Интернет-библиотека NemaloKnig.info: читай-качай!

По книгам:
 [EN]  [0-9]
По авторам:
 [EN]  [0-9]
По сериям:
 [EN]  [0-9]

Книги жанра «Современная проза» на букву «З»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги Зверь по имени Брем Зверь по имени Брем

Один из любимых рассказов писательницы — «Зверь по имени Брем» — повествует о судьбе собаки.

Катасонова Елена  
обложка книги Заморозь мне «Маргариту» Заморозь мне «Маргариту»

Сэм Джонс живет в Лондоне, у нее разноцветные волосы, она носит грубые башмаки на шнуровке, слушает кошмарную музыку и ваяет грандиозные абстрактные скульптуры. Еще Сэм Джонс дружелюбна, она нравится мужчинам (а мужчины нравятся ей), у нее странноватые друзья, и она поминутно спотыкается о трупы. Словом, у Сэм Джонс невероятно интересная и насыщенная жизнь, но несмотря на свою панковскую наружность, девушка она очень серьезная и ответственная.

Очутившись в ночном клубе с сомнительной репутацией, Сэм неожиданно получает предложение оформить спектакль по пьесе Шекспира. Дав согласие, она погружается в странный, загадочный, забавный и неожиданно жутковатый мир театра, где у каждого своя тайна, где гетеросексуалы притворяются геями, звезды – дурочками и где интриги порой заканчиваются смертями, очень похожими на убийства.

Лорен Хендерсон пишет детективы, но ее книги – при соблюдении всех канонов жанра – отнюдь не банально-криминальное развлечение, это городские комедии с яркими персонажами, тонкими наблюдениями, порой рискованными шутками и неожиданным финалом. «Заморозь мне «Маргариту» – смешная и захватывающая театральная история с удивительно нестандартной и притягательной героиней.

Хендерсон Лорен , Сэм Джонс  
Земные одежды Нагим Фарид  
обложка книги Записки отставного медицин-майора Записки отставного медицин-майора

За свою пока не очень продолжительную жизнь Владимир успел надышаться знойным воздухом Афганистана и потерять друзей на войне (его несколько странный псевдоним навеян афганской строкой в биографии), глотнуть лиха в Чернобыле.

Он был военным врачом, потом работал на “скорой помощи”.

Сейчас живет в Соединенных Штатах. Вот такая у него жизненная география: Могилев — Кундуз — Чернобыль — Полоцк — Нью-Йорк…

Шуля-Табиб Владимир  
обложка книги Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения

Не спится из-за боязни за судьбу человечества? Соседи затеяли недоброе и пускают через вентиляцию отравляющий газ, а через розетки — смертоносные лучи? Жена изменяет с инопланетянами? А может, она еще и ведьма к тому же? Соседняя галактика готовится к вторжению на Землю через ваш балкон? Спасение есть — вызывайте нашу психиатрическую спецбригаду. У нас отличные специалисты, высококлассный (хоть и слегка навязчивый) сервис, палаты с окнами на солнечную сторону, гречневой каши просто завались — очень помогает от дурных мыслей…

Малявин Максим  
обложка книги Завод Завод

Два произведения И. Штемлера объединяет общая производственная тематика, жанр городского делового романа.

Роман «Завод» («Обычный месяц») посвящен жизни коллектива приборостроительного завода. Роман «Универмаг» — о людях, работающих в сфере обслуживания.

Проблемы, поднимаемые автором в романах, в высшей степени актуальны. Речь идет об изображении людей с новым экономическим, государственным мышлением, о постановке проблемы рабочей чести, творческой инициативы.

Штемлер Илья  
обложка книги Засуха Засуха Топорков Владимир Фёдорович  
обложка книги Заговор ангелов Заговор ангелов

«Заговор ангелов» – новый роман Игоря Сахновского. Роман мог бы показаться мистическим, если бы не был так насыщен невыдуманными событиями.

Фамильная легенда гласит: загадочная женщина, исчезнувшая два века назад, по сей день является мужчинам и кардинально меняет их судьбы. У героев постепенно возникает ощущение: все, что однажды случилось, лишь притворяется мифом, но повторяется вновь и вновь…

Сахновский Игорь  
обложка книги Золото Иссык–Куля Золото Иссык–Куля

Сборник «Золото Иссык–Куля» включает рассказы, эссе и небольшую повесть, давшую название всей книге. Действие рассказов происходит в Европе, Израиле, таинственном Тибете, в родном Кыргызстане. В центре внимания автора жизнь простых людей, отличие и схожесть их судеб в разных странах мира. Археологические раскопки и тайны истории, поиск спрятанных в глубокой древности сокровищ лежат в основе сюжета приключенческой повести «Золото Иссык–Куля». В исторических рассказах читатель может познакомиться с жизнью выдающегося путешественника–исследователя Тянь–Шаня Северцова Н. А., полной лишений и стоизма жизнью бывшего монаха Свято–Троицкого иссык–кульского монастыря Ираклия. Для широкого круга читателей

Кадыров Виктор  
обложка книги Завтраки 43-го года Завтраки 43-го года Аксенов Василий Павлович  
обложка книги Заметки пассажира. 24 вагона с комментариями и рисунками автора Заметки пассажира. 24 вагона с комментариями и рисунками автора

Однажды писатель Александр Кабаков предложил художнику Андрею Бильжо написать о железнодорожных путешествиях, которые ему пришлось совершить в жизни. Художник Бильжо немного удивился, но написал один рассказ. Постепенно таких историй и рисунков к ним набралось на целый поезд. В 24 главах – вагонах поезда – проезжают перед глазами читателя разные страны и разные времена. Мелькают портреты людей, предметы из прошлого, воспоминания, ассоциации… Эта книга – рассказ о жизни, а проницательный и остроумный взгляд автора – пишущего художника и психиатра – делает его особенно увлекательным.

Бильжо Андрей Георгиевич  
Заметки к рассказу о человеке, который не хотел умирать в одиночестве Эггерс Дейв  
Зеркало Кузнецова Зинаида  
обложка книги Заносы Заносы

Ироническая проза Бориса Тропина – явление самобытное и ни на что не похожее. Его главный герой упорно ищет свое место в жизни, а уж что находит и куда его «заносят» поиски – судить вам.

Тропин Борис  
обложка книги Зверочеловекоморок Зверочеловекоморок

Эта книжка – не для примерных детей. Примерные дети ничего из моих воспоминаний не извлекут. Не стоит и стараться. А вот проказники – совсем другое дело. Проказники найдут в этой невероятной истории много поучительного, уйму ценных мыслей, а главное – глубокое понимание и сочувствие их нелегкой доле. Я чуть было не написал: бездну понимания и сочувствия, но вовремя спохватился, что это прозвучало бы как фраза из предисловия к детской книжке. А мои удивительные приключения правдивы, как правда, самые что ни на есть взаправдашние.

Конвицкий Тадеуш  
обложка книги Золотой лис Золотой лис

Ежи Анджеевский (1909—1983) — один из наиболее значительных прозаиков современной Польши. Главная тема его произведений — поиск истинных духовных ценностей в жизни человека. Проза его вызывает споры, побуждает к дискуссиям, но она всегда отмечена глубиной и неоднозначностью философских посылок, новизной художественных решений. 

Анджеевский Ежи  
обложка книги Записки Безымянного [проза] Записки Безымянного [проза]

Сборник рассказов

Лайтбрингер Тимонг  
Знали, чего хотят
Поднявшись на второй этаж, в более изысканную часть дома, где пахло пудрой и загаром, духами и экстрактом для ванны, отец осторожно постучал в дверь, ведущую в комнату дочерей. Здесь запах был сильнее: резкая, отдающая осенью смесь скипидара и красок - так пахнет в обители воображения, может быть, гения. Отец улыбался своим мыслям, когда ему открыли дверь. ...
Брэдбери Рэй , Мэг и Мари  
За волчьей стаей

Опубликовано в журнале «Природа и охота», №12, 2002 год

Шперов Игорь  
Заместитель господа бога

В каждой работе есть смешное. В каждой работе есть грустное. Особенно, если работа — это жизнь, а жизнь — это работа. Те, кто ходит в горы постоянно, спасателей знают и уважают. Для тех, кто ходит изредка — они не более, чем экзотический антураж. А для тех, кому потребовалась их помощь — последняя надежда. Никто не знает, как им это удается, но они успевают даже тогда, когда это невозможно. Работа у ребят такая. В основу большинства эпизодов положены реальные случаи.

Гвор Виктор  
обложка книги Записки психопата Записки психопата

До недавнего времени подавляющее большинство читателей знало Венедикта Ерофеева лишь как автора "Москвы - Петушков". Конечно, и одного этого произведения хватило бы, чтобы его создатель занял не последнее место в российской словесности нашего столетия, однако творческое наследие Ерофеева оказалось гораздо шире. Более того - никто не может точно сказать, из чего оно состоит и каков его объем, ибо несколько последних лет восхищенные поклонники писателя имели возможность знакомиться все с новыми и новыми его текстами.

"Первым заслуживающим внимания сочинением считаются "Записки психопата" (1956-1958 гг.), начатые в 17-летнем возрасте, самое объёмное и нелепое из написанного."

Вен.Ерофеев. Из краткой автобиографии.

Ерофеев Венедикт  
обложка книги За стеклом За стеклом

Роман Робера Мерля «За стеклом» (1970) — не роман в традиционном смысле слова. Это скорее беллетризованное описание студенческих волнений, действительно происшедших 22 марта 1968 года на гуманитарном факультете Парижского университета, размещенном в Нантере — городе-спутнике французской столицы. В книге действуют и вполне реальные люди, имена которых еще недавно не сходили с газетных полос, и персонажи вымышленные, однако же не менее достоверные как социальные типы.


Перевод с французского Ленины Зониной.

Мерль Робер  
обложка книги Заложники любви Заложники любви

Как часто судьба преподносит нам сюрпризы и наша жизнь поворачивается вспять. Так происходит и с героями романа Юрия Перова «Заложники любви». Все они оказываются втянуты в сомнительный, далеко не законный, но достаточно прибыльный бизнес. Что руководит ими? Как они проявят себя? И что же важнее: деньги или любовь?

Перов Юрий  
Золотой палач (журнальный вариант)

…А вот если творец – совсем даже не писатель, но обыкновенный человек, в котором тем не менее есть эта искра преобразования мира? Как в героях новой повести Анатолия Приставкина «Золотой палач». Сложная, метафорическая и темная, она погружает нас в атмосферу подростковой мужской колонии под Загорском, где в годы после второй мировой войны почти с кинематографическим накалом страстей разыгрывается драма еще детской, но уже настоящей любви и ненависти. В основе повести – сложное сплетение жизненных историй беспризорника Саши Гуляева и девочки Кати, дочки местной учительницы литературы. Трагическим образом встречаются они в зале кинотеатра – как раз в тот вечер, когда Саше необходимо пройти испытание жестокостью и, доказывая главарям своего отряда, что он не трус, убить человека.

(Журнал «Октябрь №11, 2006»)

Приставкин Анатолий Игнатьевич  
Записки промышленного шпиона

СПИСОК ЗАКОННЫХ (пункты с первого по восьмой) И НЕЗАКОННЫХ (пункты с девятого по двадцатый) СПОСОБОВ ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ О КОНКУРЕНТАХ:

1. Публикации конкурентов и отчеты о процессах, полученные обычными путями.

2. Сведения, данные публично бывшими служащими конкурента.

3. Обзоры рынков и доклады инженеров-консультантов.

4. Финансовые отчеты.

5. Устраиваемые конкурентами ярмарки и выставки, а также издаваемые ими брошюры.

6. Анализ изделий конкурентов.

7. Отчеты коммивояжеров и закупочных отделов.

8. Попытки пригласить на работу специалистов, работающих у конкурента, и последующий анализ заполненных ими вопросников.

9. Вопросы, осторожно задаваемые специалистам конкурента на специальных конгрессах.

10. Непосредственное тайное наблюдение.

11. Притворное предложение работы служащим конкурента без намерения брать их на работу, с целью выведать у них информацию.

12. Притворные переговоры с конкурентом якобы для приобретения лицензии на один из патентов.

13. Использование профессиональных шпионов для получения информации.

14. Сманивание с работы служащих конкурента для получения информации.

15. Посягательство на собственность конкурента.

16. Подкуп сотрудников закупочного отдела конку рента.

17. Засылка агентов к служащим или специалистам конкурента.

18. Подслушивание телефонных и прочих разговоров.

19. Похищение документов, чертежей, технических образцов.

20. Шантаж и различные способы давления.

Разумеется, конкурент прибегает к тем же средствам.

«Кемикл инджинириш», 23 мая 1965 г.

Прашкевич Геннадий  
обложка книги Записки попадьи: особенности жизни русского духовенства Записки попадьи: особенности жизни русского духовенства Сысоева Юлия  
Зона вечной мерзлоты КОСТИШИН Анатолий  
обложка книги Затворник и Шестипалый Затворник и Шестипалый Пелевин Виктор  
обложка книги Задача Задача

Предположим, что Дон Кихот, закончив одну из своих бесчисленных схваток, убивает человека. Что будет дальше? Какие существуют возможные варианты дальнейшего развития событий?

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Замыслил я побег… Замыслил я побег…

Положенный в основу одноименного многосерийного телевизионного фильма роман Юрия Полякова — семейная эпопея, вбирающая в себя историю страны, семьи, отдельной личности. Это сплетение личных драм, которые разыгрываются на широком историческом фоне, начиная с брежневской эпохи через перестройку и вплоть до нашего времени. Это захватывающий сюжет, яркие характеры, социальная острота, тонкий юмор и утонченная эротика, а кроме того, глубокие и неожиданные размышления о тайнах супружеской жизни.

Легкий писательский юмор придает неповторимое очарование этой захватывающей и динамичной трагикомедии о «лишних людях» конца двадцатого века.

Поляков Юрий  
обложка книги Записки странствующего энтузиаста Записки странствующего энтузиаста

«Записки странствующего энтузиаста» — роман Михаила Анчарова, завершающий его трилогию о творчестве. Если в «Самшитовом лесе» (1979) исследуются вопросы научно-технического творчества, если роман «Как птица Гаруда» (1986) посвящен творчеству в области социального поведения, то «Записки странствующего энтузиаста» — это роман о художественном творчестве. Он написан в нетрадиционной манере, необычен по форме и отличается страстностью в отстаивании наших идеалов и оптимизмом. В этом романе причудливо переплетаются лирика, сатира, тонкие оригинальные наблюдения и глубокие философские размышления о сути искусства. Кроме того — это еще и остросюжетный роман-памфлет, в котором выделяется как главная и важнейшая проблема — борьба против термоядерной угрозы.

Анчаров Михаил Леонидович  
Зверь

В рассказе “Зверь” рассказывается о проказнике-коте, неизвестно откуда и зачем пришедшего в дом вдовы. На первый взгляд может показаться, что рассказ учит нас любить животных. Но, если всмотреться в образ кота, обратить внимание на развязку, сон вдовы, то можно понять, что смысл вовсе не в отношении человека к природе, а во взаимоотношениях между самими людьми. Улицкая ставит проблему одиночества человека, проблему непонимания между людьми. Через образ кота она показывает озлобленность сторон, но если его просто погладить, то есть просто отнестись к нему хорошо, то и он тоже ответит добротой и не будет вредить.

Улицкая Людмила  
обложка книги Зов пахарей Зов пахарей

Хачик Даштенц ( Тоноян Хачик Тоноевич ) – известный армянский писатель, поэт, переводчик – родился 15 апреля 1909 года в селе Даштаян Сасунского вилайета Западной Армении в семье пастуха. В последствии по названию родного села Даштенц и выбрал свое литературное прозвище. Многое увидел и пережил он, пройдя по дорогам беженства нелегкий путь от Сасунских гор до Восточной Армении, скитаясь по сиротским домам, пока не остановился в американском приюте в Александрополе (позднее Ленинакан, а ныне Гюмри), где и получил свое среднее образование. В 1932 году Даштенц окончил Ереванский государственный университет, а в 1940-ом – факультет английского языка в Московском институте иностранных языков. Начиная с первых шагов в литературе Даштенц был одним из самых читаемых и любимых авторов. Народное предание и документальная достоверность, этнографическая доскональность и сказка, быт, обычаи, обряды армянского народа – все это Даштенц капля, по капле впитывал в себя с самого детства и все это стало основой для создания эпической прозы, которой писатель посвятил, можно сказать, всю свою жизнь. В романах "Ходедан" (1950) и "Зов пахарей" Даштенц изобразил трагедию западных армян в годы 1-й мировой войны 1914-1918гг., пострадавших от геноцида армян в Турции. Написал также историческую драму “Тигран Великий” (1947). Даштенц также автор сборников стихов “Книга песен” (1932), “Весенние песни” (1934), “Пламя” (1936), “Горные цветы” (1963), где описаны будни родной страны – Армении. Хачик Даштенц известен также своими переводами многих трагедий и комедий У. Шекспира и поэмы Г. У. Лонгфелло “Песнь о Гайавате”. См. также: Сурен Агабабян – Хачик Даштенц и его роман-эпопея «Зов Пахарей»

Даштенц Хачик  
обложка книги Золотой палач Золотой палач

журнальный вариант («Октябрь» №11, 2006 год) оглавление § Ряд и место § Виноватые § Суд идет § Ожидание конца § Канун казни § Придурок § В день казни § Спокойной ночи § Свидание § Ночная гроза § Главный подсудимый § Суд идет § Визит Главного § Наш смешной дружок Швейк § Название § Праздник § Билет § Этапы жизни § Распахнутая дверь § Семь дней до… § Шесть дней до… § Пять дней до… § Четыре дня до… § Три дня до… § Два дня до… § Один день до… § Казнь § Возвращение § Эпилог

Приставкин Анатолий Игнатьевич  
Злой ангел Лагерквист Пер  
Золото Македонского Белов Руслан Альбертович  
обложка книги Записки українського самашедшого Записки українського самашедшого

Роман написано від імені 35-річного комп'ютерного програміста, який на тлі особистої драми прискіпливо, глибоко й болісно сканує усі вивихи нашого глобалізованого часу. У світі надмірної (дез)інформації і тотального відчуження він — заручник світових абсурдів — прагне подолати комунікативну прірву між чоловіком і жінкою, між родиною і професією, між Україною і світом.

За жанровою стилістикою «Записки українського самашедшого» — насичений мікс художньої літератури, внутрішніх щоденників, сучасного літописання і публіцистики. Це перший опублікований прозовий роман видатної української поетеси.

Костенко Ліна  
Завоевание Индии Голованов Василий  
Закон и справедливость Шленский Александр  
обложка книги Зеркало и маска Зеркало и маска

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозыпоздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Здорово, толстые! Здорово, толстые! Куваев Олег Михайлович Рассказы  
обложка книги За кулисами Apple, iЛИ Тайная жизнь Стива Джобса За кулисами Apple, iЛИ Тайная жизнь Стива Джобса

Эта нашумевшая книга представляет собой захватывающий бизнес-роман, события которого происходят в Силиконовой долине, Голливуде и Вашингтоне и описываются с точки зрения главного героя — исполнительного директора компании «Apple», благополучно обитающего в точке пересечения этих трех миров.

Вымышленный Стив Джобс (в миру Дэниэл Лайонс) — главный редактор журнала «Forbes», писатель. Лауреат двух самых престижных национальных премий в области художественной литературы и премии журнала «Playboy» за лучшее произведение в жанре фантастики. По итогам конкурса, объявленного изданием «Granta» в 1996 году, был назван лучшим молодым романистом Америки. Его суперпопулярный интернет-блог «Секретный дневник Стива Джобса» (fakesteve.blogspot.com) послужил основой для написания этой книги. Среди постоянных посетителей блога были замечены Билл Гейтс и настояший Стив Джобс, который отозвался об этом ресурсе как о «довольно прикольном».

 
обложка книги Зайцы за оградой Зайцы за оградой Штритматтер Эрвин  
обложка книги Заговор Заговор Гранин Даниил Александрович  
За все хорошее - смерть

Герои повести Максуда Ибрагимбекова внешне ничем не примечательны. Обыкновенные мальчики, живущие обычной мальчишеской жизнью. И заботы их, и проблемы — такие же, как у всех: взаимопонимание (часто — непонимание) с родными и друзьями, влюбленности, поиски своего места в классе, компании, в жизни. На первый взгляд — типичная «подростковая» проза, где все знакомо и предсказуемо. Но стоит лишь читателю найти этой книге место в кругу своих читательских представлений, как сюжет словно срывается с цепи, дидактическая новелла оборачивается драмой, героев занимает уже не мальчишеское соперничество, а подлинная борьба за жизнь.

«...Это такая идеальная мальчишеская подростковая проза, где все всерьез и по-настоящему и где не бывает времени на дурацкие игры...» (Ozon.Гид)

По книге поставлен фильм «Тайна горного подземелья».

Ибрагимбеков Максуд  
обложка книги Зигмунд в кафе Зигмунд в кафе Пелевин Виктор Олегович Греческий вариант  
обложка книги Запретные удовольствия Запретные удовольствия

Старому писателю женщины приносили только разочарования, боль и горе. На берегу моря, в минуту душевного разлада, он встречает прекрасного юношу Юити Минами, которого мучает тайная страсть - стремление к однополой любви. Из Юити писатель намерен создать орудие для отмщения всем женщинам, когда-то причинившим ему страдания. Но и на самом дне содомского разврата к юноше не пристает ни грязь, ни пошлость этого мира. Словно облако - холодный, легкий и равнодушный, - скользит он по стране людей.

Юкио Мисима  
обложка книги Затмение Затмение

Классик современной ирландской литературы Джон Бэнвилл (р. 1945) хорошо знаком русскому читателю романами «Афина», «Улики», «Неприкасаемый».

…Затмения жизни, осколки прошлого, воспоминания о будущем. Всего один шаг через порог старого дома — и уже неясно, где явь, а где сон. С каждым словом мир перестает быть обычным, хрупкие грани реальности, призраки и люди вплетены в паутину волшебных образов…

Гипнотический роман Джона Бэнвилла «Затмение» — впервые на русском языке.

Бэнвилл Джон  
ЗВЕЗДЫ И ПОЛОСЫ

Необходимые пояснения

Создать хронику “горячей эпохи” непросто. Она потому и была названа в прессе “горячей”, что события в ней, будто несколько фильмов, запущенных на одном экране, наслаивались друг на друга, сталкивались, смешивались, пересекались, образуя адский цветомузыкальный коктейль, в котором подчас невозможно было что-либо разобрать. Мы слышали грохот, но не понимали, где происходит обвал, мы видели черный тревожный дым, ползущий по небу, но не представляли, откуда идет пожар, мы чувствовали под ногами колебания почвы, но сам источник землетрясения был недоступен нашему взору.

К тому же, несмотря на все торжественные декларации последних десятилетий, несмотря на звучно провозглашенные демократию, гласность, свободу, ответственность, транспарентность, политика остается одной из самых закрытых областей человеческой деятельности. Мы, как правило, не знаем истинной подоплеки тех или иных событий, оказывающих непосредственное влияние на нашу жизнь, мы можем только догадываться о внутренних механизмах, приведших к тому или иному катастрофическому решению. Почему Соединенные Штаты начали войну в Ираке? Они сражались за демократию или хотели установить контроль над иракскими нефтяными полями? Почему те же Соединенные Штаты буквально продавили независимость Косова? Они действительно отстаивали права этнического меньшинства или с самого начала намеревались построить на данной территории крупнейшую в Европе военную базу, которая могла бы контролировать все Балканы?

Подлинные мотивы действий нам не доступны. Картина, наверное, прояснится, по обыкновению, лишь через много лет, когда будут написаны мемуары политиков и военных, когда будут рассекречены, как можно надеяться, соответствующие документы. Правда, тогда, кроме специалистов, это уже никого не будет интересовать.

И еще одно обстоятельство подвигло меня на этот нелегкий труд. Я, разумеется, не был участником тех событий, которые изменили весь глобальный ландшафт, не принимал судьбоносных решений и не влиял на перипетии сложной закулисной игры. От меня, это следует подчеркнуть, вообще ничего не зависело. И вместе с тем жизнь отдельного человека тоже имеет значение. Как по крохотной капле воды можно реконструировать весь океан, так по мыслям, желаниям, ощущениям отдельного “человеческого муравья” можно почти безошибочно судить обо всей эпохе. Не случайно Хейзинга и Бродель начали создавать “летопись повседневности”. Возможно, как полагал Карлейль, историю действительно движут герои, они ведут за собой народы, совершают подвиги, остающиеся в памяти людей на века, но не следует забывать, что само движения осуществляется миллионами воль, жизнями тех, кого история предает потом безжалостному забвению.

Я, возможно, никто, искорка бытия, эхо тени, частица мирового эфира. Моя роль в глобальных событиях не ощутима. Однако из виртуальных частиц, не имеющих даже массы, складывается физический мир вокруг нас, а из эфемерных желаний людей – ураганы, взметающие нагромождения прошлого.

Вот почему я сажусь за клавиатуру компьютера.

Вот почему слова у меня возникают как бы сами собой.

Великие преобразования не совершаются по воле одного человека.

Они происходят тогда, когда этого жаждут все.

Столяров Андрей  
обложка книги Званый обед с жареными голубями Званый обед с жареными голубями

Жанр рассказа имеет в исландской литературе многовековую историю. Развиваясь в русле современных литературных течений, исландская новелла остается в то же время глубоко самобытной.

Сборник знакомит с произведениями как признанных мастеров, уже известных советскому читателю – Халлдора Лакснеоса, Оулавюра Й. Сигурдесона, Якобины Сигурдардоттир, – так и те, кто вошел в литературу за последнее девятилетие, – Вестейдна Лудвиксона, Валдис Оускардоттир и др.

Лакснесс Халлдор Рыбаки уходят в море  
Заколоченные дачи Шергова Галина Михайловна  
обложка книги Зелёный туман Зелёный туман

 Цени своё время. Смысл этой фразы я понял совсем недавно, ознакомившись с историей Владимира Сергеевича Емельянова, такого же заядлого любителя порыбачить, как и я. Если коротко, то акцент нужно ставить на втором слове, а если читатель хочет узнать почему, то не сочтёт за труд прочитать записанную мною за Владимиром Сергеевичем историю его более чем странной жизни.

Григорьев Константин  
обложка книги Золотая книга. Пурана № 19 Золотая книга. Пурана № 19

История мира закончится. Точная дата, возможно, указана в знаменитой Золотой Книге, созданной тысячелетия назад могущественными индийскими богами, чтобы предопределить судьбу Вселенной. В течение пяти тысяч лет Книга считалась лишь красочным мифом, пока на ее след не напал московский менеджер, ученый и путешественник Алексей Санаев. Со своими спутниками он отправляется в очередное опасное приключение на остров Сентинель, на Андаманских островах, между Индией и Бирмой. Их цель – пурана № 19. Будущее открытие, возможно, перевернет судьбу всего человечества, а его собственная жизнь может оборваться в любой момент…

Санаев Алексей  
обложка книги Звездная бабочка Звездная бабочка

Их 144 тысячи человек. Солнечный парусник «Звездная бабочка» унес их с гибнущей Земли. И только через несколько сотен лет они найдут новый дом. За это время в летящем сквозь космос «городе» сменятся поколения и мировоззрения, произойдут революции и войны. Люди будут любить, ревновать, убивать друг друга. На раздираемом страстями изнутри и поврежденном метеоритами снаружи корабле останется шестеро. Но спуститься на новую планету смогут только двое.

Вербер Бернард  
Заполярная сказка Шустов Борис  
обложка книги Записки старого киевлянина Записки старого киевлянина

В начале 2007 года читатели «Газеты по-киевски» увидели первые выпуски целого цикла статей под общей рубрикой «Записки старого киевлянина». Их автор Владимир Заманский действительно стар и действительно киевлянин - из тех жителей столицы, кто с несколько неоправданной гордостью называют себя «настоящими» киевлянами. На самом деле предмета для гордости здесь нет, поскольку родиться в том или ином знаменитом городе - не наша заслуга и вообще никакая не заслуга, ибо это событие от нас абсолютно не зависело.Другое дело, что Киев и в самом деле знаменит и колоритен, равно как и его жители. Так что послушать рассказчика, который помнит очень многое из жизни этого города и этих горожан, всегда интересно.Предлагаемая вам книжка - это собранные воедино заметки Владимира Заманского, регулярно публиковавшиеся в столичной газете более года. Их можно читать подряд, можно выборочно. Вы увидите старый Киев - довоенный и послевоенный. Вы услышите неповторимую киевскую речь (столь же неповторимую, как речь одесситов или полтавчан, но все же иную). Вы вспомните свою молодость, если вы уже постарели, а если вы молоды, вам, наверно будет любопытно услышать от дедушки или бабушки, что вот, мол, и с нами происходило нечто подобное, и мы в школе играли в «доп-доп», и тоже рассказывали вот эти самые анекдоты, и с нами случались такие же истории…«Заметки старого киевлянина» публикуются без значительных изменений по сравнению с тем, что публиковалось в «Газете по-киевски». Но кое-что существенное автор все же добавил.

Заманский Владимир  
обложка книги Зачем далеко ходить? Зачем далеко ходить? Смехов Вениамин Борисович Из детского ящика  
Зворотня сторона Демонології

Я — суккуб. Моя мати була демоном, а батько, природньо, — монахом. Та, власне, ним міг бут хто завгодно: моя матінка ніколи і не намагалася впорядкувати за пріоритетами своє вельми активне сексуальне життя. Щоправда, я про це дізналася зовсім недавно. Виховання, знаєте, культурні обмеження часто не дають розкритися природнім здібностям. Не можна сказати, що цей факт мене здивував чи приголомшив. Ні. Він просто ввів мене в глибокий шоковий стан, заледве не вкоротивши мені життя. Мої тодішні почуття можна порівняти хіба що з почуттями дівчини, яку добрий лікар вітає з поповненням у сімействі. Таким ось лікарем став для мене пан Бішоп, викладач курсу Прикладної Демонології у нашому Університеті...

Соколян Марина  
Зигзаг Токарева Виктория  
обложка книги Заложники любви Заложники любви

А есть ли она эта любовь ? А может, придумали ее мечтатели-романтики? Создали для себя кумира и считали идеалами своих возлюбленных, страдали и мучились от непонимания, неразделенной любви, ставшей наказанием, а подчас и трагедией.

Так что же такое эта любовь, счастье или горе? Надо ли к ней стремиться и дорожить, как неземным даром, или лучше уйти от нее, чтобы не обжечь душу и сердце...

Но как на свете без любви прожить?

Нетесова Эльмира  
Закон жизни Астерискос Астерискос  
обложка книги Записки пинчраннера Записки пинчраннера

Герой романа известного японского писателя, инженер-физик, подвергся облучению во время нападения левацкой террористической группы на транспорт с ядерным топливом. Его история, воссозданная в записках автора-невидимки, служит предупреждением против грозящей миру ядерной катастрофы.

Оэ Кэндзабуро  
обложка книги Записки литературного негра Записки литературного негра

Это эссе о человеке, чьи романы выходят под чужими именами. Он делится своим опытом... Или - антиопытом?

Морозова Фотина  
обложка книги Земляничная тату Земляничная тату

Лорен Хендерсон, скандалистка и "дрянная девчонка" нынешней британской литературы, в сущности, пишет о себе. Ее героиня Сэм Джонс в юности также красила волосы в зеленый цвет и рыскала по лондонским помойкам в поисках материалов для своих скульптур. Но со временем странноватые скульптуры Сэм получили признание, и ей предложили выставить их в нью-йоркской галерее. Беспокойный и циничный Нью-Йорк встречает английских художников распростертыми объятиями, потоками коктейля "Маргарита" и убийством. Жертву нашли на Земляничной Поляне - священной для поклонников Джона Леннона. Пока ньюйоркцы глотают антидепрессанты, безалкогольные коктейли и вегетарианскую пиццу, а британцы пьют как сапожники, Сэм Джонс втягивается в безумную историю, в которой Леннон, кокаин и современное искусство мутят воду в равной степени. "Земляничная тату" - стильный детектив, но, кроме того, это еще и признание в любви Манхэттену - с его роллерами и проповедниками, наркоторговцами и вегетарианцами, с ветрами над стальными водами залива и мрачным урбанизмом. Лорен Хендерсон, как никто другой, умеет соединить строгость детективной интриги со стильностью хорошей литературы и теплую интонацию с жестким сарказмом.

Хендерсон Лорен Сэм Джонс  
обложка книги Заклятье Заклятье

Нет, все-таки надо любить! Надо влюбляться, сходить с ума, назначать свидания, задыхаться, тряся грудью, бежать к метро!


Да – возраст, да – недостаток кальция, фтора, чего там еще… у каждого своя гормональная история.

Но душе-то все равно пятнадцать лет!

Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Загадочное ночное убийство собаки Загадочное ночное убийство собаки

Марк Хэддон — английский писатель, художник-иллюстратор и сценарист, автор более десятка детских книг. «Загадочное ночное убийство собаки», его первый роман для взрослых, вошел в лонг-лист премии Букера 2003 года, в том же году был удостоен престижной премии Уитбреда, а в 2004 году — Литературного приза Содружества.


Рассказчик и главный герой романа — Кристофер Бун. Ему пятнадцать лет, и он страдает аутизмом. Он знает математику и совсем не знает людей. Он не выносит прикосновений к себе, ненавидит желтый и коричневый цвета и никогда не ходил дальше, чем до конца улицы, на которой живет. Однако, обнаружив, что убита соседская собака, он затевает расследование и отправляется в путешествие, которое вскоре перевернет всю его жизнь. Марк Хэддон с пугающей убедительностью изображает эмоционально разбалансированное сознание аутиста, открывая новую для литературы территорию.


Лонг-лист Букеровской премии 2003 года.


Перевод с английского Анастасии Куклей.

Хэддон Марк  
Запах меда Айлисли Акрам  
обложка книги Закрыв глаза Закрыв глаза

Рут Швайкерт – известная швейцарская писательница, лауреат престижных литературных премий.

«Когда человеку исполняется тридцать, он открывает в себе удивительный новый талант – способность вспоминать» (И. Бахман). В день тридцатилетия героиня романа «Закрыв глаза» не только обрела дар воспоминаний, но и зачала желанного ребенка, которому так и не суждено было появиться на свет.

Это книга о трудностях любви, обыденном безумии и «банальных катастрофах» повседневности.

Женская судьба героини – главная интрига романа, написанного ярким, образным языком без тени сентиментальности.

Швайкерт Рут  
обложка книги Знаменитость Знаменитость

Поклонники таланта Аркадия Северного не столько многочисленны, сколько преданны. В любой компании всегда найдется хотя бы один фанат легендарного короля блатной песни. А легендарным он стал потому, что песни Северного на пике его славы слушала вся страна, но никто не знал исполнителя в лицо. Сегодня его диски свободно продаются в магазинах. Об Аркадии Северном (Звездине) выходит все больше литературы и документальных фильмов. Блатные песни записывали люди, начинавшие со спекуляций грампластинками с заграничным джазом и рок-н-роллом — как тут не вспомнить фильм «Стиляги»! Но в форме художественной прозы о подпольном рынке звукозаписи, где в эпоху Брежнева крутились большие и «мутные» деньги, до сих пор не рассказал никто.

А между тем трагическая судьба подпольной знаменитости — Аркадия Северного — достойна романа не меньше, чем судьбы многих непризнанных артистов. Здесь трудно избежать параллелей с Владимиром Высоцким. И Высоцкий, и Северный были невероятно популярны в 70-х и 80-х годах. Оба умерли от алкоголизма в один год: Северный — в апреле, Высоцкий — в июле. Только у Высоцкого была жена-кинозвезда, машина «Мерседес», и вся страна его обожала. А Северного (для которого Высоцкий был кумиром) никто не знал в лицо. Он умер нищим, не дождавшись выхода из подполья. Еще и пошучивал, скатываясь в пропасть!..

Роман «Знаменитость» — это история, которой с реальным Аркадием Звездиным никогда не происходило. (Поэтому и героя книги зовут иначе.) События и факты вымышлены, но перекликаются с легендами и мифами об Аркадии Северном, которые в избытке дошли до нас.

Тростников Дмитрий  
Зал потерянных шагов Левитес Ирина  
Записки кукловода Тарн Алекс  
обложка книги Записки районного хирурга Записки районного хирурга

«Я рвался в бой: жаждал резать и шить не под пристальным присмотром профессорско-преподавательского состава кафедры хирургических болезней, а сам! Можно было остаться в городе, но юношеский максимализм взял вверх над здравым смыслом, и я поехал работать на периферию.

— Ты уже восьмой хирург за последние три года, — сообщил мне заведующий хирургическим отделением.

— Как? — изумился я. — Восемь хирургов за три года? А что тут, аномальная зона?

— Да нет, — грустно улыбнулся доктор. — Трудностей испугались.

— Ну, я трудностей не боюсь, — самоуверенно заверил я. — Вот, вышел раньше на два дня.

Как оказалось, напрасно…»

Дмитрий Правдин действительно сразу после института устроился работать районным хирургом. Этот роман полностью реален! Дмитрий вел дневник, поэтому более уморительного, восхитительного и ужасающего чтива не видели даже прожженные любители медицинских сериалов и книг!

Правдин Дмитрий  
обложка книги Зеркальная комната Зеркальная комната

Роман вводит читателя в сложный внутренний мир человека, вернувшегося на родину после долгого отсутствия и переоценивающего пройденный жизненный путь с тем, чтобы обрести устойчивые ориентиры для своего творчества. Книга отмечена ведущей литературной премией Каталонии «Рамон Льюль».

Фолк-и-Камараза Рамон  
обложка книги Законный брак Законный брак

«Есть, молиться, любить» заканчивается историей о том, как во время своего путешествия на Бали Элизабет Гилберт встретила разведенного бразильца Фелипе (Жозе Нуньеса). Целый год Фелипе и Гилберт поддерживали «междугородную связь». Девяносто дней бой-френд Гилберт провел рядом с ней в Америке, а всё остальное время они жили отдельно или путешествовали вместе по миру.

Весной 2006 года пара вернулась в США. Прямо в аэропорту Далласа спутник Элизабет был задержан. Представитель таможни разъяснил Фелипе, что он может вновь въехать в страну только в том случае, если женится на своей американской подруге.

Весь следующий год Элизабет Гилберт провела в изгнании вместе с Фелипе, она много читала о браке. Из размышлений Гилберт на эту тему и родилась эта книга…

Гилберт Элизабет  
обложка книги Запретное видео доктора Сеймура Запретное видео доктора Сеймура

Эта книга — про страсть. Про, возможно, самую сладкую и самую запретную страсть. Страсть тайно подглядывать за жизнью других людей. К известному писателю приходит вдова доктора Алекса Сеймура. Недавняя гибель ее мужа вызвала сенсацию, она и ее дети страдают от преследования репортеров, от бесцеремонного вторжения в их жизнь. Автору поручается написать книгу, в которой он рассказал бы правду и восстановил доброе имя покойного; он получает доступ к материалам полицейского расследования, вдобавок Саманта соглашается дать ему серию интервью и предоставляет в его пользование все видеозаписи, сделанные Алексом Сеймуром. Ведь тот втайне от близких установил дома следящую аппаратуру (и втайне от коллег — в клинике). Зачем ему это понадобилось? Не было ли в скандальных домыслах газетчиков крупицы правды? И кто заразил Алекса Сеймура одержимостью, сводящейся к триаде «секс, ложь и видео»?

Лотт Тим  
Забвение

Главный герой, в прошлом адвокат, человек советской Системы, узнает свой диагноз — болезнь Альцгеймера. Ему предстоит медленное прощание с жизнью, сознанием, путешествие по прошлому, которое тоже вскоре будет забыто. Герой проходит этот трагический путь — от воспоминаний к старческой амнезии, от амнезии к небытию и последней главе, в которой выясняется, с чем человек без памяти остается в итоге — с бамбуковой палкой, которую несла девочка с синими бантами в косичках, светлой и теплой картинкой из детства, и еще с жалостью, жалостью ко всем.

@ «Российская газета»

Зорин Леонид Генрихович  
Завещание Гранда

Зорин Леонид Генрихович родился в 1924 году в Баку. Окончил Азербайджанский государственный университет и Литературный институт им. А. М. Горького. Автор многих книг прозы и полусотни пьес, поставленных в шестнадцати странах. Живет в Москве.

От автора

«Жить надо без страха и без надежд», — напоминал Н. Карамзин, но без юмора вряд ли возможно жить и выжить. «Юпитер», «Забвение» и «Сансара» должны были быть уравновешены. По замыслу автора, «Трезвенник», «Кнут» вместе с «Завещанием Гранда» составят «Оранжевую Трилогию».


Зорин Леонид Генрихович  
обложка книги Здесь курят Здесь курят

«Здесь курят» – сатирический роман с элементами триллера. Герой романа, представитель табачного лобби, умело и цинично сражается с противниками курения, доказывая полезность последнего, в которую ни в грош не верит. Особую пикантность придает роману эпизодическое появление на его страницах известных всему миру людей, лишь в редких случаях прикрытых прозрачными псевдонимами.


Бакли Кристофер Т  
обложка книги Заговор против Америки Заговор против Америки

Замечательный писатель Филип Рот, при жизни признанный классиком американской литературы, знаком российскому читателю прежде всего как автор скандального романа «Случай Портного». А между тем в Америке его именем названа площадь в его родном городе.

Новый роман Рота «Заговор против Америки» — история небольшого городка на Восточном побережье времен Второй мировой войны. Автор позволил себе лишь одно допущение — на президентских выборах в США побеждает не Рузвельт, а его соперник Линдберг, в результате чего в Белом доме приходят к власти фашисты.

Рот Филип  
Застой. Перестройка. Отстой Степанов Евгений  
обложка книги Зази в метро Зази в метро

«Зази в метро» — один из самых знаменитых романов французской литературы XX в. Он был переведен на многие языки и экранизирован французским режиссером Луи Малем («Золотая пальмовая ветвь», 1972).

 Фабула проста — описание одного дня и двух ночей, проведенных юной провинциалкой в Париже. Капризную Зази совершенно не волнуют достопримечательности Парижа, а ее единственное желание — прокатиться на метро, но, увы — рабочие подземки бастуют.

 Здесь все вывернуто наизнанку — дядюшка Габриель — не совсем дядюшка, тетушка Марселина — вовсе не тетушка, темная личность Педро Излишек оказывается в итоге Гарун аль-Рашидом, а вдова Авот`я и полицейский Хватьзазад ловят гидасперов на улицах города.

Кено Раймон  
обложка книги Золотая тетрадь Золотая тетрадь

История Анны Вулф, талантливой писательницы и убежденной феминистки, которая, балансируя на грани безумия, записывает все свои мысли и переживания в четыре разноцветные тетради: черную, красную, желтую и синюю. Но со временем появляется еще и пятая, золотая, тетрадь, записи в которой становятся для героини настоящим откровением и помогают ей найти выход из тупика.

Эпохальный роман, по праву считающийся лучшим произведением знаменитой английской писательницы Дорис Лессинг, лауреата Нобелевской премии за 2007 год.

* * *

Аннотация с суперобложки 1

Творчество Дорис Лессинг (р. 1919) воистину многогранно, среди ее сочинений произведения, принадлежащие к самым разным жанрам: от антиколониальных романов до философской фантастики. В 2007 г. Лессинг была присуждена Нобелевская премия по литературе «за исполненное скепсиса, страсти и провидческой силы постижение опыта женщин».

Роман «Золотая тетрадь», который по праву считается лучшим произведением автора, был впервые опубликован еще в 1962 г. и давно вошел в сокровищницу мировой литературы. В основе его история Анны Вулф, талантливой писательницы и убежденной феминистки. Балансируя на грани безумия, Анна записывает все свои мысли и переживания в четыре разноцветные тетради: черная посвящена воспоминаниям о минувшем, красная — политике, желтая — литературному творчеству, а синяя — повседневным событиям. Но со временем появляется еще и пятая, золотая, тетрадь, записи в которой становятся для героини настоящим откровением и помогают ей найти выход из тупика.

«Вне всякого сомнения, Дорис Лессинг принадлежит к числу наиболее мудрых и интеллигентных литераторов современности». PHILADELPHIA BULLETIN

* * *

Аннотация с суперобложки 2

Дорис Лессинг (р. 19119) — одна из наиболее выдающихся писательниц современности, лауреат множества престижных международных наград, в числе которых британские премии Дэвида Коэна и Сомерсета Моэма, испанская премия принца Астурийского, немецкая Шекспировская премия Альфреда Тепфера и итальянская Гринцане-Кавур. В 1995 году за многолетнюю плодотворную деятельность в области литературы писательница была удостоена почетной докторской степени Гарвардского университета.

«Я получила все премии в Европе, черт бы их побрал. Я в восторге оттого, что все их выиграла, полный набор. Это королевский флеш», — заявила восьмидесятисемилетняя Дорис Лессинг журналистам, собравшимся возле ее дома в Лондоне.

В издательстве «Амфора» вышли следующие книги Дорис Лессинг:

«Расщелина»

«Воспоминания выжившей»

«Маара и Данн»

«Трава поет»

«Любовь, опять любовь»

«Повесть о генерале Данне, дочери Маары, Гриоте и снежном псе»

«Великие мечты»

Цикл «Канопус в Аргосе: Архивы»

«Шикаста»

«Браки между Зонами Три, Четыре и Пять»

«Сириус экспериментирует»

«Создание Представителя для Планеты Восемь»

«Сентиментальные агенты в Империи Волиен»

Готовится к печати:

«Кошки»

* * * 

Оригинальное название:

DORIS LESSING

The Golden Notebook

* * *

Рисунок на обложке

Светланы Кондесюк

Лессинг Дорис  
Зачем? Черникова Елена Вячеславовна  
Золотая Ослица Черникова Елена Вячеславовна  
Запомним Таню мертвой

Гиперреалистический рассказ. Опубликован в декабре 2003 года в журнале "Знамя"

Дивов Олег Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
обложка книги Запретная зона Запретная зона

Писателя Анатолия Вениаминовича Калинина представлять не надо. Его произведения не просто известны, а стали, можно сказать, хрестоматией нашего времени. Гражданскую войну, раскулачивание, кровавые дороги Великой Отечественной, голод и разруху прошли сыны донских степей.

В романе «Запретная зона» повествуется о строительство Волго-Донского канала. «Запретная зона», являясь самостоятельным произведением, вместе с книгами «Товарищи», «На юге», «Гремите колокола!» входит в завершенный писателем цикл произведений о военных и послевоенных годах.

Калинин Анатолий Вениаминович  
обложка книги За пределами разума: Открытие Сондерс-Виксен За пределами разума: Открытие Сондерс-Виксен

Эта повесть Ричарда Баха – редкая и особенно драгоценная.

За простой фабулой, при видимой бесхитростности изложения, чувствуется мудрость человека, рассказавшего эту историю.

Бах Ричард  
Звънтящите кедри на Русия Мегре Владимир Анастасия  
обложка книги ЗВЕЗДА КОЗОДОЯ ЗВЕЗДА КОЗОДОЯ

Миядзава Кэндзи (1896–1933) — не только самый любимый у себя на родине, но и самый, пожалуй, загадочный японский писатель нового времени. Агроном, школьный учитель — он. похоже, не считал себя профессиональным литератором. При жизни Миядзава издал всего две маленькие книжки, да и то за свой счет. Глубоко верующий буддист, он, в соответствии с почитаемой им «Сутрой Лотоса», определил целью своей жизни помощь всем живым существам. «Бодхисаттва Кэндзи», «святой Кэндзи» — так звали его на родине — всю свою жизнь работал в полях и учил детей. Но после его смерти было обнаружено огромное количество замечательных стихотворений и сказок, которые составили восемнадцать томов его полного собрания сочинений. Благодарным читателям открылся, наконец, светлый и загадочный мир писателя, где дышат и разговаривают друг с другом ветер, звезды и камни — мир, полный жизни и счастья. Этим счастьем Миядзава попытался поделиться с людьми, и книга, которую вы сейчас держите в руках — самое убедительное доказательство того, что он достиг своей цели.

На русском языке публикуется впервые.


Кэндзи Миядзава Terra Nipponica  
обложка книги Заложник Заложник

Российским спецслужбам накануне президентских выборов становится известно, что в стране зреет заговор, инициаторы которого составили некий Меморандум, диктующий ряд политических условий действующей власти и, прежде всего, Президенту. Нити заговора тянутся к бывшему руководству страны, поддерживаемому отдельными губернаторами, министрами, олигархами… Не ставя в известность Президента, спецслужбы начинают борьбу против гарантов Меморандума, и в этом противоборстве стороны заходят настолько далеко, что сами становятся заложниками происходящих событий…

Смоленский Александр, Краснянский Эдуард  
Зигмунд в кафе Пелевин Виктор  
Заварное молоко. Хранитель огня Науменко Майк  
обложка книги Запертая комната Запертая комната Остер Пол Нью-йоркская трилогия  
Звезды для командора

Фантастическо-реалистическо-сюрреалистический роман о том, как из потерявшегося в советской действительности интеллегента-алкоголика, вроде бы прожившего несколько жизней, можно сделать космонавта. Главное — пообещать квартиру оперу из угрозыска. Пародия на ельцинскую Россию с элементами гиперболы и сюрра, спецслужбы, мафии, революционные армии освобождения, показуха и обман — все знакомо, узнаваемо и… страшно. Недаром первая часть называется — Партия, вторая — Россия, и третья — Дурдом… Взбесившийся космический корабль, живущая на подачки Запада страна и конец?.. Не конец? Кто знает…

Борода Владимир  
Зеркало с дыркой павич Милорад  
Запах шахмат

Роман «Запах шахмат» – это сильный интеллектуальный детектив, отражающий любовь автора не только к литературе, но и к живописи. Все герои романа носят имена знаменитых художников. В этом заключен необычный способ освоения литературой смежных культурных пластов. Острый сюжет – криминальное наследство, опасности таинственного Тренинга – делает «Запах шахмат» захватывающим чтением. В 2000 году роман вошел в шорт-лист премии «Дебют» по номинации «Крупная проза».

Фридлянд Антон  
обложка книги Здравствуй, груздь! Здравствуй, груздь!

Ах, насмешница-судьба! Как любит она порой расставлять ловушки!..

Он – известный писатель, одинокий волк. Его жизнь – сплошная круговерть из рукописей и презентаций вышедших книг, поездок на книжные ярмарки и ставших со временем скучными встреч. Он тоскует о настоящем и искреннем – возможно, о любви. И услужливая фортуна подкидывает ему загадку – незатейливую сережку на гостиничной лестнице. А уж писательская фантазия создает ее хозяйку – ту единственную, которая непременно должна войти в его жизнь. И надо же такому случиться – придуманная мечта неожиданно становится явью…

Вильмонт Екатерина Николаевна  
обложка книги Замок на песке Замок на песке

Немолодой учитель страстно влюбляется в юную художницу, приехавшую в небольшой английский городок, чтобы написать портрет бывшего директора школы. Но у влюбленного учителя есть властная и не желающая с ним расставаться жена и двое детей. А для юной художницы вовсе не любовь, а ее искусство стоит на первом жизненном плане. Как всегда в новом романе Мердок соединяются драматизм, юмор и предчувствие надвигающей беды, вскрываются опасные глубины человеческих страстей.

Мердок Айрис  
обложка книги Здравствуй, племя младое, незнакомое! Здравствуй, племя младое, незнакомое!

«Проза "Резонанс " - первая в XXI веке и третьем тысячелетии антология рассказов молодых писателей России. Молодых не только по возрасту, но и по времени вступления в литературу в последнее роковое десятилетие ушедшего века. Многие из публикуемых рассказов впервые прозвучали по "Радио «Резонанс " и были замечены радиослушателями. По их оценкам, рассказы, включенные в антологию отражают реальность сегодняшней смутной и неустроенной жизни для большинства людей России. Читателям судить, кто из этого младого и пока еще незнакомого племени станет наследником великих традиций русской литературы XIX и XX веков.

Антологией рассказов «Проза "Резонанс " издательство ИТРК открывает новую книжную серию "Россия молодая ".

Для массового читателя.

Содержание

Виктор Калугин «ЗДРАВСТВУЙ, ПЛЕМЯ МЛАДОЕ, НЕЗНАКОМОЕ »

Вячеслав Дёгтев ПСЫ ВОЙНЫ; ШТОПОР

Андрей Воронцов ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОРАЖЕНИЯ

Лидия Сычёва ЖУРАВЛИ

Михаил Волостнов «И ТУТ ОСТАВАЙСЯ, И С НАМИ ПОЙДЕМ »; БАЙНИК ДА БАННИХА; КУМАЖА

Петр Илюшкин ГЕРОИНОВЫЙ СЛЕД СОВЫ

Александр Тутов ПРАВОСЛАВНЫЙ ВОИН

Михаил Тарковский ОСЕНЬ; ВЕТЕР; ОХОТА

Владимир Новиков ВИТЯНЯ-НЯНЯ

Александр Лысков НАТКА-ДЕМОКРАТКА; СВОБОДА, ГОВОРИШЬ?

Владимир Пронский ЗАКЛЕВАЛИ; КОНОПЛЯ

Игорь Штокман РОМОДИН И ГАЗИБАН; ВО ДВОРЕ, ГДЕ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР

Ольга Шевченко ФЕДОСЕЕВ И ФИДЕЛЬ

Сергей Шаргунов РАСКУЛАЧЕННЫЙ; ЧУЖАЯ РЕЧЬ; ГОРОДСКОЕ ЛЕТО

Александр Игумнов КСЮША

Роман Сенчин ОБОРВАННЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Евгений Шишкин ЧЁРНАЯ СИЛА

Валерий Латынин НЕВЫДУМАННЫЕ РАССКАЗЫ; АПА; ИСА

Алесь Кожедуб ЗАРДАК

Нина Алёшина ШУТКА

Александр Громов ТЕРПКОЕ ЛЕГКОЕ ВИНО

Валерий Курилов ЗАПАХ ЖЖЕНОГО ПЛАСТИЛИНА

Александр Антипин ДЕД

Сергей Белогуров БАЛКАНСКАЯ БАЛЛАДА

Нина Черепенникова ЦВЕТОЧЕК МОЙ АЛЕНЬКИЙ (ИСПОВЕДЬ КОММЕРСАНТА)

Владимир Федоров КРЕЩЕНИЕ РУССКИМ «КЛОНДАЙКОМ»; ПАСЫНКИ ЯНВАРЯ

Авторов Коллектив  
Зимняя война в Тибете

Дюрренматт Фридрих  
обложка книги Здравствуй, Никто Здравствуй, Никто

«Здравствуй, Никто» — этой фразой девочка-школьница начинает каждое письмо к своему еще не родившемуся малышу. В этом романе о любви двух школьников, которые узнают, что у них будет ребенок, вы найдете все, что можно ждать от хорошей книги: прекрасную идею, берущий за душу сюжет, а также простор додумывать то, что не сказано впрямую... Начав читать книгу, уже невозможно оторваться до самого конца.

Вся Англия не отходила от телеэкранов, когда транслировался сериал, снятый по этой умной, увлекательной, серьезной книге.

Догерти Берли  
Заповедник

Заповедник. – Л.: «Васильевский остров», 1990.

Июнь 1983 года Нью-Йорк

Сергей Довлатов. Собрание сочинений в 3-х томах. Том 1.

Довлатов Сергей Собрание сочинений в 3-х томах  
Зона Довлатов Сергей Собрание сочинений в 3-х томах  
обложка книги Загадочный материк Загадочный материк

В книге расказывается об истории освоении шестого материка

Хват Лев Борисович  
ЗАЛ КРИВЫХ ЗЕРКАЛ Язева Марианна  
обложка книги Замок Арголь Замок Арголь

«Замок Арголь» — первый роман Жюльена Грака (р. 1909), одного из самых утонченных французских писателей XX в. Сам автор определил свой роман как «демоническую версию» оперы Вагнера «Парсифаль» и одновременно «дань уважения и благодарности» «могущественным чудесам» готических романов и новеллистике Эдгара По. Действие романа разворачивается в романтическом пространстве уединенного, отрезанного от мира замка. Герои, вырванные из привычного течения времени, живут в предчувствии неведомой судьбы, тайные веления которой они с готовностью принимают.

Грак Жюльен  
«Загогулины» Нестерина Елена Динамо-машина  
обложка книги Зимний путь Зимний путь

Название нового романа знаменитой Амели Нотомб «Зимний путь» отсылает читателя к одноименному вокальному циклу Франца Шуберта. Герой этих песен отвергнут любимой, он странствует по свету, обреченный на тоску и одиночество.

Зоил, центральный персонаж романа, утверждает, что несчастной любви не бывает. И все же ему суждено страдать: он влюбляется в девушку, которая не готова ответить на его чувства. Осознав, что у их отношений нет будущего, Зоил решается на отчаянный поступок…

Нотомб Амели  
Заброшенный колодец Соколов Александр Иванович  
обложка книги ЗА ГРАНЬЮ ДОЗВОЛЕННОГО ЗА ГРАНЬЮ ДОЗВОЛЕННОГО

У него было всё жизненно необходимое человеку: работа, уютный дом, всё ещё любимая жена, двое детей, хобби. Что заставило его бросить всё это? Любовь к запретным удовольствиям, притягательная сила порока, внезапно настигшая страсть или стремление сбежать от обыденности, стать невидимкой без определённого места жительства, семьи и работы? Нет. Уйти на дно его заставило преступление, совершённое не им. Он всего лишь никем незамеченный свидетель, но совесть не позволяет ему забыть ту ужасную ночь и жить прежней жизнью. Вместе с признанием всплывают все неблаговидные подробности его тайной жизни. Он вынужден бежать, стать изгоем, никем…


Напряжённый сюжет романа порождает ощущение нереальности. Точно слабое эхо фильмов ужасов.

Publishers Weekly


Роман превосходно написан. Зловещая атмосфера, смешение странных, печальных, иногда мистических образов, рождённых как воображением, так и подлинной жизнью… Странная история, но полна смысла!

Amazon.com


Среди множества книг, которые выходят ежегодно, произведение Митча Каллина — нечто уникальное. Это роман, западающий в память.

Evening Standard


Книга, пугающая откровенностью и восхитительная в равной мере.

Waterstones books Quarterly


Каллин Митч  
Золотое Дѣло Сапожков Игорь  
обложка книги Золотое весло Золотое весло

Книга о мужестве, о моральной силе нашего современника. Его героев объединяет умение бороться и побеждать. «Золотое весло» — это образ красоты человеческого духа с его устремлениями к высоким целям.

Богат Евгений  
Звездная болезнь Матвеева Анна  
Загадка Сфинкса

Эта маленькая повесть о жизни современных десятиклассников. Дружба, первая любовь и даже детективная история.

Шафоростова В В  
обложка книги Записки программиста А. Записки программиста А.

Александр Петрович представляет голос нового поколения русской эмиграции. Его жизненный опыт, cтоль отличающийся от тяжелой и драматичной судьбы советского эмигранта эпохи 1970-х и 1980-х, послужил формированию уникального стиля автора, в котором простота и легкость дзен-буддизма гармонично сочетается с меткими наблюдениями за профессиональной средой работников высоких технологий XXI века.1.0 — создание файла



Фото: Наталья Китарьева

Петровчич Александр  
обложка книги Записки программиста А. Записки программиста А.

Александр Петрович представляет голос нового поколения русской эмиграции. Его жизненный опыт, cтоль отличающийся от тяжелой и драматичной судьбы советского эмигранта эпохи 1970-х и 1980-х, послужил формированию уникального стиля автора, в котором простота и легкость дзен-буддизма гармонично сочетается с меткими наблюдениями за профессиональной средой работников высоких технологий XXI века.1.0 — создание файла



Фото: Наталья Китарьева

Петрович Александр  
обложка книги Заячий подарок или Ночь перед рождеством Заячий подарок или Ночь перед рождеством

«Репрессированные до рождения» – первая книга Леонида Эгги. Ее составили две повести – «Арест», «Островок ГУЛАГа» и рассказы. Все эти произведения как бы составляют единое повествование о трагической судьбе людей, родившихся и выросших в коммунистических концлагерях, т.е. детей ссыльных спецпереселенцев.

Появлению первого сборника Л.Эгги предшествовали публикации его повестей и рассказов в периодике, что вызвало большой интерес у читателей.

Факты и свидетельства, составившие основу настоящего сборника, являются лишь незначительной частью того большого материала, над которым работает сейчас автор.

Эгги Леонид Репрессированные до рождения  
"Золотое руно" Бонч-Осмоловская Марина Андреевна  
обложка книги Загон Скота Загон Скота

Один из самых ярких представителей современной британской литературы "черный юморист" Магнус Миллз знает, о чем пишет. Восемь лет он строил ограды, двенадцать лет – водил автобус. В 1998 году его первый роман "Загон скота" вошел в шорт-лист Букеровской премии. Похождения бригады незадачливых строителей оград в "Загоне скота" – это Кафка, Беккетт и Веничка Ерофеев в одном загоне. Под каким столбом лучше закапывать труп? Для какого скота предназначена двухметровая электрифицированная ограда высокого натяжения? Что общего между мясокомбинатом и гестапо?..

Миллз Магнус  
обложка книги Зеленые человечки Зеленые человечки

Пристальное внимание Кристофера Бакли на сей раз привлекли НЛО, а точнее – то, как реагируют на появление неких загадочных зеленых существ представители разных слоев американского общества.

Массовая истерия обывателей и шарлатанство «посвященных», интриги власть имущих и козни спецслужб – все это беспощадно высмеивается автором книги, ставшей в США национальным бестселлером.

Бакли Кристофер Тейлор  
обложка книги Запредельная жизнь Запредельная жизнь

Это – «Запредельная жизнь». Умная и подчас откровенно забавная «хроника» послесмертного бытия души, наблюдающей за судьбою своего бренного тела в нашем бренном мире… Описать романы ван Ковелера невозможно. Их надо читать!

Ковелер Дидье ван  
обложка книги Зайцемобиль Зайцемобиль Дружников Юрий  
обложка книги За добро добром За добро добром Брагин Александр Евгеньевич  
Закрытый перелом Владимиров Виталий  
обложка книги Завтра как обычно Завтра как обычно

«…когда читатель следит за героем, за его кульбитами, выкрутасами, слезами горя и счастья… его, читателя, главное, что интересует? Жива ли душа в человеке останется? Или нет? Жива она? Или нет? Иными словами — есть ли все-таки Бог там, наверху, или нет его вовсе? Вот на единственный этот наш вековечный вопрос искусство и отвечает подспудно уже несколько тысяч лет…»

Д.Рубина
Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Завтра в России Завтра в России Тополь Эдуард  
Зачарованный свет

Александр Цыганков – поэт и художник. Родился в Комсомольске-на-Амуре. Рос и учился в Кемерове, с 1992 года живет в Томске. Автор книг: “Лестница” (1991), “Тростниковая флейта” (1995, 2005). “Ветер над берегом” (2005). Печатался в журналах “День и ночь”, “Сибирские огни”, “Дети Ра”, “Крещатик”, “Урал”, “Знамя”, “Новый Журнал” и других.

Цыганков Александр  
обложка книги Заметки к истории болезни [Notes for a Case History ru/en] Заметки к истории болезни [Notes for a Case History ru/en]

Введите сюда краткую аннотацию

Лессинг Дорис  
Здравствуй, ад! Кондратов Александр Михайлович  
обложка книги Земля под ее ногами Земля под ее ногами

В этом произведении известнейшего романиста нашего времени С. Рушди нашли яркое воплощение его художественное мастерство и масштабность как писателя. Это история любви, история рок-музыки и раздумья над судьбами людей и самой нашей планеты в современном глобализующемся мире.


Аннотации с суперобложки:

* * *

Произведения Салмана Рушди, родившегося в Индии (в 1947 г.) и живущего ныне в Великобритании, давно и прочно вошли в анналы мировой литературы. Уже второй его роман, «Дети полуночи» (1981), был удостоен Букеровской премии — наиболее престижной награды в области англоязычной литературы, а также премии «Букер из Букеров» как лучший роман из получивших эту награду за двадцать пять лет. Салман Рушди является обладателем французского Ордена литературы в искусстве. В 2007 году королевой Великобритании ему был пожалован рыцарский титул, а в 2008 году Рушди получил почетную премию «Лучший Букер», учрежденную в честь 40-летнего юбилея Букеровской премии.

* * *

Алхимия музыки — такая же тайна, как математика, вино или любовь. Возможно, мы научились ей у птиц, а может, и нет. Может, мы просто существа, вечно ищущие высшего восторга. Его и так незаслуженно мало в нашей жизни, которая, согласитесь, до боли несовершенна.

Музыка превращает ее во что-то иное. Она открывает нам мир, достойный наших устремлений, показывает нам, какими мы могли бы стать, если бы нас в него допустили.

С. Рушди

* * *

Это книга-миф, книга-вселенная. Это роман о любви-чуде, любви-безумии. Орфей с гитарой пытается вернуть к жизни свою Эвридику, которую поглотила земля — в наказание ли? во спасение? Это роман о музыке, о рок-н-ролле и его триумфе. Сильная, увлекательная, многослойная книга о жизни-смерти, реальности и вымысле, о том, насколько тесно переплетено все в этом мире и насколько хрупок он, этот мир, — ведь терпение земли не бесконечно.


Земля под нашими ногами. Туннели труб и проводов, ушедшие под землю кладбища, слои неопределенности прошлого. Зияния в земной коре, в которые уходит наша история и пропадает, переходя в иное состояние. Подземные миры, о которых мы не смеем задумываться. Среди вечных — добро-зло, смысл-бессмысленность и прочее — человеческих проблем существует и такая, как глубокий конфликт между идеей Дома и идеей Чужбины, мечтой о корнях и миражом пути. Вы можете унестись, соскочив со своей беговой дорожки, оставив позади семью, клан, нацию и расу, миновав неуязвимыми минные поля табу, пока не окажетесь перед последним пределом, самой запретной из дверей. Вы пересекаете последнюю границу, и тогда — тогда может оказаться, что вы зашли слишком далеко, и вас уничтожают.

С. Рушди

Рушди Салман  
обложка книги Зимний сон Зимний сон

Какова цена искусства?

Для уставшего от жизни художника – уход в затворничество и пьяный бред…

Для его юной ученицы – ярость бунтующей плоти, которая обретает выражение в творчестве…

Для потрясающего живописца-маньяка – жажда боли и крови, служащих ему предметом вдохновения…

Гений и безумство неразделимы.

Гений и злодейство часто идут рука об руку.

И однажды в уединенной горной хижине начинается истинная драма гения, безумства и злодейства. Драма, обреченная на трагический финал…

Китаката Кензо  
обложка книги Зеркало Кассандры Зеркало Кассандры

Ей всего семнадцать. Она ничего не знает о своем прошлом. Ее зовут Кассандра.

Она обладает даром предвидения. Она уверена, что может спасти человечество. Для этого надо всего лишь… придумать счастливое будущее.

Это книга о том, как жизнь меняет человека, и о том, что каждый может изменить жизнь.

Вербер Бернар  
обложка книги Заполье. Книга вторая Заполье. Книга вторая

Действие романа происходит в 90 — е годы XX века. Автор дает свою оценку событиям 1993 года, высказывает тревогу за судьбу Родины.

Краснов Петр  
обложка книги Завещание Оскара Уайльда Завещание Оскара Уайльда

Книга представляет собой апокриф предсмертного дневника Оскара Уайльда. С исключительным блеском переданы в ней не только взгляды Уайльда, но и сам характер мышления писателя. В Англии роман удостоен премии Сомерсета Моэма.


Акройд Питер  
обложка книги Затоваренная бочкотара Затоваренная бочкотара Аксенов Василий  
Заколоченная дверь Кортасар Хулио , Конец игры  
Застольная беседа Кортасар Хулио Конец игры  
Здесь, но где, как Кортасар Хулио Восьмигранник  
обложка книги Зуб Зуб

Клара Спенсер едет в Нью-Йорк вылечить свой зуб. Ах, если бы она знала, чем закончится это поездка…

Джексон Ширли  
Золотая цепь. Святочный рассказ Шипилов Николай Александрович  
Зоммер и йогурты

«Секс, еда, досуг — это мифы уводящие нас в социальное небытие, единственная реальная вещь в нашей жизни — это работа».

Щигельский Виталий  
обложка книги За рекой, за лесом За рекой, за лесом

Токарева Виктория  
Здравствуйте

Токарева Виктория  
обложка книги Золотая наша железка Золотая наша железка Аксенов Василий  
Золотой капитан (Растрата) Алексеев Сергей  
обложка книги Здравствуйте, мистер Бог, это Анна Здравствуйте, мистер Бог, это Анна

«Здравствуйте, мистер Бог, это Анна» — классика на все времена. Это первая книга трилогии о пятилетней девочке Анне, которую в середине 30-х годов XX века молодой человек Финн встретил на одной из улиц Лондона. Анна оказалась страшно любознательным, непосредственным и уникальным существом, по уши влюбленным в жизнь и увлеченным поиском ответов на любые вопросы, касающиеся устройства мира и его содержимого. О том, что жизнь — это эксперимент, который нужно прожить не как все, Анна знала не понаслышке. С неподдающейся объяснению уверенностью она, похоже, понимала и смысл бытия, и суть эмоций, и красоту любви.

Эта очень трогательная, но отнюдь не сентиментальная книга написана очень живо и выразительно, очень легко и непринужденно. Эту книгу прочтут в буквальном смысле слова и стар и млад. И верующие и не верящие. Это чистый и ясный опыт, пробуждающий желание жить и мыслить самостоятельно, находя все самое главное, включая Бога, в самом себе.

Финн Трилогия Анны  
обложка книги Зато ты очень красивый (сборник) Зато ты очень красивый (сборник)

«Зато ты очень красивый» – сборник повестей и рассказов о том, что обычные женщины крайне редко влюбляются в обычных мужчин, почему-то предпочитая пиратов, мустангеров, инопланетян и прочих несуществующих персонажей. Устав от поисков чудес, тоскуют, но все равно не перестают желать невозможного.

Можно сколько угодно негодовать или смеяться над человеческими слабостями и сомнительными идеалами, но красота всегда будет служить оправданием для нас.

Содержание сборника:

Марта Кетро

«Белая река, зеленые берега»

«Киевское «динамо»

«Первый»

«Добра ли вы честь?»

Аглая Дюрсо

«Девочка с Персиком»

Глория Му

«Жонглеры»

Наталия Оленева

«Письма инопланетянам»

Улья Нова

«Потепление»

Мария Мур

«Жирафа»

«Подарок»

Юлия Рублёва

«Путешествия в одиночку. Египет»

Сергей Узун

«Краткие сведения об устройстве этого мира. Предисловие к учебнику мирологии для особенных девочек»

«Рыцари»

«Романтизм»

«Пастораль. Женский день»


Кетро Марта  
обложка книги Заядлый курильщик Заядлый курильщик

Богомил Райнов – болгарский писатель. Он писал социальные повести и рассказы; детективно-приключенческие романы, стихи, документально-эссеистические книги, работы по эстетике и изобразительному искусству. Перед вами его книга «Элегия мертвых дней».

Райнов Богомил  
Завтрак у Тиффани Капоте Трумен  
Записки «стрелка»

В студенческие годы я имела славу человека, который всегда может достать «лишний билетик» в любой театр на любой спектакль. А сейчас еще существует «стрельба» билетов на дефицитные зрелища?

Свет Жанна Леонидовна  
обложка книги Замри, как колибри. Новеллы Замри, как колибри. Новеллы

Несколько новелл из эссеистической книги “Замри, как колибри” (1962).

Миллер Генри  
обложка книги За тридевять земель... За тридевять земель...

Якоб Бургиу выбрал для себя естественную эпическую форму. Прозаика интересует не поэтапное формирование героя, он предпочел ретроспективу и оторвал его от привычной среды. И здесь возникает новая тема: диалог мечты и действительности.

Бургиу Якоб Якобович  
обложка книги Загонщик Загонщик

Герой «Загонщика», уцелев в огне Варшавского восстания, в котором погибли его товарищи по оружию и любимая девушка, скрывается в деревне, одержимый одной идеей – выжить. Спрятаться от немцев, от всего мира, от своих собственных воспоминаний и переживаний. Ни во что не вмешиваться, ни во что и никому не верить. Прежние представления о морали, порядочности, совести кажутся герою отжившими. Он уверяет себя, что никогда больше не отзовется в нем человеческая струна – так извращен, лжив, опошлен окружающий его мир. По приходит час испытания, время ответственного экзамена на звание поляка и человека. И герой выдерживает его.

Братный Роман  
обложка книги Запрет Запрет

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам – данное издание, пожалуй, наиболее полное их собрание.

Буццати Дино  
обложка книги Завистливый музыкант Завистливый музыкант

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам – данное издание, пожалуй, наиболее полное их собрание.

Буццати Дино  
обложка книги Зимняя ночь в Филадельфии Зимняя ночь в Филадельфии

Дино Буццати, наряду с Чезаре Павезе, Луиджи Малербой и Итало Кальвино, по праву считается одним из столпов итальянской литературы XX века. Проза Буццати обладает особой силой притяжения, и это относится не только к крупным его вещам, но и к рассказам – данное издание, пожалуй, наиболее полное их собрание.

Буццати Дино  
обложка книги Змея Змея

В сборник вошли три самых известных романа Луиджи Малербы — «Змея», «Греческий огонь» и «Итака навсегда», которых объединяют яркая кинематографич-ность образов, оригинальность сюжетов и великолепный, сочный язык героев.

Луиджи Малерба (псевдоним Луиджи Банарди) — журналист, сценарист и писатель, лауреат множества национальных и международных литературных премий, автор двадцати семи произведений — по праву считается одним из столпов мировой литерататуры XX века, его книги переведены практически на все языки и постоянно переиздаются, поскольку проблемы, которые он поднимает, близки и понятны любому человеку и на Западе, и на Востоке.

Малерба Луиджи  
Записки без названия Рахлин Феликс  
ЗАПИСКИ НЕПУТЕВОГО ОПЕРА

Законы статистики неумолимы, и самый главный из них – закон больших чисел. Вековая история жанра, набившие оскомину пафос, ходульность тем и стереотипность героев приводят порой к тому, что литературный процесс нарушается и вместо приключений и подвигов на ту же тему рождается сатира и юмор.

Юмор оперов весьма специфичен и похож на английский: острый, как врачебный скальпель, тонкий, как еврейский анекдот, и сильный, как выстрел из табельного пистолета.

Люди, способные смеяться над собой, непобедимы.

Караваев Виктор  
Зона: Записки надзирателя Довлатов Сергей Донатович Собрание сочинений в 3-х томах  
Зона: Записки надзирателя Довлатов Сергей Собрание сочинений в 3-х томах  
Зачистка территории Митрофанов Владимир  
Западный экспресс Юрский Сергей  
Знакомство Агамамедова Гюлюш  
Зависимость количества попаданий от плотности огня.

После известных событий в ru.net, связанных с некоторыми блогами, Автор вынужден ПРЕДУПРЕДИТЬ, что все события, обстоятельства, действующие лица и их имена в этом ХУДОЖЕСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ являются ВЫМЫШЛЕННЫМИ и существуют лишь в воображении Автора, а всякое совпадение с реальной действительностью СЛУЧАЙНО и НЕПРЕДНАМЕРЕННО

Игнатьев Илья  
обложка книги Зуб за зуб Зуб за зуб Барановский Михаил Анатольевич  
Здесь ни за что не заблудишься

Александр Алексеевич Яковлев родился в 1955 году. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Печатался в «Новом мире», «Октябре», «Юности» и других журналах. Живет в Москве.

Яковлев Александр Алексеевич  
обложка книги За стеклом [Коламбия-роуд] За стеклом [Коламбия-роуд]

Владелец дома предлагает трем своим юным квартирантам необычную сделку: они будут жить в доме бесплатно, но любой желающий, подключившись к сайту, сможет увидеть их приватную жизнь в любое время дня и ночи…

Уаймен Мет  
обложка книги Затон Затон

Новый роман Алексея Фомина «Затон» о двух парнях и девушке, о дружбе, о любви, о верности, о предательстве. О поисках старинного клада на затопленном пароходе, о грехах отцов, за которые приходится расплачиваться детям. Но какое отношение ко всему этому имеет человек по имени Сосо?

А может, этот роман о дьяволе? В некотором роде это антитеза булгаковскому «Мастеру». Пантелеймон из «Затона» более каноничен, чем Воланд. Он может прельщать, соблазнять, но не может заставить. Это роман о добре и зле, о выборе, который делает сам человек.

Фомин Алексей  
обложка книги Звон Звон Морочко Вячеслав Петрович  
обложка книги Записки одессита Записки одессита

Широко известный в узких кругах репортер Свинаренко написал книжку о приключениях и любовных похождениях своего друга. Который пожелал остаться неизвестным, скрывшись под псевдонимом Егор Севастопольский.

Книжка совершенно правдивая, как ни трудно в это поверить. Там полно драк, путешествий по планете, смертельного риска, поэзии, секса и – как ни странно – большой и чистой любви, которая, как многие привыкли думать, встречается только в дамских романах. Ан нет!

Оказывается, и простой русский мужик умеет любить, причем так возвышенно, как бабам и не снилось.

Читайте! Вы узнаете из этой книги много нового о жизни. То, что люди скрывают от других, тут вывалено в открытый доступ.

Свинаренко Игорь Николаевич  
обложка книги Замок скрещенных судеб Замок скрещенных судеб

Путешествия в мир видений – так можно охарактеризовать романы, вошедшие в сборник итальянского писателя Итало Кальвино.

«Замок скрещенных судеб» – тонкая эзотерическая игра, в которую вовлекает читателей автор, с помощью старинных карт таро рассказывая удивительные истории, оживляя забытые образы.

Кальвино Итало  
Запретная глава Гранин Даниил  
обложка книги Зубр Зубр

Основная тема творчества Даниила Гранина — нравственный выбор ученого в эпоху научно-технической революции и технократических иллюзий, свобода личностного самовыражения в борьбе со всеми уровнями авторитарной власти. В книгу вошли роман-исследование «Зубр» — о жизни выдающегося ученого Н.В. Тимофеева-Ресовского.

Гранин Даниил  
Зима Гришковец Евгений  
обложка книги Забытая рукопись. Рассказ Забытая рукопись. Рассказ Эрастов Евгений Ростиславович  
За городом Бландиана Ана  
обложка книги Зимняя муха Зимняя муха

Рассказы Татьяны Соколовой посвящены в основном проблемам современных женщин.

Соколова Татьяна Федоровна  
Завещание Бенхеддуга Абдельхамид  
обложка книги Завеса Завеса

Три героя романа не названы по именам.

Философ, пытающийся понять и познать мир и себя в этом мире; Разработчик сверхсекретных систем военного назначения; Предатель, предающий все и вся, даже самого себя и в конце концов сам преданный.

Эфраим Баух знал и Берга и Цигеля, но, в отличие от своего «альтер эго» Ормана, под настоящими именами.

Подлинны не только персонажи, но и обстоятельства действия романа.

Великие противостояния последних десятилетий века минувшего выписаны с обостренной точностью.

Центральным событием романа является операция «Мир Галилее» 1982 года, несколько часов которой потрясли мир. ВВС Израиля уничтожили все сирийские ракеты «земля-воздух», и ПВО Сирии, аналог системы обороны Варшавского пакта, оказалась беззащитна.

На страницах книги захватывающая линия шпионского триллера перемежается с современным интеллектуальным романом.

Баух Эфраим  
Закон вольных пастбищ

Введите сюда краткую аннотацию

Эквенси Сиприан  
обложка книги Записки риелтора, или Нас всех испортил квартирный вопрос Записки риелтора, или Нас всех испортил квартирный вопрос

Что делать женщине, у которой вдруг не стало ни работы, ни жилья, зато есть двое детей и ледниковый период в личной жизни? Правильно — взять, и круто изменить все и сразу. Татьяна, автор и главная героиня книги, решила начать перемены с профессиональной сферы. Выбрав для себя относительно новую для нашей страны и перспективную профессию риелтора, она оказалась на рынке. Рынке недвижимости.

Настоящий риелтор должен не только разбираться в ситуации на рынке, планировке квартир, географии города и законах, регулирующих покупку и продажу жилья. Он еще и обязан быть тонким психологом, ведь квартиры продаются и покупаются не сами по себе, за ними всегда стоят люди. А у людей всегда свои проблемы, нервы, страхи, запросы и тараканы в голове. И все их вопросы должен решить агент по недвижимости, да так, чтобы все стороны остались довольны.

С какими только историями квартир и семей Татьяна не сталкивалась за годы практики. Многие из них такие, что нарочно не придумаешь. Именно эти истории (а также полезные сведения, которые пригодятся всякому, кто хочет продать или купить жилье) и легли в основу книги, которую вы держите в руках.

Навальная Татьяна  
Зверь

В рассказе «Зверь» рассказывается о проказнике-коте, неизвестно откуда и зачем пришедшего в дом вдовы. На первый взгляд может показаться, что рассказ учит нас любить животных. Но, если всмотреться в образ кота, обратить внимание на развязку, сон вдовы, то можно понять, что смысл вовсе не в отношении человека к природе, а во взаимоотношениях между самими людьми. Улицкая ставит проблему одиночества человека, проблему непонимания между людьми. Через образ кота она показывает озлобленность сторон, но если его просто погладить, то есть просто отнестись к нему хорошо, то и он тоже ответит добротой и не будет вредить.

Улицкая Людмила Евгеньевна  
обложка книги Зелёный иней Зелёный иней Шелегов Валерий Николаевич  
Затычка Ризенбаума Шленский Александр  
обложка книги Забавы Герберта Адлера Забавы Герберта Адлера

Герберт Адлер, герой нового романа Бориса Кригера, пытается разобраться в сложных переплетах поколений, преодолеть навязчивую аморфность и односложность существования, научить себя и окружающих непротивлению счастью…

Кригер Борис  
обложка книги Звоночек Звоночек

«… С чемоданом в руке Майя заглянула в соседнюю комнату. Гуннар развалился в кресле и, как обычно, читал латышскую газету, которую получал по подписке. Мужа Майя вывезла из Латвии.

– Я ухожу! – сказала Майя.

– Куда? – спросил Гуннар. – Ты помнишь Матиса, вот тут написано: он на каком-то конкурсе получил первую премию!

– Я ухожу насовсем! – продолжила Майя.

– Как это говорят у вас по-русски, – Гуннар не выказал ни малейшего беспокойства, – не мели чепухи!

Олимпийское спокойствие Гуннара было той самой чертой характера, которая раздражала Майю больше всего. Она развернулась и нервно, нарочито широким шагом, неестественным при ее маленьком росте, шагнула к выходу. Гуннар продолжал читать газету. …»

Брагинский Эмиль Вениаминович  
обложка книги Завтраки сорок третьего года Завтраки сорок третьего года

Повести и рассказы Василия Аксенова, собранные в этой книге, как зеркало отразили целую эпоху жизни нашей страны — от «Завтраков 43-го года» до «Гибели Помпеи», до саморазрушения советского режима. А посредине — мы, такие разные: Рыжий с того двора и Товарищ Красивый Фуражкин, и даже местный хулиган Абрамашвили…

Как жаль, что вас не было с нами на полпути к Луне! Но извергается Везувий, и настает последний день Помпеи, а мы, помпейские жители, не замечаем, не хотим замечать этого…

Аксенов Василий  
обложка книги Зеленые берега Зеленые берега

Роман поэта, писателя и художника Геннадия Ивановича Алексеева (1932–1986) посвящен мистической истории любви современного поэта и эстрадной звезды начала века, прообразом которой послужила знаменитая русская певица Анастасия Вяльцева.

Роман увлекателен, благороден и красив, как и все творчество безвременно ушедшего из жизни выдающегося русского художника.

Алексеев Геннадий  
Злаки Зодиака, или Ижица-файлы Чубаха Игорь  
Заир Борхес Хорхе Луис  
обложка книги За пеленой дождя За пеленой дождя

В доме безработного были найдены мертвыми в своих постелях: сам хозяин дома Ота в возрасте семидесяти семи лет, его жена Хидэ-сан шестидесяти семи лет, их приемная дочь Харуэ-сан пятидесяти одного года и сестра жены хозяина госпожа Оки Хаяси семидесяти двух лет…

Нагаи Тацуо  
Золото тигров (сборник) Борхес Хорхе Луис  
Зверь Денисенко Игорь  
Запойное чтиво

Многое о чём хотелось бы рассказать не вошло в книгу. Надо исправляться. Для тех, кто читал «Я – Алкаш, и не только.

Никулин Андрей Георгиевич  
обложка книги Звездопад. Похороны шоу-бизнеса Звездопад. Похороны шоу-бизнеса

Это писательский дебют одного из одиознейших представителей русскоязычной поп-музыки – Сергея Жукова – на рубеже веков его творчество поражало титаническим размахом: согласно опросам, в каждой второй российской семье хранился хотя бы один альбом группы «РУКИ ВВЕРХ». И Максима Петренчука – публициста, журналиста, писателя, чья деятельность ярко отражена на сайте vkontakte.ru.

Это СКАНДАЛЬНЫЙ РОМАН, РАСКРЫВАЮЩИЙ ВСЮ ПОРОЧНОСТЬ РОССИЙСКОГО ШОУ-БИЗНЕСА.

Жуков Сергей, Петренчук Максим  
обложка книги Зеленый шатер Зеленый шатер

«Зеленый шатер» — это роман о любви, о судьбах, о характерах. Это настоящая психологическая проза. Но вместе с тем, новое произведение Улицкой шире этих определений.

И, как всегда у Улицкой, кроме идейного и нравственного посыла, есть еще эмоциональная живопись, тот ее уникальный дар, который и выводит книги писательницы на десятки языков к миллионам читателей. Только ей присуща бронебойная ироничность, благодаря чему многие эпизоды на уровне одного абзаца перетекают из высокой трагедии в почти что швейковский комизм.

«Зеленый шатер» — очень серьезная и очень смешная книга.

Улицкая Людмила  
обложка книги Золушки для холостяков Золушки для холостяков

Жизнь современной москвички, небогатой, амбициозной и одинокой, – это ежедневный золушкин бал. Роль доброй феи исполнит утренний бокал шампанского, каретой станет переполненный вагон метро, фейк с Тушинского вещевого рынка сойдет за хрустальные туфельки, вот только принцев все равно на всех не хватит. И чтобы заполучить хоть одного, не превратившегося в тыкву, иногда приходится быть беспринципной и придумывать свои сказочные правила.

Ранее это произведение выходило под названием «Разыскивается мужчина мечты, или Три золушки в мире холостяков».

Царева Маша  
обложка книги Звездочет Звездочет

Впервые на русском языке — новейший роман одной из самых ярких звезд современной испанской литературы, достойного соперника Артуро Переса-Реверте и латиноамериканских мастеров прозы. Действие этого многопланового произведения с элементами любовного романа, военно-шпионского триллера и романа взросления происходит в годы Второй мировой войны в старинном портовом городе Кадисе. Главный герой — мальчик-гитарист Рафаэль Оливарес, за мечтательность прозванный Звездочетом; игре на гитаре его учил друг и ученик великого испанского композитора Мануэля де Фалья.

Майрата Рамон  
обложка книги Закрой последнюю дверь Закрой последнюю дверь

Автор книг «Завтрак у Тиффани», «Хладнокровное убийство», «Другие голоса, другие комнаты» Трумен Капоте принадлежит к числу классиков американской литературы XX века. В своих произведениях Капоте выводил на сцену персонажей явно маргинальных, существующих словно бы вне времени, тщетно пытающихся справиться с собственными фобиями, основной из которых является страх перед жизнью, не считающейся с их мечтательностью, с их романтической натурой, страх полуосознанный, даже инстинктивный, но от этого не менее мучительный.


Рассказ из сборника «Закрой последнюю дверь».

Капоте Трумен  
обложка книги Злой дух Злой дух

Автор книг «Завтрак у Тиффани», «Хладнокровное убийство», «Другие голоса, другие комнаты» Трумен Капоте принадлежит к числу классиков американской литературы XX века. В своих произведениях Капоте выводил на сцену персонажей явно маргинальных, существующих словно бы вне времени, тщетно пытающихся справиться с собственными фобиями, основной из которых является страх перед жизнью, не считающейся с их мечтательностью, с их романтической натурой, страх полуосознанный, даже инстинктивный, но от этого не менее мучительный.


Рассказ из сборника «Закрой последнюю дверь».

Капоте Трумен  
обложка книги Злые ветры дуют в Великий пост Злые ветры дуют в Великий пост

Леонардо Падура (р. 1955) — кубинский писатель, автор цикла детективных романов, за которые он получил литературные премии в Германии, Испании, Австрии, Франции и других странах. Герой серии книг Падуры полицейский Марио Конде, мечтающий стать писателем и встретить самую красивую женщину на свете, на сей раз расследует убийство молодой учительницы, работавшей в той же школе, которую когда-то закончил он сам. Весной на Кубу налетают горячие южные ветры — обычно это случается в период Великого поста, и события, происходящие вокруг, по жестокости и разрушительной силе не уступают разбушевавшейся стихии: они ломают людские судьбы, разбивают мечты и надежды. В преступление оказывается затянут неожиданно широкий круг лиц.

В 2004 году книга «Злые ветры дуют в Великий пост» была признана в Австрии лучшим детективным романом года.

Падуро Леонардо  
обложка книги ЗАКАТНОЕ СОЛНЦЕ ЗАКАТНОЕ СОЛНЦЕ

Дадзай Осаму, пожалуй, одна из самых трагических фигур в японской литературе XX века. Его трудно отнести к определённому литературному направлению. Многие называют его классиком «романа о себе» («ватакуси-еёсэцу»), другие говорят о близости к романтизму, но при том, что и то и другое, несомненно, присутствует в его творчестве, прозу Дадзая Осаму трудно вместить в узкие рамки одного жанра.


Дадзай Осама  
обложка книги Зима в Тель-Авиве Зима в Тель-Авиве

Мастер малой прозы? Поэт? Автор притч? Похоже, Дмитрий Дейч - необычный сказочник, возводящий конструкции волшебного в масштабе абзаца, страницы, текста. Новая книга Дмитрия Дейча создает миф, урбанистический и библейский одновременно. Миф о Тель-Авиве, в котором тоже бывает зима.

Дейч Дмитрий  
обложка книги Заколдованный участок Заколдованный участок

«Заколдованный участок» – продолжение деревенской саги «Участок», написанной Алексеем Слаповским по следам одноименного сериала.

В этом романе на смену любимому всеми участковому Павлу Кравцову приходит не менее обаятельный врач Александр Нестеров. Его вызывают для поднятия духа анисовцев, которые обленились, выпивают и печально смотрят в будущее. Однако во время сеанса лечебного гипноза случается конфуз… И все жители Анисовки начинают менятся на глазах. А тут еще и любовь вмешивается!

Слаповский Алексей Иванович  
обложка книги «Здрасьте!» «Здрасьте!»

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Сосновский Ежи Ночной маршрут  
Злодій

В оповіданні «Злодій» письменник ставить і вирішує моральні проблеми, викликані протиставленням моралі, закону, з одного боку, та життя дитини, яка може померти голодною смертю — з іншого.

Дрозд Володимир Григорович  
Замглай

Із твором В. Дрозда «Замглай» зв'язані здобутки химерної прози, українського варіанту модного в літературі 70-х міфологізму. Художня умовність у В. Дрозда цілком оригінальна, несилувана, вигадливо-розкута, виростає із традицій національної «химерії» та демонології — і літературної (В. Дрозд підкреслює вплив на нього Гоголя й Лесиної «Лісової пісні»), і фольклорної — казки, легенди, переказу, бувальщини, уламків слов'янської міфології, яка донині тримається «поліських лісів та боліт із усім їхнім чортовинням». Саме цей мифологизм і допомагає авторові ставити вічні питання, пов'язані з людським єством, людською природою.

Письменник блискуче переніс форму виробленого віками народного бачення — з усіма фантастичними образами й уявленнями — до свого твору.

В’язку небилиць із давньої української минувшини Володимир Дрозд «вислухає» з вуст пакульського коваля Гнатка Копитовича, але лише невеличку частинку її під назвою «Замглай» йому вдасться надрукувати на початку сімдесятих.

Дрозд Володимир Григорович  
обложка книги Занимательная эспрессология Занимательная эспрессология

Семнадцатилетняя Джейн Тернер работает баристой в кофейне Wired Joe’s и тайно влюблена в Уилла, симпатичного студента-завсегдатая. Джейн давно ведет «эспрессологический» дневник, в котором с удивительной точностью соотносит характеры клиентов с кофейными напитками, которые те заказывают. И Уилл, если верить кофейной психологии, совершенно не подходит ей в возлюбленные...

 Когда о тетрадке и странном кофепсихологическом таланте мисс Тернер узнают посторонние, эспрессология выходит на новый уровень. Благодаря Джейн сотни одиноких сердец согреет любовь, но ей самой предстоит пережить немало трудностей.

Спрингер Кристина  
обложка книги Замерзшие поля Замерзшие поля

Во втором томе собрания сочинений одного из недооцененных писателей XX века Пола Боулза собраны тексты 50-х годов: Латинская Америка сменяется американской глубинкой и родным для Боулза Нью-Йорком, а потом — все той же арабской Африкой. В центре повествования одних рассказов оказывается изгой, чужак, воспринимающий мастерски выписанную реальность со стороны и с некоторой опаской. Другие же рассказы больше похожи на жестокие жанровые полотна, реалистические картинки из жизни — сумрачные, застывшие навсегда, словно насекомые в янтаре.

БОУЛЗ ПОЛ Собрание рассказов  
обложка книги Записки из арабской тюрьмы Записки из арабской тюрьмы

История Дмитрия Правдина потрясла Россию. Обвиненный в убийстве любовницы Натальи на отдыхе в Тунисе, врач из Санкт-Петербурга попадает в местную тюрьму. Эта книга — мемуары, написанные им после завершения жуткой эпопеи. Быт и порядки арабских казематов, пытки и психологическое воздействие — как на самом деле выглядят арабские страны, стоит сделать лишь шаг от благополучных курортов? Развязка этой детективной истории ошарашит вас. Кто же убил Наталью и как можно вырваться из арабской тюрьмы — драматичные приключения на страницах реальной биографии.

Правдин Дмитрий  
обложка книги Заброшенный сад. Сорок девять эпизодов одной весны Заброшенный сад. Сорок девять эпизодов одной весны Ермаков Олег Николаевич  
обложка книги Зоино золото Зоино золото

Маркус Эллиот, чья карьера торговца живописью рухнула в одночасье, получает шанс поправить дела. Он должен составить каталог к аукциону русской художницы по золоту Зои Корвин-Круковской. За безмятежностью золотых картин Эллиоту открывается насыщенная жизнь Зои, воспитывавшейся при дворе Романовых, спасшейся из застенков Лубянки, учившейся у великих мастеров живописи, — революционная Москва и чопорный Стокгольм, богемный Монпарнас и экзотический Тунис.

Эллиот подпадает под чары Зои, обладавшей удивительной властью над мужчинами, и, убежденный, что художница имела отношение к гибели его матери, отчаянно пытается разгадать тайны, скрытые в ее картинах — и в переписке с бесчисленными поклонниками…

В «Зоином золоте» английского писателя Филипа Сингтона сплетаются истории бурного XX века, мировой живописи и необычной женщины, оставившей неизгладимый след в русском искусстве.

Сингтон Филип  
обложка книги За чертой За чертой

Рассказы Уильяма Тревора представляют яркую и самобытную страницу в истории англоязычного рассказа ХХ века. Тревор - признанный мастер динамичного, полного скрытой иронии диалога, ему свойственно соединение драматического и комического взгляда на мир.

Первый сборник рассказов Уильяма Тревора на русском языке.

Год издания: 1986

Издательство: Известия

Серия: Библиотека журнала "Иностранная литература"

Содержание:

Столик (Перевод М. Зинде)

Около колыбели (Перевод В. Харитонова)

Отель "Ленивый месяц" (Перевод А. Медниковой)

Танцзал "Романтика" (Перевод И. Левидовой)

Сложный характер (Перевод М. Зинде)

Любовники минувших лет (Перевод Н. Васильевой)

За чертой (Перевод Н. Васильевой)

Тревор Уильям  
Забавный спорт Виан Борис Le ratichon baigneur (Сборник)  
Затравленный Маккалерс Карсон  
Загородные ребята

Введите сюда краткую аннотацию

Чаплин Сид  
обложка книги Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли

Представленные в настоящем издании романы «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» (1935) и «Лучше бы я остался дома» (1938) Хораса Маккоя являются вершиной творчества американского писателя, чье имя прогремело после выхода на широкий экран фильма Сидни Поллака «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» с Джейн Фонда в главной роли.

Жестко и хладнокровно Маккой повествует об изломанных судьбах молодых юношей и девушек, привлеченных блеском и славой Голливуда и отвергнутых равнодушным городом, а если прибегнуть к обобщению, он повествует о судьбе целого поколения и шире — каждого человека, о его одиночестве и мечтах, обреченных на вечное «несвершение».

Маккой Хорас  
обложка книги Звезда Звезда

Перу Эммануила Генриховича Казакевича принадлежат одни из самых лучших и честных произведений о Великой Отечественной войне. ''Звезда'' - позывные группы войсковых разведчиков, ушедших в рейд по вражеским тылам, чтобы ценой своих жизней добыть сведения о танковой дивизии СС.

Казакевич Эммануил Генрихович  
обложка книги Знак Саваофа Знак Саваофа

Коли вона померла вперше, на кiлька хвилин, була ще дитиною.Повернулась до життя iншою. I не сама. Щоби забрати або змiнити життя всiх, хто став на її шляху.

Ульяненко Олесь  
обложка книги Змеиный взгляд. Этюды Змеиный взгляд. Этюды Карышев Альберт Иванович  
обложка книги Записки лимитчика Записки лимитчика

В книгу челябинского писателя вошли повести и рассказы, в которых исследуются характеры людей, противостоящих произволу, социальной несправедливости. Активный социальный пафос автора убеждает в том, что всякое умолчание о социальных бедах — то же зло. Книга утверждает образ человека, открытого миру и людям, их страстям и надеждам.

Окунев Виктор Иванович  
обложка книги Золотые мили Золотые мили

Роман прогрессивной писательницы К. Причард (1883–1969) «Золотые мили» является второй частью трилогии и рассказывает о жизни на золотых приисках Западной Австралии в первую четверть XX века.

Причард Катарина Сусанна Золотые прииски  
Земное притяжение Костюнин Александр Викторович  
За минуту до смерти (easy reading) Селезнева Алиса  
«Зона свободы» (дневники мотоциклистки)

Привет! Меня зовут Майя Новик, и уже десять лет подряд я езжу на мотоцикле. Вернее будет сказать, на разных мотоциклах. Так что, если Вы любите мотоциклы — Вам сюда.

Если вы любите путешествовать — Вам сюда.

Если вы любите читать — Вам тоже сюда.

Если вы любите погреметь ключами к гараже, надеюсь, Вам тоже будет интересно.

Если в процессе чтения у Вас появились «умные» мысли, поделиться ими вы можете, связавшись со мной по адресу: mayanovik1@yandex.ru

Удачи на дорогах!

Новик Майя  
Зюзюка, или Как важно быть рыжей Вильмонт Екатерина Николаевна  
обложка книги Зов прерий Зов прерий

Сётаро Ясуока – известный японский писатель, член Академии изящных искусств. Оставаясь в русле национальной художественной традиции, он поднимает в своих произведениях темы, близкие современному читателю. Включенные в сборник произведения посвящены жизни страны в военные и послевоенные годы. Главный объект исследования автора – внутренний мир вступающего в жизнь молодого поколения.

Ясуока Сётаро  
обложка книги Записки гайдзина Записки гайдзина

Япония — это та же самая планета, что и Россия, но совершенно иная цивилизация. Открытие этой страны европейцами растянулось на века и до сих пор не спешит заканчиваться: восторгаясь Японией и перенимая какие-то внешние проявления японской жизни, мы до сих пор с трудом понимаем ее внутреннее содержание.

Книга Вадима Смоленского — удивительные по точности наблюдений записки человека, долго жившего в японском «зазеркалье», фантастическом по нашим меркам культурном пространстве, откуда совершенно по-иному выглядим мы сами, наша история и наша повседневность…

Смоленский Вадим  
обложка книги Здравствуй, грусть Здравствуй, грусть

Томимые жаждой настоящего чувства, герои Франсуазы Саган переживают минуты волшебного озарения и щемящей боли, обольщаются, разочаровываются, сомневаются и… верят безоглядно.

Саган Франсуаза  
Задумчивая, мило оживленная Шоу Ирвин  
обложка книги Зверинец Зверинец

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни.

Кортасар Хулио  
обложка книги Зимняя кость Зимняя кость

Дэниэл Вудрелл родился и живет в штате Миссури, где и происходит действие большинства его книг (их жанровую принадлежность он определяет как «кантри-нуар»). Недоучившись в школе, пошел служить в морскую пехоту, затем окончил университет. Выпустил восемь книг, из которых две были экранизированы: в 1999 году Энг Ли, автор таких хитов, как «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» и «Горбатая гора», поставил по роману Вудрелла ревизионистский вестерн «Погоня с дьяволом», а в 2010 году настал черед «Зимней кости». Независимый, низкобюджетный фильм Дебры Граник стал хитом проката и собрал внушительный букет призов и номинаций: Берлинский кинофестиваль, «Сандэнс», «Золотой глобус» и многие другие. Дженнифер Лоуренс, номинировавшаяся за главную роль в «Зимней кости» на «Оскар», снова прогремела на весь мир весной 2012 года как звезда постапокалиптического блокбастера «Голодные игры». Но школу выживания она проходила именно в «Зимней кости».

Героиня романа Вудрелла — еще один классический образ в галерее сильных женщин мировой литературы, достойная наследница Мэтти Росс из «Железной хватки» Чарльза Портиса и Глазастика Финч из «Убить пересмешника» Харпер Ли. Она и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, и белочек свежевать научит. А что делать 17-летней Ри Долли, когда у нее на руках сумасшедшая мать и два младших брата, а непутевый отец, освободившийся из тюрьмы под залог, пустился в бега? Местный шериф сообщает ей, что, если отец не явится в суд, у ее семьи отберут дом, выставленный, оказывается, в качестве залога. Отправляясь на поиски отца, который, но слухам, уже успел погибнуть, Ри не остановится ни перед чем и вытерпит любые мытарства…

Впервые на русском.

Вудрелл Дэниэл  
обложка книги Зал зеркал Зал зеркал

Рассказ опубликован в 2009 году в сборнике рассказов Курта Воннегута "Look at the Birdie: Unpublished Short Fiction".

Воннегут Курт  
обложка книги Запоздалая оттепель, Кэрны Запоздалая оттепель, Кэрны

Запоздалая оттепель — повесть

Что делать человеку, которого изгнали из семьи и перед которым захлопнули дверь дома, с любовью построенного его собственными руками?

Дорога одна — опуститься, стать всеми презираемым изгоем, бомжем.

Но он выстоял, не потерял человеческого достоинства.

Да, он перестал доверять своим детям, остался без крова, но нашел в себе силы создать новую семью, не разучился радоваться жизни, помогать слабым и обездоленным.

После заморозков обязательно приходит оттепель — надо только не терять надежды.…

Кэрны — повесть

О дружбе полукровки собаки-волке Кэрны и человека (отсутствуют 2 страницы)

Нетесова Эльмира Анатольевна  
обложка книги Захват Московии Захват Московии

Роман «Захват Московии» Михаила Гиголашвили — необъявленное продолжение нашумевшей книги «Чёртово колесо» трехлетней давности, только вместо криминального Тбилиси конца 1980-х местом действия становится Москва 2009-го.

Одним прекрасным днем в середине XVI века немец Генрих фон Штаден въехал в пределы страны Московии. Его ждали приключения и интриги, фавор и опала, богатство и нищета. А цель была одна — захват страны.

Одним прекрасным днем в начале XXI века его далекий потомок Манфред Боммель въехал в пределы страны России. Его ждали интриги и приключения, фавор и опала, тюрьма и сума… Но его целью тоже был захват страны.

Между двумя немецкими вторжениями — пять веков. Что изменилось за этот срок? Что нашли немцы вместо этой страны, какая судьба ждала их? Что у них получилось? Какая судьба ждет то, что называют Московией и Россией?

Читайте новый роман Михаила Гиголашвили — учебник по перекраиванию карты мира и пособие по русской жизни с картинками.

Гиголашвили Михаил  
обложка книги Знаешь, сколько опало во сне лепестков... Знаешь, сколько опало во сне лепестков...

Эта книга была по-настоящему культовым произведением в Китае в 2003-2005 гг., страсти по ней начали укладываться лишь недавно. Основная тема книги, на мой взгляд, объединяет городскую молодёжь всех стран — это взросление, переход от студенческой жизни ко взрослому миру и всё, что его сопровождает. Здесь есть всё, через что, возможно, проходили и проходим мы или наши друзья знакомые, тем кому 17-25 лет: любовь, дружба, отношения с родителями, институт, работа, клубы, вечеринки, наркотики... Российскому читателю будет интересно узнать об этой стороне жизни китайского общества, возможно, найти много общего с собой или, наоборот, подчеркнуть отличия.

Цзинмин Го  
За чистую монету Вулф Тобиас  
обложка книги Золотая трава Золотая трава

Пьер Жакез Элиас — современный французский писатель. Его роман «Золотая трава» рассказывает о тружениках моря, об их мужестве перед лицом разыгравшейся стихии.

Основной сюжетный стержень перевит сказочными мифологическими мотивами, множеством поучительных историй.


Рыбацкий парусник, который называется «Золотая трава», застигнутый штормом в открытом море и задержанный наступившим затяжным штилем, долго не возвращается домой. На берегу почти все считают рыбаков погибшими, но их близкие не теряют надежды, и верят, что они живы…

Элиас Пьер-Жакез  
обложка книги Забрать любовь Забрать любовь

Мать, которая ушла из семьи из-за нее, беременность, которую она не могла не прервать, муж, которому она так и не стала идеальной женой, ребенок, с которым она не справилась… Пейдж не удается заглушить чувство вины! Отложив собственную жизнь на потом, она позволила карьере своего дорогого Николаса, подающего надежды кардиохирурга, поглотить их любовь. Но рядом с ним она чувствует себя чужой и однажды, как когда-то ее родная мать, бросает мужа с младенцем на руках…


Пиколт Джоди  
обложка книги Золотая рыбка Золотая рыбка

Один из лучших романов выдающегося французского писателя, нобелевского лауреата Ж.-М. Г. Леклезио описывает приключения арабской девочки, которую украли, когда она была совсем маленькой. Эта «золотая рыбка», сумевшая избежать сетей, которые на нее накидывает жизнь, «заплывает» то в алжирский публичный дом, то в испанские трущобы, то в омут парижской богемы, то на фестиваль джазовой музыки в Америке. В конце концов героине удалось отыскать свою настоящую родину, и, прикоснувшись к истокам, она готова вступить в новую жизнь.

* * *

Нобелевская премия Леклезио — достойный ответ тем, кто предрекает закат французской культуры.

«Нувель обсерватер»

* * *

Роман знаменитого французского писателя, лауреата Нобелевской премии Жан-Мари Гюстава Леклезио — это история арабской девушки, жизнь которой полна приключений. Публичный дом в Марокко, испанские трущобы, парижская богема, наконец, поездка в Америку, где исполняется ее мечта стать джазовой певицей.

* * *

Оригинальное название

Jean-Marie Gustave Le Clezio

POISSON D'OR

Леклезио Жан-Мари Гюстав  
обложка книги За чертой милосердия За чертой милосердия

Мака­нин Владимир Семенович  
Заложники Гайсин Брайон  
Золото

Перевод с английского Сергея Таска

, Гринуэй Питер  
обложка книги Зверь, которого забыл придумать Бог (авторский сборник) Зверь, которого забыл придумать Бог (авторский сборник)

От классика современной американской литературы Джима Гаррисона, прославившегося монументальными «Легендами осени» (основа одноименного фильма!), три повести о вечных страстях и о звере в человеке. В этом сборнике индеец из Мичигана бродит по Лос-Анджелесу в поисках украденной у него медвежьей шкуры и пьянствует со сценаристами и старлетками; автор трех дюжин штампованных биографий («биозондов») приглашает на ужин бывшую жену, подругу своей буйной юности; а пожилой миллионер, удалившись от цивилизации в глухой лес, пестует свое юное, без царя в голове, альтер эго, грезящее о звере, которого забыл придумать Бог…

Гаррисон Джим  
обложка книги Зверь, которого забыл придумать Бог Зверь, которого забыл придумать Бог

От классика современной американской литературы Джима Гаррисона, прославившегося монументальными «Легендами осени» (основа одноименного фильма!), три повести о вечных страстях и о звере в человеке. В этом сборнике индеец из Мичигана бродит по Лос-Анджелесу в поисках украденной у него медвежьей шкуры и пьянствует со сценаристами и старлетками; автор трех дюжин штампованных биографий («биозондов») приглашает на ужин бывшую жену, подругу своей буйной юности; а пожилой миллионер, удалившись от цивилизации в глухой лес, пестует свое юное, без царя в голове, альтер эго, грезящее о звере, которого забыл придумать Бог…

Гаррисон Джим  
Застолье теней

Кто знает точно, что ожидает человека по ту сторону смерти? Может быть, он обречен провести вечность за пиршественным столом, и загробный мир на самом деле — великое Застолье?

Бирман Е Теодор  
обложка книги Завтра, завтра, завтра и так далее Завтра, завтра, завтра и так далее

Джона Апдайка в Америке нередко называют самым талантливым и плодовитым писателем своего поколения. Он работает много и увлеченно во всех жанрах: пишет романы, рассказы, пьесы и даже стихи (чаще всего иронические).

Настоящее издание ставит свой целью познакомить читателя с не менее интересной и значимой стороной творчества Джона Апдайка – его рассказами.

В данную книгу включены рассказы из сборников "Та же дверь" (1959), "Голубиные перья" (1962) и "Музыкальная школа" (1966). Большинство переводов выполнено специально для данного издания и публикуется впервые.

Апдайк Джон  
Зюня из Одессы Канович Григорий  
Захваченный дом Кортасар Хулио , Бестиарий  
обложка книги Здоровье больных Здоровье больных

«Сиеста вдвоем» – коллекция избранных произведений классика мировой литературы аргентинского писателя Хулио Кортасара (1914 – 1984). В настоящем издании представлены наиболее характерные для автора рассказы, написанные в разные годы.

За исключением рассказов «Здоровье больных» и «Конец игры» все произведения печатаются в новых переводах, специально подготовленных для настоящего издания.

Все переводы, составившие книгу, выполнены Эллой Владимировной Брагинской.

Кортасар Хулио , Все огни - огонь  
Записи в блокноте Кортасар Хулио Мы так любим Гленду  
обложка книги Закатный час Мантекильи Закатный час Мантекильи

«Сиеста вдвоем» – коллекция избранных произведений классика мировой литературы аргентинского писателя Хулио Кортасара (1914 – 1984). В настоящем издании представлены наиболее характерные для автора рассказы, написанные в разные годы.

За исключением рассказов «Здоровье больных» и «Конец игры» все произведения печатаются в новых переводах, специально подготовленных для настоящего издания.

Все переводы, составившие книгу, выполнены Эллой Владимировной Брагинской.

Кортасар Хулио , Тот, кто бродит вокруг  
обложка книги Заплыв (рассказы и повести, 1978-1981) Заплыв (рассказы и повести, 1978-1981)

Остроумные и злые антиутопии… Изысканный и смешной сюрреализм и забавный, колоритный гиперреализм.

Философские прозрения и великолепные игры на стилистическом, сюжетном и языковом уровне.

Это — повести и рассказы Владимира Сорокина, легенды отечественной нонконформистской прозы, одного из самых скандальных и талантливых писателей нашего времени, сумевшего сказать новое слово в русскоязычном постмодернизме.

Сорокин Владимир  
обложка книги Застой. Перестройка. Отстой Застой. Перестройка. Отстой

Второй роман известного русского писателя Евгения Степанова «Застой. Перестройка. Отстой» не по-современному панорамен и масштабен. Писатель показывает жизнь в трех эпохах, широкими мазками рисует картину советско-российской действительности с 60-х годов прошлого века по 2000-е. Его герои учатся в московской школе, провинциальном вузе, работают в деревне на педагогическом поприще, сидят в психушке и тюрьме, воюют в Афганистане, осваивают азы бизнеса, проходят через эмиграцию и т. д. и т. п. Показаны разнообразные слои общества, различные этапы общественно-экономического развития страны.

По мнению критика, доктора культурологии Сергея Бирюкова, «это одно из самых эпохальных произведений о нашей жизни в последние пятьдесят лет».

Главный герой романа — Евгений Викторович Жарков, поэт, учитель словесности, журналист, бизнесмен, человек, выживающий в самых сложнейших и невероятных жизненных ситуациях и не теряющий бодрости духа и чувства юмора.

Степанов Евгений Викторович  
Запоздалый вальс осени Черемнова Тамара  
обложка книги Зороастризм за 90 минут Зороастризм за 90 минут

Возникший как минимум за несколько веков до иудаизма, тем более — гораздо раньше христианства и ислама, зороастризм безусловно оказал на них прямо или косвенно значительное влияние. На Востоке зороастризм повлиял и на становление северного варианта буддизма, а в первые века христианства на него ориентировались учения гностиков.

Книга Анны Успенской — уникальная и исчерпывающая характеристика этого великого учения.

Успенская Анна  
Записки сумасшедшей журналистки

Дарья Асламова из тех, кто не скрывает, что запретный плод для нее самый желанный. В поисках острых ощущений талантливая журналистка исколесила полмира, испытав немало пикантных приключений. А чего стоят ее блестящие интервью с самыми разными знаменитостями, которых она "раскалывает" задиристыми и неудобными вопросами. В общем, новые приключения "дрянной девчонки" наверняка шокируют ханжей обоего пола. Но ее кредо: "Жизнь – бездонный мешок, полный сладостей". Она черпает из него обеими руками. И другим советует…

В целом текст плохо вычитан и есть грамматические и пунктуационные ошибки

Асламова Дарья  
Заклинание в стиле ампир

Эта книга писалась с 1991 по 2007 год. Она никогда не задумывалась как книга, и ее появление, в общем — то, чудо. Для меня. Это сборник эссе, по которым видно как менялся я, и менялось мое мироощущение на протяжении всех этих лет. Она состоит из двух частей. Эти части не похожи одна на другую, но они — настоящие. Я вообще писал то, что пишется, а не то, что надо бы было написать. Если угодно, это куски моей жизни. Моего понимания того, что происходило со мною и Миром вокруг меня. Понимание, не оформленное в четкие умозаключения. Понимание не умом вообще. Эмоциями.

И еще, никогда и ни за что она не могла бы быть даже написана, не то, что издана, если бы не мои друзья. Если бы не то огромное количество по настоящему хороших людей, которые есть в Мире. Из — за которых есть Мир.

Спасибо вам. Мертвым и живым.

Даценко Александр Николаевич  
обложка книги Звезда в тумане (сборник) Звезда в тумане (сборник)

Лучшая подруга увела мужа…

У почти взрослой дочери – своя жизнь…

Само слово «счастье» выглядит искусственным и нелепым… Но может быть, все изменится?

Не важно, как и когда.

Главное – верить, что это обязательно произойдет.

Содержание сборника:

Первая попытка

Звезда в тумане

Римские каникулы

Самый счастливый день

Сто грамм для храбрости

Рабочий момент

Летающие качели

Центр памяти

Почем килограмм славы

Плохое настроение

Токарева Виктория Самойловна  
обложка книги Записки гробокопателя Записки гробокопателя

Несколько слов об авторе:

Когда в советские времена критики называли Сергея Каледина «очернителем» и «гробокопателем», они и не подозревали, что в последнем эпитете была доля истины: одно время автор работал могильщиком, и первое его крупное произведение «Смиренное кладбище» было посвящено именно «загробной» жизни. Написанная в 1979 году, повесть увидела свет в конце 80-х, но даже и в это «мягкое» время произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Несколько слов о книге:

Судьбу «Смиренного кладбища» разделил и «Стройбат» — там впервые в нашей литературе было рассказано о нечеловеческих условиях службы солдат, руками которых создавались десятки дорог и заводов — «ударных строек». Военная цензура дважды запрещала ее публикацию, рассыпала уже готовый набор. Эта повесть также построена на автобиографическом материале. Герой новой повести С.Каледина «Тахана мерказит», мастер на все руки Петр Иванович Васин волею судеб оказывается на «земле обетованной». Поначалу ему, мужику из российской глубинки, в Израиле кажется чуждым все — и люди, и отношения между ними. Но «наш человек» нигде не пропадет, и скоро Петр Иванович обзавелся массой любопытных знакомых, стал всем нужен, всем полезен.

Каледин Сергей Евгеньевич  
обложка книги Записки о разном Записки о разном

И еще сборник миниатюр, написанных по предложенным названиям: «Один с семгой и сыром», «Хозяин пустоты», «Стекляшка», «Закрытая книга на пыльной полке».

Котрасева Наталья Евгеньевна Русские инородные сказки  
обложка книги Земля воды Земля воды

Роман «букеровского» лауреата, сочетает элементы готической семейной саги, детектива, философского размышления о смысле истории и природе. Причем история у Свифта предстает в многообразии ипостасей: «большая» история, которую преподает школьникам герой романа, «малая» местная история Фенленда – «Земли воды», история человеческих отношений, романтических и жестоких. Биография учителя, которому грозит сокращение и «отходная» речь которого составляет внешний уровень романа, на многих уровнях перекликается с двухвековой историей его рода, также полной драматизма и кровавого безумия поистине фолкнеровских масштабов…


Свифт Грэм  
обложка книги За Кудыкины горы.Повесть За Кудыкины горы.Повесть Ивеншев Николай Алексеевич  
Золотой желудь Батлер Ольга  
обложка книги Запах искусственной свежести. Повесть Запах искусственной свежести. Повесть Козлачков Алексей Анатольевич  
обложка книги За спиной у музыки За спиной у музыки Павлова Вера Анатольевна  
обложка книги Закат Луизианы Закат Луизианы

Впервые на русском – новый роман выдающегося американского магического реалиста Люциуса Шепарда, автора бестселлеров «Кольт полковника Резерфорда» и «Валентинка». Герой «Заката Луизианы» – калифорнийский гитарист на красном «БMB» – застревает в луизианском городке под названием Грааль, который раз в год становится ареной загадочных ритуалов, и привлекает внимание местной «королевы» по имени Вайда…

Шепард Люциус  
обложка книги Золотые яблоки Гесперид Золотые яблоки Гесперид

Небольшая деликатно написанная повесть о душевных метаниях подростков, и все это на фоне мифов Древней Греции и первой любви.

Тублин Валентин Соломонович  
обложка книги Запах вечера Запах вечера
Горький запах одиночества

Чем пахнет вечер? Чем пахнет Венеция? Чем пахнет Цвингер в Дрездене? Чем пахнет древний Квидленбург? Чем пахнет Вена? Чем пахнут роскошные отели и украше­ния от Swarovski? Чем пахнут брейгелевские "Охотники на снегу"? Чем пахнет сентябрь? Чем пахнет любовь?

Они пахнут одиночеством. Они пахнут одиночеством героини книги Светланы Хмельковской «Запах вечера».

Нет, естественно, Лиля, героиня книги, современная молодая женщина, искушена и в тонких изысканных за­пахах знаменитых венских кафе, и рыбном запахе ресто­ранчиков у моста Pиальто в Венеции, и в едва уловимых запахах дорогих вин и духов, и в настоянных на древности запахах старинных европейских городов, запахах пред­рождественских базаров. Кажется, что это одна из са­мых дорогих ее коллекций — коллекция запахов.

Какое эстетское гурманство — коллекционировать запахи, отправляться за запахами в путешествия!

Путешествовать с героиней Светланы Хмельковской интересно и увлекательно. Она вдумчивый и несуетный спутник. С ней хорошо постоять перед «Мадоннами» Беллини и перед «Мадонной» Pафаэля, с ней хорошо, не торопясь, проходить узкими улочками европейских го­родов и слышать шелест весла гондольера по темной воде венецианских каналов. Любоваться уверенностью, с которой она входит в импозантные отели и примеряет элегантные платья и украшения...

Так что это — очередная книга о скромном обаянии буржуазии? Гламурный дамский роман?

Даже если бы только этим ограничился текст, пред­ложенный Светланой Хмельковской, можно было бы сказать: «Ну, что ж, спасибо за умело и увлекательно на­писанный роман-странствие, включающий перечень го­родов, музеев, отелей, вин, изысканных блюд!..». Но мало ли такого увлекательного чтива появилось в последние годы в виде книг, разворотов в глянцевых журналах?

А состязаться молодой писательнице с авторами «Писем Асперна» или «Смерти в Венеции» в описании волшебного города — напрасный труд. Да она на это и не претендует. У ее героини своя Венеция и своя забота.

Есть в этой книге под блеском материальной со­стоятельности, возможности загадывать и исполнять дамские прихоти и желания, нечто задевающее, как не­кая заноза, не отпускающее читателя. Некий нерв. Это бесприютная душа героини. И чем благополучнее тело, чем большие возможности открываются в будущем — в благоустроенной, улыбчивой, источающей изыскан­ные запахи Европе, — тем больше сопротивляется это­му неприкаянная душа Лили.

Собственно, повесть — это монолог, исповедь ге­роини Светланы Хмельковской, обращенная к самой себе. «Оргазм души», по ее же определению. Кстати, эта формула, удачно найденная автором, относится и к восприятию красоты, искусства.

Обласканному европейским комфортом телу в не­равном поединке противостоит мятущаяся мысль ге­роини, устремленная и пребывающая там, дома, где неулыбчивы прохожие, где грубости больше, чем хо­лодноватой учтивости, где она обречена на житейские заботы, еще более унизительные после европейской устойчивости и уверенности...

Но там, дома, — мама, там единственные в мире по­други. Там родной город с его запахами моря, акаций, вос­поминаниями детства.

Там единственная и горькая любовь...

Человек, обладающий правом выбора, свободен.

Но как мучительна свобода выбора! И если бы толь­ко между поединком тела и души. А тут еще и тело начи­нает сопротивляться, не хочет обладания чужим чело­веком, чужих объятий, чужих ласк, официально узаконенных, дающих единственную возможность остаться в европейском благополучии...

Что же так неймется этой привлекательной и бла­гополучной женщине? Что разрывает ее между двумя мирами — своим, неухоженным, беспокойным, с житей­скими проблемами, с неуверенностью в завтрашнем дне, и европейской налаженностью бытия, с рассчитанным на годы вперед порядком, уверенностью, стабильностью?

Что выберет она, в конце концов, — свой дом или огромный ухоженный, но не ставший для нее родным отчужденный мир?..

Я взял в руки рукопись первого в жизни романа Свет­ланы Хмельковской, открыл наугад, и мне захотелось прочесть всю, от первой до последней страницы.

Захотелось увидеть эту рукопись книгой. Первой книгой Светланы Хмельковской.

И пожелать и книге, и ее автору успеха.

Евгений Голубовский
Хмельковская Светлана  
обложка книги Закрытая книга Закрытая книга

Перед вами — книга, жанр которой поистине не поддается определению. Своеобразная «готическая стилистика» Эдгара По и Эрнста Теодора Амадея Гоффмана, положенная на сюжет, достойный, пожалуй, Стивена Кинга…

Перед вами — то ли безукоризненно интеллектуальный детектив, то ли просто блестящая литературная головоломка, под интеллектуальный детектив стилизованная.

Перед вами «Закрытая книга» — новый роман Гилберта Адэра…

Адэр Гилберт  
Зависть Петракеев Андрей Алексеевич  
обложка книги Западные земли Западные земли

Роман «Западные Земли» (1987) – последняя часть трилогии, в которую также входят «Города Красной Ночи» (1981) и «Пространство Мертвых Дорог» (1984).

«Западные Земли» представляют собой последнюю авторскую попытку восторжествовать над временем. Альтер-эго писателя, Уильям Сьюард Холл, «намеревается отписаться от смерти». Как и в других книгах трилогии ключ к выходу – фантазия, однако она, как находит ее Холл, неспособна преобразить или объяснить смерть. При помощи воображения и слов Холл хочет найти свой рай, но чтобы найти его одного писательства мало.

Берроуз Уильям С Города ночи  
обложка книги Занимательная сексопатология Занимательная сексопатология

Пожалуй, за последние годы в России не было более скандального произведения, чем «Низший пилотаж» Баяна Ширянова. И вот новый текст, фактически комментирующий знаменитую и ставшую исторической реплику, прозвучавшую в одной из перестроечных телепередач: «У нас секса нет». У нас - патология. Автор «ЗС» продолжает традиции отечественного ликбеза в русле «Занимательной математики». Жжет, да?

Ширянов Баян  
Записки полуэмигранта. В ад по рабочей визе Шленский Александр  
обложка книги Звезда из фольги Звезда из фольги Исида Ира  
обложка книги Закрываўленае сонца Закрываўленае сонца Акула Кастусь Гараватка  
обложка книги Золото гоблинов Золото гоблинов Кенжеев Бахыт  
Заговор недорезанных Смирнов Алексей Константинович  
обложка книги Записки о Рейчел Записки о Рейчел

В 1973 году Мартин Эмис, известный английский про¬заик и критик, удачно дебютировал романом «Записки о Рейчел». Действие романа происходит за сутки до того, как герою-повествователю, Чарльзу Хайвэю, исполнится двадцать, и сосредоточено на его болезненных амурных переживаниях. Критики, за малым исключением, оцени¬ли мастерство создания комических ситуаций. В следующем году книга удостоилась премии Сомерсета Моэма.

Эмис Мартин  
Заливной мусс из дичи Сельц Евгений  
Записки дурнушки

Мы — первоклетка. Нас четверо: я, Лилиана, Алиса и Мариора. У нас все общее: питание, одежда, книги, тетради — все, вплоть до зубных щеток. Когда чья-нибудь щетка исчезает — берем ту, что лежит ближе. Скажете — негигиенично. Конечно… Зато в отношении зубов не жалуемся, камни в состоянии грызть. Ядро нашей клетки — Лилиана. Она и самая красивая. Мы, остальные, образуем протоплазму… Но и я не обыкновенный кусочек протоплазмы, я — «комсомольский прожектор» нашего общежития

Лупан Анна  
Зависть, или Идиш в Америке Озик Синтия  
обложка книги За что мы любим женщин (сборник) За что мы любим женщин (сборник)

Мирча Кэртэреску (р. 1956 г.) — настоящая звезда современной европейской литературы. Многотомная сага «Ослепительный» (Orbitor, 1996–2007) принесла ему репутацию «румынского Маркеса», а его стиль многие критики стали называть «балканским барокко». Однако по-настоящему широкий читательский успех пришел к Кэртэреску вместе с выходом сборника его любовной прозы «За что мы любим женщин» — только в Румынии книга разошлась рекордным для страны тиражом в 150 000 экземпляров. Необыкновенное сочетание утонченного эротизма, по-набоковски изысканного чувства формы и яркого национального колорита сделали Кэртэреску самым читаемым румынским писателем последнего десятилетия.

Кэртэреску Мирча  
обложка книги Заклинание орхидеи Заклинание орхидеи

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни. Многие из представленных рассказов публикуются впервые.

Фуэнтес Карлос  
Зима

Новая повесть Романа Сенчина, напечатанная в июньском выпуске "Знамени".

Российский приморский город. Летом здесь ходят толпы курортников, а зимой от рака умирают местные жители. Безрадостное, беспросветное существование маленьких людей.

Сенчин Роман Валерьевич  
обложка книги Запись о поиске ветра Запись о поиске ветра Пелевин Виктор Олегович Диалектика Переходного Периода из Ниоткуда в Никуда  
Земля жаждет чуда Севела Эфраим  
обложка книги Записки школьного врача Записки школьного врача

Эта книга человека, которые не понаслышке знает, что такое работа в школе. Тем более, работа доктора!

В частной школе за внешним благополучием таится настоящий кошмар. «Детки» манипулируют окружающими в совсем не безобидных целях. Врачебная загадка, с которой сталкивается главный герой, может помочь распутать клубок странных происшествий и предотвратить страшный финал…

Шляхов Андрей  
обложка книги Запоздалая оттепель, Кэрны Запоздалая оттепель, Кэрны

Запоздалая оттепель — повесть

Что делать человеку, которого изгнали из семьи и перед которым захлопнули дверь дома, с любовью построенного его собственными руками?

Дорога одна — опуститься, стать всеми презираемым изгоем, бомжем.

Но он выстоял, не потерял человеческого достоинства.

Да, он перестал доверять своим детям, остался без крова, но нашел в себе силы создать новую семью, не разучился радоваться жизни, помогать слабым и обездоленным.

После заморозков обязательно приходит оттепель — надо только не терять надежды.…

Кэрны — повесть

О дружбе полукровки собаки-волке Кэрны и человека (отсутствуют 2 страницы)

Нетесова Эльвира  
обложка книги Зёрна Зёрна

Цикл миниатюрных рассказов. Платон Беседин с миниатюрами «Зёрна» стал финалистом премии «Независимой газетой» «Нонконформизм-поступок».

Беседин Платон  
обложка книги Зубная Фея Зубная Фея

«Зубная Фея» – самый известный роман блестящего английского писателя Грэма Джойса.

Существует поверье: если ребенок, засыпая, положит под подушку выпавший молочный зуб, его заберет Зубная Фея и оставит вместо зуба монетку.

Проснувшись однажды ночью, семилетний Сэм обнаруживает у своей постели Зубную Фею, больше похожую не на персонажа Шарля Перро или братьев Гримм, а на злобного гопника неопределенного пола. Он сам виноват: не надо было просыпаться, не надо было видеть фею. Теперь она (или он?) будет сопровождать Сэма все его детство и юношество, меняясь вместе с ним, то помогая ему, то угрожая, но ни разу не давая ответа на вопрос: реальность это или кошмарный сон и кто кому снится?

Джойс Грэм  
обложка книги Звездная мантия Звездная мантия

Однажды утром я проснулась от чувства того, что стала внучкой своей души. Знак, под которым я родилась, больше не был моим прежним знаком. Кроме того, я проснулась в незнакомой мне постели и в чужом языке, похожем на русский. На этом языке я сейчас и пишу эти слова… Эта книга – астрологическое руководство для непосвященных, таких, какой была и я сама до первого «пробуждения». Своего рода путеводитель по моим предыдущим жизням. Моя автобиография хором.

павич Милорад  
Злой Город

Российская попойка имеет удивительное сходство с пожаром – подобно тому, как он, раз начавшись, не успокаивается до тех пор, пока не переварит в своем огненном нутре все то, что попадется ему на пути, так же и она будет неуклонно стремиться к расширению и продолжению в пространстве и времени. Это не западный способ пития, где каждый деловой разговор предваряется неизменным вопросом: «Что будете пить?»; в России пьют все, что пьется, и отнюдь не для того, чтобы можно было занять руки бокалом во время деловой беседы, а для того, чтобы занять разговором душу и отвлечься – и от всех дел, и от всей смертельно надоевшей, бестолковой обыденности. А потому алкоголь в России – это не вспомогательное средство, повышающее общий тонус, это образ жизни, противоположный работе, недаром же слова «пить» и «гулять» стали почти синонимами. Однажды знаменитый атаман Платов, отвечая на вопрос императрицы, гулял ли он в Царском Селе, сказал, что особой гульбы не вышло – «а так, всего по три бутылки на брата».

И в этом главная особенность российской попойки, вполне отражающая основные свойства раздольной русской души – ведь гуляют здесь так, чтобы не только собственную душу вывернуть наизнанку, извергая обратно остатки немудреной закуски, но и так, чтобы чертям стало тошно.

«То ль раздолье удалое, то ли смертная тоска» – вот два знаменитых полюса, между которыми мечется все разнообразие русской духовной жизни. После первого тоста, когда впереди еще много блаженных минут, участники попойки впадают в «раздолье удалое», которое постепенно, по мере убывания «огненной влаги», сменяется тоской, грозящей стать совсем «смертной», если не удастся восполнить естественную убыль того, что питает российские духовные силы. С наступлением этого рокового момента ощупываются карманы и пересчитывается наличность, нетвердой рукой тыкаются в губы последние сигареты и, гонимые сладкой надеждой, участники попойки отправляются «добавлять», при этом непременно так громко хлопая всеми попадающимися по пути дверьми, словно это является составной частью ритуала.

Суворов Олег Валентинович  
Звезда в тумане Токарева Виктория  
Зануда Веллер Михаил Иосифович  
обложка книги Закодированный Закодированный

В книгу Алексея Слаповского «Закодированный» вошли роман «Синдром Феникса» (шорт-лист премии «Большая книга») и повести «Висельник», «Закодированный».

«Синдром Феникса» – правдивая, веселая и местами страшноватая сказка новейшего времени.

«Висельник» – история про молодого успешного человека, которому изменяют жены, про то, как он с этим решает справиться.

В повести «Закодированный, или Восемь первых глав» журналист-алкоголик подвергается гипнозу, и ему начинает казаться, что им управляет чужая воля. Автор рассказывает эту историю несколькими способами – потому что ему кажется, что его тоже закодировали, внушили писать так, а не иначе.

Слаповский Алексей Иванович  
обложка книги Запах денег Запах денег

Мы все, хомо сапиенс, играем. Игры наши бесчисленны. Футбол, бобслей, домино. Мы напрягаем все силы души в компьютерных играх. Участвуем в лотереях. Ходим в казино. Отхватываем куш в телевизионных викторинах.

Мы играем… Но мало кто задумывается, а если задумывается, то верит, что некая третья, потусторонняя сила играет нами…

Кангин Артур  
Записки Степной Волчицы Магомет Сергей  
Записки на кардиограммах Сидоров Михаил  
Задача на деление Брэдбери Рэй  
обложка книги Заговоры: Опыт исследования происхождения и развития заговорных формул Заговоры: Опыт исследования происхождения и развития заговорных формул

Книга Н.Ф. Познанского не утратила своей ценности и на сегодняшний день прежде всего потому, что в ней собран огромный фактический сопоставительный материал русских и западноевропейских заговорных текстов.

Познанский Н Ф  
обложка книги Звонок из прошлого Звонок из прошлого

«Звонок из прошлого» – это забавная и печальная история, перерастающая к концу в непредсказуемый триллер. Блистательный юмор, напряженная драма повествования, живые персонажи и точная социальная сатира придают роману Б. Элтона особую привлекательность.

Элтон Бен  
Зигзаг судьбы Каришнев-Лубоцкий Михаил Александрович Рассказы для взрослых  
Застолье с барабашкой Каришнев-Лубоцкий Михаил Александрович Рассказы для взрослых  
обложка книги Зонтик на этот день Зонтик на этот день

Герой Генацино, при всей его своеобычности, очень понятен и, пожалуй, симпатичен, ибо кто из нас свободен от самого себя, даже если удается быть свободным от обстоятельств…

Деньги можно зарабатывать разными способами, например испытывая новые модели обуви: ходишь себе по улицам, разнашиваешь ботинки (чтобы потом написать отчет) и размышляешь при этом о «глобальной странности жизни», изыскивая все возможные пути этой жизни противостоять.

Генацино Вильгельм  
обложка книги Зеленые холмы Калифорнии Зеленые холмы Калифорнии

Три женщины… Три судьбы… Три характера… Мать, дочь и внучка…

Для них не важны разделяющие их расстояния и вечный конфликт поколений. Каждая из них — одна с девичьим максимализмом, другая — с несладким грузом любовных неудач, третья, вроде бы защищенная мудростью прожитых лет, — стремится к одной и той же цели: найти свое настоящее женское счастье.

Где же прячется это счастье? Может быть, далеко-далеко от родного дома, среди «Зеленых холмов Калифорнии»?

Вильмонт Екатерина Николаевна  
обложка книги Записки на табличках Апронении Авиции Записки на табличках Апронении Авиции

Паскаль Киньяр — один из наиболее значительных писателей современной Франции. Критики признают, что творчество этого прозаика, по праву увенчанного в 2002 году Гонкуровской премией, едва ли поддается привычной классификации. Для его образов, витающих в волшебном треугольнике между философским эссе, романом и высокой поэзией, не существует готовых выражений, слов привычного словаря.

В конце IV века нашей эры пятидесятилетняя патрицианка, живущая в Риме, начинает вести дневник, точнее, нечто вроде ежедневника. На вощеных табличках она записывает свои покупки, финансовые поступления, забавные и трогательные сценки. На протяжении двадцати лет, пока ведутся записи, ветшает Римская империя, усиливается мощь христианства, готы трижды осаждают Рим, а Апронения Авиция скрупулезно указывает, сколько мешочков золота поступило из провинции, напоминает себе, что надо добавить в вино три ложки снега, следит за полетом ласточки, бесстрастно или с внезапной горечью фиксирует приметы собственной старости, одряхление друзей и любовников. И в этих по-женски непоследовательных записях содержится вещество такой концентрации, что запертое в бутылке время вышибает пробку и в воздухе разливается терпкий аромат эпохи, что порой стоит увесистых томов Тита Ливия.

Роман «Записки на табличках Апронении Авиции» (1984) П. Киньяра — одно из самых ярких событий в европейской прозе конца XX века.

Проза Киньяра — лаконичная и удивительно емкая — воссоздает патрицианский мир Древнего Рима, изумляя небывало точным попаданием в атмосферу эпохи.

Киньяр Паскаль  
обложка книги Задержи дыхание (сборник) Задержи дыхание (сборник)

В безднах человеческого сознания скрыты тайны, о существовании которых нельзя даже заподозрить. Что такое гениальность, ясновидение, вещий сон или кома, где пролегают зыбкие границы безумия, что за темные силы порой управляют поступками человека, старательно скрываясь от его понимания? Самое головокружительное путешествие на свете мы совершаем, пытаясь познать самих себя. И на этом пути нас сопровождают демоны, жаждущие похитить нашу душу, и ангелы, готовые ее спасти…

Малышева Анна Витальевна  
обложка книги Звук воды Звук воды

Юкио Мисима — самый известный и читаемый в мире японский писатель, автор таких бестселлеров, как «Золотой храм», «Исповедь маски», «Философский дневник маньяка-убийцы, жившего в Средние века» и других. Также он известен как режиссер, актер, дирижер, фотограф, спортсмен, радикал-монархист и сторонник самурайских традиций. Включенные в данный сборник рассказы и пьесу объединяет парадоксальность идей, метафор и аллюзий, ювелирная виртуозность стиля.

Мисима Юкио  
обложка книги Загадка да Винчи, или В начале было тело Загадка да Винчи, или В начале было тело

Действие романа происходит в двух временных плоскостях — середина XV века и середина XX века. Историческое повествование ведется от имени Леонардо да Винчи — титана эпохи Возрождения, человека универсального ума. Автор сталкивает Леонардо и Франсуа Вийона — живопись и поэзию. Обоим суждена посмертная слава, но лишь одному долгая земная жизнь.

Великому Леонардо да Винчи всегда сопутствовали тайны. При жизни он разгадывал бесчисленное количество загадок, создавая свои творения, познавая скрытые смыслы бытия. После его смерти потомки уже много веков пытаются разгадать загадки открытий Мастера, проникнуть в историю его жизни, скрытую завесой тайны. В своей книге Джузеппе Д'Агата рассказывает историю таинственной встречи Леонардо да Винчи и Франсуа Вийона, встречи двух гениев, лишь одному из которых суждена была долгая жизнь.

ДАгата Джузеппе  
обложка книги Забытый сад Забытый сад

Накануне Первой мировой войны на причале австралийского порта найдена маленькая девочка с детским чемоданчиком в руках. На корабль, пришедший из Англии, ее посадила загадочная дама, которую девочка знала под именем Сочинительница. Дама обещала заботиться о девочке, но исчезла без следа, и корабль отправился в плавание без нее. Девочка, забывшая свое настоящее имя, нашла приют в доброй семье, где ее стали называть Нелл.

В день совершеннолетия Нелл отец открывает тайну, связанную с ее появлением в семье. И это в корне меняет всю жизнь Нелл. Через много лет она принимает решение во что бы то ни стало раскрыть тайну своего происхождения. Но самого главного ей так и не удается узнать…

После смерти Нелл ее внучка Кассандра получает неожиданное наследство — дом в Англии. Клифф-коттедж и его заброшенный сад хранят в себе немало тайн, разгадать которые и предстоит Кассандре, чтобы узнать истину.

Мортон Кейт  
обложка книги Зима больного Зима больного

Рассказ «Зима больного» построен на остро пережитом материале личных впечатлений. В «Краткой автобиографии», написанной для книги Оресте дель Буоно (1962), Моравиа скажет: «Болезнь была важнейшим фактом моей жизни». Но тут же добавит: «Другим важнейшим фактом стал фашизм. Я придаю большое значение болезни и фашизму, потому что болезнь и фашизм заставили меня испытать и совершить такое, чего в иных условиях я никогда не испытал бы и не совершил. Характер наш формирует не то, что мы делаем по собственной воле, а то, что мы бываем вынуждены делать».

Моравиа Альберто  
обложка книги Записки на черных камнях Записки на черных камнях Зайцев Алексей  
обложка книги Записи Ланселота Записи Ланселота Зайцев Алексей  
обложка книги Заброшенный дом Заброшенный дом Зайцев Алексей  
обложка книги Злейший враг Злейший враг Зайцев Алексей  
обложка книги Заулки Заулки

Но почему из послевоенной нищеты, из покосившегося барачного городка, из путаных грязных переулков, по которым весной не пройти, разве что по дощатым мосткам, доносится чей-то сладостный и тревожащий голос — о готовности душу отдать за други своя? Почему мы прислушиваемся к нему? Почему мы ждем его?

Смирнов Виктор  
обложка книги Записьки на ветру Записьки на ветру

Единственная книга прозы знаменитейшего испанского кинорежиссера современности!

Эротические похождения безбашенной души богемного Мадрида! Поп-арт как норма жизни!

Плюс: избранные статьи Альмодовара о своем мастерстве!

Впервые на русском языке.

Альмодовар Педро  
обложка книги Золотое сечение (седьмая скрижаль завета) Золотое сечение (седьмая скрижаль завета)

Куатьэ, Анхель де

Седьмая Скрижаль найдена!

Что такое «золотое сечение»?.. Что это за идеальное, божественное сочетание? Может быть, это закон красоты? Или все-таки он – мистическая тайна? Научный феномен или этический принцип?

Захватывающая интрига новой книги Анхеля де Куатьэ таит огромную метафизическую силу, которая открывается только теперь. «Золотое сечение» похоже на дешифровочный ключ. Оно заставляет нас задуматься и переосмыслить прочитанное. «Целое есть нечто большее, нежели простая совокупность его частей». Мы в самом начале пути. Нам нужна истина, которая смогла бы объединить нас. Истина, высказанная на языке, понятном сердцу. Истина, которая могла бы переходить из уст в уста, от души к душе без искажений и кривотолков. Пока же все это только мечта. Сделаем ли мы эту мечту явью? Зависит от того, сможем ли мы изменить свое сознание.

Какова теперь судьба Анхеля и Данилы? Что с ними произошло? В чьих руках они оказались?

«Сознание, в принципе, может узнать все части истины, но именно части. Оно не способно объединить их в единство истины. И поэтому истина, преломленная сознанием, всегда разрезанная, мертвая. Сознание приближается к истине, но не в силах удержать ее».

де Куатьэ Анхель В поисках скрижалей  
За стеной Воннегут Курт  
Завтрак для чемпионов, или Прощай, черный понедельник

«Эта книга — мой подарок самому себе к пятидесятилетию.

В пятьдесят лет я так запрограммирован, что веду себя по-ребячески; неуважительно говорю про американский гимн, рисую фломастером нацистский флаг, и задики, и всякое другое.

…Думаю, что это — попытка все выкинуть из головы, чтобы она стала совершенно пустой, как в тот день пятьдесят лет назад, когда я появился на этой сильно поврежденной планете.

…По-моему, так должны сделать все американцы — и белые и небелые, которые подражают белым. Во всяком случае, мне-то другие люди забили голову всякой всячиной — много там и бесполезного и безобразного, и одно с другим не вяжется и совершенно не соответствует той реальной жизни, которая идет вне меня, вне моей головы».

Курт Воннегут

Воннегут Курт  
обложка книги Здравствуй, груздь! Здравствуй, груздь!

Ax, насмешница-судьба! Как любит она порой расставлять ловушки!..

Он — известный писатель, одинокий волк. Его жизнь — сплошная круговерть из рукописей и презентаций вышедших книг, поездок на книжные ярмарки и ставших со временем скучными встреч. Он тоскует о настоящем и искреннем — возможно, о любви. И услужливая фортуна подкидывает ему загадку — незатейливую сережку на гостиничной лестнице. А уж писательская фантазия создает ее хозяйку — ту единственную, которая непременно должна войти в его жизнь. И надо же такому случиться — придуманная мечта неожиданно становится явью…

Вильмонт Екатерина  
За каменной стеной Велембовская Ирина Александровна  
Закройщик из Калуги Липатов Виль Владимирович  
обложка книги Заблуждение велосипеда Заблуждение велосипеда

Ксения Драгунская — современный драматург, автор множества пьес, идущих в театрах Москвы, России, ближнего и дальнего зарубежья — написала по-настоящему пронзительную книгу о детстве.

«Заблуждение велосипеда» — это роман-автобиография. Повествование ведется от лица маленькой девочки Ксюши, мечтающей о велосипеде, собаке и родителях-друзьях, но ее постоянно оставляют на попечение чужим тетям и бабушкам, наказывают за желание быть любимым ребенком и не спешат исполнять самых заветных детских желаний. А что еще остается «одинокой-девочке-без-щенка», беседующей с речкой, косогором и дворовыми собаками, кроме как стать писателем и рассказать самую трогательную и немного грустную историю о детстве, которое не повторится?..

Драгунская Ксения Викторовна  
За кого проголосует маленький человек Маканин Владимир Семёнович Высокая-высокая луна  
обложка книги Золотая клетка Золотая клетка

Четвертая часть знаменитой эпопеи Семена Малкова «Две судьбы».

...Жизнь продолжается. И вот уже дети полюбившихся читателям героев попадают в сети безответной любви. Драматическая интрига, динамичное действие, откровенные любовные сцены захватывают читателя с первых страниц. Тонкий психолог и мастер слова Семен Малков с необычайной остротой и яркостью рисует внутренний мир наших современников.

Роман «Золотая клетка» — прекрасный образец русской эпической прозы.

Малков Семен Две судьбы  
За любовью неизбежность смерти Маркес Габриэль Гарсиа  
обложка книги Зелень. Трава. Благодать. Зелень. Трава. Благодать.

«Зелень. Трава. Благодать.» — яркий дебют молодого американского писателя Шона Макбрайда. Роман получил признание как читателей, так и критиков, сразу став бестселлером. Проза жизни бедных ирландских кварталов, затерявшихся где-то в чаще бетонно-кирпичных джунглей Филадельфии, показана глазами неунывающего четырнадцатилетнего подростка Генри Тобиаса Тухи, который пытается по возможности расцветить жизнь себе и окружающим пестрыми мазками улыбок и маленьких радостей. Генри уже в первых строках признается, что любит «Бога, рок-н-ролл и Грейс Макклейн», и далее на страницах романа этим трем столпам его бытия уделяется равное внимание. Автор и его герой искусно и ненавязчиво перерабатывают прозу жизни в настоящую поэзию. Пожалуй, родись знаменитый персонаж Дж. Д. Сэлинджера лет на сорок — пятьдесят попозже, да еще от ирландских родителей… Впрочем, предоставим читателю самому чертить параллели на благодатной почве этого сочного текста.

Макбрайд Шон  
Знак Вирго Хазанов Юрий Самуилович Это был я…  
обложка книги Заколдованная Заколдованная

Прозу Леонида Сергеева отличает проникновенное внимание к человеческим судьбам, лирический тон и юмор.

Автор лауреат премий им. С. Есенина и А. Толстого, премии «Золотое перо Московии», премии журнала «Московский вестник», Первой премии Всероссийского конкурса на лучшую книгу о животных 2004 г.

Сергеев Леонид Анатольевич Л. Сергеев. Повести и рассказы в восьми книгах  
обложка книги Золотые века [Рассказы] Золотые века [Рассказы]

Про каталонского ученого-антрополога, члена Ассоциации исследователей Африки Альберта Санчеса Пиньоля (р. 1965) говорят, что он „буквально ворвался в литературу, с разбегу вышибив дверь“. Его первый роман „Холодная кожа“ был переведен на три с лишним десятка языков и сделал автора мировой знаменитостью, второй — „Пандора в Конго“ — упрочил его славу. Однако дебютной книгой для Санчеса Пиньоля стал сборник рассказов (2001), и в этом жанре он продолжает работать по сей день. В „Золотые века“ вошли тексты, написанные за последние десять лет. Эта книга населена странными и необычными персонажами, которые попадают в столь же странные и необычные ситуации, в водоворот воистину фантастических событий. Но фантастика у Пиньоля каким-то загадочным, завораживающим образом перекликается с окружающей всех нас действительностью и порой оказывается реальней привычной обыденности.

* * *

Каталонский ученый-антрополог Альберт Санчес Пиньоль мировую славу завоевал двумя романами — „Холодная кожа“ и „Пандора в Конго“, однако привлек к себе внимание читателей и критиков уже дебютной книгой — сборником рассказов (2001). В этом жанре он продолжает работать и по сей день, утверждая, что именно рассказы дают писателю наибольшую художественную свободу. В „Золотые века“ вошли тексты, написанные Санчесом Пиньолем за последнее десятилетие.

* * *

Санчес Пиньоль занимает достойное место среди самых значительных европейских писателей.

The Guardian

* * *

Пиньоль — нечто среднее между заклинателем змей и шаманом, вещающим при свете костра, между магом с бездонным цилиндром в руках и техником высочайшей квалификации. Каждая из его историй — образец того, как можно пробуждать читательский интерес и не терять контроль над ним…

Que leer

* * *

Здесь ни один рассказ не похож на другой. Эти короткие тексты сразу покоряют, их прочитываешь на одном дыхании, не отрываясь…

АВС

Санчес Пиньоль Альберт Corpus  
обложка книги Замки гнева Замки гнева

Первый по времени роман Алессандро Барикко — он же первый по качеству, если верить многочисленным критикам. Перед нами — мир сумасбродных изобретателей, страстных любовников, скоростных локомотивов и стеклянных дворцов. Странные люди в странных обстоятельствах, приходящие к странному финалу, — все это увенчано не менее необычным заглавием «Замки гнева». Полукафкианские видения, сходящиеся в одной точке, чтобы затем продолжиться в виде геометрически безупречной прямой: Барикко безошибочно избрал курс, который вывел его в число ведущих европейских авторов нашего времени.

Барикко Алессандро  
Запоздалые путешествия Червинская Наталия  
Загольная жизнь Федоров Дима  
обложка книги Золото Золото

Питер Гринуэй – британский кинорежиссер и сценарист, автор полусотни художественных и документальных фильмов, один из крупнейших мастеров мирового кино XX века. Среди его фильмов, с огромным успехом прошедших по всему миру, в том числе и в России, – «Повар, вор, его жена и ее любовник», «Контракт рисовальщика», «Отсчет утопленников», «Интимный дневник», «Дитя Макона».

Книга «Золото» задумана автором как часть масштабного арт-проекта, в центре которого кинотрилогия «Чемоданы Тульса Люпера». Это череда коротких рассказов о происхождении девяноста двух золотых слитков, выплавленных из ценностей, когда-то принадлежавших жертвам Третьего рейха. Трагические истории множества персонажей будто бы сошлись воедино: фамильные реликвии, обручальные кольца, зубные коронки, драгоценные монеты и трогательные безделушки стали одинаковыми золотыми брусочками, собранными в один чемодан. И все они объединены чисто гринуэевским сюжетным ходом о человеке, которому предстоит сначала чудом обрести, а потом волею случая утратить загадочное сокровище.

Гринуэй Питер  
обложка книги Зло Зло

Містична мелодрама, героїня якої отримує подарунок долі - справжнє ідеальне кохання, але лише у снах… У світі ж реальному вона підпадає під владу людини, яка сіє зло, не зупиняючись навіть перед убивством власних дітей.

Баграт Людмила  
Затылоглазие демиургынизма Кочурин Павел Коммунист во Христе  
обложка книги Зеленый Дом Зеленый Дом

Марио Варгас Льоса (р. 1936) — перуанский прозаик, один из ведущих писателей-новаторов современной латиноамериканской литературы, автор популярных во всем мире романов: «Город и псы», «Капитан Панталеон и Рота добрых услуг», «Тетушка Хулия и писака» и многих других. В романе «Зеленый Дом» Варгас Льоса использует изощренную технику монтажа с мгновенными переключениями времени и места действия, позволяющую увидеть действительность с разных точек зрения.

Читатель! Прежде чем раскроешь эту книгу, выслушай честное предупреждение: если ты жаждешь попасть в мир мудрых мыслей и высокоинтеллектуальных сентенций, лучше уж вовсе за нее не приниматься. Герои «Зеленого Дома» занимаются контрабандой и ловлей черепах, совершают бандитские набеги и побеги из тюрем, предают, любят и убивают, страдают и кутят, и в этом водовороте захватывающих событий словно забывают о своем долге поделиться с нами хоть сколько-нибудь глубокими откровениями.

Льоса Марио Варгас  
обложка книги Зимой в Афганистане (Рассказы) Зимой в Афганистане (Рассказы) Ермаков Олег  
обложка книги Знак Зверя Знак Зверя Ермаков Олег  
Забытые хроники

Серьезный исследователь истории квартала, несомненно, обратит внимание на особую роль в ней семьи Мамарчовых, дальних родственников капитана Мамарчова, участника Велчова восстания в 1835 году. Эта семья появилась в квартале, чтобы взорвать спокойствие, столь долго лелеявшееся его обитателями. Впрочем, не будем распространять своих суждений на весь квартал, так как листовки с призывом: «Долой царя, смерть толстосумам!» сказались прежде всего на судьбе совладельцев чиновничьего кооператива «Единство».

Антов Ясен  
обложка книги Здоровые и больные Здоровые и больные

В книгу вошли повести, уже хорошо известные и полюбившиеся читателю: «Раздел имущества», «Сигнальщики и Горнисты», «Очень страшная история», «Безумная Евдокия», «А тем временем где-то…», «Здоровые и больные», «Мой брат играет на кларнете», «Поздний ребенок», «В тылу как в тылу». Все они по-разному решают вопросы преемственности поколений, глубокие, сложные и столь важные проблемы воспитания молодых граждан.

Алексин Анатолий  
обложка книги Золотая рыбка Золотая рыбка

Как и полагается произведению с таким названием, рассказ Масадзи Ивакуры повествует о том, как жили-были старик со старухой.

Масадзи Ивакура  
Зомбификация. Опыт сравнительной антропологии Пелевин Виктор  
обложка книги Загул Загул

Олег Зайончковский – автор романов «Сергеев и городок» (шорт-лист премий «Русский Букер» и «Национальный бестселлер»), «Петрович», «Счастье возможно» (шорт-лист премий «Русский Букер» и «Большая Книга»). Персонажи Зайончковского – простаки и плуты одновременно – вызывают неизменную симпатию и у читателей, и у критиков.

Герой романа – Нефедов – отменный муж и семьянин, поссорившись с женой, уходит из дома, то есть в загул. Не вполне трезвый, выбитый из привычной колеи, он против собственной воли становится главным действующим лицом необыкновенных и опасных приключений, связанных с пропавшей рукописью знаменитого русского писателя Почечуева. Нефедов не только спасает для Отечества культурную ценность, но и сам возвращается в лоно семьи.

Зайончковский Олег Викторович  
обложка книги Записки недопросветленного [проза] Записки недопросветленного [проза]

Сборник рассказов

Лайтбрингер Тимонг  
обложка книги Зеленый рыцарь Зеленый рыцарь

Хитрый, жестокий и необыкновенно умный профессор Лукас Граффе решает убить своего впечатлительного и харизматичного сводного брата Клемента. Но смертельный удар битой, предназначенный брату, обрушивается на голову незнакомца. Когда этот незнакомец, таинственным образом воскресший, является к Лукасу с требованием специфической компенсации, спокойная жизнь дружеского круга семьи Граффе нарушается — слишком уж необычные, обременительные и в конечном итоге смертоносные требования выдвигает незнакомец…

Впервые на русском языке!

Мердок Айрис  
обложка книги Земной лимб Земной лимб Петров Михаил  
обложка книги Згори вниз. Книга страхів Згори вниз. Книга страхів

«Згори вниз» - це реанімація сюрреалізму в українській літературі. У книзі є сюжет, розділові знаки і навіть інструкція з виготовлення фотографій у домашніх умовах. А також: втеча, захоплення чужих помешкань і чужих таємниць, гірські ландшафти, зворушлива і неправдива історія любові, перевертні, чортівня, люди, що мовчать, і коти, що говорять. Словом, все те, що притаманне будь-якій нормальній жіночій психіці. Рекомендовано Міністерством охорони здоров’я - для тих, хто не має чого боятися.

Малярчук Таня  
обложка книги Звірослов Звірослов

Звірослови - це чудернацькі середньовічні енциклопедії про тварин. З них давні українці могли дізнатися, що, наприклад, саламандри не горять у вогні, а носороги - схожі на бика істоти, що витоптують поля пшениці. «Звірослов» Тані Малярчук продовжує втрачену середньовічну традицію. Людина, на думку авторки, подібна на метелика (курку, собаку, медузу, щура, ворона, слимака, свиню, зайця, пуму), це істота, яка хоче, щоб її любили, а її не любить ніхто…

Малярчук Таня  
обложка книги Заявление Заявление

"…В мире есть много людей, которым важно быть там, где есть преступление, и совершенно не важно, по какую сторону закона, то есть любой полицейский мог бы стать преступником и любой преступник может в конце концов оказаться полицейским."

Новацкий Павел Евгеньевич  
обложка книги Записки маленького человека эпохи больших свершений (сборник) Записки маленького человека эпохи больших свершений (сборник)

Борис Носик хорошо известен читателям как биограф Ахматовой, Модильяни, Набокова, Швейцера, автор книг о художниках русского авангарда, блестящий переводчик англоязычных писателей, но прежде всего — как прозаик, умный и ироничный, со своим узнаваемым стилем. «Текст» выпускает пятую книгу Бориса Носика, в которую вошли роман и повесть, написанные во Франции, где автор живет уже много лет, а также его стихи. Все эти произведения печатаются впервые.

Носик Борис Михайлович  
Золотое дно. Книга 1

Роман посвящен сибирским гидростроителям и содержит летопись советского строителя «…о прекрасной этой жизни, о великих наших испытаниях и героических свершениях (зачеркнуто, надписано поверху: глупостях)… Чтобы вы, марсиане и сириусане, лучше представили колорит нашего времени».

Финалист «Русского Букера» за 2005 г.

Солнцев Роман Харисович  
обложка книги Записки кинооператора Серафино Губбьо Записки кинооператора Серафино Губбьо

«Записки кинооператора» увидели свет в 1916 году, в эпоху немого кино. Герой романа Серафино Губбьо — оператор. Постепенно он превращается в одно целое со своей кинокамерой, пытается быть таким же, как она, механизмом — бесстрастным, бессловесным, равнодушным к людям и вещам, он хочет побороть в себе страсти, волнения, страхи и даже любовь. Но способен ли на это живой человек? Может ли он стать вещью, немой, бесчувственной, лишенной души? А если может, то какой ценой?

В переводе на русский язык роман издается впервые.

Луиджи Пиранделло (1867–1936) — итальянский драматург, новеллист и романист, лауреат Нобелевской премии (1934).

Пиранделло Луиджи  
Заговор

Сборник очень разных рассказов про любовь, которая побеждает гордость, глупость и смерть. Сборник посвящен Александру Грину — и навеян явно им же.

Подходит читателям от 14 лет.

Ляхович Артем  
обложка книги Зона. Записки надзирателя Зона. Записки надзирателя

Довлатовская «Зона» — это четырнадцать эпизодов из жизни зэков и их надзирателей, истории сосуществования людей за колючей проволокой, рассказанные просто и с отрезвляющим юмором, за которым совершенно ясно можно расслышать: «Ад — это мы сами».

Довлатов Сергей  
обложка книги Заповедник Заповедник

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

Довлатов Сергей  
обложка книги Знакомство категории X Знакомство категории X

Дидье ван Ковеларт (р. 1960) — прославленный французский писатель (известный в России как «ван Ковелер»), лауреат множества литературных премий, в том числе Гонкуровской (за роман «Путь в один конец»), сценарист и драматург (театральная премия Французской академии за пьесу «Астроном», премия Мольера за Лучшую музыкальную комедию и т. д.). В своем новом романе «Знакомство категории X» автор мировых бестселлеров Дидье ван Ковеларт безжалостно и остроумно рассказывает о бунте и возрождении парня и девушки, выбирающихся из тупика, в который поставила их жизнь.

«Знакомство категории X» — редкая книга о футболе и порнографии, которая будет интересна не только мужчинам.

Она — начинающая порно-звезда. Он — подающий надежды футболист-легионер. К своим девятнадцати они уже всё повидали, всё испытали, через всё прошли. Встретившись на современном рынке рабов среди торговцев, превращающих людей в товар, они найдут друг друга, и это знакомство поможет им заною обрести давно забытые мечты, чувство юмора и собственного достоинства.

Ковелер Дидье ван  
обложка книги Закрываўленае сонца Закрываўленае сонца

Нa зaхaд сонцa рaньняя восень дыхaлa тумaнaм бaлотнaе нiзiны, пa якой мaруднa зьбiрaлa свaе воды верхняя Бярэзiнa. Золкaя мaсьлянкa кудзеляй спaвiвaлa шырокiя пaплaвы й рaсплывaлaся пa лiтоўскiх нaчоўкaх. Рaнiцaй, кaлi пaчынaлa прыгрaвaць сонцa, тумaн нaйперш aсядaў у лiтоўскaй лaгчыне, суседнiм бaлоце, a нaйдaўжэй трымaўся ў гушчaрaх нaд рaкою.

Мaруднa й ленa aдмiрaлa летa. Сьпелы верaсень зaбaўляўся кволым пaвуцiньнем, снaвaў сярэбрaныя ўзоры нa бaбкaх ярыны, aздaбляў сувоямi тонкaе прaжы чубы кустоў нa ўзьлесьсi й aржышчы aзiмiны. Буйнейшы вецер кaлaмaцiў пaвуцiнныя кросны, зрывaў сярэбрaныя нiткi з кустоў ды нёс iх уверх дa сонцa. Пaвуцiньнем зaбaўлялiся пaдлёткi. Нaчэплiвaлi яго нa пaлкi, увaжнa рaзглядaлi мaлых чорных мaйстроў дзiўнaе тонкaе прaжы. Зьзялa нa сонцы тое пaвуцiньне чыстым доўгiм серaбром. (Фрагмент)

Акула Кастусь Гараватка  
обложка книги Здесь и теперь Здесь и теперь

Автор определил трилогию как «опыт овладения сверхчувственным восприятием мира». И именно этот опыт стал для В. Файнберга дверцей в мир Библии, Евангелия – в мир Духа. Великолепная, поистине классическая проза, увлекательные художественные произведения. Эзотерика? Христианство? Художественная литература? Творчество Файнберга нельзя втиснуть в стандартные рамки книжных рубрик, потому что в нем объединены три мира. Как, впрочем, и в жизни...

Действие первой книги трилогии происходит во время, когда мы только начинали узнавать, что такое парапсихология, биоцелительство, ясновидение.

"Здесь и теперь" имеет удивительную судьбу. Книга создавалась в течение 7 лет на документальной основе и была переправлена на Запад по воле отца Александра Меня. В одном из литературных конкурсов (Лондон) рукопись заняла 1-е место. И опять вернулась в Россию, чтобы обрести новую жизнь.

Файнберг Владимир Львович Практика духовного поиска  
обложка книги Зима в горах Зима в горах

Имя Джона Уэйна хорошо известно в нашей стране. Его роман «Спеши вниз» получил высокую оценку критики и пользовался успехом у нашего читателя.

В романе «Зима в горах» писатель показывает острую политическую обстановку, которая сложилась в Уэльсе в 60-е годы прошлого века в связи с обострением там национального вопроса. Герой романа Роджер Фэрнивалл, филолог по образованию, отправляется в Уэльс для изучения валлийского языка. Судьба сталкивает его с разными людьми — шахтерами, водителями автобусов, мелкими предпринимателями. Всех их объединяет одна цель — борьба за национальные права.

Уэйн Джон  
обложка книги Завтрак у Тиффани Завтрак у Тиффани Капоте Трумен  
Золото ослов Спивак Мария Викторовна Скрижали Завета  
обложка книги Зейтун Зейтун

От автора:

Это документальное повествование, в основе которого лежат рассказы и воспоминания Абдулрахмана и Кейти Зейтун.

Даты, время и место событий и другие факты были подтверждены независимыми экспертами и архивными данными. Устные воспоминания участников тех событий воспроизведены с максимальной точностью. Некоторые имена были изменены.

Книга не претендует на то, чтобы считаться исчерпывающим источником сведений о Новом Орлеане или урагане «Катрина». Это всего лишь рассказ о жизни отдельно взятой семьи — до и после бури. Написана книга при непосредственном участии членов семьи Зейтун и отображает их видение тех событий.

Эггерс Дейв  
обложка книги Заяц с янтарными глазами: скрытое наследие Заяц с янтарными глазами: скрытое наследие

Хотите историю? Следуйте за белым зайцем с янтарными глазами. Известный английский художник-керамист берется за перо, чтобы прочертить путь своей семьи — и сопровождавшей ее в скитаниях коллекции брелоков-нэцке. Автор, перемещаясь из царской Одессы в Париж импрессионистов и Пруста, из захваченной нацистами Вены в оккупированный американцами Токио, рассказывает невыдуманные истории об утраченном и обретенном доме, о том, как хрупка жизнь и как из историй людей сплетается история человечества.

Вааль Эдмунд де  
обложка книги Зеленые годы Зеленые годы

«Зеленые годы» — сборник рассказов известного бразильского писателя Луиса Фернанду Эмедиату, проникнутых Чувственностью, Молодостью и Жизнелюбием, которых не может заглушить даже самая жестокая диктатура.

Читатель ощутит кипящие бразильские страсти через удивительное сочетание трогательных историй взросления героев, их любовных и дружеских отношений на фоне мрачных политических катаклизмов, оказывающихся то близкими и узнаваемыми, то ошеломляющими и шокирующими.

Эмедиату Луис Фернанду  
обложка книги Забыть Фуко Забыть Фуко

Эссе Жана Бодрийяра «Забыть Фуко» (1977) является откликом на книгу Мишеля Фуко «Надзирать и наказывать». Бодрийар пытается переосмыслить базовые концепты исследования Фуко: власть, сексуальность, производство. Демонстрируя «как сделан текст Фуко», Бодрийар демонстрирует и сами эти понятия. По Бодрийару, все они обратимы. Находятся в поле симуляции, распылены и ускользают от анализа, навязывающего им жесткую структуру. Анализ Фуко оказывается в ловушке понятий, составляющих предмет его исследования и, одновременно, порождающих сам текст.

Для специалистов и всех, интресующихся современной философией.

Бодрийар Жан  
обложка книги Завтрак с видом на Эльбрус Завтрак с видом на Эльбрус

Повесть о настоящем мужчине, не разменивающем по мелочам высокое чувство. Главный герой, журналист и тренер по горным лыжам уезжает в горы. И встречает там Елену…

Визбор Юрий Иосифович  
обложка книги Завтрашние сказки Завтрашние сказки

Книга иронических сказок и рассказов о поисках земли обетованной в природе и человеческом обществе, а также об опыте ее строительства на земле

Кривин Феликс Давидович Сказки о поиске земли обетованной  
обложка книги Заложники Заложники

Уважаемые господа! В написании этого романа я ставил перед собой цель рассказать людям хотя бы частичку правды, показать читателю подлинное лицо одной из войн, которое, к сожалению, некоторые авторы рисуют в розовых героических красках. Война — это «грязная тётка», тем более, если она ведётся на территории чужого государства и с непонятной целью. Хочу обратить ваше внимание на то, как люди становятся заложниками своей жадности и глупости. Участники этих событий могут сказать: «Григорий Сергеевич — это же было не так». Заранее соглашусь — это были не Петровы, а Сидоровы, и не летом, а зимой и не в той крепости, а в другой. Но то, что был снос кишлаков, гибель ни в чем неповинных людей, мародерство и другие преступления, бестолковщина, бомбовые удары авиации по своим подразделениям — никто отрицать не станет. Не верь, читатель, что только американский солдат расстреливает в Ираке и Афганистане мирных жителей и журналистов как кроликов на охоте, а наш белый и пушистый воин — истинный защитник бедных и обездоленных. К сожалению, у всех войн одинаковое лицо. Поверьте мне как очевидцу.

Когда я опубликовал на сайте artofwar роман «Ася», один читатель написал комментарии: «Это же было, было, выскоблил добела». И это было, дорогие мои читатели. Роман «Заложники» основан на подлинных фактах.

Великий писатель однажды сказал: «Самые лучшие сюжеты даёт нам жизнь».

С уважением к Вам:
Григорий Покровский.
Покровский Григорий Сергеевич  
обложка книги Замороженная саранча Замороженная саранча Каваллано Сильвия Паола  
обложка книги Записки натуралиста Записки натуралиста

Книга известного советского зоолога и натуралиста Евгения Павловича Спангенберга (1898–1968) вводит читателя в прекрасный мир живой природы. В увлекательной форме автор рассказывает о жизни зверей и птиц на свободе и в неволе, учит заботливо и бережно относиться к природным богатствам нашей Родины. Для широкого круга читателей.

Спангенберг Евгений Павлович  
обложка книги Записки Серого Волка Записки Серого Волка

«Записки Серого Волка» Ахто Леви – исповедь человека необычной судьбы. Эстонец по национальности, житель острова Саарема, Леви воспитывался в мещанской семье, подверженной влиянию буржуазной националистической пропаганды, особенно сильной в первый год существования Советской власти в Прибалтике – 1940-й. Тринадцатилетним мальчишкой в 1944 году Леви бежит из дому, из оккупированной фашистами Эстонии, в Германию, и оттуда начинается его горький путь жизненных компромиссов, нравственной неустойчивости, прямых преступлений.

У автора одна задача: честно, без скидок и послаблений разбираясь в собственном запутанном, преступном жизненном пути, примером своей жизни предостеречь тех юношей и подростков, которые склонны видеть некую романтическую «прелесть» в уголовщине.

Леви Ахто  
обложка книги Захарка Захарка

Творчество Виктора Астафьева в равной мере относится к двум направлениям отечественной литературы. Это и произведения о войне — «окопная правда», принятая в штыки официальной критикой, — и деревенская проза, рассказывающая об истинной картине коллективизации и ее последствиях.

Астафьев Виктор  
обложка книги Землетрясение в Чили Землетрясение в Чили

Жизнь Генриха фон Клейста была недолгой, но бурной. Потомок старинного дворянского рода, прусский офицер, он участвовал в походах против Франции в 1793–1797 годах, однако оставил службу ради литературной деятельности. Его творчество застало современников врасплох. Клейст настолько очевидно отличался от других романтиков, что кто – то из критиков назвал его «найденышем поэзии». В его произведениях отразилось смятение собственных души и ума, накал чувств, в них была атмосфера грозы и трагедии. Герои Клейста жили без оглядки, шли до предела и гибли всерьез. Трагическим и очень странным был уход из жизни самого писателя – двойное самоубийство со своей последней подругой. Смерть Клейста, как и его творчество, поразили многих… Прошли столетия, а новеллы и пьесы немецкого писателя Г. фон Клейста все еще находят отклик в сердцах читателей. Сегодня пришло время перечитать произведения Клейста.

Клейст Генрих фон , Библиотека всемирной литературы  
обложка книги Земляника Земляника Астафьев Виктор  
обложка книги Зимняя война Зимняя война

Роман-симфония, в котором дана попытка осмысления войны — вечной проблемы современного социума.

Солдат Зимней Войны, «необъявленной и идущей без видимых причин», по имени Юргенс, засылается командованием в Столицу. Ему меняют имя — отныне он будет зваться Лех.

Его жизнь ввязывается в цепь приключений, охватывающих множество судеб, среди которых — жизни простых людей, аристократов царской крови, офицеров воюющей армии, русских юродивых.

Драгоценный сапфир, Третий Глаз из статуи золотого Будды, сидящего в степи, попадающий позже в корону русских Императоров — символ-знак романа; охота за священным синим, цвета неба, камнем — охота за несбыточной человеческой мечтой.

Острый сюжет в книге сочетается с мелодией эпоса, жестко-реалистично написанные военные сцены — со сказочными видениями, напряжение психологизма — с любовной лирикой.

Автор свободно обращается со временем в романе. Мозаика больших фрагментов текста, расположенная не по хронологии, создает впечатление гигантской временной пульсации, подчеркивает единство мира.

Современность узнаваема, но и темные колодцы истории, куда читатель имеет возможность заглянуть, тоже. События, разворачиваясь живописным веером, складываются в панорамную фреску, а экшн-сюжет держит в постоянном напряжении.


Крюкова Елена Николаевна  
обложка книги Злодейка Злодейка

В книгу входят рассказы о родине писателя Сибири, о его детстве — этой удивительно светлой и прекрасной поре.

Астафьев Виктор  
обложка книги Золото собирается крупицами Золото собирается крупицами

В романе наряду с тяжелой, безрадостной жизнью дореволюционной башкирской деревни ярко показан быт старателей и рабочих. Здесь жизнь еще сложнее, поэтому классовое разделение общества, революционная борьба проявляются еще резче и многограннее.


Данная книга является участником проекта ''Испр@влено''. Если Вы желаете сообщить об ошибках, опечатках или иных недостатках данной книги, то Вы можете сделать это по адресу:

http://www.fictionbook.org/forum/viewtopic.php?t=3141

Хамматов Яныбай Хамматович  
Забуксовал Шукшин Василий  
Залетный Шукшин Василий  
Звездное тяготение

Герои повестей Н. Горбачева — ракетчики — офицеры, сержанты, солдаты, — у кого интересная, трудная и романтическая профессия. Но судьбы их сложны, и пути, по которым они идут "каждый в свою жизнь", зачастую нелегки: им сопутствуют трудные конфликты, острый драматизм.

Гошка Кольцов в повести "Звездное тяготение" стремится жить и служить по девизу: "Какое мне дело до вас до всех, а вам до меня". Он противопоставляет себя коллективу, товарищам по расчету ракетной установки. У Гошки есть в родном городе Ийка, а здесь, в гарнизоне, он знакомится с Надей…

В "Ракетах и подснежниках" — история техник-лейтенанта Константина Первакова. Он влюблен в романтику труда ракетчиков, в тайгу, где ему приходится служить, в друзей, с которыми делит радости и горести, в Москву и еще… в Наташку. С нею, казалось ему, он всегда будет счастлив…

При всей сложности конфликтов, в нелегких условиях службы герои повестей морально крепки, сильны хорошими душевными зарядами: Гошка поймет свои заблуждения и в решающую минуту предпочтет обгореть, чем допустить гибель товарищей; Перваков перешагнет через свою неразделенную любовь.

Николай Андреевич Горбачев — инженер-подполковник, в прошлом служил в Ракетных войсках. "Звездное тяготение" — его третья книга.

Горбачев Николай  
Змеиный яд Шукшин Василий  
Золото Вильгельма Искандер Фазиль  
обложка книги За годом год За годом год

Роман о жизни во франкистской Испании в 1939–1952 годах.

Салинас Армандо Лопес  
обложка книги Зона обстрела (сборник) Зона обстрела (сборник)

Прозаик Александр Кабаков, лауреат премий «Большая книга» и «Проза года», собрал в книге «Зона обстрела» свои самые исповедальные и откровенные сочинения.

В романах «Поздний гость» и «Последний герой», в грустных рассказах «Тусовщица и понтярщик» и «Нам не прожить зимы» автор предлагает читателю острый коктейль из бредовых видений и натуралистических картин ломки привычной жизни в середине 90-х, но… всегда оставляет надежду на счастливый финал.

Кабаков Александр Абрамович  
обложка книги Замри, умри, воскресни! Замри, умри, воскресни!

В этот сборник издательства ЭКСМО вошли те рассказы, которые не входили в авторские «номерные» сборники, а появлялись только в периодике. Большинство из них стало доступно русскому читателю после выхода толстого сборника «Ста лучших рассказов», но теперь те, кто желают собрать у себя дома все книги Брэдбери могут ограничиться покупкой авторских сборников и дополнить их этой книгой. Большинство текстов — психологические рассказы высшей пробы. Книга дополнена повестью «Лорелея красной мглы», которую молодой Брэдбери написал со своей старшей коллегой Ли Брэкет, — это жёсткая приключенческая проза, ничего не имеющая с теми великолепными текстами, за которые весь мир любит писателя.     (В оформлении переплета использована иллюстрация Д. Бернса)

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Зачарованная величина Зачарованная величина

Хосе Лесама Лима (1910–1976) — выдающийся кубинский писатель, гордость испанского языка и несомненный классик, стихи и проза которого несут в себе фантастический синтез мировых культур.

X. Л. Лима дебютировал как поэт в 1930-е годы; в 1940-е-1950-е гг. возглавил интеллектуальный кружок поэтов-трансцеденталистов, создал лучший в испаноязычном мире журнал «Орихенес».

Его любили Хулио Кортасар и Варгас Льоса. В Европе и обеих Америках его издавали не раз. На русском языке это вторая книга избранных произведений; многое печатается впервые, включая «Гавану» — «карманный путеводитель», в котором видится малая summa всего созданного Лесамой.

Лима Хосе Лесама  
обложка книги Запретные цвета Запретные цвета

Юкио Мисима — самый знаменитый и читаемый в мире из японских писателей; прославился он в равной степени как своими произведениями во всех мыслимых жанрах (романы, пьесы, рассказы, эссе — более ста томов), так и экстравагантным стилем жизни и смерти (харакири после неудачной попытки монархического переворота). В романе «Запретные цвета», завершающем своего рода трилогию, начатую самыми знаменитыми во всем мире романами Мисимы — «Исповедью маски» и «Золотым Храмом», стареющий писатель встречает прекрасного юношу и создает из него оружие мести всем женщинам, когда-то причинившим ему страдания…

Мисима Юкио  
обложка книги Зарубежный детектив (1989) Зарубежный детектив (1989)

В очередной выпуск сборника вошли три романа-детектива: "Смерть и семь немых свидетелей", написанный чешской писательницей Анной Бауэровой, "Ночью все волки серы" - известного норвежского писателя, автора многих детективов Гуннара Столесена и роман "Ты только отыщи его..." англичанина Джеймса Хедли Чейза, чье творчество имеет многочисленных поклонников во всем мире.

Содержание:

Анна Бауэрова. Смерть и семь немых свидетелей (перевод А. Диордиенко)

Гуннар Столесен. Ночью все волки серы (перевод Э. Панкратовой, Е. Алексеевой)

Джеймс Хедли Чейз. «Ты только отыщи его...» (перевод В. Постникова)

Чейз Джеймс Хэдли, Бауэрова Анна, Столесен Гуннар  
обложка книги Записки на запястье Записки на запястье

Книга написана в жанре короткой прозы — это сборник эссе, заметок, наблюдений, образов, подслушанных диалогов. Современная городская жизнь, ироничный и легкий взгляд на действительность.

Паволга Ольга  
обложка книги Зависимые Зависимые

Сборник рассказов.

Кочергин Илья  
обложка книги Закуска в „Тифани“ Закуска в „Тифани“

Труман Капоти (1924–1984) е роден в Ню Орлианс в семейството на чиновник и 16-годишна кралица на красотата. Баща му обаче не се задържа дълго на една работа и постоянно търси нови възможности за изява. Младият Труман израства при роднини в Алабама и неговото приемно семейство му служи като модел за много от образите, които описва по-късно. Майката на Труман се омъжва повторно за заможен бизнесмен и Капоти се мести в Ню Йорк, като приема името на Втория си баща. В детските си години бъдещият писател се сприятелява с Харпър Лий, авторката на „Да убиеш присмехулник“, която го използва като прототип за образа на Дил в световноизвестния си роман. Капоти написва първите си разкази на осемгодишна възраст и публикува в престижни списания, за което е удостоен с голямата награда за кратка проза на името на О. Хенри. От този момент нататък Капоти познава единствено успеха и се превръща в едно от най-големите имена на американската литература. Автор е на романите „Други гласове, други стаи“, „Закуска в «Тифани»“, „Арфата на тревите“, на много разкази, киносценарии, а също така на „Хладнокръвно“ — документална история на едно от големите американски убийства, първообраз на жанра „истински престъпления“. Неговата визитна картичка е изяществото на езика, мекотата на повествованието, проникновените образи, в по-голямата си част почерпани от неговия собствен живот.

„Тифани“ е изключително изискан, скъп и прочут бижутериен магазин в Ню Йорк, разположен на Пето Авеню № 727, който се превръща в истинска легенда, и то в световен мащаб, след романа на Труман Капоти „Закуска в «Тифани»“ (публикуван през 1958 г.). Романът се превръща в знаковото произведение на големия писател и го прави жив класик. Критиците твърдят, че дори да не беше написал нито друго, Капоти би се наредил сред най-големите имена в световната литература само със своята „Закуска в «Тифани»“. Романът получава такава известност, че сега бижутерийният магазин се рекламира чрез него и чрез едноименния филм по сценарий на Капоти. Изпълнението на Одри Хепбърн в „Закуска в «Тифани»“ се смята за най-доброто в цялата й кариера, филмът пожънва невероятен успех, отнася голям брой номинации и „Оскари“ и се превръща в една от класиките на века.

Главната героиня Холи Гоулайтли (името означава „стъпваща леко“) обича да ходи в Тифани, защото там всичко е тъй красиво. Холи, ефирна като името си, преминава през живота с лекотата на безименната котка, намерена от нея, но въпреки всички усилия да живее само в днешния ден тя носи неизбежния отпечатък на своето минало като всички хора на този свят.

Капоти Труман  
обложка книги Зачем живут патиссоны? Зачем живут патиссоны?

Бакулина Дина Владимировна:

Петербурженка. Закончила факультет журналистики ЛГУ.

Профессиональный журналист.

  Первый тираж книги Дины Бакулиной «Кот из Датского королевства» разошелся среди читателей моментально. Поэтому всего за один год книга выдержала сразу два издания.

Нам полюбились живые, реальные и подчас очень обаятельные образы Героев повестей и рассказов: «Кот из Датского королевства», «Старик Глен и Иван Осипович», «Маленький самолет с большими крыльями». 

Повести, рассказы и очерки Дины Бакулиной — это прямая речь, обращенная к друзьям; теплый, наполненный мягким юмором голос родственной души.

Герои повестей и рассказов новой книги Дины Бакулиной «Зачем живут патиссоны?»:

«Морской верблюд»,

«Затерянные миры»,

«Зачем живут патиссоны»,

«То ли лошадь, то ли огурец» -

заставляют нас грустить, мечтать, сопереживать друг другу, любить и радоваться вместе с ними. Потому что герои Дины Бакулиной это мы сами, живущие здесь и сейчас.

Повести и рассказы книги «Зачем живут патиссоны» — это мгновенные кадры сегодняшнего мира, простые и ясные рассказы, наполненные живым чувством и добрыми раздумьями.


Бакулина Дина  
обложка книги Із медом полин Із медом полин

Валя, Рита, Таня, Марія – про таких кажуть «нерозлийвода»: разом зростали, ділилися мріями та сподіваннями. Але з часом кожна пішла своєю дорогою. Одна добре облаштувала своє життя, друга втратила себе й не знає, як жити далі, інші… Вони зустрінуться через п’ятнадцять років і почнуть оповідати свої історії. Тієї ж миті з’ясується, що їхні шляхи не розбіглися, а навпаки…

Куява Жанна  
обложка книги Закатные гарики. Вечерний звон (сборник) Закатные гарики. Вечерний звон (сборник)

В этой книге Игоря Губермана собраны зрелые размышления – в стихах («Закатные гарики») и в прозе («Вечерний звон») – о жизни и путешествиях, об ушедших друзьях и былых романах, о русских и евреях.

«Кем я хочу стать, когда вырасту, я осознал довольно поздно – шел уже к концу седьмой десяток лет. Но все совпало: я всю жизнь хотел, как оказалось, быть старым бездельником…»

Губерман Игорь Миронович  
обложка книги Загальний аналіз (збірник) Загальний аналіз (збірник)

Оповідання і повість, що складають нову збірку «Загальний аналіз», написані протягом останнього десятиліття. Цвинтар, приміська електричка, підземелля Київського метрополітену, кручі над Дніпром – ось декорації, у яких відбувається дія.

Велетенська ящірка Очамимря, що залюбки ковтає людей, львівський нічний сторож у музеї, до колекції якого потрапила Українська Ідея, медсестри та санітари психоневрологічного відділення лікарні, які мають безмежну владу над хворими, – це персонажі творів О. Ірванця, що фантасмагорично віддзеркалюють наш з вами реальний світ.

Ірванець Олександр В  
обложка книги Земля бедованная (сборник) Земля бедованная (сборник)

Сборник «Земля бедованная» известной санкт-петербургской писательницы Нины Катерли представляет прозу, относящуюся к семидесятым-восьмидесятым годам XX века.

В книге собраны как произведения фантастического реализма – жанра, который принес автору известность, так и традиционные реалистические рассказы. В сборник вошла написанная в 1983 году и нигде ранее не публиковавшаяся фантастическая повесть «Костылев».

По словам Нины Катерли, общая тема книги «Земля бедованная» – живая человеческая душа в условиях абсурдной и деформирующей советской действительности.

Книга содержит реальный комментарий, который поможет ввести молодого читателя в общественно-политический, культурный и бытовой контекст позднесоветского времени.

Катерли Нина Семеновна  
обложка книги Запах искусственной свежести (сборник) Запах искусственной свежести (сборник)

Ты искал лампу с предгрозовым, преддождевым светом. Хотел включать ее, когда станет невыносимо жить, и наслаждаться ее теплыми, словно пропущенными сквозь янтарь лучами. Искал и вдруг вспомнил своего друга-фотографа, истинного художника, который бросил все и уехал далеко-далеко в поисках такого же прекрасного света. Уехал – и не вернулся. Трагически погиб в погоне за мечтой – в нищете и одиночестве. И тогда ты задумался: а не напрасной ли была жертва? Стоила ли она мечты? Может, лучше остаться здесь, в невыносимой жизни, чем, сражаясь за идею, вдруг погибнуть и оказаться там – в непостижимой смерти? И поразмыслив, ты купил обычную галогенную лампу, функциональную и недорогую. А свет… Зачем этот свет?..

Повесть

Повесть

Повесть

Рассказ

Рассказ

Рассказ

Рассказ

Рассказ экскурсовода

Рассказ

Рассказ

Козлачков Алексей Анатольевич  
обложка книги Зари. Мне удалось убежать Зари. Мне удалось убежать

В день сво­ей свадь­бы юная За­ри мо­лила Ал­ла­ха лишь об од­ном — что­бы про­лилась ее кровь... Она не су­мела до­казать свою девс­твен­ность, и ее суп­ру­жес­кая жизнь ста­ла су­щим адом. Но, ус­лы­шав ду­шераз­ди­ра­ющие ис­по­веди сво­их сес­тер по нес­частью, ко­торых один­надца­тилет­ни­ми про­дава­ли за­муж, из­би­вали и на­сило­вали, она об­ре­ла го­лос, слив­ший­ся со сто­нами со­тен аф­га­нок, что­бы ска­зать не­навис­тно­му бра­ку нет! Ис­то­рия За­ри — лишь кап­ля на­деж­ды в этой ре­ке слез…

Каргар Зархуна  
обложка книги Забыть Палермо Забыть Палермо

В романе рассказывается о жизни сицилийских эмигрантов в Штатах. Героиня романа Жанна работает в женском еженедельнике, изображающем жизнь богатых женщин, которым сопутствует удача. В действительности же каждый день она проводит будто на ринге, борясь с самой собой, с воспоминаниями, с тем, кого любит и ненавидит одновременно…

Шарль-Ру Эдмонда  
обложка книги Завтра Завтра

Он — профессор философии в Бостонском университете, который горько оплакивает смерть жены.

Она — сомелье в нью-йоркском ресторане, которая недавно рассталась с любимым человеком.

Казалось бы — у них нет шансов встретиться.

Но в наш век высоких технологий возможно всё.

Мэтью становится владельцем ноутбука, некогда принадлежавшего Эмме, — так начинается их знакомство.

А когда он понимает, что его новая приятельница живет в 2010 году, а он — в 2011-м, у него созревает дерзкий план.

Теперь судьба Мэтью — в Эмминых руках. Ведь еще год назад его жена была жива, а значит, ее гибель можно предотвратить. Главное — уговорить Эмму ему помочь…

Мюссо Гийом  
обложка книги Золото Неаполя: Рассказы Золото Неаполя: Рассказы

Книга знакомит советского читателя с творчеством одного из самых интересных и популярных писателей послевоенной Италии, лауреата многих литературных премий Джузеппе Маротты (1902–1963). В сборник включены рассказы из книг, написанных в разные годы: «Золото Неаполя», «Ученики Солнца», «Ученики времени», «В Милане не холодно», «Камни и облака» и др.

Маротта Джузеппе  
обложка книги Забытые письма Забытые письма

Сельма Бартли последняя, кто помнит события 100-летней давности. Она окружена заботой, любящими внуками и правнуками, но события прошлых лет никак не оставляют ее в покое. Несправедливость, которой была подвергнута ее семья, заставляет снова и снова возвращаться к событиям Первой мировой войны, когда забрали всё: семью, друзей, любовь… Сможет ли Сельма восстановить справедливость, если семейная тайна заставляет молчать, а свидетели давно погибли?

Флеминг Лия  
Золотой дракон

Да, ты не помнишь своих родителей, тебя постоянно преследуют чудовища, и внутри просыпается неведанная Сила, а в придачу твоей "нянькой" с детства был темный эльф,... не много странно... но жить так интересно и так не скучно, особенно когда ты только в начале пути! РОМАН ЗАКОНЧЕН!!! Выложена только часть. Автор не разрешает выкладывать, где бы то не было это произведение!!! Чистовик. За вычитку большущее спасибо СВЕТЛАНЕ!!! За обложку спасибо Alen Laska !!!

Тихая Наташа  
обложка книги Закат семьи Брабанов Закат семьи Брабанов

С тех пор, как Бенито, едва не лишив жизни приемных родителей, заключен в тюрьму, семья Брабанов живет в постоянном страхе, опасаясь его досрочного освобождения. Но их спокойное, мирное существование перевернет не Бенито, а безумная любовь старшей дочери Синеситты к закоренелому преступнику, убийце Стюарту Коллену.

Смешивая реализм и вымысел, жестокость и нежность, трагедию и юмор, Патрик Бессон вовлекает нас в ошеломительную семейную сагу, написанную с таким блеском и неожиданными сюжетными поворотами, что она сразу попала в разряд бестселлеров.

Бессон Патрик  
обложка книги Земя за прицел Земя за прицел Бъчварова Свобода  
обложка книги Земя за прицел (Наследникът) Земя за прицел (Наследникът) Бъчварова Свобода  
обложка книги Залавянето на Вълка от Уолстрийт Залавянето на Вълка от Уолстрийт

Джордан Белфърт (роден 1962 г.) познава отвътре борсовите машинации на Уолстрийт. Той самият е преуспял бивш борсов манипулатор, който пише въз основа на личните си преживявания през десетте години на финансов възход. Преуспелият спекулант дава в някои отношения и отговор на въпроса къде се корени днешното спукване на световния финансов балон. Основателят на скандалноизвестната инвестиционна компания „Стратън Оукмънт“, наричан Вълка на Уолстрийт, печели през деня стотици хиляди долари, а нощем ги харчи още по-бързо за наркотици и секс.

Финансовият гений със замъглено от дрогата съзнание успява да потопи огромна яхта, да катастрофира с луксозния си частен самолет, да унищожи своето семейство-мечта с красива и предана съпруга и две малки деца. Лесно спечелените милиони и безразсъдните действия на Белфърт привличат вниманието на ФБР и след проведеното разследване и последвал осъдителен процес, той влиза в затвора и излежава присъдата си. През последните години на миналия век Джордан Белфърт доказва, че не е необходимо да си на Уолстрийт, за да направиш състояние. Сега той е автор на бестселъри, превеждани в цял свят и издавани в милионни тиражи на близо 40 езика. Правата за книгите са откупени от „Уорнър брадърс“ и режисьорът Мартин Скорсезе подготвя филм с Леонардо ди Каприо в главната роля.

Като обърна погледа си назад, мога да направя едно-единствено тъжно заключение: едва ли някой друг на този свят е живял по-безразсъдно от мен. Поставях парите над почтеността, алчността ми заместваше морала, а ламтежът — обичта. Избирах за приятели хора, от които трябваше да се пазя, поемах рискове при всяка възможност, а чувството за вина давех в слонски дози наркотици. Заслужавах да бъда заловен. Може би се питате дали изобщо съм се променил, дали искрено съжалявам за извършените престъпления, дали хилядите извинения, които съм поднесъл на жертвите си, са искрени? Отговорът е едно голямо „ДА“.

Белфърт Джордан  
обложка книги Зимата на нашето недоволство Зимата на нашето недоволство

Джон Стайнбек (1902–1968) е роден в Калифорнийския град Салинас, където живеят повечето от незабравимите му герои. Той е запознат от първа ръка с тежкия труд на американските фермери и работници от началото на миналия век, защото самият е бил такъв, преди да започне да се изявява като журналист. През 1935 г. публикува първия си роман „Тортила Флет“ и незабавно се обвива с литературна слава. Той е автор на повече от 25 романа, а през 1962 г. става лауреат на Нобеловата награда за литература. При връчването на наградата Нобеловият комитет изтъква, че със „Зимата на нашето недоволство“ Стайнбек „се завръща с безпристрастния си инстинкт за истински американското на позициите на независим поборник за истината“.


„Зимата на нашето недоволство“ (1961) е последният роман на Стайнбек и е смятан от критиката за голямото му завръщане в първите редици на световната проза след „Гроздовете на гнева“. Стегнатият, изпълнен с много вътрешна сила и напрежение разказ е съсредоточен около Итън Алън Холи — издънка на стар род от аристократична Нова Англия, носител на висши морални стойности и дълбоко насадена честност, който сега е продавач в бакалията, която преди е притежавал. Натискът, който животът и обстоятелствата упражняват върху него, стига до своя апогей в тази зима на недоволството, когато жена му го упреква, че не съумява да набави на семейството си онова, което им се полага по право. И когато Итън съзира пролука в мрака, той е изправен пред дилемата дали да запази своите морални устои, или да предаде всичко, в което е вярвал. И макар изходът от положението, в което е изпаднал, да е ясно предвидим, Стайнбек успява да държи читателя в невероятно силно напрежение и да го прави болезнено съпричастен към всички терзания на героите.

Стайнбек Джон  
обложка книги Зигзаг Зигзаг

„Ако приемем разделянето на писателите на последователи на Чехов или на Борхес, аз, разбира се, съм от втората група. Предпочитанията ми са към литературата, която не приема себе си сериозно, която играе с текста и с читателя — накратко нереалистичната литература. А Борхес, Калвино, а така също Стърн и Кафка, са за мен главните източници на влияние.“

Така определя себе си испанският писател Хосе Карлос Сомоса, роден в Куба в 1959, преселник в Испания от 1960 г. Лекар по образование, специализирал психиатрия, през 1994 г. Сомоса се отдава изцяло на литературна дейност. У нас с голям успех са издавани романите му „Пещерата на идеите“ и „Клара и сянката“.

„Зигзаг“ е поредният роман на Сомоса, в който той майсторски подлага читателя на екстравагантни изпитания. Докато следва физика в престижен европейски университет, Елиса Робледо е поканена да участва в таен проект, целящ да манипулира суперструнната теория. Това е невероятен шанс за амбициозен млад учен, шанс да види с очите си далечното минало: динозаври, бродещи по земята, живота през каменната епоха, разпъването на Христос… Но експериментите на екипа тръгват в неочаквана посока и нещо страшно се събужда.

Сега, години по-късно, бившите колеги на Елиса измират един след друг. Кошмарът, който са зародили, играейки си с времето, взима своя смъртен данък. Единственият днешен шанс на Елиса, единствената й надежда да оцелее, е като разбули зловещата истина, криеща се зад гърба на науката.

Сомоса Хосе Карлос  
обложка книги Зигзаг Зигзаг

„Ако приемем разделянето на писателите на последователи на Чехов или на Борхес, аз, разбира се, съм от втората група. Предпочитанията ми са към литературата, която не приема себе си сериозно, която играе с текста и с читателя — накратко нереалистичната литература. А Борхес, Калвино, а така също Стърн и Кафка, са за мен главните източници на влияние.“

Така определя себе си испанският писател Хосе Карлос Сомоса, роден в Куба в 1959, преселник в Испания от 1960 г. Лекар по образование, специализирал психиатрия, през 1994 г. Сомоса се отдава изцяло на литературна дейност. У нас с голям успех са издавани романите му „Пещерата на идеите“ и „Клара и сянката“.

„Зигзаг“ е поредният роман на Сомоса, в който той майсторски подлага читателя на екстравагантни изпитания. Докато следва физика в престижен европейски университет, Елиса Робледо е поканена да участва в таен проект, целящ да манипулира суперструнната теория. Това е невероятен шанс за амбициозен млад учен, шанс да види с очите си далечното минало: динозаври, бродещи по земята, живота през каменната епоха, разпъването на Христос… Но експериментите на екипа тръгват в неочаквана посока и нещо страшно се събужда.

Сега, години по-късно, бившите колеги на Елиса измират един след друг. Кошмарът, който са зародили, играейки си с времето, взима своя смъртен данък. Единственият днешен шанс на Елиса, единствената й надежда да оцелее, е като разбули зловещата истина, криеща се зад гърба на науката.

Сомоса Хосе Карлос  
обложка книги Заколдованный круг Заколдованный круг

Эту книгу на родине известного норвежского прозаика справедливо считают вершиной его творчества.

Остродраматические события романа относятся к прошлому веку. В глухое селение приезжает незаурядный, сильный, смелый человек Ховард Ермюннсен. Его мечта — раскрепостить батраков, сделать их свободными. Но косная деревня не принимает «чужака» и стремится избавиться от него. Сложные взаимоотношения Ховарда с женой и падчерицей позволяют его врагам несправедливо обвинить Ховарда в тяжком преступлении…

Хёль Сигурд  
обложка книги Запах крови Запах крови

Небольшие отрывки, просто миниаюры, даже зарисовки всё сильнее и сильнее погружают героев, а с ними и читателя в мрачные и фантасмагорические мистические глубины.

Агафонов Андрей Юрьевич  
обложка книги За любовта и други демони За любовта и други демони Маркес Габриел Гарсия  
Заложница

Часть первая

Чиркова Вера  
Заложница 2

Часть вторая 26/11 23-35

Чиркова Вера  
обложка книги Златното магаре Златното магаре  
Закатная встреча Чайковская Вера Исааковна  
обложка книги Запах напалма по утрам (сборник) Запах напалма по утрам (сборник)

В рассказах Арутюнова предстает реальный мир конца восьмидесятых – начала девяностых, мы снова видим штурм Белого дома и взятие Останкино, чувствуем вкус первых перестроечных сникерсов и баунти, стоим в бесконечных очередях за самым необходимым. Но эпоха в прозе Арутюнова подернута постмодернистским флером, в котором угадывается и ранний Пелевин периода «Омон Ра», и искренний фантазер Сароян, и даже жестокий сказочник Носов.

Арутюнов – это голос поколения сорокалетних, по которому сильнее всего прошел слом эпохи. Для них СССР и Россия – как левая и правая руки, невозможные друг без друга.

Арутюнов Сергей Сергеевич  
обложка книги Замыслы (сборник) Замыслы (сборник)

За свой дебютный роман («Бывший сын», 2014) Саша Филипенко год назад получил «Русскую премию». С первой попытки – диплом первой степени в номинации «Крупная проза». Ну и как после этого садиться за следующую книгу? Тем более, что героя «Бывшего сына», что всех подкупало, автор явно «строил из себя», своей биографии, своих юношеских впечатлений и чувств. Хватит ли ему собственной жизни на следующего героя, не случится ли самоповтора? Повтора не случилось. Зато опять родился яркий, парадоксальный, необычный и остро современный персонаж – профессиональный телевизионный юморист, придумывающий шутки для телеведущих. Дело это непростое. Особенно если сегодня днем тебя уволили, с женой ты только что развелся, а утром от тебя сбежал кот…

Филипенко Саша  
обложка книги Записки «лесника» Записки «лесника»

Новая книга Андрея Меркина, полюбившегося многим футбольным болельщикам после выхода своего феерического дебюта "Просто wasy и «Спартак», который стал для многих культовой книгой. «Записки лесника» – это не только правдивое изложение реалий советской эпохи. Это еще и напоминание всем о том, что без здорового чувства юмора, футбола и «Спартака» в нашей жизни никуда.


«Я и первую книгу автора проглотил в один присест и думал, что лучше некуда. Однако смог ведь! В отличие от первой, здесь рассказы уже не только о футболе, но и о нашей жизни.»

Егор Титов, шестикратный чемпион России по футболу в составе московского "Спартака", лучший футболист России 1998-го и 2000 годов

Меркин Андрей  
обложка книги Замороженное время Замороженное время

Сердечная, тихая, своя, искусная манера речи и любовь к людям, и внимание к ним. В мире Тарковского нет пошлости - это тоже от огромной любви к миру. Он вернул нам русского мужика - а то мы уже забыли, как он выглядит. Тарковский несколько раз делал меня по-настоящему счастливым. (Захар Прилепин)

Тарковский Михаил Александрович  
обложка книги Зулейха открывает глаза Зулейха открывает глаза

Гузель Яхина родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков, учится на сценарном факультете Московской школы кино. Публиковалась в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Октябрь».

Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.

Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши – все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь.

Всем раскулаченным и переселенным посвящается.

Яхина Гузель Шамилевна  
обложка книги Закон Закон

В сборник избранных произведений известного французского писателя включены роман «Бомаск» и повесть «325 000 франков», посвященный труду и борьбе рабочего класса Франции, а также роман «Закон», рисующий реалистическую картину жизни маленького итальянского городка.

Вайян Роже  
обложка книги Здесь, под небом чужим Здесь, под небом чужим

Дмитрий Долинин – живая легенда «Ленфильма», он был оператором-постановщиком таких лент, как «Республика ШКИД», «В огне брода нет», «Начало», «Собака Баскервилей»… При этом уже много лет Долинин пишет прозу. Его герои – как наши современники, так и ожившие тени прошлого – обычные люди, погруженные в поток жизни, который на глазах становится историей.

Повести Долинина рассказывают о самом главном, болезненном для нашей памяти, переломе в русской истории – Первой мировой и последовавшей за ней революции. Жизнь накрепко спаяла настоящее с прошедшим, так что без крови их друг от друга не оторвать. Дай нужно ли? Вихри тех событий, вновь и вновь осмысляемые русской литературой на протяжении почти целого столетия, забросили под чужое небо миллионы людей. Но и над теми, кто в России остался, небо навсегда стало другим.

Долинин Дмитрий  
обложка книги Зал ожидания (сборник) Зал ожидания (сборник)

Каждому рано или поздно приходится встать перед выбором: как поступить, как изменить себя, как жить дальше. Для кого-то этот выбор мучителен, для кого-то служит отдушиной, а для кого-то становится ошибкой. Как разобраться во всём, как не уронить достоинства, как остаться самим собой? Героев рассказов объединяет не только то, что они – наши современники, но и то, что читатель может легко узнать в них своих знакомых, соседей, друзей. Порадоваться или удивиться их поступкам. Посочувствовать или недоуменно пожать плечами. Но никогда не остаться равнодушным.

Гельман Юрий Ефимович  
обложка книги Зеркало для слепого Зеркало для слепого

Разочарования — это то, что связывает все воспоминания о девяностых. У этого времени были свои герои. Один из них — Родик. Подающий блестящие надежды ученый сумел приспособиться к новой эпохе. Но успех имеет и обратную сторону медали. Дабы избежать мести конкурентов, Родик вынужден бежать из страны. И это только начало череды головокружительных событий. Филигранные операции на зарождающемся рынке сотовой связи, ювелирное производство и снова предательство самых близких людей. А дальше развод, случайно сбитый на дороге человек… Цепь трагических совпадений может сломить даже самого сильного, но герой изо всех сил пытается выбраться из пропасти, в которую катится страна. Волею случая Родик становится свидетелем очередной жестокой резни в Средней Азии. Война полностью переворачивает его представление о нашем мире…

Пугачев Борис Львович  
обложка книги Замело тебя снегом, Россия Замело тебя снегом, Россия

Первое издание. С автографом — дарственной надписью автора: «Дорогой Татьяне Марковне Алдановой (жена известного писателя М. Алданова) с самыми сердечными пожеланиями. Андрей Седых. 1964». Издательская шрифтовая обложка.

Седых Андрей  
обложка книги Записки санитара морга Записки санитара морга

По велению судьбы (или стечению обстоятельств, если вам так угодно) автор этой книги с юных лет работал санитаром в морге. То есть день за днем хоронил свой народ. Личный опыт этого экстремального ремесла выписан им в романе так, что не отпускает читателя от первой до последней главы. Вместе с автором и его героем мы ищем ответ на вопрос: санитар – он кто? Неквалифицированный технический работник, в штатном расписании где-то рядом с дворником? Или Харон, исполняющий высшее предназначение, проводник, ведущий человека в последний путь?

У каждого своя книга.

И свои ответы на эти вопросы…

Ульянов Артемий  
обложка книги Звезда в оранжевом комбинезоне Звезда в оранжевом комбинезоне

Новая трилогия Катрин Панколь – о прекрасных женщинах, которые танцуют свой танец жизни в Нью-Йорке и Париже, Лондоне и Сен-Шалане. Мужчины?.. Они тоже есть. Но правят бал здесь женщины. Пламенные, изобретательные, любящие, они борются за свою судьбу и не хотят сдаваться. Главная героиня этой книги – Стелла Валенти, голубоглазая красавица, которая занимается утилизацией металлолома и носит оранжевый рабочий комбинезон, скрывая в своей груди нежное, трепетное сердце. Дом Стеллы охраняют три большие собаки, она одна воспитывает сына, а отец мальчика лишь изредка приходит к ним по ночам. С какими же тайнами прошлого Стелле предстоит разобраться раз и навсегда?

Панколь Катрин Мучачас  
обложка книги Запредельная жизнь Запредельная жизнь

Это — «Запредельная жизнь». Умная и подчас откровенно забавная «хроника» послесмертного бытия души, наблюдающей за судьбою своего бренного тела в нашем бренном мире… Описать романы ван Ковелера невозможно. Их надо читать!

Ковелер Дидье ван  
обложка книги Записки на краях шарфа Записки на краях шарфа

Пылающие сектора стадионов многих городов мира. Массовые драки повсюду и со всеми. Далекие путешествия без денег и документов. Адреналин, разрывающий разум и переполняющий душу. Смешные, жуткие и поразительные случаи. Братство, рожденное в экстремальных ситуациях.

Сколько ингредиентов нужно перечислить, чтобы описать состав убойного коктейля под названием «ОколоФутбол»? Наверное, еще немало.

Тот, кто выпьет его до дна, уже никогда не забудет вкус крови во рту и победный звон в ушах.

Дым Александр  
обложка книги Загадка Загадка

Серж Резвани родился в Тегеране в 1928 году. Его отец был персом, а мать — русской. В молодости Серж Резвани занимался живописью, а в 60-х годах прошлого века пользовался огромным успехом как поэт-песенник. Но настоящую известность ему принесли пьесы и романы («Городок Потемкин», «Сотворение мира», «Любовь напротив», «Затмение» и др.).

Загадка

Что произошло на борту шикарной яхты «Уран», принадлежащей знаменитому семейству Найев и найденной совершенно пустой в открытом море? Кто из этой семьи, все члены которой были писателями, утопил вместе с собой всю родню? И кто оставил кровавые царапины на белоснежной лакированной корме?

Чтобы разгадать эту загадку, Следователь Морского ведомства и его друг Поэт-Криминолог призывают на помощь Литературоведа, лично знакомого со всеми Найями и написавшего книгу об их жизни и творчестве. Расшифровывая оставшиеся на борту судна рукописи, трое исследователей окунаются в непростой мир этой литературной семьи, полный бесконечных конфликтов, ревности, ненависти, амбиций.

Замаскировав свой роман под обычное полицейское расследование, Резвани в ироничной манере размышляет об опасных путях творчества, о непостижимой тайне смерти… а значит и бытия.

Резвани Серж  
обложка книги Записник з моїми сумними курвами Записник з моїми сумними курвами

...нова книга Маркеса вийшла мільйонним тиражем, рекордним для іспаномовних країн, і відразу очолила списки бестселерів. Майже половина накладу розійшлася у перший же тиждень. Чи посприяло цьому перчене слово на обкладинці? Можливо. Синонімічний ряд слова «повія» в іспанській мові не менш розлогий, аніж в українській, проте Ґабо вжив найбрутальніше. Маестро красного письма вкотре пожартував, «непристойною» є лише назва. Насправді його «записник з курвами» — це щемлива й іронічна оповідь про перше кохання, про старість, про життя…

Галина Грабовська

Ґарсіа Маркес Ґабріель  
Зона вечной мерзлоты КОСТИШИН Анатолий  
обложка книги Записки фельдшера Записки фельдшера

Нет перерывов в работе «Скорой помощи». Нет выходных, нет праздников, нет больничных и нет отгулов. Двадцать четыре часа в сутки люди, набирающие заветные цифры «03», должны слышать: «Вызов принят, ждите, бригада будет». За всем этим стоит один-единственный человек, отвечающий за все. И волей судьбы сейчас, на данный момент, этот человек — ты. Ты не имеешь права на ошибку, не имеешь права на эмоции, не имеешь права на усталость и раздражение, на болезненное состояние. Ты имеешь только обязанности, которые нельзя обойти и игнорировать. Нелегко.

Но иначе нельзя.

Врайтов Олег  
обложка книги Золотая лихорадка Золотая лихорадка

Место действия повести — «Золотой квартал» города Иокогама, прозванный так за обилие злачных заведений, само существование которых возносит золотого тельца над всеми божескими и человеческими законами.

Герой повести — Подросток, и это многое объясняет. Четырнадцатилетний сын владельца зала игральных автоматов кажется обычным мальчишкой. Он любит брата-инвалида, деда с бабкой, пусть и не родных, хочет стать сильным, чтобы защищать слабых. Но Подросток одинок и недоверчив, а жизнь приготовила для него слишком много испытаний. У этого мальчика был всем известный прототип — Родион Раскольников, некогда круживший по петербургским улицам в золотой горячке.


16+ Для читателей старше 16 лет


Мири Ю Terra Nipponica  
обложка книги Звезда светлая и утренняя Звезда светлая и утренняя

Наум Ним (Ефремов) родился в 1951 году в Белоруссии. Окончил Витебский педагогический институт. После многократных обысков и изъятий книг и рукописей был арестован в январе 85-го и в июне осужден по статье 190' закрытым судом в Ростове-на-Дону. Вышел из лагеря в марте 1987-го. На территории СНГ Наум Ним публикуется впервые.

Ним Наум  
обложка книги Загадать желание Загадать желание

Мир этот полон чудес: лунными ночами водят хоровод русалки, сидят под болотными кочками кикиморы, бредут сквозь буреломы величественные хозяева лесов, а в небе, рассыпая искры, летит огненный змей. Чужой мир похож на старую сказку, но попавшим в него людям предстоит узнать, что и сказки бывают недобрыми. Дружба здесь проверяется ревностью и завистью, ссорами и наветами, а скрепляется кровью и звоном оружия, битвой плечом к плечу и готовностью, взявшись за руки, шагнуть в неизвестность. Верность здесь становится самым дорогим сокровищем, а любовь – нежданной наградой. И уже не важно, с чьей стороны упал последний камушек на весы – равновесие нарушено, миры переплетаются, расползается пустошь и вырастают черные скалы на месте исчезнувших городов. И, чтобы спастись, каждому из этих миров нужно одно-единственное настоящее чудо.

Кай Ольга  
обложка книги Закованные в железо. Красный закат Закованные в железо. Красный закат

Действие книги разворачивается во время всемирного апокалипсиса. Интрига нависшей неизвестности и страха перед будущим усиливается из-за не знания о стороне, начавшей войну. Силы сопротивления живут в бункерах, пытаясь больше выживать, чем жить, они едва находят в себе силы, чтобы не сдаться. Некоторые герои, такие как Гавриил Нелевский и Михаил Соборов ведут неравный бой с преобладающими силами противника, один из них на поле боя, другой глубоко в тылу противника. Красочные битвы и шпионские страсти обещают читателю море впечатлений. Множество сюжетных линий их сочетание и пересечение множества персонажей создают бесконечно меняющийся и динамичный сюжет. Главные герои: Михаил Соборов – разведчик, отосланный в тыл противника для диверсионной деятельности. Попав в тыл противника, он пытается добраться до вершины власти, чтобы нанести большие разрушения противнику. Гавриил Нелевский – воин доблестно сражающийся на поле боя, он оказывается практически всегда непобедимым оружием в руках сопротивления. Описания его боев составляют боевую часть произведения. Книга состоит из трех частей в каждой по семь глав. Написана на 479 страницах бесконечной борьбы за выживание немногочисленного сопротивления с одной стороны и оплота коварных планов, подогреваемых меркантильными интересами лидеров города агрессора Фригидмур с другой. Наличие разноплановых, абсолютно различных между собой сюжетных линий, как то например история бойца украинского спецназа сражающегося на передовой, история шпиона и тайного агента, отбывающего службу глубоко в тылу противника или жизнь главнокомандующего и его верных друзей в тяжелых больше морально условиях осады делают возможным каждому читателю найти своего любимого героя, что означает интерес к книге. Книга испещрена разнообразными событиями, описанными в силу таланта автора, но однозначно обещает быть интересной большому кругу читателей, особенно ученикам старших классов и выше. 

Иллюк Павел Федорович  
Звезда по имени...

Фанфик по звёздным войнам. Попаданец в Энакина до начала событий первого эпизода. Форсюзер, джедай.

Фанфик по настоящему канону - саге Дж. Лукаса. Франшиза - "расширенная вселенная" не учитывается, ибо к автору канона никакого отношения не имеет.

Правило комментариев только одно - критика без рационального зерна, в стиле "всё плохо" будет удаляться. Всё остальное - разрешено. Основная работа ведётся на фикбуке:

Вот тут

Бандильерос Аноним  
обложка книги Затишье Затишье

Роман «Затишье» рисует обстановку, сложившуюся на русско-германском фронте к моменту заключения перемирия в Брест-Литовске.

В маленьком литовском городке Мервинске, в штабе генерала Лихова царят бездействие и затишье, но война еще не кончилась… При штабе в качестве писаря находится и молодой писатель Вернер Бертин, прошедший годы войны как нестроевой солдат. Помогая своим друзьям коротать томительное время в ожидании заключения мира, Вернер Бертин делится с ними своими воспоминаниями о только что пережитых военных годах. Эпизоды, о которых рассказывает Вернер Бертин, о многом напоминают и о многом заставляют задуматься его слушателей…

Роман построен, как ряд новелл, посвященных отдельным военным событиям, встречам, людям. Но в то же время роман обладает глубоким внутренним единством. Его создает образ основного героя, который проходит перед читателем в процессе своего духовного развития и идейного созревания.

Цвейг Арнольд  
обложка книги Замок в Пиренеях Замок в Пиренеях

Современный норвежский писатель и философ Юстейн Гордер (р. 1952) прославился как автор мирового бестселлера «Мир Софии». Этот роман, в доступной и занимательной форме рассказывающий об истории философии, был переведен во многих странах и принес автору целый ряд престижных премий. Сочинения Гордера критики сравнивают с лучшими творениями Хенрика Ибсена, Кнута Гамсуна и Сигрид Унсет. В его произведениях, среди которых наиболее Известны «Рождественская мистерия», «Апельсиновая Девушка», «Таинственный пасьянс», «Зеркало загадок» и другие, поднимаются важнейшие вопросы бытия: о месте человека в мире, о смерти и любви, о долге и ответственности. «Замок в Пиренеях», ставший в 2008 году настоящей литературной сенсацией, построен как современный вариант эпистолярного романа: герои, случайно встретившиеся друг с другом после тридцатилетней разлуки, начинают переписку по электронной почте. В своих письмах они вспоминают прошлое и то загадочное происшествие, из-за которого им пришлось расстаться…

Гордер Юстейн  
Записки ночного портье  
обложка книги Зак и Мия Зак и Мия

Ты не поклонница «Скрэббла», любишь фильмы Тима Бёртона и ставишь на repeat песни, разжижающие мозг. И едва ли понимаешь, как тебе повезло. А я – груз с пометкой «не кантовать». И мне нужен план и необходим друг, умеющий задавать неудобные вопросы в лоб. Пусть ты непредсказуема и существуешь только в двух режимах: «голову в песок» или «ноги в руки», – но пока есть ты, есть планы на будущее и возможность жить обычной жизнью. Пока ты здесь, я – самый везучий на свете. «Зак и Мия» – рассказанный в два голоса светлый роман о том, что каждому необходим свой особенный человек. Книга была издана в 12-ти странах и отмечена целым созвездием литературных премий.

Беттс АДж  
обложка книги Запойное чтиво № 1 Запойное чтиво № 1

Жизнь прожить — не поле перейти. Водку пить — в трясине не увязнуть. Что такое пьянство? Скольжение по зыбкому болоту — под ногами пружинисто и забавно, весело и размашисто. Прыгаешь себе с кочки на кочку… Но вот чуть замешкался или нога подвернулась… и сразу начинает засасывать. Глядишь, уже и по колено. Ещё чуть-чуть — и по пояс. А вот уже и с головой… Рассказы автора — ответ на рассказы В. М. Шукшина и C.Д. Довлатова, романчик «Переплут и Бурмакин» — ответ М.А. Булгакову на его «Мастера и Маргариту». Цель — проста, как пряник: пусть пьющий увидит себя со стороны и пойдёт сдаваться наркологам. Мне возразят — пьющие не читают. Но жёны-то их читать умеют. Пусть вслух своим муженькам и зачитают наиболее удачные места…

Крыласов Александр Аркадьевич  
обложка книги Зеленый и красный Зеленый и красный Карр Альберт  
обложка книги Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения

Не спится из-за боязни за судьбу человечества? Соседи затеяли недоброе и пускают через вентиляцию отравляющий газ, а через розетки — смертоносные лучи? Жена изменяет с инопланетянами? А может, она еще и ведьма к тому же? Соседняя галактика готовится к вторжению на Землю через ваш балкон? Спасение есть — вызывайте нашу психиатрическую спецбригаду. У нас отличные специалисты, высококлассный (хоть и слегка навязчивый) сервис, палаты с окнами на солнечную сторону, гречневой каши просто завались — очень помогает от дурных мыслей…

Малявин Максим  
обложка книги Замри, умри, воскресни! Замри, умри, воскресни!

В этот сборник издательства ЭКСМО вошли те рассказы, которые не входили в авторские «номерные» сборники, а появлялись только в периодике. Большинство из них стало доступно русскому читателю после выхода толстого сборника «Ста лучших рассказов», но теперь те, кто желают собрать у себя дома все книги Брэдбери могут ограничиться покупкой авторских сборников и дополнить их этой книгой. Большинство текстов — психологические рассказы высшей пробы. Книга дополнена повестью «Лорелея красной мглы», которую молодой Брэдбери написал со своей старшей коллегой Ли Брэкет, — это жесткая приключенческая проза, ничего не имеющая с теми великолепными текстами, за которые весь мир любит писателя.

(В оформлении переплета использована иллюстрация Д. Бернса)

Брэдбери Рэй Дуглас  
Змеиный бог, книга 1 Егоренков Алексей  
обложка книги Записки о пробуждении бодрствующих Записки о пробуждении бодрствующих

Корни цветов ума уходят глубоко — туда, где тьма настолько темна, что Свет Вышний кажется тенью. Там ожидают своего часа семена сновидений, и каждое вызревает и раскрывается в свой черед, чтобы явить в мир свою собственную букву, которая — скорее звук, чем знак. Спящий же становится чем-то вроде музыкального инструмента — трубы или скрипки. И в той же степени, в какой скрипка или труба не помнят вчерашней музыки, люди не помнят своих снов.

Сны сплетаются в пространствах, недоступных людям в часы бодрствования. Цветы сновидений распускаются быстро — в считанные минуты или мгновения, но увядают долго. Иногда сон, приснившийся деду, продолжает сниться внукам, и внукам его внуков. Порой старый сон болит как не затянувшаяся рана, порой — греет, как воспоминание о мгновении счастья, пережитом в далеком детстве. Человек, лишенный сна, начинает грезить наяву; а те, кто лишен и этого — сами уподобляются сновидению...

Дейч Дмитрий  
обложка книги Завидное чувство Веры Стениной Завидное чувство Веры Стениной

В новом романе «Завидное чувство Веры Стениной» рассказывается история женской дружбы-вражды. Вера, искусствовед, мать-одиночка, постоянно завидует своей подруге Юльке. Юльке же всегда везет, и она никому не завидует, а могла бы, ведь Вера обладает уникальным даром — по-особому чувствовать живопись: она разговаривает с портретами, ощущает аромат нарисованных цветов и слышит музыку, которую играют изображенные на картинах артисты…

Роман многослоен: анатомия зависти, соединение западноевропейской традиции с русской ментальностью, легкий детективный акцент и — в полный голос — гимн искусству и красоте.

Матвеева Анна Александровна  
обложка книги Зорі, що купаються у річці Зорі, що купаються у річці

Перший Майдан. Помаранчева революція, яка принесла не лише надію, а й кохання юній Софійці. Не справдилися сподівання революціонерів, але залишилося живим кохання молодих сердець. Проте Софійка навіть не могла уявити, що їх коханню судилося пройти випробування війною в Грузії, вседозволеністю нахабного мажора, бездушністю можновладців. Але любов жива, вона не вмирає і може творити чудеса навіть тоді, коли це неможливо, або тобі вже далеко за…

Талан Світлана  
обложка книги Зеркало вод Зеркало вод

Роже Гренье продолжает и развивает богатую национальную традицию французской новеллистики. Его произведения привлекают четкостью реалистического видения действительности, тонкостью психологического рисунка.

Новеллы Роже Гренье — будь то авторские раздумья о жизни или эпизоды его воспоминаний — за зеркальной поверхностью реальных событий и фактов обнаруживают глубинный философско-психологический подтекст. Жизнь, показанная в новеллах, отражена как бы в зеркале вод, таящих в глубине то, что остается не замеченным на поверхности.

Повесть «Круиз» — отчетливо ощутимый новый этап в творчестве Роже Гренье, произведение наибольшей социальной насыщенности. Тема неудачной любви довольно часто встречается в творчестве Роже Гренье. Но в данном случае любовь парижанки Ирен и латиноамериканского революционера стала своеобразным эпицентром столкновения двух миров, двух мировоззрений.

Гренье Роже  
Зачем Жить, Если Завтра Умирать Зорин Иван Васильевич  
обложка книги Запуск разрешаю! (Сборник) Запуск разрешаю! (Сборник)

Веселые и ироничные рассказы про нашу жизнь.

Новицкий Станислав Викторович, Трубин Дмитрий  
обложка книги Заложники. 68 часов в ловушке Заложники. 68 часов в ловушке

Индия, ноябрь 2008-го. Группа исламских террористов совершила нападение на роскошный индийский отель. Сотни людей оказались заложниками безумцев… Шеф-повара Оберои спасло от пули чудо — палочки для еды в нагрудном кармане. Управляющий накануне рокового дня привез в гостиницу своих детей, и теперь они оказались в ловушке в запертом номере. Уилл и Келли собирались наутро возвращаться домой, в Америку, но, похоже, самолет улетит без них… 68 часов под дулами автоматов. Время страха, горя и героизма… Есть ли шанс спастись? Или для кого-то этот день станет последним?

Скотт-Кларк Кэти, Леви Адриан  
обложка книги Завещание помещицы: повести и рассказы Завещание помещицы: повести и рассказы

Новая книга уфимского барда и писателя Сергея Круля, как и предыдущие, посвящена Уфе, ее истории и людям, жившим в ней в разное время. В центре книги — повесть «Завещание помещицы», в которой рассказывается о судьбе Ирины Ивановны Бекетовой, отстроившей в Уфе улицу для погорельцев, пострадавших от разрушительного пожара 1821 года, и судьбе самой улицы, носящей ныне имя Мустая Карима.

Круль Сергей Леонидович  
обложка книги Зоологическа градина в моя багаж Зоологическа градина в моя багаж Даръл Джералд  
обложка книги З людзьмі і сам-насам З людзьмі і сам-насам

Новая кніга Янкі Брыля «З людзьмі i сам-насам» — своеасаблівы працяг такіх ягоных кніг, як «Жменя сонечных промняў», «Вітраж», «Вячэрняе», «Дзе скарб ваш», а таксама — цыклаў лірычных запісаў i мініяцюр «Усё, што ўражвае», «Свае старонкі», «Пошукі слова», «Хлеб надзённы»... I ў новай кнізе народнага пісьменніка — роздум пра час, чалавечыя лёсы, галоўныя праблемы сучаснасці, шчыры клопат пра мір, свабоду, дэмакратыю, родную мову, захапленне красой прыроды i вечнай паэзіяй маленства.

Брыль Янка  
Земля - 2

Ребята, давайте жить дружно (с) Если это, как говорится, не ваше, давайте не будем ссориться и портить друг другу жизнь? Всем счастья и приятного чтения!

Светлова Лия  
обложка книги Зеленый аквариум Зеленый аквариум

Легенды и метафорические поэмы в прозе, написанные известным еврейским поэтом под влиянием трагических переживаний, связанных с Катастрофой европейского еврейства.

Автор был членом боевой организации Виленского гетто.

Суцкевер Аврахам Библиотека Алия  
Записи за 2015 год

Паштет Украинский — под таким псевдонимом пишет в Сети Павел Белянский.

Короткие жизненные зарисовки, размышления, воспоминания — искренне и аутентично: это и есть стиль автора. Работая на кладбище, он часто сталкивается с горем, чужие судьбы приоткрываются для него.

В данном сборнике собраны его рассказы за 2015 год на сайте https://site.ua. Часть рассказов написаны по-украински.

Вы также можете читать его в ЖЖ: http://pashtet-77.livejournal.com/ или в ФБ: https://www.facebook.com/profile.php?id=100009876378400&fref=ts

Белянский Павел Паштет  
обложка книги Записки бостонского таксиста Записки бостонского таксиста

Книга повестей и рассказов «Записки бостонского таксиста» Евгения Бухина, поэта, прозаика и инженера, с мягким юмором рисует разные стороны американской жизни. Автор причисляет себя к американским писателям, поскольку начал писать на американской земле и его произведения переводятся на английский язык. Он