Книги жанра «Проза» на букву «Ш»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
Школа ночи Уилан Питер  
Шеф гестапо Генрих Мюллер Дуглас Грегори  
Школьные годы Поля Келвера Джером Клапка Джером  
Шалёная (на белорусском языке) Де Мопассан Ги  
Шкаф Де Мопассан Ги  
Шали Де Мопассан Ги  
Шпилька Де Мопассан Ги  
Шарманка Прус Болеслав  
Шарманка (на белорусском языке) Прус Болеслав  
Шепот на ветру Маршалл Алан  
Шляпа из рыбьей чешуи павич Милорад  
Штиллер Фриш Макс  
Шведский сувенир

Опубликовано в журнале «Звезда» 1998, №2.

Кураев Михаил Николаевич  
Шага Дюрас Маргерит  
Шахматист Дюрренматт Фридрих  
Шаатуты-баатуты Аль-Метви Мухаммед Ларуси  
Шоу Джо Биссон Терри  
Шекспировские чтения, 1976 Шекспир Уильям  
Шекспировские чтения, 1977 Шекспир Уильям  
Шекспировские Чтения, 1978 Шекспир Уильям  
Шесть миллионов - потеряны и найдены Цундел Эрнст  
Швейк во Второй мировой воине Брехт Бертольд  
'Шестиклассница' Грабал Богумил  
Шмек не стоит слез Бёлль Генрих  
обложка книги Шествие в пасмурный день Шествие в пасмурный день

Повести и рассказы известных японских писателей о страшном наследии второй мировой войны, включенные в этот сборник, звучат как предупреждение сегодняшним поколениям живущих. Созданные очевидцами трагедии Хиросимы и Нагасаки, они представляют собой яркие художественные свидетельства всего того, что несет человечеству война и насаждаемый дух милитаризма.

Большинство произведений опубликовано на русском языке впервые.

Вступительная статья В. Гривнина. Перевод с японского.

Ибусэ Масудзи, Оикава Кадзуо, Удо Тосио, Хаяси Кёко, Ота Ёко, Хара Тамики, Го Сидзуко  
Шантеклер Ростан Эдмон  
Шервуд Андерсон - краткая справка Андерсон Шервуд  
обложка книги Шабоно Шабоно

Редкая, прекрасная книга Флоринды Доннер, женщины-сталкера из группы магов Нагваля Карлоса Кастанеды, приглашает читателя совершить путешествие в мир индейцев племени Яномама из Южной Америки. Объединяя в себе правду и вымысел, она передает захватывающие картины призрачного света джунглей, необычные настроения и чувства, и, что самое главное, она передает ощущение волшебства и силы индейского ритуала. Очаровательная, тонкая, волшебная и правдивая книга…

Доннер Флоринда  
обложка книги Шакалы и арабы Шакалы и арабы

Сборник «Сельский врач» (Ein Landarzt. Kleine Erz?luhngen) вышел в 1919 году. В основном он составлен из произведений первой половины 1917 г. Некоторые новеллы и рассказы сборника были опубликованы ранее.

Кафка Франц Сельский врач  
обложка книги Шалый, или Все невпопад Шалый, или Все невпопад Мольер Жан-Батист  
обложка книги Шанс на выигрыш Шанс на выигрыш

Брюс Кэмпбелл Вэтерел теряет всякие надежды на будущее, но вдруг, в соответствии с волей своего деда, обнаруживает себя единственным его преемником. Стюарт Кэмпбелл был агрессивным и упрямым стариком уверенным, что можно найти нефть в Скалистых горах. Теперь его внук решает принять этот вызов. Но время против него, — время жизни, время для отстаивания правоты деда, и время, чтобы сохранить саму землю от грозившей ей гибели.

Рисунки Г. Филипповского

Иннес Хэммонд  
обложка книги Шведские речи Шведские речи Камю Альбер  
обложка книги Шведский всадник Шведский всадник

Австрийского писателя Лео Перуца (1882 — 1957) обычно классифицируют как экспрессиониста или представителя «магической литературы». Черезвычайно популярный на родине, за пределами немецкоязычных стран Перуц стал известен благодаря восторженным отзывам Л.Х.Борхеса, неустанно помещавшем его новеллы в антологии фантастического рассказа, а романы — в детективные серии.

Для широкого круга читателей.

Перуц Лео  
обложка книги Шедевр блекфута Шедевр блекфута

Шервуд Андерсон — один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века.

Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.

Андерсон Шервуд  
обложка книги Шекспир в меблирашках Шекспир в меблирашках

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897—1982).

Арагон Луи  
обложка книги Шелк Шелк

Роман А.Барикко «Шелк» — один из самых ярких итальянских бестселлеров конца XX века. Место действия романа — Япония. Время действия — конец прошлого века. Так что никаких самолетов, стиральных машин и психоанализа, предупреждает нас автор. Об этом как-нибудь в другой раз. А пока — пленившая Европу и Америку, тонкая как шелк повесть о женщине-призраке и неудержимой страсти.

Барикко Алессандро  
обложка книги Шерли Шерли

Роман «Шерли» английской писательницы Ш. Бронте (1816–1855) получил на родине широкую известность — он много раз переиздавался, его экранизировали в кино и на телевидении, по нему готовили радиопередачи.

Вот уже полтора столетия читателей волнует история любви двух героинь романа к одному мужчине, их трагическая судьба.

Бронте Шарлотта  
обложка книги Шильонский узник Шильонский узник Байрон Джордж Гордон  
обложка книги Школа жен Школа жен Мольер Жан-Батист  
обложка книги Школа злословия Школа злословия

Шеридан, Ричард Бринсли (1751–1816) — английский драматург, театральный и политический деятель. Его жизнь отмечена приключениями, славой драматурга, политического оратора, признанием народа и почти полным забвением в конце жизненного пути. Умер Шеридан в нищите, похоронен в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства.

Комедия «Школа злословия» (1777) принесла Шеридану всемирную славу. По форме она напоминает комедию классицизма, а ее центральный персонаж Джозеф Сэрфес — Тартюфа. Характеры всех персонажей проявляются в реальных поступках, которые обусловлены связями общественного и личного. При этом в комедии четко выражен объект сатиры — конкретное общество и конкретное социальное явление — злословие.


Richard Sheridan. The School for Scandal. 1777.

Перевод с английского Михаила Лозинского


Государственное издательство «Искусство». Москва. 1956.

Шеридан Ричард Бринсли  
обложка книги Школа мужей Школа мужей Мольер Жан-Батист  
обложка книги Шутка Шутка

«Шутка» — первый роман Милана Кундеры, написанный в 1967 году. В этом произведении с виртуозным искусством смешаны роман и философия, идеи и фантазия, серьезность и фривольность… Именно с этой вещи началась европейская известность писателя. Луи Арагон назвал «Шутку» одним из лучших романов XX столетия. 

Читая этот роман Кундеры, постепенно осознаешь: речь не о политике... не об идеологии... и даже не о любви. Он рассказывает нам притчу, и в ней воедино сплелось все, что мог сказать о себе человек нашего времени. Того времени, о котором будущие поколения скорее всего станут вспоминать, лишь как о шутке...

Кундера Милан  
Шесть разъяснительных моментов Кастанеда Карлос  
Шуры-муры Маккафферти Барбара Тейлор , Хаскелл Блевинс  
обложка книги Шелковый  путь Шелковый путь

Восемнадцать рассказов-самоцветов, вошедших в книгу Дукенбая Досжанова вместе с романом «Шелковый путь», написаны в разное время и щедро отданы читателю. Д. Досжанов — умелый гранильщик своих камений, вобравших в себя чистый свет и теплый голос мастера, пользующегося особыми резцами, только своими инструментами. Точность социального анализа казахской действительности, психологическая разработка характеров, сложный, звучный, узорчатый, многоцветный слог, высокие стилистические достоинства рассказов Д. Досжанова превращают их в яркое явление современной казахской прозы.

Досжан Дукенбай  
обложка книги Шёлк Шёлк

Роман А. Барикко «Шёлк» — один из самых ярких итальянских бестселлеров конца XX века. Место действия романа — Япония. Время действия — конец прошлого века. Так что никаких самолетов, стиральных машин и психоанализа, предупреждает нас автор. Об этом как-нибудь в другой раз. А пока — пленившая Европу и Америку, тонкая как шелк повесть о женщине-призраке и неудержимой страсти.


На обложке: фрагмент картины Клода Моне «Мадам Моне в японском костюме», 1876

Барикко Алессандро  
Шесть миллионов потеряны и найдены Цундел Эрнст  
обложка книги «Шкода» ZM 00-28 «Шкода» ZM 00-28 Александров Борис, Дюрк Шаролта  
Швайпольт Яхина Гузель  
обложка книги Шахматистка Шахматистка

“Шахматистка”, первый роман французской писательницы, Бертины Хенрикс, сразу стал сенсацией. В 2009 году по его мотивам был снят фильм с Сандрин Боннэр и Кевином Клайном в главных ролях.

Это история обыкновенной, ничем не примечательной женщины по имени Элени, которая живет на небольшом греческом острове и работает горничной в отеле. Однажды, убирая номер постояльцев-парижан, она находит шахматы… И с того дня жизнь ее стремительно меняется.

Хенрикс Бертина  
обложка книги Штиллер Штиллер

«Штиллер» (1954) — роман о человеке, который не хочет быть самим собой. Роман написан в нетрадиционной манере. Здесь нет последовательно развертывающегося действия, тут как бы отсутствует минимальный порядок. «Штиллер» — это записки (как и некоторые другие романы Фриша), эта манера полюбилась автору, так как искренен до конца человек может быть только с самим собой.

Жизнь, по Фришу, — это столкновение человека с собственной ролью и сопротивление ей.

Фриш Макс  
Шърли Бронте Шарлот  
обложка книги Шестерка святых Шестерка святых

Дилан Томас (1914–1953) – валлиец, при жизни завоевавший своим творчеством сначала Англию, а потом и весь мир. Мастерская отделка и уникальное звучание стиха сделали его одним из самых заметных поэтов двадцатого столетия, вызывающих споры и вносящих новую струю в литературу. Его назвали самым загадочным и необъяснимым поэтом. Поэтом для интеллектуалов. Его стихами бредили все великие второй половины двадцатого века.

Детство Томаса прошло главным образом в Суонси, а также на ферме в Кармартеншире, принадлежавшей семье его матери. Эти поездки в деревню и их контраст с городской жизнью в Суонси, стали основой для большой части его творчества Томаса, в особенности его рассказов и радиопостановок. Также важным источником вдохновения писателя были валлийский фольклор и мифология.

Томас Дилан  
Шоша-Шерстобит Пермяк Евгений Андреевич  
обложка книги Школьные годы Тома Брауна Школьные годы Тома Брауна

Свою первую книгу - хрестоматийный роман "Школьные годы Тома Брауна" Томас Хьюз (1822-1896) написал в 1857 г. Роман носил отчасти автобиографический характер и стал первым в английской литературе произведением, в котором описывалась повседневная жизнь обычной английской школы. Выходу романа, написанного к тому же в живой увлекательной манере, сопутствовал шумный успех (к 1890 г. только в Англии вышло около пятидесяти его переизданий).

Перевод и примечания Юлии Глек, 2006.

Текст романа переведен по изданию Hughes T. Tom Brown’s Schooldays. Penguin Books, 1994.

Хьюз Томас  
обложка книги Шестьсот шестьдесят шесть Шестьсот шестьдесят шесть

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

Сароян Уильям  
обложка книги Шарлотта Лёвеншёльд Шарлотта Лёвеншёльд

В саге о пяти поколениях семьи Левеншельдов параллельно развиваются три истории, охватывающие события с 1730 по 1860 год. Представителей этого рода связывает тема преступления и наказания, тайные предсказания и довлеющие над членами семьи проклятия. И противостоять этому может лишь любовь и добрая воля человека, способные победить лицемерие, корысть и зло.

Действие второго романа трилогии «Шарлотта Лёвеншёльд» происходит в Карлстаде, его герои — семья баронессы Беаты Экенстедт из рода Лёвеншёльдов. У этой образованной, очаровательной и окруженной всеобщим поклонением женщины две дочери и сын. Сына, Карла-Артура, она боготворит. Вступительные экзамены в знаменитый Упсальский университет он сдает блестяще, выделяясь среди сокурсников умом и эрудицией. Раз в неделю он отправляет письма домой, и баронесса зачитывает их вслух всей родне на воскресных обедах…

Лагерлеф Сельма Трилогия о Лёвеншёльдах  
Шаловливый гидрограф и южак в Певеке Конецкий Виктор  
Шут

Жил-был Шут. Но никто из окружающих не знал этого настоящего его имени. Отец звал его Валентином, мать – когда Валенькой, когда Валькой. В школе называли его Валей.

И только он сам знал свое истинное имя – Шут, гордился им, оберегая от чужих любопытных ушей и нескромных языков, носил его глубоко под сердцем, как самую большую тайну и самое сокровенное богатство, и лишь по вечерам, наедине с самим собой, дождавшись, пока родители лягут спать и не смогут нарушить его одиночество, заносил это имя в свой «Дневник». Почерк у Шута был корявый и неразборчивый, но имя свое он всегда выписывал с чрезвычайной тщательностью, едва ли не каллиграфически, так что рядом с другими словами оно смотрелось неожиданно и странно, точно чужой руке принадлежащее.

Вяземский Юрий  
обложка книги Шесть рассказов, написанных от первого лица (сборник) Шесть рассказов, написанных от первого лица (сборник)

Изящные, остроумные рассказы-анекдоты.

Герои — обитатели высшего света Лондона «веселых двадцатых», со всеми их сильными и слабыми сторонами, мелкими капризами и большими причудами.

Модные красавицы и хозяйки салонов, литературные львы и львицы, прожигатели жизни, «благородные джентльмены» — список персонажей можно продолжить. Однако с каждого из них Моэм с наслаждением срывает маску внешней респектабельности, причем делает это с присущим ему злым и метким юмором.

Моэм Уильям Сомерсет  
обложка книги Шакалы и арабы Шакалы и арабы

Сборник «Сельский врач» (Ein Landarzt. Kleine Erz?luhngen) вышел в 1919 году. В основном он составлен из произведений первой половины 1917 г. Некоторые новеллы и рассказы сборника были опубликованы ранее.

Кафка Франц Сельский врач  
Шкаф Мопассан Ги де , Туан  
обложка книги Школа Школа Гайдар Аркадий  
Школьный вальс, или Энергия стыда

Повесть была опубликована в журнале «Знамя» (1987, No 7) под названием «Старый дом под кипарисом».

Искандер Фазиль Абдулович  
обложка книги Шведский всадник Шведский всадник

Австрийского писателя Лео Перуца (1882 — 1957) обычно классифицируют как экспрессиониста или представителя «магической литературы». Черезвычайно популярный на родине, за пределами немецкоязычных стран Перуц стал известен благодаря восторженным отзывам Л.Х.Борхеса, неустанно помещавшем его новеллы в антологии фантастического рассказа, а романы — в детективные серии.

Для широкого круга читателей.

Перуц Лео  
обложка книги Шекспир в меблирашках Шекспир в меблирашках

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897—1982).

Арагон Луи  
Шуаны, или Бретань в 1799 году

Действие «Шуанов» происходит в конце 1799 года. То были последние месяцы правления так называемой Директории и первые недели Консульства, возглавлявшегося Наполеоном Бонапартом. Власть в стране находилась в это время в руках крупной буржуазии, которая воспользовалась в своих интересах победой буржуазной революции во Франции.

В основе романа лежит один из эпизодов борьбы республиканских войск с шуанами, во главе которых стояли дворяне-роялисты и католические священники. Восстание шуанов 1799 года в западных провинциях страны — Бретани и Вандее — было последней серьезной вспышкой роялистского мятежа, который охватил в 1793 году всю северо-западную Францию. Мятеж этот вдохновлялся из-за рубежа — из Англии, снабжавшей восставших оружием и деньгами.

Бальзак Оноре де  
обложка книги Школа злословия Школа злословия

Шеридан, Ричард Бринсли (1751–1816) — английский драматург, театральный и политический деятель. Его жизнь отмечена приключениями, славой драматурга, политического оратора, признанием народа и почти полным забвением в конце жизненного пути. Умер Шеридан в нищите, похоронен в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства.

Комедия «Школа злословия» (1777) принесла Шеридану всемирную славу. По форме она напоминает комедию классицизма, а ее центральный персонаж Джозеф Сэрфес — Тартюфа. Характеры всех персонажей проявляются в реальных поступках, которые обусловлены связями общественного и личного. При этом в комедии четко выражен объект сатиры — конкретное общество и конкретное социальное явление — злословие.


Richard Sheridan. The School for Scandal. 1777.

Перевод с английского Михаила Лозинского


Государственное издательство «Искусство». Москва. 1956.

Шеридан Ричард Бринсли  
обложка книги Школьная горка Школьная горка Твен Марк  
Шевалье де Сент-Имье Стендаль Фредерик  
обложка книги Шпрехен зи дейтч? Шпрехен зи дейтч? Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
обложка книги Шансон д'этэ Шансон д'этэ Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
Шесть спичек Грин Александр Степанович  
Штурман «Четырех ветров» Грин Александр Степанович  
обложка книги Шестое октября Шестое октября

Выпуская в свет первые два тома произведения «Люди доброй воли», автор предположил, что это будут главные произведения его жизни. Сочинение в прозе должно выразить в подвижности и многообразии, в подробностях и становлении картину современного мира. «Люди доброй воли! Под знаком древнего благословения мы будем искать их в толпе и обретать. …пусть найдут они какое-нибудь верное средство узнавать друг друга в толпе, чтобы не погиб этот мир, честью и солью которого являются они».

«Шестое октября» — первая часть тетралогии «Люди доброй воли».

Ромэн Жюль Люди доброй воли  
обложка книги Шерли Шерли

Роман «Шерли» английской писательницы Ш. Бронте (1816–1855) получил на родине широкую известность — он много раз переиздавался, его экранизировали в кино и на телевидении, по нему готовили радиопередачи.

Вот уже полтора столетия читателей волнует история любви двух героинь романа к одному мужчине, их трагическая судьба.

Бронте Шарлотта  
обложка книги Штабс-капитан Рыбников Штабс-капитан Рыбников Куприн Александр Иванович  
обложка книги Шерамур Шерамур Лесков Николай Семёнович , Праведники  
обложка книги Штопальщик Штопальщик Лесков Николай Семёнович , Святочные рассказы  
обложка книги Штосс Штосс Лермонтов Михаил Юрьевич  
обложка книги Шампанское Шампанское Чехов Антон Павлович  
обложка книги Шовинист Шовинист

От морето в Света на Диска се е издигнал ветропоказател и изведнъж вече можете да познаете накъде духа вятърът. Появила се е нова земя, която разпалва стари вражди. И когато две армии тръгват в поход, Командир Ваймс от Градската стража на Анкх-Морпорк има само няколко часа да се справи с престъпление, което е толкова тежко, че просто закон не го лови. То се нарича „война“.

Ваймс се изправя срещу твърде антипатични противници, които са решили да му видят сметката… и отгоре на всичко се смята, че те са „на негова страна“. Врагът може да се окаже още по-страшен. А неговият джобен Дезорганизатор го уверява, че сред нещата, които трябва да свърши днес, е вписано „Да умра“.

Но по-добре да не го прави, защото най-хитроумният изобретател и най-лукавият политик в света са потеглили към бойното поле с малък пакет, който гарантирано предотвратява всякакви битки…

Светът на Диска се впуска във война, в която са замесени армии от сардини, бойци, рибари, сепии и поне една от неизменните спътнички на войниците.

Пратчет Тери Discworld, Светът на диска  
обложка книги Шуточка Шуточка

Впервые напечатано в журнале "Сверчок", 1886, N10. Для собрания сочинений А.П.Чехов переработал этот рассказ; в журнальной редакции "Шуточка" имела другой конец: "Я выхожу из кустов, и, не дав Наденьке опустить рук и разинуть рот от удивления, бегу к ней и ...

Но тут позвольте мне жениться".

Чехов Антон Павлович  
Шинджу Роуланд Лора Джо Японски загадки  
Шар и крест Честертон Гилберт Кийт  
обложка книги Шагреневая кожа Шагреневая кожа
Можно ли выиграть, если заключаешь сделку с дьяволом? Этот вопрос никогда не оставлял равнодушными как писателей, так и читателей. Если ты молод, влюблен и честолюбив, но знаешь, что все твои мечты обречены из-за отсутствия денег, то можно ли устоять перед искушением расплатиться сроком собственной жизни за исполнение желаний?
Бальзак Оноре де  
Шанс мистера Левера Грин Грэм Двадцать один рассказ  
обложка книги Шведская спичка (уголовный рассказ) Шведская спичка (уголовный рассказ)

Рассказы А.П.Чехова — забавные и серьезные, гомерически смешные и трогательно лирические — не просто вошли в золотой фонд отечественной литературы, но и сейчас читаются с таким наслаждением, словно были написаны только вчера.

Чехов Антон Павлович  
обложка книги Шкура неубитого льва Шкура неубитого льва

«Все для фронта!» И ради победы киностудия «MGM» превращается в авиационный завод Хьюза.

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Шах фон Вутенов Шах фон Вутенов

Романы и повести Фонтане заключают в себе реалистическую историю немецкого общества в десятилетия, последовавшие за объединением Германии. Скептически и настороженно наблюдает писатель за быстрым изменением облика империи. Почти все произведения посвящены теме конфликта личности и общества.

Фонтане Теодор  
обложка книги Шарло Дюпон Шарло Дюпон Банг Герман  
обложка книги Шесть записок о быстротечной жизни Шесть записок о быстротечной жизни

Автобиографическая повесть китайского художника конца XVIII-начала XIX в.— уникальное произведение китайской литературы, которое может быть поставлено в один ряд со знаменитым «Жизнеописанием» Бенвенуто Челлини. Книга Шэнь Фу (она переведена практически на все европейские языки) — не только интересный образец автобиографического жанра, она содержит любопытные подробности семейного и жизненного уклада китайцев.

Фу Шэнь  
Шум и ярость Фолкнер Уильям  
Шифърът на Леонардо Браун Дан Robert Langdon, Робърт Лангдън  
Шестото клеймо

Илюминати — най могъщата секретна организация, съществувала на Земята, изплува от мрака, за да изпълни заключителната фаза от легендарната си вендета срещу най-омразния си враг — Католическата църква.

Тайнствен символ, жигосан върху гърдите на убит физик, дава знак за появата на демонична сила, която жадува реванш.

Ново оръжие c опустошителна мощ е заложено в самото сърце на Ватикана.

Специалистът по древни символи Робърт Лангдън предприема крайно рисковано пътешествие през тайни крипти и опасни катакомби, за да открие четиривековен път от древни символи, който го отвежда към забравено илюминатско скривалище, където го очаква една мрачна истина.

Браун Дан Robert Langdon, Робърт Лангдън  
обложка книги Шевченкова могила Шевченкова могила Нечуй-Левицький ван  
Школа за магии (Книга втора) Демил Нелсън  
обложка книги Школа за магии (Книга първа) Школа за магии (Книга първа)

На безлюден път някъде дълбоко в Русия американски турист се натъква на необикновен беглец — бивш американски военнопленник, който разкрива потресаващата тайна за един неподозиран свят. Това е „Школата за магии“ — чудовищна конспирация на КГБ, насочена срещу сърцето на Америка.

Срещу тази унищожителна съветска сила се изправят трима американци: офицер от ВВС, който извършва последния рискован полет до центъра на невероятния експеримент, красива и смела служителка от посолството, която проверява на дело идеите си за баланс на суперсилите и резидентът на ЦРУ в Москва, който, осъзнал една съкрушителна истина, прави съдбовна крачка към смъртта.

Демил Нелсън  
Шегата на пролетта Хайтов Николай  
обложка книги Шана Шана

Лондон 1750. Време на крале и пирати. Красива и своенравна дъщеря на богат земевладелец се омъжва тайно в затвора за един осъден на смърт…

Шана — жена с гореща кръв, готова на всичко, за да постигне мечтите си.

Рурк — мъжът способен да даде живота си, за да я притежава.

Спираща дъха вихрушка от драматични сцени на страст и гордост, на интриги и насилие. Но накрая любовта побеждава…

Удиуиз Катлийн  
Шепнещ вятър Форсайт Фредерик  
Шалчето Цончев Дончо  
Шегите на демокрацията Болдин Алекс  
Шарчо и Марчо Босилек Ран Гарван грачи  
Шатобриан за деветима Бежански Димитър Живот втора употреба  
Шефа че ме изгърби Бежански Димитър Борчески натури  
Шестокракото същество Браун Фредрик  
Шийна-5 Бакстър Стивън  
Шильонски сонет Байрон Джордж  
Шильонският затворник Байрон Джордж  
обложка книги Шоша Шоша

Роман "Шоша" впервые был опубликован на идиш в 1974 г. в газете Jewish Daily Forward. Первое книжное издание вышло в 1978 на английском. На русском языке "Шоша" (в прекрасном переводе Нины Брумберг) впервые увидела свет в 1991 году — именно с этого произведения началось знакомство с Зингером русскоязычного читателя.

Башевис-Зингер Исаак  
обложка книги Шестое октября(Часть 1 тетралогии "Люди доброй воли" ) Шестое октября(Часть 1 тетралогии "Люди доброй воли" )

Выпуская в свет первые два тома произведения "Люди доброй воли", автор предположил, что это будут главные произведения его жизни. Сочинение в прозе должно выразить в подвижности и многообразии, в подробностях и становлении картину современного мира. "Люди доброй воли! Под знаком древнего благословения мы будем искать их в толпе и обретать. …пусть найдут они какое-нибудь верное средство узнавать друг друга в толпе, чтобы не погиб этот мир, честью и солью которого являются они". Перевод с французского.

Ромэн Жюль  
обложка книги Шотландская легенда Шотландская легенда Кэрролл Льюис Рассказы и истории  
обложка книги Шахматная новелла Шахматная новелла

Самобытный, сильный и искренний талант австрийского писателя Стефана Цвейга (1881–1942) давно завоевал признание и любовь читательской аудитории. Интерес к его лучшим произведениям с годами не ослабевает, а напротив, неуклонно растет, и это свидетельствует о том, что Цвейгу удалось внести свой, весьма значительный вклад в сложную и богатую художественными открытиями литературу XX века.

Цвейг Стефан  
обложка книги Шоковая терапия Шоковая терапия

Вниманию читателей предлагается сборник рассказов английского писателя Гектора Хью Манро (1870), более известного под псевдонимом Саки (который на фарси означает «виночерпий», «кравчий» и, по-видимому, заимствован из поэзии Омара Хайяма). Эдвардианская Англия, в которой выпало жить автору, предстает на страницах его прозы в оболочке неуловимо тонкого юмора, то и дело приоткрывающего гротескные, абсурдные, порой даже мистические стороны внешне обыденного и благополучного бытия. Родившийся в Бирме и погибший во время Первой мировой войны во Франции, писатель испытывал особую любовь к России, в которой прожил около трех лет и которая стала местом действия многих его произведений.

Саки Орудия мира  
обложка книги Шутка Шутка Станюкович Константин Михайлович  
Шпилька Мопассан Ги де , Господин Паран  
Шали Мопассан Ги де , Сестры Рондоли  
обложка книги Шарики Шарики

В Одессе нет улицы Лазаря Кармена, популярного когда-то писателя, любимца одесских улиц, любимца местных «портосов»: портовых рабочих, бродяг, забияк. «Кармена прекрасно знала одесская улица», – пишет в воспоминаниях об «Одесских новостях» В. Львов-Рогачевский, – «некоторые номера газет с его фельетонами об одесских каменоломнях, о жизни портовых рабочих, о бывших людях, опустившихся на дно, читались нарасхват… Его все знали в Одессе, знали и любили». И… забыли?..

Он остался героем чужих мемуаров (своих написать не успел), остался частью своего времени, ставшего историческим прошлым, и там, в прошлом времени, остались его рассказы и их персонажи. Творчество Кармена персонажами переполнено. Он преисполнен такой любви к человекам, грубым и смешным, измордованным и мечтательно изнеженным, что старается перезнакомить читателей со всем остальным человечеством.

Кармен Лазарь Дети-глухари  
Шегата на капитана Дилов Любен  
Шесть степеней преступления и шесть степеней добродетели

Очерки Бальзака сопутствуют всем главным его произведениям. Они создаются параллельно романам, повестям и рассказам, составившим «Человеческую комедию».

В очерках Бальзак продолжает предъявлять высокие требования к человеку и обществу, критикуя людей буржуазного общества — аристократов, буржуа, министров правительства, рантье и т.д.

Бальзак Оноре де  
обложка книги Шкловцы Шкловцы Шнеур Залман  
обложка книги ШЛЯПА ШЛЯПА

Настоящий художник может всё. Копию Веласкеса, Рембрандта, Сальвадора Дали – пожалуйста! Он всё это знает, всё умеет. Но свои картины пишет по-своему. Для того он и работал долгие годы, изучал почерки и стили других мастеров, чтобы потом заговорить своим, ни на кого не похожим, голосом. Но в нём, в этом голосе – весь опыт его великих предшественников.

«Шляпа» написана будто бы и не Алешковским. Перед нами рассказ современного, ещё русского, американца. Этакое магическое перевоплощение, как у одного из героев его истории. Которая похожа на анекдот, выдумку, но хочется встретить, спросить автора – а, может, всё это случилось и на самом деле? В которой ещё и Чехов, но уже и – Джек Лондон, О’Генри…

И это уже – Алешковский. Который безделицей, пустяком назвал неожиданную свою «Шляпу»…

Редкий, наш, отечественный продукт на американской земле…

Александръ Дунаенко

Алешковский Юз  
обложка книги Шинель Шинель

Впервые повесть напечатана в третьем томе «Сочинений» Н.В.Гоголя 1842 г. В повести «Шинель», как, впрочем, и в «Записках сумасшедшего», раскрывалась тема, поставленная впервые в пушкинском «Станционном смотрителе». В этих повестях с подлинной человечностью и правдивостью был показан «маленький человек» тогдашнего общества, мелкий чиновник, забитый и униженный всем государственным строем. В.Г.Белинский, ознакомившийся с «Шинелью» еще в рукописи, назвал ее «одним из глубочайших созданий Гоголя».

Гоголь Николай Васильевич , Петербургские повести  
Шарманка Прус Болеслав  
обложка книги Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях

Гэтую кнігу без сумніву можна назваць энцыклапедыяй, даведнікам жыцця беларускага народу, яго фальклору, культуры, традыцыяў. У вельмі даступнай і часта дасціпнай форме аўтар паказвае вераванні жыхароў паўночнай Беларусі, іх спрадвечную прагу да лепшага і адвечную долю няшчаснікаў. Гісторыі, пераказваемыя з вуснаў у вусны, з пакалення ў пакаленне, пераўтварыліся ў легенды, міфы, паданні, якім свята верылі, якім падпарадкоўваліся. У фантазіях увесь час блукаюць нядобрыя духі, якія, аднак, служаць злым панам, чараўнікам і ўсім непрыяцелям простага люду. Апавяданні старых пра розныя здарэнні ў іх народных аповесцях, якія перайшлі ад чалавека да чалавека са старадаўніх часоў, былі для аўтара гісторыяй гэтае зямлі, характару і пачуццяў беларусаў. Гэтаксама гісторыяй яны з’яўляюцца і для нас сённяшніх.

Баршчэўскі Ян  
Шутки Арлингтона Стрингэма Манро Гектор Хью  
обложка книги Шум времени Шум времени

Автобиографическое произведение «Шум времени» – это не летопись, а оратория эпохи – и вместе с тем воспоминания, глубоко личные. Мемуары Мандельштама, как заметил Андрей Битов, «пишутся не потом, а сейчас, со скоростью и внезапностью лирики».

Мандельштам Осип Эмильевич  
обложка книги Шум времени Шум времени

Осип Мандельштам (1891–1938) — одна из ключевых фигур русской культуры XX века, ее совершенно особый и самобытный поэтический голос. «В ремесле словесном я ценю только дикое мясо, только сумасшедший нарост», — так определял Мандельштам особенность своей прозы с ее афористичной, лаконичной, плотной языковой тканью. Это прежде всего «Шум времени», не летопись, а оратория эпохи — и вместе с тем воспоминания, глубоко личные.

В книгу вошли произведения «Шум времени», «Феодосия», «Египетская марка», «Четвертая проза», «Путешествие в Армению», ярко запечатлевшие общественную и литературную жизнь 10–30-х годов ушедшего столетия.

Мандельштам Осип Эмильевич  
обложка книги Шахиня Шахиня

Роман скандально известного австрийского писателя Леопольда фон Захер-Мазоха посвящен эпохе императрицы Елизаветы Петровны. Перед читателями предстают эпизоды интимной жизни взбалмошной монархини, картины дворцовых интриг, казни, истязания, любовь...

Захер-Мазох Леопольд фон  
обложка книги Шестёрки-семёрки (сборник) Шестёрки-семёрки (сборник)

В сборник вошли рассказы:

• Последний трубадур

• Сыщики

• Чёрствые булки

• Своеобразная гордость

• Налёт на поезд

• Улисс и собачник

• Чемпион погоды

• Родственные души

• В борьбе с Морфеем

• Призрак

• Джимми Хейз и Мьюриэл

• Дверь, не знающая отдыха

• Коварство Харгрэвса

• Дайте пощупать ваш пульс!

• Октябрь и Июнь

• Церковь с наливным колесом

• Нью-Йорк при свете костра

• Методы Шенрока Джольнса

• Леди наверху

• Новый Конэй

• Закон и порядок

• Превращение Мартина Барней

• Калиф и хам

• Брильянт богини Кали

• День, который мы празднуем

Генри О  
обложка книги Шляхи свободи. Зрілий вік Шляхи свободи. Зрілий вік

У трилогії «Шляхи свободи» славетного французького письменника, лауреата Нобелівської премії Жана-Поля Сартра розглядається проблема свободи в сучасному суспільстві, яке накладає на індивіда численні обмеження у вигляді моральних соціальних обов’язків. Зберегти свою внутрішню свободу можна лише тоді, коли рішуче відкинути усе, що суперечить глибинним засадничим вимогам твого існування…

«Зрілий вік» — перша частина трилогії «Шляхи свободи» в якій змальовано складний шлях до усвідомлення справжньої сутности свободи.

Сартр Жан-Поль Шляхи свободи  
обложка книги Шляхи свободи. Відстрочення Шляхи свободи. Відстрочення

У другому томі трилогії «Шляхи свободи» змальовано французьке суспільство, яке стоїть перед нелегким і болючим вибором: вступати у війну, щоб захистити випадкового і другорядного союзника, — чи поступитися агресорові, щоб зберегти мир у Європі? Хто виграє — той, хто нападає першим, чи лагідний і поступливий миротворець? Що важливіше — мир чи свобода? Кожен з героїв роману вирішує цю проблему по-своєму, та врешті політики приймають власне рішення…

Сартр Жан-Поль Шляхи свободи  
обложка книги Шведский всадник. Парикмахер Тюрлюпэ. Маркиз Де Боливар. Рождение антихриста. Рассказы Шведский всадник. Парикмахер Тюрлюпэ. Маркиз Де Боливар. Рождение антихриста. Рассказы

Австрийского писателя Лео Перуца (1882–1957) обычно классифицируют как экспрессиониста или представителя «магической литературы». Черезвычайно популярный на родине, за пределами немецкоязычных стран Перуц стал известен благодаря восторженным отзывам Л. Х. Борхеса, неустанно помещавшем его новеллы в антологии фантастического рассказа, а романы — в детективные серии.

Для широкого круга читателей.


Содержание:

ШВЕДСКИЙ ВСАДНИК (роман),

ПАРИКМАХЕР ТЮРЛЮПЭН (роман),

МАРКИЗ ДЕ БОЛИВАР (роман),

РОЖДЕНИЕ АНТИХРИСТА (повесть),

РАССКАЗЫ:

— Вторник, 12 октября 1916 года,

— Гостиница «У картечи»,

— День без вечера,

— Достаточно нажать на кнопку,

— Охота на луну,

— Разговор с солдатом,

— Смерть мастера Лоренцо Барди.



Перуц Лео  
Шакалы и арабы Кафка Франц  
обложка книги Шагреневая кожа Шагреневая кожа

В романе Оноре де Бальзака, принесшем ему первую литературную славу, рассказана история нищего молодого честолюбца Рафаэля Валантена, на пороге самоубийства случайно купившего в антикварной лавке волшебный талисман — кусок шагреневой кожи, исполняющий все желания его владельца, но при этом всякий раз сокращающий его жизнь. Обретя богатство и наслаждения, Валантен очень скоро оказывается перед выбором: жить в свое удовольствие и тем самым обречь себя на скорую смерть — или «оскопить свое воображение», предаться самоограничению и, повинуясь инстинкту самосохранения, выключить себя из жизни.

де Бальзак Оноре  
обложка книги Штосс Штосс

В книгу вошла незавершенная фантастическая повесть М. Ю. Лермонтова «Штосс» и ее окончание, написанное в 1932 г. И. С. Лукашем — писателем, высоко ценимым в эмиграции и недооцененным на родине. Лаконичная «романтическая повесть» Лукаша одновременно анализирует лермонтовский сюжет и разрабатывает один из основных мотивов русского романтизма в целом — образ «падшей» и плененной Софии.

Лермонтов Михаил Юрьевич, Лукаш Иван Созонтович Polaris: Путеше¬ствия, приключения, фантастика  
обложка книги Шагреневая кожа Шагреневая кожа

По произведениям Оноре де Бальзака (1799—1850) можно составить исчерпывающее представление об истории и повседневной жизни Франции первой половины XIX века. Но Бальзак не только описал окружающий его мир, он еще и создал свой собственный мир – многотомную «Человеческую комедию». Бальзаковские герои – люди, объятые сильной, всепоглощающей и чаще всего губительной страстью. Их собственные желания оказываются смертельны. В романе «Шагреневая кожа» Бальзак описал эту ситуацию с помощью выразительной метафоры: волшебный талисман исполняет все желания главного героя, но каждое исполненное желание укорачивает срок его жизни. Так же гибельна страсть художника к совершенству, описанная в рассказе «Неведомый шедевр». При выпуске классических книг нам, издательству «Время», очень хотелось создать действительно современную серию, показать живую связь неувядающей классики и окружающей действительности. Поэтому мы обратились к известным литераторам, ученым, журналистам и деятелям культуры с просьбой написать к выбранным ими книгам сопроводительные статьи – не сухие пояснительные тексты и не шпаргалки к экзаменам, а своего рода объяснения в любви дорогим их сердцам авторам. У кого-то получилось возвышенно и трогательно, у кого-то посуше и поакадемичней, но это всегда искренне и интересно, а иногда – неожиданно и необычно. В любви к творчеству Оноре де Бальзака признаётся переводчик и историк литературы Вера Мильчина – книгу стоит прочесть уже затем, чтобы сверить своё мнение со статьёй и взглянуть на произведение под другим углом.

де Бальзак Оноре  
Шакалы и арабы Кафка Франц Сельский врач  
обложка книги Шестой прокуратор Иудеи Шестой прокуратор Иудеи

Паутов Владимир  
обложка книги Школа опричников. Школа опричников.

Книга является воспоминаниями бывшего сотрудника НКВД Александра Бражнева, впоследствии осужденного военным трибуналом за связь с «контрреволюционным элементом». Свидетель и поневоле участник сталинской политики террора в Украине в 1937-1941 гг., автор пытается очиститься от гнетущих воспоминаний прошлого через откровенный разговор с читателем. Массовые аресты в Харькове, Киеве, зверствования НКВД на Западной Украине, жестокие пытки невинных людей – это лишь отдельные фрагменты той страшной картины сталинизма, которая так детально нарисована Бражневым в его автобиографической повести «Школа опричников».

Для широкого круга читателей.

Александр Бражнев  
Шумный Американец Бердников Лев  
обложка книги Шарло Бантар Шарло Бантар

Повесть «Шарло Бантар» рассказывает о людях Коммуны, о тех, кто беззаветно боролся за её создание, кто отдал за неё жизнь.

В центре повествования необычайная судьба Шарло Бантара, по прозвищу Кри-Кри, подростка из кафе «Весёлый сверчок» и его друзей — Мари и Гастона, которые наравне со взрослыми защищали Парижскую коммуну.

Читатель узнает, как находчивость Кри-Кри помогла разоблачить таинственного «человека с блокнотом» и его сообщника, прокравшихся в ряды коммунаров; как «господин Маркс» прислал человека с красной гвоздикой и как удалось спасти жизнь депутата Жозефа Бантара, а также о многих других деятелях Коммуны, имена которых не забыла и не забудет история.

Яхнина Евгения Иосифовна, Алейников Моисей Никифорович  
обложка книги Школа опричников Школа опричников

Книга является воспоминаниями бывшего сотрудника НКВД Александра Бражнева, впоследствии осужденного военным трибуналом за связь с «контрреволюционным элементом». Свидетель и поневоле участник сталинской политики террора в Украине в 1937–1941 гг., автор пытается очиститься от гнетущих воспоминаний прошлого через откровенный разговор с читателем. Массовые аресты в Харькове, Киеве, зверствования НКВД на Западной Украине, жестокие пытки невинных людей — это лишь отдельные фрагменты той страшной картины сталинизма, которая так детально нарисована Бражневым в его автобиографической повести «Школа опричников».

Для широкого круга читателей.

Бражнев Александр  
Шпион его величества

Это – книга-реконструкция. Я попробовал, в меру своих возможностей, представить, каким мог бы быть профессиональный дневник шефа русской разведки в 1812 году. Содержание этого гипотетического дневника восстановлено строго по источникам.

Ефим Курганов

Курганов Ефим  
обложка книги Шони Шони

В сборник грузинского советского писателя Григола Чиковани вошли рассказы, воссоздающие картины далекого прошлого одного из уголков Грузии — Одиши (Мегрелии) в тот период, когда Грузия стонала под пятой турецких захватчиков. Патриотизм, свободолюбие, мужество — вот основные черты, характеризующие героев рассказов.

Чиковани Григол Самсонович  
Шедевры села Рузаевки Пикуль Валентин Саввич  
Шарман, шарман, шарман! Пикуль Валентин Саввич  
Шоша

Роман "Шоша" впервые был опубликован на идиш в 1974 г. в газете Jewish Daily Forward. Первое книжное издание вышло в 1978 на английском. На русском языке "Шоша" (в прекрасном переводе Нины Брумберг) впервые увидела свет в 1991 году - именно с этого произведения началось знакомство с Зингером русскоязычного читателя.

Башевис Зингер Исаак  
обложка книги Шекспир Шекспир

 Уильям Шекспир — великий английский драматург. Нам известны 37 его пьес, и это несмотря на то, что одна половина их никогда не издавалась при его жизни, а другая была опубликована в основном незаконно, и значит — с искажением.

К сожалению, не сохранились документы личного характера. Нет ни писем, ни дневников Шекспира, ни интимных воспоминаний его близких. И все же нельзя сказать, что личная жизнь Шекспира совершенно скрыта от нас. Отдельные отголоски ее дошли, и все, что известно об этой стороне его биографии, здесь изложено.

Аникст Александр Абрамович Жизнь замечательных людей  
обложка книги Шепот ветра Шепот ветра

«Ветеран» – сборник повестей Фредерика Форсайта. Эта книга в очередной раз подтверждает репутацию автора как блестящего мастера жанра, ведь каждое из вошедших в нее произведений – настоящий шедевр!

Форсайт Фредерик  
обложка книги Шпион императора Шпион императора

Как изменчива судьба! Всемогущий император, влюбленный в молодую жену, рождение желанного наследника – казалось бы, что еще нужно для счастья? Оказалось, нужно завоевать Россию – и с этого момента фортуна изменяет Наполеону. Он терпит поражение в войне, Мария Луиза оставляет мужа, сенат лишает его трона… По дороге в изгнание на остров Эльба враги Наполеона хотели убить его, но любовь и преданность фаворитки спасли жизнь императора. Во время 100-дневного возвращения Наполеона была сделана неудачная попытка выкрасть Марию Луизу, чтобы доставить ее к мужу. Но… судьба неумолима.

Лепеллетье Эдмон Тайна Наполеона  
обложка книги Швейцер Швейцер

Читателю, который раскроет эту книгу, предстоит познакомиться с воистину замечательным сыном XX века.

Доктор философии и приват-доцент теологии одного из старейших европейских университетов, музыкант-органист, видный музыковед и органный мастер в пору творческого расцвета и взлета своей известности сразу в нескольких гуманитарных сферах вдруг поступил учиться на врача, чтобы потом уехать в глухие дебри Центральной Африки и там на протяжении пол-столетия строить больничные корпуса на свои с трудом заработанные деньги, без вознаграждения и без отдыха лечить прокаженных, врачевать язвы, принимать роды.

И при этом он не оставил музыку, не бросил философию, а, напротив, поднялся и в той и в другой области доеще более высокого уровня.

Носик Борис Михайлович Жизнь замечательных людей  
обложка книги Шуберт Шуберт

Книга посвящена жизни и творчеству великого австрийского композитора Франца Шуберта.

Кремнев Борис Григорьевич Жизнь замечательных людей  
обложка книги Ширь и мах (Миллион) Ширь и мах (Миллион)

Впервые этот исторический роман был издан под названием «Миллион» в 1885 году.

Салиас Евгений Андреевич  
обложка книги Шестидневная война Шестидневная война

В течение года, предшествовавшего беспримерной победе Израиля в Шестидневной войне, арабский мир играл в опасную игру, смысл которой заключался в подталкивании мира к краю пропасти...

Черчилль Уинстон Спенсер, Черчилль Рэндольф Спенсер  
обложка книги Шесть голов Айдахара Шесть голов Айдахара

«Шесть голов Айдахара» – вторая книга знаменитой исторической трилогиии «Золотая Орда». Ильяс Есенберлин – впервые в казахской литературе сумел систематизировать отдельные исторические материалы сложнейшего периода расцвета и падения Золотой Орды. Автор с эпическим размахом отобразил реальный динамизм исторических событий, создал неповторимые образы людей Великой степи той эпохи.

Есенберлин Ильяс Золотая Орда  
обложка книги Шестиглавый Айдахар Шестиглавый Айдахар

«Шестиглавый Айдахар» – первая книга знаменитой исторической трилогиии «Золотая Орда». Ильяс Есенберлин впервые в казахской литературе сумел систематизировать отдельные исторические материалы сложнейшего периода расцвета и падения Золотой Орды. Автор с эпическим размахом отобразил реальный динамизм исторических событий, создал неповторимые образы людей Великой степи той эпохи.

Есенберлин Ильяс Золотая Орда  
обложка книги Шикаста Шикаста

Роман «Шикаста» открывает знаменитый «космический» цикл, состоящий из пяти книг и повествующий о противоборстве трех могущественных космических империй — Канопуса, Сириуса и Путтиоры. Одно из лучших произведений Дорис Лессинг, лауреата Нобелевской премии в области литературы за 2007 год.

Лессинг Дорис  
Шестая печать

Уважаемые читатели!

Позвольте представить на ваш суд роман в силу стечения обстоятельств отправленный в «стол» издателями.

Роман этот был закончен как раз тогда, когда на российский книжный рынок был выброшен «Код да Винчи», и именно это обстоятельство, видимо, сыграло негативную роль в книжной жизни романа.

Хочу предупредить, что если вы ищете сюжет или героев созвучных героям Дэна Брауна, то в этой книге вы их не найдете.

Может вам будет интересно, что автор романа прожил больше пятнадцати лет на Западе и в основу своего произведения положил различные собственные наблюдения людей, образа жизни, и построения взаимоотношений.

Ларионова Наталия  
обложка книги ШОА. Ядовитая триада ШОА. Ядовитая триада

Здесь - попытка разглядеть в истории корни ненависти, приведшей человечество к конвейерному убийству определённой его части, которое называют Катастрофой евреев, Холокостом, Шоа, а точнее всего по-гитлеровски: "Окончательным решением еврейского вопроса".

Уникальное это явление, отдаляясь во времени, звучит всё глуше в сознании людей и всё выразительнее в кровавых вакханалиях XXI-го века.

Глядишь, и по наущению какого-нибудь европейского профессора или полоумного азиатского вождя люди решат, что уничтожения евреев вообще не было, и развернётся новая гульба смерти, неистовей прежних, - решение совсем уж окончательное, не только для евреев, а всеобщее, полное.

И показалось автору уместным сделать книжку, вот эту. Бывшее редко становится уроком, но как не пройтись сквозь времена и страны - а вдруг не без пользы?

МИШЕ АБ  
обложка книги Шопенгауэр Шопенгауэр

Это первая в нашей стране подробная биография немецкого философа Артура Шопенгауэра, современника и соперника Гегеля, собеседника Гете, свидетеля Наполеоновских войн и революций. Судьба его учения складывалась не просто. Его не признавали при жизни, а в нашей стране в советское время его имя упоминалось лишь в негативном смысле, сопровождаемое упреками в субъективизме, пессимизме, иррационализме, волюнтаризме, реакционности, враждебности к революционным преобразованиям мира и прочих смертных грехах.

Этот одинокий угрюмый человек, считавший оптимизм «гнусным воззрением», неотступно думавший о человеческом счастье и изучавший восточную философию, создал собственное учение, в котором человек и природа едины, и обогатил человечество рядом замечательных догадок, далеко опередивших его время.

Биография Шопенгауэра — последняя работа, которую начал писать для «ЖЗЛ» Арсений Владимирович Гулыга (автор биографий Канта, Гегеля, Шеллинга) и которую завершила его супруга и соавтор Искра Степановна Андреева.

Гулыга Арсений Владимирович, Андреева Искра Степановна Жизнь замечательных людей  
обложка книги Шелковый  путь Шелковый путь

Восемнадцать рассказов-самоцветов, вошедших в книгу Дукенбая Досжанова вместе с романом «Шелковый путь», написаны в разное время и щедро отданы читателю. Д. Досжанов — умелый гранильщик своих камений, вобравших в себя чистый свет и теплый голос мастера, пользующегося особыми резцами, только своими инструментами. Точность социального анализа казахской действительности, психологическая разработка характеров, сложный, звучный, узорчатый, многоцветный слог, высокие стилистические достоинства рассказов Д. Досжанова превращают их в яркое явление современной казахской прозы.

Досжан Дукенбай  
Шпионинът Купър Джеймс Фенимор  
обложка книги Школа мужества Школа мужества Малышева Нина Ивановна  
обложка книги Шпионки вне времени Шпионки вне времени

Сборник авантюрных повестей и фанфиков про прекрасных авантюристок на ниве «Плаща и Кинжала».

Чекмарев Владимир Альбертович  
обложка книги Шереметевы. Покровители искусств Шереметевы. Покровители искусств

Корни рода Шереметевых уходят вглубь истории России. Эти знатные бояре были одними из самых богатых и влиятельных при дворе. На протяжении всей истории нашей страны члены рода имели огромное влияние на ход дел в государстве, именно Шереметевы сыграли не последнюю роль при возведении на престол юного Михаила Романова, а в XVIII веке они получили графский титул. Но какой бы статус не имели члены рода Шереметевых, они всегда были рядом с монаршим троном.

Многие из рода были превосходными военными – вспомним хотя бы сподвижника Петра I – фельдмаршала Бориса Шереметева. Придворные интриги и безоговорочная служба царю, любовь и предательство, государственные достижения и военные победы, искусство и благотворительность… История рода Шереметевых – это история царской и императорской России, полная неожиданных поворотов и переплетений.

Блейк Сара  
обложка книги Шалені шахи Шалені шахи

Що наше життя? Гра!.. Для одних — карколомна шахова партія, для інших — протиборство держав і князівств, владних осіб та спадкоємців величезних станів, католиків та православних. Настав час розпочинати чергову партію. У великій грі життями, немов живі шахові фігури, зійшлися князі Василь–Костянтин Острозький і Дмитро Сангушко, княгині Беата Костелецька–Острозька і Гальшка Острозька, очільники перших козацьких повстань Криштоф Косинський і Северин Наливайко зі своїм братом Дем'яном, королі Стефан Баторій і Сигізмунд ІІІ Ваза, королева Анна Ягеллонка, полководець Станіслав Жолкевський.

Литовченко Тимур, Литовченко Олена  
обложка книги Шествие императрицы, или Ворота в Византию Шествие императрицы, или Ворота в Византию

Роман известного современного писателя Руфина Гордина рассказывает о путешествии Екатерины II в новоприобретенные области южной России, особенно в Тавриду — Крым, мыслившийся Потемкиным как плацдарм для отвоевания Царьграда — Константинополя.

Гордин Руфин Руфинович  
обложка книги Шогун Шогун

Шогун беше най-висшия ранг, който някой смъртен можеше да достигне в Япония.

Шогун означаваше върховен военен диктатор. Само един от всички даймио можеше да притежава титлата и само негово императорско величество, божественият син на небето, живеещ в уединение в Киото заедно с императорското семейство, можеше да даде титлата.

С назначаването си шогунът получаваше абсолютната власт: печата и правата на императора.

Шогунът управляваше от името на императора."

Клавел Джеймс The Asian Saga, Азиатска сага  
обложка книги Шутът на кралицата Шутът на кралицата

Династията на Тюдорите е във възход. След смъртта на болнавия Едуард, мечтания наследник на Хенри VIII, в битка за престола една срещу друга се изправят мрачната, трагична фигура на Мери Тюдор, останала в историята като „Кървавата Мери“ и блестящата млада Елизабет, дъщерята на Ан Болейн. Всяка от сестрите е пълна противоположност на другата — те пренасят унаследената от майките си ненавист във вярата, в политиката и в любовта.

Между двете жени като пленница на собствената си вярност се лута Хана, покръстена еврейка, преоблечена като шут на кралица Мери, неудържимо привлечена от чара на Елизабет и лудо влюбена в довереника на младата принцеса Робърт Дъдли, който признава само една власт — властта на собствената си амбиция.

Преследвана от отблясъците на кладите на Инквизицията, Хана търси своя път. Своя път търси и Англия, докато страшното владичество на Мери отива към своя край и на хоризонта изгрява все по-високо звездата на Елизабет, обречена да стане най-великата кралица на своята страна.

Тази книга е още по-добра от „Другата Болейн“. Поражда наслада, подобна на удоволствието от уютно кресло до камината в студена зимна вечер… удоволствие, което може да предложи само един роден разказвач.

Индипендънт он Сънди
Грегъри Филипа Тюдорите  
обложка книги Шлях Богомола. Імператор повені [Романи] Шлях Богомола. Імператор повені [Романи]

Середина IX століття. Східна Європа охоплена війнами. Праукраїнські племена під тиском Хазарії та служителів демонічного божества, знаного під ім’ям Богомола, відступають на Захід. Але й на землях їхньої нової батьківщини — Прикарпаття — ворог не залишає їх у спокої. З глибин віків виринає містичний спадок магів, що загрожує всьому сущому. І Серединний світ людей, і вищі світи богів завмерли у тривожному очікуванні. В цей буремний час у далекому гірському городищі доля зводить героїв роману для того, щоб учергове змінити хід історії. Хоча події, описані у романі «Шлях Богомола», відбулись понад тисячоліття тому, їх відлуння ще й досі можна почути у легендах та переказах гірських народів, у шепотінні вітрів на перевалах, у плескоті кришталевих карпатських джерел та водоспадів.

Події в романі «Імператор повені» відбуваються на сім століть пізніше. Богиня Карна (мати Богомола) не полишає у спокої наш світ. Герой роману несподівано для себе стає обраним воїном, якому судилося протистояти древній і могутній Викрадачці Немовлят. Автор з тонкою іронією змальовує мандри героя світами. Адже хоча часи й змінюються, проте злодійський світ на ім’я Опадло все ще десь поряд з нами.

Єшкілєв Володимир  
обложка книги Штрафники Василия Сталина Штрафники Василия Сталина

Казалось бы, Великая Отечественная война уже завершилась. Но только не для пилотов штрафной авиагруппы, которым приходиться отправиться в служебную командировку в Корею, где в разгаре необъявленая война. Лётчик-ас по прозвищу Анархист и его товарищи втянуты в опасную и непредсказуемую игру. Они обязаны выполнить особое задание сына самого Сталина либо умереть…

Кротков Антон Павлович  
обложка книги Штрафная мразь Штрафная мразь

Осень 1943 года, самый разгар Великой Отечественной войны. Действие повести начинается на прифронтовом полустанке, куда приходит эшелон с пополнением бойцов, для готовящейся к наступлению Красной армии. В одном из вагонов везут будущих штрафников, несколько недель назад освобождённых из тайшетского лагеря, с направлением на передовую. Среди штрафников находится молодой уголовник Энгельс Лученков, сменивший своё «революционное» имя на более простое- Глеб. Вместе с ним в штрафную роту попадают его друзья, вор- рецидивист Никифор Гулыга и аферист Миха Клёпа. Красная армия готовится к наступлению и уже через несколько дней штрафников бросают в бой. Командует штрафной ротой капитан Анатолий Половков. Жёсткий и требовательный командир, после одного из боёв он расстреливает двух бойцов, попытавшихся дезертировать. Его подчинённых трудно назвать ангелами. Каждый из них со своим характером, с собственной «дурью» в голове. Многие из них не против выпить, подраться, нарушить дисциплину или сбегать в самоволку. Но большинство штрафников храбро воюют с врагом, приближая день победы. В штрафники попадают не только уголовники, но и обычные люди, которым не повезло. Кто-то попал в плен, кто- то оказался в окружении или в полицаях. По разному складываются их судьбы. Кто-то погибает, кого — то после ранения переводят в обычные части. Разведывательная группа Гулыги направляется в разведку, приближается к вражеским укреплениям, чтобы взять языка. Ценой огромных усилий им удается захватить немецкого офицера… Но внезапно группа обнаруживает себя. Погибает прикрепленный к группе офицер. Старший лейтенант Мотовилов, оперуполномоченный «СМЕРШ» обвиняет Никифора Гулыгу в измене. Его арестовывают. Через некоторое время погибает Клёпа. Почти уже никого не осталось из тех, с кем когда то Глеб Лученков из лагеря попал в штрафную роту. Только он и бывший колхозник Швыдченко, укравший корову. После одного из страшных боёв, Швыдченко, чтобв облегчить свою жизнь решает донести на Лученкова оперуполномоченному «СМЕРШ» Мотовилову. Сразу же после боя Лученкова берут под арест и помещают в землянку, под охраной часового. Задремав он просыпается от орудийных взрывов. Глеб понимает, что немцы прорвали оборону и надо искать спасения. Ему удаётся выбраться из разбитой землянки, ища спасения он бежит в лес, где получив ранение, попадает в плен. Впоследствии выясняется, что в этом подразделении служат русские, воюющие на стороне врага. Немецкому переводчику в беседе с Лученковым удаётся убедить его в том, что даже отказавшись от сотрудничества он всё равно останется предателем в глазах своего командования и бывших товарищей. Перед ним встаёт проблема нравственного выбора, отказаться от предложения и всё равно умереть предателем, либо остаться жить. Поиск ответов на тему добра и зла, позволяет осмыслить не только решение бойца- штрафника Лученкова, но и всю философию войны.

Герман Сергей Эдуардович  
обложка книги Шепот ветра Шепот ветра

«Ветеран» – сборник повестей Фредерика Форсайта. Эта книга в очередной раз подтверждает репутацию автора как блестящего мастера жанра, ведь каждое из вошедших в нее произведений – настоящий шедевр!

Форсайт Фредерик , Ветеран  
Шерлок Холмс русской революции

Сегодня о Владимире Бурцеве почти забыли. Зато в начале 20-го века имя человека, разоблачившего главного террориста российской империи и десятки других провокаторов, работающих в революционной среде, знали буквально все

Муравьева Елена Александровна  
обложка книги Шествие динозавров Шествие динозавров

Сборник фантастических, приключенческих и исторических произведений, подготовленный и изданный Всесоюзным творческим объединением молодых писателей-фантастов при ИПО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» по материалам очередного семинара, прошедшего в январе-феврале 1991 года в Ялте.

Анфимова Елена, Филенко Евгений Иванович, Шамшурин Валерий Анатольевич, Воробьев Борис Тимофеевич  
обложка книги Шляпа камер-юнкера Шляпа камер-юнкера

Замечательно сказал древнегреческий философ Платон: «Любить – это значит прикасаться к тайне. Но прикоснуться – это не означает постичь её». Великого русского поэта Александра Пушкина нельзя не любить. И прикоснуться к его многогранному таланту и жизни, полной тайн, каждому можно и нужно. Но это совсем не значит, что кто-то способен до конца постичь все тайны и загадки этого гения. Так что каждая история, каждый день немного приоткрывают нам нового Пушкина…

Королев Виктор Владимирович  
обложка книги Шатровы Шатровы

«ШАТРОВЫ» — это первый роман историко-революционной эпопеи Алексея Югова, которая в целом охватывает время от конца первой мировой войны до 1921 года.

Второй роман — «СТРАШНЫЙ СУД» — посвящен событиям гражданской войны, в горниле которой окончательно разрешаются судьбы героев первой книги.

Югов Алексей Кузьмич Шатровы  
обложка книги Широки врата Широки врата

Именинник — успешный юрист в пятом поколении.

Родоначальник юридической династии — доктор, профессор, последний директор Ярославского Демидовского Юридического Лицея Владимир Георгиевич Щеглов, уроженец Тамбовской губернии.

Из самых больших свершений именинника — сын, дом и дерево. А, сколько впереди! И ещё, у именинника на книжной полке три книги о Ланни Бэдде. Теперь будут четыре. А со временем и все одиннадцать.

Издатель/переводчик — тоже из тамбовских. Встретил в тринадцатилетнем возрасте героя саги, своего ровесника, сына человека, занимавшегося внешнеэкономической деятельностью, как и родители издателя. Отсюда непреходящая привязанность к саге о Ланни Бэдде. Сейчас намерился перевести на русский язык и издать 11-томную эпопею о Ланни Бэдде Эптона Синклера, показывающую мировую историю с 1913 по 1949 гг.

Синклер Эптон Ланни Бэдд  
обложка книги Широки врата Широки врата Синклер Эптон Ланни Бэдд  
обложка книги Шипка Шипка

Роман посвящен русско-болгарской дружбе, событиям русско-турецкой войны 1877–1878 гг., в результате которой болгарский народ получил долгожданную свободу. Автор воскрешает картины форсирования русскими войсками Дуная, летнего и зимнего переходов через Балканы, героической обороны Шипки в августе и сентябре 1877 года, штурма и блокады Плевны, Шипко-Шейновского и других памятных сражений. Мы видим в романе русских солдат и офицеров, болгарских ополченцев, узнаем о их славных делах в то далекое от нас время.

Курчавов Иван Федорович  
обложка книги Шпигунка Шпигунка

Вона — Сонце, що засліплює зірки… Вона — Мата Харі, танцівниця і спокусниця найбагатших і наймогутніших чоловіків, чиє життя сповнене небезпек та інтриг. Вона кинула виклик забобонам, ставши найлютішим ворогом паризьких аристократок — їхніх дружин… Добропорядна Марґарета вже ставала колись місіс Мак-Леод, аби вирватися на волю. Нове ім’я — німецький позивний Н21 — замість перепустки в покраяній фронтами і кордонами Європі приведе її до французької в’язниці.

Найнебезпечніша шпигунка і подвійний агент? Хто вона, та, що пише листи-сповідь для єдиної людини, яку любила більше за життя, — своєї доньки?

Коельйо Пауло  
обложка книги Шпион трех господ. Невероятная история человека, обманувшего Черчилля, Эйзенхауэра и герцога Виндзорского Шпион трех господ. Невероятная история человека, обманувшего Черчилля, Эйзенхауэра и герцога Виндзорского

Для любителей загадок истории книга «Шпион трех господ» станет увлекательнейшим путешествием в мир тайн политической арены периода Второй мировой войны.

Мортон Эндрю  
обложка книги Шел снег Шел снег

Сентябрь 1812 года. Французские войска вступают в Москву. Наполеон ожидает, что русский царь начнет переговоры о мире. Но город оказывается для французов огромной западней. Москва горит несколько дней, в разоренном городе не хватает продовольствия, и Наполеон вынужден покинуть Москву. Казаки неотступно преследуют французов, заставляя их уходить из России по старой Смоленской дороге, которую разорили сами же французы. Жестокий холод, французы режут лошадей, убивают друг друга из-за мороженой картофелины. Через реку Березину перешли лишь жалкие остатки некогда великой армии.

Герой книги, в зависимости от обстоятельств, становятся то мужественными, то трусливыми, то дельцами, то ворами, жестокими, слабыми, хитрыми, влюбленными. Это повесть о людях, гражданских и военных, мужчинах и женщинах, оказавшихся волею судьбы в этой авантюрной войне.

«Шел снег» представляет собой вторую часть императорской трилогии, первая часть которой «Битва» удостоена Гран-При Французской академии за лучший роман и Гонкуровской премии 1997 года.

Рамбо Патрик  
обложка книги Штурм Грозного. Анатомия истории терцев Штурм Грозного. Анатомия истории терцев

Новый остросюжетный исторический роман Владимира Коломийца посвящен ранней истории терцев – славянского населения Северного Кавказа. Через увлекательный сюжет автор рисует подлинную историю терского казачества, о которой немного известно широкой аудитории. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Коломиец Владимир  
обложка книги Штормовая волна Штормовая волна

Заканчивается 18 век, Росс Полдарк избран в парламент от Труро и делит свое время между Лондоном и Корнуоллом, а его сердце по-прежнему принадлежит жене Демельзе.

Его старая вражда с Джорджем Уорлегганом всё никак не утихнет, как и запретная любовь Морвенны и Дрейка, брата Демельзы.

Еще до наступления нового столетия Джорджа и Росса объединит страшная потеря, пересилив соперничество, как и Морвенну с Дрейком, но трагедия принесет им надежду.

Грэм Уинстон Сага о Полдарках  
обложка книги Шоколад на крутом кипятке Шоколад на крутом кипятке

«Шоколад на крутом кипятке» открывает новую страницу в латиноамериканском «магическом реализме». Эта книга самым парадоксальным образом сочетает в себе реальность и вымысел, эротику и мистику, историю любви и рецепты блюд мексиканской кухни. За свой дебютный роман Лаура Эскивель получила такую престижную литературную награду, как приз Американской Ассоциации книготорговцев.

Представление о мексиканских сериалах вы, наверняка, имеете. «Шоколад на крутом кипятке» — из той же когорты. Он любит ее, она любит его, но по каким-то сложным причинам они много-много лет не могут быть вместе. Зато потом воссоединяются с такой силой страсти, что умирают в объятиях друг друга. Приправлено все это, на радость читателю, острым юмором. И, на радость кулинарам, бесконечными рецептами блюд, кои изготавливаются главной героиней, прирожденной кухаркой, пылкой и верной единственной любви Титой, по ходу действия. Любовь с перчиком — мексиканская экзотика!

Эскивель Лаура  
Шанс Холодов Владимир  
Школа на пригорке Топорков Владимир Фёдорович  
обложка книги Шла и смеялась, шла и смеялась… Шла и смеялась, шла и смеялась… Щербакова Галина Николаевна  
обложка книги Шантаж Шантаж

Две подруги. Общие радости, слезы, надежды. И... общий мужчина. Для одной он – источник доходов, благосостояния, славы. Для другой – единственный и неповторимый.

Проходят годы, и треугольник мучительных страстей взрывается самым неожиданным образом. Любовь и предательство, победы и поражения, бескорыстие и криминал – через все проходят герои этой истории, которая начинается в 60-е годы и заканчивается в наши дни.

Малков Семен Две судьбы  
Шлем

Мистер Эндрю Лимен приобрел замечательный парик, который очень хорошо на нем сидел, а главное, прикрывал черную круглую вмятину над бровью.

Теперь мистер Эндрю может сделать предложение, давно нравящейся ему соседке, а сделав его, рассказать историю своего ранения.

Брэдбери Рэй  
обложка книги Шкатулка сновидений Шкатулка сновидений

Молодой герой неожиданно просыпается в одном поезде с доктором Фрейдом и садистом-проводником. Он не может вспомнить, кто он такой и куда направляется. Вскоре выясняется, что его ждут в одном замке, где он должен прочесть лекцию по искусству йодля (манере пения тирольцев). Пытаясь выяснить в библиотеке хозяина замка, что он вообще знает об этой теме, он неожиданно сталкивается с его дочерью, ненасытный сексуальный аппетит которой перешел все границы дозволенного. Автор проводит читателя через причудливое переплетение различных историй, сновидений внутри сновидения, с персонажами, чья реальность постоянно меняется. Неожиданное возвращение в исходную точку повествования приводит к алхимической трансформации главных героев, существующих внутри призрачного мира фантазии, где «ничто не истина, все дозволено».

Мэдсен Дэвид  
обложка книги Шел густой снег Шел густой снег

САКА Серафим, прозаик, кинодраматург. Родился в 1935 году в селе Ванчикэуцы Черновицкой области Украинской ССР. В 1965 году окончил Кишиневский педагогический институт, а в 1967 году – Высшие курсы сценаристов в Москве. Работал несколько лет сельским учителем, затем журналистом, является автором ряда киносценариев. Русскому читателю знаком по книге повестей и рассказов «За столом молчания» («Советский писатель», 1975),

Сака Серафим  
обложка книги Шалинский рейд: роман Шалинский рейд: роман

В своем новом романе Герман Садулаев (р. 1973) возвращается к чеченской теме, с которой он и дебютировал в литературе. «Шалинский рейд» – полудокументальная, полухудожественная история одной военной операции, случившей в Чечне в ходе второй войны. Главный герой – Тамерлан Магомадов, учившийся еще в Ленинградском государственном университете на юриста, возвращается домой, в село Шали. Через его судьбу и судьбу его друзей и близких проходит кровавое колесо независимой Ичкерии и федеральной единой России. Маленький человек может рассказать о том, о чем молчат газетные сводки. И иногда его роль в большой Истории становится решающей. 

Садулаев Герман  
обложка книги Шебеко Шебеко

В настоящий сборник включены произведения Ивана Ефремова (1907–1972) и Ивана Гаврилова (1949), пишущих в жанре научной фантастики.

Также представлены произведения, описывающие приключения современных студентов, литературный рассказ Славомира Антоновича (1955) «Сердцеед».


Содержание:

Иван Гаврилов

Зюзин (рассказ)

Шебеко (рассказ)

Володя (рассказ)

Реквием неизвестному Человеку (рассказ)

Нежданный визит (рассказ)

Нечистая сила (рассказ)

Молодая поросль (роман)

Иван Ефремов

Тень минувшего

Олгой-Хорхой

Славомир Антонович

Сердцеед


Составитель И. Д. Гаврилов

Ефремов Иван, Гаврилов Иван, Антонович Славомир  
обложка книги Штормовой день Штормовой день

Роман «Штормовой день» на русском языке публикуется впервые. Его героиня молода, но ее характер привлекателен: Ребекка — натура страстная, импульсивная. Она готова взорвать размеренность устоявшейся жизни. Наступает время перемен. Пришла пора ей и ее близким по-иному посмотреть друг на друга.

Пилчер Розамунда  
обложка книги Шахмати для дибілів: цейтнот доктора Падлючча Шахмати для дибілів: цейтнот доктора Падлючча Бриних Михайло  
обложка книги Шестьдесят рассказов Шестьдесят рассказов

Рассказы Дино Буццати.

Они связаны не столько сюжетно, сколько концептуально.

Их сравнивают с творениями Борхеса и Кортасара. Кафки, Эдгара По и Амброза Бирса.

Они балансируют на грани магического и мистического реализма, притчи, литературной сказки и даже интеллектуальной фантастики.

Стиль этих жемчужин «малой прозы» скуп, лаконичен и, казалось бы, равнодушен, но именно благодаря этому приему Буццати удастся подчеркнуть необычность сюжетов и вызвать у читателя мощный — зачастую на грани шока — эмоциональный отклик.

Буццати Дино  
обложка книги Школа для мальчиков Кассандры Френч Школа для мальчиков Кассандры Френч

Остроумный, динамичный и увлекательный роман от известного американского писателя Эрика Гарсия, автора «Динозавров».

С точки зрения Кассандры Френч, мужчин надо воспитывать. Чем она и занялась, организовав в подвале собственного дома нечто вроде школы для мальчиков – правда, с усиленным режимом. «Цепи на ноги, браслеты на руки – и ты полностью в моей власти. Слушай мой голос, следи за движениями, чувствуй мое дыхание… Я твоя последняя надежда на лучшее, я тебя, мой мальчик, перевоспитаю…»

За перевоспитание сильной половины человечества Кассандра взялась не на шутку, свято веря, что действовать нужно не пряником, а кнутом и наручниками. Мучительница придает «достойный человеческий облик» уже трем своим ученикам. Будь осторожен, не стань четвертым.

Гарсия Эрик  
ШВЕДСКИЙ ПЁС Георгиевская Елена  
обложка книги Шедевр блекфута Шедевр блекфута

Шервуд Андерсон — один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века.

Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.

Андерсон Шервуд  
обложка книги Штучки! Штучки!

М.: Фантом Пресс: Эксмо, 2008. – 224 с. (Серия «Легкие книги»)

ISBN: 978-5-86471-455-3

Переводчик: Александра Василькова

Оригинал: Arièle Butaux “Morue!”, 2006


OCR – vanilla

Spell-Check – natasha-shubina

http://lady.webnice.ru/


«Козлы!» – восклицали Элиза, Флоранс и Каролина, героини Ариэль Бюто. «Ну и штучки!» – отвечает им прекрасный принц, чей белый конь порядком притомился. Чем была бы любовь без ласковых словечек, чем была бы любовь, если бы мы не называли друг друга разными птичками, рыбками… да пусть и ругательствами?

«Штучки!» – новая книга Ариэль Бюто, это продолжение романа в новеллах «Козлы!». Три молодые женщины, так храбро бросавшие вызов опасностям любви и прочим природным катастрофам в первой книге, снова с нами. Разочаровавшись в браке, материнстве и даже супружеской измене, они наконец-то дают мужчинам сдачи и получают от этого огромное удовольствие. Поездка на выходные в Нормандию оборачивается кошмаром; брошенная мать семейства строит планы страшной мести; бестактность любовника, вздумавшего тайно пробраться на девичник, будет безжалостно наказана… Зубы скрипят, двери хлопают, подробности убивают. Ирония и юмор в историях этих милых штучек слились с нежностью и французским шармом. Новая книга одной из лучших современных французских писательниц, «младшей сестры Анны Гавальды», как ее окрестила пресса, – настоящее удовольствие, в котором смешаны улыбки и слезы, печаль и веселье, серьезность и легкомыслие.

Бюто Ариэль Козлы  
обложка книги Школа, как это было... Часть I Школа, как это было... Часть I

Роман — размышление, роман — притча и роман — приключения.

Пятеро одноклассников, попадают в сложную и запутанную историю. Первый раз — в школе. Второй раз — через 25 лет. Вместе с остальными одноклассниками они начинают осознавать значение школы в их жизни. И после многочисленных приключений — ценность дружбы.

Первая часть трилогии.

Стенкин Георгий  
обложка книги Школа, как это было... Часть II Школа, как это было... Часть II

Роман — размышление, роман — притча и роман — приключения.

Пятеро одноклассников, попадают в сложную и запутанную историю. Первый раз — в школе. Второй раз — через 25 лет. Вместе с остальными одноклассниками они начинают осознавать значение школы в их жизни. И после многочисленных приключений — ценность дружбы.

Вторая часть романа-трилогии «Школа, как это было…».

Стенкин Георгий  
Шла собака по роялю Токарева Виктория  
обложка книги Шарфик Шарфик

Нет, все-таки надо любить! Надо влюбляться, сходить с ума, назначать свидания, задыхаться, тряся грудью, бежать к метро!


Да – возраст, да – недостаток кальция, фтора, чего там еще… у каждого своя гормональная история.

Но душе-то все равно пятнадцать лет!

Рубина Дина Ильинична  
обложка книги Школа света Школа света

Рубина Дина  
обложка книги Шкафчик под кухонным сливом Шкафчик под кухонным сливом

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Сосновский Ежи Ночной маршрут  
обложка книги Шляпа моего родственника Шляпа моего родственника

Арон Тамаши — один из ярких и самобытных прозаиков, лауреат государственных и литературных премий ВНР.

Рассказы, весьма разнообразные по стилистической манере и тематике, отражают 40-летний период творчества писателя.

Тамаши Арон  
Шалаш Кунин Владимир  
обложка книги Шолом Алейхем! Шолом Алейхем!

В последний том Собрания сочинений Шолом-Алейхема включены: пьесы, заметки о литературе, воспоминания из книги "Еврейские писатели", письма.

Алейхем Шолом  
обложка книги Шкатулка воспоминаний Шкатулка воспоминаний

Клод Пейдж. Одно из самых таинственных имен бурного XVIII века Загадочный авантюрист – или великий изобретатель?

Жизнь его была полна приключений и крутых поворотов – от нищеты и безвестности к богатству и славе, от покоя – к смертельной опасности…

По слухам, он обладал поистине сверхъестественной властью над механизмами и… женщинами.

Согласно легенде, одно из его изобретений сыграло поистине мистическую роль в судьбе Марии-Антуанетты…

В чем заключалась его тайна?

Современный исследователь снова и снова пытается отыскать ускользающую истину!

Разгадка скрыта в старинной шкатулке…

Курцвейл Аллен  
обложка книги Штабная сука Штабная сука

Книга молодого писателя Валерия Примоста — это плод его личного опыта и мучительных раздумий. Она повествует о жизни солдата в Забайкальском военном округе серединиы восьмидесятых, о давящем человеческие судьбы армейском механизме. Это обнаженный до крика рассказ о том, чего не может быть между людьми, о том, какая хрупкая грань отделяет человека от нечеловека, от человека, превратившегося в одноклеточное либо в хищного зверя.

Примост Валерий Юрьевич  
обложка книги Шарлотта Исабель Хансен Шарлотта Исабель Хансен

Ярле Клеппу двадцать пять, он без пяти минут выпускник университета, подающий блестящие надежды исследователь творческого метода Марселя Пруста. Он вполне счастлив своим рафинированным академическим существованием и необременительными отношениями с красавицей Хердис. «Жизнь на службе у мысли» — такой видится ему собственная судьба. Пока однажды он не получает официального предписания пройти ДНК-тест на установление отцовства. Для Ярле это как гром среди ясного неба. Теперь от столкновения с реальной жизнью ему не уйти, придется срочно повзрослеть. Но хочет ли Ярле, способен ли он, сумеет ли?..

Ренберг Туре  
обложка книги Шаговая улица Шаговая улица

"Все, что написал Логинов, отмечено его необыкновенной взыскательностью... Но, самое главное, он профессионален в описании сострадания к жизни будущего, в жизни природы, в нелегких взаимоотношениях людей. Это наш писатель и наш человек" (Сергей Есин, Ректор Литературного института).

"...интересные, оригинальные философские размышления автора о прошлом. настоящем и будущем, выраженные средствами добротной художественной прозы" (Георгий Садовников, автор сценария фильма "Большая перемена").

Логинов Василий  
Шмелиный мед Торгни Линдгрен  
обложка книги Шоколад Шоколад

Ветром карнавала в тихий городок на юге Франции заносит таинственную красавицу Вианн Роше, и она соблазняет благочестивых горожан своей красотой, духом свободы и невиданным прежде лакомством — шоколадом.

Фильм Лассе Халльстрома «Шоколад» соблазнил зрителей блистательной игрой Жюльетт Бинош и Джонни Дэппа.

Теперь вам предстоит узнать изысканный вкус шоколада, приготовленного английской писательницей Джоанн Хэррис.

Роман «Шоколад». Удовольствие страсти.

Хэррис Джоанн , Шоколад Скачивание и чтение запрещены по требованию "Вебконтроль", как представителя "ЭКСМО"
обложка книги Школа насилия Школа насилия

Учителю истории под сорок, и он безумно влюблен в свою ученицу… Где-то мы уже читали об этом, не так ли? Но тут налицо еще целый класс лолит и будущих потенциальных насильников. Учитель не понимает их жестов, их языка, их ритуалов… Или на рубеже веков все дети таковы?.. Снедаемый греховной страстью, Франк Бек входит в конфликт с собой и с «поколением next». За кем будет последнее слово? Изобилующий современным молодежным сленгом, нарочито небрежный, язык романа является дополнительной краской на этом шокирующем полотне.

Ниман Норберт  
обложка книги Ш-ш-а... Ш-ш-а...

Отец Рея Пуласки погиб при невыясненных обстоятельствах. Рей носит в себе эту тайну, желая понять, как все было на самом деле, а заодно – как вообще устроен мир, в котором он вынужден жить. Рей чувствует себя изгоем и одновременно существом особенным. У него своя реальность, которая движется параллельно с реальностью других людей. Пытаясь отыскать истину, он колесит по Америке, встречается со многими, часто экстравагантными, личностями, попадает в замысловатые, порой драматические ситуации. Удастся ли ему найти то, что он ищет?

Тот Пол А  
Шлаф штунде Кацир Иехудит  
обложка книги Шопенгауэр как лекарство Шопенгауэр как лекарство

Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить давнюю ошибку и вылечить пациента, с которым двадцать лет назад потерпел крах. Филип — философ по профессии и мизантроп по призванию — планирует заниматься «философским консультированием» и лечить людей философией Шопенгауэра — так, как вылечил когда-то себя. Эти двое сталкиваются в психотерапевтической группе и за год меняются до неузнаваемости. Один учится умирать. Другой учится жить. «Генеральная репетиция жизни», происходящая в группе, от жизни неотличима, столь же увлекательна и так же полна неожиданностей.

Ирвин Д. Ялом — американский психотерапевт, автор нескольких международных бестселлеров, теоретик и практик психотерапии и популярный писатель. Перед вами его последний роман. «Шопенгауэр как лекарство» — книга о том, как философия губит и спасает человеческую душу. Впервые на русском языке.

Ялом Ирвин  
обложка книги Шведские спички Шведские спички Са­ба­тье Ро­бер Швед­ские спич­ки, Les allumettes suйdoises  
Шарф Сапожков Игорь  
Шоколадная война

...Это поле предназначено для аннотации...

Кормер Роберт  
обложка книги Шестьсот лет после битвы Шестьсот лет после битвы

Новый роман А. Проханова «Шестьсот лет после битвы» — о сегодняшнем состоянии умов, о борении идей, о мучительной попытке найти среди осколков мировоззрений всеобщую истину.

Герои романа прошли Чернобыль, Афганистан. Атмосфера перестройки, драматическая ее напряженность, вторжение в проблемы сегодняшнего дня заставляют людей сделать выбор, сталкивают полярно противоположные социальные силы.

Проханов Александр Андреевич  
обложка книги Шанхай. Любовь подонка Шанхай. Любовь подонка

Главный герой романа Вадима Чекунова «Шанхай» преподает русский язык в одном из шанхайских университетов. В российском прошлом остались: взрыв на Каширке, после которого герой принял окончательное решение уехать из России, любимо-постылая бывшая жена и вся русская культура в целом, обращениями к которой наполнен роман.

Он – русский «angry writer» начала нового столетия, – «рассерженный». Его не устраивает новый мир российской действительности, потому что здесь нет ничего стоящего и искреннего, все в разной степени гадко и фальшиво.

Герой необщителен, замкнут, мелочен, подозрителен, агрессивен при похмелье и патологически лжив с раннего детства; наряду с этим бывает развязен, инфантилен, сентиментален и склонен к душевному эксгибиционизму. Эдакий романтичный подонок. И вдруг, нечаянным даром небес, в жизнь подонка приходит любовь к юной китайской девушке, в платье из красных шелков, где золотом вышиты осы, цветы и драконы. Любовь, которая прекрасна, как жизнь, и неотвратима, как смерть… Тема смерти – будущей, неизбежной – постоянно присутствует в тексте, начиная от взрыва на Каширском шоссе и заканчивая страшным землетрясением в Сычуани.

Роман написан в стилистике «оборванных строк»: обрывки воспоминаний, вырванные из записной книжки странички с описанием жизни «на китайщине», рваные куски настоящего, клочки предчувствий, невесомые фантики судьбы…

Спонтанность, разорванность, фрагментарность – вот отличительные черты романа.

Из путевых шанхайских заметок автор создал исповедальный роман о жизни и любви маленького русского человека за границей.

Чекунов Вадим  
обложка книги Шут Шут Танидзаки Дзюнъитиро  
Шелест срубленных деревьев Канович Григорий  
ШАЛЬ Рой Олег  
обложка книги Шаманский космос Шаманский космос

"Представьте себе, что Вселенную можно разрушить всего одной пулей, если выстрелить в нужное место.

"Шаманский космос" — книга маленькая, обольстительная и беспощадная, как злобный карлик в сияющем красном пальтишке. Айлетт пишет прозу, которая соответствует наркотикам класса А и безжалостно сжимает две тысячи лет дуалистического мышления во флюоресцирующий коктейль циничной авантюры.

В "Шаманском космосе" все объясняется: зачем мы здесь, для чего это все, и почему нам следует это прикончить как можно скорее.

Если вы ждали кого-то, кто напишет Библию XXI века, если вы ждали новой убийственной веры для кислотного поколения рейв-культуры, если вы ждали первого из великих неомодернистов нового века: считайте, что вы дождались".

Грант Моррисон, создатель комикса «Невидимые»

Айлетт Стив  
Шоша

Роман "Шоша" впервые был опубликован на идиш в 1974 г. в газете Jewish Daily Forward. Первое книжное издание вышло в 1978 на английском. На русском языке "Шоша" (в прекрасном переводе Нины Брумберг) впервые увидела свет в 1991 году - именно с этого произведения началось знакомство с Зингером русскоязычного читателя.

Башевис Зингер Исаак  
Шутка Туманова Ольга  
Шаль. Роза

В этот сборник, одну из лучших книг о Холокосте, входят рассказ «Шаль», он включался во многие антологии, и повесть «Роза», опубликованная вслед за рассказом.

В «Шали» героиня рассказа — в концлагере, в повести «Роза» она же, ей удалось выжить, — в благополучной Америке, но ее жизнь все еще определяют ужасы прошлого. Время не всегда лечит, не все раны и не у всех затягиваются. Лишь тридцать лет спустя, на пороге старости, Роза сможет пересилить свое горе.

Озик Синтия  
обложка книги Школа капитанов Школа капитанов

Повесть «Школа капитанов» была удостоена специального приза «Голос поколения» в рамках премии «Дебют» в 2003 году.

Иванов Андрей Владимирович  
Шишиги Можаев Борис Андреевич  
Шорник Можаев Борис Андреевич  
Шесть дней, которые потрясли мой мир. Повесть Троичанин Макар  
Шумашедший Сафонова Анна  
Шея черного котенка Кортасар Хулио Восьмигранник  
обложка книги Шаги по следам Шаги по следам

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни. Многие из представленных рассказов публикуются впервые.

Кортасар Хулио , Восьмигранник  
обложка книги Шанхай.  Любовь подонка Шанхай. Любовь подонка

Главный герой романа Вадима Чекунова "Шанхай" преподает русский язык в одном из шанхайских университетов. В российском прошлом остались: взрыв на Каширке, после которого герой принял окончательное решение уехать из России, любимо-постылая бывшая жена и вся русская культура в целом, обращениями к которой наполнен роман.

Он — русский "angry writer" начала нового столетия, — "рассерженный". Его не устраивает новый мир российской действительности, потому что здесь нет ничего стоящего и искреннего, все в разной степени гадко и фальшиво.

Герой необщителен, замкнут, мелочен, подозрителен, агрессивен при похмелье и патологически лжив с раннего детства; наряду с этим бывает развязен, инфантилен, сентиментален и склонен к душевному эксгибиционизму. Эдакий романтичный подонок. И вдруг, нечаянным даром небес, в жизнь подонка приходит любовь к юной китайской девушке, в платье из красных шелков, где золотом вышиты осы, цветы и драконы. Любовь, которая прекрасна, как жизнь, и неотвратима, как смерть… Тема смерти — будущей, неизбежной — постоянно присутствует в тексте, начиная от взрыва на Каширском шоссе и заканчивая страшным землетрясением в Сычуани.

Из путевых шанхайских заметок автор создал исповедальный роман о жизни и любви маленького русского человека за границей.

Чекунов Вадим  
Штрихи к портрету

В романе, открывающем эту книгу, автор знаменитых «физиологическим оптимизмом» четверостиший предстает наделенным острым социальным зрением. «Штрихи к портрету» главного героя романа оказываются и выразительными штрихами к портрету целой исторической эпохи.

Губерман Игорь  
Шрам

Новый рассказ Евгения Гришковца.

Гришковец Евгений  
обложка книги Шум прибоя Шум прибоя

Юкио Мисима — самый популярный в мире японский писатель, автор таких бестселлеров, как "Золотой храм" и "Исповедь маски", человек, живший и умерший на предельном накале драматизма.

С присущей всем его произведениям шокирующей парадоксальностью идей, глубоким психологизмом и виртуозностью стиля "Шум прибоя" повествует о разворачивающейся в рыбацком поселке истории любви, навеянной греческим мифом о Дафнисе и Хлое.

Это самый «летний» роман писателя.


Мисима Юкио  
обложка книги Шлем ужаса Шлем ужаса

Повесть "Шлем ужаса" стала результатом реализации международного проекта издательства Canongate, которое обратилось к самым ярким и популярным писателям современности с предложением переписать на новый лад ряд мифов. Наряду с Виктором Пелевиным в этом проекте принимали участие такие известные зарубежные писатели как Дженет Уинтерсон, Умберто Эко, Карен Армстронг и ряд других признанных мастеров своего жанра.

Виктор Пелевин так рассказывает о своей работе над новой книгой: "Это очень интересный проект издательства: всем участникам было дано задание написать версию какого-нибудь мифа по своему выбору, в любой форме. Я попросил дочку своих знакомых итальянцев выбрать для меня миф, она долго думала, а потом прислала мне мэйл с одним единственным словом Minotaurus…"

В результате на свет появилось изложение мифа о Минотавре, написанное в форме интернет-чата. Пересказывать произведения самого популярного и загадочного российского писателя Виктора Пелевина - дело не благодарное, каждый найдет в его книгах что-то интересное и новое для себя, поэтому скажем о повести лишь несколько слов. Вы наверняка помните миф о том, как великий герой Афин - Тесей смог победить Минотавра и с помощью Ариадны покинуть лабиринт, из которого невозможно было найти выхода. Наша жизнь - это тоже лабиринт, в котором к успеху ведут лишь окольные пути, а за удачей неизменно следует крушение. Идя вперед, преодолевая все сложности, мы постепенно приходим к цели. Каждый из нас находит свой выход из лабиринта, отыскав свою путеводную нить Ариадны.

Пелевин Виктор  
Шаpф Дорофеев Владислав Юрьевич  
Школа ангелов

«Школа ангелов» – это посещение Соловецких островов и монастыря. Рассказ о подчас невероятной истории и суровом быте монастырской жизни, восхищение перед физическими, а прежде всего духовными достижениями подвижников, жуткий период концлагерной реальности. С героем в этой поездке его дети.

Дорофеев Владислав Юрьевич  
Шампанское с желчью Горенштейн Фридрих Наумович  
обложка книги Шесть гиней Шесть гиней

Новеллы, включенные в сборник, знакомят читателя с повседневной жизнью Египта начала XX века, с политическими и социальными проблемами. Авторы переносят нас из деревни в город, из глухой провинции, где господствуют прадедовские бедуинские обычаи, в «высший свет» современного Каира, с александрийского пляжа в мрачные застенки тюрьмы; показывают Египет богатый и Египет бедный, Египет плачущий и Египет смеющийся, Египет, цепляющийся за старые традиции, и Египет, борющийся за новую жизнь.

Все новеллы сборника объединяет одна характерная для них черта — их гуманистическая направленность, любовь к человеку. Авторы стремятся подчеркнуть человечное в своих героях — оно есть и в наемном убийце Байюми, и в бедняке-стороже, отдавшем свои последние сбережения такому же бедняку, как он, и в крестьянской девушке, опорочившей себя в глазах возлюбленного лишь для того, чтобы спасти его жизнь, и в богатом чиновнике, который с уважением отнесся к чувству не любящей его женщины…

Гуманизм — самая важная черта современной египетской литературы, которая свидетельствует о ее современности и жизненности, то свойство, которое особенно важно для нас, потому что благодаря ему египетские писатели помогают нам постичь внутренний мир современного египтянина, его мысли и чувства.

Теймур Махмуд, аль-Хаким Тауфик, Махфуз Нагиб, Идрис Юсуф, Селим Шихаде, аль-Хамиси Абд ар-Рахман, аль-Вардани Ибрагим, Хабрук Исмаил, аль-Хули Лютфи, Мунис Хусейн, Нагиб Изз ад-Дин, Муниб Фарук, аль-Киляни Нагиб  
обложка книги Шпионы Шпионы

Лондонское предместье, начало 1940-х. Два мальчика играют в войну. Вообразив, что мать одного из них – немецкая шпионка, они начинают следить за каждым ее шагом. Однако невинная, казалось бы, детская игра неожиданно приобретает зловещий поворот… А через 60 лет эту историю – уже под другим углом зрения, с другим пониманием событий – вспоминает постаревший герой.

Майкл Фрейн (р. 1933), известный английский писатель и драматург, переводчик пьес А. П. Чехова, демонстрирует в романе «Шпионы» незаурядное мастерство психологической нюансировки. Это тонкая проза, главное в которой – сложная игра восприятий; образ реальности складывается здесь подобно паззлу, составлять который – ни с чем не сравнимое интеллектуальное наслаждение. В 2002 году роман был включен в лонг-лист Букеровской премии.

Фрейн Майкл  
обложка книги Школа беглости пальцев (сборник) Школа беглости пальцев (сборник)

«Я давно уже оплакала музыкальный репертуар моего детства. „Сонатина“ Клементи... „Турецкое рондо“ Моцарта... Бесконечное однообразие этюдов Черни... Сейчас мои пальцы бегут разве что по клавишам компьютера. Но порой нога бессознательно еще пытается нащупать педаль: смягчить тот или другой „звук прозы“, притушить интонацию... Все же накрепко застревает в нас детство – его свет, его слезы, и эти южные звезды, что висели когда-то над самой макушкой, лепетали, мигали, кружили... а с годами тускнеют почему-то и удаляются от нас все дальше и дальше».

Содержание:

Повести:

Когда же пойдет снег?

Двойная фамилия

Рассказы

По субботам

Этот чудной Алтухов

Концерт по путевке «Общества книголюбов»

Астральный полет души на уроке физики

Дом за зеленой калиткой

«Все тот же сон!..»

День уборки

Уроки музыки

Терновник

Один интеллигент уселся на дороге

Яблоки из сада Шлицбутера

Цыганка

Душегубица

Рубина Дина Ильинична  
Шаги за спиной Герасимов Сергей Владимирович  
Шизофрения Герасимов Сергей Владимирович  
Шпоры на кроссовках

Купил однажды мальчик у странного торговца на полупустом рынке рыцарские шпоры…

Верещагин Олег Николаевич  
обложка книги Шатуны Шатуны

Комментарий автора к роману "Шатуны":

Этот роман, написанный в далекие 60-ые годы, в годы метафизического отчаяния, может быть понят на двух уровнях. Первый уровень: эта книга описывает ад, причем современный ад, ад на планете Земля без всяких прикрас. Известный американский писатель, профессор Корнельского университета Джеймс МакКонки писал об этот романе: "…земля превратилась в ад без осознания людьми, что такая трансформация имела место".

Второй уровень — изображение некоторых людей, которые хотят проникнуть в духовные сферы, куда человеку нет доступа, проникнуть в Великое Неизвестное. От этого они сходят с ума, как будто становятся монстрами.

Первый уровень прежде всего бросается в глаза. Вместе с тем, МакКонки пишет, что "виденье, лежащее здесь в основе — религиозное; и комедия этой книги — смертельна по своей серьезности". Очевидно, имеется в виду, что описание ада всегда поучительно с религиозной точки зрения. Вспомним, Иеронима Босха. Кроме того, изображение духовного кризиса неизбежно ведет к контреакции и осмыслению. Иными словами, происходит глубинный катарсис. Поэтому мне не кажется странным, что этот роман спас жизнь двум русским молодым людям, которые рели покончить жизнь самоубийством. Случайно они вместе прочли за одну ночь этот роман — и отказались от этого решения, осуществить которое они уже были готовы.

Тем не менее, не рекомендую читать этот роман тем, кто не подготовлен к такому чтению.

Позиция автора (во всех моих произведениях) одна: это позиция Свидетеля и Наблюдателя, холодная отстраненность. Это ситуация бесстрастного Исследователя. Герои могут безумствовать сколько угодно, но автор остается Исследователем и Свидетелем в любом случае. Если угодно такой исследовательский подход, можно назвать научным.

Мамлеев Юрий  
Штрихи к портретам и немного личных воспоминаний Яковлев Лео  
Шекспир отдыхает Шелегов Валерий Николаевич  
ШЕКСПИР ОТДЫХАЕТ , автора без, Шегелов Валерий Николаевич  
Шёл разведчик по войне Тиранин Александр Михайлович  
обложка книги Шоколадная война Шоколадная война

Четырнадцатилетний Джерри Рено всего-то и сделал, что отказался продавать шоколадные конфеты, которыми по традиции торговали все ученики школы. Но с этого началась настоящая война. Война, в которую втянулись преподаватели, ученики и тайное школьное общество Стражей. Как обычные подростки превращаются в толпу и до чего могут дойти в травле белой вороны? Где находится грань между бездействием и соучастием в жестокости?

Чем закончится шоколадная война и удастся ли Джерри отстоять себя и свой выбор? Роман Роберта Кормье (1925–2000), впервые опубликованный в 1974 году, был восторженно принят критикой. Его сравнивали с «Повелителем мух» Уильяма Голдинга. В Соединенных Штатах книга вызвала бурные дискуссии и, несмотря на сопротивление части учителей, была включена в школьную программу. В 1988 году роман экранизировали.

Кормье Роберт  
Шесть историй о любви Антонов Михаил  
обложка книги Штырь в старой вишне Штырь в старой вишне

Хьелля Аскильдсена (1929), известного норвежского писателя, критики называют «литературной визитной карточкой Норвегии». Эта книга - первое серьезное знакомство русского читателя с творчеством Аскильдсена. В сборник вошли роман и лучшие рассказы писателя разных лет.

Аскильдсен Хьелль Все хорошо, пока хорошо  
обложка книги Шестнадцатый день Хэпворта 1924 года Шестнадцатый день Хэпворта 1924 года

Пятая повесть из цикла о Глассах.

Сэлинджер Джером Дейвид Глассы  
обложка книги Шесть дней Всемирного потопа, или Дневник мотоциклистки Шесть дней Всемирного потопа, или Дневник мотоциклистки

Эти мотоциклы мы выстрадали, заслужили, заработали. Они стали нашими по праву. Мы заплатили за них кровными деньгами, мы горбатились на них целых два года. Почему же тогда все так странно на нас смотрят? Куда подевались радушные хозяева кафе, приветливые официантки, дружелюбные дальнобойщики и просто добряки-автомобилисты? Почему, ну почему за всю поездку, за тысячи километров я так и не увидела участливого лица? А ведь погодка-то явно не для прогулок на мотоцикле, вроде, пожалеть нас надо, так ведь нет — везде встречают равнодушные, иногда неприязненные, а то и откровенно злорадные взгляды. Неужели в этом виноваты именно наши мотоциклы?

Новик Майя  
обложка книги Шахта Шахта

В романе-эпопее «Шахта», созданном на основе воспоминаний одного из участников описываемых событий, перед читателем разворачивается масштабная картина в эпизодах нашего недавнего прошлого, трагического и героического. Ярко и достоверно, порой с горькой иронией, автор рассказывает о судьбах людей того времени.

Балбачан Михаил  
обложка книги Шестьдесят рассказов Шестьдесят рассказов

Дональд Бартельми (1931–1989) — один из крупнейших (наряду с Пинчоном, Бартом и Данливи) представителей американской "школы черного юмора". Непревзойденный мастер короткой формы, Бартельми по-новому смотрит на процесс творчества, опровергая многие традиционные представления. Для этого, одного из итоговых сборников, самим автором в 1982 г. отобраны лучшие, на его взгляд, произведения за 20 лет.

Бартельми Дональд  
Шестая глава «Дон Кихота» Штерн Борис  
обложка книги Шутка Шутка

«Шутка» — первый роман Милана Кундеры, написанный в 1967 году. В этом произведении с виртуозным искусством смешаны роман и философия, идеи и фантазия, серьезность и фривольность… Именно с этой вещи началась европейская известность писателя. Луи Арагон назвал «Шутку» одним из лучших романов XX столетия. 

Читая этот роман Кундеры, постепенно осознаешь: речь не о политике... не об идеологии... и даже не о любви. Он рассказывает нам притчу, и в ней воедино сплелось все, что мог сказать о себе человек нашего времени. Того времени, о котором будущие поколения скорее всего станут вспоминать, лишь как о шутке...

Кундера Милан  
обложка книги Шофер господина полковника Шофер господина полковника

Повесть опубликована в составе сборника "Современная финская повесть". В этой книге представлены три повести, характерные для современной демократической литературы Финляндии, резко отличающиеся друг от друга своеобразием художественной формы. Повесть С. Кекконен рассказывает о постепенном разрушении когда-то крепкого хуторского хозяйства, о нелегкой судьбе крестьянки, осознавшей необратимость этого процесса. Герой повести П. Ринтала убеждается, что всю прошлую жизнь он шел на компромиссы с собственной совестью, поощряя своим авторитетом и знаниями крупных предпринимателей — разрушителей природных богатств страны. В. Мери в своей повести дает социально заостренную оценку пустой, бессодержательной жизни финской молодежи и рисует сатирический портрет незадачливого вояки в полковничьем мундире.

Мери Вейо  
обложка книги Шаль Шаль

В этот сборник, одну из лучших книг о Холокосте, входят рассказ «Шаль» — он включался во многие антологии — и повесть «Роза», опубликованная вслед за рассказом.

В «Шали» героиня рассказа в концлагере, в повести «Роза» она же — ей удалось выжить — в благополучной Америке, но ее жизнь все еще определяют ужасы прошлого. Время не всегда лечит, не все раны и не у всех затягиваются. Лишь тридцать лет спустя, на пороге старости, Роза сможет пересилить свое горе.

Озик Синтия  
обложка книги Шлюпка Шлюпка

Впервые на русском — самый ожидаемый дебютный роман 2012 года. Книга, моментально ставшая бестселлером, удостоившаяся восторженных отзывов нобелевского лауреата Дж. М. Кутзее и букеровского лауреата Хилари Мантел; книга, уже переводящаяся на 18 языков. Но русский перевод — блистательной Елены Петровой, чьи переводы Рэя Брэдбери и Джулиана Барнса, Иэна Бэнкса и Кристофера Приста, Грэма Грина и Элис Сиболд уже стали классическими, — поспел первым! Ведь никакая другая книга так не захватит воображение читателя в столетнюю годовщину катастрофы «Титаника».

Лето 1914 года. Европа на грани войны, но будущее двадцатидвухлетней Грейс Винтер наконец кажется безоблачным: на комфортабельном лайнере она и ее новоиспеченный муж возвращаются из Лондона в Нью-Йорк, где Грейс надеется снискать расположение его матери. Но посреди Атлантики на «Императрице Александре» происходит загадочный взрыв; судно начинает тонуть, и муж успевает пристроить Грейс в переполненную спасательную шлюпку. За те три недели, что шлюпку носит по волнам, Грейс открывает в себе такие бездны, о которых прежде и не догадывалась. Не всем суждено выжить в этом испытании, но по возвращении в Нью-Йорк Грейс ждет испытание едва ли не более суровое: судебный процесс.

Что же на самом деле произошло в спасательной шлюпке?

Какую тайну скрывала «Императрица Александра»?

На что ты готова, чтобы выжить?

Роган Шарлотта  
обложка книги Шайтаны Шайтаны

Рассказ Алисы Ганиевой — яркая, образная зарисовка жизни современного Дагестана, его нравов, обычаем и современного уклада.

Ганиева Алиса  
Шанкр Симонова Дарья Всеволодовна  
обложка книги Шанс дождливого безумия Шанс дождливого безумия Соколов Глеб  
Шесть разъяснительных моментов Кастанеда Карлос  
обложка книги Школа для толстушек Школа для толстушек

Они совершенно разные, у каждой свои проблемы и радости. Единственная отрада Ксюши – ее собаки. Полине изменил обожаемый муж. Ирина – умница, образцовая мать и жена – влюбилась в плейбоя. Но однажды пути трех толстушек пересекаются в удивительном доме, по праву заслужившем прозвище Санаторий для влюбленных. Отныне их общая страсть – воспитание вундеркинда Левы, собачьей своры и борьба с излишним весом. Три женщины сказочным образом преображаются, но это не последний сюрприз, который приготовила им четвертая подруга – судьба…

Нестерова Наталья  
обложка книги Шёлк Шёлк

Роман А. Барикко «Шёлк» — один из самых ярких итальянских бестселлеров конца XX века. Место действия романа — Япония. Время действия — конец прошлого века. Так что никаких самолетов, стиральных машин и психоанализа, предупреждает нас автор. Об этом как-нибудь в другой раз. А пока — пленившая Европу и Америку, тонкая как шелк повесть о женщине-призраке и неудержимой страсти.


На обложке: фрагмент картины Клода Моне «Мадам Моне в японском костюме», 1876

Барикко Алессандро  
обложка книги Шпиль Шпиль

Роман «Шпиль» Уильяма Голдинга является, по мнению многих критиков, кульминацией его творчества как с точки зрения идейного содержания, так и художественного творчества. В этом романе, действие которого происходит в английском городе XIV века, реальность и миф переплетаются еще сильнее, чем в «Повелителе мух». В «Шпиле» Голдинг, лауреат Нобелевской премии, еще при жизни признанный классикой английской литературы, вновь обращается к сущности человеческой природы и проблеме зла.


Голдинг Уильям  
Шашлык на траве

почти автобиографическая проза

Сатарин Ким  
обложка книги Шестеро моих детей Шестеро моих детей

Опубликовано в журнале "Иностранная литература" № 11, 2004

Из рубрики "Авторы номера"

Публикуемый рассказ Meine sechs Kinder взят из сборника Лучшие немецкие рассказы 2001 [Beste deutsche Erzahler. 2001. Stuttgart Munchen: Deutsche Verlags-Anstalt, 2001].

Крюгер Михаэль  
обложка книги Школа добродетели Школа добродетели

Эдварда Бэлтрама переполняет чувство вины. Его маленький розыгрыш обернулся огромной бедой: он подсыпал в еду своему другу галлюциногенный наркотик, и юноша выпал из окна и разбился насмерть. В поисках спасения от душевных мук Эдвард обращается к медиуму и во время сеанса слышит голос, который велит ему воссоединиться с его родным отцом, знаменитым художником, ведущим затворническую жизнь…

Мердок Айрис  
обложка книги Шутка в деле Шутка в деле Бабий Алексей  
Шепот звезд

Журнальный вариант романа опубликован в «Москве» № 12 за 2003 год: http://www.moskvam.ru/2003/12/starostin.htm. После этого роман был кардинально переработан в 2004 году. Последняя правка сделана 9 мая 2005 года.

Роман фактически был написан заново, состоялся как вещь. И — как роман христианский.

Старостин Александр Степанович  
обложка книги Шаги по стеклу Шаги по стеклу

«Шаги по стеклу» — второй роман одного из самых выдающихся писателей современной Англии. Произведение ничуть не менее яркое, чем «Осиная Фабрика», вызвавшая бурю восторга и негодования. Три плана действия — романтический, параноидальный и умозрительно-фантастический — неумолимо сближаются, порождая парадоксальную развязку.

Бэнкс Иен  
обложка книги Шаги по стеклу Шаги по стеклу

«Шаги по стеклу» — второй роман одного из самых выдающихся писателей современной Англии. Произведение ничуть не менее яркое, чем «Осиная Фабрика», вызвавшая бурю восторга и негодования. Три плана действия — романтический, параноидальный и умозрительно-фантастический — неумолимо сближаются, порождая парадоксальную развязку.

Бэнкс Иэн  
Шаман Веллер Михаил Иосифович  
Штрихи к портрету Шукшин Василий Макарович  
обложка книги Школа для дураков Школа для дураков

Небольшое по объему творчество Саши Соколова (р. 1943) – значительное (без преувеличения) и загадочное явление русского языка и литературы второй половины XX века. Мифотворец и эксцентрик, постмодернист и новый классик, блестящий стилист и тонкий психолог, Саша Соколов – один из немногих, кто, смело переосмысливая лучшие традиции классики, возвращает русской литературе современное и всемирное звучание. Роман «Школа для дураков» – самое известное произведение писателя.

Соколов Саша  
обложка книги Шкурка бабочки Шкурка бабочки

«Когда-то я мечтал быть рок-звездой. Стоять на сцене, залитой кровью, как Игги Поп или Ник Рок-н-Ролл. Моя мечта сбылась. Я стал серийным убийцей».

Интернет-газета рассказывает о преступлениях маньяка-убийцы. Амбициозная журналистка, склонная к мазохизму, ищет экстремального секса. Маньяк убивает снова и снова. Эти двое искали друг друга всю жизнь. Там, где они встретятся, останется лишь пустота и боль. А боль не знает лжи.

«Я бы хотел написать книгу, где красота природы и красота смерти слились бы воедино. Эта книга была бы ложью – потому что, когда убиваешь, не думаешь о временах года. Убивая, ты просто убиваешь. И внутри у тебя – только ужас. Ужас и возбуждение».

Если я услышу слово «любовь» – я тебя ударю.

Новый роман Сергея Кузнецова бьет наотмашь.

Кузнецов Сергей  
Шутник Романова Любовь  
Шалости аристократов Вудхауз Пэлем Гренвилл Дживс и Вустер  
обложка книги Шум Шум Зайцев Алексей  
обложка книги Школа, как это было... Школа, как это было...

Роман – размышление, роман – притча и роман – приключения.

Пятеро одноклассников, попадают в сложную и запутанную историю. Первый раз – в школе. Второй раз – через 25 лет. Вместе с остальными одноклассниками они начинают осознавать значение школы в их жизни. И после многочисленных приключений – ценность дружбы.

Первая часть трилогии.

Стенкин Георгий  
обложка книги Шестой этаж пятиэтажного дома Шестой этаж пятиэтажного дома Анар  
Ширали Найленд ДАрси  
обложка книги Шнур Шнур

Когда молоденькая провинциальная журналистка надевает розовую кофточку и задает неприятный вопрос звезде, скандал неизбежен. Но и скучен. А вот когда одна звезда и другая звезда...

Ирина Денежкина стала звездой в одночасье, едва не лишив «Национального бестселлера» господина Проханова с его «Господином Гексогеном». Ирина Хакамада отдала ей свой голос, а Леонид Парфёнов намедля посвятил ей «Намедни». Наделавшая столько шуму книга Денежкиной «Дай мне!» тут же была переведена на 20 языков.

Секрет успеха «Дай мне!» прост — Ирина написала книгу о том, что хорошо знала: о себе и о таких же провинциалах как она. Теперь она звезда и пишет о том, что хорошо знает — о себе и о других звездах. А в целом, всё то же самое — интимные подробности и «изящная» лексика. Скандал неизбежен.

В числе жертв — «Героев её времени» — скандально известный лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров.


Денежкина Ирина  
Шофер такси Липатов Виль Владимирович  
Шестеро Липатов Виль Владимирович  
обложка книги Шляпа из рыбьей чешуи (с иллюстрациями) Шляпа из рыбьей чешуи (с иллюстрациями) павич Милорад  
обложка книги Шахразада. Рассказы Шахразада. Рассказы

Нагиб Махфуз (1911 г. — 2006 г.) — выдающийся египетский писатель, основоположник современной арабской литературы, лауреат Нобелевской премии, автор трех десятков романов и двенадцати сборников рассказов. В 1988 году Нагиб Махфуз награжден Нобелевской премией «за реализм и богатство оттенков арабского рассказа, которые значимы для всего человечества».

«Великий египтянин» и истинный гуманист, близкий как простым людям, так и интеллектуалам, Махфуз был не только блистательным писателем, но и удивительным человеком. Никогда не имея машины, этот скромный человек проводил много времени, прогуливаясь пешком по улицам его родного Каира. Бесчисленные прохожие, желавшие пожать ему руку или расспросить о том или ином произведении, не только не раздражали его, но, наоборот, доставляли радость — общение с простыми египтянами было для Махфуза потребностью. «Мои сограждане имеют право здороваться и разговаривать со мной, если у них есть такое желание. Не забывайте, что их поддержка и чтение моих работ — вот, что принесло мне Нобелевскую премию».

В предлагаемый сборник включены рассказы, уже публиковавшиеся ранее, и новые переводы.

Махфуз Нагиб  
обложка книги Шаш Шаш

Вечный порядок жизни азиатского города Шаш на окраине советской империи нарушает кровавый этнический конфликт между коренными жителями и некоренными. Группа молодых шашей потрясена безвинной гибелью одного из них . Трагические события подвергают испытанию их любовь к родному городу. Друзья решают, что должны отомстить за смерть своего товарища.

Павлов Валерий  
обложка книги Шелк Шелк

Роман А.Барикко «Шелк» — один из самых ярких итальянских бестселлеров конца XX века. Место действия романа — Япония. Время действия — конец прошлого века. Так что никаких самолетов, стиральных машин и психоанализа, предупреждает нас автор. Об этом как-нибудь в другой раз. А пока — пленившая Европу и Америку, тонкая как шелк повесть о женщине-призраке и неудержимой страсти.

Барикко Алессандро  
обложка книги Шпион федерального значения Шпион федерального значения

Эта война никогда не объявлялась, но она давно идет. В ней участвуют сотни и тысячи людей. И воюют по всем законам ведения войны. Даже есть диверсанты и шпионы. Вот как он... Сначала ему предложили перегнать машину с наркотой из Чечни в Россию. Потом поймали и бросили в камеру к отпетым зэкам. Затем предложили работать на ФСБ, дали агентурную кличку Ходок и забросили обратно в Чечню. Так он, чеченец, попал в боевой отряд одного из полевых командиров. И стал передавать в Центр оперативные сведения. Поступившие от Ходока сообщения сомнений не оставляли — в Чечне готовится очередной террористический заговор против России...

Ильин Андрей Третья террористическая  
Шаги Алексин Анатолий  
обложка книги Шарик рассыпался Шарик рассыпался

По-японски шарик – «тама». Это слово многозначно: шар, жемчужина, что-либо редкое. Искусство, очищая нас, создает из грязи драгоценность. Увы, непрочную, как хрупки и мы сами, «дети праха». Но «рассыпаться, как тама» – значит погибнуть, не пожалев своей жизни во имя долга и чести. Это выражение прошло через многие века японской поэзии и прилагается только к доблестным воинам.

Кайко Такэси  
обложка книги Шаг в небо Шаг в небо

Легко быть магом в ролевой игре и воевать деревянным мечом с игрушечным злом. Легко быть молодым и беззаботным. Но кем станешь ты, когда твой мир уничтожен, когда ни у кого нет сил бороться, когда враг жесток и холоден. Что нужно пройти и испытать, чтобы сказать — человек может всё? Всё. Даже умереть за любовь и честь.

Слюсаренко Сергей Сергеевич  
Шлюхи

В гротесковой повести-пьесе «Шлюхи» демократка Аллочка Медная ползает под пулеметными очередями в Останкине, испытывая небывалый доселе оргазм, а таинственное существо из неизвестно какого мира планирует, как шахматист, дальнейшие события в нашей стране. Но правда остается за Никитой Кожемякой и его любимой девушкой Дашей из городка Святая Русь.

Амутных Виталий Владимирович  
обложка книги Школа. Остаться в живых (сборник) Школа. Остаться в живых (сборник)

Школа. Здесь на каждом уроке и перемене идет необъявленная война. Война между учителями и учениками. Между лидерами и слабаками. Между стукачами и людьми.

Одиночество и страх. Конфликты и слезы. Деньги. Ложь. Наркотики. Секс. Предательства.

Здесь все как у взрослых. Здесь все гораздо ярче и сильнее, чем у взрослых.

Здесь нет полутонов. Здесь любят и ненавидят по максимуму.

Здесь каждый звонок звонит по тебе. Здесь важно только одно — пережить очередной учебный день и остаться самим собой.

Лемеш Юля, Комиссарова Ирина, Шаффер Антон, Егоров Александр, Апрелева Наташа, Подгайко Ирина, Кусаинова Жанар, Кирк Зинаида, Прокопович Александр Александрович  
обложка книги Шантарам Шантарам

Впервые на русском — один из самых поразительных романов начала XXI века. Эта преломленная в художественной форме исповедь человека, который сумел выбраться из бездны и уцелеть, протаранила все списки бестселлеров и заслужила восторженные сравнения с произведениями лучших писателей нового времени, от Мелвилла до Хемингуэя.

Грегори Дэвид Робертс, как и герой его романа, много лет скрывался от закона. После развода с женой его лишили отцовских прав, он не мог видеться с дочерью, пристрастился к наркотикам и, добывая для этого средства, совершил ряд ограблений, за что в 1978 году был арестован и приговорен австралийским судом к девятнадцати годам заключения. В 1980 г. он перелез через стену тюрьмы строгого режима и в течение десяти лет жил в Новой Зеландии, Азии, Африке и Европе, но бόльшую часть этого времени провел в Бомбее, где организовал бесплатную клинику для жителей трущоб, был фальшивомонетчиком и контрабандистом, торговал оружием и участвовал в вооруженных столкновениях между разными группировками местной мафии. В конце концов его задержали в Германии, и ему пришлось-таки отсидеть положенный срок — сначала в европейской, затем в австралийской тюрьме. Именно там и был написан «Шантарам». В настоящее время Г. Д. Робертс живет в Мумбаи (Бомбее) и занимается писательским трудом.

«Человек, которого „Шантарам“ не тронет до глубины души, либо не имеет сердца, либо мертв, либо то и другое одновременно. Я уже много лет не читал ничего с таким наслаждением. „Шантарам“ — „Тысяча и одна ночь“ нашего века. Это бесценный подарок для всех, кто любит читать».

Джонатан Кэрролл
Робертс Грегори Дэвид  
обложка книги Школа на краю земли Школа на краю земли

Продолжение мирового бестселлера со скандальной репутацией «Три чашки чая». Грег Мортенсон, чудаковатый альпинист-неудачник, построивший несколько школ в Афганистане и Пакистане, продолжает свою непростую миссию, проникая в самые глухие и отрезанные от цивилизации районы. Грег еще больше раскрывает психологию местного населения, основное внимание уделяя девочкам и молодым женщинам, которые готовы рискнуть всем, что у них есть, чтобы сломать стереотипы, получить образование и реализовать себя.

В мире книги Мортенсона разошлись тиражом более 7 000 000 экземпляров, в России – более 80 000 экземпляров, а сам Грег был удостоен множества премий и наград.

Мортенсон Грег  
обложка книги Шантарам Шантарам

Впервые на русском — один из самых поразительных романов начала XXI века. Эта преломленная в художественной форме исповедь человека, который сумел выбраться из бездны и уцелеть, протаранила все списки бестселлеров и заслужила восторженные сравнения с произведениями лучших писателей нового времени, от Мелвилла до Хемингуэя.

Грегори Дэвид Робертс, как и герой его романа, много лет скрывался от закона. После развода с женой его лишили отцовских прав, он не мог видетьcя с дочерью, пристрастился к наркотикам и, добывая для этого средства, совершил ряд ограблений, за что в 1978 году был арестован и приговорен австралийским судом к девятнадцати годам заключения. В 1980 г. он перелез через стену тюрьмы строгого режима и в течение десяти лет жил в Новой Зеландии, Азии, Африке и Европе, но бόльшую часть этого времени провел в Бомбее, где организовал бесплатную клинику для жителей трущоб, был фальшивомонетчиком и контрабандистом, торговал оружием и участвовал в вооруженных столкновениях между разными группировками местной мафии. В конце концов его задержали в Германии, и ему пришлось-таки отсидеть положенный срок — сначала в европейской, затем в австралийской тюрьме. Именно там и был написан «Шантарам». В настоящее время Г. Д. Робертс живет в Мумбаи (Бомбее) и занимается писательским трудом.

В 2011 году готовится к выходу экранизация романа, продюсером и исполнителем главной роли в которой выступает несравненный Джонни Депп.

«Человек, которого «Шантарам» не тронет до глубины души, либо не имеет сердца, либо мертв, либо то и другое одновременно. Я уже много лет не читал ничего с таким наслаждением. «Шантарам» — «Тысяча и одна ночь» нашего века. Это бесценный подарок для всех, кто любит читать».

Джонатан Кэрролл
Робертс Грегори Дэвид  
обложка книги Шинель без хлястика Шинель без хлястика Астафьев Виктор  
обложка книги Шпиль для гостей Шпиль для гостей Тарасевич Игорь  
обложка книги Шелковый  путь Шелковый путь

Восемнадцать рассказов-самоцветов, вошедших в книгу Дукенбая Досжанова вместе с романом «Шелковый путь», написаны в разное время и щедро отданы читателю. Д. Досжанов — умелый гранильщик своих камений, вобравших в себя чистый свет и теплый голос мастера, пользующегося особыми резцами, только своими инструментами. Точность социального анализа казахской действительности, психологическая разработка характеров, сложный, звучный, узорчатый, многоцветный слог, высокие стилистические достоинства рассказов Д. Досжанова превращают их в яркое явление современной казахской прозы.

Досжан Дукенбай  
обложка книги Шедевр доктора Конан Дойля Шедевр доктора Конан Дойля Веллер Михаил Иосифович  
обложка книги Штормовое предупреждение Штормовое предупреждение

"Штормовое предупреждение" — роман Тима Лотта, посвященный эпохе 80-х.

Лотт Тим  
обложка книги Шаг в небо Шаг в небо

Легко быть магом в ролевой игре и воевать деревянным мечом с игрушечным злом. Легко быть молодым и беззаботным. Но кем станешь ты, когда твой мир уничтожен, когда ни у кого нет сил бороться, когда враг жесток и холоден. Что нужно пройти и испытать, чтобы сказать — человек может всё? Всё. Даже умереть за любовь и честь.

Слюсаренко Сергей Сергеевич  
обложка книги Шейх и звездочет Шейх и звездочет

Судьба свела под одной крышей старинного особняка на тихой тенистой улице Казани, друзей-подростков, астронома и дезертира. С каждым днем растет пропасть между домочадцами и человеком, выдающим себя за фронтовика, а на самом деле все годы войны прятавшимся в тылу.

Эта книга и о первой отроческой любви. Это и объяснение в любви автора родному городу, родной улице, отчему дому, которого давно уже нет.

Мушинский Ахат Хаевич  
Шутът на кралицата Грегъри Филипа Тюдорите, The Tudor series  
обложка книги Шаги навстречу Шаги навстречу

Жизнь семнадцатилетней Энн может оборваться в любой момент. Ее диагноз звучит как приговор.

Единственная надежда на спасение — пересадка сердца.

Энн требуется покой, ведь каждый день может стать для нее последним.

Однако отношения в семье накалены до предела: постоянные ссоры, скандалы.

Кажется, уже ничего нельзя исправить, но однажды простая игра меняет все…

Энн всего семнадцать, но это лето может стать для нее последним. Чтобы жить, ей необходима пересадка сердца. Каждый прожитый день — это огромный риск… и чудо. Девушка нуждается в спокойствии, но никакого покоя в доме нет. Родители почти не разговаривают друг с другом, брат и сестра постоянно ссорятся…

Кажется, семью уже не спасти. Однажды мать Энн находит дневник своей бабушки, где та описывает простую игру, которая помогла ей сохранить семейное счастье. Может быть, она поможет и семье Энн? Ведь это последний шанс понять и простить друг друга…

Драматичная, полная надежды история о том, что из самой сложной ситуации есть выход, что так легко создать для близких людей маленькое чудо.

Милн Кевин Алан  
обложка книги Шедевр доктора Конан Дойля Шедевр доктора Конан Дойля Веллер Михаил Иосифович Чернила и белила  
обложка книги Школа обмана Школа обмана

Эта книга о судьбе тех, кто не носил малиновых пиджаков, но тоже жил и выживал в эпоху перестройки. Главный герой, пытающийся приспособиться к новой стране, находит в себе силы подниматься после многочисленных провалов, банкротств и разочарований. Но можно ли выстоять после предательства того, кому доверял как себе? Книга Бориса Пугачева об эпохе, которую все чаще вспоминают с ностальгией. А это чувство — лучшее лекарство от сегодняшней действительности.

Пугачев Борис Львович  
Ширли Темпл третья Пирс Томас  
Шёл старый еврей по Новому Арбату... Кандель Феликс Соломонович  
обложка книги Шоколад із чилі Шоколад із чилі

Вам доводилося куштувати шоколад із чилі, де солодкий смак поєднується з гіркотою? Саме його нагадує життя 17-річної Лінки, яка щойно вступила до омріяного ліцею. Вона відшукала давно втрачену сестру й нарешті розібралася у своїх почуттях до Адріана. Здається, перед нею чудове майбутнє. Проте не все так рожево. На навчання Лінці доведеться заробляти, мама не в стані сплатити за дорогий приватний ліцей, стосунки із сестрою теж не завжди ідеальні. Крім того, коханий їде навчатися до Лондона, а це означає кількамісячну розлуку. Лінка живе в очікування Різдва, бо тоді Адріан має приїхати до Польщі. Проте на неї чекає неприємний сюрприз. Що ж, може, кохання не завжди мусить бути солодким, як молочний шоколад? Може, воно нагадує шоколад із чилі?

Продовження історії Лінки із «Кави з кардамоном»

Яґелло Йоанна Лінка  
Шматки Бегемота Шинкаренко Олег  
обложка книги Шторм Шторм

За последние десятилетия на русском языке не было опубликовано ни одного исландского романа! Так есть ли жизнь в Исландии? Или на этом острове обитают лишь тени Халдоура Лакснесса и персонажей «Старшей Эдды»? Книга известного исландского писателя Эйнара Карасона, номинированная на премию Северного совета, Исландскую премию по литературе и переведенная на несколько языков кладет конец всем сомнениям.

Главный герой романа, талантливый и наглый пьяница и мизантроп по прозвищу Шторм, одержим манией величия. Он живет в кредит, который не собирается выплачивать, разъезжает в лимузине по Флориде; повинуясь порыву, разбивает бейсбольной битой все компьютеры в офисе своих благодетелей. И вдруг Шторм неожиданно для себя оказывается автором грандиозного бестселлера, сфабрикованного группой «литературных негров».

Карасон Эйнар  
обложка книги Шанс номер два Шанс номер два Соколов Глеб Станиславович  
обложка книги Шоколад Шоколад

Мартенският вятър е лош, така казваше майка ми. Но въпреки това усещането е приятно — ароматът на мъзга и озон, солта на далечното море. Хубав месец е март, февруари се изнизва през задната и пролетта вече чака на прага. Подходящ месец за промяна.

„Мощен литературен талант! «ШОКОЛАД» ще раздвижи неподозирани пластове във вашето съзнание. Дори прелестната Жулиет Бинош не може да достигне плътността и силата на литературния образ. Дори един голям режисьор не може да покрие изяществото на сюжета и неповторимия стил на Джоан Харис.“

Ню Йорк Таймс
Харис Джоан Шоколад, Chocolat Trilogy  
обложка книги Шоколадово докосване Шоколадово докосване

Чувствена, изпълнена с любов и  сладост история, която докосва сърцето, душата и ...небцето.

Шоколадът

Доминик Ришар познава шоколада – от острия сепващ вкус на лайма и карамела до най-комплексните и фини нюанси на жасмин, лимон, мащерка и кайенски пипер.

Той е единственият мъж, способен да прелъсти женския език.

И знае как да развълнува една жена.

Но тази свита американка с лунички, която седи в салона му и спокойно дегустира изключителното му производство, е нещо различно. Тя сякаш не може да се насити – поглъща на бавни, малки хапки всичко, което той е приготвил... сякаш поглъща него. Дом е завладян от нея, но се бои да не стане агресивен в страстта си, също като баща си. Разкъсван е от любопитство дали тя би се насладила на нещо повече от шоколада му. Може би... на него самия?

Докосването

Джейми Кори със сигурност не е първата жена, привлечена от този смугъл съблазнителен опасен тип. Тя идва ден след ден в луксозната шоколатерия на Дом в Париж и търси наслада в неговия шоколад. Преживяла е брутално нападение и сега се надява декадентските творения на прочутия французин да изцелят душата и тялото ѝ. Но съзнава, че самият мъж, създал тези шоколадови изкушения, е недостижим за нея.

До мига, в който той я докосва...

Неговия шоколад  тъмен, предизвикателен, интензивен  ги събира.

Нейният апетит за него – ненаситен и заразителен – води до престрастяване. 

Флоран Лора Любовь и шоколад, Chocolat series  
обложка книги Шпион в доме любви. Дельта Венеры Шпион в доме любви. Дельта Венеры

В сборник вошли произведения Анаис Нин, француженки, долгое время жившей и творившей в США: роман «Шпион в доме любви» и ряд новелл под общим названием «Дельта Венеры». Произведения Анаис Нин публиковались в Швеции, Японии, Германии, Испании, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Англии и США. А теперь это новое имя откроет для себя российский читатель.

Нин Анаис  
обложка книги Шепнещата земя Шепнещата земя

В тази книга Джералд Даръл Описва поредното си пътешествие в Аржентина. В продължение на осем месеца той събира чудесна колекция от редки южноамерикански животни за току-що създадената от него Джърсийска зоологическа градина. Даръл отново ни среща с множество от интересни животински видове в естествената им среда. Перипетиите по пътуването и неочакваните препятствия са разказани увлекателно и остроумно.

„Шепнещата земя“ се явява своеобразно продължение на „Пияната гора“ — описаните събития в двете книги помежду си имат сюжетна и хронологична връзка.

Даръл Джералд  
обложка книги Шануй імя сваё Шануй імя сваё

У цэнтры аповесцей — сучасная беларуская вёска з яе складанымі, часта супярэчлівымі сацыяльна-эканамічнымі працэсамі. Праблемы духоўнай спадчыны, сялянскай душы, чалавечай дабрыні і гонару, вечныя і невычэрпныя тэмы жыцця і смерці, кахання і абавязку даследуюцца ў гэтых вострасюжэтных, часам палемічных творах.

Блакіт Валянцін  
обложка книги Шаг назад (СИ) Шаг назад (СИ)

Почему собственный день рождения перестаёт однажды радовать! Влияют ли мечты и желания детства на будущее? Если на пути жизни вдруг непроходимое болото, есть ли смысл двигаться обратно? И почему так страшно это сделать?

Миллионы вопросов жизни за один день.  И тянуть с ответами больше нельзя...

Много мыслей, алкоголя, воспоминаний, ностальгии и, конечно_же, любви... 

Маленький сборник, маленькие рассказы. Как всегда о жизни, как всегда о нас...

Ти Александр  
Шахматная доска Филипенко Саша  
обложка книги Шчарбаты талер Шчарбаты талер

У кнігу увайшлі аднайменная аповесць і тры апавяданні. У цэнтры аповесці — пошукі дзецьмі падчас канікулаў скарбаў напалеонаўскага войска. У іх рукі трапляе старая карта-схема і тры сярэбраныя талеры, якія стануць ключом да разгадкі тайны. Паралельна з дзецьмі скарб шукае шайка дарослых. Шмат выпрабаванняў чакае юных герояў — трох хлопчыкаў і дзвюх дзяўчынак. Але яны знойдуць скарб, і штуршком для гэтага паслужыць роднае беларускае слова.

Федарэнка Андрэй  
обложка книги Шаутбенахт Шаутбенахт

В новую книгу Леонида Гиршовича вошли повести, написанные в разные годы. Следуя за прихотливым пером автора, мы оказываемся то в суровой и фантасмагорической советской реальности образца семидесятых годов, то в Израиле среди выехавших из СССР эмигрантов, то в Испании вместе с ополченцами, превращенными в мнимых слепцов, а то в Париже, на Эйфелевой башне, с которой палестинские террористы, прикинувшиеся еврейскими ортодоксами, сбрасывают советских туристок, приехавших из забытого Богом промышленного городка… Гиршович не дает ответа на сложные вопросы, он лишь ставит вопросы перед читателями — в надежде, что каждый найдет свой собственный ответ.

Леонид Гиршович (р. 1948) — писатель и музыкант. Родился в Ленинграде, с 1980 г. живет в Ганновере. «Шаутбенахт» — третья после романов «Обмененные головы» и «„Вий“, вокальный цикл Шуберта на слова Гоголя» его книга, выходящая в издательстве «Текст». В России также опубликованы его романы «Бременские музыканты», «Прайс», «Суббота навсегда».

Гиршович Леонид  
обложка книги Шляпа «Мау Мау» Шляпа «Мау Мау»

Известный британский шоумен и писатель Алексей Сейл не понаслышке знает о превратностях жизни творческой интеллигенции и телевизионной элиты. Тонкая ирония, порой переходящая в язвительный сарказм, которой пропитаны вошедшие в этот сборник рассказы, доставит читателю истинное удовольствие.

Сборник рассказов современного английского писателя и шоумена Алексея Сейла привлечет читателя юмором и нестандартным взглядом на многие проблемы современности.

Сейл Алексей  
обложка книги Шайтанкуль - чёртово озеро Шайтанкуль - чёртово озеро

С. Стешец

ШАЙТАНКУЛЬ — ЧЁРТОВО ОЗЕРО

повесть



Стешец Сергей Иванович  
обложка книги Шайтанкуль - чёртово озеро Шайтанкуль - чёртово озеро

С. Стешец

ШАЙТАНКУЛЬ — ЧЁРТОВО ОЗЕРО

повесть



Стешец Сергей Иванович  
Шо, опять?! Сборник Корин Глеб  
обложка книги Шум времени Шум времени

«Не просто роман о музыке, но музыкальный роман. История изложена в трех частях, сливающихся, как трезвучие» (The Times).

Впервые на русском – новейшее сочинение прославленного Джулиана Барнса, лауреата Букеровской премии, одного из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии, автора таких международных бестселлеров, как «Англия, Англия», «Попугай Флобера», «Любовь и так далее», «Предчувствие конца» и многих других. На этот раз «однозначно самый изящный стилист и самый непредсказуемый мастер всех мыслимых литературных форм» обращается к жизни Дмитрия Шостаковича, причем в юбилейный год: в сентябре 2016-го весь мир будет отмечать 110 лет со дня рождения великого русского композитора. Впрочем, написание беллетризованной биографии волнует Барнса меньше всего, и метит он гораздо выше: имея как художник лицензию на любые фантазии, влюбленный в русскую литературу и отлично владея контекстом, он выстраивает свое сооружение на зыбкой почве советской истории, полной умолчания и полуправд…

Барнс Джулиан Патрик  
обложка книги Шанхай.  Любовь подонка Шанхай. Любовь подонка

Главный герой романа Вадима Чекунова «Шанхай» преподает русский язык в одном из шанхайских университетов. В российском прошлом остались: взрыв на Каширке, после которого герой принял окончательное решение уехать из России, любимо-постылая бывшая жена и вся русская культура в целом, обращениями к которой наполнен роман.

Он — русский «angry writer» начала нового столетия, — «рассерженный». Его не устраивает новый мир российской действительности, потому что здесь нет ничего стоящего и искреннего, все в разной степени гадко и фальшиво.

Герой необщителен, замкнут, мелочен, подозрителен, агрессивен при похмелье и патологически лжив с раннего детства; наряду с этим бывает развязен, инфантилен, сентиментален и склонен к душевному эксгибиционизму. Эдакий романтичный подонок. И вдруг, нечаянным даром небес, в жизнь подонка приходит любовь к юной китайской девушке, в платье из красных шелков, где золотом вышиты осы, цветы и драконы. Любовь, которая прекрасна, как жизнь, и неотвратима, как смерть… Тема смерти — будущей, неизбежной — постоянно присутствует в тексте, начиная от взрыва на Каширском шоссе и заканчивая страшным землетрясением в Сычуани.

Из путевых шанхайских заметок автор создал исповедальный роман о жизни и любви маленького русского человека за границей.

Чекунов Вадим  
обложка книги Шанс на двоих (СИ) Шанс на двоих (СИ)

Жанр — современная сказка. Без Дракона и эльфов. Без волшебства и магии. Но зато в этой истории есть Людоед, два Принца и одна Принцесса, брат которой не боялся Людоеда, но боялся своих чувств к обычной девушке. PS: С благодарностью моей Музе, которая задаёт направление и придаёт ускорение моим литературным фантазиям.

Регул Алекс Шанс для двоих  
обложка книги Шляпа камер-юнкера Шляпа камер-юнкера

Замечательно сказал древнегреческий философ Платон: «Любить – это значит прикасаться к тайне. Но прикоснуться – это не означает постичь её». Великого русского поэта Александра Пушкина нельзя не любить. И прикоснуться к его многогранному таланту и жизни, полной тайн, каждому можно и нужно. Но это совсем не значит, что кто-то способен до конца постичь все тайны и загадки этого гения. Так что каждая история, каждый день немного приоткрывают нам нового Пушкина…

Королев Виктор Владимирович  
обложка книги Шкатулка Шкатулка

Основная тема произведений москвички Ларисы Таракановой — светлый и одновременно тревожный мир первой любви с ее радостями и драмами. Ряд рассказов посвящен семейной жизни. В них писательница исследует женские характеры и взгляды современных женщин на проблему личного счастья.

Тараканова Лариса Владимировна  
обложка книги Школа Стукачей Школа Стукачей

Волею судьбы занесенный в США бывший зэк и авантюрист, пытается догнать американскую мечту, играя на доверии христиан-пятидесятников.

Короткая повесть для взрослых.

Ограничение: 16+ (ненормативная лексика).

Killpastor Vincent A  
обложка книги Шлюхи Шлюхи

«Наконец я получил долгожданную увольнительную. Оставив войну за спиной, я направлялся в порт на северном побережье материка. Задний карман брюк оттягивало портмоне, набитое крупными купюрами, а впереди ждали пятьдесят дней отпуска по болезни…»

Прист Кристофер Архипелаг Грёз, Архипелаг Грёз (цикл)  
обложка книги Шпион трех господ. Невероятная история человека, обманувшего Черчилля, Эйзенхауэра и герцога Виндзорского Шпион трех господ. Невероятная история человека, обманувшего Черчилля, Эйзенхауэра и герцога Виндзорского

Для любителей загадок истории книга «Шпион трех господ» станет увлекательнейшим путешествием в мир тайн политической арены периода Второй мировой войны.

Мортон Эндрю  
обложка книги Шенгенская история Шенгенская история

21 декабря 2007 года в полночь Литва присоединилась к Шенгенскому пространству. В эту ночь три молодые пары, подружившиеся на рок-фестивале, собрались на хуторе Пиенагалис, чтобы отметить «Шенгенскую ночь» и поделиться друг с другом планами на будущее. Ингрида и Клаудиюс говорили о своем переезде в Лондон, Андрюс и Барбора собирались в Париж, а Рената и Витас – в Италию. Они не знали и даже предположить не могли, чем им придется там заниматься. Они доверяли Европе и были уверены, что она их не подведет. Они были молодыми и самоуверенными.

И пока они сидели за столом и ожидали «шенгенскую полночь», далеко от Пиенагалиса к шлагбауму, перекрывавшему дорогу на литовско-польской границе, подошел старик с деревянной ногой, знавший Европу как свои пять пальцев. Он дождался полуночи и, как только пограничники подняли навсегда полосатый шлагбаум, стал первым литовцем, перешедшим границу без предъявления паспорта. Перед ним тоже лежала дальняя дорога, а в тайнике его деревянной ноги отправились в путешествие вместе со своим владельцем шесть его паспортов. И все на одно имя – Кукутис…

Курков Андрей Юрьевич  
обложка книги Штиллер Штиллер

«Штиллер» (1954) — роман о человеке, который не хочет быть самим собой. Роман написан в нетрадиционной манере. Здесь нет последовательно развертывающегося действия, тут как бы отсутствует минимальный порядок. «Штиллер» — это записки (как и некоторые другие романы Фриша), эта манера полюбилась автору, так как искренен до конца человек может быть только с самим собой.

Жизнь, по Фришу, — это столкновение человека с собственной ролью и сопротивление ей.

Фриш Макс  
обложка книги Шантарам Шантарам

Грегорі Девід Робертс, як і герой його роману, багато років був поза законом. Учинивши серію грабунків, він опинився в австралійській в’язниці, де мав провести дев’ятнадцять років. Але у 1980-му він утік і наступні десять років бурлакував — у Новій Зеландії, Азії, Африці та Європі. Проте більшість часу він провів у Бомбеї, де облаштував безплатну лікарню для бідноти, а ще підробляв і фальшивомонетником, і контрабандистом, і торгівцем зброєю. Коли ж його нарешті схопили в Німеччині та знову посадили, він скористався цим для того, щоб написати роман «Шантарам», який миттю став світовим бестселером.

Робертс Грегорі Девід  
Шесть мужчин Ямады Рин

В неком азиатском мегаполисе живет глава гангстерского клана "Трилистник" по имени Ямада Рин. Всё у неё хорошо: соратники любят и холят, конкуренты уважают, враги боятся, полиция обходит стороной. Вот только сердце её украл бессовестный девятихвостый лис-оборотень. Что же должно случиться, чтобы он покинул священную гору и вернулся? 24 часа из жизни босса гангстеров. Продолжение "Шесть дней Ямады Рин"

Три Хвоста  
Шесть дней Ямады Рин

"Перед вами азиатский мегаполис. Почти шестьсот небоскребов, почти двадцать миллионов мирных жителей. Но в нем встречаются бандиты. И полицейские. Встречаются в мегаполисе и гангстерские кланы. А однажды... Однажды встретились наследница клана "Трилистник" и мелкий мошенник в спортивном костюме... А кому интересно посмотреть на прототипов героев, заходите в наш соавторский ВК-паблик https://vk.com/irien_and_sidha по тегу #Шесть_дней_Ямады_Рин

Три Хвоста  
обложка книги Шкатулка сновидений Шкатулка сновидений

Молодой герой неожиданно просыпается в одном поезде с доктором Фрейдом и садистом-проводником. Он не может вспомнить, кто он такой и куда направляется. Вскоре выясняется, что его ждут в одном замке, где он должен прочесть лекцию по искусству йодля (манере пения тирольцев). Пытаясь выяснить в библиотеке хозяина замка, что он вообще знает об этой теме, он неожиданно сталкивается с его дочерью, ненасытный сексуальный аппетит которой перешел все границы дозволенного. Автор проводит читателя через причудливое переплетение различных историй, сновидений внутри сновидения, с персонажами, чья реальность постоянно меняется. Неожиданное возвращение в исходную точку повествования приводит к алхимической трансформации главных героев, существующих внутри призрачного мира фантазии, где «ничто не истина, все дозволено».

Мэдсен Дэвид  
Шишова сказка (глобальный ремикс на закуску) Гайдук Дмитрий  
обложка книги «Шалом Гитлер! ». «Шалом Гитлер! ». Коловрат Радомир  
Школа 1-4 Масодов Илья  
обложка книги Школа Школа

Первый роман одного из самых интересных писателей последнего призыва. Как и в дебютных «Гопниках», главные герои «Школы» – bad guys российской глубинки, асоциальные подростки, выброшенные на обочину жизни не только местом рождения (провинциальный город Могилев на границе России и Белоруссии), но и жестоким временем развала некогда большой страны, социальной инфрастуктуры, временем, когда государство отказалось от ответственности за своих граждан. Впрочем, роман «Школа» – это не только социальная критика, но и светлая история первой любви, блистательная картина становления брошенного поколения, где за жестокостью стоит юношеский романтизм, а за случающимися в таком возрасте праздниками жизни мерцает бездна метафизического ужаса. В новой книге стиль автора окончательно оформился. Беспристрастные, почти документальные описания, киношные мизансцены и одни из самых правдоподобных диалогов в современной литературе выдают в Козлове настоящего мастера психологической прозы.

«Козлов сочинил „Школу“ – филигранную, безупречную литературу высшей очистки; поверьте, еще неделю назад я и в страшном сне представить не мог, что слова „Козлов“ и „Русский Сэлинджер“ могут находится внутри одного предложения. Закончив „Школу“, понимаешь: единственное, что их может разделять, – знак тире.»

журнал «Афиша»

«Письмо Владимира Козлова достигло в „Школе“ редкостной цельности, чистоты и какой-то абсолютно неподдельной первобытной подлинности.»

газета «Книжное обозрение»

«„Школа“ – апофеоз фирменного стиля. Даже не нокаут – когда тебя переезжает электричка, это уже не нокаут.»

«Независимая газета»

Козлов Владимир  
обложка книги Штурмуя небеса Штурмуя небеса

Диэтиламид лизергиновой кислоты — одно из самых загадочных веществ, с которыми на настоящий момент пришлось столкнуться человечеству. Опасный наркотик или «витамин для души», социальный яд или способ приблизить человеческую душу к божественному, генератор безумия или катализатор прозрения — точный ответ на этот вопрос не найден до сих пор, поскольку вести научные исследования в этом направлении отныне имеют право только секретные лаборатории. В книге Джея Стивенса беспристрастно и подробно рассматривается история ЛСД от его открытия и до того момента, когда загадочное соединение было объявлено вне закона.

Стивенс Джей  
Шлюхи

В гротесковой повести-пьесе «Шлюхи» демократка Аллочка Медная ползает под пулеметными очередями в Останкине, испытывая небывалый доселе оргазм, а таинственное существо из неизвестно какого мира планирует, как шахматист, дальнейшие события в нашей стране. Но правда остается за Никитой Кожемякой и его любимой девушкой Дашей из городка Святая Русь.

Амутных Виталий Владимирович  
Школа трупов Селин Луи Фердинанд  
Шесть процентов Кнорре Федор  
Шорох сухих листьев Кнорре Федор  
Што лепей (на белорусском языке) Колас Якуб  
Што яны страцiлi (на белорусском языке) Колас Якуб  
Шум дождя Колесникова Валентина  
Школа селения Данабаш Мамедгулузаде Джалил  
Шум времени Мандельштам Осип  
Шведские остановки Чивилихин Владимир  
Шепот шума Нарбикова Валерия  
Шел отряд по берегу Нестерина Елена  
Шесть дней Никитин Николай  
Шкиперская рыбалка Дурасов Дмитрий  
Шейда Джавид Гусейн  
Шейх-Санан Джавид Гусейн  
Шампиньон моей жизни Эппель Асар  
Шестой солдат Владимов Г Н  
Шестое чувство Куприн Александр  
Штабс-капитан Рыбников Куприн Александр  
Шкура неубитого медвежатника Кузнецов Сергей  
Шоу (фрагмент) Гунин Лев  
Шесть порций солянки, или Как я ездил в Америку Гурфель Бенор  
Шульц, или общая систематика осени Хазанов Борис  
Шесть дней в Венеции Расул-заде Натиг  
Широкая постель Голливуда Раззаков Федор  
Шэрон Стоун - В поисках принца Раззаков Федор  
Школа выживания или Еще не все потеряно Рейнгольд Григорий  
Шахматы Жмудь Вадим Аркадьевич  
Шишиги Можаев Борис  
Шорник Можаев Борис  
Шеол Бунин Иван Алексеевич  
Шурка и Паштет Варденбург Дарья  
Шанхай Варламов Алексей  
Шалтай-Болтай (сборник детских стихов) Маршак Самуил  
Шут короля Лира (О Шекспире) Маршак Самуил  
Школьники Павлов Олег  
Шоколадка Петкевич Юрий  
Шумит Мудьюга Гайдар Аркадий Петрович  
Шуточные стихи, пародии, эпиграммы Достоевский Фёдор Михайлович  
Шизофрения Ласки Анджей  
Шкура лисы Скворцов Валериан  
Шпалоукладчик Смирнов Алексей  
Шакалы и слон Толстой Лев Николаевич  
Шат и Дон Толстой Лев Николаевич  
Штабс-капитан Янов Витковский Евгений  
Школа двойников (1 и 2 части) Баконина Марианна  
обложка книги Шинель Шинель

Впервые повесть напечатана в третьем томе «Сочинений» Н.В.Гоголя 1842 г. В повести «Шинель», как, впрочем, и в «Записках сумасшедшего», раскрывалась тема, поставленная впервые в пушкинском «Станционном смотрителе». В этих повестях с подлинной человечностью и правдивостью был показан «маленький человек» тогдашнего общества, мелкий чиновник, забитый и униженный всем государственным строем. В.Г.Белинский, ознакомившийся с «Шинелью» еще в рукописи, назвал ее «одним из глубочайших созданий Гоголя».

Гоголь Николай Васильевич , Петербургские повести  
обложка книги Штабс-капитан Рыбников Штабс-капитан Рыбников Куприн Александр Иванович  
обложка книги Шуркина родня Шуркина родня

Леонид Иванович Добычин – талантливый и необычный прозаик начала XX века, в буквальном смысле «затравленный» партийной критикой, – он слишком отличался от писателей, воспевавших коммунизм. Добычин писал о самых обычных людях, озабоченных не мировой революцией, а собственной жизнью, которые плакали и смеялись, радовались маленьким радостям жизни и огорчались мелким житейским неурядицам, жили и умирали.

Добычин Леонид Иванович  
обложка книги Шерамур Шерамур Лесков Николай Семёнович , Праведники  
обложка книги Штопальщик Штопальщик Лесков Николай Семёнович , Святочные рассказы  
обложка книги Шампанское Шампанское Чехов Антон Павлович  
Штурм Грозного Блоцкий Олег Михайлович  
Школа призраков Ким Роман  
Шарик Клепцова Лариса  
Шарашкина контора Губер Борис  
Штемпелеванная культура

Андрей Белый (Бугаев) родился 26 октября 1880 года в Москве, в семье математика, профессора Московского университета Николая Васильевича Бугаева. В 1899 году зачислен на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета (закончил университет в 1903 году). В 1901 году пишет первый рассказ. В 1902 году — первые журнальные публикации. В 1903 году выходит в свет «Северная симфония». 1904 год — первая встреча с Блоком и Л. Д. Блок. В этом же году выходит его книга стихов и прозы «Золото в лазури». Много путешествует — Европа, Египет, Палестина. Издает роман «Серебряный голубь», книги статей «Символизм», «Луг зеленый». В 1916 году выходит роман «Петербург». Февральскую революцию встретил в Петрограде. После 1923 года безвыездно живет в России. В 1925 году заканчивает роман «Москва». В 1930-33 годах выходят два тома мемуаров «На рубеже двух столетий» и «Начало века» (третий том, «Между двух революций», опубликован посмертно, в 1935 году). Выходит книга «Мастерство Гоголя» (1934).

8 января 1934 года писатель скончался от паралича дыхательных путей. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Белый Андрей  
Шабашка Глеба Богдышева Каледин Сергей  
Шутка Приапа, или Обречение смолоду Широков Виктор Александрович  
Шибалково семя Шолохов Михаил  
Шурочка и Веня Чулков Георгий Иванович  
Швы Кржижановский Сигизмунд Доминикович  
Штемпель - Москва (13 писем в провинцию) Кржижановский Сигизмунд Доминикович  
Школьный вальс, или Энергия стыда Искандер Фазиль  
Шпион Федорова Нина  
Шортики Мирошниченко Ядвига  
Шапка по кругу Мирошник Дмитрий  
Шальная пуля Мирошник Дмитрий  
Шепот звезд Старостин Александр  
Штрафники Свирский Григорий  
Шкаф Гасанзаде Турана  
Шашлык по Никитычу Почивалин Николай Михайлович  
Школа с театральным уклоном (Школа для эмигрантов) Липскеров Дмитрий  
Шествие Бродский Иосиф  
Шаг в сторону Вульф Шломо  
Шесть рассказов Коваль Юрий Иосифович  
Шоубизнес в андеграунде Козлов Владимир  
Шанель Козловский Евгений  
Шестеренка Шебалин Роман Дмитриевич  
Шизгара Солоух Сергей  
Шлессинджер и Киссинджер Солженицын Александр И  
Шведской Королевской Академии (12 апреля 1972) Солженицын Александр И  
Шпитонок Семенов Сергей Терентьевич  
Шеврикука, или Любовь к привидению Орлов Владимир  
Шкаф ПЬЕЦУХ Вячеслав  
Шопен Пастернак Борис  
Шапка Войнович Владимир  
Шестикрылый Серафим Рубинштейн Лев  
Шире шаг, Маэстро Шукшин Василий  
Штрихи к портрету Шукшин Василий  
Шанс Андреев Павел  
обложка книги Шуклинский Пирогов Шуклинский Пирогов

САЛОВ ИЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1834–1903) — прозаик, драматург. Детство Салова прошло неподалеку от Пензы в родовом имении отца Никольском, расположенном в живописном уголке Поволжья. Картины природы, написанные точно и поэтично, станут неотъемлемой частью его произведений. В 1850 г. переехал в Москву, служил в канцелярии Московского губернатора. Занимался переводами модных французских пьес. Написал и издал за свой счет две собственные пьесы. В 1858–1859 гг. одно за другим печатаются произведения Салова, написанные под ощутимым влиянием «Записок охотника» Тургенева: «Пушиловский регент» и «Забытая усадьба» («Русский вестник»), «Лесник» («Современник»), «Мертвое тело» («Отечественные записки»), В 1864 г. опубликовал в журнале «Время» роман «Бутузка» антикрепостнической направленности. С середины 70-х гг. сотрудничал в «Отечественных записках» Салтыкова-Щедрина. Щедрин неоднократно обращался к Салову с просьбой присылать свои произведения: «…Редакция весьма ценит Ваше участие в журнале» (Салтыков-Щедрин М. Е. Собр. соч.: В 20 т. М., 1976. Т. 19. Кн. 1. С. 104). В «Отечественных записках» с 1877 по 1833 г. Салов напечатал четырнадцать рассказов. Их главная тема — буржуазные хищники и их жертвы. Современники обвиняли Салова в подражании Щедрину, автор же утверждал, что его герои «списаны с натуры». В 80-90-е гг. рассказы Салова имели успех у читателей и были переведены на иностранные языки. В 1894 г. рецензии на новый сборник рассказов Салова появились в крупнейших русских журналах. Критики отмечали превосходное знание сельской жизни, глубокое сочувствие к деревенским людям, правдивое, лишенное идеализации изображение крестьян. А. М. Скабичевский охарактеризовал Салова как писателя «тургеневской школы», одного из самых талантливых беллетристов своего времени. По мнению А. Н. Пыпина, «некоторые из его деревенских героев могут считаться в ряду лучших народных типов», созданных русскими писателями. В то же время правдивое, лишенное прикрас изображение Саловым народа не удовлетворило критика народнического «Русского богатства», без оснований обвинившего писателя в «безучастном отношении к изображаемым явлениям». После, закрытия «Отечественных записок» Салов печатался в журналах «Русская мысль», «Северный вестник», «Неделя», «Артист», «Нива» и др.

Салов Илья Александрович  
обложка книги Шедевры юмора. 100 лучших юмористических историй Шедевры юмора. 100 лучших юмористических историй

«Шедевры юмора. 100 лучших юмористических историй» — это очень веселая книга, содержащая цвет зарубежной и отечественной юмористической прозы 19–21 века.

Тут есть замечательные произведения, созданные такими «королями смеха» как Аркадий Аверченко, Саша Черный, Влас Дорошевич, Антон Чехов, Илья Ильф, Джером Клапка Джером, О. Генри и др.◦Не менее веселыми и задорными, нежели у классиков, являются включенные в книгу рассказы современных авторов — Михаила Блехмана и Семена Каминского. Также в сборник вошли смешные истории от «серьезных» писателей, к примеру Федора Достоевского и Леонида Андреева, чьи юмористические произведения остались практически неизвестны современному читателю.

Тематика книги очень разнообразна: она включает массу комических случаев, приключившихся с деятелями культуры и журналистами, детишками и барышнями, бандитами, военными и бизнесменами, а также с простыми скромными обывателями. Читатель вволю посмеется над потешными инструкциями и советами, обучающими его искусству рекламы, пения и воспитанию подрастающего поколения.

Генри О, Аверченко Аркадий Тимофеевич, Чехов Антон Павлович, Достоевский Фёдор Михайлович, Куприн Александр Иванович, Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович, Андреев Леонид Николаевич, Чёрный Саша, Джером Джером Клапка, Романов Пантелеймон Сергеевич, Каминский Семён, Гаршин Всеволод Михайлович, Прутков Козьма, Юшкевич Семен Соломонович, Блехман Михаил, Ильф Илья Арнольдович, Воровский Вацлав Вацлавович, Зозуля Ефим Давидович  
обложка книги Шаговая улица Шаговая улица

"Все, что написал Логинов, отмечено его необыкновенной взыскательностью... Но, самое главное, он профессионален в описании сострадания к жизни будущего, в жизни природы, в нелегких взаимоотношениях людей. Это наш писатель и наш человек" (Сергей Есин, Ректор Литературного института).

"...интересные, оригинальные философские размышления автора о прошлом. настоящем и будущем, выраженные средствами добротной художественной прозы" (Георгий Садовников, автор сценария фильма "Большая перемена").

Логинов Василий  
обложка книги Шатуны Шатуны

Комментарий автора к роману "Шатуны":

Этот роман, написанный в далекие 60-ые годы, в годы метафизического отчаяния, может быть понят на двух уровнях. Первый уровень: эта книга описывает ад, причем современный ад, ад на планете Земля без всяких прикрас. Известный американский писатель, профессор Корнельского университета Джеймс МакКонки писал об этот романе: "…земля превратилась в ад без осознания людьми, что такая трансформация имела место".

Второй уровень — изображение некоторых людей, которые хотят проникнуть в духовные сферы, куда человеку нет доступа, проникнуть в Великое Неизвестное. От этого они сходят с ума, как будто становятся монстрами.

Первый уровень прежде всего бросается в глаза. Вместе с тем, МакКонки пишет, что "виденье, лежащее здесь в основе — религиозное; и комедия этой книги — смертельна по своей серьезности". Очевидно, имеется в виду, что описание ада всегда поучительно с религиозной точки зрения. Вспомним, Иеронима Босха. Кроме того, изображение духовного кризиса неизбежно ведет к контреакции и осмыслению. Иными словами, происходит глубинный катарсис. Поэтому мне не кажется странным, что этот роман спас жизнь двум русским молодым людям, которые рели покончить жизнь самоубийством. Случайно они вместе прочли за одну ночь этот роман — и отказались от этого решения, осуществить которое они уже были готовы.

Тем не менее, не рекомендую читать этот роман тем, кто не подготовлен к такому чтению.

Позиция автора (во всех моих произведениях) одна: это позиция Свидетеля и Наблюдателя, холодная отстраненность. Это ситуация бесстрастного Исследователя. Герои могут безумствовать сколько угодно, но автор остается Исследователем и Свидетелем в любом случае. Если угодно такой исследовательский подход, можно назвать научным.

Мамлеев Юрий  
обложка книги Шевелев Шевелев Бабель Исаак  
обложка книги Шестой этаж пятиэтажного дома Шестой этаж пятиэтажного дома Анар  
обложка книги Шкура лисы Шкура лисы

«Шкура лисы» — литературное исследование одного из жестоких теневых явлений повседневной жизни и общественного подсознательного. Книга пронизана личными психологическими мотивациями, практически это исповедь «профи». В её основе лежат конспекты лекций, прочитанных на частных курсах по теории и практике шпионажа по найму, а также конкретные ситуации, которые делают более «прозрачным» ремесло окопников невидимого фронта на всех его этапах — от найма до ликвидации или обмена.

Скворцов Валериан Николаевич  
обложка книги Шолом Алейхем! Шолом Алейхем!

В последний том Собрания сочинений Шолом-Алейхема включены: пьесы, заметки о литературе, воспоминания из книги "Еврейские писатели", письма.

Алейхем Шолом  
обложка книги Штосс Штосс Лермонтов Михаил Юрьевич  
Шелест срубленных деревьев Канович Григорий  
Шотландский блокнот Дубровин Евгений Пантелеевич , Рассказы  
Шутка Туманова Ольга  
обложка книги Школа жизни великого юмориста Школа жизни великого юмориста

Авенариус, Василий Петрович, беллетрист и детский писатель. Родился в 1839 году. Окончил курс в Петербургском университете. Был старшим чиновником по учреждениям императрицы Марии.


Авенариус Василий Петрович Ученические годы Гоголя  
обложка книги Шарманка Сатаны Шарманка Сатаны

Пьеса в 4 действиях.

Тэффи Надежда  
обложка книги Шарлотта Федоровна Шарлотта Федоровна

«Я шел по Невскому проспекту утром на второй день масленицы. Молодой, только что выпущенный гусар, еще без усов, сын одной моей старинной знакомой, за которым ехали сани napoй с крутозавившейся на отлете пристяжной, на которую он беспрестанно оглядывался, остановил меня восклицанием:

– Charme de vois voir!…»

Панаев Иван Иванович  
обложка книги Штабс-капитанская сласть Штабс-капитанская сласть

«Проживал в Полтавской губернии, в Роменском уезде, штабс-капитан Овчинников. Человек еще не старый, голосом целое поле покрывал, чин не генеральский, – служить бы ему да служить. Однако ж пришлось ему в запас на покой податься, потому пил без всякой пропорции: одну неделю он ротой командует, другую – водка им командует…»

Чёрный Саша  
обложка книги Шарманщик Шарманщик

«Незнакомец отворил дверь, и Ваня с чрезвычайным удивлением увидел пред собою ряд больших комнат, где множество кормилиц носились с младенцами: иные кормили их грудью, другие завёртывали в пелёнки, третьи укладывали в постельку. Это был Воспитательный Дом – благодетельное заведение…»

Одоевский Владимир Федорович  
обложка книги Шутка Mецената Шутка Mецената

Аркадий Аверченко – «король смеха», как называли его современники, – обладал удивительной способностью воссоздавать абсурдность жизни российского обывателя, с легкостью изобретая остроумные сюжеты и создавая массу смешных положений, диалогов и импровизаций. Юмор Аверченко способен вызвать улыбку на устах даже самого серьезного читателя.

В книгу вошли рассказы, относящиеся к разным периодам творчества писателя, цикл «О маленьких – для больших», повесть «Экспедиция в Западную Европу сатириконцев…», а также его последнее произведение – роман «Шутка мецената».

Аверченко Аркадий Тимофеевич  
обложка книги Шкаморда Шкаморда

«Халтура существовали издавна, но под другими названиями, а то и совсем без названий: находились предприниматели, собирали труппу на один-два спектакля где-нибудь на фабрике по заказу и играли. Актеры получали разовые и ездили, причем первые персонажи во втором классе, а вторые – в третьем…»

Гиляровский Владимир Алексеевич  
обложка книги Шестое чувство Шестое чувство

Николай Гумилев – великий русский поэт, представитель Серебряного века русской литературы. Судьба его была поистине трагичной – по приговору большевистского суда он был расстрелян за якобы участие в контрреволюционном заговоре (на самом деле он просто не донес на своих товарищей). Наряду с высоким романтизмом, стихотворениям Гумилева присуща предельная точность поэтической формы. В этой книге представлены лучшие произведения поэта.

Гумилев Николай Степанович  
обложка книги Шаляпин в «Мефистофеле» Шаляпин в «Мефистофеле»

«Представленіе «Мефистофеля» начиналось въ половинѣ девятаго.

Въ половинѣ восьмого Арриго Бойто раздѣлся и легъ въ постель.

– Никого не пускать, кромѣ посланныхъ изъ театра…»

Дорошевич Влас Михайлович  
обложка книги Шляхтич Кульчиковский Шляхтич Кульчиковский

«Ещё в Варшаве доходили до короля слухи о необыкновенных способностях пётрковских чиновников и адвокатов напиваться на славу, и так как из лиц, бывших при короле, не нашлось никого, кто был бы достоин сесть с этой целью за королевский стол, то Август приказал призвать к себе того из пётрковских обывателей, который считался самым опытным и самым сильным по этой части. Лестный выбор при этом случае пал на одного шляхтича по фамилии Кульчиковского, и он явился к королю...»

Карнович Евгений Петрович  
обложка книги Шалость (сборник) Шалость (сборник)

В книгу включен первый, не вышедший при жизни писателя сборник рассказов Антоши Чехонте «Шалость».

(Перевод… с португальского)

(По последним выводам науки)

(Перевод с испанского)

(Письмо)

Соч. Жюля Верна

Перевод А. Чехонте

Чехов Антон Павлович  
обложка книги Школа с театральным уклоном (Школа для эмигрантов) Школа с театральным уклоном (Школа для эмигрантов)

История, рассказанная автором пьесы «Школа с театральным уклоном» Дмитрием Липскеровым, похожа на жутковатую сказку — мечты двух неудачников начинают сбываться.

Липскеров Дмитрий  
обложка книги Школьный спектакль Школьный спектакль

Повесть об учениках одного десятого класса, их сложных и запутанных отношениях, любви и ревности, дружбе и соперничестве.

Каверин Вениамин Александрович  
обложка книги Шесть рассказов Шесть рассказов

В прозе Леонида Андреева причудливо переплелись трепетная эмоциональность, дотошный интерес к повседневности русской жизни и подчас иррациональный страх перед кошмарами «железного века». Любовь и смерть, жестокосердие и духовная стойкость человека — вот главные темы его повестей и рассказов, ставших одним из высших достижений русской литературы начала XX столетия.

Андреев Леонид Николаевич  
обложка книги Шабашка Глеба Богдышева Шабашка Глеба Богдышева Каледин Сергей Евгеньевич  
обложка книги Шире шаг, Маэстро Шире шаг, Маэстро Шукшин Василий Макарович  
Штосс в жизнь Пильняк Борис  
обложка книги Шестьдесят свечей Шестьдесят свечей Тендряков Владимир Фёдорович  
обложка книги Шествие. Записки пациента. Шествие. Записки пациента.

Центральное место в сборнике повестей известного ленинградского поэта и прозаика, лауреата Государственной премии РСФСР Глеба Горбовского «Плач за окном» занимают «записки пациента», представляющие собой исповедь человека, излечившегося от алкоголизма.

Горбовский Глеб  
Шадринский гусь и другие повести и рассказы

СОДЕРЖАНИЕ


Шадринский гусь

Необыкновенное возвышение Саввы Собакина

Псиноголовый Христофор

Каверза

Большой конфуз

Медвежья история


Рассказы о Суворове:

Высочайшая награда

В крепости Нейшлоте

Наказанный щеголь


Сибирские помпадуры:

Его превосходительство тобольский губернатор

Необыкновенные иркутские истории

«Батюшка Денис»


О сибирском помещике и крепостной любви

О борзой и крепостном мальчугане

О том, как одна княгиня держала в клетке парикмахера, и о свободе человеческой личности

Рассказ о первом русском золотоискателе

Фёдоров Евгений Александрович  
обложка книги Шахматы из слоновой кости Шахматы из слоновой кости Падерин Геннадий Никитович  
обложка книги Шинель без хлястика Шинель без хлястика Астафьев Виктор  
обложка книги Шумавские волки Шумавские волки

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Ваншенкин Константин Яковлевич  
обложка книги Шишкин лес Шишкин лес

А. Червинский — известный драматург, автор сценариев к таким известным фильмам, как «Корона Российской империи, или Снова неуловимые», «Афганский излом» и многим другим.

В этом романе, изначально задуманном как киносценарий, происходят странные и очень интересные вещи. Но самое интересное, что в процессе чтения нас не оставляет чувство, будто описанные события нам уже известны, что они уже произошли в действительности с одним весьма известным в России семейством. Порой автор кажется безжалостным к своим героям, но он действует жестко только потому, что жалость мешает уважать равных.

«Шишкин Лес» — история четырех поколений семьи Николкиных, во многом прозрачно совпадающая с историей другой, известной всей России семьи. Остросюжетная канва держит читателя в постоянном напряжении, драматургия полна неожиданных извивов, типажи и коллизии вызывают редкое нынче желание сопереживать. Поистине, это самый русский роман в нашей литературе за последнее время, хоть автор его и живет в Нью-Йорке.

ЧЕРВИНСКИЙ АЛЕКСАНДР  
Шоколад

Знаменитая повесть Александра Игнатьевича Тарасова-Родионова (1885–1938) «Шоколад» впервые опубликована в декабре 1922 года в журнале «Молодая гвардия» (Тарасов-Родионов А. И. Шоколад // Молодая гвардия. 1922. № 6–7). Переиздавалась в СССР четыре раза (1925, 1927, 1928, 1930).

Повесть написана по реальным событиям, что подтверждается отзывом Ф. Э. Дзержинского, приведенным в воспоминаниях В. В. Овсиенко: «Был примерно такой случай, но обобщать не следовало» («Рыцарь Революции» — М., 1967. — С. 312). Прототип главного героя повести Зудина — член коллегии ПГ ЧК Д. Я. Чудин, расстрелянный 23 августа 1919 года.

Тарасов-Родионов Александр Игнатьевич  
обложка книги Шестнадцать зажженных свечей Шестнадцать зажженных свечей

Повесть была напечатана в журнале «Юность» в номерах 6 и 7 за 1982 год в разделе «Проза»

Минутко Игорь  
Шуба Носов Евгений Иванович  
обложка книги Шторм Шторм Астафьев Виктор Петрович  
обложка книги Шутка Шутка

Библиотека пионера, том VIII

Из послесловия:

...произведения Ю.Томина помогут вам совершить увлекательное путешествие в далекие края...

Сергей Баруздин
Томин Юрий Геннадьевич  
обложка книги Школа победителей Они стояли насмерть Школа победителей Они стояли насмерть

Автор романа «Школа победителей» Олег Константинович Селянкин родился в 1917 году в гор. Тюмени. Среднее образование получил в гор. Чусовом.

Окончил высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. В Великой Отечественной войне участвовал с лета 1941 года. Был командиром роты морской пехоты на Ленинградском фронте, дивизионным и флагманским минером в Волжской флотилии и командиром дивизиона в Днепровской флотилии. Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени и медалями.

Писать начал в 1946 году. Первый сборник его рассказов «Друзья-однополчане» был выпущен Пермским книжным издательством в 1951 году. После этого вышли отдельными книгами повесть для юношества «Есть так держать!», сборники рассказов «Мужество» и «Земляки», повесть «На капитанском мостике», рассказы «Маяк победы» и «Злыдень», познавательная книжка для детей «Тайны полноводной Камы».

Селянкин Олег Константинович Школа победителей  
обложка книги Школа победителей Вперед,гвардия Школа победителей Вперед,гвардия

Автор романа «Школа победителей» Олег Константинович Селянкин родился в 1917 году в гор. Тюмени. Среднее образование получил в гор. Чусовом.

Окончил высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. В Великой Отечественной войне участвовал с лета 1941 года. Был командиром роты морской пехоты на Ленинградском фронте, дивизионным и флагманским минером в Волжской флотилии и командиром дивизиона в Днепровской флотилии. Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени и медалями.

Селянкин Олег Константинович Школа победителей  
обложка книги Шопен, соната номер два Шопен, соната номер два Носов Евгений Иванович  
обложка книги Шевелев Шевелев Бабель Исаак  
Шотландский блокнот Дубровин Евгений Пантелеевич , Рассказы  
Штрихи к портрету Шукшин Василий Макарович  
обложка книги Шеврикука, или Любовь к привидению Шеврикука, или Любовь к привидению

Владимир Викторович Орлов – один из самых самобытных писателей нашего времени. Используя приемы фантастики и романтического реализма, он пишет о творчестве, о положении художника в обществе, о любви, о любимой Москве. Романы Владимира Орлова изданы во многих странах мира. Роман «Шеврикука, или Любовь к привидению» завершает триптих «Останкинские истории». Шеврикука – современный домовой, плут и проныра, оказывается в фантастических условиях нынешней московской смуты. В остросюжетном столкновении самых разных персонажей – привидений, о которых никто ничего не знает, отродий, происхождение которых покрыто мраком, технических гениев и чиновников, оказавшихся без работы, Шеврикука пытается отстоять собственное достоинство и право оставаться самим собой.

Орлов Владимир Викторович Останкинские истории  
Шут

Жил-был Шут. Но никто из окружающих не знал этого настоящего его имени. Отец звал его Валентином, мать – когда Валенькой, когда Валькой. В школе называли его Валей.

И только он сам знал свое истинное имя – Шут, гордился им, оберегая от чужих любопытных ушей и нескромных языков, носил его глубоко под сердцем, как самую большую тайну и самое сокровенное богатство, и лишь по вечерам, наедине с самим собой, дождавшись, пока родители лягут спать и не смогут нарушить его одиночество, заносил это имя в свой «Дневник». Почерк у Шута был корявый и неразборчивый, но имя свое он всегда выписывал с чрезвычайной тщательностью, едва ли не каллиграфически, так что рядом с другими словами оно смотрелось неожиданно и странно, точно чужой руке принадлежащее.

Вяземский Юрий  
обложка книги Школа министров Школа министров
Из предисловия:

...В деятельный, полный высокого общественного смысла и пафоса мир Алтунина автор вводит нас не сразу. Если в первом романе трилогии перед нами Алтунин - рабочий кузнечно-прессового цеха, во втором - инженер и начальник этого цеха, то в "Школе министров" он уже начальник большого главка, а затем и заместитель министра...

Колесников Михаил Сергеевич Роман-газета  
обложка книги Шефский концерт Шефский концерт

Опубликовано в журнале «Юность» № 2 (141), 1967


Рисунки Г. Калиновского.

Глазов Григорий Соломонович  
обложка книги Шум дождя Шум дождя

ОБ АВТОРЕ: Владимир Германович Лидин родился в Москве в 1894 году. Образование получил в Лазаревском институте восточных языков и Московском университете. Литературную деятельность начал в 1915 году. Гражданскую войну провел в рядах Красной Армии, в Великую Отечественную войну был в рядах Советской Армии, работал также в качестве военного корреспондента в газете "Известия". Основные книги Вл. Лидина: "Норд" (1925 г.), "Идут корабли" (1926 г.), "Пути и версты" (1927 г.), "Отступник" (1928 г), "Искатели" (1930 г.), "Могила неизвестного солдата" (1932 г.), "Великий или тихий" (1933 г.), "Дорога на Запад" (1940 г.), "Изгнание" (1947 г.), "Далекий друг" (1957 г.), "Ночные поезда" (1959 г.), "Люди и встречи" (1961 г.), "Дорога журавлей" (1962 г.), и ряд других книг.

В этом небольшом сборнике представлены рассказы, написанные Владимиром Германовичем Лидиным за последние два года. Лидин — мастер психологического рассказа. Рассказы Лидина отличает глубокое внимание к жизни простых людей, скромных и честных тружеников, тонкость психологического рисунка, лиризм.

Лидин Владимир  
обложка книги Шахта Шахта

Переиздание в серии «Слава труду» романа, удостоенного первой премии во Всесоюзном конкурсе ВЦСПС и Союза писателей СССР на лучшее произведение о современном рабочем классе.

Плетнёв Александр Никитич  
обложка книги Шаги на лестнице Шаги на лестнице Смирнова Зоя  
обложка книги Шефский концерт Шефский концерт

Опубликовано в журнале «Юность» № 2 (141), 1967


Рисунки Г. Калиновского.

Глазов Григорий Соломонович  
обложка книги Шесть зим и одно лето Шесть зим и одно лето

Роман «Шесть зим и одно лето» не столько о ГУЛАГе — о нем уже много написано — сколько о становлении личности в экстремальных условиях. Герой его Сергей Слонов, бывший фронтовик и солдат Отечественной, нашел в себе силы и мужество не сломаться. В конечном счете он победил, ибо вышел из большевистского ада не просто порядочным человеком, но еще и писателем.

В этой книге нет вымысла, все написанное выстрадано автором, а благодаря остроте сюжета читается с интересом.

Коноплин Александр Викторович  
Школьники играли марш

Один из последних рассказов писателя, публикуется в переводе с идиша.

Лурье Нотэ  
обложка книги Школьный спектакль Школьный спектакль

Повесть об учениках одного десятого класса, их сложных и запутанных отношениях, любви и ревности, дружбе и соперничестве.

Каверин Вениамин Александрович  
обложка книги Шаромыжники Шаромыжники Горный Виктор  
обложка книги Шахматы доктора Кузьменко Шахматы доктора Кузьменко

«Доктор Кузьменко высыпал шахматы на стол.

– Прелесть какая, – сказал я, расставляя фигурки на фанерной доске. Это были шахматы тончайшей, ювелирной работы. Игра на тему «Смутное время в России». Польские жолнеры и казаки окружали высокую фигуру первого самозванца – короля белых...»

Шаламов Варлам Тихонович  
обложка книги Шоковая терапия Шоковая терапия

«Еще в то благодатное время, когда Мерзляков работал конюхом и в самодельной крупорушке – большой консервной банке с пробитым дном на манер сита – можно было приготовить из овса, полученного для лошадей, крупу для людей, варить кашу и этим горьким горячим месивом заглушать, утишать голод, еще тогда он думал над одним простым вопросом…»

Шаламов Варлам Тихонович  
обложка книги Шаг через грань Шаг через грань

Журнал «Сибирские огни», №6, 1935 г.

Кравков Максимилиан Алексеевич  
обложка книги Шестеро. Капитан «Смелого». Сказание о директоре Прончатове Шестеро. Капитан «Смелого». Сказание о директоре Прончатове
.

«Первое прикосновение искусства» — это короткая творческая автобиография В.Липатова. Повести, вошедшие в первый том, написаны в разные годы и различны по тематике. Но во всех повестях события происходят в Сибири. «Шестеро» — это простой и правдивый рассказ о героической борьбе трактористов со стихией, сумевших во время бурана провести через тайгу необходимые леспромхозу машины. «Капитан „Смелого“» — это история последнего, труднейшего рейса старого речника капитана Валова. «Стрежень» — лирическая, полная тонких наблюдений за жизнью рыбаков Оби, связанных истинной дружбой. «Сказание о директоре Прончатове» также посвящена нашим современникам. Герой ее — начальник сплавной конторы, талантливый, энергичный человек, знающий себе цену.

Липатов Виль Владимирович Виль Липатов. Собрание сочинений в четырех томах  
обложка книги Штурман Штурман

Хруст фюзеляжа, вопросы взволновавшегося экипажа, а потом два приказа командира, отданные спокойным голосом: «Готовьтесь прыгать… Прыгайте»… и штурман, прыгнувший первым, как этого требует инструкция, приземляется на свекольном поле, целым и невредимым… но один. Самолет разбился, все товарищи погибли.

Главный герой романа французского писателя и ветерана Второй мировой войны Жюля Руа лейтенант Рипо совершает вынужденный прыжок с парашютом из подбитого самолета, не подозревая как сильно изменит его жизнь этот инцидент.

Руа Жюль  
обложка книги Шахматы из слоновой кости Шахматы из слоновой кости Падерин Геннадий Никитович  
обложка книги Штрафники против гитлеровского спецназа. Операция «Черный туман» Штрафники против гитлеровского спецназа. Операция «Черный туман»

«Штрафники бывшими не бывают» – эта горькая фронтовая мудрость выстрадана сполна и оплачена тысячами жизней. Даже «смыв вину кровью», штрафникам не избавиться от клейма смертников – их по-прежнему бросают в самоубийственные разведки боем, им дают самые невыполнимые задания с приказом: исполнить любой ценой!

Весна 1944 года. Накануне операции «Багратион» в немецком тылу, немного не дотянув до линии фронта, произвел вынужденную посадку подбитый советский самолет новейшей конструкции с секретным оборудованием на борту. На его поиски с обеих сторон направляются усиленные разведывательно-диверсионные группы. С немецкой – спецподразделение «Schwarz Nebel» («Черный туман»). С советской – полковая разведка, офицеры СМЕРШа и отряд бывших штрафников, имеющих опыт партизанской войны…

Новый роман от автора бестселлеров «В бой идут одни штрафники» и «Встречный бой штрафников»! Беспощадная схватка за линией фронта, от исхода которой зависит успех операции «Багратион»! Штрафники против гитлеровского спецназа!

Михеенков Сергей Егорович  
обложка книги Штрафная рота. Высота смертников Штрафная рота. Высота смертников

Три бестселлера одним томом! Лучшие романы о штрафниках Великой Отечественной. Боевой путь советской штрафной рота от проклятой высоты подо Ржевом, ставшей для них «высотой смертников», — после этого боя от всей роты в строю осталось не больше взвода, — до беспощадных боев на Курской дуге и при форсировании Днепра.

Штрафников не зря окрестили «смертниками» — «искупая свою вину кровью», они обязаны были исполнять самые невыполнимые приказы любой ценой, не считаясь с потерями, первыми шли в самоубийственные разведки боем и на штурм неприступных вражеских позиций. И шанс уцелеть в штрафбате или штрафной роте был — один к десяти.

Михеенков Сергей Егорович  
обложка книги Штрафники не кричали «Ура!» Штрафники не кричали «Ура!»

Новый роман от автора бестселлера «Искупить кровью!». Пронзительная история советских и немецких штрафников, чьи судьбы сплавлены воедино в горниле войны.

Осень 1942 года. Немецкие войска рвутся на юго-восток, к Сталинграду, Волге и кавказской нефти — именно здесь будет решаться исход Великой Отечественной и судьба России. На острие главного удара Вермахта разведку боем ведут немецкие штрафники из так называемых «пятисотых» «испытательных» батальонов. Именно на них ссылался в своем приказе Сталин, вводя штрафные части в Красной Армии. И теперь, кровавой осенью 42-го, советские и немецкие штрафбаты должны столкнуться лицом к лицу. Штрафники не кричали «ура!». Они умирали молча.

Кожухаров Роман Романович  
обложка книги Шоколадная медаль Шоколадная медаль

Храню я в памяти своей ребят погибших,

Рубцом на сердце лег Афганистан.

И ночью вскрикну, вспоминая ваши лица…

Простите парни, что оставили вас там.

Цапков Валерий Владимирович  
обложка книги Штрафники Сталинграда. «За Волгой для нас земли нет!» Штрафники Сталинграда. «За Волгой для нас земли нет!»

Их штрафная рота была сформирована одной из первых – сразу после приказа № 227 «Ни шагу назад!». Они искупили вину кровью, остановив продвижение 6-й армии Паулюса южнее Сталинграда, не позволив немцам прорваться к Волге и перерезать главную нефтяную артерию страны. Однако штрафникам не дадут долго «отсиживаться в обороне» – ведь судьба Сталинградской битвы решается не только в кровавом аду городских боев, но и в приволжских степях, на флангах 6-й армии, где наши войска непрерывно контратакуют, чтобы оттянуть на себя максимум сил противника, лишив Паулюса последних резервов. И первыми в эти самоубийственные атаки, на штурм неприступных позиций, под ураганный огонь в упор, поднимаются штрафники…

Читайте новый роман от автора бестселлеров «Командир штрафной роты», «Штрафник, танкист, смертник» и «Спецназ Сталинграда», достойный войти в «золотой фонд» военной прозы!

Першанин Владимир Николаевич  
обложка книги Шпага чести Шпага чести

Повесть о полке «Нормандия — Неман».

Книга посвящена боевому содружеству французских и советских авиаторов. В ней идет речь о зарождении, становлении и большом ратном пути французской эскадрильи (затем полка) «Нормандия — Неман». В. Лавриненков и Н. Беловол рассказывают о людях полка, их подвигах; со знанием дела воссоздаются напряженные воздушные схватки с врагом, прослеживаются судьбы десятков французских и советских авиаторов. Один из авторов — дважды Герой Советского Союза, ныне генерал-полковник авиации В. Д. Лавриненков — на заключительном этапе Великой Отечественной войны дружил со многими французскими летчиками, крылом к крылу с ними громил хваленых гитлеровских асов. Повесть учит мужеству, отваге, благородству, верности боевому братству, скрепленному совместно пролитой кровью.

В основу книги положены воспоминания французских и советских ветеранов полка «Нормандия — Неман».

Лавриненков Владимир, Беловол Николай  
обложка книги Штрафной удар Штрафной удар Мелентьев Виталий Григорьевич  
обложка книги Школа самообороны для женщин и драконов Школа самообороны для женщин и драконов

Жены моих друзей, знакомые девушки и даже мои пациентки часто обращались ко мне с просьбой научить их каким-либо приемам самозащиты. По их просьбе я и приступил к разработке курса самообороны для женщин. И в этом мне очень помог Сергей Карпов, знакомый вам по моим книгам о Шёлковом пути.

Он только что вернулся из очередной командировки. По просьбе польского правительства Сергей готовил разведподразделения Войска Польского. И вместе со своей любимой девушкой выполнял очередное задание нашего командования.

Но об этом разговор впереди.

Карцев Александр Иванович Шелковый путь  
обложка книги Штрафники, разведчики, пехота Штрафники, разведчики, пехота

Новая книга от автора бестселлеров «Смертное поле» и «Командир штрафной роты»! Страшная правда о Великой Отечественной. Война глазами фронтовиков — простых пехотинцев, разведчиков, артиллеристов, штрафников.

«Героев этой книги объединяет одно — все они были в эпицентре войны, на ее острие. Сейчас им уже за восемьдесят Им нет нужды рисоваться Они рассказывали мне правду. Ту самую «окопную правду», которую не слишком жаловали высшие чины на протяжении десятилетий, когда в моде были генеральские мемуары, не опускавшиеся до «мелочей»: как гибли в лобовых атаках тысячи солдат, где ночевали зимой бойцы, что ели и что думали. Бесконечным повторением слов «героизм, отвага, самопожертвование» можно подогнать под одну гребенку судьбы всех ветеранов. Это правильные слова, но фронтовики их не любят. Они отдали Родине все, что могли. У каждого своя судьба, как правило очень непростая. Они вспоминают об ужасах войны предельно откровенно, без самоцензуры и умолчаний, без прикрас. Их живые голоса Вы услышите в этой книге…

Першанин Владимир  
обложка книги Шейх Шейх Гончар Анатолий Прапор  
обложка книги Штрафники против «Тигров» Штрафники против «Тигров»

Лето 1944 года. Красная Армия наносит шестой из легендарных «десяти сталинских ударов», вошедший в историю как Львовско-Сандомирская операция. Первыми на прорыв идут штрафные роты. Сокрушив вражескую оборону, советские войска выходят к Висле. Немцы отвечают контрударом на Сандомирском плацдарме, бросив в бой новейшие тяжелые танки «Королевский Тигр» и штрафников из 500-го «испытательного» батальона Вермахта. Наши части получают приказ «стоять насмерть». Здесь советским и немецким штрафникам вновь предстоит сойтись в смертельной схватке. Здесь Красная Армия укротит немецкий «зверинец» и остановит 70-тонных бронированных монстров. Сталинские «зверобои» против гитлеровского «чудо-оружия»! Русская доблесть против немецкой брони! Штрафники против «Тигров».

Кожухаров Роман Романович  
обложка книги «Штурмфогель» без свастики «Штурмфогель» без свастики

На рассвете 14 мая 1914 года американская «летающая крепость» была внезапно атакована таинственным истребителем.

Единственный оставшийся в живых хвостовой стрелок Свен Мета показал: «Из полусумрака вынырнул самолет. Он стремительно сблизился с нашей машиной и короткой очередью поджег ее. Когда самолет проскочил вверх, я заметил, что у моторов нет обычных винтов, из них вырывалось лишь красно-голубое пламя. В какое-то мгновение послышался резкий свист, и все смолкло. Уже раскрыв парашют, я увидел, что наша „крепость“ развалилась, пожираемая огнем».

Так впервые гитлеровцы применили в бою свой реактивный истребитель, «Ме-262 Штурмфогель» («Альбатрос»).

Этот самолет мог бы появиться на фронте гораздо раньше, если бы не целый ряд самых разных и, разумеется, не случайных обстоятельств. О них и рассказывается в этой повести.

Федоровский Евгений Петрович  
обложка книги Шестая батарея Шестая батарея

Повесть показывает острую классовую борьбу в Польше после ее освобождения от фашистских захватчиков. Эта борьба ведется и во вновь создаваемом Войске Польском, куда попадает часть враждебного социализму офицерства. Борьба с реакционным подпольем показана в остросюжетной форме.

Билиньский Вацлав  
обложка книги Шиза и Малыш Шиза и Малыш

«…Родина не дала мне ничего. Ни добра, ни тепла, ни сочувствия. Но она была моей Родиной, которую не выбирают. Если бы я родился в Америке, я был бы готов умереть за нее. Но я родился в России, и готов умереть за нее. Не за бухарика — главу государства, не за предателя — министра обороны, не в благодарность за свое «счастливое» детство. А просто — за Родину.»

Турчанова Оксана  
обложка книги Штрафник из танковой роты Штрафник из танковой роты

Он на фронте с 1941 года. Он один выжил из целого танкового батальона. Он потерял сотни друзей, сам шесть раз был подбит, ранен, горел в танке - но всегда возвращался в строй.

Страшной осенью 42-го, когда решалась судьба Сталинграда, он попал под жернова беспощадного приказа № 227 («Ни шагу назад!»). В танковых войсках не было штрафных рот, но были свои штрафники - те, кому давали самые погибельные, самые невыполнимые, смертельно опасные задания. И теперь он - один из таких смертников. Он отправляется в безнадежный танковый рейд по вражеским тылам - чтобы смыть свою несуществующую вину кровью…

Першанин Владимир Николаевич  
обложка книги Штрафник, танкист, смертник Штрафник, танкист, смертник

Новая книга от автора бестселлеров «Командир штрафной роты», «Смертное поле» и «Штрафник из танковой роты». Пронзительный роман о судьбе советского танкиста в годы Великой Отечественной войны.

Он прошел огонь, кровь и медные трубы. Он выжил в страшной мясорубке 1941 года и кромешном аду 42-го. Он был штрафником-смертником, шесть раз горел в танке, но всегда возвращался в строй. За плечами у него — оборона Москвы и победа под Сталинградом, а впереди — тяжелейшие бои за Харьков, Курская дуга и битва за Днепр…

Не ждите от этой книги победных фанфар и дежурных славословий. Это не легкое чтиво и не досужие вымыслы полуграмотных «беллетристов». Это — жестокая правда о том, через что пришлось пройти нашим дедам и прадедам, сломавшим хребет фашистскому зверю. Правда о том, какая цена заплачена за Великую Победу.

Першанин Владимир Николаевич  
обложка книги Штрафники против асов Люфтваффе. «Ведь это наше небо…» Штрафники против асов Люфтваффе. «Ведь это наше небо…»

Весна 1943 года. В пылающем небе Кубани более месяца продолжается ожесточенное сражение, в котором советская авиация впервые не позволила Люфтваффе захватить господство в воздухе, хотя немцы бросили в бой элитные истребительные эскадры. Именно здесь взошла звезда А. И. Покрышкина, здесь была выведена знаменитая формула победы: «Высота — скорость — маневр — огонь!» Гораздо меньше известно, что рядом с его прославленным 16-м гвардейским авиаполком сражались штрафные эскадрильи, укомплектованные летчиками-смертниками, которые должны были «искупать свою вину кровью», но ни в отваге, ни в пилотажном мастерстве зачастую не уступали гвардейцам.

Краснозвездные «яки» против размалеванных пиковыми тузами и драконами «мессеров» и «фокке-вульфов»! «Сталинские соколы» против лучших «экспертов» Люфтваффе! «Ведь это наше небо, оно поможет нам!…»

Савицкий Георгий  
обложка книги Шпион, которому изменила Родина Шпион, которому изменила Родина

Повесть воспоминаний. Годы 1930–1955 — путь, уготовленный судьбой; порой невероятный и тем не менее реально прожитый.

Воспоминания о наиболее значительных, но мало известных событиях на фронте и в глубоком тылу противника, событиях, умышленно искаженных или замалчиваем их. О трагедии под Харьковом весной 1942 года, о сумском подполье, о лагерях и заводах Круппа в Эссене и их уничтожении январской ночью 1943 года авиацией союзников.

Рассказ о разведке, сражениях и плене. О побегах и участии в движении немецкого и австрийского Сопротивления. Столкновение с контрразведкой СМЕРШ, которое оказалось круче, чем столкновение с венской ГЕСТАПО.

Перипетии судьбы и тяжелый путь возвращения к жизни.

Витман Борис  
обложка книги Штрафной удар Штрафной удар Мелентьев В  
Штурмовики над Днепром

Аннотация издательства: Книга воспоминаний полковника в отставке В. В. Пальмова, бывшего летчика-штурмовика, посвящена героическим будням авиаторов в годы Великой Отечественной войны. Перед читателем разворачиваются картины воздушных боев на Сталинградском фронте, над Кубанью и Донбассом, над Днепром и Крымом, в небе Прибалтики. Автор правдиво и обстоятельно рассказывает о боевых действиях летчиков, их мужестве и самоотверженности в выполнении воинского долга, о фронтовой дружбе и взаимовыручке, о беззаветной преданности Родине. // Литературная запись – И. М. Корбача.

Пальмов Василий Васильевич  
обложка книги Шире шаг Шире шаг Семенихин Геннадий Александрович Нравоучительные сюжеты  
обложка книги Шхуна «Мальва» Шхуна «Мальва»

Лебеденко Петр Васильевич, член Союза писателей, родился в 1916 году в городе Сарапуле. Первая его книжка — «Сказки Тихого Дона» — вышла в свет в 1950 году, потом она переиздавалась в Москве и здесь, в Ростове. Следом выходит книга, тоже адресованная школьникам, — «В дальнем лимане».

Петр Лебеденко — участник Отечественной войны, боевой летчик. Правительство наградило его орденами Красного знамени, Отечественной войны I и II степени. Петр Васильевич не раз приходил на помощь польским партизанам. И результат этого — польский орден «Заслуга».

По впечатлениям Отечественной войны написаны его книги — роман «Навстречу ветрам» и новая повесть «Шхуна «Мальва».

Лебеденко Петр Васильевич  
обложка книги Штрафбат 999 Штрафбат 999

Кровавая «окопная правда» Вермахта. Преисподняя Восточного фронта глазами немецких штрафников и окруженцев-смертников.

Они проходят все круги фронтового ада вместе со Штрафбатом 999, который сами гитлеровцы окрестили «командой вознесения», потому что, в отличие от штрафных частей Красной армии, здесь нельзя «искупить вину кровью» и выход из проклятого Strafbatallion 999 только один — в братскую могилу.

Конзалик Хайнц  
обложка книги Штурманок прокладывает курс Штурманок прокладывает курс

Это книга о разведчике. О том, как юноша, оказавшийся в тылу врага в годы Великой Отечественной войны, вырабатывает в себе черты характера, свойственные бойцу невидимого фронта: о том, как он овладевает мастерством разведчика и выполняет свой воинский долг в мундире эсэсовца и в форме немецкого морского офицера, находясь на территории оккупированной Украины, в Румынии и в Германии, на суше и на море. Через всю книгу проходит тема любви русского юноши и немецкой девушки, пронесенной сквозь годы и испытания.

Анненков Юлий Лазаревич  
Штурмовики над Карпатами

Аннотация издательства: 129 успешных боевых вылетов на разведку и уничтожение живой силы и техники противника совершил за годы войны летчик-штурмовик Михаил Романов. Он всегда доставлял командованию ценные разведданные о противнике. В Проскуровско-Каменец-Подольской, Львовско-Сандомирской, Карпатской, Краковской, Моравско-Остравской и Пражской операциях участвовал командир эскадрильи 565-го Станиславского ордена Суворова III степени штурмового авиаполка Михаил Яковлевич Романов. За мужество и отвагу, проявленные в боях с противником, он был удостоен звания Героя Советского Союза, многих других наград, в том числе медали Чехословацкой республики "За храбрость".

Романов Михаил Яковлевич  
обложка книги Штормовая пора Штормовая пора

Писатель Н. Г. Михайловский широко известен своими книгами «Таллинский дневник», «Девять баллов». «Мы уходили в ночь», «С тобой, Балтика», «Высокие широты», «Всплыть на полюсе», «Этот долгий полярный день» и др.

«Штормовая пора» знакомит читателя с малоизвестными страницами истории обороны Таллина, Ленинграда, рассказывает о первых бомбежках Берлина морскими летчиками в августе 1941 года.

Книга дополнена новыми очерками о маршале К. К. Рокоссовском, об адмирале В. П. Дрозде, о подвиге экипажей крейсера «Киров» и линкора «Марат», о писателях и журналистах, сражавшихся под Ленинградом.

Михайловский Николай Григорьевич  
Штурмовики идут на цель

Воспоминания Мусы Гареева, дважды героя Советского Союза, летчика штурмовой авиации.

Гареев Муса Гайсинович  
обложка книги Шелковый путь. Записки военного разведчика Шелковый путь. Записки военного разведчика

Профессия разведчика весьма романтизирована бесчисленными «шпионскими» детективами в кино и литературе.

В предлагаемой книге представитель этого цеха рассказывает об иной ипостаси работы разведчика – в горячей точке, в боевых условиях, когда выполнение основного специального задания совмещается с повседневной будничной работой командира взвода разведки.

Конечно, любопытны краткие сведения о методах подготовки к службе в разведке (естественно – без избыточных подробностей), но главное в этой книге иное. Автор – проницательный и умный аналитик – показывает войну в Афганистане со всеми ее сложностями в межнациональных отношениях племен и разнообразных политических группировок и с неоднозначным отношением к русским.

Карцев Александр Иванович  
обложка книги Штрафбат. Миссия невыполнима