Книги жанра «Контркультура» на букву «А»

num: 6 9
en: A B C D E F G I L M P R S T V Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
обложка книги А. С. Тер-Оганян: Жизнь, Судьба и контемпорари-арт А. С. Тер-Оганян: Жизнь, Судьба и контемпорари-арт

Так вот: если один раз взять, да и задуматься, то обнаруживаешь: Тер-Оганян А.С. и есть главный художник 1990-х годов, эпохи посмодернизма в СССР.

Дальнейшее будет представлять, как все и всегда у автора этих строк, собрание разнородных и довольно-таки обрывочных сообщений, расположенных по алфавиту и таким или иным образом имеющих отношение к жизни и творчеству Тер-Оганяна А.С. Какие-то из них будут более-менее развернуты, какие-то — одни тезисы, а какие-то сообщения будут представлять из себя только названия — то, что следовало бы, вообще-то написать, да — в следующий раз. Хорошо или плохо так писать литературно-познавательные произведения, сказать трудно, но я по другому не умею. Пытался много раз — не выходит.

Немиров Мирослав Маратович  
обложка книги Абсент Абсент

Книга известного английского культуролога Фила Бейкера рассказывает удивительную историю абсента от времен Древней Греции и Рима до наших дней. Запрещенный в XIX веке сначала в Швейцарии, а затем и во Франции, где он пережил свою золотую эпоху (с ним связаны имена А.де Мюссе, Ш.Бодлера, П.Верлена, А.Рембо, А.Тулуз-Лотрека, В.Ван Гога и других знаменитых поэтов и художников), этот алкогольный напиток был объявлен едва ли не главной причиной всеобщего упадка нравов. Что такое абсент и чем он выделяется среди прочих напитков? Почему вызывал такой ужас и обладал такой притягательностью?

Об этом и о многом другом читатель узнает из этой увлекательной и познавательной книги, многие главы которой читаются как детектив.

Бейкер Фил  
обложка книги Август Август Козлов Владимир Владимирович Гопники  
обложка книги Автобус уходит в Берлин Автобус уходит в Берлин

«Автобус уходит в Берлин» – это маленькая повесть, в которой автор пытается рассказать о постсоветских автовокзалах, трендах общественного питания Восточной Европы, еврейской эмиграции, жизни гномов на трассе Восток – Запад и немецкой индустрии adult entertainment. Рекомендуется всем, кто умеет и любит читать.

Вейгман Сергей Маркович  
обложка книги Автоматическая Алиса Автоматическая Алиса Нун Джефф  
обложка книги Автоматическая Алиса Автоматическая Алиса

Нун представляет "Автоматическую Алису" как продолжение двух известных книг Льюиса Кэрролла, "Алиса в Стране Чудес" и "Алиса в Зазеркалье". В этот раз Алиса попадает из эпохи правления королевы Виктории в футуристичный Манчестер будущего, населённый Исполнительными Гадами, людьми, больными "невмонией" и невидимым котом по имени Кварк. Попадает ценой неуёмного любопытства, пустившись вдогонку за безобразно ведущим себя на протяжении всей истории попугаем по кличке Козодой. И теперь Алисе хочется вернуться в родное прошлое, в год 1820-й, к своей бабушке Эрминтруде, посадить беглеца в клетку, и узнать, что же такое эллипсис…

Нун Джефф  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 08 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 08

Имея одни джинсы на двоих, Яша и Серега отправляются в Краснодар, где манипулируют местным партийным боссом и его шофером. Затем, устав от дальних странствий, выбирают местом своего следующего приключения подмосковный Загорск, где и бушуют, на радость многочисленным паломникам Троице-Сергиевой лавры.

Несмотря на простоту языка, Яшины рассказы имеют второй, скрытый слой, наполненный символами и тайными знаками.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 09 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 09

Здесь начинается третья часть цикла, о чем говорит новый рассказ о проблемах, связанных с Арабатской стрелкой. Яша дает определение лучшему способу путешествий – бухом, который наряду с факом, стопом и стюпом, составляет своеобразный набор инструментов народного вояджера. И, хотя способ передвижения бухом хорошо знаком каждому русскому человеку, Яша и Серега довели его до полного совершенства.

Яшины рассказы написаны уникальным языком, присущим только этому, и никакому другому тексту, хотя базовая часть данного языка – жаргон вольных путешественников, которые существуют как во всем мире, так в СССР, начиная с Лета любви 1967 года.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 10 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 10

Яша и Серега учат гурзуфцев магическому слову, затем принимают участие в обряде похорон. Один из символов вдруг оживает, и на сцену выходит вполне реальная женщина по имени Нина. Друзья не верят в ее существование, так как на их кодовом языке «Нина» означает совсем другое.

Порой в этих текстах неожиданно обрывается поток причудливого юмора, сменяясь подлинно драматическими нотами, поскольку после восьмидесятых наступили девяностые, и жизнь одних героев повествования круто изменилась, а других – и вообще закончилась.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 11 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 11

Яша и Серега переживают эротические приключения, в то же время, продолжают свое бесконечное путешествие. Удача не всегда сопутствует нашим героям: порой к их подвигам прибавляется удручающая частица «не» и Яша вынужден выдумать достаточно мрачные неологизмы.

Теперь уже трудно сказать, основаны ли Яшины рассказы на жаргоне хиппи или наоборот, поскольку Яша как раз и является одним из творцов этого жаргона. Словечки, придуманные Яшей в начале восьмидесятых, прочно вошли в современный русский язык.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 12 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 12

К великому нашему сожалению, количество слов начинающихся на «не» изрядно увеличивается, ибо Яша и Серега переживают не самые лучшие времена своей бурной жизни.

Новый рассказ об Арабатской стрелке говорит о том, что повествование переходит к следующему этапу, где будет еще больше буха, стопа и стюпа, к которым, как мы видим, примешивается самый настоящий буп.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 13 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 13

Яша и Серега выступают в Евпаторию, где собираются кататься с лолитами на узкоколейном трамвае, но дорога ведет себя настолько странно, что друзья попадают в Гурзуф, а затем добираются до Севастополя, где и начинают свою севастопольскую жизнь.

Продолжается тема Революции цветов. Поскольку толчок к самой революции дало творчество Beatles, в Яшиных рассказах всегда присутствует эхо их разноцветной музыки. Надо заметить, что в текстах порой встречаются и скрытые цитаты из битловских песен – в вольном Яшином переводе на модернизированный русский язык.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
обложка книги Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 14 Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 14

Серега окучивает крымского гусика, после чего наши неутомимые друзья живут в Севастополе, неподалеку от памятника Нахимову, время от времени оказываясь и в других непредсказуемых частях этого славного города-героя. Закончив свою севастопольскую жизнь, Яша и Серега, наконец, достигают Евпатории и разбухиваются с лолитами.

Несмотря на жестокий идиотизм советского времени, Яшины рассказы в целом мажорны: мы видим довольно широкую прослойку людей, которые были свободны, делали то, что хотели, не заморачиваясь переустройством мира, в котором и без того им жилось легко и приятно. Об этой внутренней свободе красноречиво свидетельствует и сам язык данных произведений.

Саканский Сергей Юрьевич Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы  
Акции Тёмных

Народ который не знает Жизнь своих предков, пропащий народ... Пора бы найти истину, а не тупо заучивать ис(з)ТОРию написанную иноземными наймитами по указанию ненавидящих нас, Русов, продажных правителей и политиков.

Пора проснуться от «морока» окутавшего Русский народ, и включить свой мозг. Факты говорят сами за себя. А официальные исТОРики, либо игнорируют их( факты), либо голословно обвиняют истинных патриотов в расизме и фальсификации археологических находок, либо(зачастую), просто хладнокровно уничтожают факты касающиеся жизни русского народа...

http://www.peshera.org

Пещера Сайт Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения  
обложка книги Аллея торнадо Аллея торнадо Берроуз Уильям Сьюард  
обложка книги Альковные секреты шеф-поваров Альковные секреты шеф-поваров

Кельтская душа темна и исполнена мрачного мистицизма. Война между эдинбургскими санитарными инспекторами Дэнни и Брайаном давно уже перешла из стадии нормальной в стадию эпическую. И однажды ненависть, бушующая в душе Дэнни, позволяет ему наложить на недруга чудовищное заклятие. Его не избыть ни магией, ни медициной. Единственное контрсредство от него - добрый стакан шотландского виски! Но непьющий Брайан пока что об этом не знает...

Взято с http://readfree.ru/ Книгой поделился: Соловьев Дмитрий


Уэлш Ирвин  
обложка книги Альковные секреты шеф-поваров Альковные секреты шеф-поваров

Два враждующих санитарных инспектора Дэнни Скиннер и Брайан Кибби работают в эдинбургской ресторанной инспекции. Скиннер – пьяница и футбольный фанат, ненавидит и терроризирует Кибби, а в свободное время читает Рембо, Верлена и Шопенгауэра и смотрит фильмы Феллини. Кибби, тихий и стеснительный, собирает модельки паровозиков, фанатеет от «Стар-Трека», всего боится и в итоге попадает в больницу с болезнью печени – притом что никогда ни капли не пил. А Скиннер решает излечиться от алкоголизма, едет в Америку и там – на собрании Общества анонимных алкоголиков – находит девушку своей мечты. Но девушки ему недостаточно, он хочет найти того, от кого его зачала мать на концерте Clash в 1980 году. И этот альковный секрет оказывается здесь ключевым – герой не может стать собой, пока не узнает, кто его отец… [i]Книга содержит нецензурную брань.[/i]

Уэлш Ирвин  
обложка книги Американский Гулаг: пять лет на звездно-полосатых нарах Американский Гулаг: пять лет на звездно-полосатых нарах

Книга эта основана на личных впечатлениях и воспоминаниях автора, проведшего пять лет в американской тюрьме. Однако это не просто увлекательные мемуары внимательного очевидца, полные красочных деталей, но и свидетельство об опасном крене в сторону ограничения человеческой свободы, наметившегося в «самой свободной стране мира».

Старостин Дмитрий  
обложка книги Американский психопат Американский психопат

Семь женщин умирали долго и мучительно. Семь мужчин — быстро и почти безболезненно. Женщины впадали в забытье от боли, приходили в себя и снова теряли сознание от ужаса. С одной Пэт Бейтман, 27-летний уоллстритский финансист, снял кожу, другую истыкал гвоздями, еще одну обезглавил и совокупился с отрезанной головой. С мужчинами поступал проще — кого-то зарубил топором, кого-то банально порешил из пистолета. Роман Брэта Истона Эллиса «Американский психопат», написанный от лица этого самого психопата, на три четверти состоит из сцен насилия. На сто процентов — он жесткая сатира на восьмидесятые годы. В 1991 году издательство «Саймон и Шустер», заплатившее Эллису $300 000 аванса, отказалось печатать книгу: сотрудницы издательства и женские инициативные группы грозились устроить акции протеста. Когда роман все-таки вышел у конкурентов, когда завороженные критики единогласно объявили его отвратительным — «Американского психопата», разумеется, решили экранизировать.

Николай Клименюк


Чудовищно жестокая, бесстыдно аморальная история серийного убийцы-яппи вызвала невероятный скандал среди читателей и в прессе, когда первый издатель книги Simon & Sсhuster отверг возможность публикации, потеряв в качестве неустойки 300,000 долларов аванса. Самые крупные книжные магазины США отказывались долгое время продавать роман.

T-ough press

Эллис Брет Истон  
обложка книги Ана Пауча Ана Пауча

Роман франкоязычного писателя, испанца по происхождению, рассказывает о трагической судьбе старой испанской женщины, муж и сыновья которой погибли в гражданской войне, сражаясь за Испанскую республику. Писатель создает впечатляющий образ женщины-матери, показывает тяжелую, душную атмосферу последних лет франкистской диктатуры. Книга исполнена высокого гуманизма, проникнута антифашистским и антивоенным пафосом.

Гомес-Аркос Агустин  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Контркультура»

  •  Скины: Русь пробуждается
     Нестеров Дмитрий
     Проза, Контркультура

    Первый роман молодого московского прозаика Дмитрия Нестерова посвящен быту и мировоззрению скинов — агрессивной городской субкультуры «бритоголовых», посвятивших себя идеям очищения арийской «расы» и «восстановления имперской гордости». Автор знает мир неонацистов не понаслышке. Он убедительно рисует психологический портрет отечественного «скина», а также раскрывает причины, приводящие молодого человека к такой форме протеста против современного мира.

  •  Концерт для Крысолова
     Мелф
     Проза, Историческая проза, Контркультура

    Автор выражает ну очень искреннюю благодарность Бальдуру фон Шираху, который вовсю мешал мне работать. Факт в том, что я параллельно переводил с немецкого книгу вышеупомянутого товарища, и кое-о-чем, о чем, вообще-то, очень хотелось написать в своей вещи, не написал. Не смог. Из уважения к автору воспоминаний «Я верил Гитлеру», еще не изданных на русском языке. Я бы чувствовал себя чем-то вроде воришки… Шираху еще предстоит поговорить с русским читателем, и мешать ему в этом я не имею права. Так что, по большей части моя вещь основана на фактах общеизвестных — и, разумеется, на вымысле, на который я, в свою очередь, оставляю себе право как автор, а не историк.

    Эта вещь является первой частью дилогии — так уж случилось, что сначала читатели познакомились со второй частью, «Бог моей весны», в данный момент находящейся в процессе переработки, в результате которой данный роман и повесть «БМВ» и составят дилогию.

    Предупреждения: гомосексуальные отношения, графическое описание сексуальных сцен, ненормативная лексика.

    Для особо одаренных: я не фашист и не антисемит.

    Основное предупреждение:

    Возможно, любители и ценители истории Третьего Рейха сочтут данное произведение не удовлетворяющим их требованиям или даже оскорбляющим их чувства. На что я могу с полной искренностью заявить — читайте что-нибудь другое.

    18+

  •  Каннибал
     Паланик Чак
     Проза, Контркультура, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс

    Самый популярный писатель Америки написал для Playboy рассказ, полный двусмысленных оборотов и рискованных ситуаций.

  •  Из книги «Большой голод» рассказы 1932–1959
     Фанте Джон
     Проза, Современная проза, Контркультура

    Из сборника «Возмездие обреченных» Джон Фанте, Чарльз Буковски

    Фанте действительно оказал на меня огромное влияние. Не столько по содержанию, сколько по манере изложения. Я сказал ему то же самое и наговорил еще кучу всего, когда навещал в больнице. «Ты по настоящему классный парень, Джон, а я всего лишь сукин сын». Он не возражал.

    Чарльз Буковски
  •  Переживая прошлое (СИ)
     Александр Косачев
     Проза, Современная проза, Контркультура, Любовные романы, Современные любовные романы, Остросюжетные любовные романы, Эротика, Наука, Образование, Психология, Любовно-фантастические романы, ,

    Многие мечтают прожить свою жизнь заново с тем же умом, что у них есть сейчас. Нашему герою представился такой шанс. Прожив 85 лет, психотерапевт частной и клинической практики возвращается в свое тело и живет жизнь заново со школьной скамьи. *Не желательно к прочтению беременным, а так же людям с психическими отклонениями. (+18)

  •  Белые шнурки
     Федорович Василий Сергеевич
     Проза, Современная проза, Контркультура

    В этой книге будет много историй — смешных, страшных, нелепых и разных. Произошло это все в самом начале 2000-х годов, с разными людьми, с кем меня сталкивала судьба. Что-то из этого я слышал, что-то видел, в чем-то принимал участие лично. Написать могу наверное процентах так о тридцати от того что мог бы, но есть причины многое не доверять публичной печати, хотя время наступит и для этого материала.

    Для читателей мелочных и вредных поясню сразу, что во-первых нельзя ставить знак равенства между автором и лирическим героем. Когда я пишу именно про себя, я пишу от первого лица, все остальное может являться чем угодно. Во-вторых, я умышленно изменяю некоторые детали повествования, и могу очень вольно обходиться с героями моих сюжетов. Любое вмешательство в реализм повествования не случайно: если так написано то значит так надо. Лицам еще более мелочным, склонным лично меня обвинять в тех или иных злодеяниях, экстремизме и фашизме, напомню, что я всегда был маленьким, слабым и интеллигентным, и никак не хотел и не мог принять участие в описанных событиях


Новинки месяца жанра «Контркультура»

  •  Скины: Русь пробуждается
     Нестеров Дмитрий
     Проза, Контркультура

    Первый роман молодого московского прозаика Дмитрия Нестерова посвящен быту и мировоззрению скинов — агрессивной городской субкультуры «бритоголовых», посвятивших себя идеям очищения арийской «расы» и «восстановления имперской гордости». Автор знает мир неонацистов не понаслышке. Он убедительно рисует психологический портрет отечественного «скина», а также раскрывает причины, приводящие молодого человека к такой форме протеста против современного мира.

  •  Концерт для Крысолова
     Мелф
     Проза, Историческая проза, Контркультура

    Автор выражает ну очень искреннюю благодарность Бальдуру фон Шираху, который вовсю мешал мне работать. Факт в том, что я параллельно переводил с немецкого книгу вышеупомянутого товарища, и кое-о-чем, о чем, вообще-то, очень хотелось написать в своей вещи, не написал. Не смог. Из уважения к автору воспоминаний «Я верил Гитлеру», еще не изданных на русском языке. Я бы чувствовал себя чем-то вроде воришки… Шираху еще предстоит поговорить с русским читателем, и мешать ему в этом я не имею права. Так что, по большей части моя вещь основана на фактах общеизвестных — и, разумеется, на вымысле, на который я, в свою очередь, оставляю себе право как автор, а не историк.

    Эта вещь является первой частью дилогии — так уж случилось, что сначала читатели познакомились со второй частью, «Бог моей весны», в данный момент находящейся в процессе переработки, в результате которой данный роман и повесть «БМВ» и составят дилогию.

    Предупреждения: гомосексуальные отношения, графическое описание сексуальных сцен, ненормативная лексика.

    Для особо одаренных: я не фашист и не антисемит.

    Основное предупреждение:

    Возможно, любители и ценители истории Третьего Рейха сочтут данное произведение не удовлетворяющим их требованиям или даже оскорбляющим их чувства. На что я могу с полной искренностью заявить — читайте что-нибудь другое.

    18+

  •  Каннибал
     Паланик Чак
     Проза, Контркультура, Домоводство (Дом и семья), Эротика, Секс

    Самый популярный писатель Америки написал для Playboy рассказ, полный двусмысленных оборотов и рискованных ситуаций.

  •  Из книги «Большой голод» рассказы 1932–1959
     Фанте Джон
     Проза, Современная проза, Контркультура

    Из сборника «Возмездие обреченных» Джон Фанте, Чарльз Буковски

    Фанте действительно оказал на меня огромное влияние. Не столько по содержанию, сколько по манере изложения. Я сказал ему то же самое и наговорил еще кучу всего, когда навещал в больнице. «Ты по настоящему классный парень, Джон, а я всего лишь сукин сын». Он не возражал.

    Чарльз Буковски
  •  Переживая прошлое (СИ)
     Александр Косачев
     Проза, Современная проза, Контркультура, Любовные романы, Современные любовные романы, Остросюжетные любовные романы, Эротика, Наука, Образование, Психология, Любовно-фантастические романы, ,

    Многие мечтают прожить свою жизнь заново с тем же умом, что у них есть сейчас. Нашему герою представился такой шанс. Прожив 85 лет, психотерапевт частной и клинической практики возвращается в свое тело и живет жизнь заново со школьной скамьи. *Не желательно к прочтению беременным, а так же людям с психическими отклонениями. (+18)

  •  Белые шнурки
     Федорович Василий Сергеевич
     Проза, Современная проза, Контркультура

    В этой книге будет много историй — смешных, страшных, нелепых и разных. Произошло это все в самом начале 2000-х годов, с разными людьми, с кем меня сталкивала судьба. Что-то из этого я слышал, что-то видел, в чем-то принимал участие лично. Написать могу наверное процентах так о тридцати от того что мог бы, но есть причины многое не доверять публичной печати, хотя время наступит и для этого материала.

    Для читателей мелочных и вредных поясню сразу, что во-первых нельзя ставить знак равенства между автором и лирическим героем. Когда я пишу именно про себя, я пишу от первого лица, все остальное может являться чем угодно. Во-вторых, я умышленно изменяю некоторые детали повествования, и могу очень вольно обходиться с героями моих сюжетов. Любое вмешательство в реализм повествования не случайно: если так написано то значит так надо. Лицам еще более мелочным, склонным лично меня обвинять в тех или иных злодеяниях, экстремизме и фашизме, напомню, что я всегда был маленьким, слабым и интеллигентным, и никак не хотел и не мог принять участие в описанных событиях

 Жанры книг