Книги жанра «Проза» на букву «К»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
Катя

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Луговская Майя  
Колесо

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Луговская Майя  
Кентервильское привидение Уайлд Оскар  
Как важно быть серьезным Уайлд Оскар  
Какаду Уайт Патрик  
Крыса на козлах Уилсон Дэвид Генри  
Кто увидел ветер Маккалерс Карсон  
Кольцо светлой воды Максвелл Гейвин  
Кандидат Маркес Габриэль Гарсия  
Критические статьи Маркес Габриэль Гарсия  
Кодекс чести Вустеров Вудхауз Пэлем Грэнвил  
Конец рабства Конрад Джозеф  
Конец Джона Гамильтона Ллевелина Эверс Ганс Гейнц  
Камень у моря Ляшко Н  
Как мы писали рассказ Джером Клапка Джером  
Концерт Шампетр ре-диез Давенпорт Гай  
Кардиффская команда Давенпорт Гай  
Кавалер ордена бережливцев Де Кеведо Франциско  
Книга обо всем и еще о многом другом Де Кеведо Франциско  
Казино висельников Де Мандиар Андре  
Каханне (на белорусском языке) Де Мопассан Ги  
Каля нябожчыка (на белорусском языке) Де Мопассан Ги  
Крестины Де Мопассан Ги  
Кто знает Де Мопассан Ги  
Краткая летопись жизни и творчества маркиза Де Сада Де Сад Маркиз  
Крестьянка из Хетафе Де Вега Лопе  
Крошка Доррит (Книга 2) Диккенс Чарльз  
Крошка Доррит (Книга 1) Диккенс Чарльз  
Каваль (на белорусском языке) Золя Эмиль  
Канец Iталii (на белорусском языке) Куртад Пьер  
Кружной путь, или Блуждания паломника Льюис Клайв Стейпл  
Кабан Хэйдок Альфред  
Как господин Сюд застрелил дуб Ренар Жюль  
Ключ Ренар Жюль  
Кардинал Непеллус Майринк Густав  
Каждый писатель идет своим путем и проходит его до конца Роб-Грийе А  
Камень для Дэнни Фишера Роббинз Гарольд  
Корыто Моэм Сомерсет  
Критика 'Школы жен' Мольер Жан-Батист  
Клубок гадзюк (на белорусском языке) Мориак Франсуа  
Катэдральны сабор (на белорусском языке) Моруа Андрэ  
Кiрмаш у Нэйi (на белорусском языке) Моруа Андрэ  
Карычневая магiя (на белорусском языке) Моруа Андрэ  
Кветкi па сезону (на белорусском языке) Моруа Андрэ  
Кар'ера (на белорусском языке) Моруа Андрэ  
Кароль Мрожек Славомир  
Крах Римской империи, восстание индейцев 1881 года, вторжение Гитлера в Польшу и, наконец, мир сильного ветра Мураками Харуки  
Кот Мурена Э А  
Козни небесные Касарес Адольфо Биой  
Кикладский идол Кортасар Хулио Конец игры  
Кенелм Чилингли, его приключения и взгляды на жизнь Бульвер-Литтон Эдвард  
Киев-город Булгаков Михаил  
Какими вы не будете Хемингуэй Эрнест  
Курс лечения Холдмен Джо  
Книга вымышленных существ

«Книга вымышленных существ» — фантастическая энциклопедия (в полном составе), созданная самим Борхесом, великим систематизатором и мистификатором.

Борхес Хорхе Луис, Герреро Маргарита  
Копия любви, или Аннулированное подозрение Вестфален Йозеф Фон  
Кражи Портер Кэтрин Энн  
Камiзэлька (на белорусском языке) Прус Болеслав  
Кашпарек Каринти Ф  
К нему все пристало Карвер Раймонд  
Кое-что напоследок Карвер Раймонд  
Куда девается вся джинса Карвер Раймонд  
Кулёчки Карвер Раймонд  
Картинки жизни и нравов Теккерей Уильям Мейкпис  
К черту Карсона ! Маршалл Алан  
Как ополаскивать чайник Маршалл Алан  
Кларки умер Маршалл Алан  
Как ты там, Энди Маршалл Алан  
Колченогая динго Маршалл Алан  
Красногривые дикие кони Маршалл Алан  
Как я вступил в Менсу Мартин Стив  
Кувалда - Как она действует Мартин Стив  
Кьоджинские перепалки Гальдони Карл  
Как я мечтал о бескорыстии Гари Роман  
Корни неба Гари Роман  
Как это было Барнс Джулиан  
Крик совы (Семья Резо - 3) Базен Эрве  
Как горестна тщеславия цена Бейтс Г  
Кюкюньянский кюре Доде Альфонс  
Клоака Доктороу Эдгар  
Коридоры власти Сноу Чарльз  
Как я редактировал сельскозяйственную газету Твен Марк  
Календаpь пpостофили Вильсона Твен Марк  
Кошка на раскаленной крыше Вильямс Теннесси  
Квиддитч сквозь века Висп Кеннильворти  
Коронация 1930 года Во Ивлин  
Кози-Санкта (Африканская повесть) Вольтер  
Как бросают курить Вудхауз Пэлем Грэнвил  
Как стать хорошим дельцом Вудхауз Пэлем Грэнвил  
Киватель Вудхауз Пэлем Грэнвил  
Командует парадом Дживс Вудхауз Пэлем Грэнвил  
Книга путешествия

«Здравствуй, читатель. Я — книга. И я живая. Меня зовут «Книга Путешествия».

Ты видишь меня. Я тоже тебя вижу. Я могу, если ты согласишься, увлечь тебя в самое легкое, самое сокровенное и самое простое из путешествий. И ты — главный герой.

Я считаю, что хорошая книга — это зеркало, в котором ты находишь себя».

Бернар Вербер — автор абсолютных бестселлеров о муравьях, межзвездных пространствах, богах…

На этот раз пишет лично о вас!

Только о вас!

Вербер Бернард  
Кафкин Дон Кихот Кафка Франц  
Комментарий Кафка Франц  
Краткая хронология (основные даты) жизни и творчества Альбера Камю Камю Альбер  
Картинки-Невидимки

сборник из 33 коротких историй, зарисовок, фантазий. Тонкие, как лунный свет, и такие же поэтические.

Андерсен Ганс Христиан  
Как мы писали рассказ Джером Джером Клапка  
Комедия, Или трагедия Бернхард Томас  
Культерер Бернхард Томас  
Кот внутри Берроуз Уильям Сьюард  
Кровь за кровь Бестужев-Марлинский Александр  
Казанова Кестен Герман  
Казкi (на белорусском языке) Киплинг Редьярд  
Китайская принцесса Клер Рене  
Конец одного романа Грин Грэм  
Контракт рисовальщика Гринуэй Питер  
Купон (1) Чапек Карел  
Куда деваются книги Чапек Карел  
Контрабас и флейта Чехов Антон Павлович  
Крест Чехов Антон Павлович  
Кулачье гнездо Чехов Антон Павлович  
Конец - делу венец (2) Шекспир Уильям  
Король Ричард III Шекспир Уильям  
Карусель Шен Кетрин  
Критик, или Репетиция одной трагедии Шеридан Ричард Бринсли  
Коварство и любовь Шиллер Фридрих  
Красная гвоздика Шнурре Вольфдитрих  
Когда отцовы усы еще были рыжими Шнурре Вольфдитрих  
Карьера одного борца Шоу Бернард  
Кто ты, солдат Сент-Экзюпери Антуан  
Книга Хет или Еловая ограда Кроули Алистер  
Кокаин Кроули Алистер  
Книга Закона Кроули Алистер  
Киропедия (Отрывки) Ксенофонт  
Калевала Автор неизвестен  
Крушение Фицджеральд Френсис Скотт  
Каркассонн Фолкнер Уильям  
Когда наступает ночь Фолкнер Уильям  
Красные листья Фолкнер Уильям  
Когда я умирала Фолкнер Уильям  
Контракт с коротышкой Фрэнк Скотт  
Кара-Али, вампир Мериме Проспер  
Константин Якубович Мериме Проспер  
Ковры-самолеты Миллхаузер Стивен  
Красная азалия (Жизнь и любовь в Китае) Минь Аньци  
Консервный ряд Стейнбек Джон  
Квартал Тортилья-флэт Стейнбек Джон  
Красное и черное Стендаль  
Колыбельная Гаскойн Джордж  
Китайский мотив Гессе Герман  
Книжный человек Гессе Герман  
Краткое жизнеописание Гессе Герман  
Ко дню Шекспира Гете Иоганн Вольфганг  
Клод Ге Гюго Виктор  
Король забавляется Гюго Виктор  
Крейслериана (I) Гофман Эрнст Теодор  
Крейслериана (II) Гофман Эрнст Теодор  
К Тебе тянусь, о Диван мой, к Тебе Пинчон Томас  
Книги руин Борхес Хорхе Луис  
Книга воображаемых существ Борхес Хорхе Луис  
Кавказский меловой круг Брехт Бертольд  
Карьера Артуро Уи, которой могло не быть Брехт Бертольд  
Круглоголовые и остроголовые, или Богач богача видит издалека Брехт Бертольд  
Кэнэвэн и его задний двор Бреннен Джозеф Пэйн  
Крыса (Безымянная трилогия - 1) Заневский Анджей  
Кикладский идол Льоса Хулио Кортасар Конец игры  
обложка книги Кот на Рождество Кот на Рождество

Американский историк и журналист Кливленд Эмори известен также как основатель Фонда защиты животных. Его остроумная и добрая книга - дань любви и восхищения нашим меньшим братьям, которые, по мнению автора, многому способны научить человека. Эта небольшая повесть уже в течение двух десятилетий пользуется славой мирового бестселлера.

Cleveland Amory The Cat Who Came for Christmas

Перевела с английского К.А. Сошинская

Рисунки Александра Яковлева

Эмори Кливленд  
Крупная дичь Корагессан Бойл Т  
Киндберг Кортасар Хулио  
обложка книги Карантин Карантин

Страшная болезнь – дифтерия… Тяжело больны взрослый сын и маленькая дочь. Как выдержать посланное тебе и твоей семье испытание, не впадая в отчаяние и безнадёжность? Как научиться замечать тех, кто рядом и кому ещё хуже, чем тебе? С множеством подобных проблем сталкиваются герои этой книги, написанной на пределе искренности, но вместе с тем красочно, живо и поэтично. Это книга о том внутреннем свете любви, ни одна искорка которого не пропадает напрасно.

Тетрадь, написанная при свече, по ночам, в 1-ой Клинической инфекционной больнице, в палате номер 16, в сентябре-октябре 1994 года, – когда Ксюша болела дифтерией. И было ей в начале болезни 4 года 9 месяцев, а когда мы эту больницу покинули, – 4 года 10 с половиной месяцев. И прожили мы в этой палате целую жизнь…

Романушко Мария Сергеевна  
Как уничтожали вакцину против рака Соловьев Владимир  
Кикимора Сомов Орест  
Конец главы Голсуори Джон  
Куча Горенштейн Фридрих  
Клонц Носсак Ганс Эрих  
Кассандра Носсак Ганс Эрих  
Кухня ОФаолейн Шон  
Кафедра филантроматематики ОГенри  
Калиф и хам ОГенри  
Комедия любопытства ОГенри  
Коловращение жизни ОГенри  
Как скрывался черный Билл ОГенри  
Клад ОГенри  
Комната на чердаке ОГенри  
Кому что нужно ОГенри  
Концерт духовых для канализации ОГенри  
Корабли ОГенри  
Квадратура круга ОГенри  
Коварство Харгрэвса ОГенри  
Кто выше ОГенри  
Купидон A La Carte ОГенри  
Короли и капуста (сборник) ОГенри  
Кароткi шпацыр са станцыi (на белорусском языке) ОХара Джон  
К делу Эдипа ОКоннор Фрэнк  
Кода к моей карьере писателя для периодики Воннегут Курт Табакерка из Багомбо (1999)  
обложка книги Конфидо Конфидо

Рассказ опубликован в 2009 году в сборнике рассказов Курта Воннегута "Look at the Birdie: Unpublished Short Fiction".

Воннегут Курт , Сейчас вылетит птичка (2009)  
обложка книги Кричать о ней с крыш Кричать о ней с крыш

Рассказ опубликован в 2009 году в сборнике рассказов Курта Воннегута "Look at the Birdie: Unpublished Short Fiction".

Воннегут Курт , Сейчас вылетит птичка (2009)  
Король и Королева Вселенной Воннегут Курт Сейчас вылетит птичка (2009)  
обложка книги Крутые повороты Крутые повороты

Повесть, давшая название всей книге, рассказывает о захватывающих, драматических моментах становления и развития отечественной техники, о петроградских инженерах и рабочих, о сенсационном международном научно-техническом конкурсе, объявленном по инициативе В. И. Ленина. Речь в повести идет о сложном нравственном выборе, о том, как непросто бывает выработать свою, единственно правильную гражданскую позицию. Эту тему органично развивает в книге художественная публицистика, посвященная делам и заботам современников.

Борин Александр Борисович  
Карлик и кукла Бёлль Генрих  
Как в плохих романах Бёлль Генрих  
Колыбельная Паланюк Чак  
Как принято во Франции Шоу Ирвин  
Камень и боль Шульц Карел  
Крот Андреевский Петре  
обложка книги Кенозёры Кенозёры

В книгу «Кенозёры» вошли рассказы и стихи о жителях родной земли автора — Кенозерского национального парка, заповедника уголка Русского Севера — края озёр, лесов и Божьих храмов, песен и сказок, немеркнущего народного творчества.

Марков Владимир Григорьевич  
обложка книги Кавказский пленник Кавказский пленник Пушкин Александр Сергеевич  
обложка книги Казак Казак Чехов Антон Павлович  
обложка книги Каин Каин Байрон Джордж Гордон  
обложка книги Как лечить простуду Как лечить простуду

Марк Твен (1835–1910) – великий американский писатель, ставший в один ряд с такими мастерами слова, как Диккенс, Чехов, Гоголь. Его произведения, щедро усыпанные блестками юмора, веселого, беззаботного, а порой едкого и саркастического, продолжают свой путь к душам людей всех возрастов.

Твен Марк  
обложка книги Какое надувательство! Какое надувательство!

Джонатан Коу давно уже входит в число самых интересных современных английских авторов. Он мастерски делает то, что мало кому удается, — идеи и чувства Коу с любовью высаживает в почву удивительно плодородного сюжета.

Майклу, очень одинокому и не очень удачливому писателю, предлагают написать хронику одного из самых респектабельных семейств Британии, члены которого — сплошь столпы общества. Майкл, давно уже оказавшийся за бортом «успешной жизни», соглашается. Заинтригован он не столько внушительным вознаграждением, сколько самим семейством Уиншоу, которое запустило свои щупальца буквально во все сферы — от финансовых операций и киноиндустрии до производства куриных потрохов и торговли баллистическими ракетами. Забой рогатого скота интересует магнатов не меньше иракской войны — ведь то и другое приносит деньги

Полупризрачная жизнь самого Майкла контрастирует с мясистым существованием многочисленных Уиншоу. Работая над книгой, Майкл пытается попутно выяснить, что же заставило безумную Табиту Уиншоу обратиться к нему и вытащить на свет божий всю правду об ее алчной родне. Финал оказывается столь неожиданным и закономерным, столь кровавым и смешным, что не знаешь, восхищаться, смеяться или ужасаться.

Джонатан Коу не боится изображать эпоху, которую открыла железная леди Тэтчер, как самое страшное время в новейшей истории Британии. Откровенная карикатура в его книге соседствует с экзистенциальными штрихами, сентиментальный любовный роман — с высокой трагедией, роман ужасов сменяется фарсом, а историческое полотно оказывается детективной игрой, в которой каждая деталь и каждая реплика обязательно аукнутся в финале.

Коу Джонатан  
обложка книги Кандид, или Оптимизм Кандид, или Оптимизм

Из огромного художественного наследия Вольтера наиболее известны «Философские повести», прежде всего «Задиг, или Судьба» (1747), «Кандид, или Оптимизм» (1759), «Простодушный» (1767). Писатель блистательно соединил традиционный литературный жанр, где раскрываются кардинальные вопросы бытия, различные философские доктрины, разработанные в свое время Монтескье и Дж.Свифтом, с пародией на слезливые романы о приключениях несчастных влюбленных. Как писал А.Пушкин, Вольтер наводнил Париж произведениями, в которых «философия заговорила общепонятным и шутливым языком».

Современному читателю предоставляется самому оценить насмешливый и стремительный стиль Вольтера, проверить знаменитый тезис писателя: «Все к лучшему в этом лучшем из возможных миров».

Вольтер  
обложка книги Карнавал Карнавал Арагон Луи  
обложка книги Каталина Каталина

Последний роман знаменитого английского писателя Уильяма Сомерсета Моэма (1874—1865) «Каталина», написанный в 1947 году, рассказывает о девушке-калеке, которая после удивительной встречи с таинственной незнакомкой получила исцеление и обрела радость жизни. Однако героине предстояло еще преодолеть множество опасных препятствий, прежде чем судьба подарила ей счастье и покой.

Моэм Сомерсет  
обложка книги Кафка и его предшественники Кафка и его предшественники

В сборник произведений выдающегося аргентинца Хорхе Луиса Борхеса включены избранные рассказы, стихотворения и эссе из различных книг, вышедших в свет на протяжении долгой жизни писателя.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Каштанка Каштанка

Геннадий Спирин — один из лучших художников-иллюстраторов мира и лауреат множества наград, таких как «Золотое яблоко» (Братислава), первый приз ярмарки в Болонье (Италия), золотая медаль всеамериканской ассоциации «Выбор родителей» (США) и многих других.

В иллюстрациях Геннадия Спирина к детским сказкам и повестям можно увидеть глубокие цвета и совершенную композицию Рафаэля, реалистическую точность Яна ван Эйка, плавность и легкость линии Альбрехта Дюрера, и при этом иллюстрации Геннадия Спирина современны и бесконечно близки русскому читателю.

Чехов Антон Павлович  
обложка книги Кефалонский дневник Кефалонский дневник Байрон Джордж Гордон  
обложка книги Ким Ким Киплинг Редьярд  
обложка книги Книга Дины Книга Дины

УНЕСЕННЫЕ СЕВЕРНЫМ ВЕТРОМ…

Бурная, полная страстей и опасных приключений история непредсказуемой, яркой и своевольной красавицы Дины — как никакая другая книга достойна называться «Европейские Унесенные Ветром».

Хербьёрг Вассму — самая популярная в Европе современная скандинавская писательница, лауреат множества престижных литературных премий. В Норвегии соотечественники называют ее королевой прозы, а европейская критика в один голос провозгласила Вассму новой Маргарет Митчелл.

Вассму Хербьерг , Книга Дины  
обложка книги Книга снобов, написанная одним из них Книга снобов, написанная одним из них

 Это можно называть как угодно - "светом", "гламуром", "тусовкой"... суть не меняется.

Погоня за модой. Преклонение перед высшими, презрение к низшим. Смешная готовность любой ценой "превзойти Париж". Снобизм? Да еще какой!

Изменилось ли что-то за прошедшие века? Минимально, - разве что вместо модных портных появились кутюрье, а журналы для "леди и джентльменов" сделались глянцевыми.

Под пером великого острослова Уильяма Теккерея оживает блеск и нищета английского "света" XIX века - и читатель поневоле изумляется, узнавая в его персонажах "знакомые все лица".

Светские львицы - и затмевающие их блеском содержанки.

Продажные политики, наглые богачи - и бездарные, но модные "творцы искусства".

Как это привычно - и как смешно!..

Теккерей Уильям Мейкпис  
обложка книги Книжный червь Книжный червь

Перед вами — «человеческая комедия» по Тибору Фишеру. Комедия злая, жутковатая — и отчаянно смешная. Сборник рассказов, каждый из которых одновременно и своеобразная «игра в бисер» — и весьма «соленый» анекдот.

От английских тюрем — и до берлинских богемных кварталов…

От Румынии — и до Лазурного берега…

Но прежде всего — от Лондона!

Читайте — и наслаждайтесь!

Фишер Тибор  
обложка книги Кнульп Кнульп

Во второй том входят следующие произведения: «Кнульп», «Курортник», «Степной волк».

Повесть «Кнульп» написана Г. Гессе в 1907–1913 гг. В ней раскрыта тема бродяжничества, которое в 80–90 гг. прошлого века было в Германии обычным явлением. В этой повести Герман Гессе дал романтический образ бродяги.


Перевод с немецкого Е. Маркович.

Комментарии Р. Каралашвили.


Герман Гессе. Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Издательство «Северо-Запад». Санкт-Петербург. 1994.

Гессе Герман , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Княгиня Княгиня Чехов Антон Павлович  
обложка книги Когда все кончено Когда все кончено Арагон Луи  
обложка книги Кольцо и роза, или История принца Обалду и принца Перекориля Кольцо и роза, или История принца Обалду и принца Перекориля

Сатирическая сказка классика английской литературы XIX века. В ней равно достается и самодурам-тиранам, и их угодливым приближенным, и вообще всем ханжам, лицемерам, невеждам и глупцам, которых очень трудно исправить, но можно остро и зло высмеять, чтобы никому не захотелось следовать их примеру.

Мастерски выполненные карикатурные рисунки автора прекрасно дополняют текст.

Теккерей Уильям Мейкпис  
обложка книги Комедия книги Комедия книги

От издателя:

Известный венгерский писатель собрал забавные и занимательные истории, связанные с жизнью книги в разных странах и в разные времена, начиная «от Адама». Тут и мнимо ученые разыскания о Библии, и россыпи необычных заглавий, легенды о библиофилах и о «знатных» опечатках и множество других историй о книге, порой юмористических, порой сатирических. У себя на родине книга вышла четвертым изданием.

Переведена на ряд европейских языков. Первое издание этой книги на русском языке вышло в 1982 году.

Рат-Вег Иштван  
обложка книги Конгресс Конгресс

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозыпоздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Конец игры Конец игры

«Сиеста вдвоем» – коллекция избранных произведений классика мировой литературы аргентинского писателя Хулио Кортасара (1914 – 1984). В настоящем издании представлены наиболее характерные для автора рассказы, написанные в разные годы.

За исключением рассказов «Здоровье больных» и «Конец игры» все произведения печатаются в новых переводах, специально подготовленных для настоящего издания.

Все переводы, составившие книгу, выполнены Эллой Владимировной Брагинской.

Кортасар Хулио , Конец игры  
обложка книги Кориолан Кориолан

Трагедия, основанная на античных жизнеописаниях полулегендарного римского вождя времён Республики Гнея Марция Кориолана. Основными источниками послужили Плутарх и Тит Ливий.

Впервые трагедия опубликована в Первом фолио 1623 г. На фоне других шекспировских пьес отличается необычно подробной разработкой сценических ремарок.

Нет свидетельств, что эта пьеса ставилась до 1660 года, однако в период английской Реставрации она была очень популярной. В XVIII веке одно время ставились различные адаптации «Кориолана», пока Дэвид Гаррик не поставил в 1754 подлинный шекспировский текст.

В новое время особенно удачно играл Кориолана Лоуренс Оливье.

Шекспир Уильям  
обложка книги Король Иоанн Король Иоанн

Вильям Шекспир - великий английский драматург, поэт и актер. Его творчество является вершиной мировой драматургии. Произведения Шекспира на протяжении вот уже четырех веков имеют поистине безграничную власть над сердцами миллионов читателей во всем мире. Язык его трагедий, комедий и сонетов стал языком великой английской литературы.

Шекспир Уильям  
обложка книги Король крыс Король крыс

Весна 1945-го. Сингапур. Лагерь для военнопленных англичан, американцев и австралийцев. Условия жизни, оскорбляющие достоинство человека, убивающие его физически. Этот роман Джеймса Клавелла о том, как жить, как выжить и как при этом остаться человеком, не перейти ту невидимую черту, за которой — потеря самого себя, нравственных ориентиров, а в итоге — смерть.

КЛАВЕЛЛ ДЖЕЙМС  
обложка книги Коротенький отпуск мистера Лавдэя Коротенький отпуск мистера Лавдэя Во Ивлин  
обложка книги Корсар Корсар

Байрон писал поэму «Корсар» с 18 по 31 декабря 1813 г. Первое издание ее вышло в свет 1 февраля 1814 г.

Байрон Джордж Гордон  
обложка книги Коршун Коршун

В сборник вошли маленькие рассказы и зарисовки, которые не были опукбликованы при жизни Франца Кафки.

Кафка Франц Маленькие рассказы, Маленькие рассказы Франца Кафки  
обложка книги Край света Край света

Уильям Сомерсет Моэм (1874–1965) — один из самых проницательных писателей в английской литературе XX века. Его называют «английским Мопассаном». Ведущая тема произведений Моэма — столкновение незаурядной творческой личности с обществом.

Новелла «Край света» впервые опубликована под названием «Правильный поступок — это добрый поступок» — в журнале «Интернэшнл мэгазин», июль 1931 г.; включена в сборник «А Кинг» (1933).


Сомерсет Моэм. Собрание сочинений в девяти томах. Том 9. Издательство «Терра-Книжный клуб». Москва. 2001.


Перевод с английского Раисы Облонской.

Моэм Сомерсет , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Кракатит Кракатит Чапек Карел  
обложка книги Красавица Империа Красавица Империа

«Озорные рассказы» написаны в духе позднего Средневековья и эпохи Возрождения, когда рушились средневековые представления об исконной греховности человека, о его беспомощности и зависимости от воли небес, о необходимости подавлять влечение к радостям жизни ради блаженства в будущем мире.

«Озорные рассказы» полны жизнерадостности, безудержного раблезианского смеха и упоения жизнью.

В некоторых рассказах «озорное» тесно переплетается с трогательным, грустным и даже трагическим. Самые «рискованные» и потешные положения ведут иной раз к событиям, раскрывающим глубокую человечность героев.

Бальзак Оноре де  
обложка книги Красавицы Красавицы Чехов Антон Павлович  
обложка книги Красавчик Красавчик

В жизни героя романа Рауля Серюзье происходит чудо: из 38-летнего респектабельного буржуа, примерного отца и преданного супруга он вдруг превращается в молодого красавца. Различные перипетии, забавные и грустные, которые приходится пережить Раулю в связи с неожиданной метаморфозой, и составляют содержание книги.

Эме Марсель  
обложка книги Красная гостиница Красная гостиница Бальзак Оноре де  
обложка книги Крашеные губки Крашеные губки

   Аргентинский писатель Мануэль Пуиг - автор знаменитого романа "Поцелуй женщины-паука", по которому был снят номинированный на "Оскар" фильм и поставлен на Бродвее одноименный мюзикл, - уже при жизни стал классиком.

По единодушному признанию критиков, ни один латиноамериканец после Борхеса не сделал столько для обновления испаноязычной прозы. Пуига, чья популярность затмила даже таких общепризнанных авторов, как Гарсиа Маркес, называют "уникальным писателем" и "поп-романистом № 1". Мыльную оперу он умудряется излагать языком Джойса, добиваясь совершенно неожиданного эффекта.

"Крашеные губки" - одно из самых ярких произведений Пуига. Персонажи романа, по словам писателя, очень похожи на жителей городка, в котором он вырос. А вырос он "в дурном сне, или, лучше сказать, - в никудышном вестерне".

"Я ни минуты не сомневался в том, что мой роман действительно значителен, что это признают со временем. Он будет бестселлером, собственно уже стал им...", - говорил Пуиг о "Крашеных губках". Его пророчество полностью сбылось: роман был переведен на многие языки и получил восторженные отзывы во всем мире.

Пуиг Мануэль  
обложка книги Кривой ключник Кривой ключник

То, что у нас два глаза, не облегчает нашей участи: один глаз служит нам, чтобы видеть в жизни хорошие стороны, другой – чтобы видеть плохие. У многих есть дурная привычка закрывать первый глаз, и лишь немногие закрывают второй; вот почему столько людей предпочли бы вовсе ослепнуть, чем видеть то, что представляется их взору. Счастливы кривые, лишенные дурного глаза, который портит все, на что ни поглядит! Пример тому Мезрур.

Вольтер  
обложка книги Крик совы Крик совы

Трилогия французского писателя Эрве Базена («Змея в кулаке», «Смерть лошадки», «Крик совы») рассказывает о нескольких поколениях семьи Резо, потомков старинного дворянского рода, о необычных взаимоотношениях между членами этой семьи. Действие романа происходит в 60-70-е годы XX века на юге Франции.

Базен Эрве Семья Резо  
обложка книги Кристина Кристина

"Кристина" – роман для тех, кто ценит в литературе выразительную подробность деталей, скрытую мотивировку жестов, и дерзкий вызов судьбе. Автор не завершил роман. В его незавершенности есть некий намек на множественность итогов.

Цвейг Стефан  
обложка книги Кролик вернулся Кролик вернулся

Бунт Гарри, заведомо обреченный, завершился, разумеется, разгромным поражением.

Гарри проиграл войну с миром, где простые радости бытия душат всякую попытку обрести свободу и независимость?

Или только теперь ему предстоит понять, что в пылу бунтарского ниспровержения основ он совершенно забыл о нормальных человеческих ценностях?

Пока Гарри, упивающийся собственным унижением, боится задавать себе эти вопросы. Но рано или поздно ему придется взглянуть в лицо реальности…

Апдайк Джон Кролик  
обложка книги Кролик разбогател Кролик разбогател

Гарри больше не в силах бунтовать и бороться с судьбой. Он давно уже плывет по течению, наслаждаясь всеми прелестями жизни немолодого и очень состоятельного мужчины.

Любовь сменил случайный секс. Семейная жизнь превратилась в лицемерие. Ненависть к мещанским радостям уступила место жажде накопительства.

Гарри стал завзятым циником, утратив то, что некогда выделяло его из толпы.

Но что скрывается под его показной, нарочитой «обыкновенностью»? Об этом не подозревает даже он сам…

Апдайк Джон Кролик  
обложка книги Кролик успокоился Кролик успокоился

Только с возрастом приходит истинная мудрость. Когда-то Гарри отказывался верить в это.

Он слишком торопился жить — то отчаянно бунтовал, то гонялся за плотскими радостями и материальными благами.

Но теперь все это сменилось покоем мудрости.

Энгстром окидывает взглядом прошлое: кто он — неудачник или победитель?

Была его жизнь лишь «путем всякой плоти» — или горела в нем некогда искра божественного пламени?

Никто не сможет судить Кролика так строго и честно, как он сам…

Апдайк Джон Кролик  
обложка книги Кто эта Сильвия? Кто эта Сильвия?

В пьесе ведущие роли отданы тараканам. Правда, ничего специфически тараканьего в них нет: мы слышим голоса человеческого сознания, пытающегося осмыслить чудовищные и по-видимости беспричинные происшествия. Упоминания о крыльях, усах и личинках ничего не меняют. Пока Генри или Анджела говорят, они люди. Они неразумны и бессловесны только для Плэкетта и Майкла, с любопытством наблюдающих за тем, как сердце и прочие органы справляются «с условиями почти полной неподвижности».ротивопоставив два взгляда на жизнь: тараканий и людской (или: человеческий и божественный), писатель иронически высветил и тот и другой.

Данстон Стивен  
обложка книги Кукла Кукла

Социально-психологический роман «Кукла» — одно из наиболее значительных произведений польского писателя-реалиста Болеслава Пруса (настоящее имя Александр Гловацкий), автора знаменитого романа «Фараон».

Герой романа Станислав Вокульский — человек большой энергии и незаурядных способностей — всего в жизни добился своими силами, пройдя через нужду и лишения, стал крупным финансистом. Ради богатства и высокого положения в обществе он идет на компромисс с собственной совестью, изменяет своим идеалам и страдает из-за этого. А любовь к бездушной красавице аристократке Изабелле Ленцкой лишь усугубляет его страдания...

Прус Болеслав  
обложка книги Курортник Курортник

Во второй том входят следующие произведения: «Кнульп», «Курортник», «Степной волк».

Повесть «Курортник» (1925 г.) — плод раздумий писателя о собственной жизни, о формах и путях преодоления конфликта между Духом и природой, личностью и коллективом.


Перевод с немецкого В. Курелла.

Комментарии Р. Каралашвили.


Герман Гессе. Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Издательство «Северо-Запад». Санкт-Петербург. 1994.

Гессе Герман , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Кэтрин Кэтрин

 Бог наделил мисс Кэтрин редкой красотой, и с тех пор, как слава о ней вышла за пределы округи, в харчевне отбою не было от посетителей. Случалось, фермеры, завернувшие по дороге с рынка, поспорят насчет лишней кружки эля, - но стоит Кэтрин появиться с кружками на подносе, и глядишь, эль выпит до капли и денежки уплачены сполна; или проезжий путешественник после ужина соберется в путь, чтобы к ночи добраться до Ковентри или Бирмингема, а тут мисс Кэтрин спросит, не развести ли огонь в комнате наверху, - и он тотчас решит заночевать в "Охотничьем Роге", хотя только что уверял миссис Скоур, что и за тысячу гиней не согласился бы отложить до утра свое возвращение домой...

Теккерей Уильям Мейкпис  
К *** Пушкин Александр Сергеевич  
К Альберте придет любовник

В повести немецкой писательницы не обошлось без клише, и героиня романа на бумаге в конце концов сливается с автором (тоже, впрочем, фиктивным), но главное здесь – та самая тема, которая давно уже заботит продвинутых европейских авторов. А именно – что делать с банальной любовью людям, полностью себя приватизировавшим.

Вандербеке Биргит  
Как доктор Иов Пауперзум принес своей дочери красные розы Майринк Густав  
Как из казни устраивают зрелище

Статья была напечатана в «Журнале Фрэзера», август 1840 года.


Перевод с английского А. Поливановой

Комментарии Я. Рецкера


Уильям Теккерей. Собрание сочинений в 12 томах. Том 2. Издательство «Художественная литература». Москва. 1975.

Теккерей Уильям Мейкпис , Собрание сочинений в 12 томах  
Как рассмешить принцессу Милн Алан Александр  
Калигула Камю Альбер  
Каменный гость Пушкин Александр Сергеевич  
Капли воды Воннегут Курт , Сейчас вылетит птичка (2009)  
Кара Аллен Вуди  
Кирджали Пушкин Александр Сергеевич  
Китайский омар Байетт А С  
Клейн и Вагнер Гессе Герман  
Конец Грегори Корсо (Судьба поэта в Америке) Стуруа Мэлор  
Корона из перьев

Американский писатель Исаак Башевис Зингер (род. в 1904 г.), лауреат Нобелевской премии по литературе 1978 г., вырос в бедном районе Варшавы, в 1935 г. переехал в Соединенные Штаты и в 1943 г. получил американское гражданство. Творчество Зингера почти неизвестно в России. На русском языке вышла всего одна книга его прозы, что, естественно, никак не отражает значения и влияния творчества писателя в мировом литературном процессе.

Отдавая должное знаменитым романам, мы уверены, что новеллы Исаака Башевиса Зингера не менее (а может быть, и более) интересны. Небольшой объем отсекает все второстепенное, и вниманию читателей предстают любимые автором персонажи – старики, чудаки, неудачники, наделенные тем не менее невероятной силой духа и самоиронией, непобедимой никакими бедами и несчастьями.

Зингер Исаак Башевис  
Краткая история парикмахерского дела Барнс Джулиан  
Круг света Шоу Ирвин  
обложка книги Крымская повесть Крымская повесть

Повесть о революционных событиях 1905–1900 гг. в Крыму, о восстании на крейсере «Очаков». В основе сюжета «Крымской повести» — история создания и спасения картины «„Очаков“ в огне», которая была написана в полные драматизма дни Севастопольского вооруженного восстания.

Самвелян Николай Григорьевич  
обложка книги Книга чудес Книга чудес

Книгу под названием «Книга чудес» написал Натаниель Готорн – один из первых и наиболее общепризнанных мастеров американской литературы (1804–1864). Это не сборник, а единое произведение, принадлежащее к рангу всемирно известных классических сочинений для детей. В нем Н. Готорн переложил на свой лад мифы античной Греции. Эту книгу с одинаковым увлечением читают в Америке, где она появилась впервые, и в Европе. Читают, как одну из оригинальнейших и своеобразных книг.

Готорн Натаниель  
обложка книги Кирза и лира Кирза и лира

«Кирза и лира» Владислава Вишневского — это абсолютно правдивая и почти документальная хроника армейской жизни в СССР. Это вдумчивый и ироничный взгляд известного писателя на трехлетний период срочной солдатской службы в середине 60-тых.

В книге простому советскому пареньку выпадает непростая участь — стать солдатом и армейским музыкантом. Мало кто представляет, что долг Родине армейские музыканты отдавали, совмещая нелегкий солдатский труд с таким же непростым и ответственным трудом музыканта. Но ни строгий устав, ни муштра, ни изнуряющие репетиции не смогли надломить решимость главного героя, его оптимизм и юношеский задор. Роман наполнен патетикой, армейским юмором, искренними чувствами и живыми диалогами.

Автор повести «Кирза и лира» Владислав Вишневский — известный писатель и сценарист, автор десятка книг, в том числе экранизированного романа «Национальное достояние», сериал по которому вышел на экраны российского телевидения в 2006 году.

Вишневский Владислав  
обложка книги Каллиграф Каллиграф

Дром пишет джаз. Дром – синтезатор. Самое время – "собирать камни"... Дром работает на грани – там, где сливаются воедино форма и содержание, реализм и романтизм, реальное и возможное – там, где уже нет никаких разделений, где остаётся только Литература. Путь. Дром.

Дром Александр  
Книга Эбинзера Ле Паж (отрывок)

«Отныне Гернси увековечен в монументальном портрете, который, безусловно, станет классическим памятником острова». Слова эти принадлежат известному английскому прозаику Джону Фаулсу и взяты из его предисловия к книге Д. Эдвардса «Эбинизер Лe Паж», первому и единственному роману, написанному гернсийцем об острове Гернси. Среди всех островов, расположенных в проливе Ла-Манш, Гернси — второй по величине. Книга о Гернси была издана в 1981 году, спустя пять лет после смерти её автора Джералда Эдвардса, который родился и вырос на острове.

Годы детства и юности послужили для Д. Эдвардса источником вдохновения. «Эбинизер Ле Паж» — единственная книга писателя, причём Эдвардс начал писать её, когда ему перевалило далеко за шестьдесят. В молодости по воле отца Д. Эдвардс был лишён наследства. С чувством горечи и обиды двадцатилетний юноша покинул Гернси, обосновался в Англии и стал вечным изгнанником. Последние годы он прожил как настоящий отшельник близ города Уэймут, в графстве Дорсет. Уэймут — ближайший к Гернси английский населённый пункт на острове Великобритания. С женой Д. Эдвардс расстался в 1933 году и со своими четырьмя детьми никакой связи не поддерживал. Отношение к семейной жизни писатель выразил одной фразой: «Я лучше буду раком-отшельником, чем семьянином». Хотя по натуре Д. Эдвардс не был абсолютным затворником, следующее замечание автора «Эбинизер Ле Паж» свидетельствует о том, насколько он был одержим идеей затворничества, изоляции: «Одна только мысль стать достоянием публики приводит меня в ужас… Я не собираюсь добровольно знакомить публику с какими бы то ни было автобиографическими сведениями».

«Эбинизер Ле Паж» — это воспоминания и впечатления главного героя, подробный человеческий документ о жизни на острове Гернси между 1890 и 1970 годами. Как и везде, это была эпоха культурного переворота, глубокого сдвига в жизни острова. В книге описаны местные традиции, нравы и черты характера, укоренившиеся во всех жителях острова: с одной стороны, чувство независимости, стойкость, смекалка, с другой — упрямство, отсталость, подозрительность к чужакам.

Д. Фаулс замечает, что любой роман, описывающий замкнутую общину, рискует заполучить ярлык «провинциального романа». Но как пишет сам Д. Эдвардс, его книга «описывает изнутри воздействие мировых событий» на заблуждающегося, но всегда честного индивидуума.

Одна из самых примечательных черт произведения Д. Эдвардса — живой разговорный язык главного героя, человека без какого-либо образования. Он, как и другие островитяне, говорит на местном диалекте, приправленном французскими словечками — географическая близость Франции даёт о себе знать. Благодаря живой речи читатель сопереживает рассказчику, несмотря на то, что повествование лишено традиционной последовательности и персонажи появляются и исчезают в том или ином эпизоде совершенно неожиданно. Покуда слышен голос рассказчика, непоследовательная и даже хаотичная история Эбинизера волнует и трогает. По словам другого известного английского романиста Уильяма Голдинга, «эту книгу не просто читаешь, ее переживаешь».

Эдвардс Джералд Бэзил  
Класс обучения взрослых

Малколм Брэдбери одновременно и преподаватель в университете и известный писатель. В одну из своих книг, «Человек истории», которая была опубликована три года назад, Брэдбери включил свой литературный автопортрет. Главный герой этого романа — Хауард Керк. Разыскивая кого-то, Керк видит профессора Брэдбери, выглядывающего из-за двери: «Хауард вспоминает, что этот унылый человек — преподаватель в отделе английского языка в университете, человек, который 10 лет назад написал два известных и хорошо рецензированных романа, преисполненных, как тогда было обычно, идей моральной ответственности и озабоченности. С тех пор наступило молчание, как будто под давлением сдвигов современной жизни, моральной ответственности и озабоченности больше не было, тема исчерпана. Только этот человек не унимается, он нервно бродит по территории университета, он печально преподает, избегает незнакомых.»

Те, кто хорошо знаком с Малколмом Брэдбери, не согласятся с этим автопортретом. Он человек общительный, дружески расположенный, непринужденно общается с людьми на вечеринках. Энергичный организатор, ныне профессор американских наук в университете Восточной Англии; популярный преподаватель, который стимулирует дискуссии среди студентов.

Неверно, что Брэдбери замолк после успеха его первых двух романов «Нельзя есть людей» (1959) и «В пути на запад» (1965). Он написал целый ряд книг, причем не только романы и рассказы. Он издал критические эссэ, посвященные двум английским авторам — Ивлину Во и Э.М. Форстеру, книгу, в которой разбирается вопрос «Что такое роман?» (1969) и очерк об общественных условиях развития английской литературы, который появился в 1972 г. Он сам опубликовал 12 книг, был соавтором трех и редактором или соредактором еще девяти.

Малколм Брэдбери родился в Шеффилде, Мидленде, в 1932 г. Его отец был служащим на железной дороге, и Брэдбери говорил о себе, что «он долго не мог обрести интеллектуальной независимости.» Он посещал гимназию и еще школьником начал писать, напечатав рассказ в газете, когда ему было 15 лет.

Брэдбери стал писать свой самый известный роман «Нельзя есть людей», когда он был студентом, и публикация этого романа немедленно принесла ему репутацию выдающегося писателя. Один из героев этого романа — профессор Трис, который снова появляется в приводимом ниже рассказе из сборника «Кто вы, по-вашему, такой?», первое издание которого вышло в Лондоне в 1976 г.

Брэдбери Малколм  
Каменное сердце Драгунский Денис  
обложка книги Кларенс и Джульетта Кларенс и Джульетта

Опубликовано в журнале «Юность» № 12, 1960


Рисунки Г. Филипповского

Холендро Дмитрий Михайлович  
обложка книги Корона Анны Корона Анны

Романтическая притча о случайной встрече известной русской балерины Анны и нью-йоркского полицейского по имени Стив. Между этими людьми практически нет ничего, что бы могло их связывать. Легкое, ни к чему не обязывающее знакомство вылилось в страшную трагедию для обоих…

В сборник также включены другие рассказы и повести.

Немировский Петр  
обложка книги Куклоиды Куклоиды

Добро пожаловать в Кукборг, на окраину городской свалки, «тот свет» для ненужных и поломанных игрушек…

Все начинается как в детской книжке — то ли приключенческой, то ли фэнтези, то ли кукольной сказке. Постепенно, однако, выясняется, что сюжет закручен не по-детски, герои из безобидных «мягких и твердых игрушек» — помните знаменитый мультик о хоккейном матче? — превращаются в некие вполне взрослые фигуры, от концовки узнаваемо пробирает мороз по коже.

В этой временами едкой сатирической истории неожиданно есть и нежность, и любовь, и смех, и грусть — то, что составляет особенный стиль и взгляд ни на кого не похожего автора — Евгении Мальчуженко.

16+

Мальчуженко Евгения Ильинична  
Крупа и Фантик Мальчуженко Евгения Ильинична  
обложка книги Камень и боль Камень и боль

Роман "Камень и боль" написан чешским писателем Карелом Шульцем (1899–1943) и посвящен жизни великого итальянского художника эпохи Возрождения Микеланджело Буонаротти, раннему периоду его творчества, творческому становлению художника.

Микеланджело Буонарроти — один из величайших людей Возрождения. Вот что писал современник о его рождении: "И обратил милосердно Всеблагой повелитель небес свои взоры на землю и увидел людей, тщетно подражающих величию природы, и самомнение их — еще более далекое от истины, чем потемки от света. И соизволил, спасая от подобных заблуждений, послать на землю гения, способного решительно во всех искусствах". Но Микеланджело суждено было появиться на свет в жестокий век. И неизвестно, от чего он испытывал большую боль. От мук творчества, когда под его резцом оживал камень, или от царивших вокруг него преступлений сильных мира сего, о которых он написал: "Когда царят позор и преступленье,/ Не чувствовать, не видеть — облегченье".

Карел Шульц — чешский писатель и поэт, оставивший в наследие читателям стихи, рассказы, либретто, произведения по мотивом фольклора и главное своё произведение — исторический роман "Камень и боль". Произведение состоит из двух частей: первая книга "В садах медицейских" была издана в 1942, вторая — "Папская месса" — в 1943, уже после смерти писателя. Роман остался неоконченным, но та работа, которую успел проделать Шульц представляет собой огромную ценность и интерес для всех, кто хочет узнать больше о жизни и творчестве Микеланджело Буонарроти.

Перевод с чешского Д. Горбова

Шульц Карел  
Констанца Вебер-Моцарт

Жена гениального Моцарта была простой бюргершей, то есть горожанкой. Но именно она поставила в тупик своим поведением многих исследователей…

Муравьева Елена Александровна  
обложка книги Кактуси (Разкази за юноши) Кактуси (Разкази за юноши) Бобев Петър  
обложка книги Калигула Калигула

Пьеса, посвященная римскому императору, он представлен в ней не как исторический персонаж, жестокий тиран, загубивший тысячи жизней, а как человек абсурда и носитель метафизического бунта. Это трагическая история о человеке, который поставил идеалы выше собственной жизни и погиб за них.

Камю Альбер  
обложка книги Кафедра Кафедра

В этом произведении автор вводит читателя в научную среду, которую прекрасно знает, в мир злободневных и острых проблем, заставляет мыслить и чувствовать вместе со своими героями.

Грекова Ирина  
Какие разные похороны Водолазкин Евгений  
обложка книги Каждому свое • Американская тетушка Каждому свое • Американская тетушка

Опубликовано в журнале "Иностранная литература" № 1, 1967

Из рубрики "Авторы этого номера"

...В этом номере мы публикуем повести писателя «Каждому свое» («A ciascunо il suo», 1965) и «Американская тетушка», взятую из сборника «Сицилийские родичи» («Gli zii di Sicilia», I960).

Шаша Леонардо  
обложка книги Кровь фюрера Кровь фюрера

Немецкая журналистка вместе с агентом Управления европейской безопасности расследует загадочную смерть своего брата в Южной Америке. Случайно выйдя на мощную, хорошо засекреченную организацию, связанную с неонацистским движением, они выясняют, что в Германии действует разветвленная сеть заговорщиков, в основном потомков высокопоставленных нацистских чинов и партийной верхушки. Но настоящим потрясением для них становится имя человека, который должен возглавить заговор…

Мид Глен  
обложка книги Камень и боль Камень и боль

Роман "Камень и боль" написан чешским писателем Карелом Шульцем (1899–1943) и посвящен жизни великого итальянского художника эпохи Возрождения Микеланджело Буонаротти, раннему периоду его творчества, творческому становлению художника.

Микеланджело Буонарроти — один из величайших людей Возрождения. Вот что писал современник о его рождении: "И обратил милосердно Всеблагой повелитель небес свои взоры на землю и увидел людей, тщетно подражающих величию природы, и самомнение их — еще более далекое от истины, чем потемки от света. И соизволил, спасая от подобных заблуждений, послать на землю гения, способного решительно во всех искусствах". Но Микеланджело суждено было появиться на свет в жестокий век. И неизвестно, от чего он испытывал большую боль. От мук творчества, когда под его резцом оживал камень, или от царивших вокруг него преступлений сильных мира сего, о которых он написал: "Когда царят позор и преступленье,/ Не чувствовать, не видеть — облегченье".

Карел Шульц — чешский писатель и поэт, оставивший в наследие читателям стихи, рассказы, либретто, произведения по мотивом фольклора и главное своё произведение — исторический роман "Камень и боль". Произведение состоит из двух частей: первая книга "В садах медицейских" была издана в 1942, вторая — "Папская месса" — в 1943, уже после смерти писателя. Роман остался неоконченным, но та работа, которую успел проделать Шульц представляет собой огромную ценность и интерес для всех, кто хочет узнать больше о жизни и творчестве Микеланджело Буонарроти.

Перевод с чешского Д. Горбова

Шульц Карел  
Киндберг Кортасар Хулио Восьмигранник  
Книга вымышленных существ

«Книга вымышленных существ» — фантастическая энциклопедия (в полном составе), созданная самим Борхесом, великим систематизатором и мистификатором.

Борхес Хорхе Луис, Герреро Маргарита  
Календаpь пpостофили Вильсона Твен Марк  
Куда деваются книги Чапек Карел Вещи вокруг нас  
обложка книги Кукушонок Кукушонок

Придя домой в неурочный час, Аня застала мужа с другой женщиной. С тех пор жизнь ее превратилась… Нет, не в ад, как можно было бы подумать. Конечно, боль, обиду, разочарование, горечь предательства — словом, все, что положено испытать в такой ситуации, она пережила. Но жизнь ее теперь превратилась в квест. День и ночь она ломает голову над вопросом: кто же разрушил ее семейное счастье? Одно предположение сменяет другое.

Конечно, благоразумно было бы этими предположениями ни с кем не делиться, особенно с мужем разлучницы. Но разве в такой ситуации можно сохранить благоразумие, тем более что разлучница — бывшая подруга, которая к тому же беременна!

Нолль Ингрид  
Какаду Уайт Патрик  
обложка книги Кандагарский излом Кандагарский излом

Скромная сотрудница выставочной галереи становится заложницей. Она уверена — ее хотят убить, и пытается выяснить: кто и за что? Но выдавать заказчика киллер отказывается, предлагая найти ключ к разгадке в ее прошлом. Героиня приходит к выводу: причина похищения может иметь отношение к ее службе в Афганистане, под Кандагаром, где она потеряла свою первую любовь. Шестнадцать лет после Афганистана она прожила только в память о том времени и о своей любви.

Витич Райдо  
обложка книги Камень на камень Камень на камень

Роман «Камень на камень» — одно из интереснейших произведений современной польской прозы последних лет. Книга отличается редким сочетанием философского осмысления мировоззрения крестьянина-хлебопашца с широким эпическим показом народной жизни, претворенным в судьбе героя, пережившего трагические события второй мировой войны, жесткие годы борьбы с оккупантом и трудные первые годы становления новой жизни в селе.

Мысливский Веслав  
обложка книги Как много в этом звуке… Как много в этом звуке…

Новая книга Виктора Пронина посвящена Москве, ее жителям, прописаны ли они в центре города, на окраинах, в «спальных» или заводских районах, и включает в себя более двух десятков рассказов, которые публиковались в различных литературных изданиях («Литературная газета», «Вестник Москвы», «Литературная Россия», «Московский литератор» и др.). Виктор Пронин — лауреат многих литературных премий, о его произведениях писали «Литературная газета», «Новый мир», «Юность», другие уважаемые издания. По произведениям Виктора Пронина поставлены получившие широкую известность фильмы «Ворошиловский стрелок», «Гражданин начальник», «Женская логика» и другие.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Пронин Виктор Алексеевич  
Кафкин Дон Кихот Кафка Франц  
Комментарий Кафка Франц Маленькие рассказы Франца Кафки  
обложка книги Коала Коала

Брат главного героя кончает с собой. Размышляя о причинах случившегося, оставшийся жить пытается понять этот выбор, характер и жизнь брата, пытаясь найти, среди прочего, разгадку тайны в его скаутском имени — Коала, что уводит повествование во времена колонизации Австралии, к истории отношений человека и зверя.

Бэрфус Лукас  
Король забавляется Гюго Виктор  
обложка книги Кувшин золота Кувшин золота

Джеймс Стивенс неоднократно заявлял, что хочет подарить Ирландии новую мифологию, призванную заместить собой «поношенные» греко-римские мифы. Его шедевр, роман «Горшок золота» (1912) — одновременно бурлескное повествование о лепреконах, ирландских божествах и философии и ироничный комментарий к ирландской культуре и политике того времени.

 Роман удостоился Полиньякской премии за 1912 г. и является классикой англоязычной литературы.

Стивенс Джеймс  
Канарейку в подарок Хемингуэй Эрнест  
Король Лир (пер. Б. Пастернака) Шекспир Уильям  
Каббала

«Каббала» – первый роман знаменитого Торнтона Уайлдера (1897-1975), написанный им в 1922 году, после завершения учебы в Йельском университете и в Американской академии в Риме. Помимо присущих «Каббале» достоинств, она представляет тем больший интерес для всех, кто любит Уайлдера, что состоит в странной связи с его последним романом «Теофил Норт»: действие «Каббалы» завершается за столько примерно дней до начала «Теофила Норта», сколько требуется, чтобы доплыть на пароходе от Италии до Соединенных Штатов, а дочитав эту книгу, начинаешь подозревать, что ее героя и рассказчика, так и не названного в романе по имени, вполне могли звать Теофилом Нортом.

Уайлдер Торнтон  
Колеса фортуны Уэллс Герберт  
Кстати о Долорес Уэллс Герберт  
Как из казни устраивают зрелище

Статья была напечатана в «Журнале Фрэзера», август 1840 года.


Перевод с английского А. Поливановой

Комментарии Я. Рецкера


Уильям Теккерей. Собрание сочинений в 12 томах. Том 2. Издательство «Художественная литература». Москва. 1975.

Теккерей Уильям Мейкпис , Собрание сочинений в 12 томах  
Кола Брюньон

Необычный образ Кола, отдаленный во времени от других персонажей повестей и романов Роллана, несет в себе черты, свойственные его далеким правнукам. Роллан сближает Кола с Сильвией в «Очарованной душе», называя ее «внучатой племянницей Кола Брюньона», и даже с Жан-Кристофом («Кола Брюньон-это Жан-Кристоф в галльском и народном духе»). Он говорит, что Кола Брюньон, как и другие его герои — Жан-Кристоф, Клерамбо, Аннета, Марк, — живут и умирают ради счастья всех людей".

Сопоставление Кола с персонажами другой эпохи, людьми с богатым духовным миром, действующими в драматических ситуациях нового времени, нужно Роллану для того, чтобы подчеркнуть серьезность замысла произведения, написанного в веселой галльской манере.

При создании образа Кола Брюньона Роллан воспользовался сведениями о жизни и характере своего прадеда по отцовской линии — Боньяра. "Как и наш друг Кола, он родился в Бревека и Кола, он ведет «Дневник». Боньяр, по мнению Роллана, воплотил в себе галльский дух, жизнелюбие, любознательность, народную мудрость — черты, которыми наделен Кола Брюньон.

Роллан Ромен  
обложка книги Короли в изгнании Короли в изгнании

В Ахан пришла война, и, вероятно, чтобы жизнь в империи уж окончательно не казалась медом, в ней снова случается переворот. События разлучают героев романа, и у каждого из них теперь свой квест. Идут сквозь охваченную войной и мятежом планету, сквозь тайны прошлого и альтернативные реальности Виктор и Макс, прорывается сквозь бесконечность пространства и времени Лика, летит через космические дали крейсер «Шаис» под командованием Виктории. Их цель Земля. Но что случится с нашей планетой, с людьми и государствами, существующими на ее поверхности, когда на нее вернутся из своего имперского вояжа такие люди? Поживем – увидим.

Доде Альфонс  
обложка книги Казак Иван Ильич Гаморкин. Бесхитростные заметки о нем, кума его, Кондрата Евграфовича Кудрявова Казак Иван Ильич Гаморкин. Бесхитростные заметки о нем, кума его, Кондрата Евграфовича Кудрявова

Казачий эпос в обстановке русского зарубежья. Литература русских казаков.

Кундрюцков Борис А  
обложка книги Карта любви Карта любви

Дилан Томас (1914 – 1953) – валлиец, при жизни завоевавший своим творчеством сначала Англию, а потом и весь мир. Мастерская отделка и уникальное звучание стиха сделали его одним из самых заметных поэтов двадцатого столетия, вызывающих споры и вносящих новую струю в литературу. Его назвали самым загадочным и необъяснимым поэтом. Поэтом для интеллектуалов. Его стихами бредили все великие второй половины двадцатого века.

Детство Томаса прошло главным образом в Суонси, а также на ферме в Кармартеншире, принадлежавшей семье его матери. Эти поездки в деревню и их контраст с городской жизнью в Суонси, стали основой для большой части его творчества Томаса, в особенности его рассказов и радиопостановок. Также важным источником вдохновения писателя были валлийский фольклор и мифология.

Томас Дилан  
обложка книги Конокрады Конокрады

Рассказ впервые опубликован в журнале «Русское богатство», 1903, № 11.

В нём Куприн дал яркую картину сплетений народных настроений, мыслей, интересов начала 20 века.


А. Куприн. Собрание сочинений в шести томах. Том 3. ГИХЛ. Москва. 1958.


Куприн Александр Иванович , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
Кукушата или жалобная песнь для успокоения сердца Приставкин Анатолий Игнатьевич  
Красавцы Морье Дафна Дю  
обложка книги Кафка на пляже Кафка на пляже

Я заметил, что на груди белой майки налипло что-то черное, по форме – вроде большой бабочки с раскрытыми крыльями... В мерцающем свете люминесцентной лампы стало понятно: это темно-красное кровавое пятно. Кровь свежая, еще не засохла. Довольно много. Я наклонил голову и понюхал пятно. Никакого запаха. Брызги крови – совсем немного – оказались и на темно-синей рубашке, где она была не так заметна. А на белой майке – такая яркая, свежая...

Кошмарное странствие по лабиринтам души – в новом романе Харуки Мураками «Кафка на пляже».

Мураками Харуки  
Кошка на раскаленной крыше Уильямс Теннесси  
Киппс Уэллс Герберт  
обложка книги Картины Италии Картины Италии Диккенс Чарльз  
обложка книги Крушение гуманизма Крушение гуманизма

Написанная в «страшные дни» 1919 года статья Блока «Крушение гуманизма» занимает такое же центральное место в его творчестве после Октября, какое доклад «О современном состоянии символизма» — среди его дореволюционных работ.

Блок Александр  
обложка книги Кладбище Кладбище

Фрагмент из романа «Вино из одуванчиков».

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Книга Книга

В том выдающегося югославского писателя, лауреата Нобелевской премии, Иво Андрича (1892–1975) включены самые известные его повести и рассказы, созданные между 1917 и 1962 годами, в которых глубоко и полно отразились исторические судьбы югославских народов.

Андрич Иво  
обложка книги Кроткая Кроткая Достоевский Фёдор Михайлович  
обложка книги Кошка и мышка Кошка и мышка Григорович Дмитрий Васильевич  
обложка книги Карьера Ругонов Карьера Ругонов

Грандиозная двадцатитомная эпопея «Ругон-Маккары» классика мировой литературы Эмиля Золя описывает на широком историческом и бытовом фоне жизнь нескольких поколений одного семейства.

Первый роман цикла «Карьера Ругонов» является своеобразным прологом, рассказывающим о происхождении семьи Ругон-Маккаров.

Золя Эмиль Ругон-Маккары  
обложка книги Карнавал Карнавал

Настоящий том собрания сочинений выдающегося болгарского писателя, лауреата Димитровской премии Димитра Димова включает пьесы, рассказы, путевые очерки, публицистические статьи и выступления. Пьесы «Женщины с прошлым» и «Виновный» посвящены нашим дням и рассказывают о моральной ответственности каждого человека за свои поступки; драма «Передышка в Арко Ирис» освещает одну из трагических страниц последнего этапа гражданской войны в Испании. Рассказы Д. Димова отличаются тонким психологизмом и занимательностью сюжета.

Димов Димитр  
Кингсблад, потомок королей Льюис Синклер  
обложка книги Ключи Царства Ключи Царства

Жизнеописание католического священника Френсиса Чизхолма, направленного миссионером в Китай.

Кронин Арчибальд Джозеф  
обложка книги «Куба либре» «Куба либре»

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

Сароян Уильям  
обложка книги Коричные лавки. Санатория под клепсидрой Коричные лавки. Санатория под клепсидрой Шульц Бруно , Иллюминатор  
обложка книги Красная Борода Красная Борода

В сборних известного японского писателя Сюгоро Ямамото (1903—1967) включены роман «Красная Борода», повесть «Девушка по имени О-Сэн» и рассказы. Через судьбы героев романа и повести — людей отверженных и беззащитных — автор рисует яркую картину быта и нравов Японии в период позднего феодализма. В рассказах С. Ямамото, согретых теплым юмором, раскрывается духовный мир простых людей современной Японии.

Ямамото Сюгоро  
обложка книги Коні не винні Коні не винні Коцюбинський Михайло Михайлович  
Крепостта

Пролетта на 1941 г. Проходът Дину, Румъния. Войната пълзи на изток. В изоставен от векове планински замък нацистите се натъкват на Зло, по-ужасяващо дори от самите тях. Смразяваща е всяка сутрин, защото с нея идва и поредният труп… страхът извира от недрата на древната земя, където след вековен сън се е пробудило нещо жадуващо за кръв, но боящо се от светлината.

Един-единствен човек (или бог?) може да спре ръката на смъртта. За Глекен, посланик на далечното минало, настъпва съдбовният час.

Но злото не спира дотук. Минават години и идва денят на…

Уилсън Ф Пол  
Картел

Големият автор на финансови и политически трилъри Пол-Лу Сюлицер, известен у нас с романите „Пари“, „Богаташите“, „Зеленият крал“, „Хана“ и „Императрицата“ е издаден в 45 страни в милионни тиражи. Безспорният връх на творчеството му обаче е „Картел“ — роман с много напрежение и любовни страсти, с оригинални и загадъчни персонажи и безпощаден анализ на страховитата империя, изградена върху смъртоносната търговия с наркотици, която заплашва да превземе с изпраните си пари световните финанси и политическата власт. По-завладяващо и от Робърт Лъдлъм Сюлицер развихря зашеметяващата интрига на една глобална конспирация, застрашаваща съществуването на съвременното общество.

Сюлицер Пол-Лу  
обложка книги Кафка и его предшественники Кафка и его предшественники

В сборник произведений выдающегося аргентинца Хорхе Луиса Борхеса включены избранные рассказы, стихотворения и эссе из различных книг, вышедших в свет на протяжении долгой жизни писателя.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Комментарий к 23 августа 1944 года Комментарий к 23 августа 1944 года

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозы поздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Кеведо Кеведо

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозы поздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
Как фотографировать щенка

Произведение из серии «Дашенька, или история щенячьей жизни».

Чапек Карел  
обложка книги Кошка Кошка

Один из рассказов Габриэле д'Аннунцио, напечатанный в сборнике «Итальянские новеллы (1860–1914)» в 1960 г. Большая редкость.

дАннунцио Габриэле Итальянские новеллы (1860-1914)  
Какъв ни е проблемът днес от гледна точка на историческата поука? Чурешки Стефан  
обложка книги Контесата Контесата

Контесата Андрея е млада, богата и умна. Нещо рядко срещано. Освен това не мечтае да срещне своя принц. Ето защо тя сключва сделка с възрастен, овдовял граф, който й обещава лек и приятен живот, без задължения. Всичко е наред. Докато не среща племенника на графа. Андрея бързо разбира, че е допуснала ужасна грешка…

Каултър Катрин  
обложка книги Красное и черное Красное и черное

Стендаль (1783–1842) — настоящая фамилия Анри Бейль — один из тех писателей, кто составил славу французской литературы XIX века. Его перу принадлежат «Пармская обитель», «Люсьен Левель», «Ванина Ванини», но вершиной творчества писателя стал роман «Красное и черное». Заурядный случай из уголовной хроники, лежащий в основе романа, стал под рукой тонкого психолога и блестящего стилиста Стендаля человеческой драмой высочайшего накала и одновременно социальным исследованием общества. Жюльен Сорель — честолюбивый и способный молодой человек — пережил и романтическую влюбленность, и бурную страсть, которой не смог противостоять и за которую расплатился жизнью.

Стендаль Фредерик  
обложка книги Козир-дівка Козир-дівка

«Козир-дівка» – соціально-побутова повість, в основу якої лягли безпосередні життєві спостереження письменника. Працюючи совісним суддею, Квітка зустрічався з численними фактами бюрократизму, хабарництва, зневаги до простих людей. З листування письменника видно, що у своїх творах він використовував матеріали, спостереження, пов'язані з діяльністю в суді.

Квитка-Основьяненко Григорий Федорович  
обложка книги Куцый Куцый Станюкович Константин Михайлович  
обложка книги Карьерист Карьерист Григорович Дмитрий Васильевич  
обложка книги Круглянский мост Круглянский мост

«… Снаряжать мину Бритвин принялся сам. Рядом на шинели уже лежал найденный ночью у Маслакова полуметровый обрезок бикфордова шнура и желтый цилиндрик взрывателя.

Впрочем, начинить мину было несложно. Спустя десять минут Бритвин засыпал полбидона аммонитом, бережно укрепил в его середине взрыватель, конец шнура выпустил через край.

– Гореть будет ровно пятьдесят секунд. Значит, надо поджечь, метров тридцать не доезжая моста.

Наверно, для лучшей детонации, что ли, он вытащил из кармана гранату – желтое немецкое «яичко» с пояском – и тоже укрепил ее в середине. Потом по самую крышку набил бидон аммонитом.

– Вот и готово! На середине моста с воза – вэк! И кнутом по коню. Пока полицаи опомнятся, рванет за милую душу. …»

Быков Василий Владимирович  
обложка книги Карьер Карьер

 Книги, созданные белорусским прозаиком Василем Быковым, принесли ему мировую известность и признание миллионов читателей. Пройдя сквозь ад Великой Отечественной войны, прослужив в послевоенной армии, написав полсотни произведений, жестких, искренних и беспощадных, Василь Быков до самой своей смерти оставался «совестью» не только Белоруссии, но и каждого отдельного человека вне его национальной принадлежности.

Быков Василий Владимирович  
Кьоджинские перепалки

На сцене — страсти по-итальянски! Сцены ревности, драки и потасовки, пылкие страсти и южный темперамент — и это только начало... Ай-яй-яй! Ну и язычок у этих женщин! Комедия, да и только! Так перессорить всех мужчин на побережье! Да нет, причём здесь рыбачки? Во всём виноват влюблённый лодочник со своей печёной тыквой!


Конец карнавала 1761 года. Венеция. Здесь впервые была сыграна эта комедия великого итальянского драматурга и реформатора театра. Вскоре он навсегда покинул Венецию и этой пьесой как бы попрощался со своей родиной. А рассказ о жителях Кьоджи, что в восьми милях от Венеции, до сих пор радует зрителя веселым юмором, сочным, своеобразным языком, глубоким погружением в психику, нравы, обычаи и предрассудки простых людей этого маленького городка на берегу венецианской лагуны.

«...В этой истории нет ложных атрибутов театральной занимательности, в ней есть очень живые и глубокие чувства. Прелесть в том, что отношения между этими людьми не выражаются вычурно. Эти люди способны всего лишь мычать о своей любви, но она ничуть не хуже, не беднее прочих историй любви...» (Е. Ванина)

Гольдони Карло  
обложка книги Коллекция (Сборник рассказов) Коллекция (Сборник рассказов) Борхес Хорхе Луис  
Кошмарная история с моим бюстом Конецкий Виктор  
Как я первый раз командовал кораблем Конецкий Виктор  
обложка книги Краят на вечността Краят на вечността Азимов Айзък  
обложка книги Кръвта на братството Кръвта на братството Гудкайнд Тери Sword of Truth, Мечът на истината  
обложка книги Как-то раз в Алеппо... Как-то раз в Алеппо...

Собрание рассказов Набокова, написанных им по-английски с 1943 по 1951 год, после чего к этому жанру он уже не возвращался. В одном из писем, говоря о выходе сборника своих ранних рассказов в переводе на английский, он уподобил его остаткам изюма и печенья со дня коробки. Именно этими словами «со дна коробки» и решил воспользоваться переводчик, подбирая название для книги.

Набоков Владимир Владимирович Со дна коробки  
Камінний хрест

Василь Семенович Стефаник
Камінний хрест


I

Відколи Івана Дідуха запам'ятали в селі газдою, відтоді він мав усе лиш одного коня і малий візок із дубовим дишлем. Коня запрягав у підруку, сам себе в борозну; на коня мав ремінну шлею і нашильник, а на себе Іван накладав малу мотузяну шлею. Нашильника не потребував, бо лівою рукою спирав, може, ліпше, як нашильником.

То як тягнули снопи з поля або гній у поле, то однако і на коні, і на Івані жили виступали, однако їм обом під гору посторонки моцувалися, як струнви, і однако з гори волочилися по землі. Догори ліз кінь як по леду, а Івана як коли би хто буком по чолі тріснув, така велика жила напухала йому на чолі. Згори кінь виглядав, як би Іван його повісив на нашильнику за якусь велику провину, а ліва рука Івана обвивалася сітею синіх жил, як ланцюгом із синьої сталі.

Не раз ранком, іще перед сходом сонця, їхав Іван у поле пільною доріжкою. Шлеї не мав на собі, лише йшов із правого боку і тримав дишель як би під пахою. І кінь, і Іван держалися крепко, бо оба відпочали через ніч. То як їм траплялося сходити з горба, то бігли. Бігли вдолину і лишали за собою сліди коліс, копит і широчезних п'ят Іванових. Придорожнє зілля і бадилля гойдалося, вихолітувалося на всі боки за возом і скидало росу на ті сліди. Але часом серед найбільшого розгону на самій середині гори Іван починав налягати на ногу і спирав коня. Сідав коло дороги, брав ногу в руки і слинив, аби найти те місце, де бодяк забився.

— Та цу ногу сапов шкребчи, не ти її слинов промивай, — говорив Іван іспересердя.

— Діду Іване, а батюгов того борозного, най біжить, коли овес поїдає...

Це хтось так брав на сміх Івана, що видів його патороч зі свого поля. Але Іван здавна привик до таких сміхованців і спокійно тягнув бодяк дальше. Як не міг бодяка витягнути, то кулаком його вгонив далі в ногу і, встаючи, казав:

— Не біси, вігниєш та й сам віпадеш, а я не маю чєсу з тобою панькатися...

А ще Івана кликали в селі Переломаним. Мав у поясі хибу, бо все ходив схилений, як би два залізні краки стягали тулуб до ніг. То його вітер підвіяв.

Як прийшов із войська додому, то не застав ні тата, ані мами, лише хатчину завалену. А всього маєтку лишив йому тато букату горба щонайвищого і щонайгіршого над усе сільське поле. На тім горбі копали жінки пісок, і зівав він ярами та печерами під небеса, як страшний велетень. Ніхто не орав його і не сіяв і межі ніякої на нім не було. Лиш один Іван узявся свою пайку копати і сіяти. Оба з конем довозили гною під горб, а сам уже Іван носив його мішком наверх. Часом на долішні ниви спадав із горба його голосний крик:

— Е-ех, мой, як тобов грєну, та й по нитці розлетишси, який же-с тєжкий!

Але, відай, ніколи не гримнув, бо шкодував міха, і поволі його спускав із плечей на землю. А раз вечором оповідав жінці і дітям таку пригоду:

— Сонце пражить, але не пражить, аж вогнем сипле, а я колінкую з гноєм наверх, аж шкіра з колін обскакує. Піт із-за кожного волоска просік, та й так ми солоно в роті, аж гірко. Ледви я добивси на гору. А на горі такий вітрець дунув на мене, але такий легонький, що аж! А підіть же, як мене за мінуту в попереці зачєло ножами шпикати — гадав-сми, що минуси!

Від цієї пригоди Іван ходив усе зібганий у поясі, а люди прозвали його Переломаний.

Але хоч той горб його переломив, то політки давав добрі. Іван бив палі, бив кілля, виносив на нього тверді кицки трави і обкладав свою частку довкола, аби осінні і весняні дощі не сполікували гною і не заносили його в яруги. Вік свій збув на тім горбі.

Чим старівся, тим тяжче було йому, поломаному, сходити з горба.

— Такий песій горб, що стрімголов удолину тручєє! Не раз, як заходяче сонце застало Івана наверху, то несло його тінь із горбом разом далеко на ниви. По тих нивах залягла тінь Іванова, як велетня, схиленого в поясі. Іван тоді показував пальцем на свою тінь і говорив горбові:

— Ото-с ні, небоже, зібгав у дугу! Але доки ні ноги носе, то мус родити хліб!

На інших нивах, що Іван собі купив за гроші, принесені з войська, робили сини і жінка. Іван найбільше коло горба заходився.

Ще Івана знали в селі з того, що до церкви ходив лиш раз у рік, на Великдень, і що курей зіцірував. То так він їх научував, що жадна не важилася поступити на подвір'я і порпати гній. Котра раз лапкою драпнула, то вже згинула від лопати або від бука. Хоч би Іваниха хрестом стелилася, то не помогло.

Та й хіба ще то, що Іван ніколи не їв коло стола. Все на лаві.

— Був-сми наймитом, а потім вібув-сми десіть рік у воську, та я стола не знав, та й коло стола мені їда не йде до трунку.

Отакий був Іван, дивний і з натурою, і з роботою.


II

Гостей у Івана повна хата, газди і газдині. Іван спродав усе, що мав, бо сини з жінкою наважилися до Канади, а старий мусив укінці податися.

Спросив Іван ціле село.

Стояв перед гостями, тримав порцію горівки у правій руці і, видко, каменів, бо слова не годен був заговорити.

— Дєкую вам файно, газди і газдині, що-сте ні мали за газду, а мою за газдиню...

Не договорював і не пив до нікого, лиш тупо глядів на-вперед себе і хитав головою, як би молитву говорив і на кожне її слово головою потакував.

То як часом якась долішня хвиля викарбутить великий камінь із води і покладе його на беріг, то той камінь стоїть на березі тяжкий і бездушний. Сонце лупає з нього черепочки давнього намулу і малює по нім маленькі фосфоричні звізди. Блимає той камінь, мертвими блисками, відбитими від сходу і заходу сонця, і кам'яними очима своїми глядить на живу воду і сумує, що не гнітить його тягар води, як гнітив від віків. Глядить із берега на воду, як на утрачене щастя.

Отак Іван дивився на людей, як той камінь на воду. Потряс сивим волоссям, як гривою, кованою зі сталевих ниток, і договорював:

— Та дєкую вам красно, та най вам бог дасть, що собі в него жєдаєте. Дай вам боже здоров'є, діду Міхайле...

Подав Михайлові порцію і цілувалися в руки.

— Куме Іване, дай вам боже прожити ще на цім світі, та най господь милосердний щасливо запровадить вас на місце та й допоможе ласков своєв наново газдов стати!

— Коби бог позволив... Газди, а проше, а доцєгніть же... Гадав-сми, що вас за стів пообсаджую, як прийдете на весілє синове, але інакше зробилоси. То вже таке настало, що за що наші діди та й тати не знали, то ми мусимо знати. Господа воля! А законтентуйте ж си, газди, та й вібачєйте за решту.

Взяв порцію горівки та підійшов д жінкам, що сиділи на другім кінці стола від постелі.

— Тимофіхо, кумо, я хочу до вас напитиси. Дивюси на вас, та й ми, як якись казав, молоді літа нагадуютьси. Де, де, де-е? Ото-сте були хлопєнна дівка, годна-сте були! То-сми за вами не одну нічку збавив, то-сте в данці ходили, як сновавка —так рівно! Ба, де, кумо, тоті роки наші! Ану-ко пережийте та й вібачєйте, що-м на старість данець нагадав. А проше...

Глянув на свою стару, що плакала між жінками, і виймив із пазухи хустину.

— Стара, ня, на-коб тобі платину та файно обітриси, аби я тут ніяких плачів не видів! Гостий собі пилнуй, а плакати ще доста чєсу, ще так си наплачеш, що очі ти витечуть.

Відійшов до газдів і крутив головою.

— Щось би-м сказав, та най мовчу, най шіную образи в хаті і вас яко грешних. Але рівно не дай боже нікому доброму на жіночий розум перейти! Аді, видите, як плаче, та на кого, на мене? На мене, газдине моя? То я тебе вікорінував на старість із твої хати? Мовчи, не хлипай, бо ти сиві кіски зараз обмичу, та й підеш у ту Гамерику, як жидівка.

— Куме Іване, а лишіть же ви собі жінку, таже вона вам не воріг, та й дітем своїм не воріг, та її банно за родом та й за своїм селом.

— Тимофіхо, як не знаєте, то не говоріть анідзелень! То її банно, а я туда з віскоком іду?!

Заскреготав зубами, як жорнами, погрозив жінці кулаком, як довбнею, і бився в груди.

— Озміть та вгатіть ми сокиру отут у печінки, та, може, той жовч пукне, бо не вітримаю! Люди, такий туск, такий туск, що не памнєтаю, що си зо мнов робить!


III

— А проше, газди, а озміть же без царамонії та будьте вібачні, бо ми вже подорожні. Та й мені, старому, не дивуйтеси, що трохи втираю на жінку, але то не задурно, ой, не задурно. Цего би ніколи не було, якби не вона з синами. Сини, уважєєте, письменні, так як дістали якесь письмо до рук, як дістали якусь напу, та як підійшли під стару, та й пилили, пилили, аж перерубали. Два роки нічо в хаті не говорилоси, лиш Канада та й Канада. А як ні достинули, як-єм видів, що однако ні муть отут на старість гризти, як не піду, та й єм продав щодо крішки. Сини не хотє бути наймитами післі мої голови та й кажуть: «Ти наш тато, та й заведи нас до землі, та дай нам хліба, бо як нас розділиш, та й не буде з чим киватиси». Най їм бог помогає їсти тот хліб, а мені однако гинути. Але, газди, де мені, переломаному, до ходів? Я зробок — ціле тіло мозиль, кості дрихлаві, що заки їх рано зведеш докупи, то десіть раз йойкнеш!

— То вже, Іване, пропало, а ви собі туск до голови не припускайте. А може, як нам дорогу покажете, та й усі за вами підемо. За цим краєм не варт собі туск до серця брати! Ца земля не годна кілько народа здержіти та й кількі біді вітримати. Мужик не годен, і вона не годна, обоє вже не годні. І саранчі нема, і пшениці нема. А податки накипають: що-с платив лева, то тепер п'єть, що-с їв солонину, то тепер барабулю. Ой, ззолили нас, так нас ймили в руки, що з тих рук ніхто нас не годен вірвати, хіба лиш тікати. Але колись на ці землі буде покаяніє, бо нарід поріжеси! Не маєте ви за чим банувати!..

— Дєкую вам за це слово, але єго не приймаю. Певне, що нарід поріжеси. А тож бог не гніваєси на таких, що землю на гиндель пускають? Тепер нікому не треба землі, лиш викслів та банків. Тепер молоді газди мудрі настали, такі фаєрмани, що за землев не згоріли. А дивіть-ко си на ту стару скрипку, та пускати її на гиндель?! Таже то дуплава верба, кини пальцем, та й маком сєде! Та гадаєте, що вона зайде на місце? От, перевернеси десь у окіп та й пси розтєгнуть, а нас поженуть далі і подивитиси не дадуть! Відки таким дітем має бог благословити? Стара, а суди ж!

Прийшла Іваниха, старенька і сухонька.

— Катерино, що ти собі небого, у свої голові гадаєш? Де ті покладу в могилу? Ци риба ті має з'їсти? Та тут порєдні рибі нема що на один зуб узєти. Аді!

І натягав шкіру на жінчиній руці і показував людям.

— Лиш шкіра на кості. Куда цему, газди, йти з печі? Була-с порєдна газдиня, тєжко-с працувала, не гайнувала-с, але на старість у далеку дорогу вібраласи. Аді, видиш, де твоя дорога та й твоя Канада? Отам!

І показав їй через вікно могилу.

— Не хотіла-с іти на цу Канаду, то підемо світами і розвіемоси на старість, як лист по полі. Бог знає, як з нами буде... а я хочу з тобов перед цими нашими людьми віпрощитиси. Так, як слюб-сми перед ними брали, та так хочу перед ними віпрощитиси з тобов на смерть. Може, тебе так кинуть у море, що я не буду видіти, а може, мене кинуть, що ти не меш видіти, та прости ми, стара, що-м ти не раз догорив, що-м, може, ті коли скривдив, прости мені і перший раз, і другий раз, і третій раз.

Цілувалися. Стара впала Іванові на руки, а він казав:

— А то ті, небого, в далеку могилу везу...

Але сих слів уже ніхто не чув, бо від жіночого стола надбіг плач, як вітер, що з-поміж острих мечів повіяв та всі голови мужиків на груди похилив.

IV

— А тепер ступай собі, стара, межи газдині та пильнуй, аби кожду своє дійшло, та напийси раз, аби-м ті на віку видів п'єну.

— А вас, газди, я ще маю на два гатунки просити. Десь, може, сини пусте в село на пошту, що нас із старов уже нема. Та би-м просив вас, аби-сте за нас наймили служебку та й аби-сте си так, як сегодні, зійшли на обідець та віказали очинаш за нас. Може, пан бог менше гріха припише. Я гроші лишу Якові, бо він молодий та й слушний чоловік та не сховає дідів грейцір.

— Наймемо, наймемо і очинаш за вас вікажемо...

Іван задумався. На його тварі малювався якийсь стид.

— Ви старому не дивуйтеси та не смійтеси з діда. Мені самому гей устид вам це казати, але здає ми си, що би-м гріх мав, якби-м цего вам не сказав. Ви знаєте, що я собі на своїм горбі хресток камінний поклав. Гірко-м віз і гірко-м го наверх вісаджував, але-м поклав. Такий тєжкий, що горб го не скине, мусить го на собі тримати так, як мене тримав. Хотів-єм кілько памнєтки по собі лишити.

Стулив долоні в трубу і притискав до губів.

— Так баную за тим горбом, як дитина за цицков. Я на нім вік свій спендив і окалічів-єм. Коби-м міг, та й би-м го в пазуху сховав, та й взєв з собов у світ. Банно ми за найменшов крішков у селі, за найменшов дитинов, але за тим горбом таки ніколи не перебаную.

Очі замиготіли великим жалем, а лице задрожало, як чорна рілля під сонцем дрожить.

— Оцеї ночі лежу в стодолі, та думаю, та думаю: господи милосердний, ба що-м так глібоко зогрішив, що женеш ні за світові води? Я ціле житє лиш роб, та й роб, та й роб! Не раз, як днинка кінчиласи, а я впаду на ниву та й ревно молюси до бога: господи, не покинь ні ніколи чорним кавалком хліба, а я буду все працувати, хіба бих не міг ні руков, ні ногов кинути...

— Потім мене такий туск напав, що-м чиколонки гриз і чупер собі микав, качєв-єм си по соломі, як худобина. Та й нечисте цукнулоси до мене! Не знаю і як, і коли вчинив-єм си під грушков з воловодом. За малу филю був би-м си затєг. Але господь милосердний знає, що робить. Нагадав-єм собі за свій хрест та й мене геть відійшло, їй, як не побіжу, як не побіжу на свій горб! За годинку вже-м сидів під хрестом. Посидів, посидів довгенько — та й якось ми легше стало.

— Аді, стою перед вами і говорю з вами, а тот горб не віходить ми з голови. Таки го виджу та й виджу, та й умирати буду та й буду го видіти. Все забуду, а його не забуду. Співанки-м знав—та й на нім забув-єм, силу-м мав — та й на нім лишив-єм.

Одна сльоза котилася по лиці, як перла по скалі.

— Та я вас просю, газди, аби ви, як мете на світу неділю поле світити, аби ви ніколи мого горба не минали. Будь котрий молодий най вібіжить та най покропить хрест свіченов водицев, бо знаєте, що ксьондз на гору не піде. Просю я вас за це дуже грешно, аби-сьте мені мого хреста ніколи не минали. Буду за вас бога на тім світі просити, лиш зробіть дідові єго волю.

Як коли би хотів рядном простелитися, як коли би добрими, сивими очима хотів навіки закопати в серцях гостей свою просьбу.

— Іване, куме, а лишіть же ви туск на боці, геть єго відкиньте. Ми вас усе будемо нагадувати, раз назавше. Були-сте порєдний чоловік, не лізли-сте натарапом на нікого, нікому-сте не переорали, ані пересіяли, чужого зеренця-сте не порунтали. Ой, ні! Муть вас люди нагадувати та й хреста вашого на світу неділю не минуть.

Отак Михайло розводив Івана.


V

— Вже-м вам, панове газди, все сказав, а тепер хто ні любить, та тот буде пити зо мнов. Сонечко вже над могилов, а ви ще порцію горівки зо мнов не віпили. Заки-м ще в свої хаті і маю гості за своїм столом, то буду з ними пити, а хто ні навидить, то буде також.

Почалася пиятика, та пиятика, що робить із мужиків подурілих хлопців. Незабавки п'яний уже Іван казав закликати музику, аби грав молодіжі, що заступила ціле подвір'я.

— Мой, маєте так данцувати, аби земля дудніла, аби одної травички на току не лишилоси!

В хаті всі пили, всі говорили, а ніхто не слухав. Бесіда йшла сама для себе, бо треба її було конче сказати, мусили сказати, хоч би на вітер.

— Як-єм го віпуцував, то був віпуцований, котре чорний, то як сріблом посипав по чорну, а котре білий, то як маслом сніг помастив. Коні були в мене в ордунку, цісар міг сідати! Але-м гроший мав, ой, мав, мав!

— Коби-м учинився серед тако пустині — лиш я та бог аби був! Аби-м ходів, як дика звір, лиш кобих не видів ні тих жидів, ні панів, ні ксьондзів. Отогди би називалоси, що-м пан! А ца земля най западаєси, най си і зараз западе, то-м не згорів. За чим? Били та катували наших татів, та в ярем запрєгали, а нам уже кусня хліба не дають прожерти... Е, кобито так по-мому...

— Ще не находився такий секвертант, аби що з него стєг за податок, он, ні! Був чех, був німець, був поляк — г.., пробачєйте, взєли. Але як настав мадзур, та й найшов кожушину аж під вишнев. Кажу вам, мадзур біда, очі печи та й гріху за него нема...

Всякої бесіди було богато, але вона розліталася в найріжніші сторони, як надгнилі дерева в старім лісі.

В шум, гамір, і зойки, і в жалісну веселість скрипки врізувався спів Івана і старого Михайла. Той спів, що його не раз чути на весіллях, як старі хлопи доберуть охоти і заведуть стародавніх співанок. Слова співу йдуть через старе горло з перешкодами, як коли би не лиш на руках у них, але і в горлі мозилі понаростали. Ідуть слова тих співанок, як жовте осіннє листя, що ним вітер гонить по замерлій землі, а воно раз на раз зупиняється на кожнім ярочку і дрожить подертими берегами, як перед смертю.

Іван та й Михайло отак співали за молодії літа, що їх на кедровім мості здогонили, а вони вже не хотіли назад вернутися до них навіть у гості.

Як де підтягали вгору яку ноту, то стискалися за руки, але так кріпко, аж сустави хрупотіли, а як подибували дуже жалісливе місце, то нахилювалися до себе і тулили чоло до чола і сумували. Ловилися за шию, цілувалися, били кулаками в груди і в стіл і такої собі своїм заржавілим голосом туги завдавали, що врешті не могли жадного слова вимовити, лиш: «Ой Іванку, брате!», «Ой Міхайле, приятелю!»

VI

— Дєдю, чуєте, то вже чєс віходити до колії, а ви розспівалиси як задобро-миру.

Іван витріщив очі, але так дивно, що син побілів і подався назад, та й поклав голову в долоні і довго щось собі нагадував. Устав із-за стола, підійшов до жінки і взяв її за рукав.

— Стара, гай, машір — інц, цвай, драй! Ходи, уберемоси по-панцьки та й підемо панувати.

Вийшли обоє.

Як уходили назад до хати, то ціла хата заридала. Як би хмара плачу, що нависла над селом, прірвалася, як би горе людське дунайську загату розірвало — такий був плач. Жінки заломили руки і так сплетені держали над старою Іванихою, аби щось ізгори не впало і її на місці не роздавило. А Михайло ймив Івана за барки, і шалено термосив ним, і верещав як стеклий.

— Мой, як-єс газда, то фурни тото катранє з себе, бо ті віполичкую як курву!

Але Іван не дивився в той бік. Ймив стару за шию і пустився з нею в танець.

— Польки мені грай, по-панцьки, мам гроші!

Люди задеревіли, а Іван термосив жінкою, як би не мав уже гадки пустити її живу з рук.

Вбігли сини і силоміць винесли обоїх із хати.

На подвір'ю Іван танцював дальше якоїсь польки, а Іваниха обчепилася руками порога і приповідала:

— Ото-мси ті віходила, ото-мси ті вігризла оцими ногами!

І все рукою показувала в повітрю, як глибоко вона той поріг виходила.


VII

Плоти попри дороги тріщали і падали — всі люди випроваджували Івана. Він ішов зі старою, згорблений, в цайговім, сивім одінню і щохвиля танцював польки.

Аж як усі зупинилися перед хрестом, що Іван його поклав на горбі, то він трохи прочуняв і показував старій хрест:

— Видиш, стара, наш хрестик? Там є відбито і твоє намено. Не біси, є і моє, і твоє...


Стефаник Василь  
Как это случилось Дойль Артур Конан  
обложка книги КОРОЛИК І ВЕДМІДЬ КОРОЛИК І ВЕДМІДЬ Франко ван Якович  
обложка книги Клуб мессий Клуб мессий

Камило Хосе Села – один из самых знаменитых писателей современной Испании (род. в 1916 г.). Автор многочисленных романов («Семья Паскуаля Дуарте», «Улей», «Сан-Камило, 1936», «Мазурка для двух покойников», «Христос против Аризоны» и др.), рассказов (популярные сборники: «Облака, что проплывают», «Галисиец и его квадрилья», «Новый раек дона Кристобито»), социально-бытовых зарисовок, эссе, стихов и даже словарных трудов; лауреат Нобелевской премии (1989 г.).

Писатель обладает уникальным, своеобразным стилем, получившим название «estilo celiano». Его характерной чертой является ирония, граничащая с гротеском.

Села Камило Хосе  
Колокола Хатыни Быков Василь  
Крутой берег реки Быков Василь  
обложка книги Квинканкс. Том 2 Квинканкс. Том 2

С раннего детства Джон Хаффам вынужден ломать голову, что за неведомая зловещая сила преследует его с матерью, угрожая самой их жизни. Ответ скрывается в документе, спровоцировавшем алчность, ненависть, убийство и безумие, в документе, определившем судьбы нескольких поколений пяти семейств и задавшем течение жизни Джона. Течение, повинующееся таинственному символу пяти — квинканксу.

Паллисер Чарльз  
Кредо человека Хемингуэй Эрнест  
обложка книги Концерт барокко Концерт барокко

Повесть «Концерт барокко» – одно из самых блистательных произведений Карпентьера, обобщающее новое видение истории и новое ощущение времени. Название произведения составлено из основных понятий карпентьеровской теории: концерт – это музыкально-театральное действо на сюжет Истории; барокко – это, как говорил Карпентьер, «способ преобразования материи», то есть форма реализации и художественного воплощения Истории. Герои являются символами-масками культур (Хозяин – Мексика, Слуга, негр Филомено, – Куба), а их путешествие из Мексики через Гавану в Европу воплощает развитие во времени человеческой культуры, увиденной с «американской» и теперь уже универсальной точки зрения.

Карпентьер Алехо  
обложка книги Критикон Критикон

Своеобразие замысла «Критикона» обозначается уже в заголовке. Как правило, старые романы, рыцарские или плутовские, назывались по собственному имени главного героя, так как повествовали об удивительной героической или мошеннической жизни. Грасиан же предпочитает предупредить читателя об универсальном, свободном от чего-либо только индивидуального, об отвлеченном от всего лишь «собственного», случайного, о родовом, как само слово «человек», содержании романа, об антропологическом существе «Критикона», его фабулы и его персонажей. Грасиан усматривает в мифах и в знаменитых сюжетах эпоса, в любого рода великих историях, остроумно развиваемые высшие философские иносказания.

Грасиан Бальтасар  
Кляча Куприн Александр Иванович  
обложка книги Как горестна тщеславия цена Как горестна тщеславия цена

Мой мир населяют простые, на первый взгляд, обыкновенные люди из деревушек и провинциальных городков: любимые кем-то и одинокие, эмоционально неудовлетворенные, потерянные, мало себя знающие… Это мир глубинных страстей, безотчетных поступков и их последствий. Но внешне он не особенно драматичен… В совершеннейшей форме рассказ является, по существу, стихотворением в прозе.

Бейтс Герберт Эрнест  
обложка книги Клубок змей Клубок змей

Французский писатель Франсуа Мориак — одна из самых заметных фигур в литературе XX века. Лауреат Нобелевской премии, он создал свой особый, мориаковский, тип романа. Продолжая традицию, заложенную О. де Бальзаком, Э. Золя, Мориак исследует тончайшие нюансы человеческой психологии. В центре повествования большинства его произведений — отношения внутри семьи. Жизнь постоянно испытывает героев Мориака на прочность, и мало кто из них с честью выдерживает эти испытания.

Мориак Франсуа , Собрание сочинений в трех томах  
Кто-то должен курлыкать Куваев Олег  
Квітнева надія Савченко Віктор  
обложка книги Как меня звать? Как меня звать?

В последний том Собрания сочинений Шолом-Алейхема включены: пьесы, заметки о литературе, воспоминания из книги "Еврейские писатели", письма.

Алейхем Шолом  
обложка книги Кровавая шутка Кровавая шутка

Два друга, окончивших гимназию, - еврей из местечка и русский дворянин из знатной семьи - решили проделать рискованную шутку: обменяться документами и пожить под чужим именем в незнакомой среде. Для одного из них, русского Попова, ставшего на год Рабиновичем, розыгрыш оборачивается совсем не безобидно. Такова, вкратце, фабула романа Шолом-Алейхема "Кровавая шутка", который он начал писать в 1911 году, когда узнал о пресловутом "деле Бейлиса", а закончил в январе 1913-го, еще до того, как Менахем-Мендл Бейлис, ложно обвиненный в "ритуальном убийстве" христианского мальчика, был оправдан судом присяжных. Шолом-Алейхем хотел издать "Кровавую шутку" на русском языке, но при жизни писателя этого не случилось. Настоящее издание - наиболее полный и точный перевод одного из лучших, но до сад пор мало известного в России произведения классика еврейской литературы.

Алейхем Шолом  
обложка книги Клонк-клонк Клонк-клонк

Произведение входит в сборник исторических повестей-притч. Их действие происходит в далеком прошлом, однако автор поднимает здесь самые актуальные для XX века вопросы, никого не оставляющие равнодушными и заставляющие вновь и вновь задумываться над проклятыми вопросами бытия.

Голдинг Уильям  
обложка книги Канарейку в подарок Канарейку в подарок

Сборник Хемингуэя "Мужчины без женщин" — один из самых ярких опытов великого американского писателя в «малых» формах прозы.

Увлекательные сюжетные коллизии и идеальное владение словом в рассказах соседствуют с дерзкими для 1920-х годов модернестическими приемами. Лучшие из произведений, вошедших в книгу, продолжают биографию Ника Адамса, своебразного альтер эго самого писателя и главного героя не менее знаменитого сборника "В наше время".

Хемингуэй Эрнест Миллер Мужчины без женщин  
обложка книги Кузнец и дьявол Кузнец и дьявол

Цирил Космач (1910–1980) — один из выдающихся прозаиков современной Югославии. Творчество писателя связано с судьбой его родины, Словении.

Новеллы Ц. Космача написаны то с горечью, то с юмором, но всегда с любовью и с верой в творческое начало народа — неиссякаемый источник добра и красоты.

Космач Цирил  
обложка книги Каторжна Каторжна Грінченко Борис Дмитрович  
обложка книги Кралска поръчка Кралска поръчка

В поразителния роман на Робин Хоб „Придворният убиец“ се разказва незабравимата история за Фицрицарин, младеж, предопределен да промени съдбата на един кралски род, изправен пред тежко изпитание. Сега епосът продължава с този шеметен разказ за крайморското кралство на Шестте херцогства.

КРАЛСКИЯТ УБИЕЦ

Младият Фиц току-що се е спасил от първата си опасна задача като убиец. Ала е платил висока цена и измъчен и огорчен, иска да остане в далечното Планинско кралство, въпреки че клетвата му на кралски човек го задължава да се върне в Бъкип. Скоро любовта и редица ужасни събития го връщат в двора на Шестте херцогства и отново го въвличат в гибелните интриги на кралското семейство.

ОГЪН И МЕЧ

През това време страшните пирати с алените кораби са подновили атаките си по крайбрежието и оставят след себе си опожарени села и обезумели жертви. Кралството търпи нападение и отвътре — заговори и предателства застрашават трона на болния крал Умен.

В ръцете на Фиц е съдбата на кралството!

Хоб Робин  
Колченогий бакалейщик Дойл Артур Конан  
Как синьор Ламберт покинул сцену Дойл Артур Конан  
Крепостная певица Дойл Артур Конан  
обложка книги Крокодил Крокодил Достоевский Фёдор Михайлович  
обложка книги Ключ Ключ

Роман «Ключ» – самое известное произведение Дзюнъитиро Танидзаки, одного из столпов японской литературы XX века. В этом романе, действие которого разворачивается в Киото, два дневника – два голоса, мужа и жены, – искушают, противоборствуют, увлекают в западню. С изощренным психологизмом рисует автор сложную мозаику чувств, прихотливую смену настроений, многозначную символику взаимоотношений мужчины и женщины.

Роман был дважды экранизирован: японским режиссером Коном Итикавой (приз на МКФ в Канне, 1960) и, в вольной интерпретации, Тинто Брассом (1983).

 
обложка книги Колокола Колокола Диккенс Чарльз  
обложка книги Как попасть в общество Как попасть в общество Диккенс Чарльз  
обложка книги Картинки с натуры Картинки с натуры Диккенс Чарльз  
обложка книги Крошка Доррит. Книга вторая Крошка Доррит. Книга вторая

«Крошка Доррит» — книга не менее увлекательная и глубокая, чем самые известные романы Диккенса.

Произведение, в котором «чувствительная» и почти сентиментальная история юной бедной девушки становится изящной рамкой для многопланового классического остросюжетного «романа тайн».

Диккенс Чарльз  
обложка книги Канат Канат

Полубезумный герой оказывается в положении «проснувшегося лунатика». Высоко над толпой…

© FantLab.ru

Грин Александр  
обложка книги Карантин Карантин Грин Александр  
обложка книги Крысолов Крысолов Грин Александр  
обложка книги Колония Ланфиер Колония Ланфиер

Здесь нельзя жить без умения «кулаком проломить череп», ибо среди колонистов нет никого, «кто не нюхал крови» (по словам каторжника и «1-го жителя» – Ланфиера). И вот сюда-то, пленённый красотой этих мест, приплывает жить гордый «чужак» Горн…

© FantLab.ru

Грин Александр  
Как трубе стало стыдно Бялик Хаим Нахман  
обложка книги Кнульп Кнульп

Во второй том входят следующие произведения: «Кнульп», «Курортник», «Степной волк».

Повесть «Кнульп» написана Г. Гессе в 1907–1913 гг. В ней раскрыта тема бродяжничества, которое в 80–90 гг. прошлого века было в Германии обычным явлением. В этой повести Герман Гессе дал романтический образ бродяги.


Перевод с немецкого Е. Маркович.

Комментарии Р. Каралашвили.


Герман Гессе. Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Издательство «Северо-Запад». Санкт-Петербург. 1994.

Гессе Герман , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Курортник Курортник

Во второй том входят следующие произведения: «Кнульп», «Курортник», «Степной волк».

Повесть «Курортник» (1925 г.) — плод раздумий писателя о собственной жизни, о формах и путях преодоления конфликта между Духом и природой, личностью и коллективом.


Перевод с немецкого В. Курелла.

Комментарии Р. Каралашвили.


Герман Гессе. Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Издательство «Северо-Запад». Санкт-Петербург. 1994.

Гессе Герман , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Кулачный бой за честь Армении Кулачный бой за честь Армении

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

Сароян Уильям  
Крапля крові Гончар Олесь Терентійович  
обложка книги Крыши Савоны Крыши Савоны Мештерхази Лайош  
обложка книги Куросиво Куросиво Рока Токутоми  
Кельнер Антонио Фейхтвангер Лион  
обложка книги Комментарий (не надейся!) Комментарий (не надейся!)

В сборник вошли маленькие рассказы и зарисовки, которые не были опукбликованы при жизни Франца Кафки.

Кафка Франц Маленькие рассказы  
обложка книги Купец Купец

Сборник «Созерцание» (Betrachtung), изданный Э.Ровольтом, вышел в 1912 году. В него включены рассказы Кафки с 1904 г. Темой первого сборника становится неуверенность наблюдающего, потерянность «созерцателя», который находится «снаружи» и пытается проникнуть в сумятицу окружающих его вещей.

Кафка Франц Созерцание  
обложка книги Коршун Коршун

В сборник вошли маленькие рассказы и зарисовки, которые не были опукбликованы при жизни Франца Кафки.

Кафка Франц Маленькие рассказы, Маленькие рассказы Франца Кафки  
обложка книги Клад Клад Паустовский Константин Георгиевич  
обложка книги Колотый сахар Колотый сахар Паустовский Константин Георгиевич  
обложка книги Кордон «273» Кордон «273» Паустовский Константин Георгиевич  
обложка книги Корзина с еловыми шишками Корзина с еловыми шишками Паустовский Константин Георгиевич  
обложка книги Как меня выбирали в губернаторы Как меня выбирали в губернаторы Твен Марк  
обложка книги Как я редактировал сельскохозяйственную газету Как я редактировал сельскохозяйственную газету Твен Марк  
обложка книги Коляска Коляска

«Петербургские повести» – это Петербург мелких чиновников, мещан, военных и ремесленников. Со знанием дела и юмором рисует Гоголь мир мещанских интересов, взяточничества и бюрократического болота и петербургские окраины, «где все тишина и отставка».

И в XXI веке по-прежнему смешно и грустно читать эти повести: они что-то слишком остро напоминают?…

Гоголь Николай Васильевич , Петербургские повести  
обложка книги Королевская невеста. Сказка, основанная на действительном событии Королевская невеста. Сказка, основанная на действительном событии

Немецкая волшебно-сатирическая сказка представляет собой своеобразный литературный жанр, возникший в середине XVIII в. в Германии в результате сложного взаимодействия с европейской, прежде всего французской, литературной традицией. Жанр этот сыграл заметную роль в развитии немецкой повествовательной прозы. Начало ему положил К.М. Виланд (1733–1813). Заимствуя традиционный реквизит французской «сказки о феях», Виланд иронически переосмысляет и пародирует ее мотивы, что создает почву для включения в нее философской и социальной сатиры.

Гофман Эрнст Теодор Амадей  
обложка книги Квартал Тортилья-Флэт Квартал Тортилья-Флэт

Преподавательница Стейнбека ввела его в мир обитателей монтерейского квартала Тортилья-Флэт – «Лепешечная равнина», заселенного в основном выходцами из Мексики. Стейнбек с большим интересом выслушивал рассказываемые ему житейские истории, запоминал местные обороты речи, метафоры, сравнения. И когда в 1933 году он решил написать об этих людях повесть, ее название родилось само собой – «Квартал Тортилья-Флэт».

Стейнбек хотел, чтобы его новая книга была «легкой и в то же время занимательной и при всем при том правдивой». Ему это удалось, хотя приходилось работать в весьма грустном настроении – тяжело болели его мать и отец. «Тон книги, как мне кажется, явился прямым протестом против печальной действительности моего дома», – признавался Стейнбек в ноябре 1933 года в одном из писем.

История жизни четырех пайсано рассказана писателем с веселым юмором и в то же время пронизана грустным сочувствием к простым людям, благородным, честным, преданным друг другу, но не нашедшим своего места в жизни. Повесть пользовалась большим читательским успехом. Она принесла писателю и славу, и деньги. Рассказ о приключениях Дэнни и его неунывающих друзей охотно раскупался и читался, ибо он показывал, что и в невыносимых, казалось бы, условиях всеобщей нищеты можно не терять бодрость духа и находить свои маленькие радости.

Стейнбек Джон Эрнст , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
Кръстоносните походи през погледа на арабите

Кога започва и завършва едно историческо събитие? Отминалото време и изтупаният прах от написаното от съвременниците допринасят ли за по-доброто разбиране на случилото се? Въпроси, на които по блестящ начин отговаря Амин Маалуф, представяйки „другата гледна точка“ на едно от най-драматичните исторически събития, преобърнало два континента в продължение на два века. Живо и увлекателно написана, „Кръстоносните походи през погледа на арабите“ се опира на огромен изворов материал — хроники, исторически съчинения, литературни произведения. Необичайният поглед върху сблъсъка между Западна Европа и Близкия Изток хвърля нова светлина и на съвременните междунационални отношения и разделения.

Източник: http://aminmaaloufwebsite.ifrance.com/croisades-bulgare.htm

Маалуф Амин  
обложка книги Кошка под дождем Кошка под дождем

"В наше время" - сборник рассказов Эрнеста Хемингуэя. Каждая глава включает краткий эпизод, который, в некотором роде, относится к следующему   рассказу. Сборник был опубликован в 1925 году и ознаменовал американский дебют Хемингуэя.

Хемингуэй Эрнест Миллер В наше время  
обложка книги Кросс по снегу Кросс по снегу

"В наше время" - сборник рассказов Эрнеста Хемингуэя. Каждая глава включает краткий эпизод, который, в некотором роде, относится к следующему   рассказу. Сборник был опубликован в 1925 году и ознаменовал американский дебют Хемингуэя.

Хемингуэй Эрнест Миллер В наше время  
Комната №11 Мопассан Ги де Туан  
Койка № 29 Мопассан Ги де Туан  
обложка книги Какими вы не будете Какими вы не будете

Сборник рассказов, который критики единодушно считают самым пессимистическим и безжалостным из всего написанного Хемингуэем.

Время действия — Великая депрессия. И писателю удалось в полной мере передать безнадежность того времени, парадоксально переходящую в истерическое возбуждение.

Героев этого сборника легче назвать антигероями. В мире рассказов Хемингуэя царят гангстеры и боксеры-профессионалы, певички, проститутки и уцелевшие солдаты, так и не сумевшие найти себя в мирной жизни…

Жизнь, любовь, дружба — все это, по мнению Хемингуэя, не стоит ни гроша в трудные времена.

Что же тогда имеет ценность для людей, утративших надежду?..

Хемингуэй Эрнест Миллер Победитель не получает ничего  
Клуб Гашишистов Готье Теофиль  
Колодец и Маятник По Эдгар Аллан  
Король Чума По Эдгар Аллан  
Как была набрана одна газетная заметка По Эдгар Алан  
обложка книги Казуарина Казуарина

Рассказ из авторского сборника «Казуарина» (The Casuarina Tree, 1926).

Моэм Уильям Сомерсет Казуарина  
обложка книги Край света Край света

Уильям Сомерсет Моэм (1874–1965) — один из самых проницательных писателей в английской литературе XX века. Его называют «английским Мопассаном». Ведущая тема произведений Моэма — столкновение незаурядной творческой личности с обществом.

Новелла «Край света» впервые опубликована под названием «Правильный поступок — это добрый поступок» — в журнале «Интернэшнл мэгазин», июль 1931 г.; включена в сборник «А Кинг» (1933).


Сомерсет Моэм. Собрание сочинений в девяти томах. Том 9. Издательство «Терра-Книжный клуб». Москва. 2001.


Перевод с английского Раисы Облонской.

Моэм Сомерсет , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Конец одной любовной связи Конец одной любовной связи

В 1944-м, когда немецкие бомбы падали на Лондон, завязался роман между писателем Морисом Бендриксом и женой его приятеля Сарой.

Спустя два года они встречаются вновь, и Морис, приложив немало усилий, наконец узнает, кто стал его соперником и кто виноват в конце одной любовной связи…

Грин Грэм  
Компютърът на боговете Кинг Стивън  
Камионът на чичо Ото Кинг Стивън  
Краят на цялата бъркотия Кинг Стивън  
Кадилакът на Долан Кинг Стивън  
Крауч Енд Кинг Стивън  
Къщата на улица „Мейпъл“ Кинг Стивън  
обложка книги Кракатит Кракатит Чапек Карел  
обложка книги Когда пересекаются пути Когда пересекаются пути

Одиннадцать лет назад они жили и учились по соседству, ходили в одно и то же кафе, но не встретились. А сегодня, июльским вечером 1944 года в кафе на Сансет-стрип, они влюблены, они расстаются… и никто не знает, с кем пересекутся их пути в будущем.

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Как рыть могилу Как рыть могилу

Аргентинский прозаик Адольфо Биой Касарес (р. 1914—1999) – один из крупнейший латиноамериканских писателей XX века. Наряду с Борхесом, Маркесом и Кортасаром он уже причислен к классикам мировой литературы.

Биой Касарес Адольфо  
обложка книги Ким Ким Киплинг Редьярд  
обложка книги Ким Ким

Увлекательная история необыкновенных приключений мальчика-шпиона, сына индийской женщины и английского офицера.

Киплинг Редьярд Джозеф  
обложка книги Каждый умирает в одиночку Каждый умирает в одиночку

Берлин, 1940 год. Гестапо обеспокоено появлением в городе таинственных открыток с призывом противостоять злу, которое несут людям война и Гитлер.

Власти требуют найти «невидимку». Начинается неравный поединок между автором открыток и могущественным репрессивным аппаратом фашистской Германии. Ганс Фаллада (настоящее имя Рудольф Дитцен, 1893–1947) — немецкий писатель, перу которого принадлежит несколько десятков романов. Роман «Каждый умирает в одиночку» (1947 год) основан на материалах криминальной хроники тех лет и архивах гестапо.

Книга издана в 1948 году, поэтому орфография значительно отличается от современной.

Фаллада Ганс  
обложка книги Кафе «Титаник» Кафе «Титаник»

В том выдающегося югославского писателя, лауреата Нобелевской премии, Иво Андрича (1892–1975) включены самые известные его повести и рассказы, созданные между 1917 и 1962 годами, в которых глубоко и полно отразились исторические судьбы югославских народов.

Андрич Иво  
обложка книги Кибериада Кибериада Лем Станислав  
обложка книги Кипарисы в сезон листопада Кипарисы в сезон листопада

В этот сборник израильской новеллы вошли восемь рассказов — по одному на каждого автора, — написанных на иврите на протяжении двадцатого века и позволяющих в какой-то мере (разумеется, далеко не полной) проследить развитие современной израильской литературы. Имена некоторых из представленных здесь авторов уже известны российскому читателю, с другими ему предстоит познакомиться впервые.


Если кто-то из ваших друзей решит познакомиться с израильской литературой, можете смело рекомендовать ему новую книгу издательства «Текст» из серии «Проза еврейской жизни» под названием «Кипарисы в сезон листопада» (2006). Впрочем, и для тех, кто уже знаком с ивритской литературой в русских переводах, эта книга, уверен, окажется не лишней. Она небольшого формата и, стало быть, удобно помещается в сумке. Редко отыщешь книгу, где бы на такой небольшой объем текста приходилось столько печального смысла. Грустные истории. Да что ж поделаешь, если и жизнь евреев в прошлом веке была не слишком веселой! «Кипарисы в сезон листопада» — сборник рассказов израильских писателей преимущественно старшего поколения, иные из которых начали свой творческий путь еще до создания государства Израиль. Интересно, что все они выходцы из бывшей Российской империи (или, если угодно, СССР) и Польши. Составитель и переводчик — замечательный израильский писатель Светлана Шенбрунн, известная внимательному российскому читателю по роману «Розы и хризантемы» (изд-во «Текст», 2000) и тогда же выдвинутому на Букеровскую премию. Шенбрунн удалось собрать не просто замечательные новеллы, но и показательные что ли, маркирующие различные стили и направления ушедшего XX века. «В завершившемся столетии, — пишет известный российский гебраист Александр Крюков, — новая литература на иврите овладела, а также в той или иной форме и степени впитала практически весь спектр литературно-художественных жанров, стилей и приемов классической русской и других лучших литератур мира. На протяжении веков она остается открытой всем идеям иных культур». Имена, представленные в сборнике, принадлежат первому ряду израильской литературы на иврите. Но в России не все они известны так хорошо, как, например, нобелевский лауреат Шмуэль Йосеф Агнон, чей рассказ «Фернхайм» открывает книгу. К сожалению, мало печатали у нас Двору Барон, «едва ли не первую женщину, которая стала писать на иврите». Будучи дочерью раввина, она прекрасно знала о трагической судьбе женщин, отвергнутых мужьями и, в соответствии с галахическими предписаниями, безжалостно исторгнутыми не только из мужнина сердца, но и из мужнина дома. Этой непростой теме посвящен рассказ «Развод», который следовало бы отнести к редкому жанру документально-психологической прозы. Практически все новеллы сборника преисполнены подлинным трагизмом — не ситуационными неурядицами, а глубокой метафизической трагедийностью бытия. Это неудивительно, когда речь идет о страшных последствиях Катастрофы, растянувшихся на весь истекший век, как в рассказе Аарона Апельфельда «На обочине нашего города». Но вселенская печаль, кажется, почти материально, зримо и грубо присутствует в рассказах Ицхака Орена «Фукусю» и Гершона Шофмана «В осаде и в неволе», повествующих о событиях между двумя мировыми войнами — первый в Китае, второй в Вене. И не случайно название книги повторяет заглавие рассказа Шамая Голана «Кипарисы в сезон листопада», посвященного старому кибуцнику Бахраву, одному из «халуцим», пионеров освоения Эрец Исраэль, теперь выпавшему из жизни, оказавшемуся лишним и в семье, и в родном кибуце, а стало быть, и в стране, которой он отдал себя без остатка. При ярком национальном колорите история эта общечеловеческая, с назойливым постоянством повторяющаяся во все времена и у всех народов. Уверен, многие читатели порадуются нежданной встрече с Шамаем Голаном, чьи романы и новеллы выходили в Москве еще в 90-е годы, когда массовые тиражи ивритских писателей в переводах на русский язык казались смелой мечтой. Книга рассказов писателей Израиля собрана с величайшим вкусом и тактом: несмотря на разнообразие повествовательной стилистики авторов, все новеллы тщательно подобраны в мрачноватой гамме трагического лиризма. Сборник в значительной мере представляет собой итог ивритской новеллистики, какой мы застаем ее к началу 90-х годов XX века до активного вхождения в литературу нового постмодернистского поколения молодой израильской прозы.

Аппельфельд Аарон, Шофман Гершон, Голан Шамай, Агнон Шмуэль-Йосеф, Барон Двора, Хендель Иехудит, Шахан Авигдор  
обложка книги Казанова Казанова

От автора «Жажды боли» — история мучительного лондонского увлечения зрелого Казановы, рассказываемая Казановой на склоне лет: куртуазные маневры и болезненные разочарования, жестокий фарс как норма жизни и строительные работы с целью переломить судьбу, и залитый потопом Лондон, ностальгически трансформирующийся в Северную Венецию. И, конечно, женщины.

Миллер Эндрю  
обложка книги Красавица Империа Красавица Империа

«Озорные рассказы» написаны в духе позднего Средневековья и эпохи Возрождения, когда рушились средневековые представления об исконной греховности человека, о его беспомощности и зависимости от воли небес, о необходимости подавлять влечение к радостям жизни ради блаженства в будущем мире.

«Озорные рассказы» полны жизнерадостности, безудержного раблезианского смеха и упоения жизнью.

В некоторых рассказах «озорное» тесно переплетается с трогательным, грустным и даже трагическим. Самые «рискованные» и потешные положения ведут иной раз к событиям, раскрывающим глубокую человечность героев.

Бальзак Оноре де  
Кролик

В. Дрозд ніколи не претендував на звання письменника-гумориста, проте в багатьох своїх творах він не уникає влучного гумористичного слова. Так, оповідання «Кролик» з’явилося на основі реальної історії про колишнього колгоспного начальника, в якого «у голові ще свайба, а у матні уже похорон…». Оповідання написане 1975 року і згодом увійшло до двотомника. Уже в ті роки письменник не уникав гострого слова і не соромився писати про «скоромне», хоча і стикався з нападами «імпотентного, навік переляканого редакторського пера».

Дрозд Володимир Григорович  
Крик птаха в сутінках

Коротке оповідання, що стало заголовком однієї зі збірок письменника, «Крик птаха в сутінках» має інтригуючи назву і ніби повинне мати якийсь алегоричний підтекст. Птах, який сумно кричить уночі, наче «смерть віщує», нагадує нам епізоди з дитячих екранізованих казок про Бабу-Ягу, біля хатини якої жалібно й лячно кричить якийсь птах. Проте немає в оповіданні очікуваної загадковості й фантастичності. Птах кричить не на смерть, а на згадку. Похилого віку Антон, який прожив своє життя укупі із дружиною Явдохою, під упливом пташиного крику згадує щасливі моменти дитинства, коли він закохався і втратив голову, за що його мало не вбив батько. Сумний мінорний настрій передає оповідання. Життя — лише мить, яка минає дуже швидко. Чи варто його витрачати на всілякі незначні дурниці, які не залишать сліду в людській пам’яті, не порадують спогадами на старість?

Дрозд Володимир Григорович  
Колесо

В. Дрозд прийшов у прозу через оповідання. Мала епічна форма давала можливість робити короткі замальовки, які мають не меншу художню цінність, ніж романи й повісті. Тим більше, що сюжети багатьох оповідань — біографічні за своєю природою — пізніше знаходили своє місце у «більшій» прозі письменника.

Оповідання «Колесо» із присвятою «Батькові» відкриває двотомне видання творів письменника.

Дрозд Володимир Григорович  
обложка книги Кот Дика Данкермана Кот Дика Данкермана Джером Джером Клапка  
обложка книги Крылатые семена Крылатые семена

Роман «Крылатые семена» завершает трилогию прогрессивной австралийской писательницы К. Причард (1883–1969), в которую входят «Девяностые годы» и «Золотые мили».

Причард Катарина Сусанна Золотые прииски  
Клейн и Вагнер Гессе Герман  
обложка книги Кукла Кукла

Социально-психологический роман «Кукла» — одно из наиболее значительных произведений польского писателя-реалиста Болеслава Пруса (настоящее имя Александр Гловацкий), автора знаменитого романа «Фараон».

Герой романа Станислав Вокульский — человек большой энергии и незаурядных способностей — всего в жизни добился своими силами, пройдя через нужду и лишения, стал крупным финансистом. Ради богатства и высокого положения в обществе он идет на компромисс с собственной совестью, изменяет своим идеалам и страдает из-за этого. А любовь к бездушной красавице аристократке Изабелле Ленцкой лишь усугубляет его страдания...

Прус Болеслав  
Корона из перьев

Американский писатель Исаак Башевис Зингер (род. в 1904 г.), лауреат Нобелевской премии по литературе 1978 г., вырос в бедном районе Варшавы, в 1935 г. переехал в Соединенные Штаты и в 1943 г. получил американское гражданство. Творчество Зингера почти неизвестно в России. На русском языке вышла всего одна книга его прозы, что, естественно, никак не отражает значения и влияния творчества писателя в мировом литературном процессе.

Отдавая должное знаменитым романам, мы уверены, что новеллы Исаака Башевиса Зингера не менее (а может быть, и более) интересны. Небольшой объем отсекает все второстепенное, и вниманию читателей предстают любимые автором персонажи – старики, чудаки, неудачники, наделенные тем не менее невероятной силой духа и самоиронией, непобедимой никакими бедами и несчастьями.

Зингер Исаак Башевис  
Кунигунда

Американский писатель Исаак Башевис Зингер (род. в 1904 г.), лауреат Нобелевской премии по литературе 1978 г., вырос в бедном районе Варшавы, в 1935 г. переехал в Соединенные Штаты и в 1943 г. получил американское гражданство. Творчество Зингера почти неизвестно в России. На русском языке вышла всего одна книга его прозы, что, естественно, никак не отражает значения и влияния творчества писателя в мировом литературном процессе.

Отдавая должное знаменитым романам, мы уверены, что новеллы Исаака Башевиса Зингера не менее (а может быть, и более) интересны. Небольшой объем отсекает все второстепенное, и вниманию читателей предстают любимые автором персонажи – старики, чудаки, неудачники, наделенные тем не менее невероятной силой духа и самоиронией, непобедимой никакими бедами и несчастьями.

Рассказы, которые «Октябрь» предлагает вниманию читателей, создавались в разные периоды жизни писателя: «Кунигунда» принадлежит к раннему, польскому, «Друг Кафки» дал название известному сборнику новелл 1970 г. И. Б. Зингер пишет на идиш, но часть своих произведений сам перевел на английский язык. Перевод публикуемых рассказов сделан как раз с таких автопереведенных текстов.

Зингер Исаак Башевис  
обложка книги Когда кончаешь книгу... Когда кончаешь книгу... Твен Марк  
обложка книги Как меня провели в Ньюарке Как меня провели в Ньюарке Твен Марк  
обложка книги Кое-какие факты, проливающие свет на недавний разгул преступности в штате Коннектикут Кое-какие факты, проливающие свет на недавний разгул преступности в штате Коннектикут Твен Марк  
обложка книги Каталина Каталина

Последний роман знаменитого английского писателя Уильяма Сомерсета Моэма (1874—1865) «Каталина», написанный в 1947 году, рассказывает о девушке-калеке, которая после удивительной встречи с таинственной незнакомкой получила исцеление и обрела радость жизни. Однако героине предстояло еще преодолеть множество опасных препятствий, прежде чем судьба подарила ей счастье и покой.

Моэм Сомерсет  
обложка книги Картежник и бретер, игрок и дуэлянт Картежник и бретер, игрок и дуэлянт

На фоне исторических событий — восстания декабристов и покорения Кавказа, русско-турецкой войны и коронации последнего царя — перед читателем проходят и описания романтических любовных историй, и картины армейского и помещичьего быта, и непростые семейные взаимоотношения… Но частные, на первый взгляд, события позволяют писателю предаться глубоким размышлениям о судьбе России века минувшего, неразрывно связанного с веком нынешним, о русской интеллигенции, о чести и долге перед Отечеством, о тех мучительных испытаниях, которые ему предстоит пережить…

Васильев Борис Львович Олексины  
обложка книги Коридоры власти Коридоры власти Сноу Чарльз Перси  
Как писать рассказ для «Блэквуда» По Эдгар Алан  
Краткий морской словарь Станюкович Константин Михайлович  
обложка книги Козленок за два гроша Козленок за два гроша

В основу романа Григория Кановича положена история каменотеса Эфраима Дудака и его четверых детей. Автор повествует о предреволюционных событиях 1905 года в Литве.

Канович Григорий  
Крестины (1) де Мопассан Ги  
обложка книги Космические мосты Космические мосты

Книга "Исторические мосты" документальна. В ней рассказывается о развитии космической науки и космической техники и о людях, создававших космонавтику. sci_cosmos

Губарев Владимир Степанович  
обложка книги Казаки Казаки

Кавказская повесть. Тяготение к народной теме, широкому эпосу вызревало у Толстого уже в повести «Казаки» (1853-63). На Кавказе, среди величавой природы и простых, чистых сердцем людей герой повести полнее сознаёт фальш светского общества и отрекается от лжи, в какой жил прежде. Критерием правды социального поведения для Т. становится природа и сознание человека, близкого природе, почти сливающегося с ней.

Толстой Лев Николаевич  
обложка книги Как-то пережить воскресенье Как-то пережить воскресенье

Воскресный день в Дублине, когда пабы закрыты, билеты проданы, а люди не высовывают нос на улицы, застал американского журналиста врасплох. Теперь герой рассказа бродит по пустынному городу, желая как-то провести воскресенье…

Брэдбери Рэй Дуглас  
Когда человек впервые… Чапек Карел О людях  
обложка книги Комната Комната Сартр Жан-Поль  
обложка книги Крондор (Измяната. Убийците. Сълзата на боговете) Крондор (Измяната. Убийците. Сълзата на боговете)
Измяната

Изминали са девет години от битката при Сетанон, но Островното кралство е споходено от слуха, че на север отново се събира страховита армия…

Убийците

Завърнал се направо от бойното поле Арута открива, че обстановката в Крондор е крайно неспокойна. Поредица от на пръв поглед несвързани помежду си убийства са предизвикали истинска паника в града, животът почти е замрял, сякаш някой е наложил полицейски час. Всяка сутрин из каналите и по тъмните улички биват открити обезобразени трупове, а слуховете говорят, че Шегаджийте са понесли тежък удар и вече не властват в подземния свят…

Сълзата на боговете

Капка в морето?

Дързък пиратски абордаж в открито море е само началото на атака с безпрецедентни мащаби от страна на силите на злото. Но неочакваното нападение срещу кораб, принадлежащ на Храма на Ишап, се проваля и плячката, която трябва да бъде заграбена — Сълзата на боговете — потъва на дъното на Горчиво море. Изчезва един могъщ талисман — единственият, чрез който се осъществява връзката между жреците и боговете…


Елате в обсаденото владение на чудесата и магиите — където войната е едно вечно наследство; където кръвта се лее в реките и напоява земята…

Фийст Реймънд  
обложка книги Купоны Купоны

Кришан Чандар – индийский писатель, писавший на урду. Окончил христианский колледж Фармана в Лахоре (1934). С 1953 генеральный секретарь Ассоциации прогрессивных писателей Индии. В рассказах обращался к актуальным проблемам индийской действительности, изображая жизнь крестьян, городской бедноты, творческой интеллигенции.

Чандар Кришан  
обложка книги Королевское высочество Королевское высочество

Автобиографический роман, который критики единодушно сравнивают с "Серебряным голубем" Андрея Белого. Роман-хроника? Роман-сказка? Роман — предвестие магического реализма? Все просто: растет мальчик, и вполне повседневные события жизни облекаются его богатым воображением в сказочную форму. Обычные истории становятся странными, детские приключения приобретают истинно легендарный размах — и вкус юмора снова и снова довлеет над сказочным антуражем увлекательного романа.

Манн Томас  
обложка книги Кентервильское привидение Кентервильское привидение

Повесть впервые опубликована в журнале The Court and Society Review в 1887 г. В 1891 г. вошла в отдельно изданный сборник «Преступление лорда Артура Сэвила и другие рассказы».

Уайльд Оскар  
Кладезь мудрости

Великий Гусляр… Этот город невозможно найти ни в одном, даже самом подробном, географическом атласе, но на карте русской фантастики он выглядит заметнее иных столиц. Кир Булычев с присущим ему неподражаемым юмором, мудрой иронией и язвительным сарказмом поведал нам о нравах и порядках Великого Гусляра, о его жителях и необычайных происшествиях, то и дело приключающихся с ними. И пусть описываемые события порой выглядят совершенно невероятными, нетрудно заметить, что вымышленный городок отразил в себе многие черты нашей родной действительности. Любимое детище Кира Булычева, «гуслярские хроники» создавались на протяжении четырех десятилетий и включают более 100 повестей и рассказов.

Булычев Кир  
обложка книги Коржикина затея Коржикина затея

«Шкидские рассказы» — это яркие зарисовки из жизни интерната для беспризорных, школы имени Ф. М. Достоевского.

Белых Григорий Георгиевич  
Клаша Бунин Иван Алексеевич  
обложка книги Кондуктор и член императорской фамилии Кондуктор и член императорской фамилии Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
обложка книги Колесо судьбы Колесо судьбы Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
обложка книги Комаровское дело Комаровское дело Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
обложка книги Как Бутон женился Как Бутон женился Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
обложка книги Красная корона. Historia morbi Красная корона. Historia morbi Булгаков Михаил Афанасьевич Собрание сочинений: В 8 т., Красная корона. Проза 1918-1920-х годов  
обложка книги Китайская история. 6 картин вместо рассказа Китайская история. 6 картин вместо рассказа Булгаков Михаил Афанасьевич Собрание сочинений: В 8 т., Красная корона. Проза 1918-1920-х годов  
обложка книги Киев-город Киев-город Булгаков Михаил Афанасьевич Собрание сочинений: В 8 т., Путевые заметки  
обложка книги Крещение поворотом Крещение поворотом Булгаков Михаил Афанасьевич Собрание сочинений: В 8 т., Записки юного врача  
обложка книги Копыто инженера Копыто инженера Булгаков Михаил Афанасьевич Собрание сочинений: В 8 т., Редакции и варианты романа "Мастер и Маргарита"  
обложка книги Красная лилия Красная лилия

… «Красную лилию» рассматривали как типичный светский роман, как трагедию чувственной любви, неизбежно разрушаемой ревностью. …

Франс Анатоль  
обложка книги Крестьяне и донна Тереза Радиконе Крестьяне и донна Тереза Радиконе

В романах и рассказах известного итальянского писателя перед нами предстает неповторимо индивидуальный мир, где сказочные и реальные воспоминания детства переплетаются с философскими размышлениями о судьбах нашей эпохи.

Бонавири Джузеппе  
обложка книги Кто ты, солдат Кто ты, солдат

Статья впервые напечатана в парижской газете «Пари-суар» 2 октября 1938 г.


Публикация на русском языке: «Военные записки. 1939–1944» Издательство «Прогресс». Москва. 1986.


Перевод с французского Ю. А. Гинзбург

Сент-Экзюпери Антуан де  
обложка книги Короли и капуста Короли и капуста

Новеллы О.Генри (настоящее имя Уильям Сидней Портер, 1862-1910) на протяжении вот уже ста лет привлекают читателя добрым юмором, оптимизмом, любовью к «маленькому американцу», вызывая интерес и сочувствие к жизненным перипетиям клерков, продавщиц, бродяг, безвестных художников, поэтов, актрис, ковбоев, мелких авантюристов, фермеров.

Ярким примером оригинального стиля О.Генри является повесть «Короли и капуста» (1904), состоящая из авантюрно-юмористических новелл, действие которых происходит в Латинской Америке, но вместо королей у него президенты, а вместо капусты — пальмы.

Генри О  
Кисель Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович  
Карась-идеалист Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович  
Коняга

Жизнь русского общества второй половины XIX века запечатлена в салтыковских сказках во множестве картин, миниатюрных по объему, но огромных по своему идейному содержанию. В богатейшей галереее типических образов, исполненных высокого художественного совершенства и глубого смысла, Салтыков воспроизвел всю социальную анатомию общества, коснулся всех основных классов и социальных группировок — дворянства, буржуазии, бюрократии, интеллигенции, труженников деревни и города, затронул множество социальных, политических, идеологических и моральных проблем, широко представил и глубоко осветил всевозможные течения и оттенки мысли — от реакционных до социалистических.

Сальтыков-Щедрин Михаил Евграфович  
обложка книги Крошка Цахес, по прозванию Циннобер Крошка Цахес, по прозванию Циннобер

…Добрая фея из жалости дарит маленькому уродцу три волшебных волоска. Благодаря им все значительное и талантливое, произошедшее или произнесенное в присутствии Цахеса, приписывается ему. А вот гадкие поступки самого малыша приписываются окружающим его людям. Цахес делает потрясающую карьеру. Малыша считают гениальнейшим поэтом. Со временем он становится тайным советником, а затем и министром. Страшно подумать каких бы высот мог достичь крошка Цахес, но своевременное вмешательство доброго волшебника кладет конец его химерной карьере. Потеряв три волшебных волоска, Цахес стал тем, кем был на самом деле — жалким подобием человека. Теперь те, кто с наслаждением подчинялся малышу, потешаются над ним. Спасаясь от былых поклонников, Цахес падает в ночной горшок и трагически погибает.

Гофман Эрнст Теодор Амадей  
Комендант порта Грин Александр Степанович  
Клубный арап Грин Александр Степанович  
Кирпич и музыка Грин Александр Степанович  
Как я умирал на экране Грин Александр Степанович  
Корабли в Лиссе Грин Александр Степанович  
Как бы там ни было Грин Александр Степанович  
Канат Грин Александр Степанович  
Капитан Дюк Грин Александр Степанович  
Карантин Грин Александр Степанович  
Куда уйти? Станюкович Константин Михайлович  
обложка книги Котенок и звезды Котенок и звезды Льюис Синклер  
обложка книги Крошка Доррит. Книга первая Крошка Доррит. Книга первая

«Крошка Доррит» — книга не менее увлекательная и глубокая, чем самые известные романы Диккенса.

Произведение, в котором «чувствительная» и почти сентиментальная история юной бедной девушки становится изящной рамкой для многопланового классического остросюжетного «романа тайн».

Диккенс Чарльз  
обложка книги Крик совы Крик совы

Трилогия французского писателя Эрве Базена («Змея в кулаке», «Смерть лошадки», «Крик совы») рассказывает о нескольких поколениях семьи Резо, потомков старинного дворянского рода, о необычных взаимоотношениях между членами этой семьи. Действие романа происходит в 60-70-е годы XX века на юге Франции.

Базен Эрве Семья Резо  
обложка книги Квинканкс. Том 1 Квинканкс. Том 1

 Впервые на русском - самый парадоксальный из современных английских бестселлеров, масштабная постмодернистская стилизация под викторианский роман, великолепный дебют звезды "нового шотландского возрождения" Чарльза Паллисера, уже известного отечественному читателю романом "Непогребенный".

С раннего детства Джон Хаффам вынужден ломать голову, что за неведомая зловещая сила преследует его с матерью, угрожая самой их жизни. Ответ скрывается в документе, спровоцировавшем алчность, ненависть, убийство и безумие, в документе, определившем судьбы нескольких поколений пяти семейств и задавшем течение жизни Джона. Течение, повинующееся таинственному символу пяти - квинканксу.

Паллисер Чарльз  
обложка книги Каменное сердце Каменное сердце

"Ночные истории" немецкого писателя, композитора и художника Э.Т.А. Гофмана (1776—1822), создавшего свою особую эстетику, издаются в полном объеме на русском языке впервые. В них объединены произведения, отражающие интерес Гофмана к "ночной стороне души", к подсознательному, иррациональному в человеческой психике. Гофмана привлекает тема безумия, преступления, таинственные, патологические душевные состояния.

Это целый мир, где причудливо смешивается реальное и ирреальное, царят призрачные, фантастические образы, а над всеми событиями и судьбами властвует неотвратимое мистическое начало. Это поэтическое закрепление неизведанного и таинственного, прозреваемого и ощущаемого в жизни, влияющего на человеческие судьбы, тревожащего ум и воображение.

Гофман Эрнст Теодор Амадей  
Как поймали Семагу

Впервые напечатано в «Самарской газете», 1895, номер 250, 19 ноября, под заглавием «О том, как поймали Семагу. Набросок».

М.Горький предполагал включить рассказ в третий том «Очерков и рассказов», в связи с чем в начале 1899 года он писал издателю С.Дороватовскому: «Семага» у вас? А я его искал. Да, его можно сунуть в книжку, кажется» (Архив А.М.Горького).

Но рассказ в книжку включён не был.

В собрания сочинений рассказ также не включался.

Печатается по сохранившейся вырезке из «Самарской газеты» с исправлениями, сделанными рукою М.Горького (Архив А.М.Горького).

Горький Максим Собрание сочинений в тридцати томах  
Колюша

Впервые напечатано в «Самарской газете», 1895, номер 186, 29 августа, в разделе «Маленький фельетон».

В собрания сочинений не включалось.

Печатается по тексту «Самарской газеты».

Горький Максим Собрание сочинений в тридцати томах  
обложка книги Книга птиц Восточной Африки Книга птиц Восточной Африки

Мистер Малик четвертый год тайно влюблен в красавицу Роз и наконец-то решился пригласить ее на ежегодный бал. Уже и письмо написал, и в конверт запечатал, как вдруг его давний соперник Генри объявил, что он от Роз просто без ума и намерен быть ее кавалером. Как быть? Истинные джентльмены могут разрешить спор лишь достойным образом. Дуэль! Только не на шпагах или пистолетах, а на птицах. Ведь дело происходит в самом сердце Африки, а наши герои являются членами орнитологического клуба. И дуэлянтам предлагается записывать всех увиденных птиц, и тот, кто наберет больше пернатых, тот и станет счастливцем. Но сражение должно вестись, как и полагается истинным джентльменам, — честно и благородно, а это совсем не так легко, как кажется.

«Книга птиц Восточной Африки» — утонченный любовный роман, напоминающий о книгах Джейн Остен, и в то же время это великолепная комедия в духе Вудхауза, а экзотический антураж придает книге обаяние, вызывая в памяти истории Киплинга.

Дрейсон Николас  
Кайдашева сім’я Нечуй-Левицький Іван Сергійович  
Кайдашева сім’я Нечуй-Левицький Іван Семенович  
обложка книги Коломба Коломба

Молодой горец возвращается на родину. С боями он прошел всю Европу, позабыл старинные обычаи, влюбился в иностранку. Но соотечественники ждут от него вендетты за убитого отца, в родовой башне сестра хранит окровавленную одежду и собирает бойцов… Что победит — европейская толерантность или безжалостные традиции?

Мериме Проспер  
обложка книги Канталупы Канталупы

Напечатано в девятом томе собрания сочинений А. И. Куприна в издании "Московского книгоиздательства", 1917.

Куприн Александр Иванович  
обложка книги Кармен Кармен

В способности Кармен и дона Хосе отдаваться всепоглощающей власти страстей заключается и источник цельности их натур, поражающей читателя, и обаяния их образов. Кармен впитала в себя много дурного от того преступного окружения, в котором она выросла. Она не может не лгать и не обманывать, она готова принять участие в любой воровской авантюре. Но в противоречивом внутреннем облике Кармен таятся и такие прекрасные душевные качества, которых лишены изнеженные или очерствевшие представители господствующего общества. Это искренность и честность в самом сокровенном для нее чувстве — любви. Это гордое, непреклонное свободолюбие, готовность пожертвовать всем, вплоть до жизни, ради сохранения внутренней независимости.

Мериме Проспер  
обложка книги Красота и зверь Красота и зверь

Кришан Чандар – индийский писатель, писавший на урду. Окончил христианский колледж Фармана в Лахоре (1934). С 1953 генеральный секретарь Ассоциации прогрессивных писателей Индии. В рассказах обращался к актуальным проблемам индийской действительности, изображая жизнь крестьян, городской бедноты, творческой интеллигенции.

Чандар Кришан  
обложка книги Классическая проза Дальнего Востока Классическая проза Дальнего Востока

Библиотека всемирной литературы. Серия первая. Том18

Библиотека всемирной литературы. Серия первая.  
Кузина Бетта

Романы «Кузина Бетта» и «Кузен Понс» Бальзак объединил общим названием «Бедные родственники». Совершенно разные по сюжету, эти два произведения связаны единством главной темы — губительные для человеческой личности последствия зависимого и унизительного положения бедного родственника.

В романе «Кузина Бетта» это приводит к зависти, озлоблению и неудержимому желанию мести.

Бальзак Оноре де  
Кузен Понс

Романы «Кузина Бетта» и «Кузен Понс» Бальзак объединил общим названием «Бедные родственники». Совершенно разные по сюжету, эти два произведения связаны единством главной темы — губительные для человеческой личности последствия зависимого и унизительного положения бедного родственника.

Трагическая судьба Понса в мире, где все подчинено стремлению к обогащению, — закономерна. Обладатель прекрасных картин становится жертвою самых грязных махинаций и подлых преступлений.

Бальзак Оноре де  
обложка книги Кровать Кровать

`Я вошел в литературу, как метеор`, – шутливо говорил Мопассан. Действительно, он стал знаменитостью на другой день после опубликования `Пышки` – подлинного шедевра малого литературного жанра. Тема любви – во всем ее многообразии – стала основной в творчестве Мопассана. 

Произведение входит в авторский сборник «Пышка».

Мопассан Ги де , Мадмуазель Фифи  
обложка книги Крейцерова соната Крейцерова соната Толстой Лев Николаевич  
обложка книги Корней Васильев Корней Васильев Толстой Лев Николаевич  
обложка книги Крейцерова соната (Сборник) Крейцерова соната (Сборник)

В книгу вошли повести и рассказы позднего периода творчества Л.Н.Толстого: «Крейцерова соната» (1889), «Отец Сергий» (1898), «Божеское и человеческое» (1906), пьеса «Живой труп» (1900). В этот период в полную мощь писатель проявил себя как мыслитель и духовный подвижник. Проникновенно звучит нравственная проповедь Л.Н.Толстого и в его публицистических произведениях того же времени: «Исповедь» (опубликована в России в 1906-м), «Не могу молчать» (1908). Писатель подводил итог пережитого за век, и благодаря гению Толстого этот итог во многом определил развитие европейской литературы и общественной мысли в веке следующем.

Толстой Лев Николаевич  
обложка книги Колыванский муж Колыванский муж Лесков Николай Семёнович  
обложка книги Кувырков Кувырков Лесков Николай Семёнович  
обложка книги Котин доилец и Платонида Котин доилец и Платонида Лесков Николай Семёнович  
обложка книги Как отравляются угольным чадом в Париже Как отравляются угольным чадом в Париже Лесков Николай Семёнович  
Кирджали Пушкин Александр Сергеевич  
обложка книги Китаец Китаец

`Вся моя проза – автобиографическая`, – писала Цветаева. И еще: `Поэт в прозе – царь, наконец снявший пурпур, соблаговоливший (или вынужденный) предстать среди нас – человеком`. Написанное М.Цветаевой в прозе отмечено печатью лирического переживания большого поэта.

Цветаева Марина Ивановна  
обложка книги Кавказец Кавказец Лермонтов Михаил Юрьевич  
обложка книги Княгиня Лиговская Княгиня Лиговская Лермонтов Михаил Юрьевич  
обложка книги Колесо времени Колесо времени Куприн Александр Иванович  
обложка книги Корсиканский бандит Корсиканский бандит

Блестящее писательское дарование Ги де Мопассана ощутимо как в его романах, так и самых коротких новеллах. Он не только описывал внешние события и движения человеческой души в минуты наивысше го счастья или испытания. Каждая новелла Мопассана – это точная зарисовка с натуры, сценка из жизни, колоритный образ мужчины или женщины, молодежи или стариков, бедняков или обитателей высшего света.

Произведение входит в авторский сборник «Лунный свет».

Мопассан Ги де , Папаша Милон  
обложка книги Красавицы Красавицы Чехов Антон Павлович  
обложка книги Княгиня Княгиня Чехов Антон Павлович  
обложка книги Калхас Калхас Чехов Антон Павлович  
обложка книги Кто виноват? Кто виноват? Чехов Антон Павлович  
обложка книги Казак Казак Чехов Антон Павлович  
обложка книги Критик Критик Чехов Антон Павлович  
обложка книги Корона от мечове Корона от мечове

Робърт Джордан е изключително талантлив разказвач и в своя бестселър „Колелото на времето“ пленява читателите с магията на един от най-забележителните фантастични епоси за всички времена. „Корона от мечове“ е очакваната с огромно нетърпение седма книга от поредицата.


Елейн, Авиенда и Мат вече са много близо до тер-ангреала, който може да спре безкрайно продължаващата гореща вълна по света и да възстанови нормалното време. Егвийн започва да събира всякакви жени, които могат да преливат — от Морския народ, Ветроловки, Мъдри и от още смайващо неочаквани места. А наред с всичко това Ранд се озовава лице в лице със смъртно опасния Отстъпник Самаил, сред сенките на Шадар Логот, където жадната за кръв мъгла на Машадар дебне за плячка…


„Велико четиво… Всеки следващ том надхвърля границите на очакваното!“

Локус
Джордан Робърт Wheel of time, Колелото на времето  
Кръстопътища по здрач

След публикуването на „Окото на света“, Колелото на времето на Робърт Джордан се превърна в световен бестселър № 1 и в един от най-популярните фантастични епоси на всички времена. Сега Колелото на времето отново се завърта и забележителното сказание, омагьосало цяло поколение читатели продължава.



Бягайки от Ебу Дар с похитената Щерка на Деветте луни, Мат Каутон разбира, че не може нито да я задържи, нито да я остави, че както Сянката, така и цялата мощ на империята Сеанчан са се впуснали в смъртоносна гонитба.

Перин Айбара иска да освободи жена си Файле, пленена от Шайдо, но единствената му надежда може да се окаже съюза с враговете. Може ли да остане верен на своя приятел Ранд и на себе си? Заради любовта си към Файле, Перин е готов да предаде душата си.

При Тар Валон Егвийн ал-Вийр младата Амирлин на въстаналите Айез Седай налага обсада на ядрото на силата на Айез Седай, но трябва да спечели бързо и с колкото може по-малко кръвопролитие, защото, ако Айез Седай не се обединят отново, в защита на света срещу Тъмния ще останат само ашаманите.

В Андор, Елейн Траканд се бори за Лъвския трон, който е неин по право, но е обкръжена от врагове и Мраколюбци, плетящи заговор за нейното унищожение. Ако се провали, Андор ще падне под властта на Сянката, а с него — и Преродения дракон…



„Кръстопътища по здрач“ е триумф на епическото сказание и великолепно продължение на една епохална поредица в жанра фентъзи.

Джордан Робърт Wheel of time, Колелото на времето  
Къде е моята крава? Пратчет Тери  
обложка книги Крадец на време Крадец на време

Времето е средство и възможност. Всеки знае, че то трябва да бъде управлявано и насочвано. А в света на Диска тази работа се пада на Монасите на историята, които го трупат и извличат от местата, където то бездруго се прахосва. (Например в морските дълбини — колко време е нужно на една треска?) Прехвърлят го там, където времето все не стига, да речем, в градовете.

Но заради създаването на първия наистина точен часовник в света започва надпревара с… ами с времето, в която се впускат Лу Цзе и неговия ученик Лобсанг Лъд. Защото този часовник ще спре времето. И това ще бъде само началото на всеобщите проблеми.

В „Крадец на време“ участват още и какви ли не второстепенни актьори, герои и злодеи, йети, майстори на бойни изкуства и Рони — петият от континента на Апокалипсиса. (Напуснал е бандата преди да се прочуят.)

Пратчет Тери Discworld, Светът на диска  
обложка книги Краят на небесните господари Краят на небесните господари

… Подводният свят Шангри Ла е убежище на генетично „усъвършенствани“ човешки същества и затвор за Джан Дорвин, чиято власт над Небесните господари се е оказала твърде преходна. В небето налудничаво момиче, затворено в компютър, се съюзява с демоничния интригант Майлоу Хейз, за да съкруши съпротивата на земните жители. А на орбиталната станция Белведере, населена с религиозни фанатици, Майлоу Хейз номер 2 се готви да се намери в играта. Край на надеждата или съмнителен „хепи енд“?…


„Задъхана приключенска фантастика, написана според най-добрите традиции на жанра.“

Хари Харисън
Броснан Джон Небесните господари, Sky Lords  
обложка книги Комар Комар

Лъжи след лъжи, предателство след предателство. Майлс е заклещен в надпревара с времето, за да спре един заговор, който би могъл да го изпрати в изгнание. Налага се да повярва на неочакван съюзник, дълбоко наранен, също като него.


Поклонниците на Бюджолд с право ще приемат тази книга като шедьовър — прекрасна проза и великолепни герои!

Бюджолд Лоис Макмастър Barrayar, Бараяр  
обложка книги Книга воина света Книга воина света

«Книга воина света» приглашает каждого из нас погрузиться в мир нашей мечты, легко воспринимать непредсказуемость жизни и быть достойными своей уникальной судьбы. Своим неповторимым стилем Пауло Коэльо помогает каждому из нас обнаружить в себе своего собственного воина света. Короткие вдохновляющие притчи приглашают нас вступить на путь воина, па путь тех, кто ценит волшебство жизни; тех, кто признает свои поражения и не останавливается; тех, кто ищет Свою Стезю и находит ее.

Коэльо Пауло  
обложка книги Канитель Канитель

Впервые напечатано в журнале "Осколки", 1885, N17.

Чехов Антон Павлович  
обложка книги Клевета Клевета

Впервые напечатано в журнале "Осколки", 1883, N46.

Чехов Антон Павлович  
обложка книги Кормилец семьи Кормилец семьи Стриндберг Август  
Калхейн, человек основательный Драйзер Теодор  
Как рыть могилу Касарес Адольфо Биой  
Конотопська відьма Квітка-Основ’яненко Григорій Федорович  
обложка книги Конец старых времен Конец старых времен

Эта книга продолжит знакомство советского читателя с творчеством выдающегося чешского прозаика Владислава Ванчуры, ряд произведений которого уже издавался на русском языке. Том содержит три романа: «Пекарь Ян Маргоул» (публиковался ранее), «Маркета Лазарова» и «Конец старых времен» (переведены впервые). Написанные в разное время, соотнесенные с разными эпохами, романы эти обогащают наше представление о жизни и литературе Чехии и дают яркое представление о своеобразии таланта большого художника,

Ванчура Владислав  
обложка книги Кровь электрическая Кровь электрическая

Яростно пробуждая искусственный разум прийти в сознание, Кровь электрическая являет собой подавляющую лингвистическую петлю от японского авангардиста, которая разрушает все существующие литературные традиции. Это беспримерный стилистический терроризм, полностью вобравший в себя визуальное насилие интернет/мультимедия/цифровой эпохи, – Кэндзи Сиратори выпускает в свет свою первую литературную сариновую атаку.

Джек Хантер (писатель, «Эрос в Аду»): «Кровь Электрическая – это черная ревербация нежного машинного сеппуку, расплавленный отток внутренностей из листового металла и банков подавленной памяти в воющую пустоту насилия. Это кошмар столкновения киборга в новой плоти, последний поезд из Ада мутантов, где эмбрион охотится в тайне».

Сиратори Кэндзи  
обложка книги Кози-Санкта Кози-Санкта

Первая публикация этой новеллы была снабжена следующим предуведомлением: «Г-жа герцогиня дю Мэн придумала лотерею, в которой разыгрывались темы всевозможных сочинений, в стихах и прозе. Вытащивший билетик должен был написать означенное там сочинение. Г-жа де Монтобан, вытащив тему новеллы, попросила г-на Вольтера написать эту новеллу за нее, и Вольтер предложил ей нижеследующую сказку».

Вольтер  
обложка книги Кривой ключник Кривой ключник

То, что у нас два глаза, не облегчает нашей участи: один глаз служит нам, чтобы видеть в жизни хорошие стороны, другой – чтобы видеть плохие. У многих есть дурная привычка закрывать первый глаз, и лишь немногие закрывают второй; вот почему столько людей предпочли бы вовсе ослепнуть, чем видеть то, что представляется их взору. Счастливы кривые, лишенные дурного глаза, который портит все, на что ни поглядит! Пример тому Мезрур.

Вольтер  
обложка книги Книга скитаний Книга скитаний

«Повесть о жизни» – главное произведение Константина Георгиевича Паустовского, которое венчает «Книга скитаний». Повесть посвящена творческому становлению писателя, дружбе с блестящими прозаиками и поэтами и странствиям по России, Средней Азии и Закавказью.

Особенность данного издания в том, что события романтической прозы Паустовского как бы проецируются на экран действительности и личной жизни писателя, отраженной в его письмах и дневниках, воспоминаниях и комментариях сына Вадима.

Письма и дневники К. Г. Паустовского, комментарии к ним публикуются впервые.

Паустовский Константин Георгиевич  
обложка книги Каплун и пулярда Каплун и пулярда Вольтер  
обложка книги Кандидат Кандидат

Вступительная статья и примечания А.Ф.Иващенко.

В четвертый том вошли произведения: «Кандидат» (перевод Т.Ириновой), «Легенда о св. Юлиане Странноприимце» (перевод М.Волошина), «Простая душа» (перевод Н.Соболевского), «Иродиада» (перевод М.Эйхенгольца), «Бувар и Пекюше» (перевод И.Мандельштама). 

Флобер Гюстав  
Комната в подвале Грин Грэм Двадцать один рассказ  
Корень зла Грин Грэм  
обложка книги Как верил Бисэй Как верил Бисэй

"Библиотека мировой литературы" предлагает читателям прозу признанного классика литературы XX века Акутагавы Рюноскэ (1892 - 1927). Акутагава по праву считается лучшим японским новеллистом. Его рассказы и повести глубоко философичны и психологичны вне зависимости от того, саркастичен ли их тон или возвышенно серьезен.

Акутагава Рюноскэ  
обложка книги Кэса и Морито Кэса и Морито

"Библиотека мировой литературы" предлагает читателям прозу признанного классика литературы XX века Акутагавы Рюноскэ (1892 - 1927). Акутагава по праву считается лучшим японским новеллистом. Его рассказы и повести глубоко философичны и психологичны вне зависимости от того, саркастичен ли их тон или возвышенно серьезен.

Акутагава Рюноскэ  
обложка книги Ком земли Ком земли

Еще в юности Акутагава определил для себя главную тему творчества: бесконечная вселенная человеческой души и тайны человеческой психологии. За короткий срок, что был отпущен ему судьбой, он создал около полутораста новелл, эссе, десятки миниатюр, сценарии, стихотворения. Материалы для многих своих произведений писатель черпал из старинных хроник, средневековых анекдотов и феодального эпоса. Акутагава подчеркивал, что психология человека мало меняется на протяжении веков, и с тонким вкусом, неподдельным юмором и ярким литературным даром создавал свои бессмертные новеллы.

Акутагава Рюноскэ  
обложка книги Красная гостиница Красная гостиница Бальзак Оноре де  
обложка книги Крестины Крестины

Страсть. Одиночество. Ненависть. Трагедия…

Вечное противостояние сильной личности – и серого, унылого мира, затягивающего в рутину повседневности…

Вечная любовь – противостояние родителей и детей, мужей и жен, любовников, друзей – любовь, лишенная понимания, не умеющая прощать и не ждущая прощения…

Произведения Лоуренса, стилистически изысканные, психологически точные, погружают читателя в мир яростных, открытых эмоций, которые читатель, хочет он того или нет, переживает как свои – личные…

В книге представлены повесть «Дева и цыган» и рассказы.

Лоуренс Дэвид Герберт  
Красная комната Стриндберг Август Юхан  
Кавалерист-девица

Надежда Андреевна Дурова (1783-1866) - человек героической биографии, первая женщина-офицер. Жизнь ее воспроизведена в ряде произведений русской дореволюционной и советской литературы. Н. Дурова была талантливой писательницей, творчество которой высоко ценил А.С. Пушкин, В.Г. Белинский. В книгу включены ее автобиографические записки «Кавалерист-девица», печатающиеся здесь полностью

Дурова Надежда Андреевна  
обложка книги Княжна Тараканова Княжна Тараканова

Княжна Тараканова — любовный исторический роман Григория Петровича Данилевского, посвященный трагической судьбе мнимой дочери императрицы Елизаветы Петровны. Княжне Таракановой подарили свое сердце гетман Огинский, немецкий государь князь Лимбург и граф Алексей Орлов — самый коварный донжуан Российской Империи. Эту женщину принесли в жертву, но страсть и любовь бессмертны...

Данилевский Григорий  
обложка книги Как дым Как дым Ладинский Антонин Петрович  
обложка книги Коронка в пиках до валета Коронка в пиках до валета

Книга издана под псевдонимом В. Новодворский История продажи Россией Аляски в авантюрно-детективном жанре Первое издание (с комментариями) романов известного отечественного литературоведа В.В.Сиповского (1872-1930), автора многочисленных учебников и хрестоматий, а также исследований по истории русской литературы.Включенные в сборник авантюрные романы, вышедшие под псевдонимом "В.Новодворский" в 1929 и 1930 гг., – достойные образцы беллетристики той эпохи. Они могут заинтересовать не только любителя жанра, но и вызвать особый интерес специалистов – они представляют собой своеобразную литературную игру и отражают стремление автора включиться в полемику о целях и задачах филологической науки.

Сиповский Василий Васильевич  
обложка книги Король, дама, валет Король, дама, валет

«Король, дама, валет». Книга, стоящая, по экспрессионизму своего жестокого психологизма, особняком в контексте набоковской прозы, — однако тем более интересная…

Набоков Владимир Владимирович  
обложка книги Книга для зимнего чтения Книга для зимнего чтения Каваллано Сильвия Паола  
Красавчик Грин Грэм  
обложка книги Каменная река Каменная река

В романах и рассказах известного итальянского писателя перед нами предстает неповторимо индивидуальный мир, где сказочные и реальные воспоминания детства переплетаются с философскими размышлениями о судьбах нашей эпохи.

Бонавири Джузеппе  
обложка книги Клеймо Клеймо

Однажды в детстве Иффет услышал легенду о юноше, который пожертвовал жизнью ради спасения возлюбленной. С тех пор прошло много лет, но Иффета настолько заворожила давняя история, что он почти поверил, будто сможет поступить так же. И случай не заставил себя ждать. Иффет начал давать частные уроки в одной богатой семье. Между ним и женой хозяина вспыхнула страсть. Однако обманутый муж обнаружил тайное место встреч влюблённых. Следуя минутному благородному порыву, Иффет решает признаться, что хотел совершить кражу, дабы не запятнать честь любимой. Он повторил поступок юноши из легенды, но теперь на нём стоит клеймо. Для всех он - вор...

Гюнтекин Решад Нури  
К небу мой путь

Творчество выдающегося американского писателя Торнтона Уайлдера (1897–1975) оставило заметный след в мировой литературе. Содержание романа «К небу мой путь» полнее всего раскрывает эпиграф: «Of all forms of genius goodness has the longest awkward age» — «Из всех форм гениальности доброта — самая деятельная».

Уайлдер Торнтон  
обложка книги Капитанская дочка Капитанская дочка

В романе «Капитанская дочка» А.С.Пушкин нарисовал яркую картину стихийного крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева.

Пушкин Александр Сергеевич  
обложка книги Король-Уголь Король-Уголь

Роман «Король-Уголь» не только обличает произвол предпринимателей США, но и показывает борьбу рабочих против него.

Факты современной американской действительности подтверждают злободневность этого произведения; и сейчас можно повторить слова автора: «Жизнью, описанной в книге «Король-Уголь», живут в настоящее время в этой «свободной» стране сотни тысяч мужчин, женщин и детей».


Роман написан в 1917 году, издан в настоящем издании в 1981 году.

Синклер Эптон  
обложка книги Книготорговец Книготорговец

Сборник взрослых рассказов классика английского черного юмора.

Даль Роальд  
обложка книги Кудряш Кудряш Генри О  
обложка книги Конь и две козы Конь и две козы

Рассказы Нарайана поражают широтой охвата, легкостью, с которой писатель переходит от одной интонации к другой. Самые различные чувства — смех и мягкая ирония, сдержанный гнев и грусть о незадавшихся судьбах своих героев — звучат в авторском голосе, придавая ему глубоко индивидуальный характер.

Нарайан Разипурам Кришнасвами  
Кто веселее? Чапек Карел О людях  
обложка книги Кузнец Кузнец Золя Эмиль  
обложка книги Комбре Комбре

Новый перевод романа Пруста "Комбре" (так называется первая часть первого тома) из цикла "В поисках утраченного времени" опровергает печально устоявшееся мнение о том, что Пруст — почтенный, интеллектуальный, но скучный автор.

Пруст — изощренный исследователь снобизма, его книга — настоящий психологический трактат о гомосексуализме, исследование ревности, анализ антисемитизма. Он посягнул на все ценности: на дружбу, любовь, поклонение искусству, семейные радости, набожность, верность и преданность, патриотизм. Его цикл — произведение во многих отношениях подрывное.

"Комбре" часто издают отдельно — здесь заявлены все темы романа, появляются почти все главные действующие лица, это цельный текст, который можно читать независимо от продолжения.


Переводчица Е. В. Баевская известна своими смелыми решениями: ее переводы возрождают интерес к давно существовавшим по-русски текстам, например к "Сирано де Бержераку" Ростана; она обращается и к сложным фигурам XX века — С. Беккету, Э. Ионеско, и к рискованным романам прошлого — "Мадемуазель де Мопен" Готье. Перевод "Комбре" выполнен по новому академическому изданию Пруста, в котором восстановлены авторские варианты, неизвестные читателям предыдущих русских переводов. После того как появился восстановленный французский текст, в Америке, Германии, Италии, Японии и Китае Пруста стали переводить заново. Теперь такой перевод есть и у нас.

Пруст Марсель В поисках утраченного времени (перевод Баевской)  
обложка книги Катастрофа Катастрофа

Рассказы Набокова прославлены в принципе значительно меньше, чем его романы. Однако "малые" произведения этого писателя занимают в его творчестве совершенно особое, самостоятельное место, и каждый из них, по справедливому замечанию критиков, стилистически "выполняет собственные и несколько иные задачи"

Набоков Владимир Владимирович  
обложка книги Кто там, под дождем? Кто там, под дождем?

Сэм и Линда приезжают в «Страну Чудес», место, где свое детство провел Сэм…

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Кубик Кубик

В книгу выдающегося советского писателя, Героя Социалистического Труда Валентина Катаева вошли произведения, в которых автор рассказывает о прожитом и пережитом: «Юношеский роман», «Сухой лиман», «Спящий», «Обоюдный старичок», «Кубик».

Катаев Валентин Петрович  
Как стать хорошим дельцом Вудхауз Пэлем Гринвел Лорд Эмсворт  
Как бросают курить Вудхауз Пэлем Гринвел Мистер Маллинер  
Киватель Вудхауз Пэлем Гринвел Мистер Маллинер  
обложка книги Кролики и кошка Кролики и кошка

Предлагаемый сборник произведений имеет целью познакомить читателя с наиболее значительными произведениями великого китайского писателя Лу Синя – основоположника современной китайской литературы.

Лу Синь Клич  
обложка книги Кун И-цзи Кун И-цзи

Предлагаемый сборник произведений имеет целью познакомить читателя с наиболее значительными произведениями великого китайского писателя Лу Синя – основоположника современной китайской литературы.

Лу Синь Клич  
Круг света Шоу Ирвин  
обложка книги Красный цветок Красный цветок

В своем рассказе «Красный цветок» писатель Всеволод Гаршин (1855 – 1888 гг.) поднимает непростую тему сумасшествия. Эта тема интересовала многих авторов, побуждая разобраться, почему некоторые люди отказываются от реальности и уходят в свой далекий, непонятный остальным внутренний мир…

Гаршин Всеволод Михайлович  
обложка книги Коротенький отпуск мистера Лавдэя Коротенький отпуск мистера Лавдэя Во Ивлин  
обложка книги Конец одной пушки Конец одной пушки

Вторая книга романа «Последний удар» продолжает события, которыми заканчивалась предыдущая книга. Докеры поселились в захваченном ими помещении, забаррикадировавшись за толстыми железными дверями, готовые всеми силами защищать свое «завоевание» от нападения охранников или полиции.

Между безработными докерами, фермерами, сгоняемыми со своих участков, обитателями домов, на месте которых американцы собираются построить свой аэродром, между всеми честными патриотами и все больше наглеющими захватчиками с каждым днем нарастает и обостряется борьба.

Стиль Андрэ , Первый удар  
обложка книги Къртицата Къртицата Николов Любомир  
обложка книги Как голосованием признали Землю плоской Как голосованием признали Землю плоской

«Как голосованием признали Землю плоской» — рассказ написан в 1913 г., вошел в сборник «Различные особи».

Киплинг Редьярд Библиотека всемирной литературы  
обложка книги Концепция эгоизма Концепция эгоизма

Сборник дает представление о творчестве известной американской писательницы и философа Айн Рэнд — выдающейся защитницы разума и свободы в Америке. Ее роман «Атлант расправил плечи» по результатам опроса, проведенного библиотекой Конгресса США в 1991 г., признан одной из оказавших наибольшее воздействие на читателей книг в Америке.

Рэнд Айн  
обложка книги Конармия Конармия

Исаак Бабель. Великий писатель, недооцененный ни своим временем, ни временами последующими. Писатель, который обрел заслуженную славу лишь в наши дни, — по той простой причине, что причудливое своеобразие его таланта смогли осознать лишь критики и читатели, уже прошедшие сквозь горнило российской истории XX века... Перед вами — шедевры прозы Исаака Бабеля, подлинные жемчужины его «мистического реализма».

«Конармия» — неистовая и прекрасная «хроника утраченного времени» гражданской войны, воплощенная в крошечном мирке всадников, странствующих от боя к бою, от легенды к легенде...

Бабель Исаак Эммануилович  
Кафетерий Башевис Зингер Исаак  
обложка книги Кіт у чоботях Кіт у чоботях

Новела «Кіт у чоботях» віддзеркалює буремні роки зламу державного устрою, ідеології, людських доль. Товариш Жучок - головна героїня твору - зображена автором тепло, з розумінням, прихованим захватом і водночас з помітною долею іронії. А як же хотілося Хвильовому показати справжню жінку-борця, яка виборює для нащадків світле майбуття, прагне бути крицевою по відношенню до негараздів, чесною, захищаючи інтереси революції!

Хвильовий Микола  
обложка книги Камъкът отвътре Камъкът отвътре

„Оставете китайския дракон да спи, защото, когато се събуди, той ще разтърси света.“

Наполеон

Войната между Седмината и многобройните им врагове навлиза в съвсем нова фаза: противоречията в Съвета довеждат до отстраняването на танга на Австралиите; подземният свят в Европа се обединява под ръководството на „белия танг“ Щефан Леман; в Северна Америка печели успехи Новата републиканска и еволюционистка партия, начело на която стоят Джоузеф Кенеди и част от Младите синове; Ю и Ян Мах още действат; връхлитат бури и започват да рушат огромните Градове… Нещата се променят в съгласие с някаква невидима, но неуловима логика. Като ИН и ЯН, като мрак и светлина се редуват радостите и изпитанията — целият човешки живот (и смърт).

„На това ниво е само «Фондацията» на Азимов.“

Таймс

„Представете си сътрудничество между ранния Джеймс Клавел и късния Франк Хърбърт — резултатът ще бъде нещо, много приличащо на «Чун Куо».“

Сан Франциско Кроникъл
Уингроув Дейвид  
обложка книги Космос Космос

Гомбрович будоражил читателя всякими дурачествами. Он вел игру, состоящую из бесконечных провокаций, и загонял читателя в угол, вынуждая его признавать самые неприятные истины. Склонный к философствованию, но совершенно чуждый всякого пиетета к университетской философии, Гомбрович и к литературе не испытывал особого почтения. Он презирал литературу как напыщенный ритуал и, даже обращаясь к ней, старался избавиться от всех ее предустановленных правил.

Гомбрович Витольд  
Кулик Гребенка Евгений Павлович  
Кошмарный случай Грин Грэм  
обложка книги Комедия Комедия

В сборник «Дождь» включены наиболее известные произведения прогрессивных китайских писателей 20 – 30-х годов ХХ века, когда в стране происходил бурный процесс становления новой литературы.

Мао Дунь Рассказы китайских писателей 20 – 30-х годов  
обложка книги Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь

В последнем романе английского писателя Э. Бульвер-Литтона (1803–1873 гг.) "Кенелм Чиллингли" сочетаются романтика и критический реализм.

Это история молодого человека середины XIX столетия: мыслящего, благородного, сознающего свое бессилие и душевно терзающегося. А. М. Горький видел в герое этого романа человека, в высшей степени симптоматичного для своей эпохи.

Бульвер-Литтон Эдвард  
Казни и пытки  
обложка книги Кармен Кармен

Проспер Мериме (1803—1870) начинал свою литературную деятельность с поэтических и драматических произведений. На основе обширного исторического материала писатель создал роман «Хроника царствования Карла IX», посвященный трагическим эпизодам эпохи религиозных войн XVI века. Но наибольшую популярность завоевали новеллы Мериме. Галерея ярких, самобытных, бессмертных образов создана писателем, и доказательство тому — новелла «Кармен», ставшая основой многочисленных балетных, оперных, театральных постановок и экранизаций.

Мериме Проспер  
обложка книги Канун Рождества Канун Рождества

Вниманию читателей предлагается сборник рассказов английского писателя Гектора Хью Манро (1870), более известного под псевдонимом Саки (который на фарси означает «виночерпий», «кравчий» и, по-видимому, заимствован из поэзии Омара Хайяма). Эдвардианская Англия, в которой выпало жить автору, предстает на страницах его прозы в оболочке неуловимо тонкого юмора, то и дело приоткрывающего гротескные, абсурдные, порой даже мистические стороны внешне обыденного и благополучного бытия. Родившийся в Бирме и погибший во время Первой мировой войны во Франции, писатель испытывал особую любовь к России, в которой прожил около трех лет и которая стала местом действия многих его произведений.

Саки Орудия мира  
обложка книги Клиентът Клиентът Гришам Джон  
обложка книги Камерата Камерата Гришам Джон  
обложка книги Козовете на съдбата Козовете на съдбата

Мерлин, синът на Коруин, изчезналият принц на Амбър, е наследник на чудните способности на баща си.

Но някой е решил на всяка цена да го убие. И Мерлин се впуска в отчаяно пътешествие през Сянката, за да избяга от мистериозната сила, заплашваща живота му и за да запази фаталната тайна, която може да унищожи неговите два свята.

Зелазни Роджър The Chronicles of Amber, Хрониките на Амбър  
обложка книги Кръвта на Амбър Кръвта на Амбър

Невероятните приключения на Мерлин продължават. Заобиколен повече от врагове, отколкото от доброжелатели, той се отправя към Владението на Четирите Свята, за да разбули загадъчите тайни, скрити зад непристъпните му стени и да свали маската на неговия господар.

Зелазни Роджър The Chronicles of Amber, Хрониките на Амбър  
обложка книги Камінний господар Камінний господар Українка Леся  
обложка книги Київські прохачі Київські прохачі Нечуй-Левицький Іван  
обложка книги Корни Неба Корни Неба

Роман «Корни неба» – наиболее известное произведение выдающегося французского писателя русского происхождения Ромена Гари (1914–1980). Первый французский «экологический» роман, принесший своему автору в 1956 году Гонкуровскую премию, вводит читателя в мир постоянных масок Р. Гари: безумцы, террористы, проститутки, журналисты, политики… И над всем этим трагическим балаганом XX века звучит пронзительная по своей чистоте мелодия – уверенность Р. Гари в том, что человек заслуживает уважения.

Гари Ромен  
обложка книги Коллекционер Коллекционер

Одинокий молодой человек живет замкнуто, его единственная страсть – бабочки. Он ловит их, умерщвляет, помещает в застекленные ящички и затем любуется их красотой. Но вот его коллекция пополняется новым, необычным экземпляром...

Fowles John  
обложка книги Кобра Кобра

Свирепи и безмилостни, пришълците прегазват колониалните светове Адирондак и Силвърн и заплашват човешкия Доминион с разгром. Последната надежда на човечеството са кобрите — специални диверсионни подразделения с хирургически имплантирани оръжия, невидими за вражеските монитори и смъртоносно опасни. Но всяка война има край, а когато дойде мирът, героите обикновено стават ненужни. Всъщност не е ли мирът само кратка почивка между две войни…?

Зан Тимъти  
обложка книги Котлован Котлован

Андрей Платонов (1899-1951) по праву считается одним из лучших писателей XX века. Однако признание пришло к нему лишь после смерти. Повесть «Котлован» является своеобразным исключением в творчестве Платонова — он указал точную дату ее создания: «декабрь 1929 — апрель 1930 года». Однако впервые она была опубликована в 1969 года в ФРГ и Англии, а у нас в советское время в течение двадцати лет распространялась лишь в «самиздате».

В «Котловане» отражены главные события проводившейся в СССР первой пятилетки: индустриализация и коллективизация. Герои повести строят город, но стройка стопорится на стадии рытья котлована под его фундамент. В деревне же, подвергнутой «сплошной коллективизации», аналогом «общепролетарского дома» становится «оргдвор», где сбиваются в покорное стадо колхозники, уничтожая раскулаченных крестьян.

В книгу также вошли повести «Ювенильное море», «Эфирный тракт», «Епифанские шлюзы», «Город Градов» и «Ямская слобода».

Платонов Андрей  
Крыжовник Чехов Антон Павлович  
Каникулярные работы институтки Наденьки N Чехов Антон Павлович  
обложка книги Конец Оплатки Конец Оплатки

Перед вами юмористические рассказы знаменитого чешского писателя Карела Чапека. С чешского языка их перевел коллектив советских переводчиков-богемистов. Содержит иллюстрации Адольфа Борна.

Чапек Карел Рассказы из одного кармана