Книги жанра «Социально-психологическая фантастика» на букву «А»

num: 1 2 4 5 6 9
en: A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W X Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Загрузка...

 Название  Автор  Серия
обложка книги А бог един... А бог един...

Молодой израильтянин оказывается в седьмом веке и волей случая становится отцом пророка Мухаммеда.

Амнуэль Песах  
А если звезды — это боги?

Бредли Рэйнольдсу уже стукнуло пятьдесят восемь, и он устал от жизни. Когда-то командир первой экспедиции на Марс был знаменит, но те времена прошли. Космическая программа умирает — космос на Земле теперь мало кого интересует, а бывший кумир человечества работает рядовым астрономом на Лунной базе.

Но однажды в Солнечной системе появляется инопланетный космический корабль, летящий в сторону Земли...

Бенфорд Грегори, Эклунд Гордон  
А есть а
`Атлант расправил плечи` – центральное произведение русской писательницы зарубежья Айн Рэнд, переведенное на множество языков и оказавшее огромное влияние на умы нескольких поколений читателей. Своеобразно сочетая фантастику и реализм, утопию и антиутопию, романтическую героику и испепеляющий гротеск, автор очень по-новому ставит извечные не только в русской литературе `проклятые вопросы` и предлагает свои варианты ответов – острые, парадоксальные, во многом спорные. Перевод с английского Д.В.Костыгина.
Рэнд Айн  
Аборигены Прерии

Прерия — планета русского сектора колонизации, освоение которой началось около полувека тому назад. Главная героиня воспитывалась у дедушки — аборигена этой планеты. А потом отправилась на каникулы.

Повествование сочиняется в рамках проекта «Прерия» или «Каникулы 2075» по общему замыслу Антона Перунова.

Калашников Сергей Александрович Прерия  
обложка книги Абсолютная реальность Абсолютная реальность

Третья часть авторского литературного триптиха.

«…Этот литературный триптих создавался на протяжении без малого двенадцати лет, с перерывами и заблуждениями, пока не сложилось то, что есть теперь. В одно делимое целое. Три образа, три стороны человеческой натуры, персонажи, их я называю – Герои Нового времени. Из нынешней интеллигенции, которая не погибла, не испарилась под чудовищным давлением хаоса и бескультурия, уцелела и возродилась, и в будущем, я надеюсь, задаст еще правильный вектор нашего развития. Три героя и три пространства – бесконечной личности, бесконечной Вселенной, бесконечной вариативности событий…»

«…Леонтий Гусицин – он сам за себя говорит. «Может, я слабый человек, может, я предам завтра. Но по крайней мере, я знаю это о себе». Так-то. Он ни с чем не борется. Он вообще не умеет это делать. Даже в чрезвычайных обстоятельствах и событиях, в которые и поверить-то невозможно, хотя бы являясь их непосредственным участником. Но иногда бороться не обязательно. Иногда достаточно быть. Тем, что ты есть. Честным журналистом, любящим отцом, хорошим сыном, верным другом. Порой для звания героя хватит и этого. Если ко всем своим поступкам единственным мерилом прилагается та самая, неубиваемая интеллигентная «малахольность», ее вот уж ничем не прошибешь – есть вещи, которые нельзя, потому что нельзя, не взирая ни на какие «особые причины». Поступать, следуя этому императиву, чрезвычайно больно и сложно, порой опасно для жизни, но ничего не поделать. Потому, да. Он тоже герой. Не хуже любого, кто достоин этого имени…»

Текст книги опубликован в авторской редакции.

Дымовская Алла Герои Нового времени  
обложка книги Абсолютное оружие Абсолютное оружие Гаррисон Гарри  
Абсолютное программирование Петров Сергей  
обложка книги Абсолютные миротворцы (сборник) Абсолютные миротворцы (сборник)

Эта книга о скромных героях, которые не сдаются, потому что не умеют.

Они тонут, падают с неба, пропадают в снегах, горят на работе. Давно бы им конец настал, но эти люди (и не только люди) – типичные персонажи Олега Дивова. Совсем непохожие на супергероев, они в самом безвыходном положении найдут внезапное решение и неожиданные инструменты.

У робота есть лопата. У астронавта – пассатижи и отвертка. У генерала – помойное ведро с кормежкой для медведя. И еще мегафон для орального управления самолетом с подводной лодки. Если за стриптизершей ходит маньяк, выручит свеча зажигания от мотоцикла. Оружие гуманитарного технолога – доброе слово и пистолет. А космическим землемерам никуда без Кацмана.

А маленький храбрый погрузчик сам себе инструмент…

Дивов Олег Игоревич  
обложка книги Авалон-2314 Авалон-2314

Далекое будущее…

Кровопролитные войны и экологическая катастрофа поставили человечество на грань вымирания, но выход был найден. Корпорация «Авалон» разработала технологию воскрешения давно умерших людей. Но выходцев из прошлого на Земле 2314 года не ждут райские кущи. Воскрешенным самим приходится зарабатывать на жизнь. Великий философ Фридрих Ницше оказывается на свалке. Он не желает бороться за существование по правилам жесткого мира будущего, предпочитая оказаться в самом низу. Но в покое Ницше не оставляют. На него начинается самая настоящая охота…

Гаркушев Евгений Николаевич  
обложка книги Аватара Аватара

Остросюжетный фантастический роман, поднимающий проблемы мира, дружбы между народами в общей борьбе за предотвращение ядерной войны.


Печатается по изданию: Суханов В. И. Аватара: Фантастический роман. — М.: Дет. лит., 1987.—256 с: ил.

Художник: К. П. Шарангович

Суханов Виктор Иванович  
Аватарка для аватара

Введите сюда краткую аннотацию

Акуленко Евгений  
обложка книги Аве, Цезарь Аве, Цезарь

В 1974 году в коллективном сборнике появилась повесть А. Горло «Аве, Цезарь» (расширенный и переработанный вариант которой предлагается сегодня читателю), где развивается тема зла-бумеранга, приобретая полифоническое и, что особенно важно, актуальное звучание. Сквозь гротескные маски персонажей явственно проступят авторская тревога за завтрашний день человечества и вместе с тем авторская вера в силу человеческого разума, способного оградить мир от нашествия новоявленных цезарей.

Присущее автору трагикомическое мироощущение, его тяготение к конструированию макромоделей и к их проверке в экстремальных фантастических ситуациях — все это приближает А. Горло к числу тех писателей, которые, по словам К. Воннегута, «должны испытывать чувство неловкости, чтобы задуматься над тем, куда зашло человечество, куда оно идет и почему оно идет туда…»

Горло Анатолий Иванович  
обложка книги Авель, брат мой (сборник) Авель, брат мой (сборник)

Если вытащить из истории человечества войны, там не останется ничего.

Тысячелетиями люди упражняли разум и тело, выдумывая и осваивая всё более изощрённые способы убийства братьев своих. Бронзу сменяло железо, война проникала всюду – в небо, под воду, в космос…

Уходили в прошлое герои, привыкшие встречать врага глаза в глаза. Последние рыцари на полном скаку влетели в облако порохового дыма – и исчезли навсегда.

Отец Маленького Принца сказал: «С того часа, как оружием стали самолёт и иприт, война сделалась просто бойней». Сказал – и не вернулся из боевого полёта.

Пустоболы-блогеры поломали клавиатуры, споря о том, когда именно череда бесконечных конфликтов и гибридных войн вылилась в настоящую Третью мировую. Линии многочисленных фронтов быстро распались на отдельные язвы районов боевых действий.

Через две тысячи лет после казни Спасителя человек подошёл к самому краю пропасти, затянутой кровавым туманом.

Что он теперь ответит на вопрос: «Где Авель, брат твой?»

Максютов Тимур Ясавеевич  
Авраам, сын Давида Амнуэль Песах  
обложка книги Автомобилеизм Автомобилеизм

Рассказ из сборник «Чего стоят крылья».

Туроне Серджо  
Агар

История Агара — мира, в котором, вследствие допущенных прогрессорами более развитой цивилизации ошибок, на тысячелетия установилась тирания Вселенской Церкви. Глобальный контроль, пропаганда мракобесия, террор полиции и секретных служб, «духовные скрепы» и «традиционные ценности» — такова плата за несвоевременное вмешательство в естественный ход истории. Только платить ее приходится невиновным — населению целой планеты — и с этим нельзя мириться...

Симоненко Юрий Работа над ошибками  
Агар

История Агара — мира, в котором, вследствие допущенных прогрессорами более развитой цивилизации ошибок, на тысячелетия установилась тирания Вселенской Церкви. Глобальный контроль, пропаганда мракобесия, террор полиции и секретных служб, «духовные скрепы» и «традиционные ценности» — такова плата за несвоевременное вмешательство в естественный ход истории. Только платить ее приходится невиновным — населению целой планеты — и с этим нельзя мириться...

Симоненко Юрий Работа над ошибками  
Агарь, Агарь!.. Зайчик Хольм Ван  
обложка книги Агнец в львиной шкуре Агнец в львиной шкуре

Роман «Агнец в львиной шкуре» повествует о дальнейшей судьбе героев романа «Чаша Огня». Земляне попадают в мир, стонущий в отчаянии, разрушенный бессмысленной войной и объятый пламенем революции, за знаменами которой скрывается совсем не то, что гордо начертано на ее полотнищах. В наивном желании помочь создать новое справедливое устройство, люди земли сталкиваются с безмерным коварством, предательством и смертью. И только любовь способна победить все на этом пути. В борьбе с несправедливостью и злом главный герой сражается, чтобы больше никогда не брать в руки оружие…

Те, кто знаком с творчеством Ивана Антоновича Ефремова и читали его знаменитый роман «Час Быка», наверняка помнят сюжетную линию этого произведения: на далёкой планете Торманс, куда волею судьбы попадают переселенцы с Земли, установилась жестокая олигархическая диктатура. Спустя две тысячи лет сюда прилетает экспедиция с коммунистической Земли, целью которой является изучение ситуации и помощь угнетённому народу Торманса, попытка пробуждения в тормансианах желания изменить ход истории на своей планете, чтобы создать здесь справедливое общество, освобождённое от горя и страданий. В своём романе Ефремов попытался найти ответы на сложные вопросы, постоянно полемизируя сам с собой. В результате по сюжету усилия землян приносят свои плоды, и пред отлётом один из них остаётся на Тормансе, чтобы помочь местным борцам с диктатурой совершить революционные преобразования. А спустя сто лет Земля получает известие о том, что Торманс освободился от власти инферно и чтит память о её героях.

Ефремов, стеснённый цензурой, вынужден был о многом умалчивать, в результате чего концовка романа вышла у него несколько скомканной и полемичной. Поэтому, при прочтении «Час Быка», у меня возникало много вопросов о результатах экспедиции землян и достоверности той информации, которую получает Земля с Торманса спустя сто лет. Сам текст романа в этом отношении весьма неоднозначен и спорен.

Спустя какое-то время у меня возникла мысль переосмыслить историю того самого «смутного столетнего периода» перехода от тотальной диктатуры к свободному высокоразвитому обществу, который сам Иван Антонович оставил без деталей и конкретики. Использовав эпилог его романа, как стартовую идею, для которой возможно многовариантное будущее, я постарался смоделировать свой мир, охваченный революционными изменениями, которые, в конце концов, приводят к неожиданным, хотя и вполне закономерным результатам.

Вначале мне думалось, что описать данные события я смогу в одном произведении. Написание его заняло у меня около восьми лет (долго не давалась концовка, которая виделась мне смертью главных героев). Но совсем недавно совершенно неожиданно для меня самого родилось продолжение той истории.

И тогда я понял, что обе повести лучше соединить в одну большую книгу, сделав их частями единого повествования. Так история землянина Максима Новака и его возлюбленной будет выглядеть более цельной, логически и сюжетно законченной.

Поэтому всем, кто уже успел прочитать здесь повесть «Лава» и повесть «Щит Ахилла», данный роман будет уже не интересен (хотя, после окончательной редактуры в них и произошли определённые изменения). Для тех же, кто ещё не читал эти произведения я представляю свой новый роман цикла «Лицом к Солнцу» — «Агнец в львиной шкуре».

Не стоит воспринимать его, как продолжение или подражание роману И.А. Ефремова «Час Быка». Нет, это отнюдь не фанфик и миры Ефремова для меня являются лишь яркой вспышкой, разбудившей вдохновение. Мой роман вполне самостоятельное произведение, хотя знатоки ефремовских текстов, возможно, смогут разглядеть в нём «прозрачные мостики», намеренно перекинутые мной в творчество выдающегося советского писателя-фантаста.

Дмитрюк Сергей Борисович  
обложка книги Адам & Адам Адам & Адам

Эволюция совершила очередной скачок, и из глубин африканских джунглей выходит раса сверхлюдей.

Их называют по-разному: индиго, люди-дьяволы. Они долгое время были дружелюбны по отношению к людям, и всегда были хитры. Непонятно, каковы их цели. Тем более теперь, когда, судя по всему, они начали войну против Гомо Сапиенс. До людей доходят слухи о тайной религии людей-дьяволов, о таинственном боге, который живет на земле и ходит среди людей неузнанный.

Останется ли человек человеком, или оставив землю «новому виду», покинет эволюционную арену?

Соколов Глеб Станиславович  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Социально-психологическая фантастика»

  •  Царство грезъ
     Кубин Альфред
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика

    В Мюнхен к рассказчику, талантливому графику, приезжает посланец от его школьного приятеля Клауса Патеры. Оказывается, за то время, что друзья не виделись, Патера баснословно разбогател и построил в горах Тянь-Шаня в строгой изоляции от внешнего мира «царство грёз». Рассказчик и его жена получили приглашение поселиться в Перле, столице этой удивительной страны.

    Но на деле всё оказалось не совсем так замечательно, как они ожидали. Солнце над городом, застроенным старинными домами, привезёнными из Европы, всегда было закрыто облаками, а жители были собраны по принципу отклонения от нормы.

    Первая публикация на русском: под названием «Царство грёз» в 1910 — журнал «Огонёк» (СПб.) №№ 13 (27.03), с.(2-7, 10-16), № 14 (03.04), с.(2-7, 10-17), № 15 (10.04), с.(10-18), пересказал И. Ясинский.

  •  Открытие себя [Авторский сборник]
     Савченко Владимир Иванович
     Фантастика, Детективная фантастика, Социально-психологическая фантастика, Научная Фантастика

    Владимир Савченко – одна из главных фигур в отечественной фантастике второй половины XX века, во всяком случае в пятерку лучших он входит точно. Его роман «Открытие себя» удостоился выхода сольной книжкой в знаменитой молодогвардейской 25-томной «Библиотеке современной фантастики», куда попасть писателю было практически невозможно, если ты, конечно, не Иван Ефремов, братья Стругацкие или Роберт Шекли. И знаете, в чем секрет? В том, что Владимир Савченко более чем фантаст. Это человек, мерявший жизнь людей по меркам Вселенной и Вселенную – масштабами человека и человечества. Идея о бесконечности мира и единстве мира и человека, не новая в мировой мысли, в фантастике Владимира Савченко обогатилась дополнительными оттенками. Плюс современный, живой язык. Все это, вместе взятое, и есть тот благодатный магнит, притягивающий к книгам писателя новые поколения читателей.

    Автор отправляется в плавание и попадает в переделку

    Автор становится прозрачным. Его размышления о покровах и скрытности. Он исправляет себе перелом. Опрометчивый поступок. Первый контакт

    Автора предъявляют академической комиссии. Он поселяется у опекуна. Дерево тиквойя и его плоды. Семейная жизнь автора. Проблемы инто и тикитанто. Внутренний монолог тещи и пояснения к нему

    Оптические свойства тикитаков. «Подзорная труба» и «внутренний микроскоп». Видеосвязь и ЗД-видение. Женщина-кухня и семейная охота. Гибель английского фрегата

    Автора вызывают в Академию наук. Он отвечает на странные вопросы. Недоумение автора. Диспут о первоосновах материи. Автор принимает участие в диспуте

    Описание общественной жизни тикитаков. Парламент, партии. Король и его политика. Иерархия внутренностей. Театр. Украшения изнутри и моды. Здравоохранение и педагогика по-тикитакски

    Автора вызывают во дворец. Описание приема. Доклад академической комиссии о жизни темнотиков. Автор высмеян, но затем и обласкан королем. Размышления автора о выгодах прозрачности

    Автор присутствует на «звездном балу». Вальс созвездий. Неприятность с «Большой Медведицей». Имельдин открывает автору глаза на семейную астрономию. Тот сочиняет стихи и наблюдает спутники Марса

    Затруднения казны и честолюбие тестя. Автор вовлечен в заговор. Ограбление по-королевски. Роковой поступок Имельдина

    Автор вынужден бежать с острова. Прощание с женой и сыном. Возвращение в Англию. Финальные размышления автора о прозрачности и возможной участи тикитаков. Завещание потомкам

  •  Вселяне. Дилогия
     Савченко Владимир Иванович
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Научная Фантастика

    Владимир Савченко – известный в нашей стране и за рубежом писатель-фантаст. Каждое его произведение – размышления о важнейших проблемах бытия. Какую бы книгу В. Савченко мы ни взяли («Черные звезды», «Открытие себя», «Час таланта», «Испытание истиной», «За перевалом», «Похитители сутей») – повсюду проникновение в сущность человеческого призвания, поиск разгадки тайн Мироздания.

    Что такое Вселенная? Кем является человек? Куда мы идем? Эти и другие глубоко проблемные вопросы поднимаются и в первом романе дилогии.

    «Должность во Вселенной» – название многообещающее. Не эфемерный человек, а Сотрудник Матери Мира, Великой Природы. Не эксплуататор сил и возможностей, а любящий сын, Творец, Врачеватель, Целитель. С этой точки зрения книга очень актуальна.

    Второй роман дилогии «Время больших отрицаний» написан автором значительно позже.

    Практические исследования в НИИ приводят к изобретению НПВ-Ловушек: устройств, посредством которых Неоднородное пространство можно вытянуть сколь угодно далеко, взять и переместить то, что там есть. Ловушки оказались очень кстати для полуразрушенного Института – и в духе времени; благодаря им он не только не разорился, не был «прихватизован», но обогатился и развернул еще более масштабные работы.

    Автор планировал создать сериал из пяти романов: «Должность во Вселенной», «Время больших отрицаний», «Промежуточный материк», «Отсчет от конца света» и «Особая зона Вселенских интересов (Проект 25 миллионов)».

    Первый был написан и издан (1992, 1993), второй закончен, но опубликован только через 10 лет после смерти автора, остальные автор написать не успел.


Новинки месяца жанра «Социально-психологическая фантастика»

  •  Вход в рай
     Афанасьев Максим Викторович
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Ужасы и Мистика

    Антон, работая наемным убийцей, в одиночку растит ребенка — инвалида. Но вскоре его жизнь, как и жизнь всех людей на Земле, резко меняется — высшие силы вмешиваются в судьбу планеты…

  •  После победы славянофилов
     Шарапов Сергей Федорович
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Наука, Образование, Политика

    Каким будет мир после победы славянофилов? Какой могучей и процветающей станет Россия после прихода к власти духовных наследников великих русских мыслителей — славянофилов К. С. Аксакова. И. В. Киреевского, А. С. Хомякова? Как одолеть смуту, уничтожить бюрократизм, отвергнуть диктат мировых банков и решить еврейский вопрос? На эти и другие вопросы отвечают труды славянофила С. Ф. Шарапова. В течение ста лет произведения этого великого сына России за бескомпромиссный подход к решению еврейского вопроса изымались из библиотек и уничтожались всеми наследниками талмудического иудаизма: как либералами-западниками, так и большевиками.


    fb2: для форматирования текста использованы таблицы. Рекомендуется чтение с использованием программ, поддерживающих корректное отображение этого элемента.

  •  Книга радости — книга печали
     Чулаки Михаил Михайлович
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Проза, Современная проза

    В новую книгу ленинградского писателя вошли три повести. Автор поднимает в них вопросы этические, нравственные, его волнует тема противопоставления душевного богатства сытому материальному благополучию, тема любви, добра, волшебной силы искусства.

  •  1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 1. Апрель-июнь
     Мураками Харуки
     Фантастика, Альтернативная история, Социально-психологическая фантастика, Проза, Современная проза

    Впервые на русском — наиболее ожидаемая новинка года, последний роман самого знаменитого автора современной японской прозы, главная литературная сенсация нового века, «магнум-опус прославленного мастера» и «обязательное чтение для любого, кто хочет разобраться в японской культуре наших дней», по выражению критиков. Действие книги происходит не столько в тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году, сколько в тысяча невестьсот восемьдесят четвертом, в мире, где некоторые видят на небе две луны, где ключом к вечной любви служит Симфониетта Яначека, где полицейских после всколыхнувшей всю страну перестрелки с сектантами перевооружили автоматическими пистолетами взамен револьверов, где LittlePeople — Маленький Народец — выходят изо рта мертвой козы и плетут Воздушный Кокон.

  •  Посвящение в рыцари
     Нуйкин Андрей Александрович
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Научная Фантастика, Детское, Детская фантастика, Детские остросюжетные

    В каждом мальчишке дремлет рыцарь, но не в каждом он пробуждается. Вот почему из мальчишек вырастают не только благород­ные борцы, за справедливость, но и беззастен­чивые жулики, самодовольные вельможи, пустоглазые бюрократы... А из некоторых по­лучается нечто такое, чему и названия, не под­берешь. Еще не окончив средней школы, они начинают уныло дожидаться пенсии. Эта сказ­ка не про них, хотя и для них тоже. Сказочная повесть для подростков любого возраста...

    Жанр детской антиутопии в нашей стране представлен широко. Тут вам и «Незнайка на Луне» или скажем, «Подземная лодка» Кира Булычёва, про то, как Алиса Селезнёва угодила в подземное фашистское государство (пожалуй, самая мрачная из повестей цикла).

    «Посвящение в рыцари» — из той же серии.

    Действие происходит в нарочито ирреальном постмодернистском мире. Некий мальчик узнал от уродливого карлика Эдика, что Маленький Принц вовсе не улетел с Земли, а попал в зоопарк. И отправился его вызволять. С ним — лучший друг Задира и робот Научный Мальчик, собранный отцом главного героя из отходов производства. И Эдик, он же Карла — в качестве проводника.

    Странная компания, покинув современный советский/российский город, вскоре попадает в (ни больше, ни меньше!) театр Карабаса-Барабаса, где встречает Буратино и прочих персонажей известной сказки. После чего герои оказываются в ветхозаветной деревеньке, которую терроризирует злой дракон. И наконец, убив дракона, они попадают в Вымрукинию — страну, которой правят злые уродливые карлики «вымруки» (одним из которых оказывается Эдик).

    Вымрукиния — антиутопическое место. Здесь обитают три касты: правящая каста вымруков — бюрократов и чернильных наркоманов (в буквальном смысле), в подчинении у которых находятся дети и стражники. Дети — основная рабсила, глупые, беззащитные существа, которым колют сыворотку от взросления. Стражники — дети-мутанты, которые в результате других инъекций превращаются в двухметровых тупых амбалов.

    Разобравшись в ситуации, главные герои решают устроить революцию. Думаете, всех сокрушат и присоединят Вымрукинию к СССР? Не тут-то было. Все хорошие антиутопии заканчиваются очень плохо. Книга, несмотря на некоторую шизоидность, очень рекомендуется к прочтению смышлёным детям, чтобы через несколько лет им легче было принять «Мы» или «1984», или фильм «Бразилия» Терри Гиллиама.

  •  Второе нашествие марсиан
     Стругацкий Аркадий, Стругацкий Борис
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика

    Братья Стругацкие не нуждаются в представлении — их имена достаточно известны любителям фантастики в нашей стране, да и за рубежом. Начав с космических приключений, Стругацкие в последние годы эволюционируют к фантастике социальной — в «Попытке к бегству», «Трудно быть богом», и более определенно в «Хищных вещах века».

    Предлагаемая читателям «Байкала» повесть «Второе нашествие марсиан» создана с помощью традиционных элементов социально-фантастического жанра. Это — гротеск, гипербола, сатира. В самом названии подчеркнута преемственная связь этой повести с родственной литературой прошлого, в данном случае — с романами Уэллса.


    Рисунки Г. Болдогоева.


    Из журнала «Байкал», 1967, № 1.

 Жанры книг