Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

По книгам:
 [EN]  [0-9]
По авторам:
 [EN]  [0-9]
По сериям:
 [EN]  [0-9]

Книги жанра «Современная проза» на букву «К»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
Корни и побеги (Изгой). Роман. Книга 2 Троичанин Макар  
Корни и побеги (Изгой). Роман. Книга 1 Троичанин Макар  
Корни и побеги (Изгой). Роман. Книга 3 Троичанин Макар  
обложка книги Коулун Тонг Коулун Тонг

Место действия романа «Коулун Тонг» — британская колония Гонконг. Время — канун ее передачи Китаю. На этом злободневном материале Полом Теру создана одна из его самых захватывающих книг. История слабой души, которая потянулась было к свету, но не сдюжила; притча о несостоятельности ханжеского Запада и жизнестойкости варварского Востока; триллер, где все ужасы от мира сего.

Теру Пол Иллюминатор  
обложка книги Качество жизни Качество жизни

Литраб, автор кучи романов под различными псевдонимами, некто Н.А. Анисимов, брошенный женой и перманентно пребывающий в состоянии недуга, как-то вдруг знакомится с молодой модной дамочкой Ириной, ведущей одного из местных телеканалов. Будучи запечатленным с ней на одной из фоток расторопного папарацци, он невольно оказывается втянутым в закулисные разборки сильных мира сего. Ему делают литературное имя, а за именем приходит и слава. Герою все нравится и ничего-то его не беспокоит, однако одно неловкое движение… и он вновь возвращается к своему разбитому корыту - работе адаптатора в одном из мелких издательств.

Слаповский Алексей Иванович  
обложка книги Контрапункт Контрапункт

Роман написан в 1928 г. и впервые опубликован в этом же году в нью-йоркском издательстве «Гарден Сити».

Изысканный, злой и безупречно точный роман нравов, восходящий к творчеству даже не Уайльда, но — Теккерея. Роман, автор которого как хирургическим скальпелем препарирует быт и нравы английского высшего света эпохи «прекрасных двадцатых». Роман, исполненный юмора и сарказма, однако поднимающийся порой до уровня высокой трагедии.

Перед вами — «поиски утраченного времени» по Олдосу Хаксли, времени всеобщего увлечения фрейдизмом и авангардизмом, времени неустанных духовных поисков, блестящих побед и горьких поражений…

Хаксли Олдос Леонард  
Кровать Молотова Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Книга и братство Книга и братство

Впервые на русском — один из лучших образцов позднего творчества выдающейся британской писательницы, признанного мастера тонкого психологизма, лауреата Букеровской премии. Действие начинается на традиционном оксфордском балу; мы знакомимся со всей компанией героев сразу, с их дружбами и антипатиями, любовями и ненавистями, с поглощающими их страстями. Много лет назад эти оксфордские выпускники организовали своего рода клуб («Братство»), чтобы поддержать самого блестящего среди них мыслителя, Дэвида Краймонда, в работе над эпохальным политико-философским трактатом («Книгой»). Годы идут, конца работе не видать, от Краймонда и его идей всех уже давно тошнит, но никто не решается высказать ему это в лицо. События принимают неожиданный оборот, когда на балу он уводит жену одного из своих благодетелей — вторично…


Захватывающая с первой до последней страницы, стимулирующая проза — и вознаграждающая все усилия сторицей.

The Times


Любители языковых красот, замысловатого сюжета и философских глубин — каждый найдет в этой книге что-то свое.

Publishers Weekly


Айрис Мердок — один из величайших и наиболее влиятельных творцов двадцатого века. Она не дала умереть традиционному роману — и, поддерживая в нем жизнь, революционно трансформировала его.

The Guardian


От политической философии к предательству и катастрофе, а затем к покою и свободе — никто кроме Айрис Мердок не смог бы так мастерски заложить подобный сюжетный вираж.

Library Journal

Мердок Айрис  
обложка книги Кто из вас генерал, девочки? Кто из вас генерал, девочки? Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Кто из вас генерал, девочки? (сборник) Кто из вас генерал, девочки? (сборник)

Хорошие книги о любви никогда не выходят из моды.

Галина Щербакова – прозаик давно известный и любимый уже не одним поколением читателей.

«Кто из вас генерал, девочки?», «Стена», «Причуда жизни. Время Горбачева и до него», «Ей во вред живущая…», «Эмиграция по-русску…» и «Единственная, неповторимая…» – эти повести и рассказы составили новую книгу Щербаковой.


В малой прозе Щербаковой герои встают перед выбором – как перед стеной. Огромной, желтой световой стеной, которую проецирует в супружескую спальню ночная Москва. И нужно решать: прожита жизнь, рядом – когда-то любимый человек, но сегодня тебя раздражает даже его дыхание.

Нужно решать: из прошлого возвращается призрак детского дома, первой любви и ее потери.

Щербакова Галина Николаевна  
Колыбель в клюве аиста

Роман, сложный по форме и содержанию, насыщенный психологизмами, эпизодами-ретроспективами ― приглашение к размышлению о смысле жизни и предназначении человека, потерях и обретениях, непарадном братстве людей разных национальностей, чувствах дружбы, любви, милосердия как подлинных и вечных духовных ценностях.

Ибрагимов Исраил  
Как выросло оливковое дерево Мерас Ицхокас  
обложка книги Когда умерли автобусы Когда умерли автобусы

Этгар Керет. «Когда умерли автобусы»

Рассказы

Перевод с иврита Линор Горалик

Этгар Керет (р. 1967) — израильский писатель, журналист и сценарист. Помимо занятий литературой преподает в Университете им. Бен-Гуриона в Беер-Шеве, а также в Тель-Авивском и Хайфском университетах. Первый сборник рассказов («Трубы») опубликовал в 1992 году. С тех пор произведения Керета выходят отдельными книгами, а также публикуются в ведущих литературных периодических изданиях Израиля, переводятся на десятки языков. В соавторстве с женой, актрисой и писательницей Широй Гефен, Керет написал две детские книги («Папа сбегает с цирком», 2004, и «Зоар и Месяц», 2007), его перу принадлежат сценарии сатирического телевизионного шоу «Камерный квинтет» и ряда телефильмов.

Этгар Керет — лауреат Премии премьер-министра Израиля и других престижных литературных наград, а также премий за создание сценариев и кинорежиссуру, в том числе Золотой камеры Каннского кинофестиваля (2007) за фильм «Медузы». Живет в Тель-Авиве с женой и сыном.

Керет Этгар  
Каракалпак - Намэ

Роман-эссе

Перевод с каракалпакского Евгения Сергеева

Каипбергенов Тулепберген  
Когда ты один…

Произведение из авторского сборника «Ночь», 1998 г.

Глуховский Дмитрий Алексеевич Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
обложка книги Комплекс девственницы Комплекс девственницы

Новелла

«А «Комплекс девственницы» — это уже что-то более классическое, т. е. там есть какой-то определенный сюжет, последовательность событий. Все написано более-менее цивильно. Т. е. нет жутких экспериментов, которые ломают мозг. От «Таба Циклона» у людей ломался мозг, т. е. реально ломался. Там некоторые перечитывали по 10 раз, потом писали письмо «Дань, что это за хрень? Мы не понимаем ничего».

Даня Шеповалов

Шеповалов Даня  
Красная бетономешалка Фейбер Мишель  
Колпак лейтенанта Никошина Янжула Анатолий  
обложка книги КУНСТ (не было кино). Роман с приложениями КУНСТ (не было кино). Роман с приложениями

Сергей работает в небольшой кинокомпании. Его жизнь заполнена бессмысленной рутиной: бесконечные пробки, редактура рукописей, создание сценариев, рекламная халтура.

Но вдруг в его кабинет с завидным постоянством начинают приходить странные люди и приносить свои сценарии – один другого страшнее. По воле случая Сергей оказывается перед дверями заведения под названием «КУНСТ». Здесь он узнает ответы на многие волновавшие его вопросы. Кроме одного – как вернуться обратно.

Это роман не только о сценариях. Не только о том, что мы видим по телевизору. Не только о пробках. Это роман-калейдоскоп, и в объединении этих частей кроется разгадка – что же такое КУНСТ и где же на самом деле он находится.

Чихачев Сергей Игоревич  
обложка книги Кш, небесные! Кш, небесные!

Рассказы Татьяны Соколовой посвящены в основном проблемам современных женщин.

Соколова Татьяна Федоровна  
обложка книги Как дела, молодой человек? Как дела, молодой человек?

Повесть опубликована в журнале "Иностранная литература" № 7, 1970

Тот Шандор Шомоди  
обложка книги Книга о бамбуке Книга о бамбуке

Имя сербского автора Владислава Баяца пока еще не знакомо российскому читателю, несмотря на то что его знают и любят во многих странах мира. Баяц — автор девяти романов, но именно «Книга о бамбуке» была номинирована на премию «The NIN Award» как лучший роман года. Точную характеристику дал ему Александр Генис, назвав «Книгу о бамбуке» «потрясающим воображение дзен-буддийским боевиком…».

Баяц Владислав  
Касьянов год (Ландыши) Терновский Леонард Борисович  
обложка книги Красный флаг над тюрьмой Красный флаг над тюрьмой

Повесть о судьбе еврея из Риги, решившего эмигрировать в Израиль. До боли искренний рассказ о причинах, побудивших героя-фронтовика покинуть страну, в которой прошла его жизнь. Показана жизнь и настроения в советской Латвии в 1960-1970 годы.

Мордель Георг  
обложка книги Кое-кто живёт как Лазарь Кое-кто живёт как Лазарь

Вы смогли бы жить с человеком, которого вы ненавидите за то, что он мешает вам жить? Герой этого рассказа терпел такого человека почти 70 лет…

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Клерк позорный Клерк позорный

Сергей Фролов с ником «Коржик» – классический клерк. Неглупый, слегка образованный, вполне работоспособный. Он и земельные участки продает, и трубами разнокалиберными торгует, и долги выбивает, и деньги обналичивает.

Да, жизнь московского клерка нелегка. Снятся Сереге страшные сны. То ли совесть его мучает, то ли печень, отравленная дешевым алкогольным коктейлем. Сереге страшно, а нам смешно, потому что клерковская явь и сон – это уже городской фольклор, который вы будете пересказывать своим друзьям, которые, возможно, тоже клерки…

Рудницкий Леонид Анатольевич  
Косильщик лужаек  
обложка книги Когда все кончено Когда все кончено Арагон Луи  
обложка книги Карнавал Карнавал Арагон Луи  
обложка книги Кетанда Кетанда

Это крепкая мужская проза. Но мужская — не значит непременно жесткая и рациональная. Проза Виктора Ремизова — чистая, мягкая и лиричная, иногда тревожная, иногда трогательная до слез. Действие в его рассказах происходит в заполярной тундре, в охотской тайге, в Москве, на кухне, двадцать лет назад, десять, вчера, сейчас… В них есть мастерство и точность художника и, что ничуть не менее важно, — внимание и любовь к изображаемому. Рассказы Виктора Ремизова можно читать до поздней ночи, а утром просыпаться в светлых чувствах.

Ремизов Виктор  
Кувырок через голову

Герои этого произведения — пес Фингал, кошка Мария-Антуанетта, две птички, уж Константин, десятилетняя девочка Ася, ее мама и папа, а также хозяин крысы и многие другие… В Асиной семье хватает места и для веселых игр и общения с родителями и конечно же для животных, которых мама и папа сами с восторгом тащат в дом.

Журавлева Зоя Евгеньевна  
Красный телефон Поляков Юрий Михайлович  
Короче:

пятьдесят девять довольно коротких рассказов

Горалик Линор  
обложка книги Князь мира сего Князь мира сего

От автора

Мои книги являются анализом того, что называется Богом и дьяволом.

В судебно-медицинских книгах на эту тему обычно стоит предостережение: «Книга предназначается только для работников юстиции и медицины, священников, педагогов и людей, интересующихся психологией и социологией».

Благодаря особенностям анализируемой темы, требующей специальной исследовательской работы и авторских архивов, всю ответственность за содержание этой книги автор берет на себя.

Ведь говоря о дьяволе, мы неизбежно столкнемся с проблемой антихриста… Еще наш знаменитый философ – чертоискатель Бердяев-Бердичевский говорил об этом, т.е. о постоянном союзе «Сатаны и Антихриста», но как только мы займемся проблемой антихриста, нам тут же попытаются прилепить ярлык «антисемита»…

Климов Григорий Петрович Князь мира сего; Имя мое легион  
Король среди ветвей Миллхаузер Стивен  
обложка книги Кобиздохівські оповісті Кобиздохівські оповісті

Перед вами - унікальна за жанром книга не лише для української, а й для світової літератури. А саме - химерний роман. Щоправда, самі автори скромно називають його романом-анекдотом. Чого тут тільки немає! Від ностальгічних спогадів про далеке і не дуже віддалене минуле до стовідсотково неймовірних - і все ж таки реальних - історій, що мали місце у типовому старовинному подільському містечку біля витоків Росі. Та найнеймовірніше те, що всі без винятку герої книги та пригоди, які їм довелося пережити - реальні. Не вірите? Спитайте у самих героїв. Чи їхніх нащадків. Це не складно. Автори зберегли справжні імена та прізвища, не забувши, до речі, запитати на це дозволу у кожного зі своїх земляків або їхніх дітей чи онуків. Як і в реальному житті, в романі є і сміх, і сльози. Але все ж таки - сміху більше. Бо чи ж ми не українці?

Лапікура Валерій, Лапікура Наталя  
обложка книги Короп по-чорнобильськи Короп по-чорнобильськи

Перше запитання до авторів: яке вони мають право, проживаючи в Києві, писати про Чорнобиль? Відповідь: стовідсоткове. Бо Лапікуриха походить з поважаних в тих краях старих родів Пащенків і Зайченків. Питання друге: чому автори, українці з діда-прадіда, багато років вивчали і досліджували такий своєрідний пласт життя єврейської общини в Україні як гумор єврейських містечок у так званій «смузі осілості»? Знову ж таки, в першу чергу, завдяки Чорнобилю, де разом з українцями та росіянами-старовірами жила у мирі і злагоді чимала єврейська община. З’ясувалося, що історії, почуті в дитинстві малою Наталкою від сусідів або розказані дідом і бабусею, вже стерлися з пам’яті навіть у самих євреїв (приклад - «хоробрий Янкель»). І нарешті - суттєве попередження. Так звані «єврейські анекдоти», котрі часто-густо й досі розповідаються в п’яних компаніях, вивішуються в Інтернеті і навіть видаються окремими книжечками не мають нічого спільного зі справжнім, непідробним гумором древнього народу, котрий упродовж століть жив на українських землях і створив вищезгадану і, на превеликий жаль, вже не існуючу культуру єврейських містечок.

Лапікура Валерій, Лапікура Наталя  
обложка книги Кофе.Рассказ Кофе.Рассказ Долгопят Елена  
обложка книги Книга Книга

«Эта книга — о Книге. О том, как евреи придумали Христа для того, чтобы спасти свою Книгу. О ничтожном кум-ранском горшечнике, который всего-навсего хотел быть сыном человеческим, но от него требовали играть роль Спасителя… О неразрывных связях, протянутых из глубины веков в наши живые души.

Эта книга — о Книге. Она долго искала своего издателя — слишком многих отпугивала острота затронутой темы».

Алекс Тарн

Тарн Алекс  
обложка книги Кража Кража

«Не знаю, потянет ли моя повесть на трагедию, хотя всякого дерьма приключилось немало. В любом случае, это история любви, хотя любовь началась посреди этого дерьма, когда я уже лишился и восьмилетнего сына, и дома, и мастерской в Сиднее, где когда-то был довольно известен — насколько может быть известен художник в своем отечестве. В тот год я мог бы получить Орден Австралии — почему бы и нет, вы только посмотрите, кого им награждают. А вместо этого у меня отняли ребенка, меня выпотрошили адвокаты в бракоразводном процессе, а в заключение посадили в тюрьму за попытку выцарапать мой шедевр, причисленный к „совместному имуществу супругов“»…


Так начинается одна из самых неожиданных историй о любви в мировой литературе. О любви женщины к мужчине, брата к брату, людей к искусству. В своем последнем романе дважды лауреат Букеровской премии австралийский писатель Питер Кэри вновь удивляет мир. Впервые на русском языке.


Кэри Питер  
Компромисс Некрасов Артур  
Крестный путь

История русского православия — история духовных шевелений в нашем народе, история подавления этих шевелений, история интеллектуальных исканий и парадоксов. Это Крестный Путь, которым шел народ в нравственном, идеальном направлении. Это — тысячелетняя мистерия русского духа, гонимого и страдающего. Для ее описании я не придумываю героев и события. И я соглашаюсь на официальную хронологию, — в основу работы положены клерикальные летописные материалы. Главный источник — монументальный труд митрополита Московского и Коломенского Макария «История Русской Церкви» (1845). Эта многотомная хроника — уникальный по своей полноте материал, собранный со всей возможной скрупулезностью. Воистину — великий подвиг святого отца. Работа охватывает период с древнейших времен до конца царствования Алексея Михайловича. Видимо, писать о безобразиях его сына Петруши у митрополита здоровья не хватило. Он скончался, и Сергей Кравченко будет восполнять нехватку сведений из других, столь же поучительных и почтенных книг.

Кравченко Сергей  
Кама-с-утра

«Кама с утра» — единственный образчик несуществующей женской философии. Афоризмы из нее уже давно разлетелись по свету, анекдоты самостоятельно путешествуют с сайта на сайт. Но эту книгу невозможно издать: ее объем слишком мал, а глубина исчезающе непроглядна. Не всем дано ее увидеть. Но каждому дано веселиться от души вместе с изысканной и сумасбродной, легкомысленной и мудрой мадам Кама-с-утра и ее Камеристкой.

Метелева Наталья  
Кружной путь, или Блуждания паломника Льюис Клайв Стейплз  
обложка книги Конец нейлонового века Конец нейлонового века

Йозеф Шкворецкий (р. 1924) – классик современной чешской литературы, прозаик, драматург и музыкальный критик, живущий в Канаде. Сборник «Конец нейлонового века» составлен из самых известных и неоднозначных произведений писателя, созданных в странное и жуткое время между гитлеровской оккупацией Чехии и советским вторжением. Короткий роман Шкворецкого «Бас-саксофон» был признан лучшим литературным произведением всех времен и народов о джазе.

Музыкальная проза Йозефа Шкворецкого – впервые на русском языке.

Шкворецкий Йозеф  
Колыбельная птичьей родины Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Невинные глаза  
Козел Ваня Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Милая дама  
Как цветок на заре Петрушевская Людмила Стефановна …Как цветок на заре, Невинные глаза  
обложка книги Кандибобер(Смерть Анфертьева) Кандибобер(Смерть Анфертьева)

Подзаголовок романа `Кандибобер` означает `Прекрасно подготовленное преступление`... И оно, действительно, было подготовлено и осуществлено блестяще. Однако суть романа — в обращении автора к читателю: Сможешь ли ты, читатель, совершить преступление, если уверен в своей безнаказанности?

Пронин Виктор  
обложка книги Как я стал идиотом Как я стал идиотом

«Как я стал идиотом» — дебютный роман Мартена Пажа, тридцатилетнего властителя душ и умов сегодняшних молодых французов. Это «путешествие в глупость» поднимает проблемы общие для молодых интеллектуалов его поколения, не умеющих вписаться в «правильную» жизнь. «Ум делает своего обладателя несчастным, одиноким и нищим, — считает герой романа, — тогда как имитация ума приносит бессмертие, растиражированное на газетной бумаге, и восхищение публики, которая верит всему, что читает».

В одной из рецензий книги Пажа названы «манифестом детской непосредственности и взрослого цинизма одновременно». Читатели же любят его за легкость письма, остроумие, фантазию и умение «не важничать», «не стараться выглядеть слишком взрослым».

Паж Мартен  
обложка книги Колыбельная Колыбельная

Это — Чак Паланик, какого вы не то что не знаете — но не можете даже вообразить. Вы полагаете, что ничего стильнее и болезненнее «Бойцовского клуба» написать невозможно?

Тогда просто прочитайте «Колыбельную»!

...СВСМ. Синдром внезапной смерти младенцев. Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины — просто засыпают и больше не просыпаются... Синдром «смерти в колыбельке»? Или — Смерть под «колыбельную»?

Под колыбельную, которую, как говорят, «в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Или когда племя так разрасталось, что уже не могло прокормиться на своей земле».

Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным — всем, кому лучше было бы умереть. Тихо. Без боли. Без мучений...

Это — «Колыбельная».

Паланик Чак  
обложка книги Кукла Кукла

Роман «Кукла» — о девушке-роботе Линде за миллион долларов, сознание которой является продуктом компьютерных гениев, придумавших идеальную игрушку для мужчин. Линда — кукла для любви, совершенная, многоликая, неотличимая от живой женщины. Она — страстная любовница, занятная собеседница, она такая, какой хочет ее видеть хозяин. Игрушка ценой в миллион. Но происходит чудо — и робот обретает душу. Всего лишь за полгода Линда проходит путь от сексуально совершенного существа с душой пятилетнего ребенка до многоопытной женщины, которая отчаянно борется за свою свободу.

Станет ли Линда счастливой и сможет ли полюбить человека? Или, наоборот, принесет в наш мир хаос и разрушения?

Мун Алиса Кукла  
обложка книги Кошмары Аиста Марабу Кошмары Аиста Марабу

Рой Стрэнг находится в коме, но его сознание переполнено воспоминаниями. Одни более реальны – о жизни Эдинбургских окраин – и переданы гротескно вульгарным, косным языком. Другие – фантазия об охоте на африканского аиста марабу – рассказаны ярким, образным языком английского джентльмена. Обе истории захватывающе интересны как сами по себе, так и на их контрапункте – как резкий контраст между реальной жизнью, полной грязи и насилия, и придуманной – благородной и возвышенной. История Роя Стрэнга – шокирующий трип в жизнь и сознание современного английского люмпена.


Уэлш Ирвин  
обложка книги Космонавты живут на Земле Космонавты живут на Земле

Автор этой книги писатель Геннадий Александрович Семенихин, перу которого принадлежат известные широкому кругу читателей романы «Летчики», «Над Москвою небо чистое» и повесть «Пани Ирена», длительное время изучал жизнь коллектива людей, готовивших первые космические старты, присутствовал в районе приземления кораблей «Восток-3» и «Восток-4», сопровождал космонавтов в ряде их поездок по стране и за рубежи нашей Родины.

Роман «Космонавты живут на земле» – первое художественное произведение о людях молодой героической профессии. Герои его – вымышленные. Вместе с тем содержание романа во многом навеяно реальной действительностью.

Семенихин Геннадий Александрович , Космонавты живут на Земле, Роман-газета  
обложка книги Когда приходят ангелы Когда приходят ангелы

Истории, собранные в этот сборник, сурово, по-мужски, показывают нам истинное лицо падшего мира. Но они же учат, как, приняв грубую действительность и полюбив ближних, выбраться из ада собственной души в сияющую беспредельность мира Божьего и вытянуть за собой таких же падших существ, как ты сам.

В рассказе «Когда приходят ангелы» мы видим, каким образом, проявив сострадание, каждый может уподобиться ангелу света и очиститься любовью к отчаявшимся и несчастным. В рассказе «Во имя Дениски» автор показывает самое дно мира – жизнь в психиатрической больнице, в отделении для больных алкоголизмом. Оказывается, и там наравне с грубостью, мерзостью и безразличием существуют братские отношения, сострадание и любовь. Из рассказа «Твоя волна» мы узнаём, что Бог каждому уготовил огромное неслыханное счастье, и «твою волну» никто у тебя не сможет отнять, кроме тебя самого.

Произведения Андрея Дмитракова – поистине пир для души, которая на время потеряла рай.

Дмитраков Андрей  
обложка книги Кофемолка Кофемолка

Михаил Идов родился в Риге и с 1998 года живет в Нью-Йорке, где работает постоянным обозревателем журнала «New York Magazine». Публицистику Идова на английском и русском языках печатали «The New Republic», «Vogue», «Slate», «Коммерсант», «Большой город», «Сноб» и другие издания. «Кофемолка» — его первый роман.

Супруги Марк и Нина, молодые нью-йоркские интеллектуалы, ищущие настоящего дела, открывают симпатичное кафе в духе венских традиций для умной, взыскательной публики, надеясь таким образом соединить успешный бизнес с интересной светской жизнью. Однако предприятие неуклонно идет ко дну, увлекая за собой мечты Марка и Нины и подвергая их брак суровому испытанию.

Идов Михаил  
Как есть Беккет Сэмюэль  
Козы и Шекспир Искандер Фазиль Абдулович  
Куплю свадебное платье

Купить свадебное платье, чёрт возьми, приятно!.. А ещё приятней стать законной женой лучшего в городе дантиста. Но главное-то — замужем не пропасть, ведь мужа по ложному обвинению посадили в тюрьму. Что делать и куда бежать, если тебя со схватками на «скорой помощи» везут в роддом?! Об этом роман «Куплю свадебное платье», а также о сталинской высотке в маленьком подмосковном городке, в которую переехали молодожёны, об их странных соседях и большой белой собаке, которая пишет роман, стуча коготками по клавишам лэптопа. Да-да, вы не ослышались, талантливых собак-романистов всё больше становится в нашей стране…

Борминская Светлана  
Кинолог

Опубликовано в журнале: «Звезда» 2000, №3

Притула Дмитрий  
обложка книги Капо Юрий, море и фея Калипсо Капо Юрий, море и фея Калипсо Сергеев Слава  
обложка книги Кое-что о Билли Кое-что о Билли

Книги, написанные женщинами, вроде «Дневника Бриджит Джонс» или «Секса в большом городе», не учитывают одну деталь: на каждую женщину, стонущую о своем весе, одиночестве, возрасте или отсутствии оргазма, приходится по крайней мере один мужчина, озабоченный теми же проблемами. Причем ему приходится хуже, поскольку единственный способ справиться с депрессией, известный мужчинам, — это напиться и сходить на футбольный матч. Согласитесь, не столь привлекательно, как наполнить жизнь походами в парикмахерскую, солярий, массажный салон и магазины.

Известный британский писатель Дуги Бримсон решил рассказать, насколько сложной может быть жизнь одинокого мужчины. «Кое-что о Билли» — это уморительно смешной дневник молодого человека, в котором тот рассказывает о своей борьбе с жизнью, пивом и женским полом.

Бримсон Дуги  
Каширка ДУБРОВСКАЯ Ирина  
Короткие Рассказы Погосян Баяндур  
Краткая история парикмахерского дела Барнс Джулиан  
обложка книги Киоко Киоко

Киоко, двадцатилетняя японская девушка, приезжает в Нью-Йорк, чтобы встретиться с кубинцем Хосе, который двенадцать лет назад научил ее танцевать. Во времена ее детства он служил на военной базе США в Японии. Девушка мечтает возродить дружбу, которая была самым светлым воспоминанием ее детства Она появляется и исчезает, как легкий бриз, среди беженцев, изгнанников, больных СПИДом и гомосексуалистов….

Муроками Рю  
обложка книги Конец игры Конец игры

Душан Митана (род. в 1946) принадлежит к молодому поколению словацких писателей, пришедшему в литературу в начале 70-х гг. Его первая книга «Невезучие дни» вышла в свет в 1970 г., за ней последовали «Патагония» (1972) и «Ночные известия» (1976). Ему принадлежит также ряд сценариев для телевидения и кино. Произведения Митаны были отмечены литературными премиями, однако широкую известность принес писателю роман «Конец игры», в котором пристальное внимание к морально-этической проблематике, характерное и для прежних вещей этого автора, сочетается с острой иронией и элементами детектива.

Митана Душан  
Капитализм

Олег Лукошин родился в 1974 году в Горьковской области. Живет в Татарстане, в городе Нижнекамске. Работает корреспондентом в городской газете. Пишет с раннего детства, автор романов, повестей, рассказов. Печатался в журналах «Урал», «Бельские просторы» (Уфа), «Слова» (Смоленск), сборниках молодежной прозы.

Повесть-комикс «Капитализм», опубликованная в журнале «Урал», № 4, 2009 г., вошла в короткий список премии «Национальный бестселлер» 2010-го года.

Лукошин Олег  
обложка книги Консультант по дурацким вопросам Консультант по дурацким вопросам

В самой безвыходной ситуации он достанет вам центнер тротила, полтора кило пластиковой взрывчатки и три канистры резинового клея. Найдет танки и заставит их стрелять, куда вам надо. Одолжит у знакомых десяток спецназовцев на полдня и пистолет на всякий случай. Проследит, чтобы вы не подорвались на мине и вообще вас не убили.

Он не любит вышибать двери кувалдой и злится, когда бросают гранаты в холодильник.

Нет, он не Джеймс Бонд. Просто консультант по дурацким вопросам. Если вам нужна война и вы не знаете, как это делается, — Миша все организует.

Когда внезапно случится беда, он не задумываясь рискнет жизнью, защищая интересы своей страны.

Родина не скажет ему «спасибо». А напрасно.

Дивов Олег  
обложка книги Куда ты идешь, где ты была? Куда ты идешь, где ты была? Оутс Джойс Кэрол  
обложка книги Крокозябры (сборник) Крокозябры (сборник)

«Крокозябры» — новая книга прозы Татьяны Щербины, героям которой довелось жить в сумасшедшем XX веке. Выросшие в СССР оказались на рубеже веков в свободном плавании — их жизнь, такая привычная и понятная, на глазах стала превращаться в нечитаемые крокозябры. А родившаяся в Российской империи юная революционерка Виола Цфат (роман «Запас прочности») тоже очутилась в совсем другой стране — только сто лет назад…

Щербина Татьяна Георгиевна  
обложка книги Казино «Dog Ground» Казино «Dog Ground» Анисимов Андрей  
обложка книги Купол Купол

Когда перед молодым провинциальным гением математики открываются все возможные перспективы науки и карьеры в Москве, а на дворе — глубокий застой и зреют будущие диссиденты, — формулы и графики отходят на второй план.

Рушатся мечты родителей сделать сына научной элитой советского общества. Юный романтик ищет смысл жизни в запрещенной литературе, сомнительных женщинах и выпивке.

В конце концов он вынужден вернуться в свой родной городок и понять: нет звезд ближе, чем те, что у нас под ногами. И в поисках смысла жизни мы порой проходим мимо самого главного — семьи, земли, бога.

Варламов Алексей Николаевич  
обложка книги Крылья бедности Крылья бедности

Арон Тамаши — один из ярких и самобытных прозаиков, лауреат государственных и литературных премий ВНР.

Рассказы, весьма разнообразные по стилистической манере и тематике, отражают 40-летний период творчества писателя.

Тамаши Арон  
обложка книги Клиентка Клиентка

Герой романа, работая в парижском архиве, обнаруживает доносы, написанные во время немецкой оккупации на семью его близкого друга, погибшего в концлагере. Узнав имя доносчицы, герой начинает преследовать ее, чтобы выяснить причину ее поступка… Автор исследует сущность предательства, решает проблему морального выбора человека.

Ассулин Пьер  
обложка книги Как творить историю Как творить историю

Майкл Янг, аспирант из Кембриджа, уверен, что написал отличную диссертацию, посвященную истокам нацизма, и уже предвкушает блестящую университетскую карьеру. Для историка знание прошлого гораздо важнее фантазий о будущем, но судьба предоставляет Майклу совсем иной шанс: вместо спокойной, но скучной академической карьеры заново сотворить будущее, а заодно историю последних шести десятков лет. А в напарники ему определен престарелый немецкий физик Лео Цуккерман, чью душу изъела мрачная тайна, тянущаяся из самых темных лет XX века. С помощью машины времени, изобретенной Лео, они намерены подбросить в воду, которую глушит с похмелья Алоиз Гитлер, пилюли бесплодия. Но все оказывается совсем не так замечательно, как рисовала себе прекраснодушная парочка из английского академического рая. Мир действительно изменился. Коренным и невероятным образом. Вот только стал ли он лучше?..

Стивен Фрай, не изменяя своей саркастической манере, размышляет об истории, о природе зла и о том, что страшнее: абсолютное зло или добрая воля. Но вряд ли стоит искать в его книге ответы на глобальные вопросы. Фрай не отвечает, он спрашивает.


Фрай Стивен  
обложка книги Казнь Казнь Аскеров Лев  
Крылатый щен

Рассказ с конкурса «Уши-Лапы-Хвосты», 2005 на proza.ru

Лучшие рассказы, попавшие в Полуфинал

Семироль Анна  
Клан – моё государство 4

Четвёртая книга романа складывается из трёх коротких повестей, которые плавно перетекают в последнюю пятую книгу романа.

Китлинский  
обложка книги Клан – моё государство. Клан – моё государство.

Все фотографии поставленные мной к томам романа, взяты в журнале "АМУР" 2004, выпущенном ЗАО "Артель старателей "Амур" к 35-летию артели Издательским домом "Приамурские ведомости". 47020102000 – 24 К ____________________ БО – 97 ? Джон Джап Канга, 1997 1997 ? "Доля", 1997

Китлинский  
Клан – моё Государство 5 Китлинский  
Клан – моё государство 2. Китлинский  
Клан – моё государство 3. Китлинский  
обложка книги Коржик, или Интимная жизнь без начальства Коржик, или Интимная жизнь без начальства

Всякое совпадение фактов, фамилий, имен, отчеств, а также названия Театра Гоголя случайно. Ничего такого на самом деле не было, и вареная колбаса стоила два рубля двадцать копеек.

Некрасов Евгений  
обложка книги Когда мы не любим Когда мы не любим

Яркой страницей первого номера журнала «Поэзия, 21 век» стала новелла «Когда мы не любим…» известного драматурга, сценариста, члена Союза писателей России.

Сазанович Елена  
обложка книги Карлик Карлик Лагерквист Пер  
обложка книги Каждый год, в сентябре… Каждый год, в сентябре…

О творчестве Альберта Лиханова писатель Анатолий Алексин справедливо сказал, что оно «служит весенней поре человеческой жизни, которая отличается от обыкновенной тем, что никогда уж больше не возвращается».

Лиханов Альберт  
обложка книги Кухня Кухня

Героиня маленького романа современной японской писательницы Бананы Ёсимото больше всего на свете любит… кухни. Наверное, потому, что быть наедине с кухней — намного лучше, чем быть одной.

В центре этого повествования — человеческая душа, кухня человеческих отношений с близкими людьми и окружающим миром.

Банана Ёсимото приготовила свое блюдо с необыкновенным мастерством: ее прозу отличает скрытая чувственность и глубина. А способность превращать мелочи в нечто значительное наделяет ее писательский дар особым очарованием.


Перевод с японского Александра Кабанова.

Ёсимото Банана  
обложка книги Кровь и вода Кровь и вода

В книгу вошли рассказы современной японской писательницы Бананы Ёсимото. Ее прозу отличают легкость слога и необычайная психологическая глубина. Мистическое и реальное переплетаются на страницах книги, приоткрывая читателю тайны бытия, а мир вещей наделяется новым смыслом и сутью.


Перевод с японского — Elena Baibikov.

Ёсимото Банана Сборник рассказов «Ящерица», Short story collection «Lizard», Ящерица  
Кегельбан для безруких. Запись актов гражданского состояния Бацалев Владимир  
Кто найдет достойную жену, или опыты понимания текстов Римон Елена  
обложка книги Книжный вор Книжный вор

Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше.

Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова «коммунист», и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель.

Так девочка оказывается на Химмельштрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай.

«Книжный вор» — недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордеонисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне; и о множестве краж. Это книга о силе слов и способности книг вскармливать душу.

Иллюстрации Труди Уайт.

Зузак Маркус  
обложка книги Крупная рыба Крупная рыба

Дэниел Уоллес — «писатель, художник, укротитель аллигаторов», как он именует себя на сайте www.danielwallace.org. Трудясь каждый день по семь часов, за 13 лет он опубликовал 24 рассказа, а затем выпустил «Крупную рыбу: роман-миф», осыпанную восторгами критиков и ставшую бестселлером. Спустя пять лет режиссер Тим Бертон выпустил одноименный фильм. Это удивительная история о том, как сын умирающего Эдварда Блума собирает воедино легенды и мифы, окружавшие его отца — невероятные истории о невероятной жизни. Блум-старший рассказывает близким невероятные истории о своей невероятной жизни, а сын пытается разглядеть за фантазиями реальность, не понимая, что изъян не в рассказчике, а в нем самом…

Уоллес Дэниел  
обложка книги Кремлёвские нравы Кремлёвские нравы

Книга Дмитрия Шевченко — это талантливая, честная проза человека, помнящего о совести. Это своего рода вызов придворной журналистике. Автор, проработав несколько лет в пресс — службе Президента России, «зарисовал» свои впечатления, создал целую галерею образов «главных людей» Кремля и их окружения. События и ситуации, представленные в записках Дмитрия Шевченко, можно охарактеризовать и как трагическую летопись, и как откровенно анекдотические, и как «черный» юмор, доходящий до абсурда. Но самое главное — все эти картинки с натуры наблюдались и самим автором и его собеседниками, оказавшимися в «системе».

Шевченко Дмитрий  
обложка книги Коричные лавки. Санатория под клепсидрой Коричные лавки. Санатория под клепсидрой Шульц Бруно , Иллюминатор  
обложка книги Коллеги Коллеги

Это повесть о молодых коллегах — врачах, ищущих свое место в жизни и находящих его, повесть о молодом поколении, о его мыслях, чувствах, любви. Их трое — три разных человека, три разных характера: резкий, мрачный, иногда напускающий на себя скептицизм Алексей Максимов, весельчак, любимец девушек, гитарист Владислав Карпов и немного смешной, порывистый, вежливый, очень прямой и искренний Александр Зеленин. И вместе с тем в них столько общего, типического: огромная энергия и жизнелюбие, влюбленность в свою профессию, в солнце, спорт.

Аксенов Василий Павлович  
обложка книги Конгресс Конгресс

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозыпоздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Кто убил Паломино Молеро? Кто убил Паломино Молеро?

Всемирно известный перуанский писатель Марио Варгас Льоса является одним из крупнейших прозаиков Латинской Америки. В своей детективной повести автор использует историю убийства молодого певца для исследования зыбких границ истины и справедливости.

Льоса Марио Варгас  
обложка книги Корабль отстоя Корабль отстоя

Замечательный прозаик Александр Покровский в своей новой книге предстаёт перед читателем не только в привычном амплуа рассказчика, чья искромётная интонация угадывается моментально, но и как автор повести «Жилой», где через биографию и памятные подробности оживает прошлое, потерянное в реальности неумолимого времени, но сохранённое сердечной памятью навсегда.

Покровский Александр Михайлович  
Косточка авокадо Щербакова Галина  
обложка книги Кошка и человек Кошка и человек Штритматтер Эрвин  
обложка книги Кабала Кабала Потёмкин Александр  
обложка книги Крестьянин и тинейджер Крестьянин и тинейджер

С каждым новым романом превосходный стилист, мудрец и психолог Андрей Дмитриев («Закрытая книга», «Дорога обратно», «Поворот реки», «Бухта радости») сокращает дистанцию между своими придуманными героями и реальными современниками. В «Крестьянине и тинейджере» он их столкнул, можно сказать, вплотную — впечатление такое, что одного («тинейджера») только что повстречал на веселой Болотной площади, а другого («крестьянина») — в хмурой толпе у курской электрички. «Два одиноких человека из параллельных социальных миров должны зажечься чужим опытом и засиять светом правды. Вот только с тем, что он осветит, им будет сжиться труднее, чем друг с другом» (Валерия Пустовая).

Дмитриев Андрей Викторович  
обложка книги КОГИз. Записки на полях эпохи КОГИз. Записки на полях эпохи

КОГИз, позабытая аббревиатура… В советские годы КОГИзами называли книжные магазины, служившие местом встреч интеллигенции. Книга известного писателя Олега Рябова – цельное и необычное полотно, изображающее послевоенную советскую жизнь. Имена многих героев романа известны всей стране: Лев Ландау, Василий Сталин, Константин Симонов… Но рядом с ними живут не менее любопытные товароведы, врачи, бездомные бродяги, сюжетные линии которых пересекаются, расходятся и снова соприкасаются друг с другом, как и музыкальные темы в сюите.

Рябов Олег Алексеевич  
обложка книги КРИТИЧЕСКАЯ МАССА ЯДЕРНОГО РАСПАДА. книга первая. КРИТИЧЕСКАЯ МАССА ЯДЕРНОГО РАСПАДА. книга первая.

Повесть в трёх книгах:


ПРЕДИСЛОВИЕ;

Книга первая

- ГАРДЕМАРИНЫ ПОДВОДНОГО ПЛАВАНИЯ;

Книга вторая

- ОФИЦЕРЫ СОВЕТСКИХ ПОДВОДНЫХ КРЕЙСЕРОВ;

Книга третья

- КОМАНДИР ПОДВОДНОГО АТОМНОГО РАКЕТОНОСЦА.


Книга основана на реальных событиях, в которых принимал участие автор. Это - не мемуары и не автобиография. Повесть является художественным вымыслом. В ней рассказывается о судьбе моряка-подводника и всерьёз, и с солёным морским юмором. И очень точно описано, как это было в жизни многих морских офицеров, и какова она, служба подводника.

Середина шестидесятых годов двадцатого столетия. Город Великого Петра на Неве. Как «пиджаки» становились курсантами Высшего военного морского училища подводного плавания.

Конец лагерного сбора. Переезд в Ленинград. Посвящение в курсанты. Новые знакомства. Начало учебного процесса.

Жизнь продолжается. Первое увольнение в город Ленинград. О традициях вообще и Военно-морских – в частности. Спорт в стенах училища.

Хозяйственные работы. Вкус овощей и цена тепла. Что такое часовой. Потери продолжаются. Клуб и культурная жизнь курсантов.

Зачёты и экзамены – дело серьёзное. Строевая подготовка в училище. Первая курсантская весна и первый отпуск.

Как Антон провёл свой первый отпуск. Возвращение в Ленинград.

Начало нового учебного года. Подготовка и участие в параде войск в честь 50-летия Октябрьской революции на Красной площади в Москве. Москвичи и курсанты.

Ленинград. Жизнь продолжается и учёба так же. Постижение первых азов профессии подводника. Госэкзамены по общеобразовательным дисциплинам. Первая практика на надводных кораблях Балтийского Флота.

Сколько пота нужно пролить для того, чтобы стать моряком. Лето, ещё один отпуск. Подводная лодка – корабль сложнейший.

Дни учёбы, радостей и огорчений. Практика на кораблях Северного Флота. Посвящение в подводники.

Курсанты выпускного курса морского училища – гардемарины. Время, учёба, любовь – жизнь продолжается.

Гардемарины – мичманы Флота Советского Союза. Последняя весна курсантов выпускного курса училища в городе Ленинграде. Стажировка на Северном Флоте. Первое офицерское звание.

Козинский Анатолий Владимирович  
обложка книги Кики ван Бетховен Кики ван Бетховен

Случалось ли вам беседовать с маской — да-да, не удивляйтесь — с маской Людвига ван Бетховена? А вот старушка Кики, героиня новой повести Эрика-Эмманюэля Шмитта «Кики ван Бетховен», не просто беседует с изображением, купленным на блошином рынке. После ряда забавных и грустных событий она в конце концов начинает слышать музыку композитора. Воскресают угасшие чувства и полузабытые секреты. Кики и ее друзья постигают великий урок глухого гения — урок радости.

Шмитт мастерски смешивает юмор и нежность. Однако это не только дань уважения великому композитору-гуманисту, отстаивавшему высшее предназначение человека. Повести писатель предпосылает эссе «Подумать только: Бетховен умер, а столько кретинов живы…», где размышляет о том, какую роль в его собственной жизни сыграла музыка Бетховена, о том, как великое искусство способно преобразить повседневную жизнь.

К книге приложен диск с произведениями Бетховена, выбранными Э.-Э. Шмиттом.

Шмитт Эрик-Эмманюэль  
обложка книги Крабы в консервной банке Крабы в консервной банке

Этот рассказ был опубликован в журнале «Иностранная литература» в 70-х годах XX века.

ден Ойл Боб  
обложка книги Крысы Крысы

Известный испанский писатель Мигель Делибес (р. 1920) полагает, что человек обретает силу, свободу и счастье только в единении с природой. Персонажи его романа «Крысы» живут в адских условиях, но воспринимают окружающее с удивительной мудростью и философским спокойствием.

Делибес Мигель  
обложка книги Кто помнит о море Кто помнит о море

Мухаммед Диб — крупнейший современный алжирский писатель, автор многих романов и новелл, получивших широкое международное признание.

В романах «Кто помнит о море», «Пляска смерти», «Бог в стране варваров», «Повелитель охоты», автор затрагивает острые проблемы современной жизни как в странах, освободившихся от колониализма, так и в странах капиталистического Запада.

Диб Мухаммед  
обложка книги Катерина Катерина

Аарон Аппельфельд, один из самых читаемых израильских авторов, родился в Черновцах. В годы войны скитался по Бессарабии и Буковине, скрываясь от немцев и румын. В пятнадцать лет приехал в Палестину. Живет в Иерусалиме. Основная тема произведений Аппельфельда — непостижимость Холокоста, ужас слепой ненависти к евреям. Многие произведения писателя автобиографичны, в том числе и навеянный воспоминаниями детства роман «Катерина».

Это поразительная история украинской крестьянки, рассказанная от ее имени. После смерти матери Катерина покидает родной дом и оказывается в услужении в еврейской семье. Оставаясь христианкой, она привязывается к окружающим ее людям, с ужасом видит, как гибнут они от погромов. Несправедливость и жестокость сородичей по отношению к евреям приводит к тому, что своего единственного сына она старается воспитать в еврейской традиции. Потеряв сына, пережив каторгу, на склоне лет она возвращается в свою деревню, где живет светлыми воспоминаниями о давно ушедших людях.

Аппельфельд Аарон  
обложка книги Казки Лірника Сашка Казки Лірника Сашка

Олександр Власюк більше відомий як лірник Сашко – але знають його і як музиканта гурту "Вій". Лірник Сашко,

 власне, є сьогодні одним з самих відомих складачів та оповідачів казок на Україні – і через те, що постійно

 приймає участь у всіляких фестивалях, і через те, що диски ось видає. Але насамперед через те, що казки

 складає – вправні, і розповідає їх – живо, цікаво. То коли сам розповідає. А коли на диску – то ще краще

 воно все звучить, бо тут не тільки талант оповідача грає, і не тільки ліра звучить. Тут тобі і десь із десяток

 інструментів всіляких – гітара, дудук, сопілка, дримба та варган, акордеон, флейта, скрипка тощо. Тут тобі і

 друзі допомагають добре – розмальовують оповідь і співом гарним, і голосами животини всякої, і шумом веселим.

 Тут тобі, задля різноманітності, і мови братські звучать на додаток – бо співають не тільки українською, а й

 болгарською, сербською, молдавською. Небагато, щоправда, та все ж-таки приємно. Але все одно головне –

 розповідь, і саме за гарну розповідь люблять лірника Сашка і діти, і дорослі. Для дітей його казки –

 як яскраві картинки. А для дорослих – як скарбниці пізнавальні, з яких багато чого дізнатися та згадати можна.

Лірник Сашко  
обложка книги Кедровая Бухта Кедровая Бухта

Оливия Локхарт, судья из маленького городка Кедровая Бухта, постоянно в центре событий и водовороте переживаний. Не ладится личная жизнь у ее взрослой дочери — Джастин боится открыть свое сердце большой любви, подменяя ее удобными отношениями. Общественное мнение городка будоражит принятое судьей нетривиальное решение, но, помня всю горечь своего развода, Оливия все-таки заставляет молодых супругов Яна и Сесилию, чьи отношения разладились после смерти новорожденной дочери, еще раз подумать, прежде чем расстаться. Оливия старается поддержать и подругу Грейс, которую оставил муж, причем повел себя так странно, что поступок его потряс родных и знакомых. Мать Оливии Шарлота, несмотря на почтенный возраст, очень энергичная дама, занялась делом благородным, но противоречащим букве закона. И наконец, сама Оливия готова полюбить вновь, и все так хорошо складывалось… Но ее мужчина что-то скрывает, Оливия же не терпит недомолвок…

Макомбер Дебби , Кедровая бухта  
Как рождаются легенды Дорохин Сергей  
обложка книги Критика Критика Кельман Даниэль  
обложка книги Коллекционер Коллекционер

«Коллекционер» — один из самых известных романов Фаулза, хотя и уступает в громкой славе «Волхву» и неистовому «Червю». Но, быть может, именно этот спокойно-раздумчивый роман, сопоставимый по внутренней экспрессии с прозой Уильяма Голдинга, создает вполне отчетливое представление о философско-эстетической концепции Фаулза...

Фаулз Джон  
обложка книги Коломбине дозволено все Коломбине дозволено все

Если мужчины видят в тебе не женщину, а «своего парня» или «боевого коня», если в твоей жизни нет и следа романтики, значит, пора в ней что-то менять. Например, согласиться на Карнавал и на его девиз, гласящий, что «Коломбине дозволено ВСЕ!»

Трускиновская Далия  
обложка книги Кучук-Ламбат Кучук-Ламбат

«Моя вина» – сборник «малой прозы» о наших современниках. Её жанр автор определяет как «сентиментальные повести и рассказы, написанные для людей, не утративших сердца в наше бессердечное время».

Бабаян Сергей Геннадьевич  
обложка книги Красный Таймень Красный Таймень

Аскольд Якубовский сибиряк. Он много лет работал топографом, что дало ему материал для большинства книг. Основная тема произведений А. Якубовского — взаимные отношения человека и природы, острота их, морально-этический аспект. Той же теме посвящены книги «Чудаки», «Не убий», «Тринадцатый хозяин», «Мшава», «Аргус-12», «Багряный лес», «Красный Таймень», выходившие в Новосибирске и Москве. Предлагаемая книга «Возвращение Цезаря» является в какой-то мере и отчетной, так как выходит в год пятидесятилетия автора.


Рассказ из сборника «Возвращение Цезаря» (1975).


Содержание сборника:

Повести:

Четверо [др. название — История четырех] (1975)

В лесной сторожке (1977)

Браконьеры (1977)

Дом (1966)


Рассказы:

Чудаки (1965)

Лобастый (1969)

Ветер (1965)

Фрам (1977)

Красный Таймень (1966)

Возвращение Цезаря (1977)

Несколько слов о себе (от автора)

Якубовский Аскольд Павлович  
обложка книги Книга Асты Книга Асты

1905 год. Аста и Расмус Вестербю приезжают из Дании в Лондон вместе с двумя сыновьями. Расмус постоянно разъезжает по делам, и его жена в одиночестве ведет дневник. Изданный через семьдесят лет, этот дневник становится не просто личными мемуарами, но единственной ниточкой, способной привести к разгадке запутанных тайн. Захватывающая двойная детективная история, растянувшаяся почти на век. История жизни, рассказанная в дневниках, тесно переплетается с судьбой потомков и совершенно посторонних на первый взгляд людей. Убийство, пропавший ребенок, личные секреты, любовь и ненависть — хитрый узор, вытканный Судьбой. Каждый шаг к разгадке становится новой тайной, ключи к которой скрыты между строк, написанных много лет назад.

Роман Барбары Вайн (литературный псевдоним королевы британского детектива Рут Ренделл) «Книга Асты» — впервые на русском языке.

Вайн Барбара  
обложка книги Король Шломо Король Шломо

Давид Малкин – автор восьми книг и более сотни публикаций, обладатель нескольких престижных литературных премий.

Роман «Король Шломо» входит в серию романов-биографий древнееврейских королей «Золотой век еврейской истории», написанных Давидом Малкиным за 25 лет его жизни в Израиле. Все книги основаны на летописях Танаха («Ветхого Завета»), сочинениях древних и современных религиозных мыслителей, а также на новых открытиях историков и археологов.

Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся древнееврейской историей.

Малкин Давид  
Казейник Анкенвоя

Новый роман Олега Егорова, публикуемый на Либрусеке вслед за «Вепрем» и

Девятым чином», способен ввергнуть даже самых преданных поклонников творчества автора в состояние, лучше всего определяемое коротким словом «шок». Что произошло? Мы помним изящно-абсурдных, восходящих к традициям Кэрролла и Милна «Подбитых ветром», безысходно-мрачного, пугающего своим мистическим реализмом «Вепря», головокружительную детективную интригу «Смотрящих вниз», абсурдные злоключения героя «Девятого чина», потерявшего своего ангела-хранителя…

На таком фоне «Казейник Анкенвоя» поражает не только предельной (а часто и запредельной), исповедальной откровенностью, но и необычным для жанра романа ужасов обилием чёрного юмора, иногда совершенно зашкаливающим. Роман ещё до своей публикации вызвал немалый скандал: современники автора, чуть ли не анатомически описанные в «Казейнике», обвинили Егорова в клевете, безмерном цинизме, мизантропии, русофобии и других смертных грехах (впрочем, подобные обвинения ещё со времён «Вепря» сделались вполне традиционными). К сожалению или к счастью для них, «Казейник Анкенвоя» адресован совсем другой возрастной аудитории – нынешней думающей молодёжи. И все же «Казейник» оставляет двойственное впечатление. Что в сухом остатке? Крайняя озлобленность автора, вызванная окружающей реальностью, или все-таки глубокое предвидение неизбежных и чудовищных последствий нашей беспечности?

Роман во многом автобиографичен, как и все тексты Егорова, бескомпромиссен и выделяется редким в современной русской литературе вниманием к слову (черта, ставшая визитной карточкой автора).

«Читать правду о себе неприятно. И тяжело», - пишет Олег Егоров.

Но оно того, поверьте, стоит.

Егоров Олег Александрович  
обложка книги Крестьянин и тинейджер (Журнальный вариант) Крестьянин и тинейджер (Журнальный вариант)

Деревня Сагачи, в отличие от аллегорической свалки, — место обитания вполне правдоподобное, но только и оно — представительствует за глубинную Русь, которую столичный герой послан пережить, как боевое крещение. Андрей Дмитриев отправляет к «крестьянину» Панюкову «тинейждера» Геру, скрывающегося от призыва.

Армия, сельпо, последняя корова в Сагачах, пирамида сломавшихся телевизоров на комоде, пьющий ветеринар — все это так же достоверно, как не отправленные оставшейся в Москве возлюбленной электронные письма, как наброски романа о Суворове, которыми занят беглец из столицы. Было бы слишком просто предположить во встрече намеренно контрастных героев — конфликт, обличение, взаимную глухоту. Задав названием карнавальный, смеховой настрой, Дмитриев выдерживает иронию повествования — но она не относится ни к остаткам советского сельскохозяйственного быта, ни к причудам столичного, интеллектуального. Два лишних человека, два одиночки из параллельных социальных миров должны зажечься чужим опытом и засиять светом правды. Вот только с тем, что он осветит, им будет сжиться труднее, чем друг с другом.


Дмитриев Андрей Викторович  
обложка книги Крайний Крайний

Маргарита Хемлин — финалист национальной литературной премии «Большая книга — 2008», лонг-лист «Большой книги — 2010». Ее новый роман — о войне. О времени, когда счастье отменяется. Маленький человек Нисл Зайденбанд и большая бесчеловечная бойня. Выживание и невозможность жизни после того, как в войне поставлена точка. Точка, которая оказалась бездной.

Хемлин Маргарита  
Коста Брава

Доктор Фриц Бернар, нидерландский ученый-психолог, занимающийся проблемами сексологии, известен не только в своей стране, но и за ее пределами. Он опубликовал множество исследовательских работ, основная тема которых-педофилия.

Под псевдонимом Виктор Серватиус, он публикует в 1960 году на нидерландском языке новеллу «Коста Брава», об отношениях между мужчиной и тринадцатилетним мальчиком.

Переведенная на многие языки и ставшая настоящим бестселлером, в основу книги положены многие реальные события, освещавшиеся тогда в международной прессе.

Именно по этой причине, переводчик счел для себя необходимым перевести эту новеллу на русский язык для лиц, интересующихся сексуальностью личности и развитиями современных нравов.

Бернар Фриц  
обложка книги Конвеер Конвеер

История молодежной бригады, терроризировавшей нерусское население Петербурга (основано на реальных фактах). Акции записывались на видео, которые выкладывались в интернете. Преступное ремесло не давало сбоев – благодаря уникальным способностям бригадира, а также тому, что многие жертвы были нелегалами, и такие эпизоды не попадали в милицейскую статистику. Безнаказанность породила ещё больший беспредел, бригадир стал чувствовать себя дежурным по стране и первым обязанным перед Родиной, задача которого – установить расовое единство государства. Фактически он встал на путь политического экстремизма. Ему удалось организовать массовые беспорядки в центре города в день футбольного матча с кавказской командой. Итог получился трагическим как для основы бригады, так и для многих ни в чем не повинных граждан. А получившимся общественным резонансом воспользовались ловкие коммерсанты и политики.

Московцев Федор, Московцева Татьяна  
обложка книги Коллекционер сердец Коллекционер сердец

Зловещие тени прошлого, выступающие из ночной тьмы…

Страх, притаившийся в тайных уголках души, вновь и вновь оживающий в причудливых кошмарах

Мучительные, по сути кафкианские, парадоксы воспаленного сознания и мистически-странные метаморфозы обычных, казалось бы. вещей…

Все это – в великолепных готических рассказах Джойс Кэрол Оутс стилистически безупречных и в то же время шокирующих, откровенных в своей натуралистичности, но неизменно высокоинтеллектуальных.

Оутс Джойс Кэрол  
обложка книги Как быть любимой Как быть любимой

Повесть построена как внутренний монолог героини, летящей в самолете из Варшавы в Париж (лишь изредка перебиваемый коротким диалогом с соседом-попутчиком). Мысль героини обращается к разным всплывающим в памяти эпизодам ее жизни. Вместе с героиней повести Брандыса читатель подходит к ответу на вопрос, заключенный в ее заглавии: человеку недостаточно для счастья внутреннего ощущения собственной правоты, ему всегда необходимы поддержка, признание, по крайней мере, внимание со стороны других людей.

Брандыс Казимеж  
обложка книги Книга мертвых-2. Некрологи Книга мертвых-2. Некрологи

Здесь Лимонов продолжает начатый в "Книге мертвых" печальный список людей, которые, покинув этот мир, все равно остаются в багаже его личной памяти...

Лимонов Эдуард  
обложка книги Коллекционер стеклянных глаз Коллекционер стеклянных глаз Хиггинс Фиона Истории Зловещего города  
обложка книги Красный дом Красный дом

В рабочий поселок машиностроительного завода, застроенный старыми домами, переехал новый житель — ещё одни рабочие руки для конвейера. Но ему достаточно было перекрасить серый дом в пожарно-красный цвет, чтобы изменить соседей, улицу, чужую жизнь…

МакКаммон Роберт Рик Синий мир  
обложка книги Королёв Королёв

Не верьте названию — это не документальная биография, это фантастический роман.

Не верьте впечатлению — в этом романе нет выдумки, в нем есть только правда.

В жизни Сергея Павловича Королева они слились неразрывно — жесткая правда жизни и безоглядный рывок в небо. Этот человек всегда был впереди собственных достижений. Пилотируя первый планер, он думал о реактивном двигателе. Запуская первые ГИРДовские ракеты, мечтал об орбитальных полетах. Готовя советскую программу пилотируемых полетов на Луну, он намечал следующий рубеж…

Может быть, это был Марс, может быть — что-то другое. Но это был рубеж, который, он знал, может и должен быть взят. Потому что в стремлении к цели человека не могут остановить никакие трудности.

Его могут остановить только другие люди…

Чертанов Максим  
обложка книги Космос, нервная система и шмат сала Космос, нервная система и шмат сала

В рассказах Василия Шукшина оживает целая галерея образов русского характера. Автор захватывает читателя знанием психологии русского человека, пониманием его чувств, от ничтожных до высоких; уникальным умением создавать образ несколькими штрихами, репликами, действиями.

В книге представлена и публицистика писателя — значимая часть его творчества. О законах движения в кинематографе, о проблемах города и деревни, об авторском стиле в кино и литературе и многом другом В.Шукшин рассказывает метко, точно, образно, актуально.

Шукшин Василий Макарович  
Кои сме ние? Мегре Владимир Анастасия  
обложка книги Книга Легиона (Журнальный вариант) Книга Легиона (Журнальный вариант)

 Героиня романа, следователь прокуратуры, сталкивается с серией внезапных самоубийств вполне благополучных и жизнерадостных людей. Постепенно она вынуждена прийти к выводу, что имеет дело с неким самозванным интеллектуальным божеством или демоном, для поддержания собственной стабильности нуждающимся, подобно древним кровожадным богам, в систематических кровавых жертвоприношениях. Используя любые зацепки, действуя иногда почти вслепую, используя помощь самых разных людей, от экстрасенсов до компьютерных гениев, героиня романа на ходу вырабатывает стратегию и тактику войны с непостижимым и беспощадным врагом.

Подольский Наль  
Край земли Городсков Антон  
обложка книги Крепость сомнения Крепость сомнения

«Крепость сомнения» – это роман, которого еще не было в современной отечественной литературе. Перед читателем произведение, жанр которого определить невозможно: это одновременно и роман-адюльтер, и роман-исследование русской истории. Географическая карта с загадочными названиями, нарисованная в начале Гражданской войны в офицерской тетрадке, оказывается для главных героев романа мостом между прошлым и настоящим. Постоянная смена фокуса и почти кинематографический монтаж эпизодов создают редкий по силе эффект присутствия. Эта в полном смысле слова большая книга обещает стать событием в литературной жизни.

Уткин Антон  
Киевский торт

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...

Пронин Виктор  
обложка книги Когда улетают ласточки Когда улетают ласточки

Антонио Алвес Редол – признанный мастер португальской прозы.

"Даже разъединенные пространством, они чувствовали друг друга. Пространство между ними было заполнено неудержимой любовной страстью: так и хотелось соединить их – ведь яростный пламень алчной стихии мог опалить и зажечь нас самих. В конце концов они сожгли себя в огне страсти, а ветер, которому не терпелось увидеть пепел их любви, загасил этот огонь…"

Редол Антонио Алвес  
обложка книги Коровка, коровка, дай молочка Коровка, коровка, дай молочка

Повесть полна драматизма и трагических событий, но выдержана в оптимистическом ключе и, каждый, кому сейчас трудно, найдёт в ней отдушину и увидит свет в конце тонеля.

Семенов Анатолий Семенович  
обложка книги Кольт полковника Резерфорда Кольт полковника Резерфорда

Джимми Гай и Рита Уайтлоу торгуют оружием. Не любым, а коллекционным, имеющим историческую ценность. На очередной «стрелковой ярмарке» им предлагают на продажу кольт, некогда принадлежавший легендарному лидеру местных неофашистов, вдова которого ставит одно условие: пистолет не должен попасть в руки его преемнику. Но Джимми видится совершенно другая история – история любви, ревности и убийственных страстей на колониальной Кубе...

Шепард Люциус  
Кошка на дороге Токарева Виктория  
обложка книги Компаньонка Компаньонка

Чем отличается взрослый от ребенка? Насколько способен любить человек, не признающий никаких ограничений свободы? Способен ли услышать другого и любить эгоист, который присутствует в каждом из нас?

«Для сопровождения ребёнка в длительном морском путешествии требуется компаньонка». Газетное объявление о работе стало началом тернистых взаимоотношений дерзкой двенадцатилетней девочки и молодой женщины, которая сумела растопить лед маленького сердца.

«Она — зверек, дикий зверек без страха и памяти…». Однако этот избалованный подросток, терзаемый взрослым одиночеством — грустный художник, которому есть, что сказать миру.

Внимание: !!! на стр.33 печатного издания отсутствует часть текста!!!

Магден Перихан  
обложка книги Как стать добрым Как стать добрым

Как стать хорошим человеком — тем, кем ты желаешь быть, и при этом не угодить в сумасшедший дом? Этот вопрос решает врач-терапевт Кейти Карр, муж которой внезапно ступил на «опасный и скользкий путь добра».

Хорнби Ник  
обложка книги Крутая дамочка или Нежнее чем польская панна Крутая дамочка или Нежнее чем польская панна

Её проза – изящная, задорная и оптимистичная. Ее по праву ставят в пятерку самых известных авторов, пишущих о взаимоотношениях мужчины и женщины.

И если у вас дурное настроение, или депрессия и жизнь совсем не в радость, то вам помогут романы Екатерины Вильмонт!

Вильмонт Екатерина Николаевна  
Клещ Алексеев Сергей Трофимович  
Квадро

Аннотация: Сборник рассказов: Проза. Пять рассказов, и за каждым реальная история, пусть и приукрашенная.

Нечаев Евгений Алексеевич  
обложка книги Критическая цепь Критическая цепь

Независимо от отрасли, компании, работающие в проектной среде, сталкиваются с одними и теми же нежелательными явлениями: исходные сроки, заложенные в план неточны; не хватает времени для завершения работ; нужные ресурсы часто недоступны; сотрудникам сложно устанавливать приоритеты между проектными и текущими процессными задачами; часто возникает превышение бюджета; весьма много изменений возникает на протяжении выполнения работ. Обычно, менеджеры компаний стараются устранить негативное влияние каждого из них по отдельности. Автор книги определил названные нежелательные явления как последствия ошибок, заложенных еще на этапе планирования. Четкая последовательность новых идей относительно планирования и контроля выполнения проектов, построенных на принципах Теории Ограничений Систем (ТОС), названных технологией Критической Цепи, позволит читателям продолжительности сроков выполнение проектов. Книга написана в форме увлекательного художественного романа, что позволяет быстро передать знание и понимание парадигмы Критической Цепи среди большого коллектива компании.

Книга «Критическая цепь» написана в форме увлекательного художественного романа, что позволяет быстро передать знание и понимание парадигмы Критической Цепи среди большого коллектива компании.

«Критическая цепь» — динамичный и захватывающий бизнес-роман Эли Голдратта, оказал на управление проектами такое же влияние, как и его другие книги — на управление производством, стратегическое управление и маркетинг. Его идеи радикально изменили представления об управлении организацией и практику управления по всему миру.

Голдратт Элияху М  
обложка книги Клоун с Осенью в Сердце Клоун с Осенью в Сердце

Краткой оказалась творческая жизнь Леонида Енгибарова (1935–1972) — боксера с душой поэта, клоуна и философа, но столько было сделано в цирковой клоунаде, пантомиме на эстраде, в литературе, что его судьба стала легендой. Миниатюры Енгибарова — выплеснутая на лист боль автора — проникнуты мягким лиризмом, подкупают задушевностью, непосредственностью видения окружающего мира.

Енгибаров Леонид  
обложка книги Код Андрея Рублева Код Андрея Рублева

Умеем ли мы видеть, а не просто смотреть? Умеем ли понимать то, что когда-то сочли очевидным?

Школьник из Мурманска приезжает в Москву, и тут его ждут события, которые в конечном итоге полностью изменят его мировоззрение.

Ему придется научиться разгадывать загадки древних икон, познать тайны русских боевых искусств, сражаться со скинхедами, путешествовать, совершать чудеса… А потом узнать о себе нечто потрясающее и под конец разрешить самый главный вопрос: как же теперь жить, если по-старому жить уже никак не получается?..

Максимова Надежда Семеновна  
Кокон Немец Евгений  
обложка книги Камера наезжает! Камера наезжает!

…Своего ангела-хранителя я представляю в образе лагерного охранника – плешивого, с мутными испитыми глазками, в толстых ватных штанах, пропахших табаком и дезинфекцией вокзальных туалетов.

Мой ангел-хранитель охраняет меня без особого рвения. По должности, согласно инструкции…

Признаться, не так много со мной возни у этой конвойной хари. Но при попытке к бегству из зоны, именуемой «жизнью», мой ангел-хранитель хватает меня за шиворот и тащит по жизненному этапу, выкручивая руки и давая пинков. И это лучшее, что он может сделать…

Дина Рубина

Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Команда, которую создал я Команда, которую создал я

Эта книга – первый экономический роман в России, который сразу же после выхода стал культовым в отечественном бизнесе. Здесь есть все, с чем сталкивается человек, стремящийся стать лидером, сделать успешную карьеру, создать эффективную команду сотрудников в любой компании. Это откровенный рассказ о рекламном бизнесе, основанный на реальных событиях, в котором все как в жизни: поражения, успехи, конфликты, лицемерие, цинизм…

У кого-то эта книга вызовет восторг, у кого-то возмущение, но никого не оставит равнодушным.

Ермак Александр  
Кремниевый Моцарт Смоленский Вадим  
обложка книги Корень и дикий цветок Корень и дикий цветок

Арон Тамаши — один из ярких и самобытных прозаиков, лауреат государственных и литературных премий ВНР.

Рассказы, весьма разнообразные по стилистической манере и тематике, отражают 40-летний период творчества писателя.

Тамаши Арон  
Кнопка Веллер Михаил  
Колечко Веллер Михаил  
Карьера в никуда Веллер Михаил  
обложка книги Когда боги глухи Когда боги глухи

Во второй книге трилогии автор продолжает рассказ о семье Андрея Абросимова, андреевского кавалера. В романе, который охватывает период с конца Великой Отечественной войны до середины 70-х годов, действуют уже дети и внуки главы семьи. Роман остросюжетен, в нем есть и детективная линия. Показывая жизнь во всем ее разнообразии и сложности, автор затрагивает и ряд остросоциальных вопросов.

Козлов Вильям Андреевский кавалер  
обложка книги Книга теней Книга теней

Сначала создается впечатление, что автор «Книги Теней» просто морочит читателю голову. По мере чтения это впечатление крепнет... пока читатель в конце концов не понимает, что ему и в самом деле просто морочат голову. Правда, к данному моменту голова заморочена уже настолько, что читатель перестает обращать на это внимание и начинает обращать внимание на другое.

«Книге теней» суждено было пролежать в папке больше десяти лет. Впервые ее напечатал питерский журнал «Постскриптум» в 1996 году, после чего роман выдвинули на премию Букера. Кто-то находит в этой книге дух «Мастера и Маргариты», кто-то — дух «Альтиста Данилова». Так это или не так, судить Вам. Но «Книга Теней», несомненно, перекликается с ними в одном — в искусстве завораживать. «Знаки, знаки... <...> — говорит один из героев книги, — Подлинные знаки — вот чего мы напрочь не умеем воспринимать.» И мы оглядываемся вместе с героями и ищем эти знаки, которые посылает нам судьба. Самое интересное, что находим.

Еще у этой книги есть удивительная особенность: в какой бы момент Вы ее не открыли, на любой странице, Вы всегда найдете те слова, которые Вам нужны — именно здесь и сейчас.

Клюев Евгений Васильевич  
обложка книги Книга теней. Роман-бумеранг Книга теней. Роман-бумеранг

Сначала создается впечатление, что автор "Книги Теней" просто морочит читателю голову. По мере чтения это впечатление крепнет... пока читатель в конце концов не понимает, что ему и в самом деле просто морочат голову. Правда, к данному моменту голова заморочена уже настолько, что читатель перестает обращать на это внимание и начинает обращать внимание на другое.

"Книге теней" суждено было пролежать в папке больше десяти лет. Впервые ее напечатал питерский журнал "Постскриптум" в 1996 году, после чего роман выдвинули на премию Букера. Кто-то находит в этой книге дух "Мастера и Маргариты", кто-то - дух "Альтиста Данилова". Так это или не так, судить Вам. Но "Книга Теней", несомненно, перекликается с ними в одном - в искусстве завораживать. "Знаки, знаки... <...> - говорит один из героев книги, - Подлинные знаки - вот чего мы напрочь не умеем воспринимать." И мы оглядываемся вместе с героями и ищем эти знаки, которые посылает нам судьба. Самое интересное, что находим.

Еще у этой книги есть удивительная особенность: в какой бы момент Вы ее не открыли, на любой странице, Вы всегда найдете те слова, которые Вам нужны - именно здесь и сейчас.

Клюев Евгений Васильевич  
обложка книги Как писать книги Как писать книги Кинг Стивен  
обложка книги Корабли-самоубийцы Корабли-самоубийцы Кирога Орасио  
Коммунальная квартира Кунин Владимир  
обложка книги Клад Клад Кунин Владимир  
Как поживаешь, шурави? Кривенко Виталий Яковлевич  
обложка книги Конец Арбата Конец Арбата

Хорошая, качественная проза в наше время — редкость. Проза Климонтовича как раз и является такой редкостью.

Впервые повесть была опубликована в журнале «Октябрь» 2000 № 4

Климонтович Николай  
обложка книги Кремлевская жена Кремлевская жена

Таинственное покушение на первую леди нашей страны…

Покушение, на первый взгляд не имеющее ни мотивов, ни логики, ни смысла… Что это? Это – загадочные хитросплетения кремлевских заговоров. Это – невероятные приключения в лабиринтах власти. Это – юмор там, где его не может быть, и интриги там, где быть их никак не должно. Это – подлинный политический детектив Новой России!

Роман опубликован в США, Германии, Японии, Голландии и других странах.

Тополь Эдуард Владимирович  
обложка книги Кысь Кысь

«Кысь» – литературное открытие последних лет. За этот роман Татьяна Толстая была удостоена премии «Триумф».

Толстая Татьяна  
обложка книги Кто все расскажет Кто все расскажет

Одиннадцатый роман Чака Паланика. Одиннадцатый «бестселлер для интеллектуалов», в котором он изощренно и зло иронизирует над темой «Пигмалиона и Галатеи», а заодно — и над реалиями Голливуда. «Вечная неудачница» и вечный Пигмалион — престарелая Хейзи Куган, некрасивая и немыслимо одаренная актриса, чьим истинным призванием стало делать суперзвезд из бездарных старлеток. Ее любимая подопечная — ослепительная красавица и столь же ослепительная дура Кэтрин Кентон, которую вечно награждают за ничем не примечательные роли, вечно обольщают и используют, вышучивают — и обожают. И, наконец, — хваткий, циничный альфонс Уэбстер, у которого на Кэтрин Кентон — весьма далеко идущие планы… Из такого треугольника может выйти практически все, что угодно, — а выходит кое-что большее. Много большее.

Паланик Чак  
обложка книги Комната Комната

Пятилетний Джек всю свою жизнь провел в одной комнате. Эта комната была целым миром для него и тюрьмой для его матери, в которой она томилась вот уже семь лет. Здесь они играли, читали книги, смотрели телевизор. Джек думал, что все, что он видит на экране, — лишь фантазия и за пределами комнаты не существует ничего, только бесконечный космос. Но его мать знала, что их обитель — это звуконепроницаемый сарай на заднем дворе сумасшедшего маньяка. Она смогла обеспечить сыну полноценное развитие, но Джек рос, и вместе с ним росло его любопытство. Рано или поздно комната стала бы слишком тесной для них. Из заточения нужно бежать, но их тюремщик очень жесток и опасен…

Донохью Эмма  
обложка книги Кто против нас? Кто против нас?

Детективная повесть-притча о сакральной истории Сталинградской битвы, о власти над миром и судьбе России. О любви и жертвоприношении.

Новиков-Ланской Андрей  
обложка книги Курорт Курорт

Сол Стейн (р. 1926) — известнейший американский писатель, поэт, сценарист. Его произведения навсегда вошли в списки мировых бестселлеров.

В знаменитом романе «Курорт» супружеская пара Браун приезжает в великолепную зону отдыха «Клиффхэвен». В первый вечер они обнаруживают, что дверь их номера почему-то заперта, а во второй узнают правду: никто не покидает «Клиффхэвен», во всяком случае живым…

Стейн Сол  
обложка книги Какша Какша

На диком-диком Западе жила дикая-дикая утка по имени Какша. Как она там очутилась и что из этого вышло, вы узнаете из мистически-хамского вестерна «Какша».

У героев этой книги очень разносторонние интересы и богатая биография. Дедушка Джейк, например, любит сидеть на крыльце своего дома, потягивая крепкий алкогольный напиток «Шепот смерти». Двухметровый внук Джейка, Кроха, к спиртному равнодушен. Зато он любит строить заборы. А огромному неуловимому кабану, живущему неподалёку, больше всего нравится эти заборы разрушать. И только прирученная дедушкой утка Какша любит жить, просто жить — не больше и не меньше.

Додж Джим  
обложка книги Контрапункт Контрапункт

Роман нидерландской писательницы Анны Энквист рассказывает о судьбе пианистки, решившей уже в зрелом возрасте во второй раз взяться за освоение баховских «Гольдберг-вариаций» — то, что до нее однажды проделал Гленн Гульд. Для каждой вариации пианистка подбирает сюжет из собственной жизни, уделяя особое внимание своим взаимоотношениям с дочерью.

Энквист Анна  
Кот Горалик Линор  
Короткие рассказы Карлов Борис  
обложка книги Контрольный выстрел Контрольный выстрел Лимонов Эдуард  
обложка книги Книга мертвых Книга мертвых Лимонов Эдуард  
Коньяк "Наполеон" (рассказы) Лимонов Эдуард  
Книга воды Лимонов Эдуард  
Как мы строили будущее России Лимонов Эдуард  
обложка книги Кинкаху Кинкаху

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни. Многие из представленных рассказов публикуются впервые.

Астуриас Мигель Анхель  
обложка книги Корень жизни: Таежные были Корень жизни: Таежные были

Сергей Кучеренко живет и работает в Хабаровске. Он известен дальневосточному читателю как автор книг «Звери у себя дома», «В снегах Сихотэ-Алиня», «Зов Сихотэ-Алиня».

В рассказах и очерках своего нового сборника С. Кучеренко размышляет о соприкосновении мира живой природы и мира людей. Он рассказывает о своеобразной природе Хабаровского края, наполненной поразительными контрастами, красотами, загадками, а также о делах и заботах биологов, охотоведов, егерей, связанных с решением проблем сохранения и умножения таежных богатств.

Кучеренко Сергей Петрович  
обложка книги Клоун Шалимар Клоун Шалимар

Это повествование о страстной любви, обернувшейся трагедией. Роман являет собой эпическое полотно, запечатлевшее судьбы людей в сложнейшие моменты истории. Ареной действия стали Англия. Франция, Америка, но прежде всего Кашмир — не столько потерянный, сколько погубленный рай.

Аннотации с суперобложки:

* * *

Произведения Салмана Рушди, родившегося в Индии (в 1947 г.) и живущего ныне в Великобритании, давно и прочно вошли в анналы мировой литературы. Уже второй его роман, «Дети полуночи» (1981), был удостоен Букеровской премии — наиболее престижной награды в области англоязычной литературы, а также премии «Букер из букеров» как лучший роман из получивших эту награду за двадцать пять лет.

Салман Рушди является обладателем французского Ордена литературы и искусства. В 2007 году королевой Великобритании ему был пожалован рыцарский титул.

* * *

Меня всегда интересовало, как частная жизнь пересекается и взаимодействует с историей. И «Клоун Шалимар» — не постсентябрьское полотно. Это исследование того, как мы влияем друг на друга, причем часто не в силах предсказать, что из этого получится. Это история о любви и мести, но превыше всего — человеческая история, как это, собственно, и должно быть.

С. Рушди

* * *

Многие писатели могут только мечтать о дарованном Рушди мастерстве рассказчика и о таланте, позволяющем выстроить столь безупречную архитектонику произведения. Этот роман увлекает, как самый хороший триллер, и берет за душу подобно народной песне.

Independent

* * *

Роман «Клоун Шалимар» (2005) являет собой панорамное, эпическое полотно, запечатлевшее судьбы людей в сложнейшие моменты истории. Ареной действия стали Америка, Англия, Франция, но прежде всего Кашмир — не столько потерянный, сколько погубленный рай. Это повествование о страстной любви, обернувшейся трагедией — трагедией людей, одновременно виновных и безвинных, оказавшихся в гуще событий современного мира.

* * *

После «Детей полуночи» это самое значительное произведение Рушди. Это стон души. Это история любви и история отмщения. И это предупреждение.

Observer

_____

Английский оригинал:

SALMAN RUSHDIE

Shalimar the Clown

Рушди Салман  
обложка книги Когда вернется папа… История одного предательства Когда вернется папа… История одного предательства

Тони Магуайр рассказывает трагическую историю своей юности. Кошмар вернулся вместе с возвращением из тюрьмы отца, который был приговорен к заключению за изнасилование собственной дочери. Мать продолжает свою игру в добропорядочную семью. Она принимает любимого мужа назад. Роль простившей раскаявшегося грешника жены и мнение соседей оказываются важнее счастья Тони. Осознав, что родной дом перестал быть безопасным местом, девочка уезжает из семьи. Мать снова предает ее. Она даже не пытается защитить и удержать свою дочь. Строить свою новую жизнь Тони пришлось в одиночку, рассчитывая только на себя…

Магуайр Тони История одного предательства  
обложка книги Книготорговец из Кабула Книготорговец из Кабула

Взгляд изнутри на жизнь обычной афганской семьи. Норвежская журналистка, попавшая в Кабул в первую весну после бегства талибов, делится впечатлениями о тех, кто пробует сбросить с себя оковы и вздохнуть полной грудью.

Сейерстад Осне  
обложка книги Комьюнити Комьюнити

«Комьюнити» — новая книга Алексея Иванова, известнейшего писателя, историка и сценариста, автора бестселлеров «Золото бунта», «Географ глобус пропил», «Общага-на-Крови», «Блуда и МУДО», «Сердце Пармы», — наряду с вышедшим ранее романом «Псоглавцы» образует дилогию о дэнжерологах — людях, охотящихся за смертельно опасными артефактами мировой культуры.

И напрасно автор «Псоглавцев» думал остаться неузнанным под псевдонимом Алексей Маврин — по виртуозным сюжетным ходам и блестящей стилистике читатели без труда узнали Алексея Иванова!

Топ-менеджер Глеб методично реализует свою мечту о жизни премиум-класса. Престижная и интересная работа в знаменитой IT-комнании, квартира в Москве, хороший автомобиль, желанная женщина, лучшие бренды… «Человек — это его айфон».

Но с гибелью гениального IT-менеджера, совладельца компании, с появлением его красавицы-дочери, оставшейся без наследства, и случайно обнаруженной загадочной надписью на древнем могильном кресте размеренная жизнь Глеба заканчивается… И странное, но явственное дуновение чумы пролетает над современным, внешне благополучным миром.

Москва живет митингами, на баррикадах — богема… Но на модном интернет-портале тема чумы, Черной Смерти, приобретает популярность. Участники таинственного комьюнити вовлекаются в интеллектуальную игру, делясь друг с другом ссылками о древней болезни, — и становятся в итоге заложниками другой игры, зловещей, смертельно опасной… но чьей?!


Текст публикуется с сохранением особенностей авторской орфографии и пунктуации.

Иванов Алексей Викторович Дэнжерологи  
обложка книги Крыши Тегерана Крыши Тегерана

В небедном квартале огромной столицы живет семнадцатилетний Паша Шахед, и лето 1973 года он проводит главным образом на крыше, в компании своего лучшего друга Ахмета; юноши шутят, обсуждают прочитанные книги, строят планы на будущее. Паше нравится соседка, красавица Зари, и, хотя она еще в младенчестве обещана в жены другому, робкая дружба мало-помалу превращается в отчаянную любовь.

Но однажды ночью Паша оказывает услугу тайной полиции шаха. Последствия этого невольного поступка чудовищны, и уже невозможно жить по-прежнему, глядя на мир через розовые очки, — судьба толкает юношу и его друзей на смертельно опасную дорогу…

Впервые на русском языке!

Сераджи Махбод  
обложка книги Конец фильма, или Гипсовый трубач Конец фильма, или Гипсовый трубач

Искрометный юмор, социальная острота, политическое ехидство и утонченная эротика — отличительные черты прозы Юрия Полякова. И при этом многие мужчины считают его чуть ли не предателем, а многие женщины — профессиональным проводником по закоулкам мужской души.

«Конец фильма, или Гипсовый трубач» — завершение сатирической эпопеи, не имеющей аналогов в современной отечественной литературе. Сюжет, лихо закрученный в первой части «Гипсовый трубач, или Конец фильма» и головокружительно продолженный во второй части «Гипсовый трубач: Дубль два», приходит к совершенно неожиданной для читателя и самого автора развязке.

Поляков Юрий Михайлович  
Клознеры

Леонард Ташнет — по профессии врач. В литературу пришел поздно. Опубликовал более 100 рассказов и несколько романов. Наиболее известные среди них «Умереть с честью» и «Как использовать неблагоприятные обстоятельства».

Ташнет Леонард  
обложка книги Коммуна, или Студенческий роман Коммуна, или Студенческий роман

Забавный и грустный, едкий и пронзительный роман Татьяны Соломатиной о «поколении подъездов», о поэзии дружбы и прозе любви. О мудрых котах и глупых людях. Ода юности. Поэма студенчеству. И, конечно, всё это «делалось в Одессе»!

«Кем бы он ни был, этот Ответственный Квартиросъёмщик... Он пошёл на смелый эксперимент, заявив: «Да будет Свет!» И стало многолюдно...» Многолюдно, сумбурно, весело, как перед главным корпусом Одесского медина во время большого перерыва между второй и третьей парой. Многолюдно, как в коммунальной квартире, где не скрыться в своей отдельной комнате ни от весёлого дворника Владимира, ни от Вечного Жида, ни от «падлы Нельки», ни от чокнутой преферансистки и её семейки, ни от Тигра, свалившегося героине буквально с небес на голову...

Соломатина Татьяна Юрьевна  
обложка книги Коллекция нефункциональных мужчин: Предъявы Коллекция нефункциональных мужчин: Предъявы

Молодой московский прозаик Наталья Рубанова обратила на себя внимание яркими журнальными публикациями. «Коллекция нефункциональных мужчин» — тщательно обоснованный беспощадный приговор не только нынешним горе-самцам, но и принимающей их «ухаживания» современной интеллектуалке.

Если вы не боитесь, что вас возьмут за шиворот, подведут к зеркалу и покажут самого себя, то эта книга для вас. Проза, балансирующая между «измами», сюжеты, не отягощенные штампами. То, в чем мы боимся себе признаться.

Рубанова Наталья  
Каждый убивал [Журнальный вариант]

Опубликовано в журнале «Сибирские огни» 2012, №№5,6

http://magazines.russ.ru/sib

Новикова Ольга Ильинична  
Казанские гастроли

Зорин Леонид Генрихович родился в 1924 году в Баку. Окончил Азербайджанский государственный университет и Литературный институт им. А. М. Горького. Автор многих книг прозы и полусотни пьес, поставленных в шестнадцати странах. Живет в Москве. Постоянный автор «Нового мира».

Зорин Леонид Генрихович  
Кнут

Провинциал по фамилии Подколзин приезжает в Москву, подрабатывает в газете и страшно хочет славы. Девушка от него ушла, известность ему не светит. И вот однажды Подколзин поплакался по этому поводу своему приятелю. Остроумный приятель затеял эксперимент: он заставил Подколзина спрятаться в квартирке, а потом стал распускать по столице слух: мол, есть такой человек, который написал великий роман «Кнут», но издавать его не хочет. Не прошло и пары недель, как о «Кнуте» заговорила вся Москва...

Зорин Леонид Генрихович  
обложка книги Книга узоров Книга узоров

Известный немецкий писатель Дитер Форте у себя на родине прославился как драматург и сценарист. Достижения Д. Форте в области литературы отмечены престижными литературными премиями.

Роман «Книга Узоров» встает в один ряд с главными эпосами второй половины XX столетия. Это захватывающее и красивое повествование сплетается в необыкновенный узор из событий и судеб главных героев… Одно поколение сменяет другое, но в каждом есть два неизменно повторяющихся имени: Иосиф и Мария. Эти имена сопровождают нас на протяжении всей книги, придавая повествованию библейское величие и значительность.

Форте Дитер  
обложка книги Крысиная охота Крысиная охота

Жанр рассказа имеет в исландской литературе многовековую историю. Развиваясь в русле современных литературных течений, исландская новелла остается в то же время глубоко самобытной.

Сборник знакомит с произведениями как признанных мастеров, уже известных советскому читателю – Халлдора Лакснеоса, Оулавюра Й. Сигурдесона, Якобины Сигурдардоттир, – так и те, кто вошел в литературу за последнее девятилетие, – Вестейдна Лудвиксона, Валдис Оускардоттир и др.

Сигурдссон Ингимар Рыбаки уходят в море  
обложка книги Куколка Куколка

В наследии современного классика Джона Фаулза — возможно, величайшего британского писателя XX века — роман «Куколка» занимает особое место, являясь по сути его творческим завещанием. В свое последнее крупное произведение автор всемирно известных бестселлеров «Коллекционер», «Волхв», «Любовница французского лейтенанта», «Дэниел Мартин» и «Башня из черного дерева» вложил весь накопленный интеллектуальный и духовный багаж, все отточенное десятилетиями мастерство.

Роман публикуется в новом переводе. Более того — он впервые выходит по-русски полностью: переведены и вплетенные в романную ткань фрагменты хроникальной секции лондонского ежемесячника «Джентльменз мэгэзин», которые не только складываются в живописную панораму эпохи, но и содержат ключ к возможной разгадке происходящего.

А происходящее в романе — таинственно донельзя. Кем был «мистер Бартоломью» и какую цель преследовал он майским днем 1736 года в глухом уголке Западной Англии? Куда он пропал и кем на самом деле были его спутники? Пейзажи старой Англии, детективный сюжет с элементами мистики, хитроумные интриги и таинственные происшествия служат Фаулзу великолепным фоном для глубокого психологического исследования, в котором он раскрывает темы, столь характерные для его творчества: относительность познания и истины, границы человеческой свободы, исторические корни современной цивилизации.

Фаулз Джон Роберт  
обложка книги Кармен и Бенкендорф Кармен и Бенкендорф

В повести Сергея Тютюника «Кармен и Бенкендорф» — Кармен не испанская цыганка, а кавказская немка, в ранней молодости убившая собственного мужа, прошедшая советские тюрьмы, пытавшаяся донести свой опыт до публики (ее проза была остановлена цензурой), а ныне торгующая своим телом. Бенкендорф не граф Александр Христофорович, а бывший главный цензор СССР, в новые времена курирующий «информацию» в одной из «горячих точек».

Произведение входит в авторский сборник «Рикошет»

Тютюнник Сергей  
обложка книги Как все было Как все было

Перед вами «любовный треугольник» скромного банковского служащего, талантливого неудачника и средней руки художницы-реставратора…

Современная лондонская «комедия нравов»?..

Вудхаус? Вуди Аллен?

Нет, Джулиан Барнс!

Браки и разводы, ошибки и нелепости, сплетни, пересуды – и ПОТРЯСАЮЩАЯ, остроумная, смешная болтовня!

Не верите?

Прочитайте – и проверьте сами!


Барнс Джулиан  
обложка книги Клоака Клоака

Действие нового романа Э. Л. Доктороу происходит в конце 60-х годов прошлого века. В книге переплетаются история и вымысел, проза жизни и зловещие загадки, философские рассуждения и реалистическое описание язв развивающегося капиталистического общества.

Доктороу Эдгар Лоренс  
обложка книги Крутые парни не танцуют Крутые парни не танцуют

История писателя, от которого ушла жена, превращается пол пером великого американского неореалиста Нормана Мейлера в ошеломляющую сагу о любви и предательстве, о мире богемном – и мире преступном.

«Крутые парни не танцуют» – роман. Значительный, для американской беллетристики – и бесконечно увлекательный.

МЕЙЛЕР НОРМАН  
обложка книги Картер побеждает дьявола Картер побеждает дьявола

«Ревущие двадцатые», описанные в удивительной интеллектуальной манере…»

«Восхитительный коктейль из «Регтайма, «Дж. Ф. К.» – и абсолютно оригинального авторского стиля…»

Вот лишь немногое из восторженных отзывов на роман Глена Дэвида Голда «Картер побеждает дьявола», в котором причудливо и изысканно переплетаются история расследования обстоятельств загадочной смерти президента США Хардинга, история «золотого века» американского цирка и своеобразная летопись веселых, безумных и богемных 20-х гг. прошлого века.

Голд Глен Дэвид  
обложка книги Кодекс принца Кодекс принца

Жизнь заурядного парижского клерка Батиста Бордава течет размеренно и однообразно. Он не любит свою работу, у него нет друзей, нет никого, к кому он был бы привязан и кем бы по-настоящему дорожил. Собственное существование кажется ему бессмысленным. Но однажды на пороге его дома появляется незнакомец: он просит сделать всего один звонок по телефону… и внезапно умирает. И тут Батист Бордав понимает, что ему предоставляется уникальный шанс — занять место покойного и навсегда изменить свою серую жизнь. Прихватив документы незнакомца, он пускается навстречу приключениям. Однако он даже не подозревает, что его ждет и кем был тот, кого он решил заменить…

Нотомб Амели  
обложка книги Катавасия в Анденнах Катавасия в Анденнах

 Борис Виан (1920 - 1959) - один из самых ярких представителей послевоенного французского авангарда. В данный том собрания сочинений вошли два ранних романа писателя «Сколопендр и планктон» (1947), «Катавасия в Анденнах» (1966), а также наиболее известныепьесы Бориса Виана «Начинающему живодеру» (1947), «Голова кругом» (1951), «Полдник генералов» (1951), «Строители империи» (1959). Представленные в этом томе произведения публикуются на русском языке впервые.

 В 1942 г. Виан написал свое первое известное нам произведение «Волшебная сказка для не вполне взрослых», а сразу за ней – роман «Катавасия в Анденнах» (1943-1944), изданный только в 1966 г., уже после смерти писателя.

Виан Бориc  
обложка книги Креативщик Креативщик

Богатства сюжетов, стилей и авторских приемов, содержащихся в этом небольшом по объему произведении, хватило бы на несколько книг, причем разного жанра.

Роман «Креативщик» обладает двумя редко сочетающимися качествами: он быстро прочитывается, но нескоро забывается.

Есть у этого текста и еще одно необычное свойство. Трудно определить, то ли это серьезная литература, прикидывающаяся шуткой, то ли прямо наоборот.

«Борисова — потрясающий рассказчик. Повествование подхватывает тебя с самой первой страницы. Увлекательно, живо, даже дух захватывает. Читая эту книгу, становишься умней — и толком не понимаешь, в чем тут фокус».

Януш Леон Вишневский

«Интереснейшая вещь! Маленький роман, написанный простым, доступным каждому, «бульварным» слогом, восхищает филигранностью сюжетной конструкции и, увлекая с первых строк, приглашает читателя серьезно поразмышлять над вопросами бытия. Финальный перевертыш, когда мелкий бес искушает христианина-неофита, сделан автором так блестяще, что на обложке книги хочется написать: Осторожно! Искушение для нетвердых!»

Павел Санаев

«Трудно найти более щедрого и, пожалуй, расточительного автора. Свобода, элегантность, редкий в наших литературных обстоятельствах культурный уровень, игра в разных жанрах и в разных пространствах вызывают ассоциации с «Мастером и Маргаритой», но без скучной подражательности классику.

Интригующая книга: от этого нового автора можно ожидать прекрасного продолжения. Чего и желаю от всей души».

Людмила Улицкая
Борисова Анна  
Клад Мамаситы де Берньер Луи  
обложка книги Котоморфозы Котоморфозы

Рассказ Сырно с http://iichan.ru/b/res/1228571.html

 
“КОГДА ТРУБАЧ ОТБОЙ СЫГРАЕТ…” Матвеева Новелла  
обложка книги Как я съел асфальт Как я съел асфальт

Бывает, возьмешь в руки книжку, хорошую книжку, которую уже несколько лет пытаешься прочесть. И думаешь: «Ну, елки-палки, мусолю-мусолю, а о чем речь – не пойму!» И весь день сам не свой, сначала одним глазом читаешь, потом другим. И вот где-то в час ночи подходишь к самой пыльной, самой дальней полке, прячешь ее туда и говоришь себе: «Все, хватит!» А настроение улучшается.

А утром просыпаешься, вспомнишь про книгу, и настроение снова улучшается. А потом решишь написать свою, что-то вроде ремейка. Ни веселую, ни грустную, но так, чтобы и улыбнуться заставляла, и задуматься. И чтобы читали ее и поклонники, и противники той первой книги, и настроение их улучшалось…

(А. Швецов)

Швецов Алексей  
обложка книги Красивые души Красивые души

Масахико Симада – экстравагантный выдумщик и стилист-виртуоз, один из лидеров «новой волны» японской литературы, любящий и умеющий дерзко нарушать литературные табу. Окончил русское отделение Токийского университета, ныне – профессор крупнейшего университета Хосэй, председатель Японского союза литераторов. Автор почти полусотни романов, рассказов, эссе, пьес, лауреат престижнейших премий Номы и Идзуми Кёка, он все больше ездит по миру в поисках новых ощущений, снимается в кино и ставит спектакли.

«Красивые души» – вторая часть трилогии о запретной любви, в которую вошли также романы «Хозяин кометы» и «Любовь на Итурупе». Герой романа Каору – правнук печально знаменитой гейши Чио-Чио-сан. Влюбленный в красавицу Фудзико, он неожиданно узнает, что у него появился могущественный соперник, наследный принц Японии. Невзирая на угрозы, Каору борется за свою тайную любовь. Но кого выберет Фудзико? Ее решение может изменить не только судьбу Каору, но и политический курс современной Японии.

Симада Масахико Канон, звучащий вечно  
К чему ведет незнание маршрута

Одиннадцатая новелла из серии «Сказки для взрослых». 

Сторож Ночной Сказки для взрослых  
обложка книги Козел отпущения Козел отпущения

Уже несколько десятилетий книги известной английской писательницы Дафны Дю Морье (1907–1989) пользуются огромным успехом во всем мире. Писательница — мастер психологического портрета и увлекательного, захватывающего сюжета — создает в своих произведениях таинственную, напряженную атмосферу. За свою долгую жизнь она написала множество романов, рассказов, несколько пьес и эссе.

Роман «Козел отпущения» по праву считается одним из лучших ее произведений, в котором глубокий психологизм сочетается с потрясающим лиризмом. Невероятная, почти нереальная сюжетная завязка дает автору возможность представить традиционный на первый взгляд семейный роман в неожиданном и драматичном освещении. Главный герой — англичанин, преподаватель университета — путешествует по Франции. В ресторане он встречает своего двойника — француза, владельца поместья и стекольного завода. И вот одному из них приходит в голову сумасшедшая идея — поменяться местами, а точнее, жизнями.


Перевод с английского Галины Островской.

дю Морье Дафна  
Красный день календаря Замлелова Светлана  
обложка книги Кукольник Кукольник

Жизнь — театр, и люди в нем актеры. И лучшие актеры, как считает Джонатан Лоуренс, те, кто уже мертв. У него нет недостатка в таких актерах. Людей вокруг много — выбор огромен. В его труппе будут играть лучшие из лучших. Они воплотят его замысел в совершенстве. Его спектакль потрясет мир.

Кортес Родриго  
обложка книги Кокаиновые ночи Кокаиновые ночи

Чарльз Прентис, популярный автор книг о путешествиях, вынужден отложить поездку в очередную экзотическую страну и срочно лететь на испанское Средиземноморье – вызволять из тюрьмы своего брата, управляющего спортивным клубом в курортном местечке Эстрелья-де-Мар. Но по приезде оказывается, что Фрэнка Прентиса обвиняют не в даче взятки, не в неуплате налогов, а в жестоком убийстве пяти человек; и что самое странное – он своей вины не отрицает. Горя желанием докопаться до истины, Чарльз погружается в лабиринт лжи и недомолвок, мелкой преступности и отпускных пороков, шизофрении и конспирологии…

Боллард Джеймс Грэм  
Крыса Гомбрович Витольд  
Когда сидишь за рулем, нельзя закрывать глаза  
Кто одинок, тот не будет покинут

Грустная история с элементами фантастики и правом на надежду…

Козлов Василий  
Карандаш и Самоделкин в деревне Козявкино Постников Валентин Карандаш и Самоделкин  
обложка книги Как закалялась жесть Как закалялась жесть

Новый шокирующий роман Александра Щеголева — автора знаменитого кинобестселлера «Жесть».

Это не кошмарный сон, это кошмарная действительность. И ее золотое правило гласит: продать человека по частям гораздо выгоднее, чем целиком. Нормальный подпольный бизнес, в котором люди — безликий товар. В лучшем случае изобретатели этого кошмара оставят «товару» фамилию. Но зачем она обрубку с одной рукой? Остальное продано, как и у всех «пациентов» этой клиники. Спрос на человечинку сейчас большой. А есть спрос — будет и товар. Словом, настоящая «жесть» со всеми ее жуткими законами. Но один из пациентов — Саврасов — знает, что кроме «жести» есть еще и жизнь. И пусть он не сохранил тело, но зато осталась воля к отчаянному сопротивлению. Он еще поборется с кровожадными эскулапами…

Щёголев Александр  
обложка книги Конга, конга Конга, конга

Мануэль Ривас (р. 1957) – один из самых известных и самых премированных писателей современной Испании. Он живет в Галисии, и его художественный метод критики окрестили "галисийским магическим реализмом". В своих книгах Ривас, по его словам, "пытается заново придумать реальность, перестроить ее и спасти".

Ривас Мануэль Из книги «Чего тебе надо, любовь?»  
обложка книги Карандаш плотника Карандаш плотника

Мануэль Ривас (р. 1957) – один из самых известных и самых премированных писателей современной Испании. Он живет в Галисии, и его художественный метод критики окрестили "галисийским магическим реализмом". В своих книгах Ривас, по его словам, "пытается заново придумать реальность, перестроить ее и спасти".

Ривас Мануэль  
К Альберте придет любовник

В повести немецкой писательницы не обошлось без клише, и героиня романа на бумаге в конце концов сливается с автором (тоже, впрочем, фиктивным), но главное здесь – та самая тема, которая давно уже заботит продвинутых европейских авторов. А именно – что делать с банальной любовью людям, полностью себя приватизировавшим.

Вандербеке Биргит  
обложка книги Книга несчастной любви Книга несчастной любви

На что вы готовы, чтобы завоевать сердце любимой девушки? Готовы ли побить олимпийские рекорды или стать асом роликовых коньков? Способны ли превратиться в революционера или правоверного иудея? Сможете за день выучить десяток серенад, чтобы потом проорать их под окном своей любимой, перепугав половину квартала? А если ваши нечеловеческие усилия так и не тронут заветного сердца, то сумеете ли вы не впасть в отчаяние, а, наоборот, с иронией взглянуть на собственные любовные потуги? Как, к примеру, это сделал перуанский японец Фернандо Ивасаки, автор «Книги несчастной любви»?

Ивасаки Фернандо  
обложка книги Крушение лабиринта Крушение лабиринта

Где пролегает грань между человеком и богом? Какие приключения придется испытать в Лабиринте, чтобы обрести силу творить божественное? Кто правит миром: человек? боги? или Всевышний Бог? Роман Ярослава Астахова посвящен разгадке вечных вопросов, которые привлекают мысль человека на протяжении всей истории. Возможно, что он будет перечитан Вами не один раз… Известное библейское изречение: «истинно говорю вам – вы боги!»… Античное прозрение Гераклита: «смертные – бессмертны, бессмертные – смертны; смертию их живут, жизнью их умирают»… Вопль души Ницше, наконец: «необходимо тройное мужество, чтобы жить в лабиринте!!!»

Астахов Ярослав  
обложка книги Как я охранял Третьяковку Как я охранял Третьяковку

"Эта книга о том, как я работал в Службе безопасности Государственной Третьяковской Галереи. В тексте фигурирую как Фил. Забавно и примечательно, что нигде кроме как в Третьяковке меня не звали "Фил". Настоятельно прошу иметь в виду, что эта книжка не про третьяковскую галерею. То есть, не совсем. Третьяковка здесь только место действия и декорация".

Кулаков Феликс  
обложка книги КС. Дневник одиночества КС. Дневник одиночества

Увлекательная книга о становлении и взрослении женщины, оказавшейся родом из несчастливой среднестатистической семьи. «Дневник одиночества» поведает чистую правду о внешней силе и внутренней слабости современной эмансипированной стервы. Кто она, идущая по головам к намеченной цели? Какова цена, которую приходится платить за возможность иметь «свое лицо» среди серой массы окружающих?.. Перед нами, как на исповеди, обнаженное сердце нашей современницы. Все понять – значит простить. И именно к пониманию и любви призывает каждое слово и каждая буква в непростом и неоднозначном романе. В романе длиною в воспоминание, которое снова и снова возвращает героиню на круги ее личного ада. Смелая и решительная, знающая себе цену, – если вы ощущаете себя такой, то эта книга именно для вас. «Дневник одиночества» поможет не размениваться по мелочам, а выбрать главную дорогу к своему идеалу…

Зеленина Юлия  
обложка книги Кафедра А&Г Кафедра А&Г

«Кафедра А&Г» не книга «о врачах». Нет здесь боли и крови пациентов – зато есть кровь простодушной Дуси Безымянной, которая в один из дней поняла, что все свое у нее уже было, и больше ничего своего у нее не будет… Нет здесь шприцов и скальпелей – зато есть неуместный в деле родовспоможения секционный нож, предназначенный для вскрытия мертвой плоти, который в один из дней перережет петлю на шее достаточно молодой еще жизни… Это и не книга об ученых, сколько бы раз ни упоминались в ней кандидатские и докторские, степени и звания, профессора и академики.

«Кафедра А&Г» – долгий разговор о людях: о любви и ненависти, об амбициях и лени, о желаниях и разочарованиях. Это словесный фарс, представление в прозе, художественная ложь. Но в ней – жизнь! А жизнь – «самое интересное расследование, потому что поиск главного подозреваемого всегда приведет вас к самим себе. К вашим рогам, вашим крыльям, вашим перинатальным матрицам и вашей собственной, самой главной науке – знанию о самом себе».

Соломатина Татьяна Юрьевна  
Курортная зона Галина Мария  
обложка книги Кот (сборник) Кот (сборник)

В новую книгу Александра Покровского, автора знаменитых книг «РАССТРЕЛЯТЬ», «72 МЕТРА» и многих других, вошли рассказы, написанные в последние годы, и новый роман «Откровения кота Себастьяна». Речь автора, вложенная в аллегорические «уста животного», звучит едко и комично. И полные сил герои предстают Себастьяну в самых неожиданных ракурсах, о чем он и повествует.

Покровский Александр Михайлович  
Концепция национальной безопасности России (проект)

Разработка проекта Концепции национальной безопасности России:

28.12.2004 (редакция 2007 г.)

дата представления в Совет безопасности РФ 28.12.2004 г.

Бульба Дмитрий  
обложка книги Кот Кот

Мистическая история про трудности обучения американской эскадрильи на французской базе.

Бах Ричард  
Кофе

О роли кофе в межличностных отношениях.

Бротиган Ричард  
обложка книги Кто убил герцогиню Альба, или Волаверунт Кто убил герцогиню Альба, или Волаверунт

Захватывающий роман классика современной латиноамериканской литературы, посвященный таинственной смерти знаменитой герцогини Альба и попыткам разгадать эту тайну. В числе действующих лиц – живописец Гойя и всемогущий Мануэль Годой, премьер-министр и фаворит королевы…

В 1999 г. по этому роману был снят фильм с Пенелопой Крус в главной роли.

Ларетта Антонио  
обложка книги Клетка Желторотика Клетка Желторотика

Молодому заключенному переходит по наследству от старика-вуду волшебная канарейка Желторотик, которая вылетает из тюрьмы.

МакКаммон Роберт Рик Синий мир  
Колдун Игнат и люди Пелевин Виктор  
обложка книги Кожа для барабана, или Севильское причастие Кожа для барабана, или Севильское причастие

В компьютер Папы Римского проникает хакер и оставляет сообщение о церкви, которая «убивает, дабы защитить себя». Ватикан отряжает в Севилью эмиссара Лорепсо Куарта — установить личность автора послания и разобраться в ситуации. Отец Куарт погружается в хитросплетения церковной политики и большого бизнеса, вынужден решать тяжелые нравственные дилеммы, распутывать детективную интригу и противостоять соблазну…

Перес-Реверте Артуро  
обложка книги Комплекс полноценности Комплекс полноценности

«Занятный все-таки писатель – Дмитрий Новиков. Опять он в своем репертуаре: ползет-ползет в пыли, тяжко сопя, утопая периодически то одной, то другой ладошкой в коровьих лепешках и бормоча про себя что-то нечленораздельное, потом вдруг – прыжок – он уже метра на два над землей – срывает на лету роскошную кисть рябины или какую-нибудь невероятную бабочку хватает нежно за край крыла, бросает, не глядя, в читателя – и вот опять лицом в землю, червячков каких-то из нее выковыривает, неловко разрывая пополам, еще пополам…

В общем, я однозначно – за, но иногда хочется его убить, чтоб сам не мучился, и читателя не мучил.»

Spiritus


Новиков Дмитрий  
Каменное поле Янссон Туве Игрушечный дом  
обложка книги Корабль дураков Корабль дураков

Роман крупнейшей американской писательницы Кэтрин Энн Портер, вышедший в свет в 1962 году, остается одним из самых сложных, насыщенных философской символикой, многомерных реалистических произведений мировой литературы последних десятилетий. Судьбы, характеры, взаимоотношения, верования, предрассудки, любовь — кажется, все стороны человеческой натуры и сама жизнь, время становятся объектами внимания и исследования писательницы. Отчетливо звучит в романе резкое осуждение психологии фашизма, тема губительного, разрушающего действия национальных предрассудков. Роман воспринимается как призыв к добру, терпимости, разуму, к нравственному очищению человечества.

Портер Кэтрин Энн  
Кто ищет, тот всегда найдёт

О тех и для тех, кто бывал в экспедициях.

Троичанин Макар  
обложка книги Красивые, двадцатилетние Красивые, двадцатилетние Хласко Марек Иллюминатор  
обложка книги Книга имён Книга имён

Сеньор Жозе — младший служащий Главного архива ЗАГСа. У него есть необычное и безобидное хобби — он собирает информацию о ста знаменитых людях современности, которую находит в газетах и личных делах, находящихся в архиве. И вот однажды, совершенно случайно, ему в руки попадает формуляр с данными неизвестной женщины. После этого спокойствию в его жизни приходит конец...

© Warlock9000 (fantlab)

Сарамаго Жозе  
обложка книги Книга имен Книга имен

Сеньор Жозе — младший служащий Главного архива ЗАГСа. У него есть необычное и безобидное хобби — он собирает информацию о ста знаменитых людях современности, которую находит в газетах и личных делах, находящихся в архиве. И вот однажды, совершенно случайно, ему в руки попадает формуляр с данными неизвестной женщины. После этого спокойствию в его жизни приходит конец...

© Warlock9000 (fantlab)

Сарамаго Жозе  
Кесарево сечение павич Милорад  
Ключевой момент Ильин Денис  
обложка книги Комната Джованни Комната Джованни

Выдающийся американский писатель, публицист и общественный деятель, командор ордена Почётного легиона Джеймс Артур Болдуин (1924 — 1987) родился в Нью-Йорке 2 августа 1924 года. Он был старшим из девяти братьев и сестёр и воспитывался в доме своего отчима-пастора. Первый же, повествующий о религиозном обращении гарлемского подростка, автобиографический роман – «Иди, вещай с горы» (1953) – принёс молодому автору популярность на родине. Среди других известных произведений писателя – «Другая страна» (1962), «Скажи, давно ль ушёл поезд» (1968), «Если Бийл-стрит могла бы заговорить» (1974), «Над самой головой» (1979), «Гарлемский квартет» (1987). Большую часть своей жизни Болдуин провёл во Франции, куда впервые попал в 1948 году. Скончался писатель в 1987-м в небольшом южном городке Сен-Поль-де-Ванс.

Для читающей публики Джеймс Болдуин навсегда останется автором именно «Комнаты Джованни» (1956) – небольшого шедевра, принёсшего ему всемирную славу. Это трагическая, разворачивающаяся на фоне Парижа 50-х годов минувшего века история любви двух молодых людей – американца Дэвида и итальянца Джованни – совренменных автору Ромео и Ромео, нашедших в своём чувстве, в сладостно удушающем капкане комнаты Джованни эфемерное спасение из «ада существования» и превративших эту комнату в сущий ад.

Болдуин Джеймс Артур  
обложка книги Корейская гейша. История Екатерины Бэйли Корейская гейша. История Екатерины Бэйли

Когда Катя – обычная девушка-хабаровчанка – приняла решение работать в Южной Корее в качестве хостесс, она и представить себе не могла, как круто в этот момент изменилась вся ее жизнь. Нелепая случайность, приведшая в корейскую тюремную камеру; депортация; возвращение обратно в Корею; предательство любимого человека – все это и многое другое выпало ей преодолеть на долгом и трудном пути к обретению простого женского счастья. Все описанные события исключительно достоверны. Совпадения не случайны.

Рассказова Алевтина  
обложка книги Кто смеется последним Кто смеется последним

Герой рассказа, молодой писатель, подружился со Э. Р. Д. Везалием — талантом, гением от бога, мыслителем и деятелем. Внезапно старший друг бесследно исчез. Лишь спустя несколько месяцев рассказчик услышал по телефону его просьбу: «Помоги!..»

Брэдбери Рэй Дуглас  
Кветкi самотнай князёўны Адамович Лидия  
Книга россказней

В этой книге немецкого писателя, лауреата Нобелевской премии Германа Гессе (1877-1962) автор предстает тонким стилизатором, мастером историко-литературной игры. Здесь можно встретить легенду времен Римской империи или раннего средневековья, любовную историю в духе итальянского маньеризма, стилизацию французской новеллы, фантастическую притчу, антиутопию. В основе книги – авторский сборник «Fabulierbuch» («Книга россказней»), который ранее в России не издавался.

Гессе Герман  
обложка книги Кино и немцы! Кино и немцы!

«Кино и немцы!» Вроде бы совсем обычный Новый год, который люди так часто отмечают в теплом семейном кругу, вдруг превратился для Майи в кутерьму из событий и неожиданных встреч. И старт Новому году дал чужой ребенок, позвонивший в дверь ранним утром первого января, – настоящий новогодний подарок, с которым в жизнь героини пришли и новые друзья, и новая любовь…

Вильмонт Екатерина Николаевна  
обложка книги Каникулы в коме Каникулы в коме

«Каникулы в коме» – дерзкая и смешная карикатура на современную французскую богему, считающую себя центром Вселенной. На открытие новой дискотеки «Нужники» приглашены лучшие из лучших, сливки общества – артисты, художники, музыканты, топ-модели, дорогие шлюхи, сумасшедшие и дети. Среди приглашенных и Марк Марронье, который в этом безумном мире ищет любовь... и находит – правда, совсем не там, где ожидал.


Бегбедер Фредерик  
обложка книги Корпорация Корпорация

Роман «Корпорация» – хроника бескровной войны двух крупных компаний, которая приводит к большим неприятностям на всех фронтах: происходит обвал мирового палладиевого рынка; губернатору угрожает уголовный авторитет; профсоюзы объявляют забастовку своим хозяевам, а Президент России нарушает закон о государственной тайне. В хитросплетениях сюжета этой очень правдоподобной истории угадываются обстоятельства деловой и личной жизни многих реальных персонажей российского бизнес– и политического истеблишмента.

Беляева Виктория  
Комсомольская любовь

Никого из взрослых кроме нас троих в квартире не было...

Никулин Андрей Георгиевич  
обложка книги Кто-то другой Кто-то другой

Тонино Бенаквиста получил множество премий в области литературы, завоевал половину цивилизованного пространства потрясающим чувством юмора, отличным языком и способностью находить сюжеты и крайне запутанные интриги там, где их, кажется, в принципе быть не может, написал знаменитый роман «Сага» — и в итоге стал одним из самых известных современных писателей не только Франции, но и всей Европы!


Перестать быть собой.

Целиком и полностью стать кем-то другим.

Бросить все — и все начать заново…

Дурацкое пари, заключенное по пьянке незнакомцами — случайными собутыльниками.

Проигравших не будет. А среди зрителей не останется равнодушных.

Бенаквиста Тонино  
Контурные карты для взрослых (сборник)  
обложка книги Кентавр Кентавр

Роман озадачивает своей необычностью, ибо в нем сплелись воедино древнегреческие мифы и современная действительность.

Апдайк отождествляет своего героя с кентавром Хироном, жертвующим, подобно Христу, собой и своим бессмертием ради человечества, тем самым писателю удается поднять будничные проблемы простого учителя на уровень вечных тем...

Апдайк Джон  
обложка книги Как закалялась сталь 2 и 1/2 Как закалялась сталь 2 и 1/2

Семидесятые годы, неспокойный и грязный пригород Челябинска.

Воспитывала мальчика мать, которая работала на двух работах. Точнее, не воспитывала, а иногда вполне педагогично порола за шалости и плохие отметки. Отец пил и бил мать. А мальчика били «плохие ребята из соседнего двора».

В школе мальчик старался не выходить из класса — могли напасть старшеклассники, хотя и однокашники времени даром не теряли. Ужас, одним словом. Долгий, бесконечный, холодный ужас каждую секунду, каждый день на протяжении нескольких лет подряд.

Но однажды мальчик сделал выбор. Он хрипел от ярости и подступающих слез. Под руку попался паренек с хулиганскими наклонностями, улыбочка, которого была стерта вместе с чертами лица ударом неожиданной силы.

В этот момент, наверное, и родился Боец.

Кочергин Андрей  
обложка книги Книжный червь Книжный червь

Перед вами — «человеческая комедия» по Тибору Фишеру. Комедия злая, жутковатая — и отчаянно смешная. Сборник рассказов, каждый из которых одновременно и своеобразная «игра в бисер» — и весьма «соленый» анекдот.

От английских тюрем — и до берлинских богемных кварталов…

От Румынии — и до Лазурного берега…

Но прежде всего — от Лондона!

Читайте — и наслаждайтесь!

Фишер Тибор  
Колесо обозрения Язева Марианна  
обложка книги Кислородный предел Кислородный предел

Новый роман Сергея Самсонова — автора нашумевшей «Аномалии Камлаева» — это настоящая классика. Великолепный стиль и чувство ритма, причудливо закрученный сюжет с неожиданной развязкой и опыт, будто автору посчастливилось прожить сразу несколько жизней. …Кошмарный взрыв в московском коммерческом центре уносит жизни сотен людей. Пропадает без вести жена известного пластического хирурга. Оказывается, что у нее была своя тайная и очень сложная судьба, несколько человек, даже не слышавших никогда друг о друге, отныне крепко связаны. Найдут ли они эту загадочную женщину, или, может, ей лучше и не быть найденной? Проникновенный лиризм, тайны высших эшелонов власти и история настоящей любви — в этом романе есть все, что может дать только большая литература!

Самсонов Сергей  
Кафе Язева Марианна  
Комната страха  
обложка книги КРИК ЗЕЛЁНОГО ЛЕНИВЦА КРИК ЗЕЛЁНОГО ЛЕНИВЦА

"Крик зелёного ленивца" (2009) — вторая книга американца Сэма Сэвиджа, автора нашумевшего "Фирмина". Вышедший спустя три года новый роман писателя не разочаровал его поклонников. На этот раз героем Сэвиджа стал литератор и издатель журнала "Мыло" Энди Уиттакер. Взяв на вооружение эпистолярный жанр, а книга целиком состоит из переписки героя с самыми разными корреспондентами (время от времени среди писем попадаются счета, квитанции и т. д.), Сэвидж сумел создать весьма незаурядный персонаж, знакомство с которым наверняка доставит удовольствие тому, кто откроет эту книгу.


Сэвидж Сэм  
обложка книги Киномания Киномания

Студент Лос-анджелесского института киноведения, а впоследствии видный кинокритик Джонатан Гейтс становится одержим легендарным режиссером-экспрессионистом Максом Каслом, который снял несколько скандальных шедевров в 1920-е гг. в Германии и череду фильмов ужасов уже в Голливуде, прежде чем исчезнуть без вести в 1941 г. Фильмы Касла производят странное, гипнотическое воздействие, порождают ощущение буквально осязаемого зла. И тайна их оказывается сопряжена с одной из самых загадочных страниц истории Средневековья…

Рошак Теодор  
обложка книги К вам и сразу обратно К вам и сразу обратно

Эта маленькая повесть написана в 1971.Как и большинство книг Куваева, она о людях Севера. Об их труде, об их судьбах, о хорошем и не только.

Куваев Олег Михайлович  
обложка книги Когда кончилась война Когда кончилась война

В своих рассказах Бёль выносит обвинительный приговор кровавому фашистскому времени и вместе с тем развенчивает годы, предшествовавшие захвату Гитлером власти: эгоизм, распад нравственности, безработицу, полицейские бесчинства, которыми в Германии были ознаменованы конец 20-х – начало 30-х годов.

Бёлль Генрих Город привычных лиц  
обложка книги Когда началась война Когда началась война

В своих рассказах Бёль выносит обвинительный приговор кровавому фашистскому времени и вместе с тем развенчивает годы, предшествовавшие захвату Гитлером власти: эгоизм, распад нравственности, безработицу, полицейские бесчинства, которыми в Германии были ознаменованы конец 20-х – начало 30-х годов.

Бёлль Генрих Город привычных лиц  
Конец Клита Белов Руслан  
Кот в сапогах Белов Руслан  
обложка книги Кома Кома

Новый роман Алекса Гарленда — третий после прославившего его «Пляжа» и упрочившего успех «Тессеракта», не считая сценария к фильму Дэнни Бойла «28 дней спустя» (Бойл, постановщик киноверсии знаменитого Ирвина Уэлша «На игле», экранизировал и «Пляж»).

Герой «Комы» приходит в себя в больнице. Вступившись в метро за девушку, он был избит хулиганами до потери сознания — и, как выясняется, памяти. Он не помнит, как его зовут. Не помнит, в чем заключается его работа. Не уверен, какого рода отношения связывают его с секретаршей. Твердо уверен он в одном: ключ к разгадке — в его портфеле, загадочно исчезнувшем с места преступления.

Роман иллюстрирован гравюрами отца Гарленда, Николаса Гарленда — видного английского карикатуриста и художника-графика.

Гарленд Алекс  
обложка книги Корпорация «Попс» Корпорация «Попс»

У корпорации «Попс», производителя игрушек, дела обстоят лучше некуда. Она нанимает «молодых и способных» людей, которые в силах придумать, как продать детям то, что детям не нужно. Она растет день ото дня. Каждый сотрудник счастлив работать в корпорации. Алиса Батлер, составительница кроссвордов, увлеченная занимательной математикой и криптоанализом, одиночка с печальными воспоминаниями, трудится на благо корпорации и ждет признания. Однако не может не видеть, что происходит вокруг.

Человек превратился в потребителя; предмет — в слово, товар — в бренд. Гуманность и забота об окружающем мире не имеют значения в условиях, когда главными приоритетами стали прибыль и имидж. Гуманно ли то, чем занимаются корпорации? Честно ли? Рано или поздно, если ты не слепой, ты задашь себе этот вопрос — и ужаснешься.

Посмотрите, каким стал мир, и скажите честно: вам нравится то, что вы видите?

Томас Скарлетт  
Коллекция кораблекрушений Бирс Амброз  
Кінь Шептало на молочарні

Незважаючи на «критичні зауваження» тогочасних критиків на оповідання «Білий кінь Шептало» (1965 р.), В. Дрозд написав продовження — «Кінь Шептало на молочарні», надруковане у 1967 році. У творах письменник зачіпав важливу вселюдську проблему особистості в суспільстві. Нині обидва твори добре відомі читачам і перекладені багатьма мовами.

Дрозд Володимир Кирилович  
обложка книги Как мой прадедушка на лыжах прибежал в Финляндию Как мой прадедушка на лыжах прибежал в Финляндию

Роман рассказывает о невероятных приключениях бравого солдата Бени, острослова и балагура, попавшего в начале ХХ века в Финляндию. Кац и его герои — наследники многовековой еврейской мудрости, которая гласит, что смех — лучшее средство от ударов судьбы.

Кац Даниэль  
обложка книги Кладбище мертвых апельсинов Кладбище мертвых апельсинов

Красота смерти…

Эстетика мрачного и изысканного стиля «Natura Morta» эпохи позднего маньеризма, перенесенная в наши дни…

Элегантная, изысканная, блистательно-циничная проза, концептуальная в самом высоком смысле слова.

Гибель ребенка…

Гибель Помпеи…

Заупокойные службы…

Служба полицейских из отдела по расследованию убийств…

Сложный и блестящий литературный лабиринт!

Винклер Йозеф  
обложка книги Кролик, беги Кролик, беги

«Кролик, беги» — первый роман тетралогии о Гарри Энгстроме по прозвищу Кролик, своеобразного opus magnus Апдайка, над которым он с перерывами работал тридцать лет.

История «бунта среднего американца».

Гарри отнюдь не интеллектуал, не нонконформист, не ниспровергатель основ.

Просто сама реальность его повседневной жизни такова, что в нем подспудно, незаметно зреют семена недовольства, которым однажды предстоит превратиться в «гроздья гнева».

Протест, несомненно, обречен. Однако даже обреченность на неудачу для Кролика предпочтительнее бездействия…

Апдайк Джон , Кролик  
Красные колготки Хургин Александр Зиновьевич  
обложка книги Кукла-королева Кукла-королева

Опубликовано в журнале "Иностранная литература" № 3, 1974

Из рубрики "Авторы этого номера"

...публикуя рассказ «Кукла-королева», взятый из сборника «Песни слепцов» («Cantar de ciegos», Mexico, Mortiz, 1964), мы представляем Фуэнтеса-новеллиста. Недавно в Мексике этот рассказ был экранизирован.

Фуэнтес Карлос  
обложка книги Каин и Авель Каин и Авель

Их объединяло только одно – всепоглощающая ненависть друг к другу.

Уильям Лоуэлл Каин и Авель Росновский – сын американского банкира-миллиардера и нищий польский иммигрант – родились в один день на противоположных концах земли, но судьба свела их вместе в беспощадной борьбе за власть и богатство.

Арчер Джеффри  
обложка книги Клуб Ракалий Клуб Ракалий

Эпоха семидесятых, Британия. Безвкусный английский фаст-фуд и уродливая школьная форма; комичные рок-музыканты и гнилые политики; припудренный лицемерием расизм и ощущение перемен — вот портрет того времени, ирреального, трагичного и немного нелепого. На эти годы пришлось взросление Бена и его друзей — героев нового романа современного английского классика Джонатана Коу. Не исключено, что будущие поколения будут представлять себе Англию конца двадцатого века именно по роману Джонатана Коу. Но Коу — отнюдь не документалист, он выдумщик и виртуоз сюжета. В новом романе, как и в «Доме сна», писатель плетет сложнейшее сюжетное кружево, распадающееся на множество нитей, которые в финале образуют ясную, четкую и абсолютно неожиданную картину. «Клуб ракалий» не заигрывает с читателем, в нем нет шаблонных ходов и банальностей, это большой роман в лучших традициях английской литературы, редкое удовольствие для настоящего читателя.

Коу Джонатан Клуб Ракалий  
обложка книги Крылатые семена Крылатые семена

Роман «Крылатые семена» завершает трилогию прогрессивной австралийской писательницы К. Причард (1883–1969), в которую входят «Девяностые годы» и «Золотые мили».

Причард Катарина Сусанна Золотые прииски  
обложка книги Круг замкнулся Круг замкнулся

«Круг замкнулся», вторая часть знаменитой дилогии Джонатана Коу, продолжает историю, начатую в «Клубе Ракалий». Прошло двадцать с лишним лет, на дворе нулевые годы, и бывшие школьники озабочены совсем другими проблемами. Теперь они гораздо лучше одеваются, слушают более сложную музыку, и морщины для них давно актуальнее прыщей, но их беспокойство о том, что творится в мире, и о собственном месте в нем никуда не делось. У них по-прежнему нет ответов на многие вопросы. Но если «Клуб Ракалий» — это роман о невинности, то второй роман дилогии — о чувстве вины, которым многие из нас обзаводятся со временем. Проходят годы, столетия, меняется мир, но человек остается неизменным, со всеми его пороками и добродетелями. Об этом новый роман Джонатана Коу, столь же элегантный и превосходно выстроенный, как и все предыдущие книги современного классика.

Коу Джонатан Клуб Ракалий  
обложка книги Книга сновидений (антология) Книга сновидений (антология)

«…Сны представляют собой наиболее древний и отнюдь не наименее сложный из литературных жанров. Эта занятная идея, которую нам нетрудно доказать для вящей убедительности данного предисловия и для пробуждения интереса к тексту книги, могла бы оправдать создание всеобщей истории снов и их влияния на литературу. Наш пестрый сборник, цель которого развлечь любознательного читателя, мог бы тут предоставить кое-какие материалы. В этой книге снов, которые опять будут грезиться читателям, собраны сны ночные — например, те, где стоит моя подпись, — сны дневные как сознательное упражнение нашего ума и прочие, истоки коих утеряны…»

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Кораблики Кораблики Кавабата Ясунари Рассказы величиной c ладонь  
Ку-ку Каледин Сергей  
Коридор Каледин Сергей  
обложка книги Капкан супружеской свободы Капкан супружеской свободы

Казалось, судьба подслушала мечту талантливого режиссера Алексея Соколовского - и осуществила. Но так, как меньше всего на свете он хотел бы. Чувство неизбывной вины поселилось в его душе.

Свои разочарования, болезнь, одиночество Алексей считал самыми легкими наказаниями за роковые события. Старинная кожаная папка, которая досталась ему от предков, найденная в ящике письменного стола, неожиданно подкинула Алексею шанс. Шанс изменить свой жребий...

Рой Олег  
обложка книги Курьерский поезд Курьерский поезд

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам – данное издание, пожалуй, наиболее полное их собрание.

Буццати Дино  
обложка книги Как убили дракона Как убили дракона

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам.

Буццати Дино  
Кол Будды

Идет герой по берегу Черного моря и раз за разом попадает в истории. Опасные, весьма опасные и безвыходные. Но продолжает идти. Почему? Может быть, потому что в рюкзаке его прячется стальной кол, к которому сам Будда когда-то привязывал своего коня?

Белов Руслан Альбертович  
обложка книги Клад Клад

Мигель Делибес, ведущий испанский писатель наших дней, хорошо известен русскоязычному читателю. Повесть «Клад» рассказывает о сегодняшнем дне Испании, стоящих перед нею проблемах.

Делибес Мигель  
обложка книги Космический триггер Космический триггер

Каждая цивилизация в пике расцвета создает энциклопедический труд - нейрогенетический справочник, в котором суммируются знание, технология, культура и философия эпохи.

Такой книгой с полным правом можно считать "Космический триггер" Уилсона. Заговор Иллюминатов, феномен Сириуса, НЛО, изменяющие сознание наркотики, проблемы клонирования и бессмертия, новое "прочтение" Тимоти Лири, Алистера Кроули, Олдоса Хаксли, Карла Сагана, Г. Гурджиева, Алана Уотса, Уильяма Берроуза; новый взгляд на пейотные путешествия, современную квантовую теорию, физику сознания, восемь контуров эволюции нервной системы, синхронистичность, магию, парапсихологию, ментальный контроль и межзвездную телепатию - вот далеко не полный перечень тем, которые освещаются автором в этой книге. Уилсон с юмором, непредубежденностью, мужеством и терпением приглашает нас в путешествие по лабиринтам собственного сознания, заставляя нас расти и меняться вместе с ним.

[отсутствуют сноски]

Уилсон Роберт Антон  
обложка книги Колокол Колокол

«Колокол» — роман одной из наиболее значительных писательниц современной Англии Айрис Мёрдок, посвященный нравственно-этическим проблемам.

Мердок Айрис  
Крошки Цахес

Елена Чижова

Чижова Елена Семеновна  
обложка книги Каникулы по-человечески Каникулы по-человечески Дружников Юрий  
обложка книги Критическая температура Критическая температура

В своей новой книге для подростков «Критическая температура» Е. Титаренко ставит своих героев в сложные условия, когда необходимо принять единственно правильное решение, от которого зависит, как сложится их жизнь, какими людьми они вырастут. Писатель как бы испытывает героев на прочность, ни верность высоким нравственным идеалам.

Титаренко Евгений Максимович  
обложка книги Краєвиди підглядника Краєвиди підглядника

До книги увійшли три нові романи Богдана Бойчука, члена Нью-Йоркської групи, поета, прозаїка, перекладача, літературного критика. Ця глибока, філософська, життєлюбна, пристрасна і відверта проза зацікавить як інтелектуалів, так і широке коло читачів, розважить і здивує, змусить замислитися над своїм життям і, можливо, переконає, що варто щось у ньому змінити.

Бойчук Богдан  
обложка книги Кошкин стол Кошкин стол

Впервые на русском — новейший (выпущенный осенью 2011 года!) роман от автора «Английского пациента», удивительного бестселлера, который покорил читателей всех континентов, был отмечен самой престижной в англоязычном мире Букеровской премией и послужил основой знаменитого кинофильма, получившего девять «Оскаров». Герой «Кошкиного стола» — не альтер эго автора, но некоторые опорные точки биографии у них совпадают: путешествие из Шри-Ланки в Англию, затем из Англии в Канаду… Трехнедельное плавание с Цейлона в Европу на лайнере «Оронсей» перевернуло всю жизнь нашего героя, прозванного Майной (говорящий скворец). Усаженный за «кошкин стол» («самое что ни на есть затрапезное место» в судовом ресторане), он знакомится с двумя другими мальчиками, Рамадином и Кассием, и со взрослыми, один другого эксцентричнее: мистер Мазаппа играет в корабельном оркестре и учит их петь блюз; мисс Ласкети швыряет за борт недочитанные детективы и разгуливает по палубе в «голубином» жилете, карманы которого набиты живыми птицами; мистер Дэниелс заведует устроенным в судовом трюме садом и пытается ухаживать за Эмили — красавицей-кузиной Майны. Эмили же куда больше интересует Хайдерабадский мудрец из акробатической труппы «Джанкла». Но главную загадку для всех представляет узник, которого выводят на палубу лишь в полночь и в кандалах…

Ондатже Майкл  
Карта Мира

Рассказ опубликован в газете «Молодежная часть света» № 2 (14), январь 1999 г.


Эст Светлана  
Коварная сила любви Каждан София  
обложка книги Книга перемен Книга перемен

Все смешалось в доме Луниных.

Михаила Александровича неожиданно направляют в длительную загранкомандировку, откуда он возвращается больной и разочарованный в жизни.

В жизненные планы Вадима вмешивается любовь к сокурснице, яркой хиппи-диссидентке Инне. Оказавшись перед выбором: любовь или карьера, он выбирает последнюю. И проигрывает, получив взамен новую любовь — и новую родину.

Олег, казалось бы нашедший себя в тренерской работе, становится объектом провокации спецслужб и вынужден, как когда-то его отец и дед, скрываться на далеких задворках необъятной страны — в обществе той самой Инны.

Юный Франц, блеснувший на Олимпийском параде, становится звездой советского экрана. Знакомство с двумя сверстницами — гимнасткой Сабиной из ГДР и виолончелисткой Светой из Новосибирска — сыграет не последнюю роль в его судьбе. Все три сына покинули отчий дом — и, похоже, безвозвратно…

Вересов Дмитрий  
обложка книги Клео. Как одна кошка спасла целую семью Клео. Как одна кошка спасла целую семью

Сначала в их дом пришла беда, а сразу вслед за ней маленьким пушистым комочком вкатился черный котенок. Малышка по имени Клеопатра, сразу превратившаяся в Клео, словно заполнила собой все пространство. И беда отступила.

Эта трогательная история о том, как самая обычная, очень хулиганистая и своевольная, но добрая и ласковая кошка, случайно попавшая в семью Хелен Браун, помогла людям вернуть радость жизни, принять мир таким, какой он есть.

Благодаря этой черной красавице, в течение 23 лет с уверенностью шагавшей по дому Хелен с истинной грацией Наоми Кэмпбелл, радость и счастье навсегда поселились в этой семье, состоящей из людей и кошки, точнее, из кошки и… людей.

Браун Хелен  
обложка книги Китайский проезд Китайский проезд Тополь Эдуард  
обложка книги Кромешник. Книга 2 Кромешник. Книга 2

Действие романа происходит в преступной среде вымышленной страны Бабилон; в центре повествования – история жизни Кромешника – гения криминалитета, загадочной полудемонической фигуры.

О`санчес Мир Бабилона  
Кормление тайских сомиков

Из этого рассказа Дмитрия Глуховского читатель узнает, откуда в России в изобилии появились экзотические тайские сомики и почему их кормление входит в круг первостепенных обязанностей Президента.

Глуховский Дмитрий Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
Куда деваться

Рассказ Дмитрия Глуховского о том, как творческий кризис самого главного Сисадмина чуть было не поставил под угрозу организацию хитроумной политической интриги и зрелищность яростных предвыборных дебатов…

Глуховский Дмитрий Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
Крикун кондуктор, не тише разносчик и гриф…

Юлия Кокошко – писатель, автор книг “В садах” (1995), “Приближение к ненаписанному” (2000), “Совершенные лжесвидетельства” (2003), “Шествовать. Прихватить рог” (2008). Печаталась в журналах “Знамя”, “НЛО”, “Урал”, “Уральская новь” и других. Лауреат премии им. Андрея Белого и премии им. Павла Бажова

Кокошко Юлия  
обложка книги Как стать королем Как стать королем

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Сосновский Ежи Ночной маршрут  
обложка книги Когда приближается гроза Когда приближается гроза

Эта поучительная история произошла во Франции XIX века. Видимо, кто-то сочтет странным, что рассказчик так жестко говорит о женщинах, но иногда они этого заслуживают. Надо быть слишком молодым, чтобы другие открывали тебе глаза на женщин. Надо быть очень открытым, чтобы женщина смогла произвести в твоем сердце огромные разрушения. И надо испытать сильное разочарование, чтобы умирать от тоски и стыда.

И хотя рассказчик желает всем участникам событий – и палачам, и жертвам, и даже пассивным наблюдателям – только одного забвения, вы, читатель, надолго запомните эту пронзительную любовную историю.

Впервые на русском!

Саган Франсуаза  
обложка книги Королева Камилла Королева Камилла

Минуло 13 лет с тех пор, как в Англии низвергли монархию и королеву со всеми ее домочадцами переселили в трущобы. Много воды утекло за эти годы, королевское семейство обзавелось друзьями, пообвыкло. У принца Чарльза даже появилась новая жена – его давняя подруга, всем известная Камилла. Все почти счастливы. Чарльз выращивает капусту да разводит кур, королева наслаждается компанией верной подруги и любимых собак… И тут‑то судьба закладывает новый крутой вираж. Все идет к тому, что монархию вернут на прежнее место, но королева Елизавета вовсе не хочет возвращаться к прежней жизни. На трон предстоит взойти Чарльзу, да вот незадача – Камиллу никто королевой видеть не хочет. И очень кстати объявляется новый претендент на трон…

«Королева Камилла» – продолжение знаменитой книги Сью Таунсенд «Мы с королевой». Это добрая и в то же время едкая история о злоключениях королевской семьи, в которой все почти как у людей.

Книга издана с любезного согласия автора и при содействии Marsh Agency

Таунсенд Сью  
Книга Мирдада

Михаил Наими родился в 1889 году в ливанской деревушке Бишкинта, которая расположена высоко на склоне горы Саннин, откуда просматривается все Восточное Средиземноморье. Многие черты обстановки и символы для своих художественных и медитативных произведений М. Наими позаимствовал у восхитительно прекрасной природы этих величественных мест. В особенности это относится к “Книге Мирдада”.

В поисках образования Наими покинул свою деревню, где он обучался в школе при греческой православной церкви. Он поступил в Педагогический Институт в Назарете, в Палестине. Затем учился в Семинарии в Полтаве, в России. Закончил он свое образование в университете города Вашингтона, США, где в 1916 году получил степень доктора философии и свободных искусств.

Перебравшись в Нью-Йорк, он вместе с Халилом Джебраном и еще с восемью молодыми литераторами основывает энергичное движение, которое производит настоящую революцию в арабской литературе. В 1932 году, после смерти Халила Джебрана, он возвращается в свои любимые места, в деревню Бишкинта, где он все время, вплоть до самой смерти в 1988 году, посвящает литературному труду. Им написана тридцать одна книга, каждая из которых в арабоязычных странах признается классической. Сюда входят драмы, поэзия, критические статьи, короткие рассказы, биографии, автобиография и эссе, посвященные глубоким вопросам человеческого бытия.

Наряду с “Книгой Мирдада”, которая была переведена на множество языков мира, на западе М. Наими известен еще и как автор ряда произведений, таких, как “Памяти Бродяжей Души”, “Пока Мы не Встретимся”, а также биографии Халила Джебрана.

Наими Михаил  
обложка книги Когда объявят лот 49 Когда объявят лот 49

От издателя   Томас Пинчон (род. в 1937 г.) является одним из классиков американского `высокого` постмодернизма. Роман `Лот 49` считается самым доступным и кратким произведением этого автора, раскрывающим основные темы его творчества: паранойя, энтропия, `добровольная ассоциация`. В этом романе читатель сможет познакомиться с некоторыми жанровыми и техническими особенностями письма автора.

Пинчон Томас  
обложка книги Козу продам Козу продам

Текст восстановлен с отсканированной публикации в журнале "Студенческий меридиан" - 88 г.(?)

Анчаров Михаил  
обложка книги Крутые-крутые игрушки для крутых-крутых мальчиков Крутые-крутые игрушки для крутых-крутых мальчиков Селф Уилл  
обложка книги Козлы Козлы

Удивительно, как часто грубая оболочка может скрывать нежную сердцевину. Книга «Козлы!» — как раз тот самый случай. Кого-то название напугает, кого-то привлечет, но и те и другие будут приятно удивлены, начав читать эту тонкую и полную французского юмора книгу. Молодая и талантливая писательница Ариэль Бюто с симпатией, сочувствием и иронией раскрывает тайны личной жизни трех неразлучных подруг. Каролина обожает с головой кидаться в безрассудные романы и слегка помешана на страшненькой мебели из ИКЕА. Флоранс очаровательна и молода, но уже разведена. Элиза — примерная жена и мать, которую накрыла запоздалая страсть.

Впрочем, запоздалая страсть преследует всех троих, но жизнь такова, что подругам так и хочется сказать объектам своих страстей это грубое словцо, вынесенное в название книги. Они стремятся разгадать странную мужскую душу и как-то пристроить в кроссворд своей жизни этих чудаков, которые ни черта не видят. И речь вовсе не о слепцах, а о козлах!

Бюто Ариэль Козлы  
обложка книги Кубинские сновидения Кубинские сновидения

«Кубинские сновидения» уже не первое произведение американской писательницы, кубинки по происхождению, Кристины Гарсия. Это история жизни трех поколений семьи дель Пино, волею судьбы, революции и Фиделя Кастро оказавшихся в разных лагерях.

По мнению одного американского критика этот роман сочетает в себе «чеховскую задушевность и фантасмагоричность прозы Гарсия Маркеса».

Гарсия Кристина  
Кавказские новеллы Титов Арсен Борисович  
обложка книги Коксинель Коксинель

Рубина Дина  
Как мы отдыхали Можаев Борис Андреевич  
обложка книги Красное море Красное море

Сам того, не подозревая, главный герой романа Натан Гринберг на заре перестройки оказался обладателем несметного богатства, нажитого «трудами» воров в законе всего Советского Союза. Как распорядиться таким состоянием и уйти от подозрений авторитетов преступною мира? Основательно погрузившись в криминальный бизнес, легализованный экономическими преобразованиями начала 90-х годов в России, главный герой вынужден перебраться из Санкт-Петербурга в Израиль.

Откровенный и жёсткий рассказ о похождениях Натана Гринберга и других наших бывших соотечественников повергает в шок, но в то же время захватывает, и книга читается на едином дыхании.

Шадловский Леонид  
обложка книги Крупная рыба Крупная рыба

Дэниел Уоллес — «писатель, художник, укротитель аллигаторов», как он именует себя на сайте www.danielwallace.org. Трудясь каждый день по семь часов, за 13 лет он опубликовал 24 рассказа, а затем выпустил «Крупную рыбу: роман-миф», осыпанную восторгами критиков и ставшую бестселлером. Спустя пять лет режиссер Тим Бертон выпустил одноименный фильм. Это удивительная история о том, как сын умирающего Эдварда Блума собирает воедино легенды и мифы, окружавшие его отца — невероятные истории о невероятной жизни. Блум-старший рассказывает близким невероятные истории о своей невероятной жизни, а сын пытается разглядеть за фантазиями реальность, не понимая, что изъян не в рассказчике, а в нем самом...

Уоллес Дениел  
обложка книги Коричневые Коричневые

Книга известного публициста о страшной угрозе, перед которой российское общество оказалось в самом начале нового тысячелетия. Эта угроза национал-социализма и самое главное (и страшное) – беспечность власти, а порой – прямое покровительство отечественным нацистам.

Дейч Марк  
обложка книги Ключ Ключ

Головний герой прагне розкрити таємницю зникнення чоловіка, який залишив йому ключ від квартири №13, і стає на шлях смертельно небезпечної гри...

Шкляр Василь  
Как я понимаю рассказ Шукшин Василий  
Крест на ёлке Богомолов Виталий  
обложка книги Кобзар 2000. Soft Кобзар 2000. Soft Капранови Брати  
обложка книги Кобзар 2000. Hard Кобзар 2000. Hard Капранови Брати  
обложка книги Как поджарить цыпочку Как поджарить цыпочку

Для героини этого романа кулинария не только любимая работа и образ жизни. Когда рушится ее брак, именно кулинарный опыт подсказывает Джасмин Марч, как ей избавиться от любовницы мужа. И тогда детективная линия романа приводит нас к весьма неожиданному повороту сюжета.

Килхем Нина  
Как заниматься сексом 6 раз в неделю Мастертон Грэхем  
Красная трава

Несмотря на многократные заявления в том духе, что литература для него — только вид коммерции, Борис Виан (1920-1959) с самого начала своей литературной деятельности воспринимался в артистической среде Парижа как один из самых ярких представителей французского авангарда, подтвердив эту репутацию принесшим ему славу романом «Пена дней» (1947). Еще годом раньше вышел в свет роман «Я заплюю ваши могилы», подвергшийся впоследствии запретам, как и еще две книги, включая «Мертвые все одного цвета» (1947). Виан выдал это произведение за перевод из наследия американского мастера «жестоких» детективов Вернона Салливена. Эта маска потребовалась Виану, поскольку во Франции его книги производили слишком шокирующее впечатление предельной откровенностью, с какой изображена люмпенская среда огромного города. Преобладающая в романах Виана установка на абсолютную достоверность картины, где все названо своими именами, органично соединена в этой остросюжетной прозе с философской проблематикой бунта против жалкого человеческого удела, вызова бытующим представлениям о морали и самоутверждения личности, стремящейся создать для себя ситуации, которые требуют мобилизации всех духовных сил и готовности к гибели во имя сохранения свободы выбора и поступка. В западной литературе XX века Виан занимает место между Генри Миллером и Альбером Камю, сочетая договаривающий все до конца фактографизм с интеллектуальной насыщенностью, отличающей французскую прозу. Его книги, оставаясь популярными в самых разных читательских кругах, давно признаны современной классикой.

Виан Борис  
Кандидат Азольский Анатолий  
Катешизис Темников Тимур  
обложка книги Контора Контора

Человек без протекции... Возможен ли для него деловой успех? Его удел — работа на нижней ступени служебной лестницы? Или же, свободный от обязательств, он без оглядки воспарит на самый верх? Эти вопросы ставит Дмитрий Алейников в своем новом романе «Контора», посвященном судьбам современных московских бизнесменов: менеджеров, дилеров, учредителей фирм. Но московские «менеджеры» — совсем не менеджеры и «дилеры» — все-таки не дилеры, утверждает Дмитрий Алейников. Справедлив ли такой упрек, решать читателю. Тем более что в героях романа он сразу же узнает своих знакомых, а может быть, и себя самого.

Алейников Дмитрий  
обложка книги Когда боги глухи Когда боги глухи

Во второй книге трилогии автор продолжает рассказ о семье Андрея Абросимова, андреевского кавалера. В романе, который охватывает период с конца Великой Отечественной войны до середины 70-х годов, действуют уже дети и внуки главы семьи. Роман остросюжетен, в нем есть и детективная линия. Показывая жизнь во всем ее разнообразии и сложности, автор затрагивает и ряд остросоциальных вопросов.

Козлов Вильям Федорович Андреевский кавалер  
обложка книги Кровавый меридиан Кровавый меридиан

Кормак Маккарти — современный американский классик главного калибра, лауреат Макартуровской стипендии «За гениальность», мастер сложных переживаний и нестандартного синтаксиса, хорошо известный нашему читателю романами «Старикам тут не место» (фильм братьев Коэн по этой книге получил четыре «Оскара»), «Дорога» (получил Пулицеровскую премию и также был экранизирован) и «Кони, кони…» (получил Национальную книжную премию США и был перенесён на экран Билли Бобом Торнтоном, главные роли исполнили Мэтт Дэймон и Пенелопа Крус). Но впервые Маккарти прославился именно романом «Кровавый меридиан, или Закатный багрянец на западе», именно после этой книги о нём заговорили не только литературные критики, но и широкая публика. Маститый англичанин Джон Бэнвилл, лауреат Букера, назвал этот роман «своего рода смесью Дантова „Ада”, „Илиады” и „Моби Дика”». Главный герой «Кровавого меридиана», четырнадцатилетний подросток из Теннесси, известный лишь как «малец», становится героем новейшего эпоса, основанного на реальных событиях и обстоятельствах техасско-мексиканского пограничья середины XIX века, где бурно развивается рынок индейских скальпов…

Впервые на русском.


Маккарти Кормак  
обложка книги Кислород Кислород

Англия, конец 90-х. Два брата, Алек и Ларри, встречаются в доме матери, в котором не были много лет. Первый — литератор и переводчик, второй — спортсмен и киноактер. Тень былого омрачает их сложные отношения. Действие романа перемещается из страны в страну, из эпохи в эпоху, от человека к человеку.

Один из тончайших стилистов нашего времени, Эндрю Миллер мастерски совмещает в своем романе пласты истории, просвечивая рентгеном прошлого темные стороны настоящего.

Роман заслуженно вошел в шорт-лист премии Букера 2001 года.

Миллер Эндрю  
Качели судьбы Глебова Ирина Николаевна  
обложка книги Корабль Корабль

Рассказы Ханса Кристиана Браннера, посвященные взаимоотношениям между мужчиной и женщиной и между взрослыми и детьми, создали писателю заслуженную славу мастера психологической новеллы.

Браннер Ханс Кристиан  
обложка книги Казино Казино

Произведения Шессе часто называют шокирующими и неоднозначными – однако в степени их таланта не сомневаются даже самые строгие из критиков.

В незаурядных и строгих по форме новеллах лауреат Гонкуровской премии (1973) исследует темы сексуальности, спасения, греха, смерти.

Шессе Жак  
обложка книги Как я объявлял войну Японии Как я объявлял войну Японии

Токарева Виктория  
Казино

Токарева Виктория  
Коррида

Токарева Виктория  
Клара Бондарев Юрий Васильевич  
Крупная дичь Бойл Т Корагессан  
обложка книги Книга вымышленных существ Книга вымышленных существ

Написанное в 1954 г. в содружестве с М.Герреро, это пособие по фантастической зоологии перерабатывалось автором дважды (в 1967 и 1969 гг.) и превратилось в культовую книгу `Борхеса XXI века`, богато иллюстрированную и породившую неисчислимое множество подражаний.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Кислотники Кислотники

Николас Блинкоу — популярный английский писатель, литературовед, журналист и редактор. Критики называют его романы «Кислотники» (Acid Casuals, 1995), «Манчестерская тусовка» (Manchester Slingback, 1998), «Белые мыши» (White Mice, 1998) и «Наркосвященник» (The Dope Priest 1999) современной классикой.

Хотя Николас Блинкоу провозгласил себя и еще нескольких писателей «новыми пуританами» и даже издал соответствующий манифест, его роман «Кислотники» сочетает в себе все признаки «модной» книги: наркотики, транссексуалы, насилие, убийства и закрученный сюжет.

Блинкоу Николас  
Кот в сапогах, модифицированный

Мне достался кот. Старший брат к своей усадьбе близ Рублевки получил уютную двухэтажную виллу на Юго-западе и новенький синий «Опель» престижной модели, среднему достался дом на побережье, естественно, Испании и еще один в Буэнос-Айресе. Что ж, они знали, где почесать у тетки.

А мне, невежде, достался черный кот, плюс — стал бы я за ним ездить, — особняк в деревне, в котором он проживал...

Белов Руслан  
обложка книги Карта Творца Карта Творца

Испанская Академия изящных искусств вынуждена продать с аукциона несколько ценных старинных книг.

Связаться с букинистом и узнать их точную стоимость поручают библиотекарю академии Монтсеррат. На переговоры ее вызывается сопровождать возлюбленный — молодой архитектор Хосе.

Однако букинист намекает — на один из манускриптов есть «особый» покупатель, готовый заплатить довольно крупную сумму…

Монтсеррат и Хосе, решившие принять это предложение, даже не подозревают: выгодная сделка может стоить им жизни.

Потому что за редким изданием охотятся таинственные незнакомцы, намеренные уничтожить всех, кто знает о его существовании…


Кальдерон Эмилио  
обложка книги Крик домашней птицы (сборник) Крик домашней птицы (сборник)

В книгу вошли новые сочинения Максима Осипова: короткий очерк, давший название сборнику, три рассказа, комедия и драма. Созданные Осиповым герои ищут правду и смысл: их поиски не всегда удачны и даже не всегда честны, но приводят к неожиданным результатам. Описываемая автором жизнь страшна, темна, полна потерь, но все-таки в ней находится место для счастья. Пьеса «Козлы отпущения» может быть отнесена к жанру комедии лишь по преувеличенности, гротескности характеров, но не по ситуации — детективной — и не по способу ее разрешения. Скорее, это трагифарс, экзистенциальная шутка. Драма «Русский и литература» — как и публиковавшаяся ранее повесть «Камень, ножницы, бумага», которая легла в основу пьесы, — это сочинение об иноприродной человеку сущности русского начальства, о предельной мощи ислама и о хрупкой, парадоксальной красоте христианской культуры. Герои по-разному переживают свое одиночество, по-разному относятся к самым важным вещам — к порядку, к свободе, к неизбежности смерти.

Осипов Максим Александрович  
обложка книги Карма Карма

Журналистка газеты «Желтый тупик» внезапно узнает о том, что она неизлечимо больна и – по необъяснимому стечению обстоятельств – именно в этот момент встречает свою главную любовь…

Как работает желтая пресса? Как снимается прямой телеэфир? Каковы принципы зарабатывания денег в сегодняшнем мире, и существуют ли вообще эти самые «принципы»? Действительно ли судьба подает нам знаки, и готовы ли мы читать их? Может ли настоящая любовь стать панацеей от любой болезни?

Максимов Андрей Маркович  
обложка книги Каменный плот Каменный плот

Пером Сервантеса – волшебней сказки, глубже притчи, горше мифа – всего-то лишь, казалось бы, увеселительно-праздная фантазия;

глазами деревенского дурачка-философа – нагляднейший в его повседневности "геологический срез" исторического бытия;

языком житейских анекдотов-поучений – немой крик нескончаемой трагедии человечества;

акварелью легче пуха – потаенные глубины в каждом – фреска, застывшая в алмаз;

рассеянная улыбка всепрощения, таящая невыразимую неисчерпаемую скорбь, давно уже привычную и посему недостойную упоминания:

таков роман "Каменный плот" – редкий повод пожалеть, что по литературе Нобелевскую премию (1998: "Воспоминания о монастыре") дважды в одни руки не дают.

Сарамаго Жозе  
обложка книги Кони святого Марка Кони святого Марка

Павич может говорить с позиции наследника балканских цивилизаций не потому, что ему было суждено родиться под этим небом, а потому, что он сумел найти путь к ценностям минувших эпох.

Милан Комненич

В Милораде Павиче следует видеть не только писателя абсурда, но и рассказчика, не имеющего себе равных, оказавшегося под развалинами нашего образа мышления.

Attain Bosquet (Le Figaro, Париж)

Если реализм означает рассмотрение людей и событий с одной определенной точки зрения, то можно сказать, что Павич использует умноженные и подвижные точки.

Charles Simic (World & I. Washington)
павич Милорад  
обложка книги Кысь. Зверотур. Рассказы Кысь. Зверотур. Рассказы

В книге представлено собрание прозы Татьяны Толстой: эссе «Зверотур», более двадцати рассказов и роман «Кысь», за который автор была удостоена премии «Триумф». «Кысь» – актуальная антиутопия, страшная и прекрасная сказка о гибели нашей цивилизации, о мутировавших горожанах, дичающих в радиоактивных лесах, но главное – о деградации языка, все еще узнаваемого, но уже малопонятного.

Толстая Татьяна  
Крыса Сандемусе Аксель  
Куба — любовь моя

Долго я не могла заснуть, как всегда со мной бывало от избытка впечатлений. Но и заснув, я видела одно и то же: несется по шоссе серая «Волга», хохочут, поют сидящие в ней люди, полощется на ветру газета с сановными портретами. Хрущика сняли. Брежнев вместо него.

Свет Жанна Леонидовна  
обложка книги Каталог Латура, или Лакей маркиза де Сада Каталог Латура, или Лакей маркиза де Сада

Николай Фробениус, популярный норвежский писатель, драматург и сценарист, дебютировал сборником «Водоворот» (1986), удостоился единодушной похвалы критиков за первый роман «Прославленная любовь молодого Вильгельма Оксеншерны» (1989); «ирония и бурлеск... язык и возрождение эстетического идеала Платона... непредсказуемые повороты сюжета». В 1996 году вышел роман «Каталог Латура», который мгновенно принес Фробениусу всемирную известность. Сегодня книга переведена на 10 языков, причем в английском и французском изданиях имеет заглавие «Лакей маркиза де Сада». События романа разворачиваются во Франции XVIII века (время и место действия те же, что в «Парфюмере» Патрика Зюскинда, и это отнюдь не единственная из замеченных критикой параллелей со знаменитым бестселлером). Главный персонаж, зачатый в результате жестокого изнасилования и с рождения лишенный чувствительности к боли, исполнен желания отомстить за смерть матери; он посвящает себя анатомии, поискам болевого центра в человеческом мозге и становится верным подручным маркиза де Сада.

Фробениус Николай  
обложка книги Книга русских инородных сказок Книга русских инородных сказок

Жанр сказки продолжает жить, правда сегодня сказки больше рассчитаны на взрослых, чем на детей. В книгу вошли авторские произведения, отобранные известным писателем Максом Фраем и отражающие, по его мнению, современное положение дел в данной области.

Фрай Макс  
обложка книги Книга Дины Книга Дины

УНЕСЕННЫЕ СЕВЕРНЫМ ВЕТРОМ…

Бурная, полная страстей и опасных приключений история непредсказуемой, яркой и своевольной красавицы Дины — как никакая другая книга достойна называться «Европейские Унесенные Ветром».

Хербьёрг Вассму — самая популярная в Европе современная скандинавская писательница, лауреат множества престижных литературных премий. В Норвегии соотечественники называют ее королевой прозы, а европейская критика в один голос провозгласила Вассму новой Маргарет Митчелл.

Вассму Хербьерг , Книга Дины  
обложка книги Конченые Конченые

Компания молодых людей проводит «лишнее время» незамысловато: они катаются в метро по кольцевой, распивая коньяк; тусуются в «ауди» со «сломанной головкой блока», мечтая скопить денег на починку – и рвануть в Крым; смотрят клипы и «Симпсонов» и курят у Урюковой, когда ее родители в очередной раз уезжают за границу. Все это проходит под музыку (они всегда врубают ее на полную) – жизнь вокруг них сама похожа на бесконечный клип, а клип не вызывает лишних эмоций.

Страна в очередной раз развешивает плакаты, проводит «агитконцерты», призывает голосовать – но молодые люди родились в развал СССР, они видели перестройку – и что-то типа демократии – и если они идут на «концерт за свободу слова» – то за бесплатным пивом.

Это субъективный, но очень узнаваемый портрет поколения 80+, написанный молодым режиссером Катей Гордон. Автор рассказывает о своих ровесниках, которые «пережидают свое лишнее время»в машине с поломанной головкой блока, в стране, которая тоже чинит свои механизмы. Главная героиня озабочена поиском собственной жилплощади – поиском своего места в «новом царстве-государстве». Главный вопрос, который стоит перед всеми персонажами повести вынесен в эпиграф: «Что делать дальше – идти еще двадцать лет раз делают так другие?» (А. Рембо)

Гордон Катя  
обложка книги Книга царя Давида Книга царя Давида

«Книга царя Давида» — это поразительная смесь конформизма и бунтарства, готовности веры и цинизма, простодушия и мудрости. Автор пишет о царе Давиде — жестоком и талантливом политике, но его история может быть спроецирована на любого правителя, ставшего деспотом и тираном.

Гейм Стефан  
Комбинации против Хода Истории (Сборник повестей)

Сборник повестей, посвященных Гражданской войне

Гергенредер Игорь  
обложка книги Ключ к полям Ключ к полям

Книга эта — комедия дель арте, разыгранная в декорациях XXI века. Гротескный, фантастический мир, герои которого исполняют интермедии на тонкой веревке, соединяющей сон и явь, фарс и трагедию, магию и реализм; шитая пестрыми нитками фантасмагория, текст-ключ, текст-маска, текст-игра, ведущая по ромбам, как по классикам, в густонаселенную загадками Страну Чудес

ГАМАЮН Ульяна  
обложка книги Короткая проза (сборник) Короткая проза (сборник)

«Короткая проза – это удар ножа, оставляющий долгое наркотическое воздействие. Настоящий рассказ – это жестко процеженная квинтэссенция романа, впрыснутого в один прием. Рассказ не пишется – он сначала проживается, а потом чеканится», – сказал Михаил Веллер о новеллистике в интервью еженедельнику «Аргументы и время».

В книгу включено большинство лучших и наиболее характерных рассказов Веллера. Их разноплановость, непохожесть друг на друга – неизменный авторский принцип. Собранные вместе, рассказы создают уникальный по яркости и оригинальности новеллистический корпус.

Содержание сборника:

Фант.

Все уладится

Транспортировка

Долги

Кошелек

Трибунал

Кнопка

Узкоколейка

Подполковник Ковалев

Хочу в Париж

Реал. 

Конь на один перегон

А вот те шиш

Недорогие удовольствия

Правила всемогущества

Дети победителей

Модерн.

Последний танец

Лодочка

Бермудские острова

Свободу не подарят

Возвращение

Миг

Ни о чем

Цитаты

Коротк.

Апельсины

Сопутствующие условия

Поправки к задачам

Паук

Думы

Эхо

Разные судьбы

Легионер

Свистульки

Юмор.

Идет съемка

Плановое счастье

Кентавр

Хочу быть дворником

Веллер Михаил Иосифович  
Кто-то,с кем можно бежать

По улицам Иерусалима бежит большая собака, а за нею несется шестнадцатилетний Асаф, застенчивый и неловкий подросток, летние каникулы которого до этого дня были испорчены тоскливой работой в мэрии. Но после того как ему поручили отыскать хозяина потерявшейся собаки, жизнь его кардинально изменилась - в нее ворвалось настоящее приключение.

В поисках своего хозяина Динка приведет его в греческий монастырь, где обитает лишь одна-единственная монахиня, не выходившая на улицу уже пятьдесят лет; в заброшенную арабскую деревню, ставшую последним прибежищем несчастных русских беспризорников; к удивительному озеру в пустыне...

По тем же иерусалимским улицам бродит странная девушка, с обритым наголо черепом и неземной красоты голосом. Тамар - певица, мечтавшая о подмостках лучших оперных театров мира, но теперь она поет на улицах и площадях, среди праздных прохожих, торговцев шаурмой, наркодилеров, карманников и полицейских. Тамар тоже ищет, и поиски ее смертельно опасны...

Встреча Асафа и Тамар предопределена судьбой и собачьим обонянием, но прежде, чем встретиться, они испытают немало приключений и много узнают о себе и странном мире, в котором живут.

Давид Гроссман соединил в своей книге роман-путешествие, ближневосточную сказку и очень реалистичный портрет современного Израиля. Его Иерусалим - это не город из сводок политических новостей, а древние улочки и шумные площади, по которым так хорошо бежать, если у тебя есть цель.

Гроссман Давид  
обложка книги Как я потерял первенство Как я потерял первенство Бакланов Григорий  
обложка книги Кондратий Кондратий Бакланов Григорий  
обложка книги Кумир Кумир Бакланов Григорий  
обложка книги Косовский одуванчик Косовский одуванчик

Июнь 1999 года. Войска НАТО заняли Косово. Главная героиня – косовская сербка Мария Лепич, – несмотря на опасность, остается в Косове. Зачем? В силу случайности? Чтобы быть пристрастным свидетелем происходящего? Потому что ее родители похищены албанцами? Из любви к британскому офицеру? Или к американскому сержанту? Может ли она сама ответить на этот вопрос? Знает ли хоть один герой правду о происходящем с миром и с ним самим? Остаются ли хоть какие-то надежные вещи, и не хрупки ли они, как одуванчик? Смотри, не растопчи!


Косовские сербы верят: у того, кто растопчет одуванчик, умрет мать. Поэтому бравого британского десантника Гарольда Кина, спустившегося на парашюте на зеленый луг, молодая косовская сербка Мария Лепич первым делом предупреждает: не растопчи одуванчик. Так начинается знакомство и любовь на фоне войны – любовь, которая не может закончиться иначе как трагически.

1999 год, Косово оккупировано войсками НАТО, албанцы упорно вытесняют сербов из Приштины, заставляя их за бесценок продавать свои жилища и бизнес, однако Мария не спешит уезжать. Будучи выпускницей романо-германского отделения университета, она нанимается переводчицей к НАТОвцам и, используя связи, старается помогать знакомым сербам и евреям, которых албанцы не любят. Тем, кто хочет знать, почему она не уезжает в Сербию, Мария говорит, что албанцы похитили ее родителей, и она надеется получить о них сведения. Но что удерживает девушку в Приштине на самом деле – красный берет Кин, решивший дезертировать из войск НАТО, майор Шустер, который имеет большое влияние в городе, или сержант Джон, молодой американец, красавец и начинающий писатель? Этого, похоже, не знает и сама Мария. Возможно, она хочет стать свидетельницей всего того, что творится в родном Косове. И, не исключено, даже погибнуть в нем.

Пуриша Джорджевич - классик югославского кинематографа 1960-х, оказавший немалое влияние на знаменитого Эмира Кустурицу. Побывавший во время Второй мировой войны юным партизаном и узником нацистского концлагеря, Джорджевич в своем творчество особенно часто обращается к военно-партизанской теме. Поэтому параллели между Второй мировой и НАТОвскими бомбежками, многократно проводимые в его романе «Косовский одуванчик», конечно же, не случайны – по его мнению, разница между фашистской и НАТОвской оккупацией Сербии не так уж велика. Более того, в предисловии автор с гордостью вспоминает свое военное прошлое и, предвидя возражения по поводу того, как он изобразил албанцев и НАТОвцев (не самыми симпатичными ребятами), заранее отвечает, что готов к остракизму так же, как был готов к смертному приговору со стороны немцев в 1942 году.

Хотя в его трагикомическом романе Джорджевича активно осуждаются военные действия в Югославии, среди героев нет настоящих злодеев – ни среди албанцев, ни среди сербов, ни даже среди НАТОвцев, кроме разве что Клинтона, Блэра и Олбрайт. Даже албанец Джиновици, открывший антисербскую пиццерию под названием «Хитлери», которую потом переименовали в «Хилари» и канадская журналистка, отсылающая заведомо ложный сюжет об убийстве сербами албанской девочки, но отказывающаяся рассказать миру о притеснении албанцами евреев, потому что это «не актуально», отказываются скорее комическими, чем зловещими фигурами. В конфликтах, подобных югославскому, бессмысленно искать одного виноватого и делать его козлом отпущения. Война – штука сложная, нелепая, гротескная, одновременно и страшная и смешная, и, чтобы в ней разобраться, лучше всего именно так ее и показать. Это и проделывает в своей книге Пуриша Джорджевич.

Джорджевич Пуриша  
Курортная идиллия Искандер Фазиль  
обложка книги Колосс Маруссийский Колосс Маруссийский

Книга Генри Миллера «Тропик Рака» в свое время буквально взорвала общественную мораль обоих полушарий Земли. Герой книги, в котором очевидно прослеживалась личность самого автора, «выдал» такую череду эротических откровений, да еще изложенных таким сочным языком, что не один читатель задумался над полноценностью своего сексуального бытия... Прошли годы. И поклонники творчества писателя узнали нового Миллера — вдумчивого, почти целомудренного, глубокого философа. Разумеется, в мемуарах он не обошел стороной «бедовую жизнь» в Париже, но рассказал и о том, как учился у великих французских писателей и художников, изложил свои мысли о мировой литературе и искусстве. Но тут же, рядом — остроумные, лишенные «запретных тем» беседы с новыми друзьями: бродягами, наркоманами, забулдыгами, проститутками...

Колоссом Маруссийским Генри Миллер называет греческого литератора и издателя Георгоса Кацимбалиса, родившегося и жившего в небольшом городке Неон Амаруссион, или просто Марусси. Переводчик стихов греческих поэтов на английский язык, издатель журнала «Новая литература» и глава влиятельной группы литераторов, известной как «Поколение 1930-х», Кацимбалис был колоритной фигурой на культурной сцене довоенной и послевоенной Греции. Сочинительству он нашел достойную замену, предпочтя «искусство жизни» искусству литературы, и стал живым воплощением духа эллинизма, возрождавшегося в стране в 1940-е гг.

Миллер Генри  
обложка книги Кот и полицейский. Избранное Кот и полицейский. Избранное

Вскоре после войны в итальянскую литературу вошло новое поколение писателей. Закалившие свое мужество в боях с фашизмом, верящие в свой народ и ненавидящие произвол и угнетение, они посвятили свое творчество самым острым проблемам эпохи. Одним из самых талантливых в этой плеяде – в Италии ее именуют теперь средним поколением – был Итало Кальвино. Он родился в 1923 году, был участником Сопротивления. Сопротивлению посвящена и первая его книга — небольшой роман «Тропинка к паучьим гнездам», выпущенный в свет в 1946 году. С тех пор он опубликовал несколько десятков рассказов, три маленькие повести и трилогию «Наши предки», включающую остроумнейшие произведения, в равной мере заслуживающие названия философских сказок и исторических романов: «Рыцарь, которого не существовало», «Виконт, которого разорвало пополам» и «Барон на дереве». Кроме того, Кальвино принадлежит обработка более чем двух сотен итальянских народных сказок. Совсем недавно вышла его новая повесть «День на избирательном участке».

(Из предисловия к книге)

Кальвино Итало  
обложка книги Капля Капля

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам – данное издание, пожалуй, наиболее полное их собрание.

Буццати Дино  
обложка книги Красным по черному Красным по черному

«Красным по чёрному» — первая часть «Невской САГИ», начало которой теряется в веке двадцатом, в предвоенном СССР и блокадном Ленинграде. Основные события книги, однако, разворачиваются в сегодняшнем Петербурге — городе мистически прекрасном и жестоком одновременно. Роковой вихрь, закруживший героев романа, не раз заставит и читателя перенестись из настоящего в прошлое, чтобы вновь вернуться в день нынешний — «с кругов собственных на круги чужие». И с кругов тех уже не сойти никому: ни девочке-школьнице, ни вору в законе, ни милицейскому генералу, ни ворожее. Ибо то, чему предназначено случиться, выбито на скрижалях их судеб — красным по чёрному…

Огнев Александр Невская сага  
обложка книги Котигорошко Котигорошко Кожелянко Василь  
обложка книги Корни травы Корни травы

Книга посвящена жизни талантливого парнишки, ставшего национальным героем Ямайки. События происходят на фоне колоритнейших картин бытия растаманов.

Телвелл Майк  
обложка книги Красная пленка Красная пленка

Сборник рассказов столь широкого тематического и жанрового диапазона — от зарисовки армейского госпиталя перестроечных времен, через картину сознания бывшего малолетнего узника еврейского гетто выходящих к товарного вида страшилкам под Сорокина — что феномен заслуживает изучения. Проступает трагичная картина поисков современным молодым прозаиком — темпераментным, литературно одаренным (в условиях полной закомплексованности жанровыми и стилизаторскими задачами дар находит выход в эпитеты и сравнения, которые здесь точны и художественны), но правоверно приверженным моде и ориентации на успех — своего места в современной жизни, где все решают высокие технологии, а художественный мир — устаревшая категория. Место это — на рынке. В супермаркете.

Елизаров Михаил  
Конь в пальто Лукьянова Ирина  
обложка книги Ключ от бездны Ключ от бездны

Прозу Масодова нельзя назвать «страшной», ибо находится она по ту сторону страха. Она открывает пространства Ритуала, единственно возможного Ритуала — Смерти. Так же, как Смерть является частью жизни, так и масодовские сочинения не имеют отношения к «литературе» в розановском смысле, к "текущей словесности", о которой пишут благонамеренные критики.

Масодов — как на его сайте — "последний советский писатель". Он действительно продолжает советскую прозу. Продолжает серьезно и целеустремленно. Представим себе архетип "советской прозы", особенно, "советской прозы для юношества", — ее романтику заговоров и партизанщины, ее безжалостность к врагам и друзьям, ее фантастической силы пафос окончательной победы неважно чего над чем — и признаемся, что в Масодове этот архетип воплотился идеально. Масодов — стальной писатель; его идеальный читатель — стальной пионер, идущий строем где-то в стальном Валгалле подростковой культуры, чеканя шаг, на ремне — кортик, в руках — бронзовая птица. Советская культура, умерев, застыла в артефакт; Илья Масодов — лучший писатель этой страны Смерти.

Масодов Илья  
Карцер – репортаж из ада. Из спецсизо 99 1

Автор отсидел 4 года в федеральной спецтюрьме ИЗ 991, самом мрачном и загадочном "учреждении" современной России. Маньяки, киллеры, руководители ОПГ, воры в законе…

Сижу в карцере… Итак, с чего всё начиналось, тем же самым всё и заканчивается: карцером. В карцере я написал первые листки этих заметок, в карцере же напишу, по всей видимости, и последние. Круг замкнулся.

Мавроди Сергей  
Кокон Хафизов Олег  
Киж Хафизов Олег  
обложка книги Казино Казино

Его величество случай…

Он – главный кукольник в нашей жизни. Спорить с ним бесполезно, играть – опасно. Но это так заманчиво – обмануть судьбу! Рискнуть всем, даже жизнью. И получить все – или потерять последнее…

Казино – это храм фортуны. Казино – это место, где сбываются мечты и рушатся последние надежды. Казино – это Мекка для богачей и авантюристов, ристалище для азартных игроков, готовых сразиться с самой судьбой.

Итак, делайте ваши ставки, господа!!!

Андреев Олег  
обложка книги Кубики Кубики

Сборник новых рассказов Михаила Елизарова "Кубики" - это 14 историй, объединенных единой стилистической атмосферой, которую можно было бы (весьма приблизительно) охарактеризовать как художественный синтез прозы Андрея Платонова, Юрия Мамлеева, Ирвина Уэлша, Кафки и раннего Сорокина.

Действие этих жестких и одновременно романтических историй происходит в условные "девяностые" на окраине какого-то неназванного города. Художественная виртуозность, демонстрируемая Елизаровым в "Кубиках", настолько очевидна и впечатляюща, что заставляет читателя погрузиться в елизаровский мир с головой - как в захватывающее кино наподобие "Груза 200" Алексея Балабанова или Blue Velvet Дэвида Линча.

Елизаров Михаил  
Квартирант Осинский Валерий  
обложка книги Камероны Камероны

Р. Крайтон повествует о тяжком труде рабочих-шахтеров в Шотландии в конце XIX века, об их борьбе за свои права.

В романе «Камероны» нашли отражение семейные предания и легенды о жизни шотландских рабочих. Поначалу он развивается в жанре семейной хроники, повествуя о судьбе нескольких поколений шотландских шахтеров. Однако постепенно роман перерастает границы «семейного» жанра. История рабочей семьи становится частью истории, судьба Камеронов тесно переплетается с важнейшими социальными конфликтами эпохи.

Крайтон Роберт  
Кошачьи игры Агамамедова Гюлюш  
обложка книги Как роман Как роман

«Если, как то и дело говорится, мой сын, моя дочь, молодежь не любят читать — не надо винить в этом ни телевизор, ни современность, ни школу».

«Кого же? — Спросите Вы, — и главное, что же в этом случае делать?» В своем книге «Как роман» Даниэль Пеннак щедро делится методами столь же простыми, сколь и результативными.

Педагог, Пеннак блестяще воплотил эти методы в школе и научил любви к чтению своих учеников. Писатель, он заставил читать и любить свои книги весь мир.

Пеннак Даниэль  
обложка книги Курьезы военной медицины и экстертизы Курьезы военной медицины и экстертизы

Застольный треп судмедэксперта. Застольный треп судмедэксперта. Курьезы судебной экспертизы, истории из области медкриминалистики и редкие случаи военной медицины.

Ломачинский Андрей  
обложка книги Кино, вино и домино Кино, вино и домино

В новой книге Марии Арбатовой описан экологический российский кинофестиваль, проходящий на живописном побережье южной Италии под присмотром местной мафии. Автор показывает шокирующие хитросплетения отношений российских кинозвезд, художников, новых русских, жительниц Рублевки и калабрийских мафиози. В бурлеске фестивального карнавала отчетливо звучит тема близости русского и итальянского менталитетов.

Яркий событийный ряд, остроумные диалоги и бешеный ритм повествования, характерные для прозы Марии Арбатовой, обещают этой книге судьбу бестселлера.

Арбатова Мария  
Красная лягушка

Симаки Кэнсаку — известный японский писатель, хорошо знакомый с жизнью деревни. В 1928 г. был арестован за участие в крестьянском движении.

Свои первые рассказы Симаки Кэнсаку опубликовал в шестнадцать лет. Его наиболее известный роман «Поиски жизни» («Сэйкацу-но танкю», 1934) был отмечен премией Китамура Тококу. Симаки Кэнсаку — признанный мастер короткого рассказа. На русском языке публиковались его рассказы «Слепой» («Интернациональная литература», 1935, № 4), «Черный кот» (сб. «№ 36», М., 1968). В 1952 г. в Японии завершено издание «Собрания сочинений» Симаки Кэнсаку.

Новелла «Красная лягушка» («Акагаэру») переведена по тексту серии «Собрание произведений мировой новеллистики», т. 17 (Токио, 1962) и вошла в сборник «Красная лягушка» (М., 1973).

Кэнсаку Симаки  
обложка книги Ключ Сары Ключ Сары

Жаркий июль 1942 года. Около десяти тысяч евреев, жителей Франции, томятся в неведении на стадионе «Вель д'Ив». Старики, женщины, дети… Всех их ожидает лагерь смерти Аушвиц. Десятилетняя Сара рвется домой, к четырехлетнему братику, закрытому на ключ в потайном шкафу. Но она вернется в Париж слишком поздно…

Спустя шестьдесят лет Джулия, американка по происхождению, пытается понять, почему французские власти позволили уничтожить своих соотечественников, Что же стало причиной трагедии — страх или равнодушие? И нужны ли сегодня слова покаяния?

Росней Татьяна де  
обложка книги Красные волки, красные гуси (сборник) Красные волки, красные гуси (сборник)

Новый сборник финалиста премии «Большая книга – 2009» Марии Галиной – это путешествие в тонкие миры, существующие бок о бок с нашим. Они, как дольки диковинной луковицы, врастают один в другой. Они невероятно реальны и необычны одновременно.

Вот мир зеленых людей с Марса, способных сбить с идеологической линии яростного атеиста-большевика. А это мир добрых фей – железнодорожных смотрителей, регулирующих движение земных поездов. А следом за ним мир Красной утки, сокровищница орнитолога, – там живет жестокий егерь с молодой женой, а жена у него не простая и даже не человек, хоть и кажется им…

Давно не было писателя, умеющего пробудить во взрослом – подростка, в разуверившемся – зажечь душевную искру, уставшему – вернуть силы и самообладание перед лицом испытаний и возможных неудач.

Галина – тот редкий и уникальный автор, который прямо сейчас умеет вести разговор с читателем на той, уже почти забытой волне, на которой в детстве говорили с нами любимые книги.

Галина Мария  
обложка книги Культя Культя

Нужно было потерять руку, чтобы излечиться от алкоголизма и переехать из Ливерпуля в валлийский курортный городок. Нужно было сбежать от угрозы смерти, чтобы попробовать забыть о грязи, кошмарах и провалах памяти. Но прошлое настигает: в дребезжащей машине с севера к нему уже едут два наемных убийцы, у которых имеется лишь приблизительное представление о добыче: им нужно найти однорукого человека…

Роман английского писателя Нила Гриффитса «Культя» удостоен премии «Валлийская книга 2004 года». Впервые на русском языке.

Гриффитс Нил  
обложка книги Капитализм (сборник) Капитализм (сборник)

«Капитализм» – повесть-комикс молодого прозаика Олега Лукошина, вошедшая в шорт-лист премии «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР».

Двадцатилетнего молодца Максима отец с матерью послали из дома «на хер». С собой Максим взял только том «Капитала» – и отправился по миру зарабатывать деньги. Его ждала работа вором, грузчиком, человеком-сосиской, собирателем помидоров, рикшей – и везде он попадал в тяжелую зависимость от безжалостных эксплуататоров…

В книгу также вошли нашумевшая хард-роковая повесть «Судьба барабанщика», остросюжетная история «Дороги, которые нас выбирают» и прочие «рок-н-ролльные рассказы».

Лукошин Олег Константинович  
Кто идет? Достян Ричи Михайловна  
Как дважды два По Алекс  
Концерт

Из цикла "Записки влюбленного менестреля"

Роговцев Сергей  
обложка книги Когда мы не любим Когда мы не любим

Яркой страницей первого номера журнала «Поэзия, 21 век» стала новелла «Когда мы не любим…» известного драматурга, сценариста, члена Союза писателей России

Сазанович Елена Ивановна  
обложка книги Красота земная Красота земная

Рассказ «Красота земная» известного петербургского писателя, поэта и песенника Льва Куклина (1931–2004) – один из пяти неопубликованных при жизни автора рассказов. Это прощальный дар Человека, обладающего редкой способностью писать о любви и чувственных отношениях Мужчины и Женщины с пронзительной ноткой нежности.

Красота спасет мир… Главный герой – художник, проживший бурную событиями жизнь, потерявший жену и разочаровавшийся в городской жизни, оседает в деревне, где находит не только душевное успокоение в природе и простых человеческих отношениях, но и возрождается к новой жизни и новой любви.

Куклин Лев  
Кошка Дорофеев Владислав Юрьевич  
обложка книги Камни и молнии Камни и молнии Морочко Вячеслав Петрович  
обложка книги Крещенские гадания Крещенские гадания

 "Суженый, ряженый! Покажись мне в зеркале", - взывает героиня "Крещенских гаданий", совершая магический ритуал. И вот из глубины таинственного Зазеркалья перед ней предстает... она сама. В одно мгновение мир стал иным и иной стала судьба, но попробуй разгадай: Я+Я - это долгожданное счастье или вечное одиночество? Помочь здесь может только один человек - Иванна Карамазова, известная киевская ведьма, к которой рано или поздно приходят героини Лады Лузиной.

Лузина Лада  
обложка книги Как Карл Керимбаевич Джансеитов сделал из меня математика Как Карл Керимбаевич Джансеитов сделал из меня математика Бабий Алексей  
обложка книги Как я чуть не получил Нобелевскую премию Как я чуть не получил Нобелевскую премию Бабий Алексей  
Касатка и Кит

Роман о любви. И о счастье, которое могло быть.

Царицын Владимир  
Как мы сужали брюки

Неудобная поза, в которой я сидел, со стороны, по-видимому, казалась смешной. Халат моего научного руководителя оказался мне коротким, и белые ноги, выделяясь на пурпурном фоне канапе, являли собой картину, далекую от эстетичности. Я всегда поражался тому, как отдельные граждане живут в обстановке кричащих цветов и как им хватает нервов находиться в окружении огненно-красных, оранжевых или ярко-зеленых красок. Впрочем, это отдельный вопрос. Итак, я, весь сжавшись, сидел на канапе и нервно шевелил пальцами ног. На ногах у меня были вельветовые тапочки, которые также принадлежали моему научному руководителю.

Антов Ясен  
обложка книги Клиентка Клиентка

Герой романа, работая в парижском архиве, обнаруживает доносы, написанные во время немецкой оккупации на семью его близкого друга, погибшего в концлагере. Узнав имя доносчицы, герой начинает преследовать ее, чтобы выяснить причину ее поступка… Автор исследует сущность предательства, решает проблему морального выбора человека.

Ассулин Пьер  
Клавдия Вилор Гранин Даниил  
обложка книги Картина Картина

Даниил Гранин, лауреат Госпремии России и дважды лауреат Госпремии СССР, в романе «Картина» вновь обращается к проблемам большого общественного звучания.

Действие книги разворачивается в России конца XX века. Ответственность перед «малой родиной», памятными с детства местам заставляет героя романа Сергея Лосева совершать неординарные поступки, идти наперекор устоявшемуся мнению большинства.

Гранин Даниил  
Капитан и Враг Грин Грэм  
обложка книги Комедианты Комедианты

Талантливому английскому прозаику Грэму Грину (1904-1991) блистательно удавалось решить труднейшую задачу: передать тончайшие движения человеческой души на фоне глобальных проблем современного мира. Писатель мастерски создает образ героя, стоящего перед выбором между добром и злом. А выбор этот героям приходится делать и в романе «Комедианты», действие которого происходит в 60-е годы XX века на Гаити, и в «Нашем человеке в Гаване».

Грин Грэм  
Как я съел собаку Гришковец Евгений  
обложка книги Комнатный фонтан Комнатный фонтан

Бывший работник жилищно-коммунального хозяйства ГДР после объединения Запада и Востока пытается сделать карьеру в качестве агента по продаже комнатных фонтанов, самым неожиданным образом двигаясь от успеха к успеху.

Шпаршу Йенс  
обложка книги Клопы (сборник) Клопы (сборник)

Александр Шарыпов (1959–1997) – уникальный автор, которому предстоит посмертно войти в большую литературу. Его произведения переведены на немецкий и английский языки, отмечены литературной премией им. Н. Лескова (1993 г.), пушкинской стипендией Гамбургского фонда Альфреда Тепфера (1995 г.), премией Международного фонда «Демократия» (1996 г.)

«Яснее всего стиль Александра Шарыпова видится сквозь оптику смерти, сквозь гибельную суету и тусклые в темноте окна научно-исследовательского лазерного центра, где работал автор, через самоубийство героя, в ставшем уже классикой рассказе «Клопы», через языковой морок историй об Илье Муромце и математически выверенную горячку повести «Убийство Коха», а в целом – через воздушную бессобытийность, похожую на инвентаризацию всего того, что может на время прочтения примирить человека с хаосом».

Шарыпов Александр  
обложка книги Колеса Колеса

Это – одна из современных империй. Бизнес-империя. Мир гигантской автомобильной компании. Мир, подобный совершенному, безупречному механизму. Но каждый из винтиков этого сложного механизма прежде всего – человек. Человек, подверженный бурным страстям – жажде любви и успеха, денег и власти. Страстям, которые переплетают людские судьбы в немыслимый клубок интриг, почти что “дворцовых” в своей тонкой изощренности...

Хейли Артур  
обложка книги Книгарня «ШОК» Книгарня «ШОК»

  Нова, давно очікувана збірка короткої прози Євгенії Кононенко. У цій книжці авторка - відверта до самого денця, несподівано інша і водночас пізнавана за своїм унікальним стилем, який поєднує щирість, ностальгію та тонку іронію.

    Книжка складається з трьох частин. Частина перша - це цікаві життєві історії, приміром, про використання сучасних технологій у романтичних стосунках, або ж несподіваний погляд на, здавалось би, звичайні життєві ситуації. Частина друга - це драми самого життя, це біль за тією хвилиною, яка могла б усе змінити, але цього не сталося. А наостанок - три відверті есеї про долю сучасної жінки-письменниці, про заздрість та професійність.

    Окремі новели ще до виходу книжки були відзначені літературними преміями.

Кононенко Евгения  
обложка книги Книга мертвых-2. Некрологи Книга мертвых-2. Некрологи

Образ Лимонова-политика, Лимонова-идеолога радикальной (запрещенной) партии, наконец, Лимонова-художника жизни сегодня вышел на первый план и закрыл собой образ Лимонова-писателя. Отсюда и происхождение этой книги. Реальное бытие этого человека, история его отношений с людьми, встретившимися ему на его пестром пути, теперь вызывает интерес, пожалуй, едва ли не больший, чем его литературные произведения.

Здесь Лимонов продолжает начатый в «Книге мертвых» печальный список людей, которые, покинув этот мир, все равно остаются в багаже его личной памяти. Это художники, женщины, генералы, президенты и рядовые нацболы, чья судьба стала частью его судьбы.


Эдуард Лимонов. Книга мертвых-2. Некрологи. Издательство «Лимбус Пресс». Москва. 2010.

Лимонов Эдуард Вениаминович  
обложка книги Кровавая комната Кровавая комната

Синяя Борода слушает Вагнера и увлекается символистами. Кот в сапогах примеряет роль Фигаро. Красная Шапочка зубастее любого волка. Любовь Красавицы обращает зверя в человека, но любовь Чудовища делает из человека зверя.

Это — не Шарль Перро. Это — Анджела Картер, удивительная и неповторимая. В своем сборнике рассказов, где невинные сюжеты из Шарля Перро преобразуются в сумрачные страшилки, готические и эротические, писательница добилась ослепительного совершенства...

Картер Анджела  
обложка книги Колыбельная для Волчонка Колыбельная для Волчонка

Две жизни. Две судьбы. И одна любовь.

Любовь, в которую давно уже не верит автогонщик по прозвищу Белый Волк, внешне — мужественный супермен, а на поверку — мучительно одинокий, изверившийся в жизни человек…

Любовь, которая озаряет новым светом жизнь независимой и гордой Ирины, не так давно потерявшей все, что было ей дорого, погруженной в черный омут безнадежности…

Две боли. Две надежды на счастье. И — одна любовь...

Знаменская Алина  
обложка книги Крыса Крыса

Сегодня Анджей Заневский (род. в 1940 г.) один из самых модных прозаиков Западной Европы. Его ставят в один ряд с Ф. Кафкой, Дж. Джойсом, А. Камю.

Творческая судьба писателя складывалась необычно: первое польское издание повести “Крыса” появилось лишь после выхода в свет её перевода на чешский язык (1990) и переводов на девять других языков, выпущенных издательствами Дании, Финляндии, Франции, Испании, Голландии, Германии, США, Великобритании, Италии. А написал А. Заневский свою “Крысу” ещё в 1979 году!

Повесть «Крыса» – это не просто книга о животных, хотя, возможно, и такое восприятие имеет право на существование. Это, напротив, рассказ о движущих обществом законах, о наших мифах, о правде и лжи, о любви и надежде, о тоске и одиночестве.


Заневский Анджей Безымянная трилогия  
обложка книги Как Как

Али Смит (р. 1962) — одна из самых модных английских писательниц — известна у себя на родине не только как романистка, но и как талантливый фотограф и журналистка. Уже первый ее сборник рассказов «Свободная любовь» («Free Love», 1995) удостоился премии за лучшую книгу года и премии Шотландского художественного совета. Затем последовали роман «Как» («Like», 1997) и сборник «Другие рассказы и другие рассказы» («Other Stories and Other Stories», 1999). Роман «Отель — мир» («Hotel World», 2001) номинировался на «Букер» 2001 года, а последний роман «Случайно» («Accidental», 2005), получивший одну из наиболее престижных английских литературных премий «Whitbread prize», — на «Букер» 2005 года. Любовь и жизнь — два концептуальных полюса творчества Али Смит — основная тема романа «Как». Любовь. Всепоглощающая и безответная, толкающая на безумные поступки. Каково это — осознать, что ты — «пустое место» для человека, который был для тебя всем? Что можно натворить, узнав такое, и как жить дальше? Но это — с одной стороны, а с другой… Впрочем, судить читателю.

Смит Али  
обложка книги К последнему городу К последнему городу

Пятеро европейцев, трое мужчин и две женщины, отправляются в путешествие по Андам к развалинам полулегендарного города Вилкабамбы – города, в котором инки нашли свое последнее пристанище в борьбе с завоевателями-испанцами. Никто из путников даже не догадывается о том, что им предстоит преодолеть не только все тяготы путешествия, но и взаимное недопонимание и даже враждебность. Примириться с прошлым и заново обрести себя – вот основная задача, которую приходится решать европейцам.

Таброн Колин  
обложка книги Кентавр в саду Кентавр в саду

Книги Моасира Скляра прежде не были известны русскоязычному читателю, но, несомненно, после знакомства с романом «Кентавр в саду» вы станете поклонниками этого мастера.

Романтическая история мальчика-кентавра, родившегося в семье евреев-эмигрантов, не может оставить читателя равнодушным. Герой мучительно долго добивается воплощения своей мечты, а достигнув ее, понимает, что пожертвовал слишком многим.

Скляр Моасир  
обложка книги Конец ученичества Конец ученичества

Александр Пятигорский – известный философ, автор двух получивших широкий резонанс романов «Философия одного переулка» и «Вспомнишь странного человека…». Его новая книга – очередное путешествие внутрь себя и времени. Озорные и серьезные шокирующие и проникновенные, рассказы Пятигорского – замечательный образчик интеллектуальной прозы.

Пятигорский Александр Моисеевич  
обложка книги Книга Одиночеств Книга Одиночеств

Одиночество — вещь болезненная и мучительная, но для думающего человека очень нужная. Поэтому необходимо научиться создавать свое одиночество, находясь в эпицентре общественной жизни.

Фрай Макс, Горалик Линор  
обложка книги Красный сион Красный сион

Земля обетованная. Красный Сион. Первое в мире еврейское государство, основанное в 1934 году, оказывается, существует до сих пор! Евреи всего мира стремились попасть сюда еще до Второй мировой войны, евреи Европы могли спастись здесь от Холокоста. Не спаслись…

По площади больше многих европейских стран. Здесь все – как мечтали отцы-основатели сионизма: свои герои и трусы, свои полицейские, воры и проститутки, палачи и жертвы, поэты, мечтатели и политиканы. Здесь рождаются, любят, умирают и помнят об умерших. Здесь делают еврейскую историю. Здесь – на границе России и Китая, в бескрайней приамурской тайге. Книга основана на реальных событиях, имена некоторых персонажей изменены.

Мейлахс Александр  
обложка книги Кролик разбогател Кролик разбогател

Гарри больше не в силах бунтовать и бороться с судьбой. Он давно уже плывет по течению, наслаждаясь всеми прелестями жизни немолодого и очень состоятельного мужчины.

Любовь сменил случайный секс. Семейная жизнь превратилась в лицемерие. Ненависть к мещанским радостям уступила место жажде накопительства.

Гарри стал завзятым циником, утратив то, что некогда выделяло его из толпы.

Но что скрывается под его показной, нарочитой «обыкновенностью»? Об этом не подозревает даже он сам…

Апдайк Джон Кролик  
обложка книги Кролик вернулся Кролик вернулся

Бунт Гарри, заведомо обреченный, завершился, разумеется, разгромным поражением.

Гарри проиграл войну с миром, где простые радости бытия душат всякую попытку обрести свободу и независимость?

Или только теперь ему предстоит понять, что в пылу бунтарского ниспровержения основ он совершенно забыл о нормальных человеческих ценностях?

Пока Гарри, упивающийся собственным унижением, боится задавать себе эти вопросы. Но рано или поздно ему придется взглянуть в лицо реальности…

Апдайк Джон Кролик  
обложка книги Кролик успокоился Кролик успокоился

Только с возрастом приходит истинная мудрость. Когда-то Гарри отказывался верить в это.

Он слишком торопился жить — то отчаянно бунтовал, то гонялся за плотскими радостями и материальными благами.

Но теперь все это сменилось покоем мудрости.

Энгстром окидывает взглядом прошлое: кто он — неудачник или победитель?

Была его жизнь лишь «путем всякой плоти» — или горела в нем некогда искра божественного пламени?

Никто не сможет судить Кролика так строго и честно, как он сам…

Апдайк Джон Кролик  
обложка книги Киевское «Динамо» Киевское «Динамо» Кетро Марта  
обложка книги Как накрылось одно акме Как накрылось одно акме Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Катапульта Катапульта

Книга Василия Аксенова «Катапульта» составлена из произведений, написанных в разные годы.

О месте человека в жизни, о его духовном и физическом мужании в труде и столкновении с житейскими сложностями говорят его произведения.

Аксенов Василий  
обложка книги Кесарево свечение Кесарево свечение

В новом, впервые публикуемом романе Василия Аксенова «Кесарево свечение» действие — то вполне реалистическое, то донельзя фантастическое — стремительно переносится из нынешней России в Америку, на вымышленные автором Кукушкины острова, в Европу, снова в Россию и Америку. Главные герои — «новый русский» Слава Горелик, его возлюбленная Наташа и пожилой писатель Стас Ваксино, в котором легко угадывается автор.

Василий Аксенов Павлович  
обложка книги Круглые сутки нон-стоп Круглые сутки нон-стоп Аксенов Василий Павлович  
обложка книги Кот Кот

В новую книгу Александра Покровского, автора знаменитых книг «РАССТРЕЛЯТЬ», «72 МЕТРА» и многих других — вошли рассказы, написанные в последние годы, и новый роман «Откровения кота Себастьяна...»

Речь автора, вложенная в аллегорические «уста животного», звучит едко и комично. И полные сил герои предстают Себастьяну в самых неожиданных ракурсах, о чем он и повествует.

Покровский Александр  
обложка книги Когда боги спят Когда боги спят

У губернатора погибает сын. С этой нелепой ранней смертью начинается полоса несчастий в жизни проигравшего новые выборы человека, который лишь в середине жизни пробует понять ее смысл, постичь самого себя и окружающих, оценить меру и тяжесть грехов.

Алексеев Сергей Трофимович  
обложка книги Конец зимы Конец зимы Мори Ёсио  
Командировка

Новый роман Анатолия Афанасьева — о крупном современном московском НИИ с его скоростями, с накалом не всегда заметных глазу страстсй, атмосферой постоянного поиска.

Мысль о том, что такие понятия, как честь, совесть, порядочность, неотделимы от высокой гражданской позиции, составляет идейный стержень романа.

Афанасьев Анатолий Владимирович  
обложка книги Круги и треугольники Круги и треугольники Балл Георгий  
Круги руин Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Камень и жажда (Короткие рассказы) Камень и жажда (Короткие рассказы) Балл Георгий  
обложка книги Корпорація ідіотів Корпорація ідіотів Денисенко Лариса  
обложка книги Кольцо ведьм Кольцо ведьм

В «Кольце ведьм», на берегу Черного моря Крыма, героя втягивают в свою игру весты, представительницы ведической цивилизации. События развиваются совершенно для него неожиданно, а игра все больше и больше затягивает. Возврат к прежней жизни становится невозможен!

Будимир  
КАВАЛЕРЫ МЕНЯЮТ ДАМ

Александр Рекемчук известен российским и зарубежным читателям как автор повестей «Время летних отпусков», «Молодо-зелено», «Мальчики», «Железное поле», романов «Скудный материк», «Нежный возраст», «Тридцать шесть и шесть», экранизациями этих произведений.

Его новую книгу составили повести «Пир в Одессе после холеры» и «Кавалеры меняют дам», в которых подлинность событий и героев усилена эффектами жанра non fiction.


Рекемчук Александр  
обложка книги Комплекс Ромео Комплекс Ромео

Find – Fuck – Forget. Удобный принцип, по которому живет весь мир. Те, кто не могут забыть, приговорены к жалкому ничтожному существованию. Можно, вырвавшись из питерской театральной атмосферы, опуститься на криминальное дно московской лимиты (убить или сыграть – вот в чем вопрос). Можно, хлебнув сексапильной мудрости Таиланда, обрести уединение в Китае. Но где найти в себе силы отменить этот приговор…

Замешанная на популярных киноцитатах, блестящая литературная импровизация. Скандальная исповедь современного Ромео, не потерявшего способность любить.

Донцов Андрей  
обложка книги Крылья ужаса Крылья ужаса

Юрий Мамлеев — родоначальник жанра метафизического реализма, основатель литературно-философской школы.

Сверхзадача метафизика — раскрытие внутренних бездн, которые таятся в душе человека.

Самое афористичное определение прозы Мамлеева — Литература конца света.

Жизнь довольно кошмарна: она коротка… Настоящая литература обладает эффектом катарсиса, ее исход таинственное очищение, даже если жизнь описана в ней как грязь.

Мамлеев Юрий  
обложка книги Камера наезжает! (сборник) Камера наезжает! (сборник)

«Там, наверху - по моему ведомству, - всегда заботились о том, чтобы я понимала смысл копейки. А поскольку от природы я - мотало, то для такого понимания приходилось меня тяжко учить. Полагаю, выдумывание принудительных работ входило в обязанности моего ангела-хранителя. Это он выписывал наряды.

Пускаясь в то или иное предприятие, я всегда предчувствую, как посмотрят на дело там, наверху: потреплют снисходительно по загривку или как говаривала моя бабушка, "вломят по самые помидоры "

И некуда деться - я обязана сполна уплатить по ведомости, спущенной мне сверху, даже если невдомек мне - за что плачу.»

Д.Рубина

Рубина Дина  
обложка книги Корабельные новости Корабельные новости

Не­за­дач­ли­вый жур­на­лист по­сле се­мей­ной тра­ге­дии воз­вра­ща­ет­ся из Нью-Йор­ка на о. Нью­фа­унд­ленд, зем­лю сво­их пред­ков. Тра­ги­ко­мич­ная ро­ман­ти­че­ская ис­то­рия о не­сколь­ких по­ко­ле­ни­ях нью­фа­унд­ленд­ских по­се­лен­цев — кла­не Ку­ой­лов, — пол­ная жут­ких се­мей­ных тайн, гру­ст­но­го юмо­ра и ли­риз­ма. Пу­ли­це­ров­ская пре­мия за 1994 год.


«Корабельные новости» Энни Прул — сильная, энергичная проза, с героями, которые вполне могли бы стать персонажами «черной комедии», если бы не общий лирический тон повествования и не мягкий авторский юмор.

Начинающий журналист после неудачных попыток устроиться в Нью-Йорке и бесславного финала семейной жизни приезжает с двумя дочерьми на о. Ньюфаундленд, землю своих предков. Перед его глазами проходит вся страшная и поучительная история его рода — клана Куойлов, оживают картины, полные чудес и знамений. Столкнувшись лицом к лицу с демонами прошлого, Куойл начинает ценить настоящее, встречает любовь, которая не знает боли и унижений.

Этот роман выдвинул Энни Прул в ряд лучших американских прозаиков. За «Корабельные новости» она была удостоена нескольких престижных литературных наград, в том числе Пулицеровской премии (1994).

Прул Эн­ни  
обложка книги Когда рассеется туман Когда рассеется туман

Имение Ривертон, Англия, 1924 год. Известный поэт покончил с собой во время вечеринки в честь летнего солнцестояния. Свидетелями были только две сестры-аристократки: обаятельная и жизнерадостная Эммелин, и красивая, умная, страстная Ханна. Одна — преклонявшаяся перед ним, другая — бывшая по слухам его любовницей. С тех пор сестры никогда не разговаривали друг с другом. Что же произошло на самом деле? Правду знала лишь горничная Грейс Ривз, всю жизнь пытавшаяся забыть события той ночи. Но семьдесят лет спустя, когда кинорежиссер из Голливуда решила снять фильм о произошедшем, старые воспоминания пробудились, и хранимые секреты начали открываться…

Мортон Кейт  
обложка книги Камень надежды Камень надежды

«– Ага, скотина! А если мы вот тебе сейчас голову спилим?! Вот этой вот пилой спилим живому? Хорошо тебе будет? Ну, признавайся, скотина! Плохо или хорошо?»

Бычков Андрей  
обложка книги Конский Левушка Конский Левушка

«Была ночь, ночь чужой страны, когда самой страны не было видно, только фосфоресцирующие знаки, наплывающие бесформленными светляками из темноты, скрытые в ней, в темноте, несветящиеся сами по себе, загорающиеся только отраженным светом фар. Седая женщина вела маленькую машину. Молодой человек курил на заднем сиденье. Он очень устал, от усталости его даже слегка тошнило, но он все же не отказал себе в сигарете, в конце концов это была другая страна.».

Бычков Андрей  
Красная Казанова

В неком губернском городке, в одном и том же месте, в трамвае, у пассажиров пропадает вся одежда. Ответственный за общественный транспорт Прохор Филиппович Куропатка – в панике. Уже начались партийные чистки, а тут: «…чистейшая контрреволюция!». Главный по общественному транспорту (товарищ ГПОТ) начинает расследование… Повесть полна подлинного исторического материала и будет интересна не только любителям Зощенко, Булгакова, Гумилевского и пр. Но и всем неравнодушным к этому яркому периоду нашей истории. Как и вся проза Сергея Волкова «Красная Казанова» написана прекрасным языком и не содержит ненормативной лексики, однако в силу пикантности некоторых эпизодов не рекомендована лицам не достигшим восемнадцатилетнего возраста.

Волков Сергей  
Кон

Если рассматривать нынешнее состояние в обществе с концептуальных позиций “всё разрешено, что не запрещено”, то создаётся питательная среда для размытия существующей культуры и замены её на любую другую, угодную тем, кто осуществляет контроль за СМИ и образованием, в первую очередь. существующая концепция порождает множество законов, запрещающих то или иное, юристы их толкуют, учатся обходить, что в свою очередь порождает новые законы, учитывающие уловки по обходу старых и так без конца, порочный круг...

Попытка описать некое явление через отрицание - бесперспективна.

Простой способ описать явление - просто выразить его в какой-либо форме, проще всего в лексической.

 Что же такое кон? Ведь очевидно от этого слова идут и такие слова как исконно, испокон, конституция и прочие.

И каким должен быть этот кон?

Бульба Дмитрий  
обложка книги Когда отключают ток Когда отключают ток

«Трр-р-рр! Я путешествую в одних носках. Хоп-па! Проверка документов в автобусе. Денег осталось на два дня. Я не хочу работать. Шепнуть этой: „Черные чулки скоро выйдут из моды“. Йок – сделать ртом той. Вышел из автобуса. Иду пешком. Просто иду и иду по улице. Вон там мусорщик. Надо бы попреследовать и его. Потому что я – зомби! Йах-ха!»

Бычков Андрей  
обложка книги Калямбра Калямбра

Александр Покровский снискал заслуженную славу блистательного рассказчика. Он автор полутора десятков книг, вышедших огромными тиражами. По его сюжетам снимаются фильмы.

Интонации А. Покровского запоминаются навсегда, как говорится, с пол-оборота, потому что он наделен редкостным даром в тривиальном и обыденном различить гомерическое. Он один из немногих на литературной сцене, кто может вернуть нашей посконной жизни смысл эпического происшествия. Он возвращает то, что нами утрачено. Он порождает смыслы, без которых нельзя жить. Хотя бы на то время, когда мы читаем его замечательную прозу. Ведь то, что пишет А. Покровский – литература.

Покровский Александр Михайлович  
обложка книги Компромисс Компромисс

Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции. Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих. Верил Довлатов в одно — в «улыбку разума».

Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия повсеместную известность. Увы, он умер как раз в ту минуту, когда слава подошла к его изголовью. На родине вот уже десять лет Довлатов — один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки...

Сергей Довлатов говорил, что похожим ему быть хочется только на Чехова. Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика.

Довлатов Сергей  
обложка книги Как я был Рычанчиком Как я был Рычанчиком

Один из рассказов о жизни Андрея Неклюдова.

Автор не призывает нас никому сочувствовать, или безумно радоваться чьему-то сказочному марьяжу и прочим вери-хепи-эндам.

Неклюдов Андрей  
обложка книги Кинокава Кинокава

Савако Ариёси (1931–1984), одна из самых ярких писательниц Японии, в своем романе рассказывает о женщинах трех поколений знатного рода Матани, взрослевших, любивших, страдавших и менявшихся вместе со своей страной на фоне драматических событий японской истории первой половины XX века.

Ариёси Савако  
Комната мести Скрипников-Дардаки Алексей  
обложка книги Каменные клены Каменные клены

«…ворота "каменных кленов" были заперты, и вокруг не было ни камней, ни кленов — только обожженные ежевичные плети на стене, сложенной из неровных кусков песчаника, суровая римская кладка: такому дому никакой пожар не страшен… "постоялый двор сонли" — было выбито на медной табличке, под ней висела еще одна — побольше, из белой жести: «осторожно, во дворе злые собаки», на нижней табличке кто-то мелко приписал красным фломастером: "и злокозненные змеи"».

Дебютный роман Лены Элтанг «Побег куманики» вошел в шорт-лист премии Андрея Белого и «Национального бестселлера», а критики назвали его «лучшим русским романом последних лет». Новая книга — виртуозная игра в детектив, на радость ценителям изящной словесности. Тайна ведьминого пансиона, дыхание Ирландского залива, причудливые легенды Уэльса, история любви, проходящей путь от страсти к ненависти, загадка смерти, которой, может статься, и не было, — это книга-обманка, герои которой столь мастерски меняют маски и путают следы, что разгадать тайну прошлого для них не менее важно, чем понять смысл настоящего…


Внимание! Сохранена авторская орфография и пунктуация!

Элтанг Лена  
обложка книги Краткий китайско-английский словарь любовников Краткий китайско-английский словарь любовников

Роман Го Сяолу написан от лица молодой китаянки, отправляющейся в Лондон учить английский язык. О жизни в Европе она не знает ничего; ее представления о Западе — причудливая смесь отрывочных фактов из школьной программы и голливудских клише. Поэтому с первого же дня жизнь в Лондоне становится для нее постижением нового, чужого мира, где все не так: и еда, и грамматика, и отношения между людьми. На помощь ей приходит любовь. Кажется, в симпатичном одиноком англичанине средних лет она находит свое счастье, свое будущее, свой «дом». Но ее возлюбленный — человек очень непростой. У него своя, давным-давно сложившаяся система ценностей, в которой многое противоречит мировоззрению юной Чжуан. И вот парадокс: чем лучше влюбленные узнают друг друга, тем выше вырастает между ними стена непонимания…

Язык — еще один главный герой этой книги. Продираясь через тернии английской грамматики, Чжуан постигает западную культуру и образ жизни, картину мира западного человека.

Го Сяолу  
обложка книги Кромешник Кромешник

Автор, скрывающийся за псевдонимом О`Санчес, написал книгу о Криминале – и не только о нем. И хотя о «Кромешнике» уже отзывались как о русском антиподе «Крёстного отца», за внешней детективностью повествования скрывается глубокий психологический роман осуществовании на грани жизни и смерти, света и кромешной тьмы…

Действие романа происходит в преступной среде вымышленной страны Бабилон; в центре повествования – история жизни Кромешника – гения криминалитета, загадочной полудемонической фигуры.

Текст книги представлен в авторской редакции.

О`санчес Мир Бабилона Скачивание и чтение запрещены По требованию правообладателя
обложка книги Кто трогал мой «блэкбери»? Кто трогал мой «блэкбери»?

Потрясающий сатирический роман, написанный по мотивам самой скандально знаменитой «колонки полезных советов» за всю историю американской «корпоративной культуры»!

Эпистолярная проза XXI века в е-мейлах!

«Мартин Льюкс», виртуальный идеал современного яппи, интернет-воплощение Люси Келлауэй, дает советы читателям и почитателям на все мыслимые и немыслимые случаи жизни.

Но что, если этот персонаж однажды обретет жизнь собственную?

Как он будет выживать в «суровом реале»?

Конечно, нестандартно!

Келлауэй Люси  
обложка книги Концерт. Путешествие в Триест Концерт. Путешествие в Триест

Новелла «Концерт» — это удивительная философская сказка, в аллегорической форме рассказывающая о вине и искуплении.

Одиночество человека в переполненном мире людей — тема новеллы «Путешествие в Триест», которая принесла автору по-настоящему широкую известность. Минимализм — фирменный стиль писателя — придает повествованию динамичность и позволяет держать читателя в напряжении.

Ланге Хартмут  
Королевский зал Мальханова Инна  
Колымская повесть Олефир Станислав Михайлович  
обложка книги Ключ от башни Ключ от башни

Гилберт Адэр — писатель, которого Айрис Мердок назвала «последним эстетом от современной беллетристики». Стиль его, легкий без легкомыслия и «литературный» без выспренности, не подкупает читателя простотой непосредственности, но — затягивает, точно в паутину, в сплетение мыслей и чувств, эмоций — и импрессий.

Читать прозу Адэра приятно, отчаянно интересно и — увлекательно в лучшем смысле этого слова.

Превращать детективы в блистательно-интеллектуальную «игру ума» — или, наоборот, стилизовать интеллектуальную прозу под классический детектив — пытаются многие. Однако мало кому удавалось сделать это так легко и изящно, как получилось у Гилберта Адэра в романе «Ключ от башни».

…История загадочного обмена машинами двух немолодых, печальных людей кажется поначалу всего лишь любопытным анекдотом.

Кажется.

Поначалу…

Адэр Гилберт  
обложка книги Карибские каникулы, или Метанойа Карибские каникулы, или Метанойа

Колдовство. Приворотная магия. Родовые проклятия.

Кто верит в них всерьез?

Возможно, наивные клиентки ведуний-шарлатанок да молоденькие девушки, помешавшиеся на «вампирской готике»?

Но уж точно не преуспевающий стоматолог Ирина и не ее приятельница, бизнес-леди Анжела!

Однако неожиданно в их упорядоченную благополучную жизнь вторгается мистика

Марина все сильнее запутывается в сетях нового поклонника - мастера черной магии Сергея

Анжела внезапно узнает, что стала жертвой таинственного договора, который заключила с силами Тьмы ее бабка

У кого просить помощи?

Как справиться с загадочным, могущественным Злом?..

Крылова Ирина  
обложка книги Ксендз Ксендз

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Сосновский Ежи Ночной маршрут  
обложка книги Круглые кубики Круглые кубики

У девочки, девушки, женщины с необычным именем Микаэла и судьба должна быть необычной. В детстве она меняет бабушкины агатовые бусы на пластмассовые и подкладывает яблоки под майку, чтобы оптически увеличить почти отсутствующий бюст. Потом, в переломные 90-е, изучая журналистику, попутно торгует на вещевом рынке. Позже судьба забрасывает ее в Германию. Было ли это бегством? Нет, скорее попыткой проверить себя на прочность. В Германии Мика выходит замуж за психиатра, с которым не соскучишься, открывает свою юридическую фирму, а в свободное время помогает голодающим гастарбайтерам из бывшего СССР, то и дело попадая в нелепые, смешные ситуации и проявляя неизменную находчивость, а то и героизм. И, что самое важное, Мика никогда не теряет присутствия духа и своего неподражаемого чувства юмора.

Мосьпанов Анна  
обложка книги Китай Китай Кузьминская Анна  
Край вечнозеленых помидоров Абузяров Ильдар  
обложка книги Казанова. Последняя любовь Казанова. Последняя любовь

История самого загадочного из любовных приключений Казановы, как известно, обрывается в его «Мемуарах» почти на полуслове — и читателю остается лишь гадать, ЧТО в действительности случилось между «величайшим из любовников» и таинственной женщиной, переодетой в мужской костюм…

Классик современной французской прозы Паскаль Лене смело дописывает эту историю любви Казановы — и, более того, создает СОБСТВЕННУЮ увлекательную версию ПРОДОЛЖЕНИЯ этой истории…

Лене Паскаль  
Когда стреляют гаубицы Флегель Вальтер  
обложка книги Каспар, Мельхиор и Бальтазар Каспар, Мельхиор и Бальтазар

Мишель Турнье не оспаривает евангелиста, но создает свою историю о волхвах, принесших загадочные дары к вифлеемской колыбели… Как Булгаков с историей о Пилате, он играет с историей волхвов, царей с Востока. Царь Мероэ, принц Пальмиры, владыка Ниппура… Откуда они пришли и куда отправились дальше?

Все, что говорит о волхвах евангелист, является правдой, утверждает писатель, Однако это не вся правда. Дело в том, что на самом деле, волхвов было четверо…

Турнье Мишель  
обложка книги Крокодил под кроватью Крокодил под кроватью

В тот день, когда X. X. обнаружил у себя под кроватью крокодила, он понял, что у него действительно серьезная проблема. Не понимая, реальность это или же плод больного воображения, он обратился к врачу. «Крокодилит» — недолго думая, поставил диагноз тот, как будто это самый обычный грипп…

Можно ли рассказать с юмором об одиночестве и недостатке общения? Мариасун Ланда мастерски делает это в своей книге, выдержавшей уже десяток изданий, переведенной на несколько языков и получившей в 2003 году Национальную испанскую премию в области детской и юношеской литературы.

Наверное, эта смешная история будет лучшим лекарством от крокодилита, чем крокодифил, крокодиталидон и крокодитамин вместе взятые.

Ланда Мариасун  
обложка книги Когда отдыхают ангелы Когда отдыхают ангелы Аромштам Марина Семеновна  
обложка книги Кати в Италии Кати в Италии

Кати снимает квартиру вместе с подружкой Евой. Однажды они выигрывают небольшую сумму денег и решают отправиться в Италию. Рим, Милан, Венеция, соборы, музеи, магазины — и, конечно, любовь!

Линдгрен Астрид Кати  
Кисейная барышня

Введите сюда краткую аннотацию

Мэккин Уолтер  
обложка книги Кляйнцайт Кляйнцайт Хобан Рассел  
Канзас Добинс Стивен  
Копия Бродского

Поэт в России - больше чем поэт

Е. Евтушенко

Хвалев Юрий Александрович  
обложка книги Каюта Каюта