где знаменитый герой совершает путешествие через столетия и становится нашим современником.

Бальестер Гонсало Торренте  
обложка книги Дорога в Егорьевск Дорога в Егорьевск Балл Георгий  
обложка книги Духота Духота Балл Георгий  
обложка книги Домик в Армагеддоне Домик в Армагеддоне

«Домик в Армагеддоне» – роман о молодых людях, которым не чужды идеалы: реальные или придуманные – неважно. Им трудно – порой невозможно – приспособиться, вести двойной счет, жить "«по понятиям», а не по правде…

Гуцко Денис Александрович  
обложка книги Девушки из Шанхая Девушки из Шанхая

Успешный автор бестселлеров Лиза Си — американка с китайскими корнями. Она родилась в Париже, живет в США, но китайская тема неизменно присутствует в ее романах, переведенных на десятки языков. «Девушки из Шанхая» — роман о войне, любви, скитаниях и эмиграции, но прежде всего — об отношениях двух сестер, со всеми неизбежными сложностями, соперничеством, обидами и непреодолимой привязанностью друг к другу. История Перл и Мэй, дочерей богатого шанхайского коммерсанта, начинается в предвоенное время. Красивые, веселые, беззаботные, они позируют художникам для календарей и рекламы и ведут по-европейски свободный образ жизни, надеясь выйти замуж по любви, а не по сговору, как это тысячелетиями происходило в Китае. Однако отец, тщательно скрывавший от семьи свое разорение, без ведома дочерей продает их в жены двоим китайцам из Лос-Анджелеса. Сестры решают нарушить брачный договор и остаться в Шанхае, но начинается война с Японией. На город дождем сыплются бомбы, а отцу угрожает местная мафия, которой он задолжал огромную сумму. После долгих мытарств Перл и Мэй, спасаясь от гибели, все-таки отправляются в Соединенные Штаты…

Си Лиза  
Душа светлеет в месяц ясный… Шелегов Валерий Николаевич  
обложка книги Долгое падение Долгое падение

Смешной, грустный и глубоко трогательный роман «Долгое падение» задает нам важные вопросы: о жизни и смерти, о незнакомцах и дружбе, о любви и боли, а также о том, сможет ли каждый из четырех неудачников разглядеть себя сквозь долгую, темную ночь души.

Хорнби Ник  
Другие жизни

Геннадий Дмитриевич Новожилов родился в 1936 году в Москве. Художник-аниматор. Участвовал в создании более двадцати мультипликационных фильмов. Один из первых иллюстраторов «Мастера и Маргариты». Живет в Москве. Настоящая публикация [в журнале: «Новый мир» 2001, № 6] — литературный дебют автора.

Новожилов Геннадий Дмитриевич  
Дождь

В городе идет дождь. Не капает, не льет, не хлещет. Обычный дождь, до которого никому нет дела. Люди торопятся укрыться от дождя. Но для кого же он идет?

Громыко Ольга  
Дороги, вытканные ветром

Время — та же дорога. Кто-то — пыль, кто-то — камень, кто-то — ветер. Выбор за тобой. Для него нужна лишь капелька решимости. Решимости выбрать свою дорогу и идти по ней.

Громыко Ольга  
обложка книги Дед и Лайма Дед и Лайма

Рубина Дина  
обложка книги Душегубица Душегубица

Рубина Дина  
Две жизни Александров Лев  
обложка книги Дипендра Дипендра

Роман «Дипендра» основан на недавних кровавых событиях в Непале – расстреле королевской семьи наследным принцем Дипендрой. Впрочем, это только официальная версия, что сын расстрелял свою семью. Автор исходит и из других, как документальных, так и мистических версий. В непальской трагедии он исследует прежде всего отражение общечеловеческих проблем. По словам Юрия Мамлеева, написавшего предисловие к этой книге, «Россия, Запад и Восток встречаются в этом романе, как в некоем сюрреалистическом логове».

Бычков Андрей  
Духовные копи Охлобыстин Иван Иванович  
Двойник

Жозе Сарамаго – один из крупнейших писателей современной Португалии, лауреат Нобелевской премии по литературе 1998 года. Герой «Двойника» Тертулиано Максимо Афонсо – учитель истории, средних лет, разведенный. Однажды по совету коллеги он берет в прокате видеокассету с комедией «Упорный охотник подстрелит дичь» – и обнаруживает, что исполнитель одной из эпизодических ролей, даже не упомянутый в титрах, похож на него как две капли воды. Поиск этого человека оборачивается для Тертулиано доподлинным наваждением, путешествием в самое сердце метафизической тьмы…

Сарамаго Жозе  
обложка книги Детские этюды Детские этюды

В 1948 году у пражского журналиста по фамилии Ашкенази родился сын. А семь лет спустя там же, в Праге, вышла книга «Детские этюды», и это тоже было рождением — в чешскую литературу вошёл писатель Людвик Ашкенази.

«Детские этюды» — не просто отцовский дневник, запись наблюдений о подрастающем сыне, свод его трогательных высказываний и забавных поступков. Книга фиксирует процесс превращения реальных событий в факт искусства, в литературу.

Ашкенази Людвик  
обложка книги Дерево ночи Дерево ночи

Автор книг «Завтрак у Тиффани», «Хладнокровное убийство», «Другие голоса, другие комнаты» Трумен Капоте принадлежит к числу классиков американской литературы XX века. В своих произведениях Капоте выводил на сцену персонажей явно маргинальных, существующих словно бы вне времени, тщетно пытающихся справиться с собственными фобиями, основной из которых является страх перед жизнью, не считающейся с их мечтательностью, с их романтической натурой, страх полуосознанный, даже инстинктивный, но от этого не менее мучительный.


Рассказ из сборника «Закрой последнюю дверь».

Капоте Трумен  
обложка книги Дети из камеры хранения Дети из камеры хранения

«Дети из камеры хранения» — это история двух сводных братьев, Кику и Хаси, брошенных матерями сразу после родов. Сиротский приют, новые родители, первые увлечения, побеги из дома — рывок в жестокий, умирающий мир, все люди в котором поражены сильнейшим психотропным ядом — «датурой». Магическое слово «датура» очаровывает братьев, они пытаются выяснить о препарате все, что только можно. Его воздействие на мозг человека — стопроцентное: ощущение полнейшего блаженства вкупе с неукротимым, навязчивым желанием убивать, разрушать все вокруг. Испытав гибельную силу «датуры» на себе, Кику, однажды встретив настоящую мать, стреляет в нее и оказывается в тюрьме, ставший известной рок-звездой Хаси, мучаясь видениями, вонзает нож в супругу. А над Токио висит белесый смог — тайно захороненные в море цистерны с «датурой» оказываются не вполне герметичными…

Мураками Рю  
обложка книги Дорога на Вэлвилл Дорога на Вэлвилл

Роман известного американского писателя Корагессана Бойла является едкой сатирой. Герой и тема «Дороги на Вэлвилл» выбраны словно для романа века: Санаторий, где чахнут «сливки нации», доктор, цивилизующий Дикий Запад человеческого организма, чтобы изуродовать его, получив бешеную прибыль…

Написанная с юмором и некоторой долей сарказма, книга несомненно найдет своих поклонников.

Бойл Т Корагессан  
обложка книги Добро пожаловать в мир, Малышка! Добро пожаловать в мир, Малышка!

Жила-была в крошечном уютном городке Элмвуд-Спрингс маленькая очаровательная девочка, которую все звали Малышка. Но однажды Малышке вместе с мамой пришлось срочно уехать из города, и причины их бегства так и остались неизвестны. Спустя почти тридцать лет красавица и умница Дена делает стремительную карьеру на телевидении, еще немного — и она станет женским лицом всего американского ТВ. Блестящая карьера, оглушительный успех, однако трагические тайны прошлого по-прежнему не дают покоя испуганной девочке по прозвищу Малышка.

«Добро пожаловать в мир, Малышка!» — самый известный и самый любимый читателями роман Фэнни Флэгг. Его успех превзошел даже успех знаменитых «Жареных зеленых помидоров». В Америке его назвали лучшей книгой года, и именно роман «Добро пожаловать в мир, Малышка!» упрочил репутацию Фэнни Флэгг как продолжательницы традиций классической американской литературы.

Флэгг Фэнни  
Добрая сказка про Фею Мэю. Книга 1 Мальханова Инна  
Добрая сказка про Фею Мэю. Книга 2 Мальханова Инна  
Добрая сказка про Фею Мэю. Книга 3 Мальханова Инна  
Добрая сказка про Фею Мэю. Книга 4 Мальханова Инна  
обложка книги До встречи на небесах До встречи на небесах

Прозу Леонида Сергеева отличает проникновенное внимание к человеческим судьбам, лирический тон и юмор.

Автор лауреат премий им. С. Есенина и А. Толстого, премии «Золотое перо Московии», премии журнала «Московский вестник», Первой премии Всероссийского конкурса на лучшую книгу о животных 2004 г.

Сергеев Леонид Анатольевич Л. Сергеев. Повести и рассказы в восьми книгах  
обложка книги Дочь гипнотизера Дочь гипнотизера

Проза эта насквозь пародийна, но сквозь страницы прорастает что-то новое, ни на что не похожее. Действие происходит в стране, где мучаются собой люди с узнаваемыми доморощенными фамилиями, но границы этой страны надмирны. Мир Рагозина полон осязаемых деталей, битком набит запахами, реален до рези в глазах, но неузнаваем. Полный набор известных мировых сюжетов в наличии, но они прокручиваются на месте, как гайки с сорванной резьбой. Традиционные литценности рассыпаются, превращаются в труху… Это очень озорная проза. Но и озорство здесь особое, сокровенное. Поможет ли биографическая справка? Вряд ли. Писатель — скромный библиотекарь, живущий, скорее, в своих текстах, чем в реальной Москве на рубеже тысячелетий. И эти тексты выдают главное — автор обладает абсолютным литературным слухом. И еще он играет с читателем на равных, без поддавков, уважая его читательское достоинство.

Рагозин Дмитрий  
обложка книги Детородный возраст Детородный возраст

Тридцатидевятилетняя Мария Гончарова попадает в дородовое отделение одной из петербургских больниц в середине беременности с угрозой выкидыша. Скоро становится понятно, что единственный способ выносить ребенка, о котором она давно и страстно мечтает, – это лежать в одной позе, держа руки на животе. Ее матка живет собственной жизнью, все время выталкивая малыша. Врачи только разводят руками, а женщина пытается дотянуть до времени обычных родов во что бы то ни стало. Рядом – соседки по палате со своими историями и вся её прошлая жизнь, к которой она обращается время от времени, пытаясь отвлечься и справиться с ситуацией. Лечащий врач Марии – Маргарита Вениаминовна Реутова – уже двадцать лет замужем, но ее муж не может иметь детей, и Реутова практически с этим смирилась. Неожиданно судьба ей дарит шанс – родить ребенка от другого человека. Но для этого ей нужно очень многим пожертвовать…

Земскова Наталья  
обложка книги Двенадцать рассказов-странников Двенадцать рассказов-странников

Над рассказами, вошедшими в сборник, великий Маркес работал восемнадцать лет. Не потому ли, что писатель возвращался к ним снова и снова, все они восхищают отточенностью стиля, совершенством формы и удивительной точностью воплощения авторской идеи?

О людях, которые приносят в добровольное (или не очень) изгнание привычное ощущение жизни в центре магических, сюрреалистических событий — и невольно заражают им окружающих. Двенадцать маленьких шедевров. Двенадцать коротких историй о латиноамериканцах в Европе.

Барселона. Бразильская «ночная бабочка» одержима идеей научить своего пса оплакивать могилу, которая станет последним местом ее упокоения…

Женева. Изгнанный диктатор маленькой карибской страны становится постояльцем в доме водителя «скорой помощи»…

Тоскана. Семейство туристов неожиданно встречается с призраком в замке, где теперь обитает знаменитый писатель из Венесуэлы…

Что еще подарит Латинская Америка скучной и скучающей Европе — какое чудо, какую опасность?

Маркес Габриэль Гарсиа  
обложка книги День, когда исчезло небо.Рассказ День, когда исчезло небо.Рассказ

«День, когда исчезло небо», рассказ Мишеля Ламбера (1947) — в некотором роде о личной истории человека, о связи прошлого и настоящего. Воспоминание об одном дне, определившем — а может быть, вовсе не определившем — жизни героев.

Ламбер Мишель  
обложка книги Да простятся ошибки копииста.Роман Да простятся ошибки копииста.Роман

В основе романа – один из вечных в литературе сюжетов, сюжет о художнике. В данном случае – художнике, который не в силах породить оригинальное произведение, но гениально копирует картины мастеров (роман содержит множество отсылок к истории бельгийской живописи). В итоге неизбежно встает вопрос о равноправии копии и подлинника, о самой природе оригинальности – и этот вопрос герой мучительно пытается разрешить.

Поле Грегуар  
обложка книги Доктор Данилов в поликлинике, или Добро пожаловать в ад! Доктор Данилов в поликлинике, или Добро пожаловать в ад!

Мытарства доктора Данилова продолжаются… На это раз перед главным героем открывается закулисье обычной районной поликлиники. Медицина по-русски покажет вам свое истинное лицо. Вымогательство врачей, подпольные махинации, фальшивые больничные и… круговая порука. То, о чем и не подозревают пациенты!

Автор сам работал врачом и не понаслышке знает то, о чем пишет.

Шляхов Андрей Левонович Доктор Данилов  
Дом Тарн Алекс  
обложка книги Душераздирающее творение ошеломляющего гения Душераздирающее творение ошеломляющего гения

Книга современного американского писателя Дэйва Эггерса — душераздирающее творение ошеломляющего гения, история новейших времен и поколения X глазами двадцатилетнего человека, попавшего в крайне тяжелое положение. Одно из величайших произведений современной мировой литературы в 2001 году было номинировано на Пулитцеровскую премию. Ни одно произведение последних сорока лет после книг Дж. Д. Сэлинджера не вызывало такую бурю откликов во всем мире. Впервые на русском языке.

Эггерс Дэйв  
обложка книги Дни под созвездием Большого пса Дни под созвездием Большого пса

Жанр рассказа имеет в исландской литературе многовековую историю. Развиваясь в русле современных литературных течений, исландская новелла остается в то же время глубоко самобытной.

Сборник знакомит с произведениями как признанных мастеров, уже известных советскому читателю – Халлдора Лакснеоса, Оулавюра Й. Сигурдесона, Якобины Сигурдардоттир, – так и те, кто вошел в литературу за последнее девятилетие, – Вестейдна Лудвиксона, Валдис Оускардоттир и др.

Стефаунссон Фридйоун Рыбаки уходят в море  
обложка книги День окончания художественной школы День окончания художественной школы

Сумбурный, яркий, сумасшедший, хмельной день! И кто сказал, что трудно быть счастливым?!..

Янссон Туве Марика Послания  
обложка книги Дитя цветов Дитя цветов

Флура — означает «цветок». И это имя очень подходило молодой девушке Флуре Юханссон. Выйдя замуж, она приобрела фамилию Фогельсонг, что переводится как «птичья песнь». И жизнь была яркой и прекрасной — правда, только сначала…

Янссон Туве Игрушечный дом  
обложка книги Дачник Дачник

Последний сборник рассказов великой финской писательницы, продолжающий традицию рассказов о человеческой природе, взаимоотношениях и бесконечных попытках познания себя.

Янссон Туве Путешествие налегке  
обложка книги Дочь Дочь

Этот рассказ написан в форме стенографической записи одного телефонного разговора — дочери и матери. Мы слышим только то, что говорит дочь, — но даже из этого нам становятся понятны взаимоотношения этих очень близких друг другу людей!..

Янссон Туве Марика Послания, Viesti, valitut novellit  
обложка книги Другой жизни не будет Другой жизни не будет

Если самым сокровенным делится женщина и раскрывает душу единственному на свете мужчине, эта исповедь приобретает особо пронзительное звучание. Судьба героини, принесшей себя в жертву чувству, вряд ли кого-нибудь оставит равнодушным.

Чтобы не скомпрометировать любимого, Ванде — пришлось лишиться сына… Такую цену заплатила она за любовь, которая дается человеку один раз и которую называют роковой.

Нуровская Мария  
обложка книги Давид Гольдер Давид Гольдер

Прожженный финансист ради выгоды доводит до самоубийства компаньона, с которым когда-то вместе начинал, — такова завязка романа Ирен Немировски «Давид Гольдер». Писательница описывает закулисье жестокого мира денег в сухом, почти гротескном стиле, не жалея своих героев и не сочувствуя им. Этот роман — и картина нравов, царящих в деловом мире, и история трагедии старого человека, которого мало любили в жизни, и своеобразная притча о том, что никакие материальные блага не способны скрыть обнищание души.

Роман «Давид Гольдер» впервые выходит на русском языке.

Немировски Ирен  
обложка книги Диброва Владимир. Рассказы Диброва Владимир. Рассказы Диброва Владимир Георгиевич  
обложка книги Древние Литургии Древние Литургии

Собрание древних Литургий в редакции игумена Силуана (Туманова); первоисточник - http://www.osiluan.ru/liturgii.htm; (кроме Литургии ап. Иакова в церковнославянском изводе; её первоисточник -http://pravlib.ru/liturgika57.html).


1. : Литургия ап. Иакова (сирийский извод)

2. : Литургия апостола Иакова (церковнославянский извод)

3. : Галликанская литургия

4. : Литургия св. апостола и евангелиста Марка

5. : Медиоланская литургия

6. : Мозарабская литургия

 
обложка книги Дворец без царя Дворец без царя

Книга «Полет с героем» подготовлена к 70-летнему юбилею классика современной русской литературы Андрея Битова, прозаика, сценариста, общественного деятеля, лауреата многих литературных премий, президента Российского Пен-клуба. Наряду с романом «Пушкинский дом», названным в свое время эпохальным, это самая петербургская книга автора, состоящая из двух разделов.

Роман-пунктир «Улетающий Монахов» построен, как «Герой нашего времени» Лермонтова: новеллы связаны одним героем.

Книга «Дворец без царя» — явление особое. Она собрана из «петербургских текстов», образующих своего рода сюиту, единый разворачивающийся на протяжении жизни текст. Тема петербургского пейзажа рифмуется здесь с темой судьбы, а образ личности с историей. Это произведение удостоено Премии имени Ивана Бунина в 2006 году.

Представленные в издании тексты впервые печатаются в новой авторской редакции.

Битов Андрей Георгиевич  
обложка книги Дом проблем Дом проблем

«Дом проблем» роман сложный и идеологизированный, охватывающий период развала СССР, коммунистической идеологии и становления Российской Федерации. Это новейшая история, катаклизмы, войны, передел государственной собственности и многое другое.

Ибрагимов Канта Хамзатович  
обложка книги Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста

Как совместить карьеру, любовь, самореализацию и личное счастье? Ответ на этот вопрос знает Ирина Хакамада — известный политик, общественный деятель, писатель, теле- и радиоведущая, успешная и красивая женщина.

Подобно шеф-повару, Ирина Хакамада создала собственный рецепт жизни, перемешав такие разные ингредиенты, как восточная философия, западные бизнес-подходы и российская культура модерна и постмодерна. Как результат — сумела достичь состояния, когда ничто не мешает быть счастливой. Ну как было не поделиться таким знанием?!

Книга адресована широкому кругу читателей.


«Дао жизни» — лучшая из книг Ирины Хакамады. Это сокровенный урок счастливого выживания в современных условиях. Книга поражает пронзительной искренностью, местами исповедальной закваски, читается на одном дыхании и не исчезает из памяти после прочтения. «Дао жизни» — лучшая книга о лидерстве, менеджменте, понимании бизнеса как искусства, любви и сострадании к людям, написанная на оригинальном российском материале. Обязательна для прочтения всеми активными людьми России и СНГ.

Константин Ремчуков,

главный редактор «Независимой газеты»


В своей новой книге Ирина Хакамада дает мастер-класс по искусству, требующему не меньшей воли, терпения и ума, чем любое другое. Искусству жить. Ее советы — чистая, неразбавленная трезвость, помноженная на знание жизни и азарт. А ключевая из рекомендаций такая: менять нужно не мир, а себя, так что главный объект, который вам предстоит вылепить, — вы сами. В общем, перед нами ослепительная утопия успеха, воплотить которую до конца все равно невозможно, но Ирина Хакамада и не обещает чудес, просто дает толчок к жизнетворчеству.

Майя Кучерская,

литературный критик, обозреватель журнала Psychologies, писатель

Хакамада Ирина Мицуовна  
обложка книги Дьявол носит «Прада» Дьявол носит «Прада»

Работа в журнале мод… Мечта любой женщины? Кошмар любой женщины! Добро пожаловать в ад под «глянцевой обложкой»!!! Кофе? Всегда холодный и невкусный! Дизайнерские шмотки со скидкой? Вышли из моды в позапрошлом сезоне! Работа в неурочное время? О личной жизни можно забыть! Но все бы ничего, если бы не начальница — легендарнейшая из стерв мира от-кутюр, то ли продавшая за успех душу дьяволу, то ли (по слухам) изгнанная из ада за невозможный характер!..

Вайсбергер Лорен  
Дочь

Введите сюда краткую аннотацию

Колдуэлл Эрскин  
Добрый совет дороже рубина Рушди Салман  
обложка книги Джокер Джокер

Хьелля Аскильдсена (1929), известного норвежского писателя, критики называют «литературной визитной карточкой Норвегии». Эта книга — первое серьезное знакомство русского читателя с творчеством Аскильдсена. В сборник вошли роман и лучшие рассказы писателя разных лет.

Аскильдсен Хьелль Все хорошо, пока хорошо  
обложка книги Два рассказа Два рассказа

Опубликовано в журнале "Иностранная литература" № 8, 1986

Из подзаглавной сноски

...Публикуемые рассказы взяты из книги «Вайвайя и другие рассказы о Филиппинах» («Waywaya and Other Short Stories from the Philippines», Hong Kong, Heinemann Educational Books (Asia), Ltd., 1980).


© Francisco Sionil Jose, 1980.

Сиониль-Хосе Франсиско  
обложка книги Дождь прольется вдруг и другие рассказы Дождь прольется вдруг и другие рассказы

Зазывала в порно-заведении, привидение в первые минуты своей жизни, монашка, дежурящая на «скале самоубийц», маленький бог, отыскавший на помойке Землю, молодая женщина и ее рука в последний проведенный ими вместе день, ученый, который учится вызывать дождь в африканской пустыне, группа художников, которых выманили из родного Нью-Йорка и остроумно разыграли в шотландской глуши, и другие — герои сборника, в который вошли пятнадцать рассказов яркого английского писателя Мишеля Фейбера.

Фейбер наделен живой, прихотливой и отчасти зловещей фантазией, его произведения отличает натурализм, психологическая достоверность даже в самых экзотических ситуациях. Он мастер сюжета и сильных, эффектных концовок. М. Фейбер также автор романов «Побудь в моей шкуре» и «Багровый лепесток и белый». «Дождь прольется вдруг» (1998) — дебютный сборник писателя, на русском языке выходит впервые.

Фейбер Мишель  
обложка книги Домино Домино

Роман посвящен рискованной игре, которую ведет на любовном поле главный герой. Каковы ее правила и возможен ли выигрыш? Как проявляется в любви «принцип домино»?

Иселин Херманн родилась в Копенгагене, закончила Государственное цирковое училище в Париже по классу танцев на канате; работала режиссером и актрисой в различных театрах Дании; закончила Копенгагенский университет по специальности «Скандинавская литература». В течение пятнадцати лет работала литературным редактором одного из лучших датских издательств.

На русском языке роман издается впервые.

Херманн Иселин К  
обложка книги Ди - Пи в Италии Ди - Пи в Италии

В феврале 1945 года Ширяев был откомандирован в Северную Италию для основания там нового русского печатного органа. После окончания войны весной 1945 года Борис Ширяев остался в Италии и оказался в лагере для перемещённых лиц (Капуя), жизни в котором посвящена книга «Ди-Пи в Италии», вышедшая на русском языке в Буэнос-Айресе в 1952 году. «Ди Пи» происходит от аббревиатуры DPs, Displaced persons (с англ. перемещенные лица) — так окрестили на Западе после Второй мировой войны миллионы беженцев, пытавшихся, порой безуспешно, найти там убежище от сталинских карательных органов.

Ширяев Борис Николаевич  
обложка книги Девятнадцать минут Девятнадцать минут

Стерлинг — маленький провинциальный городок, тишину и покой которого разрушила страшная трагедия. Однажды утром один из учеников старшей школы пришел на уроки с двумя обрезами и двумя пистолетами и начал стрелять… Что заставило семнадцатилетнего парня взяться за оружие? Кто он — несчастная жертва или хладнокровный убийца? На эти вопросы должен найти ответы суд. Вот только имеет ли кто-либо право судить других?..

Пиколт Джоди Линн  
Детство Аболина Оксана  
Дневник Алексея Клеверова, ученика 6-го "б" класса средней школы г. Ленинграда Аболина Оксана  
Двор на Тринадцатом Костюнин Александр Викторович  
обложка книги Домзак Домзак Буйда Юрий  
Дневник простака. Случай в гостинице на 44-й улице

Марк Гиршин родился и вырос в Одессе. Рукописи его произведений кочевали по редакциям советских журналов и издательств, но впервые опубликоваться ему удалось только после отъезда на Запад в 1974 году. Недавно в Нью-Йорке вышел его роман «Брайтон Бич». Главная тема нового романа — врастание русского эмигранта в американскую жизнь, попытки самоутвердиться в водовороте современного Нью-Йорка.

Предисловие Сергея Довлатова.

Гиршин Марк  
обложка книги Дикие мальчики Дикие мальчики

Юные демоны, управляющие силами Эроса и Танатоса, готовы к сражению с машиной полицейского контроля.

«Дикие мальчики», – первый роман футуристической трилогии Уильяма Берроуза о торжестве анархии гедонизма и сексуальной свободы.

Берроуз Уильям С  
обложка книги Другая Белая Другая Белая

Документальный роман о женщине постбальзаковского возраста, которая не признает «поста», решает переменить слегка поднадоевшую участь и уехать в Англию к законному британскому мужу. Внимание!!! Роман не авантюрный — скорее серьезный, поскольку женщина эта в общем и целом образованная и в добавок еще и думающая. Часто. Отягчающие обстоятельства — она в ее-то возрасте еще и чувствующая! Но людей и событий в романе предостаточно, так что «сюства», если не понравятся, можно и пропускать. Автор просит не рассматривать свой текст как путеводитель по жизни в поисках мужа-иностранца. Хотя… интересующиеся могут почерпнуть полной ложкой, поскольку мужей было… больше одного. Автор заранее благодарен терпеливому читателю! (Вместо синопсиса, из которого все равно никогда ничего не поймешь и не узнаешь).

Аллен Ирина  
обложка книги День рождения в Лондоне. Рассказы английских писателей День рождения в Лондоне. Рассказы английских писателей

От издателя

В книгу вошли рассказы шести английских писателей разных поколений — от много печатавшейся в России Мюриэл Спарк до пока неизвестных у нас Рут Джабвалы и Джонатана Уилсона. Их рассказы о жизни английских евреев в двадцатом веке отличает тонкий психологический анализ и блестящий юмор, еврейский и английский одновременно.

Спарк Мюриэл, Гланвилл Брайан, Джабвала Рут Проуэр, Уэскер Арнольд, Синклер Клайв, Уилсон Джонатан  
обложка книги Деревни Деревни

Джон Апдайк. Классик мировой литературы. Автор легендарных «Кентавра», «Иствикских ведьм», «Давай поженимся», «Кролик, беги» и еще множества произведений, вошедших в золотой фонд прозы XX века.

Впервые на русском языке — яркий и неоднозначный роман великого американского писателя, вызвавший оживленную дискуссию в мировой прессе.

История мужчины, больше всего на свете любившего секс, — но при этом относившегося к женскому телу с поистине религиозным поклонением…

История необычной личности — от ее становления и до последнего часа.

История греха и искупления…

История человека, ломающего рамки расхожих представлений о морали и нравственности!

* * *

«Деревни» — изумительная, сильная, колоритная проза, — впрочем, от этого автора не ждешь иного. «Entertainment Weekly»

Элегантный, превосходно написанный роман, в каждом слове которого чувствуется рука мастера. «Booklist»

Элегичный эротизм Апдайка в этом произведении печален и завораживающе красив. «Time»

Безошибочно узнаваемый стиль Апдайка — откровенность, доходящая до духовной обнаженности, и превосходный язык! «Kirkus»

Дерзкий, удивительный, необычный роман! «USA Today»

Апдайк Джон  
Доспехи Эме Марсель  
обложка книги Девственность и другие рассказы. Порнография. Страницы дневника. Девственность и другие рассказы. Порнография. Страницы дневника. Гомбрович Витольд  
обложка книги Девушка лет двадцати Девушка лет двадцати

В романе «Девушка лет двадцати» сэр Кингсли Эмис (1922–1995), в прошлом записной скандалист и автор уморительной сатиры «Счастливчик Джим», повествует о любви прославленного и отнюдь не молодого композитора и дирижера сэра Роджера Вандервейна – и отвязной «хиппушки», годящейся ему в дочери. Почтенный джентльмен безоглядно жертвует репутацией добропорядочного обывателя, бросает семью и подставляется под удары папаши его юной пассии, который, по совместительству являясь всесильным газетным магнатом, стремится всячески помешать мезальянсу. Панорама «свингующего Лондона» увидена с другой стороны баррикад, глазами музыкального критика, эстета и сноба, ностальгически вспоминающего те времена, когда «сэр Роджер еще позволял себе отрицательно высказываться в адрес Советского Союза и рок-н-ролла»…

Эмис Кингсли  
обложка книги Два флага над островом Два флага над островом Гэнка Тёрё  
обложка книги Дизелятник Дизелятник Бабченко Аркадий  
обложка книги Давай поудим рыбу когда-нибудь Давай поудим рыбу когда-нибудь Бакланов Григорий  
Дживс и песнь песней Вудхауз Пэлем Гринвел Дживс и Вустер  
обложка книги Дживз уходит на каникулы Дживз уходит на каникулы Вудхауз Пэлем Грэнвилл Дживс и Вустер  
обложка книги Дети мёртвых