Книги жанра «Проза» на букву «Ц»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
Цирк на чердаке Уоррен Роберт Пенн  
Цётка Саваж (на белорусском языке) Де Мопассан Ги  
Ценi (на белорусском языке) Прус Болеслав  
Цепь преступлений в Бландингском замке Вудхауз Пэлем Грэнвил  
Цветы щавеля Юкиа Миссима  
Цена выкупа Бенхедуга Абдельхамид  
Цимбелин Шекспир Уильям  
Церковь иезуитов в Г Гофман Эрнст Теодор  
Цивилизация птиц (Безымянная трилогия - 3) Заневский Анджей  
Цинна Корнель Пьер  
Цитадель Сент-Экзюпери Антуан  
Центурии Нострадамус Мишель  
Церковь с наливным колесом ОГенри  
обложка книги Царевна Вавилонская Царевна Вавилонская

Из огромного художественного наследия Вольтера наиболее известны "Философские повести Писатель блистательно соединил традиционный литературный жанр, где раскрываются кардинальные вопросы бытия, различные философские доктрины, разработанные в свое время Монтескье и Дж.Свифтом, с пародией на слезливые романы о приключениях несчастных влюбленных. Как писал А.Пушкин, Вольтер наводнил Париж произведениями, в которых "философия заговорила общепонятным и шутливым языком".

Современному читателю предоставляется самому оценить насмешливый и стремительный стиль Вольтера.

Вольтер  
обложка книги Цезарь и Клеопатра Цезарь и Клеопатра Шоу Бернард  
обложка книги Цирцея Цирцея

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни.

Кортасар Хулио , Бестиарий  
Цари Кортасар Хулио  
Цветы щавеля

Перевод с японского Юлии Ковалениной.

Мисима Юкио  
Цефалея Кортасар Хулио , Бестиарий  
Цыганы Пушкин Александр Сергеевич  
обложка книги Цирк зимой Цирк зимой

Сборник рассказов, посвященных жизни цирков в Америке и в частности Великому Цирку Уоллеса Портера. Времена и атмосфера сериала Карнавал, только без мистики и сюрреализма, а с напором на реализм и трагизм. Как The Freaks, только не так сумрачно. Как «Воды слонам», только без Паттинсона. «Воды слонам» хороший же.

Дэй Кэти  
обложка книги Цезарь и Клеопатра Цезарь и Клеопатра

Александрия. 48 год до нашей эры. Легионы Цезаря вступают в Египет. Проходя мимо уменьшенной копии Сфинкса, Цезарь видит девочку, которая оказывается царицей Египта Клеопатрой и приглашает его во дворец, не признав в этом «забавном старичке» римского полководца. Только во дворце она понимает, что перед ней Юлий Цезарь. В Египте идёт борьба за власть между двором Клеопатры и двором её малолетнего брата Птолемея Диониса. Цезарь, видя это, решает возвести на трон Клеопатру, которая будет единолично править Египтом от его имени. На протяжении полугода Цезарь учит Клеопатру быть царицей: становиться самостоятельной и мудрой правительницей.

Шоу Бернард  
Цыганские песни

"Я в детстве очень боялся цыган. Может, потому, что тогда о них ходило много несуразных легенд. Когда, к слову, делал какую-нибудь провинность, так мать или бабушка обыкновенно грозили: «Подожди- подожди, неслух! Придет вот цыганка — отдадим ей. Как попадешь в цыганские руки, так будешь знать, как не слушать мать и бабушку!» И когда зимой или летом к нам, на хутор, действительно заходила цыганка, я всегда прятался — на печи в лохмотьях или даже под кроватью."

Далидович Генрих Вацлавович  
Цена выкупа Бенхедуга Абдельхамид  
обложка книги Циники Циники

В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники», публикация которого принесла Мариенгофу массу неприятностей и за который он был подвергнут травле. Роман отразил время первых послереволюционных лет, нэп с присущими времени социальными контрастами, противоречиями. В романе «Циники» все персонажи вымышленные, но внимательный читатель найдет аллюзии на современников автора.

История одной любви. Роман-провокация. Экзотическая картина первых послереволюционных лет России.

Мариенгоф Анатолий Борисович  
обложка книги Цар Алкохол Цар Алкохол Лондон Джек  
обложка книги Цитадель Цитадель

Антуан де Сент-Экзюпери — писатель, ставший «золотым классиком» французской и мировой литературы, автор «Маленького принца», знакомого многим с самого детства, создатель лучших из лучших романов о войне и ее вольных и невольных героях и жертвах. Писатель, чьи книги обладают поразительным свойством оставаться современными в любую эпоху и приковывать внимание читателей любого возраста.

«Цитадель» — самое своеобразное и, возможно, самое гениальное произведение Экзюпери. Книга, в которой по-новому заиграли грани таланта этого писателя. Книга, в которой причудливо переплелись мотивы причин и военной прозы, мемуары и литературные легенды, размышления о смысле жизни и духовные искания великого француза.

Экзюпери Антуан Де Сент  
обложка книги Цирк Цирк

Фрагмент из романа «Вино из одуванчиков».

Брэдбери Рэй Дуглас  
обложка книги Ціпов Ціпов Коцюбинський Михайло Михайлович  
обложка книги Цветок Колриджа Цветок Колриджа

Основой трехтомного собрания сочинений знаменитого аргентинского писателя Л.Х.Борхеса, классика ХХ века, послужили шесть сборников произведений мастера, часть его эссеистики, стихи из всех прижизненных сборников и микроновеллы – шедевры борхесовской прозыпоздних лет.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Цветок под ногою Цветок под ногою Андреев Леонид Николаевич  
Церковный служитель Моэм Сомерсет  
обложка книги Цветът на магията Цветът на магията

В плоския свят на Диска, носен на гърба на гигантска костенурка (от неизвестен пол), започва ужасно налудничаво пътешествие. Един алчен, но бездарен магьосник, наивен до кретенизъм турист, чийто Багаж тича със стотици малки крачета, дракони, които съществуват само ако вярвате в тях и разбира се, РЪБЪТ на ДИСКА…

Пратчет Тери Discworld, Светът на диска  
обложка книги Ценой потери Ценой потери

В затерянном африканском лепрозории появляется, неизвестно зачем, европеец. Маленькое общество его соотечественников (врачи, миссионеры, колонисты) смущено, заинтриговано, взбудоражено. Чего желает этот нежданный гость, что несет в себе, что получит и какой ценой обретет он вновь вкус к жизни?

В романе документально точно изображена колония для прокаженных и стадии болезни. Однако писатель придал образу проказы нравственно-философский смысл, притом отчетливо неоднозначный. Проказа — это и проклятье мучительного самовыражения личности, и поклонение ложным кумирам, и тенета духовного гнета, и ограниченность природы человека…

Грин Грэм  
Циклон Гончар Олесь Терентійович  
обложка книги Царевна Вавилонская Царевна Вавилонская

Из огромного художественного наследия Вольтера наиболее известны "Философские повести Писатель блистательно соединил традиционный литературный жанр, где раскрываются кардинальные вопросы бытия, различные философские доктрины, разработанные в свое время Монтескье и Дж.Свифтом, с пародией на слезливые романы о приключениях несчастных влюбленных. Как писал А.Пушкин, Вольтер наводнил Париж произведениями, в которых "философия заговорила общепонятным и шутливым языком".

Современному читателю предоставляется самому оценить насмешливый и стремительный стиль Вольтера.

Вольтер  
обложка книги Цялата истина Цялата истина

Николас Крийл, собственик на най-могъщата световна корпорация за търговия с оръжие, замисля пъклен план: да предизвика въоръжен конфликт между Русия и Китай. За целта Крийл наема Дик Пендър — професионален манипулатор на общественото мнение и безскрупулен интригант. Така започва кампанията „Червена заплаха“.

Зловещите машинации на Дик Пендър водят до кървав инцидент в лондонския мозъчен тръст Финикс Груп, свързан с китайското правителство. Целта е да бъдат натопени руснаците. Случайна жертва на атентата става Ана Фишер, чийто годеник е Шоу — наемен убиец, принуден да служи на тайна международна разузнавателна агенция.

Шоу е твърдо решен да разкрие цялата истина за смъртта на Ана. По стечение на обстоятелствата негов партньор в опасното начинание става Кейти Джеймс — блестяща журналистка, чиято кариера е провалена от алкохола. Тя възприема каузата на Шоу като последна възможност да възстанови репутацията си. За Шоу и Кейти има само две възможности: да разобличат Крийл или да станат негова жертва.

Балдачи Дейвид  
обложка книги Цвіт яблуні Цвіт яблуні Коцюбинський Михайло  
обложка книги ЦИТАДЕЛЬ ЦИТАДЕЛЬ

Роман «Цитадель» ошеломляет своей профессиональной исторической точностью, почти жестокой эротикой, страстным феминизмом, классической изысканностью слога и совершенно не японской откровенностью. Его автор — классик XX в. Фумико Энти (1905–1986) с фотографической точностью воссоздаст Японию начала переломной, богатой страстями эпохи Мэйдзи. История семьи влиятельного чиновника, упрямо живущего по старому феодальному укладу, несмотря на происходящие в стране революционные преобразования, воспринимается не как банальный любовный роман, а как поразительной яркости и драматизма глубокое психологическое исследование. Повествование похоже па водоворот, бурлящий подзеркальной гладью воды. Неистовые, почти безумные нотки звучат словно под сурдинку, порок исполнен очарования, а очарование способно вызвать омерзение. Галерея красавиц, словно сошедших со средневековых гравюр, поражает воображение. Но главное достоинство романа — это запредельная честность, с которой Фумико Энти открывает читателю самые потаённые уголки женской души…


Энти Фумико Terra Nipponica  
обложка книги Цитадель Цитадель

«Цитадель» — самое своеобразное и, возможно, самое гениальное произведение Экзюпери. Книга, в которой по-новому заиграли грани таланта этого писателя. Книга, в которой причудливо переплелись мотивы причин и военной прозы, мемуары и литературные легенды, размышления о смысле жизни и духовные искания великого француза.

де Сент-Экзюпери Антуан  
обложка книги Цель  - корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота Цель - корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота

Книга показывает многообразную и обширную панораму противостояния немецкой авиации и советского флота в 1941 -1945гг. на Балтийском море, а также на Чудском и Ладожском озерах.

Предназначается для широкого круга читателей, как специалистов, так и любителей военной истории.

Зефиров Михаил Вадимович, Баженов Н Н, Дегтев Д М  
обложка книги Целитель Целитель Булгаков Михаил Афанасьевич Москва краснокаменная. Рассказы, фельетоны 20-х годов, Собрание сочинений: В 8 т.  
обложка книги Цитадель Цитадель

«Цитадель» — самое своеобразное и, возможно, самое гениальное произведение Экзюпери. Книга, в которой по-новому заиграли грани таланта этого писателя. Книга, в которой причудливо переплелись мотивы причин и военной прозы, мемуары и литературные легенды, размышления о смысле жизни и духовные искания великого француза.

Сент-Экзюпери Антуан де  
обложка книги Церковь иезуитов в Г. Церковь иезуитов в Г.

Новелла "Церковь иезуитов в Г." входит в авторский сборник "Ночные истории". В нем объединены произведения, отражающие интерес Гофмана к "ночной стороне души", к подсознательному, иррациональному в человеческой психике. Гофмана привлекает тема безумия, преступления, таинственные, патологические душевные состояния.

«Церковь иезуитов» принадлежит к характерному для романтической литературы жанру «новелл о художниках». Фабульная нить прерывается вторжением размышлений на эстетические темы. Они продолжают начатые в очерке «Жак Калло» раздумья Гофмана над проблемами искусства, всю жизнь занимавшими его. Речь идет об отношении искусства к жизни. Программный характер имеют слова мальтийца, обращенные к Бертольду. Он призывает художника не копировать природу, подражая переписчику, не владеющему языком переписываемой рукописи, а изучать ее язык, постигать ее «высшее начало» и пробуждать «пламенное стремление к высшей жизни». Не совершенство формы, а одухотворенность мыслью составляют суть подлинного искусства.

Гофман Эрнст Теодор Амадей  
обложка книги Царю и его помощникам Царю и его помощникам Толстой Лев Николаевич , Исповедь  
обложка книги Цветы запоздалые Цветы запоздалые Чехов Антон Павлович  
обложка книги Цико Цико

Писательское дарование и гражданская мужество Александра Казбеги особенно ярко проявились в его творческой деятельности 80-х годов XIX века. В его романах и рассказах с большой художественной силой передан внутренний мир героев, их чувства и переживания.

Цико впервые встретилась с прекрасным юношей, самоотверженно ее любящим, она убедилась, что он похитил ее не ради того, чтобы ее обесчестить, насильно завладеть ею, нет, истинная любовь заставила Гугуа ее похитить. А это в глазах каждой горской девушки – подвиг, заслуживающий похвал; к тому же его взгляд, излучавший силу, победил, подчинил ее против воли…

Электронная версия произведения публикуется по изданию 1955 года.

Казбеги Александр Михайлович  
обложка книги Циция Циция

Писательское дарование и гражданская мужество Александра Казбеги особенно ярко проявились в его творческой деятельности 80-х годов XIX века. В его романах и рассказах с большой художественной силой передан внутренний мир героев, их чувства и переживания.

Лучшие страницы его романов «Отцеубийца», «Циция» посвящены жизни чеченцев, а повесть «Элисо» – целиком о чеченцах, к которым грузинский писатель относился с величайшей симпатией, хорошо знал их быт, обычаи и нравы.

Электронная версия произведения публикуется по изданию 1955 года.

Казбеги Александр Михайлович  
обложка книги Цивилна кампания Цивилна кампания

Пролет е във Ворбар Султана и любовта витае във въздуха, както и парите, биогенетиката, безпаричието, вносът на скандални сексуални нрави, боричканията за наследство, сватбата на Императора и, разбира се… още любов.

Лорд Майлс Воркосиган има проблем, който дори санът му на имперски ревизор не може да разреши — несподелената му любов към една красива вдовица…

Бюджолд Лоис Макмастър Barrayar, Бараяр  
Цепи Драйзер Теодор  
обложка книги Цветок Цветок

В Одессе нет улицы Лазаря Кармена, популярного когда-то писателя, любимца одесских улиц, любимца местных «портосов»: портовых рабочих, бродяг, забияк. «Кармена прекрасно знала одесская улица», – пишет в воспоминаниях об «Одесских новостях» В. Львов-Рогачевский, – «некоторые номера газет с его фельетонами об одесских каменоломнях, о жизни портовых рабочих, о бывших людях, опустившихся на дно, читались нарасхват… Его все знали в Одессе, знали и любили». И… забыли?..

Он остался героем чужих мемуаров (своих написать не успел), остался частью своего времени, ставшего историческим прошлым, и там, в прошлом времени, остались его рассказы и их персонажи. Творчество Кармена персонажами переполнено. Он преисполнен такой любви к человекам, грубым и смешным, измордованным и мечтательно изнеженным, что старается перезнакомить читателей со всем остальным человечеством.

Кармен Лазарь  
Цветы щавеля

Перевод с японского Юлии Ковалениной.

Мисима Юкио  
обложка книги Царская невеста Царская невеста Мей Лев Александрович  
обложка книги Царівна Царівна

Вашему вниманию предлагается сборник избранных произведений О.Кобылянской, выдающейся украинской писательницы-реалистки.

Кобилянська льга Юліанівна  
Цепь преступлений в Бландингском замке Вудхауз Пэлем Гринвел Лорд Эмсворт  
обложка книги Цветы для миссис Харрис Цветы для миссис Харрис

Миссис Харрис, скромная лондонская уборщица, однажды видит в шкафу клиентки платье от Диора — и у нее вдруг появляется мечта о столь же восхитительном платье. Эта мечта приведет миссис Харрис в Париж, познакомит с удивительными людьми, устроит ей чудные каникулы. Загадочным образом эта мечта пусть немного, но улучшит весь мир. Таких книжек — добрых, ласковых, веселых — должно быть много-много. Тогда, глядишь, и реальный мир изменится к лучшему.

Гэллико Пол  
обложка книги Цитадель Цитадель

"Цитадель" - одно из лучших произведений известного английского писателя А. Дж. Кронина. Главный герой - Эндрью Мэйсон - молодой талантливый врач, натура ищущая и творческая, вступает в конфликт с косным миром корыстолюбцев.

Кронин Арчибалд Джозеф  
обложка книги Цифрова крепост Цифрова крепост
Съобщението

Когато непобедимият компютър на Агенцията за Национална Сигурност за разбиване на шифри се сблъсква с мистериозно кодирано съобщение, с което не може да се справи, Агенцията се обръща към старшия си криптолог Сюзан Флечър — гениално умна и красива математичка. И тя разкрива нещо, което разтърсва коридорите на властта. АНС е в опасност, но не от оръдия или бомби, а заради сложен код, който ако стане публично достояние, ще постави под заплаха устоите на американското разузнаване.

Кой ще пази пазачите?

Ако ние сме пазачите на обществото, тогава кой ще наблюдава нас и ще се грижи да не станем на свой ред опасни?!


„Цифрова крепост“ е най-добрият и най-реалистичен технотрилър от години. Способността на Дан Браун да обрисува в естествени краски сивата зона, разделяща демократичните свободи от националната сигурност е впечатляваща!

Пъблишърс Уикли
Браун Дан  
обложка книги Царството на Хаоса Царството на Хаоса

Амбър е изправен пред заплаха от унищожение, което би взривило всички останали светове и би потопило вселената във вечен хаос. Оберон се опитва да изгради нов Лабиринт, за да запази единството и целостта на своето кралство…

В семейството обаче има предател. Отново принц Коруин е този, който трябва да се справи с него и да се пребори с разрухата…

Зелазни Роджър The Chronicles of Amber, Хрониките на Амбър  
обложка книги Царь Шедома Царь Шедома

Припоминаете библейский эпизод с уничтожением городов Содома и Гоморры, прославленных своей развращенностью? С точки зрения царя-мага, властителя Шедома, дело обстояло совсем иначе…

Кондратьев Александр Алексеевич  
ЦЫГАНСКОЕ СЧАСТЬЕ Митрофанов Илья  
Църквата с наливното колело Хенри О  
Циркът на прокълнатите Хамилтън Лоръл К Анита Блейк, ловецът на вампири, Anita Blake: Vampire Hunter  
Целувката на Саломи Джейн Харт Франсис Брет  
обложка книги Целувката на черната вдовица Целувката на черната вдовица

Англия по времето на крал Хенри VIII. Хубавата като картинка лейди Гуинивър се намира в доста деликатна ситуация: овдовяла за четвърти път, тя не може да убеди обществото, че не е убийца на мъжете си. Никой не вярва в невинността й и затова всички се надпреварват да предупреждават новия претендент за ръката й сър Хю Босер за надвисналата опасност. Но още от първия поглед сър Хю е омагьосан от красивата и магнетична дама и не може да устои на целувката на „черната вдовица“.

Фийдър Джейн Целувката, Kiss  
Цеко Сифоня Болдин Алекс  
обложка книги Циганката Циганката

Катрин е млада жена от благородно семейство, чиято красота може да вкара всеки мъж в прегрешение. Тя постоянно се подвизава в циганските катуни, преминаващи през земите на нейното семейство. С нейните бурни танци и кръшна снага тя завладява мъжете навред. В един такъв момент я забелязва Джейсън Севидж — богат американец, дошъл в Англия по своите дела. Тя веднага успява да плени ума на този невероятен мъж. За тях започва едно трудно пътуване към техните сърца. Но дали той знае в действителност коя е Катрин и на какво е способна тя. Една невероятна история за много болка и още по-голяма любов.

Бъзби Шърли Луизиана, Louisiana  
обложка книги Циклическое время Циклическое время

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Борхес Хорхе Луис  
обложка книги Цветение и плоды Цветение и плоды

От исторических и фольклорных сюжетов – до психологически тонких рассказов о современных нравах и притч с остро-социальным и этическим звучанием – таков диапазон прозы Бене, представленный в этом сборнике. Для рассказов Бене характерны увлекательно построенный сюжет и юмор

Бене Стивен Винсент  
обложка книги Царство земное Царство земное

Роман «Царство земное» рассказывает о революции на Гаити в конце 18-го – начале 19 века и мифологической стихии, присущей сознанию негров. В нем Карпентьер открывает «чудесную реальность» Латинской Америки, подлинный мир народной жизни, где чудо порождается на каждом шагу мифологизированным сознанием народа. И эта народная фантастика, хранящая тепло родового бытия, красоту и гармонию народного идеала, противостоит вымороченному и бесплодному «чуду», порожденному сознанием, бегущим в иррациональный хаос.

Карпентьер Алехо  
обложка книги Цветок в пустыне Цветок в пустыне

Трилогия «Конец главы» примыкает к циклу о Форсайтах. Читатель снова встретит здесь знакомых ему по «Саге» героев: Флёр, Майкла, леди Монт и других. Главная героиня трилогии, Динни Черрел, олицетворяет для автора саму Англию. Доброта и самоотверженность, преданность интересам семьи и нравственным устоям помогают героям Голсуорси преодолеть серьёзные испытания. «Конец главы» – последняя работа писателя. В этом произведении, как и во всём творчестве Голсуорси, есть присущий ему мягкий юмор и мудрость, и оптимизм. Устами одного из героев романа он говорит: «Разве человеческая жизнь, – а она ведь такая хрупкая, – сохранилась бы вопреки всем нашим бедам и тяготам, если бы жить на свете не стоило?»

Голсуорси Джон Конец главы  
обложка книги Цена жизни Цена жизни

Прозаик, критик-эссеист, киносценарист, драматург, политический публицист, Фуэнтес стремится каждым своим произведением, к какому бы жанру оно не принадлежало, уловить биение пульса своего времени. Ведущая сила его творчества — активное страстное отношение к жизни, которое сделало писателя одним из выдающихся мастеров реализма в современной литературе Латинской Америки.

Фуэнтес Карлос  
обложка книги Целомудрие Целомудрие

«Слишком много скрывалось у нас и замалчивалось из того, чего не надо было скрывать. Надо пересмотреть заново все, самые простые вопросы, переоценить издавна оцененное, перестроить от века устроенное. Пересмотреть, чтобы не идти дальше так уверенно-слепо, как до сих пор» — так говорил Н. Крашенинников (1878–1941) о своей книге, отражающей историю жизни героев.

Написанная и первой четверти XX века, эта книга сегодня стала еще актуальней. Две части этой книги в разное время были опубликованы, третья и четвертая не вышли в свет, помешали война и смерть писатели.

Крашенинников Николай Александрович  
обложка книги Цинамонові крамниці. Санаторій Під Клепсидрою Цинамонові крамниці. Санаторій Під Клепсидрою

Бруно Шульц: Українське різночитання

Ця книжка — незвичайна. І не тільки тому, що представлено у ній новели нашого земляка із Дрогобича Бруно Шульца, блискучого письменника-новеліста рівня Франца Кафки, Стефана Цвейга чи Антона Чехова. Ця збірка новел — своєрідна перекладацька лабораторія, в якій у чарівних колбах і ретортах українських алхіміків художнього перекладу, золотом горить-переливається, відтворюючись у своїй первозданній красі, магічне слово майстра.

Перекладати Шульца непросто.

Передовсім тому, що він письменник, який у короткій художній формі намагався втілити універсум — витворити власний світ із безліччю лише на перший погляд малозначущих, а насправді тонких і символічних деталей, нюансів, алюзій і натяків, іноді навіть просто багатозначного замовчування, істинну суть яких мав би відчути й розшифрувати читач. Процес дешифрування Шульцового тексту — таїна на межі містики, бо ж кожне слово письменника може нести якийсь несподіваний відтінок значення, символ, натяк, без котрих філігранні, ажурні конструкції його художнього світу деформуються й загрозливо тріщать.

Не дивно. Адже й сам письменник, даючи відповідь на анкету про таємниці письменницької творчості, у «Wiadomościah Literackich» навесні 1939 року писав: «Сьогодні мене приваблюють усе більше невиражальні теми. Парадокс, в напруженні між їх невиражальністю та мізерністю й універсальною претензією, бажанням репрезентувати все є найсильнішим творчим стимулом.» (Цит. за Panas Władysław. Księga blasku: Traktat o Kabale w prozie Brunona Szulca — Lublin, 1997. — s. 10).

Отож, парадоксальність, незрима межа між величчю тексту та загрозою його руйнації, своєрідна космогонія й есхатологія, іноді відкритого, а іноді завуальованого змісту, специфічна манера викладу, тонкі, на ментальному рівні, відтінки значень і символів, специфічна ритмомелодика — це не повний перелік тих «підводних рифів», котрі уявляються на шляху кожного, хто перекладає Бруно Шульца.

Для цих текстів замало добре знати мову. Перекладач мусить бути іще й філософом і психологом, ерудованим читачем, і навіть тонким знавцем галицьких реалій і специфіки побуту єврейських родин…

Тим-то щоразу, коли заходить мова про переклад Бруно Шульца, говоримо про якесь нове — більшою чи меншою мірою — наближення до оригіналу як воістину феноменальної Речі-У-Собі…

Упорядники цієї книжки вирішили зробити цілком логічний видавничий експеримент.

Надаємо можливість кожному із наших перекладачів Шульца наблизитися до феномену його тексту і гостимо у нашій «перекладацькій лабораторії» автора уже апробованої книжки перекладів «Цинамонових крамниць» і «Санаторію Під Клепсидрою» Андрія Шкраб'юка, філософів і культурологів Тараса Возняка та Миколу Яковину, письменника Івана Гнатюка, історика й журналіста Андрія Павлишина. Кожен — оригінальний мислитель із своїм світобаченням, ідеалами, уподобаннями і… своїм прочитанням Бруно Шульца. Оригінал Шульцового «Санаторію Під Клепсидрою» теж подаємо у цій книжці — аби читач, котрий володіє польською мовою, і сам мав нагоду зануритися у світ фантазій дрогобицького майстра слова, світ непізнаваного — магічний світ Бруно Шульца.

Григорій ЧОПИК,

вчений секретар Наукової бібліотеки Львівського національного університету імені Івана Франка, перекладач

* * *

Назва оригіналу:

Bruno Schulz. Sklepy Cynamonowe. Sanatorium Pod Klepsydrą

Шульц Бруно  
обложка книги Цивилизация Цивилизация

У меня есть любезный моему сердцу друг Жасинто, который родился во дворце… Среди всех людей, которых я знавал, это был самый цивилизованный человек, или, вернее, он был до зубов вооружен цивилизацией – материальной, декоративной и интеллектуальной.

Эса де Кейрош Жозе Мария  
Цикълът на Месалина Калчев Христо  
обложка книги Цветок в пустыне Цветок в пустыне

Трилогия «Конец главы» примыкает к циклу о Форсайтах. Читатель снова встретит здесь знакомых ему по «Саге» героев: Флёр, Майкла, леди Монт и других. Главная героиня трилогии, Динни Черрел, олицетворяет для автора саму Англию. Доброта и самоотверженность, преданность интересам семьи и нравственным устоям помогают героям Голсуорси преодолеть серьёзные испытания. «Конец главы» – последняя работа писателя. В этом произведении, как и во всём творчестве Голсуорси, есть присущий ему мягкий юмор и мудрость, и оптимизм. Устами одного из героев романа он говорит: «Разве человеческая жизнь, – а она ведь такая хрупкая, – сохранилась бы вопреки всем нашим бедам и тяготам, если бы жить на свете не стоило?»

Голсуорси Джон Конец главы  
обложка книги Цинтия Цинтия

«Лайкэм воскликнул с ликующим восторгом человека, который наконец нашел возможность освободиться от гнетущей его тайны:

— Она — богиня, самое восхитительное создание, какое я только встречал. И замечательно то, что я и сам, очевидно, какой-то бог…»

Хаксли Олдос  
обложка книги Цель – корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота Цель – корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота

Книга показывает многообразную и обширную панораму противостояния немецкой авиации и советского флота в 1941–1945 гг. на Балтийском море, а также на Чудском и Ладожском озерах.

Предназначается для широкого круга читателей, как специалистов, так и любителей военной истории.

Зефиров Михаил Вадимович, Баженов Н Н, Дегтев Д М  
обложка книги Циники. Бритый человек (сборник) Циники. Бритый человек (сборник)

В издание включены романы А. Б. Мариенгофа «Циники» и «Бритый человек». Впервые опубликованные за границей, в берлинском издательстве «Петрополис» («Циники» – в 1928 г., «Бритый человек» – в 1930 г.), в Советской России произведения Мариенгофа были признаны «антиобщественными». На долгие годы его имя «выпало» из литературного процесса. Возможность прочесть роман «Циники» открылась русским читателям лишь в 1988 году, «Бритый человек» впервые был издан в России в 1991-м. В 1991 году по мотивам романа «Циники» снял фильм Дмитрий Месхиев. Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнения, что творческое наследие Мариенгофа, как и Платонова, Пильняка, Замятина, – это классика XX века.

Мариенгоф Анатолий Борисович  
обложка книги Цитадель Цитадель

«Цитадель» — одно из лучших произведений известного английского писателя А. Дж. Кронина. Главный герой — Эндрью Мэйсон — молодой талантливый врач, натура ищущая и творческая, вступает в конфликт с косным миром корыстолюбцев.

Кронин Арчибальд Джозеф  
обложка книги Цветные миры Цветные миры

Роман американского писателя Уильяма Дюбуа «Цветные миры» рассказывает о борьбе негритянского народа за расовое равноправие, об этапах становления его гражданского и нравственного самосознания.

Дюбуа Уильям Черное пламя  
Циники

История одной любви. Роман – провокация. Экзотическая картина первых послереволюционных лет России.

Мариенгоф Анатолий  
Царица Себекнофру

Второй том романа "Царица Черной страны", повествует о том как принцесса Себекнофру победила своего брата и свергла его с трона царства Египетского…

Андриенко Владимир Царица Черной страны  
обложка книги Царь Иисус Царь Иисус

Роберт Грейвз (1896–1985) — один из самых значительных поэтов и прозаиков Англии XX в. Написанная им серия исторических романов, из которых наиболее известные «Я — Клавдий», «Клавдий божественный», «Князь Велисарий», «Золотое руно», «Дочь Гомера» и, конечно же, «Царь Иисус», поставили его в один ряд с величайшими романистами XX в.

Роман «Царь Иисус» (1946) рассказывает о переломной эпохе в истории человечества. Иисус предстает в романе не как икона, а как живой человек, который, страдая за людей, не в силах всех и сразу сделать счастливыми. А вокруг Иисуса кипит жизнь с политическими, дворцовыми, храмовыми интригами.

Разработка оформления серии художника Д. ШИМИЛИСА

Художник Ф. КАРБЫШЕВ

Грейвз Роберт  
обложка книги Цесаревна Цесаревна

Генерал-лейтенант, атаман Войска Донского П.Н.Краснов известен и как писатель. В романе "Цесаревна" изображена Россия в период правления Анны Иоанновны, затем Анны Леопольдовны и Елизаветы Петровны (1709-1761), российской императрицы с 1741 года, дочери Петра Великого, возведенной на престол гвардией. В произведении также выведены многие государственные деятели того времени: граф, генерал-фельдмаршал Алексей Григорьевич Разумовский, графы братья Шуваловы, А.П.Бестужев-Рюмин, М.В.Ломоносов и другие.

Краснов Петр Николаевич  
обложка книги Царь Петр и правительница Софья Царь Петр и правительница Софья

Д. Л. Мордовцев, популярный в конце XIX — начале XX в. историк — беллетрист, оставил огромное литературное наследие. Собранные в этой книге романы принадлежат к лучшим произведениям писателя. Основная их идея — борьба двух Россий: допетровской страны, много потерявшей в течение «не одного столетия спячки, застоя…», и европеизированной империи, созданной волею великого царя. Хотя сюжеты романов знакомы читателю, автор обогащает наши представления интереснейшим материалом.


«В том взрыве, который имел место в Кремле, сказалось „старое начало“, особенно опасное для всего пришлого, иноземного, „не своего“; сегодня „бояре“, а завтра, кто поручится? Завтра, быть может, „немцы“ станут предметом травли. Немцы… знали, что всем, что происходило сегодня в Москве или Кремле, руководила невидимая рука из того же Кремля, и они знали, они видели эту белую, пухлую ручку и не раз целовали ее…»

Мордовцев Даниил Лукич  
обложка книги Царь и гетман Царь и гетман

Д. Л. Мордовцев, популярный в конце XIX — начале XX в. историк — беллетрист, оставил огромное литературное наследие. Собранные в этой книге романы принадлежат к лучшим произведениям писателя. Основная их идея — борьба двух Россий: допетровской страны, много потерявшей в течение «не одного столетия спячки, застоя…», и европеизированной империи, созданной волею великого царя. Хотя сюжеты романов знакомы читателю, автор обогащает наши представления интереснейшим материалом.


«Наступило лето 1709 года. Близилась роковая развязка для всех действующих лиц исторической драмы, избранной предметом нашего повествования.

Что делала в это время та нежная рука, которая так жестоко, хотя невольно, разбила и гордые политические мечты Мазепы, и личное его счастье, отняв у него и покойную смерть старости, и место на славном историческом кладбище его родины? Что делала и что чувствовала несчастная дочь Кочубея?»

Мордовцев Даниил Лукич  
обложка книги «Цыц и перецыц» «Цыц и перецыц»

Пикуль Валентин  
Цыганский король Короткевич Владимир Семенович  
обложка книги Цель – выжить. Шесть лет за колючей проволокой Цель – выжить. Шесть лет за колючей проволокой

Клаус Фрицше был сыном учителя, фронтовика и инвалида Первой Мировой, воспитывался в духе прусского милитаризма и реваншизма. Неудивительно, что такое воспитание, успехи Гитлера в возрождении Германии, как мощной военной державы, способной разрушить Диктат, стали благодатной почвой для того, чтобы Клаус и в 1943 г. безусловно верил в победу тысячелетней империи под водительством фюрера германской нации. Он был далеко не одинок в этом. Получив аттестат зрелости, в 1941-42 гг. выучился на бортрадиста, стал кандидатом в офицеры и инструктором. Чтобы получить звание лейтенанта, отправился на Восточный фронт. Был сбит над Каспием, попал в плен, где провёл 6 лет. Подробно описывается жизнь немецкого военнопленного в советских производственных лагерях. Фрицше учился в антифашистской школе, но эти воспоминания – не апология победы коммунистического мировоззрения над проклятым нацистским угаром, а подробная и честная история обычного немецкого молодого парня в годы ужасной и великой войны.

Клаус Фритцше  
обложка книги Цесаревич Константин Цесаревич Константин

Среди исторических романистов начала XIX века не было имени популярней, чем Лев Жданов (1864 — 1951). Большинство его книг посвящено малоизвестным страницам истории России. В шеститомное собрание сочинений писателя вошли его лучшие исторические романы — хроники и повести. Почти все не издавались более восьмидесяти лет.

Жданов Лев Григорьевич  
обложка книги Цусима. Книга 1. Поход Цусима. Книга 1. Поход

«Цусима».

Масштабное, яркое повествование о знаменитом сражении времен русско-японской войны.

Книга, в которой уникальная историческая точность сочетается с психологической глубиной портретов героев — и, главное, с высокой поэзией подвига русских моряков, с беспримерным мужеством сражавшихся и гибнувших в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей Силыч Цусима  
обложка книги Цусима. Книга 2. Бой Цусима. Книга 2. Бой

«Цусима».

Масштабное, яркое повествование о знаменитом сражении времен русско-японской войны.

Книга, в которой уникальная историческая точность сочетается с психологической глубиной портретов героев — и, главное, с высокой поэзией подвига русских моряков, с беспримерным мужеством сражавшихся и гибнувших в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей Силыч Цусима  
обложка книги Цусима Цусима

События военно-исторической хроники «Цусима» разворачиваются на фоне одного из величайших в мире морских сражений. Около 30 лет А.С. Новиков-Прибой (1877–1944) собирал материалы для своей эпопеи – в походе и Цусимском бою на броненосце «Орел», в японском плену, а по возвращении на родину – в подполье, в эмиграции, изучил множество архивов, беседовал с участниками событий. Писателю удалось воссоздать яркие, запоминающиеся картины битвы, а главное – рассказать о беспримерном подвиге русских моряков, героически сражающихся и гибнущих в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей  
Царские врата Трапезников Александр  
обложка книги Царица Катерина Алексеевна, Анна и Виллим Монс Царица Катерина Алексеевна, Анна и Виллим Монс

Книги известного историка М.И.Семевского (1837-1892) пользовались большой популярностью в дореволюционной России и неоднократно переиздавались «Царица Катерина Алексеевна. Анна и Вилим Монс» повествует о семейной трагедии Петра I. Построенное на архивных материалах повествование написано очень увлекательно и обращает внимание читателя на малоизвестные страницы российской истории.

Семеновский Михаил Иванович  
обложка книги Циолковский Циолковский

В книге публикуются подробности о взаимоотношениях К. Э. Циолковского с академиком С. П. Королевым, рассказ об отношении Циолковского к работам ГИРДа, об участии его в работах Реактивного научно-исследовательского института, о встречах его с людьми, которые осуществляли и развивали его идеи в области ракетостроения.

Эдуард Игнатьевич Циолковский.

Мария Ивановна Циолковская.

Детский портрет Циолковского.

Дом на улице Циолковского (бывшая улица Круглая) в Боровске, где жил ученый.

Вид на Боровск с улицы Циолковского.

Город Киров. В этом здании размещалась гимназия, где учился Циолковский.

Первая конструкция аэродинамической трубы и испытанные в этой трубе модели. На снимке собственноручные пометки Циолковского.

Письмо Циолковского Н. Е. Жуковскому с фотографией моделей, испытанных в «воздуходувке». Внизу надпись, сделанная на обороте фотографии.

В этой газете увидел свет научный фельетон Циолковского.

К. Э. Циолковский

К. Э. Циолковский и А. В. Ассонов в саду подле дома Константина Эдуардовича.

Семья Циолковских.

Велосипедным спортом Циолковский занимался более сорока лет.

Самодельная слуховая труба из жести помогала разговаривать с посетителями.

Рабочий кабинет ученого. Реконструкция в Доме-музее Циолковского.

С 1908 года Циолковский писал карандашом под копирку, положив на колени фанерную дощечку.

Обложка брошюры Циолковского, изданной Ассоциацией натуралистов-самоучек.

Программа Ассоциации натуралистов, напечатанная на обложке брошюры.

В 1908 году Циолковский приобрел себе дом.

Рисунок художника Жуковского «Возвращение воздухоплавательной машины Хенсона из Бомбея в Лондон через Калугу», подаренный Циолковскому к семидесятилетию.

Верстак и токарный станок Циолковского.

Письмо Циолковского И. Т. Клейменову.

Дом, подаренный Циолковскому Советским правительством.

Константин Эдуардович со своим внуком Алешей.

Кадр из фильма «Космический рейс», снятого при научной консультации Циолковского.

Памятник Константину Эдуардовичу в Калуге.

Арлазоров Михаил Саулович Жизнь замечательных людей  
обложка книги Царица смуты Царица смуты

Историческая повесть о Марине Мнишек, о ее жизни после гибели Лжедмитрия II.

Бородин Леонид Иванович  
обложка книги Цунами Цунами

Первый роман японской серии Н. Задорнова, рассказывающей об экспедиции адмирала Е.В.Путятина к берегам Японии. Николай Задорнов досконально изучил не только историю Дальнего Востока, но и историю русского флота.

Задорнов Николай Павлович Морской цикл  
обложка книги Царский гнев Царский гнев Чарская Лидия Алексеевна  
обложка книги Царь-гора Царь-гора

Судьба порой совершает вовсе неожиданные повороты. Молодой ученый Федор Шергин, испытав очередной творческий кризис и полосу неудач, уезжает по совету близких на родину своих предков — на Алтай. Рассчитывая развеяться и отдохнуть, Федор помимо воли оказывается втянутым в круговорот странных событий: ночное покушение в поезде, загадочный попутчик, наконец участие в расследовании сибирской загадки вековой давности, связанной с его легендарным прадедом — белым офицером, участвовавшим в секретной операции по спасению царской семьи, и поиски таинственной алтайской Золотой орды…

Иртенина Наталья  
Царь Ирод

Однажды я провел занимательный опрос. Спрашивал у всех и у каждого: кем был Великий Ирод по национальности? Никто не усомнился. Еврей, отвечали мне. Да и как же могло быть иначе, если Ирод был царем Иудеи?

Сначала меня это ввело в замешательство, а потом подвигло к глубокой задумчивости. Историю, как известно, творят люди. Каждый знает, что Сократ был греком, а Дарий - персом. Отчего же история так несправедливо отнеслась к Ироду, что люди забыли его национальность. Или им помогли забыть? Но кто и зачем?

Замечательный писатель и исследователь Лион Фейхтвангер определил свое литературное кредо так:в отличие от ученого автор исторического романа имеет право предпочесть ложь, усиливающую художественный эффект, правде, разрушающей его.

Я в огромной степени разделяю эту мысль, но хотел бы подчеркнуть, что в романе, который я теперь представляю на Ваш суд, исторический факт занимает не менее почетное место, чем художественный вымысел. А работа с фактами очень уже напоминает расследование, когда пристрастия отступают под нажимом исторической логики.

Вы спросите меня, как же это возможно спустя две тысячи лет? На что я отвечу: суть человеческая неизменна и в основе человеческих поступков лежит все тоже, что лежало и в глубокой древности.

Остается только вооружиться увеличительным стеклом…

Суси Валерий  
Царь Ирод. Историческая драма "Плебеи и патриции", часть I.

Однажды я провел занимательный опрос. Спрашивал у всех и у каждого: кем был Великий Ирод по национальности? Никто не усомнился. Еврей, отвечали мне. Да и как же могло быть иначе, если Ирод был царем Иудеи?

Сначала меня это ввело в замешательство, а потом подвигло к глубокой задумчивости. Историю, как известно, творят люди. Каждый знает, что Сократ был греком, а Дарий — персом. Отчего же история так несправедливо отнеслась к Ироду, что люди забыли его национальность. Или им помогли забыть? Но кто и зачем?

Замечательный писатель и исследователь Лион Фейхтвангер определил свое литературное кредо так: в отличие от ученого автор исторического романа имеет право предпочесть ложь, усиливающую художественный эффект, правде, разрушающей его.

Я в огромной степени разделяю эту мысль, но хотел бы подчеркнуть, что в романе, который я теперь представляю на Ваш суд, исторический факт занимает не менее почетное место, чем художественный вымысел. А работа с фактами очень уже напоминает расследование, когда пристрастия отступают под нажимом исторической логики.

Вы спросите меня, как же это возможно спустя две тысячи лет? На что я отвечу: суть человеческая неизменна и в основе человеческих поступков лежит все тоже, что лежало и в глубокой древности.

Остается только вооружиться увеличительным стеклом…

Суси Валерий  
обложка книги Цареубийцы (1-е марта 1881 года) Цареубийцы (1-е марта 1881 года)

Петр Николаевич Краснов (1869–1943) известен современному читателю прежде всего как один из лидеров Белого движения времен гражданской войны в России. Его перу принадлежат десятки книг, несколько исторических романов, среди которых «Цареубийцы» — один из наиболее удачных. Рассказывая о попытках народовольцев устранить императора Александра II, П.Н.Краснов удачно изображает тип революционера воплощяющего во жизнь то, что некогда проповедовали герои романа «Бесы» Достоевского. Впервые роман был опубликован в Париже в 1938 году.

Краснов Петр Николаевич  
обложка книги Царица-полячка Царица-полячка

(29.08.1866 г. Москва — 16.01.1917 г. С.Петербург /с.с.) — писатель, прозаик, журналист, стихотворец. Имевший более 50 псевдонимов, но больше известен под таким как "Александр Лавров". Единственный сын художника Императорской Академии Художеств — Ивана Яковлевича Красницкого (1830 г. Москва — 29.07.1898 г. С.Петербурге. /с.с.) Ранее детство Александра прошло в имении родителей в Тверской губернии, Ржевского уезда, а затем в разъездах с отцом по Московской, Тверской, Новгородской губерниям, древности которых фотографировал отец. Самостоятельно научившись читать в 5 лет читал без разбора все, что находил в огромной отцовской библиотеке. Не прошло мимо Александра и то, что его отец воспитывался с семьей А.С. Хомякова и встречался со всеми выдающимися деятелями того времени. Иван Яковлевич был лично знаком с Гоголем, Белинским, кн. П.А. Вяземским, Аксаковым и многими др. А, будучи пионером в фотографии, и открыв в 1861 году одну из первых фотомастерских в Москве, в Пречистенском Дворце, в правом флигеле, был приглашен и фотографировал Коронацию и Помазание на Престол Александра III, за что был награжден "Коронационной медалью". В свое время Иван Яковлевич был избран членом-корреспондентом общества любителей древней письменности.

Все эти встречи и дела отца отразились в дальнейшем на творчестве Александра Ивановича Красницкого. В 1883 году он написал свою первую заметку в "Петербургской газете", а вскоре стал профессиональным журналистом. Работал в "Петроградской газете" (1885), попутно в "Минуте" (редакция А.А. Соколова), "Новостях", в "Петербургской газете" был сотрудником до1891, редактировал ежедневные газеты "Последние новости" (1907–1908), "Новый голос" (1908). В 1892 г. Александр Иванович стал сотрудником издательства "Родина" А.А. Каспари, которое находилось в С.Петербурге на Лиговской ул. д. 114. С марта 1894 г. стал помощником редактора вообще всех изданий: газеты "Родина", журналов "Родина", "Всемирная Новь", "Общественная библиотека", "Клад", "Весельчак", "Живописное обозрение всего мира". Редактировал издававшиеся А.А. Каспари газеты: "Последние Известия", "Новый голос", "Вечерний Петербург", "Новая Столичная Газета", юмористический журнал "Смех и Сатира", двухнедельный журнал "Сборник русской и иностранной литературы". Большая часть литературных работ Александра Ивановича напечатана в изданиях А.А. Каспари и в приложениях к ним, а, кроме того, многие произведения вышли отдельными изданиями у П.П. Сойкина, А.Ф. Девриена, М. Вольфа, Сытина. За весь период своего творчества Александр Иванович написал около 100 романов, многочисленное число рассказов, стихов. Им были написаны краткие биографические очерки "О Белинском", "О Пушкине", биографии и примечания к полным собраниям сочинений Пушкина, Жуковского, Гоголя, Никитина, произведениям "Герои Шекспира", "Французское нашествие 1913 г". Его книги "Петра Творение", Чудо-Вождь, "Слезы", "Маленький геркулес", "Под Русским знаменем", выдержали несколько изданий. Пьесы "Генералиссимус Суворов" и "Ласковое телятко" с успехом шли на сцене народного дома.

29 января 1917 года, после продолжительной болезни, Александр Иванович скончался. Похоронен на Северном (3-м Парголовском) кладбище в С.Петербурге. Могила не сохранилась. 1.0 — создание файла

Красницкий Александр Иванович  
обложка книги Царские забавы Царские забавы

Царь Иоанн IV Васильевич недаром получил прозвище Грозный. Немало пролил кровушки грозный государь, как своих врагов, так и врагов Руси. Но, кроме борьбы с врагами, царь немало времени уделял и битвам любовным. Не зря он считался первым любовником на Руси. Семь раз был женат, а познанных им девиц вообще не счесть. И здесь он проявлял свой необузданный нрав: женщин, хоть в чем-то провинившихся перед ним, царь не щадил. А уж с предпоследней женой — Василисой, которую он застал с любовником, царь поступил с изощренной жестокостью. Великим грешником был царь Иван. И отвечать за свои тяжкие грехи ему пришлось в конце жизни…

Сухов Евгений  
обложка книги Цусима Цусима

События военно-исторической хроники «Цусима» разворачиваются на фоне одного из величайших в мире морских сражений. Около 30 лет А.С. Новиков-Прибой (1877–1944) собирал материалы для своей эпопеи – в походе и Цусимском бою на броненосце «Орел», в японском плену, а по возвращении на родину – в подполье, в эмиграции, изучил множество архивов, беседовал с участниками событий. Писателю удалось воссоздать яркие, запоминающиеся картины битвы, а главное – рассказать о беспримерном подвиге русских моряков, героически сражающихся и гибнущих в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей Силыч  
обложка книги Царьградская пленница Царьградская пленница

В стольном граде Киеве правит великий князь Ярослав Мудрый – строитель, политик и просветитель. Но обитателям маленького, далекого от столичного великолепия городка нет дела до князя и его ближних. У них иные заботы – выжить во время непрестанных набегов жестоких степняков – печенегов.

И однажды в дом простого рыбака приходит беда – печенеги похищают его жену Ольгу. Где искать ее? Уж не на рабском ли торгу в Константинополе – Царьграде, куда степняки увозят на продажу русских полонянок?

Путь до Царьграда не близок и труден. Но героям романа известного отечественного писателя А. Волкова отважному мужу Ольги и ее детям – умному, честному Зоре и красавице Светлане, задумавшим вызволить пленницу, не страшны никакие опасности…

Волков Александр Мелентьевич  
обложка книги Царский выбор Царский выбор

Остросюжетное повествование о событиях эпохи царя Алексея Михайловича. Допетровская Русь оживает в драматическом переплетении человеческих судеб. Герои «Царского выбора», живые и полнокровные, мыслящие и страдающие, в сложнейших жизненных коллизиях ищут и, что самое главное, находят ответы на извечные духовные вопросы, обретают смысл и цель бытия.

Степанян Елена Грантовна  
обложка книги Цитадель Цитадель

Повесть о несчастном короле Бодуэне, о дочерях его — добронравной Сибилле и прекрасной Изабелле, о льве ислама султане Саладине, о Старце Горы и его ассасинах-убийцах, о рыцарях — Раймунде Триполитанском и Конраде Монферратском, и иных воинах палестинских, достославных и великолепных, жестоких и коварных, о бессмертной любви и клятвопреступлениях, о честных поединках и кровавых битвах между крестоносцами и сарацинами, о коварстве иоаннитов, о похищениях и пытках, о золоте и проказе, о том, как был потерян христианами Святой город Иерусалим, и о том, как защищали его тамплиеры.

Стампас Октавиан Тамплиеры  
обложка книги Царь Горы, Или Тайна Кира Великого Царь Горы, Или Тайна Кира Великого

ISBN 5-17-015734-7 (ООО «Издательство ACT») ISBN 5-271-04980-9 (ООО «Издательство Астрель»)

Известный писатель-историк С. Смирнов воссоздает в своем романе далекую эпоху VI века до н. э. и, придав сохранившимся легендам вид повествования, раскрывает тайны незаурядной личности персидского царя Кира Великого: его внезапного возвышения, прихода к власти и последующего правления.

Смирнов Сергей Анатольевич  
обложка книги Царский приказ Царский приказ

Н. Северин — литературный псевдоним русской писательницы Надежды Ивановны Мердер, урожденной Свечиной (1839–1906). Она автор многих романов, повестей, рассказов, комедий. В трехтомник включены исторические романы и повести, пользовавшиеся особой любовь читателей. В первый том Собрания сочинений вошли романы «Звезда цесаревны» и «Авантюристы».


Северин Н  
обложка книги Царский духовник Царский духовник

В книгу популярного беллетриста Георгия Тихоновича Полилова вошли романы, повествующие о тех временах, когда Русь была разделена на княжества и страдала от междоусобиц. Роман «Княжеский отрок» рассказывает о тверском князе Ярославе и его романтической любви к простой девушке Ксении.

 «Под удельною властью» - о князе Андрее Боголюбском; именно с его правлением Киев теряет значение стольного города, а сам князь остается жить во Владимире.

Роман «Царский духовник» посвящен жизни протопопа Сильвестра, замечательного человека своего времени, духовника царя Ивана Грозного.

Северцев-Полилов Георгий Тихонович  
обложка книги Царь Давид Царь Давид

В основу книги лег известный библейский сюжет о царе Давиде.

Молодой пастушок Давид убивает монстра по имени Голиаф, который долгие годы держит в страхе народ царя израильтян Саула. Пройдет много времени, прежде чем он взойдет на престол, объединит земли Израиля, завоюет Иерусалим и объявит его столицей своего государства. Но, став царем, Давид совершит недобрый поступок: он отправит на верную смерть одного из своих воинов, мужа полюбившейся ему женщины по имени Вирсавия. Простит ли царя народ иудейский? Или проклятие Вирсавии будет преследовать его до гробовой доски?..

Мессадье Жеральд  
обложка книги Цезар (Част III: Рубикон) Цезар (Част III: Рубикон) Маккълоу Колийн  
обложка книги Цезар (Част I: Завоевател и заговорници) Цезар (Част I: Завоевател и заговорници) Маккълоу Колийн  
обложка книги Цезар (Част II: Войната с галите) Цезар (Част II: Войната с галите) Маккълоу Колийн  
обложка книги Цыганское каприччио Цыганское каприччио

Вся Москва говорила о том, как на городских улицах устраивалась охота на хорошеньких школьниц, как автомашина подбирала красивых женщин с тротуаров столицы…

Нагибин Юрий Маркович Любовь вождей  
обложка книги Царь Павел Царь Павел

Книга посвящена одной из трагичнейших эпох русской истории — времени императора Павла. Теодор Мундт (1808–1861), немецкий писатель, используя материалы архивов Пруссии, сумел по-новому показать русского монарха, приоткрыть тайны придворной жизни и европейской политики.

Роман «Царь Павел» был написан и опубликован в 1861 году.

В качестве документального дополнения в книгу включены воспоминания участников цареубийства 11 марта 1801 года и их современников.

Мундт Теодор  
обложка книги Царевна Софья Царевна Софья

Тема этого сборника — судьба загадочнейшей из фигур русской истории, царевны Софьи.

Образ царевны — не понятой современниками, побежденной в борьбе с братом, царем Петром I, умершей в монастырском заточении — стал легендарным в поздние времена.

Какие цели преследовала царевна Софья? Был ли ею действительно организован заговор? Какие идеалы она хотела сохранить на Руси? — вот лишь некоторые вопросы, ответ на которые ищут авторы исторических романов.

Бесстрашие и слабость, государственная мудрость и женское коварство — все переплелось в образе последней правительницы Древней Руси.

Карнович Евгений Петрович, Масальский Константин Петрович, Полежаев Петр Васильевич  
обложка книги Цар Плъх Цар Плъх

По принцип “Цар Плъх” на Джеймс Клавел е книга за войната. Тя се усеща като един дух, кръжащ наоколо през цялото време. Действието се развива в мизерен военнопленнически лагер някъде из Сингапур по време на Втората световна война, където американци, англичани и австралийци са захвърлени на ръба на оцеляването и в постоянна борба за излиняващия си живот. Та сред тях е нашият човек – Царя. Той единствен има мускули, здраво тяло, чисто бельо, панталони с ръб, отлична храна и власт. Огромна власт. Та в действителност книгата е за Царя – за неговата способност да извлича полза от всичко, неговата пресметливост и нюх към печалбата и търговията. Не, всъщност книгата е за находчивия човек въобще, но и за неговата драма. Една особено поучителна история за човешките взаимоотношения, за стълбицата на успеха, по която е трудно да се изкачиш, но по която много лесно се слиза. Трудно е да се каже за какво всъщност е книгата. Тя е и за приятелството, и за омразата, за вечното надлъгване, за обикновените човешки слабости. Тя дава много на онзи, който се реши да я прочете (ето защо харесвам стойностните книги) и всеки може да открие своята истина в нея. “Цар Плъх” е и книга за надеждата – но надеждата не като самоцел, а за надеждата и онова, което следва след нея. Не винаги сбъдването на надеждите носи удовлетворение и отваря вратите на рая. Не и в Чанги, където всичко е някак…по-особено и разбираемо единствено за онези, които са минали през неговия ад…

Клавел Джеймс The Asian Saga, Азиатска сага  
обложка книги Цезар Цезар Маккълоу Колийн Masters of Rome, Господарите на Рим  
обложка книги Царь Сиона Царь Сиона

Карл Шпиндлер (1796-1855) — немецкий писатель, автор романов «Бастард», «Еврей», «Иезуит», «Инвалид» и др. Долгое время немцы называли его своим Вальтером Скоттом.

В романс «Царь Сиона» автор, ничего не сочиняя, правдиво, как очевидец, рассказывает о событиях жестокого 16 века, событиях «реформационной эпохи», которая была, по сути дела, одной из величайших революций откровение новой религии, новое умственное течение, а также переворот политический и экономический.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Шпиндлер Карл  
обложка книги Царская копейка. Тайный проект императора Царская копейка. Тайный проект императора

Роман «Царская копейка» продолжает новую историческую серию, приглашая читателей в удивительный мир писателя Валерия Воронина, который как-то сказал о своем творчестве: «Однажды я открыл другую дверь…»

Исследования, которые правильнее бы назвать изысканиями, связанными с тайнами Крыма, приводят главного героя – писателя Кирилла Руданского – к настоящему открытию: в Балаклаве он находит древние свитки, которые были им идентифицированы как легендарная Голубиная книга. Вскоре стало ясно, что расшифровка свитков как-то связана с легендой о «явлении двух солнц», о будущих кардинальных изменениях в судьбе нашей цивилизации. По мере «выстраивания» сюжетных линий Кирилл писал книги, которые в конце концов «выросли» в целую историческую серию, которую он так и назвал – «Голубиная книга».

Новый виток открытий связан с историей Юсуповского замка, с таинственной Шариде, обладавшей даром ясновидения, и башней Юпитера, у подножия которой Кирилл и его друзья находят уникальные артефакты.

Воронин Валерий В Тайны империи  
обложка книги Цусима Цусима

События военно-исторической хроники «Цусима» разворачиваются на фоне одного из величайших в мире морских сражений. Около 30 лет А.С. Новиков-Прибой (1877–1944) собирал материалы для своей эпопеи – в походе и Цусимском бою на броненосце «Орел», в японском плену, а по возвращении на родину – в подполье, в эмиграции, изучил множество архивов, беседовал с участниками событий. Писателю удалось воссоздать яркие, запоминающиеся картины битвы, а главное – рассказать о беспримерном подвиге русских моряков, героически сражающихся и гибнущих в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей Силыч  
обложка книги Царство палача Царство палача

И во время молитвы в голове моей вдруг кощунственно зазвучали слова казненного Горзы: «Мы основали новое царство – твое»…

Я – их новый король? Смешно, граждане!

Радзинский Эдвард Станиславович  
обложка книги Царица любит не шутя (новеллы) Царица любит не шутя (новеллы)

На портретах они величавы и неприступны. Их судьбы окружены домыслами, сплетнями, наветами как современников, так и потомков. А какими были эти женщины на самом деле? Доводилось ли им испытать то, что было доступно простым подданным: любить и быть любимыми? Мужья цариц могли заводить фавориток и прилюдно оказывать им знаки внимания… Поэтому только тайно, стыдясь и скрываясь, жены самодержцев давали волю своим чувствам. О счастливой и несчастной любви русских правительниц: княгини Ольги, дочери Петра Великого Елизаветы, императрицы Анны Иоанновны и других — читайте в блистательных новеллах Елены Арсеньевой…

Арсеньева Елена  
обложка книги Царство. 1951 – 1954 Царство. 1951 – 1954

Роман «Царство» рассказывает о времени правления Н.С. Хрущева.

Умирает Сталин, начинается умопомрачительная, не знающая передышки, борьба за власть. Одного за другим сбрасывает с Олимпа хитрый и расчетливый Никита Сергеевич Хрущев. Сначала низвергнут и лишен жизни Лаврентий Берия, потом потеснен Георгий Маленков, через два года разоблачена «антипартийная группа» во главе с Молотовым. Лишился постов и званий героический маршал Жуков, отстранен от работы премьер Булганин.

Что же будет дальше, кому достанется трон? Ему, Хрущеву. Теперь он будет вести Армию Социализма вперед, теперь Хрущев ответственен за счастье будущих поколений. А страна живет обычной размеренной жизнью — школьники учатся, девушки модничают, золотая молодежь веселится, влюбляется, рождаются дети, старики ворчат, но по всюду кипит работа — ничто не стоит на месте: строятся дома, заводы, электростанции, дороги, добываются в недрах земли полезные ископаемые, ракеты стартуют к звездам, время спешит вперед, да так, что не замечаешь, как меняются времена года за окном. Страшно жить? И да, и нет, но так интересно жить, и, главное — весело!

На дворе стояли 1951–1954 годы…

Струев Александр Леонидович  
обложка книги Цитадель тамплиеров Цитадель тамплиеров

XII век, Иерусалим. В схватке за Святой город столкнулись король Бодуэн IV и грозный лев ислама — Саладин. Но не меньшую роль в развитии событий играют и «тайные властители» — магистр ордена тамплиеров и загадочный Старец Горы с армией убийц-ассасинов. Кровь, золото, любовь и предательство — все смешалось в большом котле, кипящем на костре ярости, интриг и амбиций. Грядет решающая битва, которая должна спасти или погубить королевство крестоносцев.

Попов Михаил Михайлович  
обложка книги Цемах Атлас (ешива). Том второй Цемах Атлас (ешива). Том второй

В этом романе Хаима Граде, одного из крупнейших еврейских писателей XX века, рассказана история духовных поисков мусарника Цемаха Атласа, основавшего ешиву в маленьком еврейском местечке в довоенной Литве и мучимого противоречием между непреклонностью учения и компромиссами, пойти на которые требует от него реальная, в том числе семейная, жизнь.

Граде Хаим Цемах Атлас  
обложка книги Царь Гильгамеш Царь Гильгамеш

Человечество знает совсем немного людей, стоявших у истоков земной цивилизации. И самым знаменитым из них является царь Гильгамеш – великий герой Междуречья, неутомимый путешественник, верный друг и бесстрашный боец, умевший сохранять достоинство, даже когда терпел поражение.

Этот роман – история превращения порывистого юноши в блистательного воина и правителя, чье имя пережило седую эпоху легенд древнего Шумера.

Володихин Дмитрий Михайлович  
обложка книги Царь Саул Царь Саул

Царь Саул (1029—1005 гг. до н.э.) — едва ли не самый почитаемый из древних правителей Израиля. По легенде, он был призван на царство еврейским народом, вопреки воле судей и пророков, руководивших в те времена жизнью страны. Ведя непрерывные войны с агрессивными соседями, Саулу в итоге удалось собрать разрозненные земли колен Израилевых в единое государство. Однако преждевременная гибель Саула и его сыновей помешала основанию его династии...

Пронин Валентин Александрович  
обложка книги Царский угодник. Распутин Царский угодник. Распутин

Известный писатель-историк Валерий Поволяев в своём романе «Царский угодник» обращается к феномену Распутина, человека, сыгравшего роковую роль в падении царского трона.

Поволяев Валерий Дмитриевич  
обложка книги Царство. 1955–1957 Царство. 1955–1957

Роман «Царство» рассказывает о времени правления Н.С. Хрущева.

Умирает Сталин, начинается умопомрачительная, не знающая передышки, борьба за власть. Одного за другим сбрасывает с Олимпа хитрый и расчетливый Никита Сергеевич Хрущев. Сначала низвергнут и лишен жизни Лаврентий Берия, потом потеснен Георгий Маленков, через два года разоблачена «антипартийная группа» во главе с Молотовым. Лишился постов и званий героический маршал Жуков, отстранен от работы премьер Булганин.

Что же будет дальше, кому достанется трон? Ему, Хрущеву. Теперь он будет вести Армию Социализма вперед, теперь Хрущев ответственен за счастье будущих поколений. А страна живет обычной размеренной жизнью — школьники учатся, девушки модничают, золотая молодежь веселится, влюбляется, рождаются дети, старики ворчат, но по всюду кипит работа — ничто не стоит на месте: строятся дома, заводы, электростанции, дороги, добываются в недрах земли полезные ископаемые, ракеты стартуют к звездам, время спешит вперед, да так, что не замечаешь, как меняются времена года за окном. Страшно жить? И да, и нет, но так интересно жить, и, главное — весело!

На дворе стояли 1955–1957 годы…

Струев Александр Леонидович  
обложка книги Царевич Алексей Петрович Царевич Алексей Петрович

Имя и книги Петра Васильевича Полежаева были широко известны в дореволюционное время. Автор многих интереснейших романов, легко читаемых, он изумительно описал эпохи царевны Софьи, Петра I, Анны Иоанновны.

Книга, которую сейчас читатель держит в руках, по праву получила свое второе рождение. В ней очень подробно, талантливо и толково рассказывается о весьма темной и неоднозначной странице русской истории — о судьбе сына Петра I от первого брака, царевича Алексея, полной глубокого трагизма и скорби, о его странных и противоестественных на первый взгляд отношениях с царем-государем.

Полежаев Петр Васильевич  
обложка книги Царь Иоанн Грозный Царь Иоанн Грозный

Библиотека проекта «История Российского государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники мировой литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

Представляем роман широко известного до революции беллетриста Льва Жданова, завоевавшего признание читателя своими историческими изысканиями, облеченными в занимательные и драматичные повествования. Его Иван IV мог остаться в веках как самый просвещенный и благочестивый правитель России, но жизнь в постоянной борьбе за власть среди интриг и кровавого насилия преподнесла венценосному ученику безжалостный урок – царю не позволено быть милосердным. И Русь получила иного самодержца, которого современники с ужасом называли Иван Мучитель, а потомки – Грозный.

Жданов Лев Григорьевич  
обложка книги Цунами Цунами

Николай Павлович Задорнов (1909—1995) — известный русский писатель, заслуженный деятель культуры Латвийской ССР (1969). Его перу принадлежат исторические романы об освоении в XIX веке русским народом Дальнего Востока, о подвигах землепроходцев. Роман «Цунами» продолжает рассказ о славной истории дальневосточных земель, начатый в романах «Капитан Невельской» (том 1, 2), «Война за океан» (том 1, 2). В нем повествуется об экспедиции сподвижника Г.И. Невельского, адмирала Е.В. Путятина в декабре 1854 года на фрегате «Диана».

Задорнов Николай Павлович Морской цикл  
обложка книги Царь и схимник Царь и схимник

Александр Павлович, император России, и Федор Кузьмич, сибирский отшельник. Что же между ними общего?.. Есть версия, что оба эти человека – одно и то же лицо. Однако вопреки сложившемуся мнению все может оказаться еще сложнее и запутаннее. Известный московский писатель предлагает весьма оригинальный и очень достоверный вариант событий, как предшествовавших, так и последовавших за смертью императора в Таганроге осенью 1825 года…

Холин Александр Васильевич  
обложка книги Царская любовь Царская любовь

Два царевича, два сводных брата – Иван, впоследствии прозванный в народе Грозным, и Георгий, он же Саин-Булат, – какое-то время даже не подозревали о существовании друг друга. Один рос всеми презираемым сиротой, другой воспитывался в далеком Крыму в мусульманской религии, спрятанный от глаз московских бояр. Однако судьбе угодно было свести их вместе на одном престоле и подарить любовь к двум женщинам с одним именем – Анастасия. Это чувство перевернуло не только их жизни, но и существенно повлияло на ход российской истории.

Прозоров Александр Дмитриевич  
обложка книги Царевич Димитрий Царевич Димитрий

Роман «Царевич Димитрий» – I часть трилогии А.В. Галкина «Смута» – о самом тяжелом «смутном» времени в истории России (конец XVI, начало XVII века, становление династии Романовых). Главный герой её – Самозванец Лжедмитрий I, восшедший на русский престол с помощью польского и казачьего войска. Лжедмитрий I считал себя настоящим царевичем, сыном Ивана Грозного, спасённым от убийц, посланных Борисом Годуновым. Получив европейское образование, он стремился направить свои царские усилия на благо Руси, но не сумел преодолеть противоречий между разными слоями населения. Бояре, казаки, простолюдины, польская шляхта – все хотели своего. Он, к тому же, был гуманен и пытался править без насилия. В результате был убит боярами во главе с Василием Шуйским в Кремлёвском дворе. Тайна его происхождения не раскрыта до сих пор.

Книга написана по архивным материалам. Галкин A.B. (1877–1936) полностью осуществить свой замысел (трилогию) не успел: был репрессирован, а рукописи второй и третьей частей были уничтожены, как и все его документы, рисунки, скульптуры. Сохранилась только первая часть – «Царевич Димитрий». Эта книга издана в Гослитиздате в 1936 году, а после ареста была изъята из всех библиотек и книжных магазинов. Остаток тиража сожжен во дворе Лубянской тюрьмы. Единственный экземпляр романа хранится в Государственном архиве Российской Федерации, подаренный его старшей дочерью, З.А. Трояновской. A.B. Галкин реабилитирован в 1959 г. Журнальный вариант романа выходил в «Роман-газете» в 2004 г. Был признан лучшим романом года.

Галкин Александр Владимирович  
Цветы на чердаке

Счастливое детство четверых детей Доллангенджеров окончилось после трагической гибели их любимого отца. Их мать, оставшись без мужа и неспобная поддерживать привычный образ жизни, решает вернуться вместе с детьми в дом своего состоятельного, но деспотичного отца. Наследство, которое останется после его смерти, позволит семье никогда больше не беспокоиться о деньгах.

А пока, Кэти, Криса и близнецов Кори и Кэрри, мать с бабушкой прячут на чердаке в своем огромном доме, подальше от дедушкиных глаз. Ведь путь к богатству трудный, надо всего лишь немного потерпеть. Но время идет, визиты матери становятся все реже, и детям кажется, что о них просто забыли. Ах, если бы только забыли...

Эндрюс Вирджиния Доллангенджеры  
Целующие солнце

Заигрывание с жизнью не всегда заканчивается хорошо. А заигрывание с любовью часто заканчивается плохо. Роман-позитив.

Матюхин Александр Александрович  
Циники

История одной любви. Роман – провокация. Экзотическая картина первых послереволюционных лет России.

Мариенгоф Анатолий  
обложка книги Цистерна Цистерна Ардов Михаил  
Царица Тамара

Шкловский Евгений Александрович родился в 1954 году. Закончил филфак МГУ. Автор нескольких книг прозы. Постоянный автор “Нового мира”. Живет в Москве.

Шкловский Евгений  
обложка книги Цыганский роман (повести и рассказы) Цыганский роман (повести и рассказы)

 `Проза Левкина невероятно тактильна, в этом ее микроскопическая тактика и оптика разом. Она подробна, как нейроны головного мозга на фотографии, как створоженное серое вещество, которым мы думаем, что думаем.` Александр Скидан, `Новая русская книга`. `Большинство читателей `Ома` обязаны встать на уши, разбиться в лепешку и добыть себе сборник Андрея Левкина. Интеллектуализма тут нет и в помине. То бишь интеллектуализм, конечно, присутствует, но не сугубо ленинградский, а обычный, людской: насыщенный пылью и жарою, небесами и реками. Рецензировать все это можно, но опасно; по крайней мере ни у кого из рецензентов не получалось. Левкин в точности похож на героин - довольно быстро привыкаешь, и с каждой новой страницей трип все увлекательней. Немногие критики, которые все-таки осмеливаются о Левкине сочинять, обычно цитируют что-нибудь про ангелов.` Борис Кузьминский, журнал `ОМ`.


Левкин Андрей  
обложка книги Цифровые грезы Цифровые грезы

«Компьютерные гении» Южной Америки… «Короли Сети» богатой маленькой страны… Заниматься политикой тут — глупо и опасно. Удобнее — да и приятнее — заниматься «цифровым искусством». Ведь за искусство платят хорошие деньги, и оно всегда остается свободным! «Стиль — и стильность, анархизм — и цинизм», — сказал об этой книге журнал «Bizzare». Нужны ли комментарии?

Сольдан Эдмундо Пас  
обложка книги Цирк Винда Цирк Винда Штритматтер Эрвин  
Цикл рассказов «Пространства»

Цикл рассказов «Пространства»: Аллея, Дворы, Красный мяч, Окно в лето, Золото осенью, Туманщик

Макаренков Максим  
Циркачка

Повесть.

Сазанович Елена Ивановна  
Центр памяти Токарева Виктория  
обложка книги Цирк, цирк, цирк (рассказы) Цирк, цирк, цирк (рассказы) Кунин Владимир  
обложка книги Цыц! Цыц!

Лиля, PR-менеджер в крупном издательстве, развелась с мужем. Ее мать, знаменитая актриса считает, что развод только трамплин. И в самом деле, в тот же день происходит встреча, повлекшая за собой целый ряд захватывающих событий и волнующих приключений. Казалось бы, героиня встретила свою любовь. И вдруг… встреча с первой любовью…

Безумно увлекательная история, наполненная любовью, забавными событиями, способными перевернуть жизнь и воплотить мечты, и конечно, неповторимый задорный оптимизм!

Вильмонт Екатерина Николаевна  
обложка книги Цветы корицы, аромат сливы Цветы корицы, аромат сливы

«Ошибаешься, Ю. Ужас есть основа всего. Наряду с праведным возмущением, ужас есть основа всех великих свершений», — вспомнил Сюэли из классической литературы. Ужас от вида общежития в ГЗ был столь велик, что студент Вэй воспрял духом. Он спонтанно сложил руки и обратился к богам. У него над головой слегка взволновалось, пошло рябью и снова разгладилось неутомимое небо.

Коростелева Анна Александровна  
обложка книги Цветы дальних мест Цветы дальних мест

Вокруг «Цветов дальних мест» возникло много шума ещё до их издания. Дело в том, что «Советский писатель», с кем у автора был заключён 25-ти процентный и уже полученный авансовый договор, испугался готовый роман печатать и потому предложил автору заведомо несуразные и невыполнимые доработки. Двадцатисемилетний автор с издевательским требованием не согласился и, придравшись к формальной ошибке, — пропущенному сроку одобрения, — затеял с издательством «Советский писатель» судебную тяжбу, — по тем временам неслыханная дерзость. В результате суд был выигран, автору выплатили причитающиеся по условиям договора деньги, но роман напечатался лишь через одиннадцать лет, в 1990 году, когда литература без политических разоблачений уже мало кого интересовала. Смею утверждать, что, несмотря на громадный по нынешним меркам тираж, 75 тысяч экз., «Цветы дальних мест» остались не прочитанными. А между тем художественная ткань романа — это и есть, строго говоря, то, что называют настоящей, подлинной прозой.

Климонович Николай  
обложка книги Ценарт Ценарт

Случайное рождение, блестящий расцвет и естественное увядание уникального направления актуального искусства — ценарта.

Цветков Алексей  
обложка книги Цыганка (Авторский сборник) Цыганка (Авторский сборник)

Когда расстрелянная девушка выбирается из братской могилы; когда в собственной семье ты обнаруживаешь историю оголенной страсти и преступления; когда осуществляется великая мечта артиста перед аудиторией из одного зрителя; когда расследование убийства в зимнем туманном городе открывает каббалистические глубины спора Света и Тьмы; когда любой заморский пейзаж, как раковина — драгоценную жемчужину, хранит историю любви или ненависти, комедию или драму… тогда становится ясным, что всякая судьба достойна рассказа, если к ней обращены острый глаз и чуткий слух писателя.

Рубина Дина  
обложка книги ЦУНАМИ ЦУНАМИ Курчаткин Анатолий  
обложка книги Цирк Кристенсена Цирк Кристенсена

Роман «Цирк Кристенсена» вышел в 2006 году, именно в этот год один из самых известных норвежских писателей Ларс Соби Кристенсен отметил 30-летие своей творческой деятельности. Действие книги начинается в Париже, на книжной ярмарке, куда герой, знаменитый литератор, приезжает, чтобы прочитать лекцию о современном состоянии скандинавской словесности. Но неожиданное происшествие — герой падает со сцены — резко меняет ход повествования, и мы переносимся в Осло 60-х, где прошло его детство. Вместе с тринадцатилетним подростком, нанявшимся посыльным в цветочный магазин, чтобы осуществить свою мечту — купить электрогитару, мы оказываемся в самых разных уголках города, попадаем в весьма необычные ситуации, встречаемся с самыми разными людьми. Мечте не суждено сбыться, но случайное знакомство с загадочной незнакомкой, бывшей воздушной гимнасткой, чью тайну мальчик стремится разгадать, производит переворот в его сознании.

Кристенсен Ларс Соби  
Царство небесное силою берется ОКоннор Фланнери  
ЦУМовой ангел Рой Олег Скачивание и чтение запрещены по требованию НП "АЗАПИ"
Царство поломанных стульев Автор неизвестен  
обложка книги Центровка Центровка

Токарева Виктория  
обложка книги Целующиеся с куклой Целующиеся с куклой

Писатель Александр Хургин, автор известных книг «Ночной ковбой», «Бесконечная курица», «Кладбище балалаек» и др. в настоящее время живет в Германии. Его новая книга — это современная притча-сказка, написанная, по выражению самого автора, «в диапазоне от эмиграции до абсурда. В жизни всегда есть место и тому и другому. Жизнь утопает, барахтаясь в абсурде, абсурд вытекает из самой жизни. В литературе, видимо, все то же самое».

Хургин Александр Зиновьевич  
обложка книги Цепь в парке Цепь в парке

Роман, события которого развертываются в годы второй мировой войны в Канаде, посвящен нелегкой судьбе восьмилетнего мальчика-сироты. В противовес безрадостной действительности он создает в своем воображении чудесный фантастический мир, где живут добрые, благородные существа, помогающие ему найти силы для борьбы со злом.

ЛАНЖЕВЕН АНДРЕ  
Цикл бесед Джидду Кришнамурти с профессором Аланом Андерсоном. Сан Диего, Калифорния, 1974 год Кришнамурти Джидду  
Цивилизация птиц

Мы часто прогоняем птиц, убиваем их, едим, запираем в клетках. Иногда нас мучают угрызения совести, и мы бросаем хлеб лебедям, чайкам, голубям...

Мы поступаем так с тех пор, как появились на Земле, и, несомненно, будем и дальше продолжать поступать точно так же – в соответствии со своей двуличной психологией, хищными инстинктами и презрением ко всем иным существам, населяющим нашу планету, которую мы считаем своей исключительной собственностью.

Уважаемый Читатель! Если ты утомлен и разочарован, если чувствуешь себя чужим в этом мире, протри глаза и взгляни в небо. Ты никогда не будешь одинок, если рядом с тобой окажется хоть одна птица. А когда вокруг наступит ночь, подумай о птицах, которые спят в щелях твоего дома, о птицах, которые, как и ты, тоже хотят прожить свою жизнь.


Заневский Анджей Безымянная трилогия  
Цю-юрихь Улицкая Людмила Евгеньевна  
обложка книги Цветок папоротника Цветок папоротника

Есть неизлечимые болезни – закон медицины, и несбыточные желания – закон обстоятельств. Выше головы не прыгнешь – закон гравитации. Но человеку подвластно всё – закон Вселенной, который отменяет любые земные. Нужно только понять его… или вместе с героями Ольги Юнязовой вспомнить то, о чем знали наши предки. А для этого – не бояться задавать вопросы и слышать ответы. «Цветок папоротника» – третья часть увлекательной истории о поисках смысла жизни, о возможностях человека, о гармонии в отношениях с природой, людьми, самим собой…

У древнего камня в глухом лесу над пропастью можно встретить не только духов земли, но и настоящих заколдованных принцесс… как минимум двух. Алёна упала с огромной высоты и осталась жива – врачи не могут ничего понять. Оксана с помощью Александра спасла подругу и наконец-то решилась изменить собственную жизнь – с его же помощью. Только вот аллергику в деревне делать нечего – животные, насекомые, пыльца… Остается одно: как можно скорее победить неизлечимую астму…

А Александр потихоньку осознаёт свое призвание – расколдовывать принцесс… то есть помогать людям ИСЦЕЛЯТЬСЯ…

Юнязова Ольга Это всего лишь сон  
обложка книги Цыганка Цыганка

Рубина Дина  
обложка книги Цыганка (сборник) Цыганка (сборник)

Рубина Дина  
Цветы для Чирика Прашкевич Геннадий Мартович  
обложка книги Цвета дня Цвета дня

Ромен Гари (1914–1980) — известнейший французский писатель, русский но происхождению, участник Сопротивления, личный друг Шарля де Голля, крупный дипломат. Написав почти три десятка романов, Гари прославился как создатель самой нашумевшей и трагической литературной мистификации XX века, перевоплотившись в Эмиля Ажара и став таким образом единственным дважды лауреатом Гонкуровской премии. Классический любовный треугольник, иллюзорно-прекрасный средиземноморский пейзаж: Гари выбирает банальные декорации, чтобы развернуть перед нами неподдельную человеческую драму. Муж — "гений кинематографа", великий и чудовищный Вилли Боше — приглашает двух наемных убийц чтобы покарать жену, которая счастлива с другим…

Гари Ромен  
обложка книги Цена отсечения Цена отсечения

Роман «Цена отсечения» – остросюжетное повествование о любовной драме наших современников. Они умеют зарабатывать – но разучились выстраивать человеческие отношения. Они чувствуют себя гражданами мира – и рискуют потерять отечество. Начинается роман как семейная история, но неожиданно меняет направление. Любовная игра оборачивается игрой в детектив, а за всем этим скрывается настоящее преступление.

Архангельский Александр  
обложка книги Цитадель Цитадель

Популярность писательницы и журналистки Дженнифер Иган растет стремительно. Первый же ее роман «Невидимый цирк» имел большой читательский успех и лег в основу фильма, где главную роль сыграла Кэмерон Диаз. Второй вошел в шорт-лист Национальной книжной премии США. Но настоящую славу принес Иган третий ее роман «Цитадель». Книга стала национальным бестселлером. Кинокомпания CBS Films планирует ее экранизацию.

«Цитадель» — многослойная психологическая драма. Двоюродные братья Хоуи и Дэнни, дружившие в детстве, не виделись двадцать лет. За эти годы толстяк Хоуи, пользовавшийся среди сверстников репутацией чудака, стал привлекательным стройным блондином, разбогател и женился на очаровательной девушке. Он приобретает в Европе старинный замок, необычайно красивый, но сильно запущенный, и приглашает Дэнни заняться реставрацией. Ни тот ни другой не подозревают, какие сюрпризы готовят им средневековые башни и подземелья.

Иган Дженнифер , Corpus [roman]  
обложка книги Целую ручки Целую ручки

Молодой журналист Антон Белугин лелеет мечту стать писателем. Забыть про поденщину в скучной газете и создать произведение, которое оставит след в читательских умах и сердцах! Жаль только, никто не воспринимает его всерьез. Но судьба однажды дарит Антону невероятный шанс, теперь-то он своего не упустит! Загадочная состоятельная особа, чтобы увековечить память о трагически погибшем супруге, заказывает книгу об этом достойном человеке. Антону обещают карт-бланш, его ждут солидный гонорар и слава! Но для начала биографу предстоит встретился со всеми женщинами, которым герой перевернул жизнь, — такое странное требование выдвинула эксцентричная вдова. Антон соглашается, даже не предполагая, во что ввязывается…

Нестерова Наталья  
Цена Бутов Михаил  
Цепь Вулф Тобиас  
Царица Савская Мелихов Александр  
обложка книги Цветок пустыни Цветок пустыни

Всемирно известная фотомодель Уорис Дири рассказывает подлинную историю своей жизни. В четырехлетнем возрасте она подверглась насилию, в пятилетнем прошла обряд обрезания, искалечивший ее на всю жизнь, а в тринадцать лет сбежала из дому. Она пишет: «Было поздно отступать. Раз уж мне нельзя вернуться назад, значит, можно двигаться только в одном направлении — вперед». Так девочка-кочевница из сомалийской пустыни стала супермоделью и специальным послом ООН.

Дири Уорис, Миллер Кэтлин  
Цефалея Кортасар Хулио , Бестиарий  
обложка книги Цирцея Цирцея

В увлекательных рассказах популярнейших латиноамериканских писателей фантастика чудесным образом сплелась с реальностью: магия индейских верований влияет на судьбы людей, а люди идут исхоженными путями по лабиринтам жизни.

Кортасар Хулио , Бестиарий  
Цари Кортасар Хулио  
обложка книги Цветы под дождем и другие рассказы Цветы под дождем и другие рассказы

Каждый из героев этих рассказов переживает очень важное для него событие. Первая размолвка молодоженов… Свадьба, отмененная чуть ли не в последний момент… Измена близкого человека, с которой очень трудно примириться… Первая любовь, которую невозможно забыть… Обо всем этом рассказано со свойственной Розамунде Пилчер доверительной интонацией, поэтому герои кажутся нам близкими и мы сочувствуем им.

Пилчер Розамунда  
Цвет черёмухи Варфоломеев Михаил  
обложка книги Царица Джунглей Царица Джунглей

Повести, вошедшие в этот сборник, – три изысканные пародии одновременно на жанры «университетского детектива» и «университетского триллера», «черной мистики», «психологического реализма» и… список можно продолжать до бесконечности!

Кошка при помощи «кошачьего психоаналитика» раскрывает весьма гнусную интригу…

Неудачливый антрополог отправляется в отпуск – а попадает в ситуацию, достойную Лавкрафта и Кроули…

Таинственные руны приносят смерть и ужас в семью… блестящей специалистки по древней истории…

Описать это – невозможно.

Читать это – наслаждение!

Хайнс Джеймс  
обложка книги Цветы осени Цветы осени

Удивительная история, доказывающая старую истину, что «любви все возрасты покорны». «Цветы осени» — роман французский, и этим многое сказано. Книга полна обаяния, нежности, романтизма и мягкой французской иронии. Радостная и печальная одновременно, она рассказывает о том, как любовь, когда-то в юности внезапно оборвавшаяся, может вспыхнуть внезапно спустя многие и многие годы, и главное тогда — не упустить ее вновь, удержать наперекор жизни и обстоятельствам. «Цветы осени» — один из лучших романов о любви, его автора Ариэль Бюто недаром называют современной Франсуазой Саган.

Бюто Ариэль  
обложка книги Цунами Цунами

…Молодая пара, актриса и драматург, отправляется в Таиланд, чтобы преодолеть кризис в отношениях и творчестве. Накануне цунами , которое обрушилось в декабре 2004-го, ее вызывают в Москву – в знаменитом театре приступают к репетициям. Герой остается один в эпицентре катастрофы. Во всеобщей неразберихе он присваивает документы погибшего туриста. И возвращается инкогнито в Москву, где его ждет другая жизнь и город, который неожиданно открывается тайной, сумеречной стороной. Он жесток и соблазнителен, этот город. Его реальность иллюзорна, а иллюзии пугающе правдоподобны. Чтобы разобраться в них, надо прожить чужую жизнь до конца.

"Цунами " – роман-метафора, роман-руина.

Книга "поколения тридцатилетних", чья биография навсегда расколота на две жизни: "до" и "после".

Шульпяков Глеб  
обложка книги Цугуми Цугуми

Миниатюрные романы Бананы Есимото сделали молодую писательницу всемирно известной. Книги, отмеченные мировыми литературными премиями, стали основой популярных фильмов.

Цугуми – имя потрясающе красивой, но хронически больной девочки, осознающей свою физическую слабость и одновременно умение манипулировать людьми. Она обладает странным очарованием, которое и раздражает, и привлекает окружающих. Цугуми будто свободна от любых норм поведения. Она придумывает жестокие шалости, оставив свою самую замысловатую выходку на финал...

Ёсимото Банана  
обложка книги Цена метафоры, или Преступление и наказание Синявского и Даниэля Цена метафоры, или Преступление и наказание Синявского и Даниэля

Сборник основан на трех источниках: проза Николая Аржака, проза Абрама Терца, «Белая книга по делу А. Синявского и Ю. Даниэля», составленная в 1966 году Александром Гинзбургом.

События, которые вошли в историю XX века как «процесс Синявского и Даниэля», раскололи русскую общественную жизнь 60-х годов надвое и надолго предопределили ее ход. История защиты двух литераторов, чрезвычайно интересна сама по себе: с точки зрения истории русской литературы, это едва ли не единственный случай, когда искусство защищается от судебного преследования с помощью самого искусства.

Терц Абрам, Аржак Николай  
обложка книги Царь Армадилл (пер. Г. Чхартишвили) Царь Армадилл (пер. Г. Чхартишвили)

Злоупотребляющий ЛСД японец скупает у никарагуанских «контрас» донорскую кровь и уверен, что нового Христа зовут Царь Армадилл.

Симада Масахико  
обложка книги Цвети родной Узбекистан ! Но только - без меня Цвети родной Узбекистан ! Но только - без меня

«Братством народов» прожужжали уши всем. Но вот, что характерно: советскими стали преимущественно русские люди. Ни грузины, ни армяне, ни киргизы, ни иные народы не забывали своего исконного имени, не забывали ни на мгновение, что они — грузины, армяне, киргизы… Да, все национальные республики подчинялись советским законам, но оставались национальными. И понятие советский человек олицетворялось, в основном, русскими. За счёт русских строилось всё мифическое братство советских народов, которое затрещало по швам, обнажив всю ложность свою, при первом толчке. В конце 80-х обнаружилась неприглядная истина: «Братство братством, а табачок-то врозь». Ленинское наследие сдетонировало, когда его перестроившиеся последыши поднесли огонь к заботливо оставленному фитилю, и вдруг выяснилось, что никакого советского братства не было и нет, а «братские народы» всё это время копили в себе зёрна шовинизма, удобренные некогда большевиками, и ненависть к «оккупантам», причём понимая под таковыми не столько Советский Союз, сколько Россию, не столько коммунистов, сколько русских. Платой за иллюзии «братства» стала русская кровь, хлынувшая на окраинах гибнущей державы…

Чиланзарский Андрей  
обложка книги Цирковая лошадь Цирковая лошадь

Сётаро Ясуока – известный японский писатель, член Академии изящных искусств. Оставаясь в русле национальной художественной традиции, он поднимает в своих произведениях темы, близкие современному читателю. Включенные в сборник произведения посвящены жизни страны в военные и послевоенные годы. Главный объект исследования автора – внутренний мир вступающего в жизнь молодого поколения.

Ясуока Сётаро  
обложка книги Цементный сад Цементный сад

Иэн Макьюэн — один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом), получивший Букера за роман «Амстердам».

«Цементный сад» — его дебютная книга, своего рода переходное звено от «Повелителя мух» Уильяма Голдинга к «Стране приливов» Митча Каллина. Здесь по-американски кинематографично Макьюэн предлагает свою версию того, что может случиться с детьми, если их оставить одних без присмотра. Навсегда.

Думаете, что детство — самый безоблачный период жизни? Прочтите эту книгу.

Макьюэн Иэн  
обложка книги Цикада и сверчок Цикада и сверчок

Впервые на русском языке отдельной книгой выходят «Рассказы на ладони» знаменитого японского писателя, лауреата Нобелевской премии Кавабата Ясунари (1899-1972). Кавабата писал свою книгу рассказов всю жизнь. Тончайшее понимание того, как устроен человек, рожденный японской культурой, нашло не только международное признание. В Японии ему было присвоено звание «человека-сокровища». Шедевры Кавабата позволили всему миру ощутить, что это значит — родиться японцем.

Кавабата Ясунари  
обложка книги Центровка Центровка Токарева Виктория Самойловна  
обложка книги Цыпочки в Лондоне Цыпочки в Лондоне

Мало кто из впервые посетивших Лондон скажет, что он прекрасен. Воображение поражают не красота, а брутальность, оригинальность и великолепие британской столицы. И жительницы Лондона с успехом перенимают эти качества у своего города. В них нет особой красоты, но есть нечто большее: выносливость, дерзость, смелость, неукротимость.

Цыпочки вам расскажут о Лондоне много интересного…

Нет, они не элегантны, им на это глубоко наплевать.

Да, они пьют слишком много, но это не ваше дело!

Нет, им не холодно в мини-юбке в середине декабря, они сделаны из закаленной стали.

Да, они любят заниматься сексом безрассудно, а что, в других странах это делают как-то иначе? Расскажите им, они с удовольствием послушают.

Нет, они не говорят на иностранных языках. Зачем? Весь мир приезжает к ним сам.

Да, они любят свою столицу. На самом деле все гораздо серьезнее: they’ve got it under the skin.

Ледре Вирджиния  
обложка книги Цель пассажира Цель пассажира

История человека, захваченного в плен переполненным автобусом. История их странной борьбы, а также тех превращений, которые претерпел герой в течение долгого вынужденного путешествия.

Это хоть и «странная проза», но с приколами.

Щёголев Александр  
Цитаты Веллер Михаил  
обложка книги Цезар (Част III: Рубикон) Цезар (Част III: Рубикон) Маккълоу Колийн  
обложка книги Цезар (Част I: Завоевател и заговорници) Цезар (Част I: Завоевател и заговорници) Маккълоу Колийн  
обложка книги Цезар (Част II: Войната с галите) Цезар (Част II: Войната с галите) Маккълоу Колийн  
Цветы для Сони Притуляк Алексей Анатольевич  
обложка книги Цена спокойной жизни Цена спокойной жизни

Сборник христианских рассказов «Цена спокойной жизни* Павла Сильчева (р. 1976) является творческим дебютом молодого автора. Тем не менее, отдельные его произведения уже публиковались в различных изданиях христианской периодики.

Каждый рассказ по личному признанию Павла содержит частичку его биографии, его размышлений над жизнью, его опыта становления как личности. А жизнь автора знаменуют такие вехи: обращение к Богу в двадцатилетием возрасте на юге Казахстана, учеба в Донецком христианском университете, женитьба, и, наконец, проба пера. В настоящее время Павел живет в г. Донецке.

Рекомендуется для широкого круга читателей.

Сильчев Павел  
обложка книги Цурпалки Цурпалки

Книгу Марини Соколян «Цурпалки» варто розцінювати початком цілком автономного й самобутнього творчого досвіду, який не покладається на домінуючі в 90-х роках знакові системи. Втім, окремої уваги заслуговує висока культура слова письменниці, що мотивується — у першу чергу — доброю освітою.

Соколян Марина  
обложка книги Царска заръка Царска заръка Теллалов Николай  
Цыганские мелодии Покальчук Юрий Владимирович  
обложка книги Цветок на ветру (СИ) Цветок на ветру (СИ)

Неудачный брак разрушил светлый мир Зои, которой пришлось в одиночку воспитывать свою дочь. Ситуацию усугубили непростые отношения в семье родителей. Когда жизнь, казалось бы, стала налаживаться, на пороге дома появился бывший муж, и этот визит принес с собой трагедию… «Зачем вы встречаетесь, говорите о любви, на что-то надеетесь? Все равно семейная лодка разобьется о бытовые проблемы и мужскую инфантильность, когда столкнувшись с первыми трудностями, они захотят сбежать» Это роман о жизни, о нелегком выборе жизненных путей, об успехах и разочарованиях, и, конечно же, о ЛЮБВИ.

Лисицына Татьяна Юрьевна  
обложка книги Царица амазонок Царица амазонок

Диана Морган, эксперт по греческой мифологии, читает лекции в Оксфорде. Ее увлечение мифами началось еще в детстве. И вот теперь таинственный, но очень богатый фонд предлагает ей отправиться в путешествие для расшифровки обнаруженных в древнем храме надписей, якобы принадлежащих амазонкам, и Диана не может отказаться. Но это лишь начало пути… Мирина – первая царица амазонок – пересечет Средиземное море в отчаянной попытке освободить сестер, попавших в плен к грекам. Но это лишь начало ее путешествия… Англия и Северная Африка, Греция и древняя Троя, Крит, Германия и Финляндия. Наши дни и далекое прошлое. Две героини, разделенные временем, сражаются за то, чтобы наследие амазонок не было потеряно навеки. От автора международного бестселлера «Джульетта». Впервые на русском языке!

Фортье Энн  
обложка книги Царица печали Царица печали

Роман «Дерьмо» — вещь, прославившая Войцеха Кучока: в одной только Польше книга разошлась стотысячным тиражом; автор был удостоен престижных литературных премий (в том числе — «Ника»); снятый по повести польский фильм завоевал главный приз кинофестиваля в Гдыне и был номинирован на «Оскар», в Польше его посмотрели полмиллиона зрителей. Реакция читателей была поистине бурной — от бурного восторга до бурного негодования. Квазиавтобиографию Кучока нередко сравнивают с произведениями выдающегося мастера гротеска Витольда Гомбровича, а ее фантасмагорический финал перекликается с концовкой классического «страшного рассказа» Эдгара По «Падение дома Ашеров». За Кучоком прочно закрепилась репутация виртуозного стилиста, который играючи переходит от реализма к сюрреализму, от трагедии к фарсу, шутке и каламбуру.

Музыкальность Кучока ярко проявилась и в построении книги его малой прозы под общим названием «Фантомистика», которую составили пять рассказов (один, «Царица печали», дал название настоящей книге), разделенных миниатюрами-интерлюдиями (каждая озаглавлена по одной из прелюдий Шопена). Все рассказы, в сущности, о любви — о любви несчастной и счастливой, утраченной и победившей смерть.

Кучок Войцех  
обложка книги Цвет пурпурный Цвет пурпурный

Жизнь черной деревенской девочки Сили, героини романа, незаметна на фоне мировой истории. Сили пишет письма Богу, а ее создательница обращается к миру, заявляя о новом культурном присутствии. Афроамериканки мелькали в роли мамушек и нянюшек на страницах американской литературы, но никому не были особенно интересны. На них никто не обращал внимания, они были невидимы. Суть текста Э. Уокер в том, чтобы сделать незаметное видимым, молчаливым дать возможность высказаться.

Уокер Элис  
обложка книги Ціша Ціша

Кнігу складаюць дзве новыя аповесці Андрэя Федарэнкі, а таксама тэматычна блізкія ім дзесяць апавяданняў, напісаных у розныя гады.

Федарэнка Андрэй  
обложка книги Цейтнот Цейтнот

Анар — известный азербайджанский писатель, автор многих рассказов и повестей.

В новую книгу писателя вошла фантастическая повесть «Контакт» — о возможных формах контакта инопланетян с жителями Земли. Она уже знакома всесоюзному читателю по публикации в журнале «Дружба народов». Издававшаяся ранее повесть «Круг» публикуется вместе с продолжением — повестью «Шестой этаж пятиэтажного дома». Их связывают не только общие герои и место действия, но и общая направленность против бездуховности и равнодушия. В повести «Цейтнот» автор размышляет о верности юношеским идеалам, изменив которым человек теряет смысл жизни, утрачивает лучшие черты личности.

Анар  
обложка книги Цвета надежды (в сокращении) Цвета надежды (в сокращении)

У Руфи и Пола Коннелли было все — хорошая работа, двое замечательных детей, летний домик на побережье в штате Мэн. О чем еще можно мечтать? Они действительно были счастливы, пока в одно праздничное воскресенье их яхта не угодила в шторм, перевернувший их судьбы. Эта полная драматичных поворотов история одной семьи, мужественно противостоящей несчастью, — гимн исцеляющей силе любви.

Мэдисон Сюзан Избранные романы Ридерз Дайджест  
обложка книги Цемах Атлас (ешива). Том первый Цемах Атлас (ешива). Том первый

В этом романе Хаима Граде, одного из крупнейших еврейских писателей XX века, рассказана история духовных поисков мусарника Цемаха Атласа, основавшего ешиву в маленьком еврейском местечке в довоенной Литве и мучимого противоречием между непреклонностью учения и компромиссами, пойти на которые требует от него реальная, в том числе семейная, жизнь.

Граде Хаим Цемах Атлас  
Цивилизация 7.0 Притуляк Алексей  
Цена соли

Случайная встреча двух одиноких женщин. Вспыхнувший страстный роман. Культовая лесбийская книга, ставшая классикой.

Тереза, едва сводящая концы с концами юная продавщица из универмага, и Кэрол, домохозяйка, завязшая в тяжелом бракоразводном процессе, оставляют подавляющую повседневность ради свободы открытых дорог, где может расцвести их любовь. Однако выбор между дочерью и возлюбленной, который вынуждена сделать Кэрол, разрушает их обретенную идиллию.

Мастерски выписанные Хайсмит живые характеры разрушают гомосексуальные стереотипы и выгодно отличают эту книгу от предшествующей лесбийской литературы. Эротичная, выразительная, полная напряжения история предлагает нам честно и открыто взглянуть на необходимость оставаться верным самому себе.

Хайсмит Патриция  
обложка книги Цветы тьмы Цветы тьмы

Роман Аарона Аппельфельда, который ребенком пережил Холокост, скрываясь в лесах Украины, во многом соотносится с переживаниями самого писателя. Но свою историю он рассказал в своих воспоминаниях «История жизни», а «Цветы тьмы» – это история еврейского мальчика Хуго, который жил с родителями в маленьком украинском городке, но когда пришли немцы и отца забрали, мать отдала его на попечение своей школьной подруги Марьяны. Марьяна – проститутка, живет в борделе и в чулане за своей комнаткой прячет одиннадцатилетнего Хуго. Ему предстоит учиться и жить воспоминаниями, и осваивать новый, незнакомый мир.

Аппельфельд Аарон  
обложка книги Цяпло на першацвет Цяпло на першацвет

Аповесць «Усе яшчэ наперадзе» — шчыры расказ маладога настаўніка, які прыехаў у вёску пасля інстытута з намерамі чыстымі, высакароднымі i здольны адстаяць свае перакананні. Пра каханне, пра чалавечае шчасце напісана аповесць «Юля» i апавяданні.

Далідовіч Генрых  
обложка книги Цемах Атлас (ешива). Том второй Цемах Атлас (ешива). Том второй

В этом романе Хаима Граде, одного из крупнейших еврейских писателей XX века, рассказана история духовных поисков мусарника Цемаха Атласа, основавшего ешиву в маленьком еврейском местечке в довоенной Литве и мучимого противоречием между непреклонностью учения и компромиссами, пойти на которые требует от него реальная, в том числе семейная, жизнь.

Граде Хаим Цемах Атлас  
обложка книги Цялото кралско войнство Цялото кралско войнство

През 1946 г. Робърт Пен Уорън издава най-известният си роман - "Цялото кралско войнство".

    Противно на очакванията той не отразява драматизма на кошмарните военни години, а се обръща към друг важен етап в обществено-икономическото развитие на САЩ от края на 30-те и началото на 40-те години.

    Това обаче в никакъв случай не го превръща в носталгично-ретроградно четиво.

    Напротив - вечно актуалните и животрептящи проблеми, които той разработва, свързани с генезиса на политическия популизъм, с ролята на харизматичния лидер, увличащ след себе си масите с полудиктаторски способи и използвайки ги за лична употреба, както и тревожните размисли за адекватното функциониране на капитализма в американски условия - дали по линия на колаборацията между властта и магнатите чрез ниските данъци и постоянните инвестициии или чрез драстичното стълкновение и използване плашилото на данъчната секира, го поставят в редицата на най-значимите шедьоври на американската проза, чиято важност нараства днес в условията на постоянно променящия се съвременен свят, в който последователите на Уили Старк съвсем не са намалели.

Уорън Робърт Пен  
обложка книги Цветы корицы, аромат сливы Цветы корицы, аромат сливы

«Ошибаешься, Ю. Ужас есть основа всего. Наряду с праведным возмущением, ужас есть основа всех великих свершений», — вспомнил Сюэли из классической литературы. Ужас от вида общежития в ГЗ был столь велик, что студент Вэй воспрял духом. Он спонтанно сложил руки и обратился к богам. У него над головой слегка взволновалось, пошло рябью и снова разгладилось неутомимое небо.

Коростелева Анна Александровна  
Целая вечность и на минуту больше-2

Прошло четыре года. И те же главные герои, и тот же вопрос: любовь или карьера, и выбор все еще актуален, только вот ответ не так очевиден..


Юзбаши Рена Forever  
Целая вечность и на минуту больше-1

Дилогия рассказывает о молодом дипломате, которому поручено подготовить Съезд соотечественников в течение сорока дней. В случае успеха ему поручен ранг посла, и перед ним дилемма: любовь или карьера. Для Арслана ответ очевиден.

Юзбаши Рена Forever  
обложка книги Цэнтр Еўропы Цэнтр Еўропы

Проза Уладзіміра Някляева, як і ягоная паэзія, адметная псіхалагізмам, вастрынёй адчування і глыбінёй асэнсавання часу. У новую кнігу ўвайшлі апавяданні і аповесці, напісаныя ў замежжы і па вяртанні з эміграцыі.

Някляеў Уладзімір Бібліятэка Саюза беларускіх пісьменнікаў “Кнігарня пісьменніка”  
обложка книги Центр Центр

Вызывающее сейчас все больший интерес переломное время начала и середины шестидесятых годов — сложный исторический период, на который пришлись юность и первый опыт социальной активности героев этого произведения. Начало и очень быстрое свертывание экономических реформ. Как и почему они тогда захлебнулись? Что сохранили герои в себе из тех идеалов, с которыми входили в жизнь? От каких нравственных ценностей и убеждений зависит их способность принять активное участие в новом этапе развития нашего общества? Исследовать современную духовную ситуацию и проследить ее истоки — вот задачи, которые ставит перед собой автор этого романа.

Морозов Александр Павлович  
обложка книги Цугуми Цугуми

Миниатюрные романы Бананы Есимото сделали молодую писательницу всемирно известной. Книги, отмеченные мировыми литературными премиями, стали основой популярных фильмов.

Цугуми – имя потрясающе красивой, но хронически больной девочки, осознающей свою физическую слабость и одновременно умение манипулировать людьми. Она обладает странным очарованием, которое и раздражает, и привлекает окружающих. Цугуми будто свободна от любых норм поведения. Она придумывает жестокие шалости, оставив свою самую замысловатую выходку на финал...

Ёсимото Банана  
обложка книги Цензор снів Цензор снів

Юрій Винничук (нар. 1952 р.) — український письменник, поет, драматург, літературний діяч. Живе і працює у Львові. Автор книг  «Житіє гаремное», «Мальва Ланда», «Легенди Львова», «Весняні ігри в осінніх садах» («Книга року ВВС-2005»), «Діви ночі», «Аптекар» та багатьох інших. 2012 року у видавництві «Фоліо» вийшов друком роман Юрія Винничука «Танґо смерті», який став переможцем конкурсу «Книга року ВВС-2012».

І знову Юрій Винничук вибудовує перед читачем захоплюючий сюжет, у якому герої, поринаючи в лабіринти пам'яті, щойно у несподіваному фіналі розкриваються повністю.

Герої озираються на своє життя, яке припало на добу тоталітарних режимів, і звіряються у різних способах виживання — від цинічного до шляхетного. Водночас така карколомна мандрівка в минуле приносить багато несподіванок.


Головних героїв цього роману двоє. Вони різні за характером і поглядами, вони антиподи, але багато чого в них є спільного: зріст, вага, колір волосся, колір очей, вік. Коли дивитися на їхні юнацькі фото, складається враження, що це якщо не рідні, то принаймні брати у перших. Навіть пізніше, коли вони стали дорослими, і один з них зостався по-юнацькому худим, а другий огрядним, подібність все одно кидалася в очі. Але незважаючи на все це, вони друзями не були, просто інколи життя їх зводило, аби швидко знову розвести, самих їх смерть оминала, хоч і не оминала їхніх близьких, смерть завжди була на півкроку від кожного з них і била прицільно, але помилялася якраз на тих півкроку чи півхвилини.

Винничук Юрій Павлович  
Циник Гадеев Камил  
Цена выкупа Бенхедуга Абдельхамид  
Цветочный дом Капоте Трумен  
Циник Гадеев Камил  
обложка книги Царь-дерево Царь-дерево

В сборник вошли современные повести таких известных писателей, как Шэнь Жун, Ли Цуньбао, А Чэн, Цзян Цзылун и другие. Тематика повестей разнообразна и отражает жизнь города, деревни, армии, проблемы молодежи и людей старшего возраста в сегодняшнем обновляющемся Китае.

А Чэн, Ван Аньи, Цзян Цзылун, Шэнь Жун, Ли Цуньбао, Чжэн Ваньлун  
обложка книги Цирк мертвецов Цирк мертвецов

Обычная трагедия заставляет бывшего полицейского, ставшего детективом, погрузиться в мрачный и странный мир семьи Мэнсона… увлекательный детектив… Чтобы раскрыть тайны двух убийств, Кей вводит в роман большое количество подозреваемых, действующих на фоне известных в Голливуде личностей, но это не делает историю менее напряженной

Кей Джон  
ЦАРСТВО СТРАХА

Хантер С. Томпсон, крестный отец Гонзо и главный летописей Американско­го кошмара, берется разобраться в теме, взяться за которую побоялся бы любой — в теме самого себя.

В «Царстве Страха», его долгожданных мемуарах. Добряк Доктор окидывает взглядом прошедшие несколько десятилетий существования «на полную катуш­ку». Это безумная история о гигантских дикобразах, девушках, оружии, взрыв­чатке и мотоциклах. Воспоминания о беспутном детстве в Луисвилле, о битве за пост шерифа в Аспене и о случайной попытке убить Джека Николсона. Злобная, яростная и захватывающая — впервые перед вами полная история этого «дитя Американского века», рассказанная своими словами.

Томпсон Хантер С  
Цена рома Томпсон Хантер С  
обложка книги Царство страха Царство страха

Страшитесь! Хантер С. Томпсон, крестный отец Гонзо, верховный жрец экстремальности и главный летописец Американского кошмара, берется разобраться в теме, взяться за которую побоялся бы любой, – в теме самого себя.

В «Царстве Страха», его долгожданных мемуарах, Добряк Доктор окидывает взглядом прошедшие несколько десятилетий существования «на полную катушку», чрезмерных злоупотреблений и зубодробительных писаний. Это история безумных путешествий, воспламеняемых бурбоном и кислотой, сага о гигантских дикобразах, девушках, оружии, взрывчатке и, разумеется, мотоциклах. Воспоминания о беспутном детстве в Луисвилле, о приключениях в мире порнографии, о битве за пост шерифа в Эспене и о случайной попытке убить Джека Николсона. Наряду с этим «порочным и пугающим отчетом о проделанной работе», Хантер С. Томпсон разоблачает саму тьму в сердце сегодняшней Америки в то самое время, когда «Придурочный Президент» и Новые Тупые взяли ее под свой контроль, и нацию сотрясают войны против террора, зла, Ирака, нездорового образа жизни… и когда понятие «страха и отвращения» становится еще более значимым, чем когда-либо.

Злобная, яростная, грязная, безумная и захватывающая – впервые полная история этого «дитя Американского века», рассказанная своими словами.

Томпсон Хантер Стоктон  
Цю-юрихь Улицкая Людмила  
Цвiркун (на белорусском языке) Колас Якуб  
Цирюльник Мамедгулузаде Джалил  
Цыгане Думбадзе Нодар  
Церковь Божия Замятин Евгений  
Цыганка Даль Владимир Иванович  
Царство тьмы (Рассказы и очерки) Робсман Виктор  
Царь иудейский Романов Константин  
Цена человека Романовский Владимир  
Цена достоинства Быков Василь  
Цена прошедших боев Быков Василь  
Цветы и годы Вампилов Александр  
Цепная реакция Варламов Андрей  
Цветок лотоса Васильев Юрий  
Царевна Волхова Ткач Елена  
обложка книги Цесаревич Константин Цесаревич Константин

Среди исторических романистов начала XIX века не было имени популярней, чем Лев Жданов (1864 — 1951). Большинство его книг посвящено малоизвестным страницам истории России. В шеститомное собрание сочинений писателя вошли его лучшие исторические романы — хроники и повести. Почти все не издавались более восьмидесяти лет.

Жданов Лев Григорьевич  
Царь природы Петрушевская Людмила  
Царевна-лебедь Домбровский Юрий  
Центр Роста Смирнов Алексей  
обложка книги Циник Циник Чехов Антон Павлович  
Цвет черемухи Ворфоломеев Михаил  
Цапля Аксенов Василий  
Царица поцелуев Сологуб Федор  
обложка книги Цифры Цифры Бунин Иван Алексеевич  
обложка книги Царю и его помощникам Царю и его помощникам Толстой Лев Николаевич , Исповедь  
обложка книги Цветы запоздалые Цветы запоздалые Чехов Антон Павлович  
Царицынская ночь Киреевский И В  
Цейлонский графит Гроссман Василий  
Цвети родной Узбекистан ! Но только - без меня (рассказы) Чиланзарский Андрей  
Цитадель Кронин А  
Циники Кудесова Ирина  
обложка книги Царскосельская поэма «Русский Трианон» Царскосельская поэма «Русский Трианон»

Когда в начале века Марина Цветаева назвала Ахматову «Анной Всея Руси», даже самые благожелательные критики увидели в этом экзальтированное преувеличение. Но вот век кончился, и оказалось, что Цветаева не ошиблась: согласно опросу, проведенному Российским институтом социальных и национальных исследований, Анна Ахматова вошла в составленный мнением народным список самых выдающихся деятелей русской литературы XX века, в первую его десятку: вслед за Блоком и наряду с Есениным и Солженицыным.

Ахматова Анна Андреевна  
обложка книги Царица-полячка Царица-полячка

(29.08.1866 г. Москва — 16.01.1917 г. С.Петербург /с.с.) — писатель, прозаик, журналист, стихотворец. Имевший более 50 псевдонимов, но больше известен под таким как "Александр Лавров". Единственный сын художника Императорской Академии Художеств — Ивана Яковлевича Красницкого (1830 г. Москва — 29.07.1898 г. С.Петербурге. /с.с.) Ранее детство Александра прошло в имении родителей в Тверской губернии, Ржевского уезда, а затем в разъездах с отцом по Московской, Тверской, Новгородской губерниям, древности которых фотографировал отец. Самостоятельно научившись читать в 5 лет читал без разбора все, что находил в огромной отцовской библиотеке. Не прошло мимо Александра и то, что его отец воспитывался с семьей А.С. Хомякова и встречался со всеми выдающимися деятелями того времени. Иван Яковлевич был лично знаком с Гоголем, Белинским, кн. П.А. Вяземским, Аксаковым и многими др. А, будучи пионером в фотографии, и открыв в 1861 году одну из первых фотомастерских в Москве, в Пречистенском Дворце, в правом флигеле, был приглашен и фотографировал Коронацию и Помазание на Престол Александра III, за что был награжден "Коронационной медалью". В свое время Иван Яковлевич был избран членом-корреспондентом общества любителей древней письменности.

Все эти встречи и дела отца отразились в дальнейшем на творчестве Александра Ивановича Красницкого. В 1883 году он написал свою первую заметку в "Петербургской газете", а вскоре стал профессиональным журналистом. Работал в "Петроградской газете" (1885), попутно в "Минуте" (редакция А.А. Соколова), "Новостях", в "Петербургской газете" был сотрудником до1891, редактировал ежедневные газеты "Последние новости" (1907–1908), "Новый голос" (1908). В 1892 г. Александр Иванович стал сотрудником издательства "Родина" А.А. Каспари, которое находилось в С.Петербурге на Лиговской ул. д. 114. С марта 1894 г. стал помощником редактора вообще всех изданий: газеты "Родина", журналов "Родина", "Всемирная Новь", "Общественная библиотека", "Клад", "Весельчак", "Живописное обозрение всего мира". Редактировал издававшиеся А.А. Каспари газеты: "Последние Известия", "Новый голос", "Вечерний Петербург", "Новая Столичная Газета", юмористический журнал "Смех и Сатира", двухнедельный журнал "Сборник русской и иностранной литературы". Большая часть литературных работ Александра Ивановича напечатана в изданиях А.А. Каспари и в приложениях к ним, а, кроме того, многие произведения вышли отдельными изданиями у П.П. Сойкина, А.Ф. Девриена, М. Вольфа, Сытина. За весь период своего творчества Александр Иванович написал около 100 романов, многочисленное число рассказов, стихов. Им были написаны краткие биографические очерки "О Белинском", "О Пушкине", биографии и примечания к полным собраниям сочинений Пушкина, Жуковского, Гоголя, Никитина, произведениям "Герои Шекспира", "Французское нашествие 1913 г". Его книги "Петра Творение", Чудо-Вождь, "Слезы", "Маленький геркулес", "Под Русским знаменем", выдержали несколько изданий. Пьесы "Генералиссимус Суворов" и "Ласковое телятко" с успехом шли на сцене народного дома.

29 января 1917 года, после продолжительной болезни, Александр Иванович скончался. Похоронен на Северном (3-м Парголовском) кладбище в С.Петербурге. Могила не сохранилась. 1.0 — создание файла

Красницкий Александр Иванович  
Цветут липы Почивалин Николай Михайлович  
Цыганский король Короткевич Владимир  
Цель Олеша Юрий  
Центрально-Ермолаевская война ПЬЕЦУХ Вячеслав  
Цветок под ногою Андреев Леонид  
обложка книги Царский духовник Царский духовник

В книгу популярного беллетриста Георгия Тихоновича Полилова вошли романы, повествующие о тех временах, когда Русь была разделена на княжества и страдала от междоусобиц. Роман «Княжеский отрок» рассказывает о тверском князе Ярославе и его романтической любви к простой девушке Ксении.

 «Под удельною властью» - о князе Андрее Боголюбском; именно с его правлением Киев теряет значение стольного города, а сам князь остается жить во Владимире.

Роман «Царский духовник» посвящен жизни протопопа Сильвестра, замечательного человека своего времени, духовника царя Ивана Грозного.

Северцев-Полилов Георгий Тихонович  
обложка книги Цветы запоздалые Цветы запоздалые

Любовь княжны к лечившему ее доктору остается безответной — он женится на другой. Спустя годы его сердце все же откликается на неугасающее чувство — однако слишком поздно…

Чехов Антон Павлович  
обложка книги Цветок под ногою Цветок под ногою Андреев Леонид Николаевич  
обложка книги Цветы полевые Цветы полевые

Герои произведений Гусейна Аббасзаде — бывшие фронтовики, ученые, студенты, жители села — это живые образы наших современников со всеми своими радостями, огорчениями, переживаниями.

В центре внимания автора — нравственное содержание духовного мира советского человека, мера его ответственности перед временем, обществом и своей совестью.

Аббасзаде Гусейн  
обложка книги Цистерна Цистерна Ардов Михаил  
обложка книги Цыганский роман (повести и рассказы) Цыганский роман (повести и рассказы)

 `Проза Левкина невероятно тактильна, в этом ее микроскопическая тактика и оптика разом. Она подробна, как нейроны головного мозга на фотографии, как створоженное серое вещество, которым мы думаем, что думаем.` Александр Скидан, `Новая русская книга`. `Большинство читателей `Ома` обязаны встать на уши, разбиться в лепешку и добыть себе сборник Андрея Левкина. Интеллектуализма тут нет и в помине. То бишь интеллектуализм, конечно, присутствует, но не сугубо ленинградский, а обычный, людской: насыщенный пылью и жарою, небесами и реками. Рецензировать все это можно, но опасно; по крайней мере ни у кого из рецензентов не получалось. Левкин в точности похож на героин - довольно быстро привыкаешь, и с каждой новой страницей трип все увлекательней. Немногие критики, которые все-таки осмеливаются о Левкине сочинять, обычно цитируют что-нибудь про ангелов.` Борис Кузьминский, журнал `ОМ`.


Левкин Андрей  
Царство божие внутри вас…

Средоточием этого трактата является теория Толстого непротивления злу насилием, и, применяя ее к деятельности различных правительств, он приходит к выводу, что все они в сущности аморальны и служат интересам богачей и сильных мира сего, угнетая народные массы посредством воинской повинности, тюремного заключения и собирания налогов.

Толстой Лев Николаевич  
обложка книги Царь-рыба Царь-рыба

Самобытный талант русского прозаика Виктора Астафьева мощно и величественно звучит в одном из самых значительных его произведений — повествовании в рассказах «Царь-рыба». Эта книга, подвергавшаяся в советское время жестокой цензуре и критике, принесла автору всенародное признание и мировую известность.


Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 6. «Офсет». Красноярск. 1997.

Астафьев Виктор Петрович , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Цвет и крест Цвет и крест

Издание состоит из трех частей:

1) Два наброска начала неосуществленной повести «Цвет и крест». Расположенные в хронологическом порядке очерки и рассказы, созданные Пришвиным в 1917–1918 гг. и составившие основу задуманной Пришвиным в 1918 г. книги.

2) Художественные произведения 1917–1923 гг., непосредственно примыкающие по своему содержанию к предыдущей части, а также ряд повестей и рассказов 1910-х гг., не включавшихся в собрания сочинений советского времени.

3) Малоизвестные ранние публицистические произведения, в том числе никогда не переиздававшиеся газетные публикации периода Первой мировой войны, а также очерки 1922–1924 гг., когда после нескольких лет молчания произошло новое вступление Пришвина в литературу.

http://ruslit.traumlibrary.net

Пришвин Михаил Михайлович  
обложка книги Целовальничиха Целовальничиха

«Больной и измученный иду я по большой дороге – и вьется она предо мною бесконечно длинною лентой. Полдневное солнце палило мучительно голову, и ни одна мысль не могла войти в нее, хотя я и делал все усилия, чтобы подвинуть к деятельности мой мозг и тем сократить дорогу…»

Левитов Александр Иванович  
обложка книги Царевич Царевич

«…Командир лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка генерал Раух поздравлял на другой день государя с рождением наследника и осведомился, какое имя будет дано ему при крещении.

– Императрица и я решили дать ему имя Алексея. Надо же нарушить линию Александров и Николаев…

До семи лет при царевиче была русская нянька Марья Ивановна Вишнякова, а позже дядькой к нему был приставлен боцман «Полярной звезды» Деревенко…»

Лукаш Иван Созонтович  
обложка книги Царевна Волхова Царевна Волхова Ткач Елена Константиновна  
обложка книги Царю Северного полюса Царю Северного полюса Брюсов Валерий Яковлевич  
обложка книги Царь Иоанн Грозный Царь Иоанн Грозный

Библиотека проекта «История Российского государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники мировой литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

Представляем роман широко известного до революции беллетриста Льва Жданова, завоевавшего признание читателя своими историческими изысканиями, облеченными в занимательные и драматичные повествования. Его Иван IV мог остаться в веках как самый просвещенный и благочестивый правитель России, но жизнь в постоянной борьбе за власть среди интриг и кровавого насилия преподнесла венценосному ученику безжалостный урок – царю не позволено быть милосердным. И Русь получила иного самодержца, которого современники с ужасом называли Иван Мучитель, а потомки – Грозный.

Жданов Лев Григорьевич  
обложка книги Цветаева за 30 минут Цветаева за 30 минут

Серия «Классики за 30 минут» позволит Вам в кратчайшее время ознакомиться с классиками русской литературы и прочитать небольшой отрывок из самого представленного произведения.

В доступной форме авторы пересказали наиболее значимые произведения классических авторов, обозначили сюжетную линию, уделили внимание наиболее важным моментам и показали характеры героев так, что вы сами примите решение о дальнейшем прочтении данных произведений, что сэкономит вам время, либо вы погрузитесь полностью в мир данного автора, открыв для себя новые краски в русской классической литературе.

Для широкого круга читателей.

Мельников Илья Валерьевич, Беленькая Татьяна  
обложка книги Царь Борис Царь Борис

«…Действие – в Москве и ее окрестностях, в конце XVI и начале XVII столетий…»

Толстой Алексей Константинович  
обложка книги Целуются зори Целуются зори

В повести В.Белова рассказывается о жизни старого колхозника Егорыча, бригадира Николая Ивановича и тракториста Лешки, которые на несколько дней приезжают в город. Здесь с ними происходит ряд курьезных происшествий, но они с находчивостью выпутываются из неожиданных ситуаций…

Белов Василий Иванович  
Целая жизнь Пильняк Борис  
обложка книги Цветы Солдатского поля Цветы Солдатского поля Падерин Геннадий Никитович  
обложка книги Цыган Цыган

Трогательная романтическая истории любви цыгана Будулая и русской женщины Клавдии, спасшей и вырастившей после гибели жены Будулая его маленького сына. Судьбы послевоенного поколения цыган, донских казаков правдиво показаны в романе известного писателя Анатолия Калинина. По книге в 1979 году снят известный фильм с Михаем Волонтиром и Кларой Лучко в главных ролях.

Калинин Анатолий Вениаминович  
обложка книги Царский двугривенный Царский двугривенный

Повесть, в которой нашли отражение переломные годы в жизни нашей страны: нэп, коллективизация, индустриализация. На фоне этих преобразований автор с большим психологическим мастерством воссоздает атмосферу тех дней, быт и характер людей.

Антонов Сергей Петрович  
Цветок на земле Платонов Андрей Платонович  
обложка книги Цветной металл Цветной металл Астафьев Виктор Петрович  
обложка книги Цена искусства Цена искусства Астафьев Виктор Петрович  
обложка книги Царь-рыба Царь-рыба

Самобытный талант русского прозаика Виктора Астафьева мощно и величественно звучит в одном из самых значительных его произведений — повествовании в рассказах «Царь-рыба». Эта книга, подвергавшаяся в советское время жестокой цензуре и критике, принесла автору всенародное признание и мировую известность.


Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 6. «Офсет». Красноярск. 1997.

Астафьев Виктор Петрович , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Цветы Шлиссельбурга Цветы Шлиссельбурга

«Вечерние огни» — книга советской писательницы Александры Яковлевны Бруштейн — по-существу продолжают серию ее повестей «Дорога уходит в даль», «В рассветный час» и «Весна». Так же как эти книги, завоевавшие широкую популярность у читателей всех возрастов, «Вечерние огни» носят в значительной степени автобиографический характер.

Но, в отличие от трилогии «Дорога уходит в даль», куда вошли воспоминания о детстве и ранней юности писательницы, «Вечерние огни» вводят читателя в события и обстановку поры возмужалости и зрелого возраста. Здесь и революция 1905 года («И прочая, и прочая, и прочая»), и тяжелое безвременье между революцией побежденной и революцией-победительницей («Цветы Шлиссельбурга»), и бурное строительство новой культуры в первые годы советской власти («Суд идет!»). Действие последней части книги — «Свет моих очей…» — происходит в 1940 и 1960 годах.

Александра Бруштейн прожила долгую жизнь, прошла большой жизненный путь. Самым важным, самым замечательным на этом пути были, по авторскому признанию, люди. О них, о тех многочисленных хороших людях, каких встретила в жизни Александра Бруштейн, с кем она делила жизнь, труды, радость и горе, и рассказывает книга «Вечерние огни».

Бруштейн Александра Яковлевна Вечерние огни  
обложка книги Цемент Цемент

Роман известного писателя Федора Гладкова (1883–1958) «Цемент» является знаменательной вехой в истории советской литературы. В нем впервые нашли свое отражение созидательный труд рабочих, творческие усилия коллектива в строительстве социализма, новые отношения в семье и быту. 

Александр Серафимович дал высокую оценку роману как «первому широкому полотну строящейся революционной страны, первому художественно-обобщенному воспроизведению революционного строительства зачинающегося быта».

Гладков Фёдор Васильевич  
обложка книги Царский двухгривенный Царский двухгривенный

Повесть, в которой нашли отражение переломные годы в жизни нашей страны: нэп, коллективизация, индустриализация. На фоне этих преобразований автор с большим психологическим мастерством воссоздает атмосферу тех дней, быт и характер людей.

Антонов Сергей Петрович  
обложка книги Цветы полевые Цветы полевые

Герои произведений Гусейна Аббасзаде — бывшие фронтовики, ученые, студенты, жители села — это живые образы наших современников со всеми своими радостями, огорчениями, переживаниями.

В центре внимания автора — нравственное содержание духовного мира советского человека, мера его ответственности перед временем, обществом и своей совестью.

Аббасзаде Гусейн  
обложка книги Царь-рыба Царь-рыба

Самобытный талант русского прозаика Виктора Астафьева мощно и величественно звучит в одном из самых значительных его произведений — повествовании в рассказах «Царь-рыба». Эта книга, подвергавшаяся в советское время жестокой цензуре и критике, принесла автору всенародное признание и мировую известность.


Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 6. «Офсет». Красноярск. 1997.

Астафьев Виктор Петрович СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Царь-рыба Царь-рыба

Самобытный талант русского прозаика Виктора Астафьева мощно и величественно звучит в одном из самых значительных его произведений — повествовании в рассказах «Царь-рыба». Эта книга, подвергавшаяся в советское время жестокой цензуре и критике, принесла автору всенародное признание и мировую известность.


Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 6. «Офсет». Красноярск. 1997.

Астафьев Виктор Петрович , СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ  
обложка книги Ценный груз Ценный груз

Первая редакция рассказа Константина Паустовского «Ценный груз», вышедшего отдельной книгой в 1931 году. Во все последующие собрания сочинений рассказ включался в значительно сокращенном и переработанном виде.

Рисунки и обложка – Евг. Эндриксон.

http://ruslit.traumlibrary.net

Паустовский Константин Георгиевич  
Центромурцы Колбасьев Сергей Адамович  
обложка книги Центр Центр

Вызывающее сейчас все больший интерес переломное время начала и середины шестидесятых годов — сложный исторический период, на который пришлись юность и первый опыт социальной активности героев этого произведения. Начало и очень быстрое свертывание экономических реформ. Как и почему они тогда захлебнулись? Что сохранили герои в себе из тех идеалов, с которыми входили в жизнь? От каких нравственных ценностей и убеждений зависит их способность принять активное участие в новом этапе развития нашего общества? Исследовать современную духовную ситуацию и проследить ее истоки — вот задачи, которые ставит перед собой автор этого романа.

Морозов Александр Павлович  
обложка книги Цепь Цепь

«Студент Орлов ухаживал за моей сестрой Верой.

Он приезжал на дачу на велосипеде. Велосипед стоял над цветником, прислоненный к борту веранды. Велосипед был рогат…»

Олеша Юрий Карлович  
обложка книги Цикута Цикута

«Условились так: если будет отправка в спецлаг «Берлаг» – все трое покончат с собой, в номерной этот мир не поедут.

Обычная лагерная ошибка. Каждый лагерник держится за пережитый день, думает, что где-то вне его мира есть места и похуже, чем то, где он переночевал ночь...»

Шаламов Варлам Тихонович  
обложка книги Цель – корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота Цель – корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота

Книга показывает многообразную и обширную панораму противостояния немецкой авиации и советского флота в 1941–1945 гг. на Балтийском море, а также на Чудском и Ладожском озерах.

Предназначается для широкого круга читателей, как специалистов, так и любителей военной истории.

Зефиров Михаил Вадимович, Баженов Н Н, Дегтев Д М  
обложка книги Цветы Солдатского поля Цветы Солдатского поля Падерин Геннадий Никитович  
обложка книги Цыпленок и ястреб Цыпленок и ястреб

Эти воспоминания американского военного вертолетчика о войне во Вьетнаме мгновенно стали национальным бестселлером в США, но, насколько мне известно, еще не переводились на русский язык. Одна из лучших книг о вьетнамской войне. Некоторые считают, что просто лучшая.

Мейсон Роберт  
обложка книги Цхинвали в огне Цхинвали в огне

Эта книга – о войне едва обретшей государственную самостоятельность Грузии против южных осетин. Автор рассказывает о том, что видел своими глазами и что видели очевидцы – друзья и помощники, единомышленники и противники, – те, кого он знал до написания первой строки и с кем познакомился в процессе работы над книгой. Среди них есть люди военные и те, кто никогда не носил погон, есть журналисты и домохозяйки, политики и историки, писатели и технари, музыканты и экономисты, бывшие сотрудники спецслужб и дикторы радио – всех не перечислить.

Произошедшие недавно в Южной Осетии события автор предсказал в 2006 году, когда и была написана эта повесть.

Стукало Сергей  
обложка книги Цыплёнок и ястреб Цыплёнок и ястреб

Эти воспоминания американского военного вертолетчика о войне во Вьетнаме мгновенно стали национальным бестселлером в США, но, насколько мне известно, еще не переводились на русский язык. Одна из лучших книг о вьетнамской войне. Некоторые считают, что просто лучшая.

Мейсон Роберт  
обложка книги Целую ваши руки Целую ваши руки

«… Уже видно, как наши пули секут ветки, сосновую хвою. Каждый картечный выстрел Афанасьева проносится сквозь лес как буря. Близко, в сугробе, толстый ствол станкача. Из-под пробки на кожухе валит пар. Мороз, а он раскален, в нем кипит вода…

– Вперед!.. Вперед!.. – раздается в цепях лежащих, ползущих, короткими рывками перебегающих солдат.

Сейчас взлетит ракета – и надо встать. Но огонь, огонь! Я пехотинец и понимаю, что́ это такое – встать под таким огнем. Я знаю – я встану. Знаю еще: какая-то пуля – через шаг, через два – будет моя. Не минует, их слишком много, над полем – свистящий ветер.

И почему-то нет страха. Почему? Ведь он должен быть! Это невероятно, это невозможно объяснить и в это трудно поверить, но я счастлив, что я на этом поле, и в руках у меня опять винтовка, и сейчас мы схватимся с немцами беспощадно и яростно, в такой драке, в которой есть только один исход – или смерть, или победа…

– Ребятушки!.. Давай, дорогие, давай!..

Афанасьев с пушкой нагоняет пехотные цепи. Снег для пушки опять глубок, взмокшие орудийцы рвут жилы, толкают ее вперед до предела, откатывают назад, разгоняют, – и таранят сугробы. Афанасьев – без шапки, или сбило, или потерял, на голове – кровь…

– Картечь! Дистанция…

Малиновый блеск, оглушающий удар выстрела, слитый с разрывом снаряда, – всего в трехстах метрах от пушки. Картечь визжит, снося сосновый подрост, взрывает снежную бурю там, где немцы, их автоматы и пулеметы. …»

Гончаров Юрий Даниилович  
обложка книги Цусима Цусима

События военно-исторической хроники «Цусима» разворачиваются на фоне одного из величайших в мире морских сражений. Около 30 лет А.С. Новиков-Прибой (1877–1944) собирал материалы для своей эпопеи – в походе и Цусимском бою на броненосце «Орел», в японском плену, а по возвращении на родину – в подполье, в эмиграции, изучил множество архивов, беседовал с участниками событий. Писателю удалось воссоздать яркие, запоминающиеся картины битвы, а главное – рассказать о беспримерном подвиге русских моряков, героически сражающихся и гибнущих в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей Силыч  
обложка книги Цветы тьмы Цветы тьмы

Роман Аарона Аппельфельда, который ребенком пережил Холокост, скрываясь в лесах Украины, во многом соотносится с переживаниями самого писателя. Но свою историю он рассказал в своих воспоминаниях «История жизни», а «Цветы тьмы» – это история еврейского мальчика Хуго, который жил с родителями в маленьком украинском городке, но когда пришли немцы и отца забрали, мать отдала его на попечение своей школьной подруги Марьяны. Марьяна – проститутка, живет в борделе и в чулане за своей комнаткой прячет одиннадцатилетнего Хуго. Ему предстоит учиться и жить воспоминаниями, и осваивать новый, незнакомый мир.

Аппельфельд Аарон  
Цвела земляника Чуковский Николай Корнеевич  
обложка книги Цусима Цусима

События военно-исторической хроники «Цусима» разворачиваются на фоне одного из величайших в мире морских сражений. Около 30 лет А.С. Новиков-Прибой (1877–1944) собирал материалы для своей эпопеи – в походе и Цусимском бою на броненосце «Орел», в японском плену, а по возвращении на родину – в подполье, в эмиграции, изучил множество архивов, беседовал с участниками событий. Писателю удалось воссоздать яркие, запоминающиеся картины битвы, а главное – рассказать о беспримерном подвиге русских моряков, героически сражающихся и гибнущих в неравном бою.

Новиков-Прибой Алексей Силыч  
Центромурцы Колбасьев Сергей Адамович  
обложка книги Цена предательства Цена предательства

Эта повесть входит в мой цикл-тетралогию Боевой фантастики: "Волчица", "Ироничная фантастика"("Я подобрал это на свалке"), и "Его Величество Авианосец". И, разумеется, мне опять не удалось сделать ее исключительно – "боевой". Она получилась в большей степени все-таки – социальной. Потому что любые действия любого солдата любой армии в первую очередь связаны с его Личностью: моральными установками, силой воли, храбростью, и мировоззрением этого самого Солдата. Вот про становление такой Личности я и написал эту книгу. Хотя, разумеется, и любителям самого "крутого экшена" найдется о чем почитать! Потому что – даже сверх-коварные, изощренно-циничные в своих антигуманных планах, и оснащенные суперпередовым оружием, враги, не смогут устоять: ни в открытом бою, ни на "невидимом фронте", против воинов-землян! Желаю Вам нескучного прочтения!

Мансуров Андрей Арсланович  
обложка книги Цена человека: Заложник чеченской войны Цена человека: Заложник чеченской войны

Во второй половине 1990-х, когда похищение людей стало на Северном Кавказе массовым явлением, а количество заложников исчислялось сотнями, Ильяс Богатырев, специальный корреспондент легендарной программы «Взгляд», занимался сбором материалов для фильма о торговле людьми в Чечне. Однако по-настоящему он понял, что такое заложничество, когда стал жертвой сам. «Добро пожаловать в ад» – эта надпись на полуразрушенном стенде у въезда в Грозный до сих пор стоит у него перед глазами. Пережитый опыт и желание избавиться от страшных воспоминаний побудили его написать книгу. В ней и размышления о времени и политике, и анализ одного из самых уродливых и до сих пор не изжитых явлений в мире – торговли людьми, и советы бывалых военных журналистов, как действовать в таких ситуациях. Сдержанный и мужественный документально-художественный текст читается как психологический триллер, захватывая подлинностью деталей и характеров, мучительной неизвестностью, сопереживанием и ожиданием развязки.

Богатырев Ильяс  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Проза»

  •  Дорога цариц
     Прозоров Александр Дмитриевич
     Проза, Историческая проза, Любовные романы, Исторические любовные романы, Приключения, Исторические приключения

    Ирина и Борис Годуновы рано остались сиротами, и неизвестно, что ждало бы их впереди, если б они не сбежали из дома к своему дяде, служащему постельничим при Царском дворе. Здесь маленькая Ирина познакомилась со своим ровесником Федором, с которым сразу сдружилась. Борису же довелось встретиться с дочерью Малюты Скуратова, красавицей Марией… Но не все складывается так, как хотелось бы молодым. Иван Грозный настрого запретил своему младшему сыну Федору жениться на худородной девке, а чувства Бориса и Марии должны пройти испытание сроком в три года… Так во что же выльется дружба детей и к чему приведет клятва юности?..

  •  Ухо, горло, нож. Монолог одной вагины
     Рудан Ведрана
     Проза, Проза

    Первый из пяти романов современной хорватской писательницы Ведраны Рудан (р. 1949) «Ухо, горло, нож» — это монолог женщины «пятидесяти с гаком», произнося который она, не стесняясь в выражениях, ставит убийственно точный диагноз себе и окружающему миру.

  •  Вышибая двери
     Цхай Максим
     Проза, Современная проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Документальная литература

    Эту книгу написал кумир Рунета: о наполненной адреналином и страстями жизни нашего соотечественника в Германии, его работе мед-братом в хосписе и вышибалой в ночном клубе, изо дня в день увлеченно следили тысячи человек. Ведь всем женщинам интересно, что в голове у красивых и опасных парней, а мужчинам нравился драйв и много-много драк: в итоге популярность «бродяги Макса» взлетела до небес! Вместе с тем эта откровенная и нежная исповедь о главных вещах: как любить и как терять, для кого сочинять волшебные сказки и как жить на земле, которая так бережно удерживает на себе и каждую пылинку, и тебя.

    «Я в детстве так мечтал сесть на карусель Мэри Поппинс и встретить себя, взрослого, уже пожилого дядьку, лет тридцати пяти. Теперь я и есть этот дядька. Я хочу погладить этого мальчика по голове, ведь ему еще десять, но потом все-таки хлопаю по плечу, ведь ему уже десять. «Расти мужчиной, Макс. Готовься к такой драке, которая дай бог никогда не случится, и к встрече с такой женщиной, какую, может быть, никогда и не встретишь».

  •  Роман-покойничек
     Волохонский Анри Гиршевич
     Проза, Современная проза

    Издательская, иллюстрированная в две краски обложка работы художника Григория Капеляна. Отличная сохранность. Первое издание.

    Автор — Волохонский Анри, поэт и писатель, родился в 1936 году в Ленинграде. Окончил там же химико-фармацевтический институт, долгое время работал в области экологии. Начиная с 50-х годов, он пишет стихи, песни и пьесы. Одно лишь из его стихотворений было напечатано в СССР. В конце 1973 года Волохонский эмигрировал, жил сначала в Израиле, затем в Мюнхене. Стихи Волохонского печатались во многих периодических изданиях третьей эмиграции. Творчество его принадлежит к ленинградскому модернистскому направлению русской поэзии. Корни этой поэзии можно обнаружить у Хлебникова и Хармса. Предлагаемый «Роман — покойничек — это многослойное, богатое иронией и историческими аллюзиями изображение советского быта на примере всенародно-принудительных похорон партийного руководителя» (Казак). Редкий образец прозы писателя. К материалам по истории русской литературы за рубежом. Литература третьей волны эмиграции.

    Для славистов, историков русской культуры, библиографов.

  •  Подход Кристаповича (Три главы из романа)
     Кабаков Александр Абрамович
     Детективы и Триллеры, Триллер, Проза, Современная проза

    Жанр романа — триллер, но он заключает в себе нечто большее. Это история человека, чья единственная цель — бороться с тайной полицией. Это началось в 30-е годы… когда был арестован и расстрелян его отец. Кристапович проносит ненависть к «Конторе» — так именовали КГБ — через всю жизнь. Еще в 1984 году у Александра Кабакова не было надежды опубликовать свой роман, направленный против КГБ.

  •  Книга змін
     Цаплієнко Андрій
     Проза, О войне

    Як він вирвався на волю?.. Що насправді відбувалося в Дебальцевому?

    Погляд зсередини...


Новинки месяца жанра «Проза»

  •  Невеста без места
     Сапункова Наталья Александровна
     Проза, Историческая проза, Любовные романы, Исторические любовные романы

    И не думала, не гадала княженка Велья, младшая дочь князя Велеслава, что давно она просватана по неосторожности батюшкиной в дальние земли, в проклятый род. И придется ей уехать навстречу неведомой судьбе, через леса дремучие на чужбину, в город Карияр, чтобы стать там женой одного из четырех княжичей. И все они вроде хороши, а не лучше того незнакомца, кому уже отдала она свое сердце темной купальской ночью. И верно ли, что настоящая любовь сильнее любых невзгод?..

  •  Куркуль
     Бутченко Максим
     Проза, Историческая проза

    Це було насправді. Федот Шевченко не з покладистих і зручних для нової влади людей, на відміну від Петра, старшого брата, який підлизується до радянських колективістів. Підлість Петра ще й у тому, що він давно хоче відвоювати собі Сашу — дружину Федота. Разом з односельцями молодший брат агресивно й уперто не приймає колективізацію, але повстання селян жорстоко придушують узимку 1930 року. Сім’ю силою розкуркулюють, підступно випитавши в дитини, де батьки ховають харчі, і вивозять у Карелію разом із Петром-підлабузником. Остання смертельна сутичка братів неминуча.


  •  Записки офицера Красной армии
     Песецкий Сергей Михайлович
     Фантастика, Юмористическая фантастика, Юмор, Юмористическая проза, Проза, О войне,

    Роман «Записки офицера Красной Армии» — это альтернативный советскому и современному официальному взгляд на события в Западной Беларуси. В гротескной форме в жанре сатиры автор от имени младшего офицера-красноармейца описывает события с момента пересечения советско-польской границы 17 сентября 1939 года до начала зачисток НКВД на Виленщине в 1945 году.

  •  Ранние всходы
     Колетт Сидони-Габриель
     Проза, Проза

    Сидони-Габриель Колетт (1873–1954) — классик французской литературы XX века. Ее произведения читали и читают во всем мире, романы переведены на все языки мира. Творчество Колетт поразительно многообразно — изящные новеллы-миниатюры и психологические романы, философские дневники и поэтические произведения, пьесы, либретто и сценарии… Но главное для писательницы — бесспорный талант, блистательные сюжеты и любовь женщины.

    В эту книгу включены романы «Рождение дня» и «Ранние всходы».

  •  Коридоры кончаются стенкой
     Кухтин Валентин Иванович
     Проза, Историческая проза

    Роман «Коридоры кончаются стенкой» написан на документальной основе. Он являет собой исторический экскурс в большевизм 30-х годов — пору дикого произвола партии и ее вооруженного отряда — НКВД. Опираясь на достоверные источники, автор погружает читателя в атмосферу крикливых лозунгов, дутого энтузиазма, заманчивых обещаний, раскрывает методику оболванивания людей, фальсификации громких уголовных дел.

    Для лучшего восприятия времени, в котором жили и «боролись» палачи и их жертвы, в повествование вкрапливаются эпизоды периода Гражданской войны, раскулачивания, расказачивания, подавления мятежей, выселения «непокорных» станиц. Роман изобилует фактами, доселе неизвестными широкому читателю, которым дается оценка, отличная от официальной.

  •  Клятва Тояна. Книга 1
     Заплавный Сергей Алексеевич
     Проза, Историческая проза

    Новый роман Сергея Заплавного «Клятва Тояна» обращен к истории Сибири, России. В нем рассказывается о рождении Томска, которое пришлось на времена первой русской Смуты, удивительно напоминающей события сегодняшних дней.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю