Просветитель
Аксиология Светлого сатанизма

«Facile credo, plures esse Naturas invisibiles quamvisibiles in rerum universitate. Sed horum omniam familiam quis nobis enarrabit? et gradus et cognationes et discrimina et singulorum munera? Quid agunt? quae loca habitant? Harum rerum notitiam semper ambivit ingenium humanut, nunquam attigit. Juvat, interea, non diffiteor, quandoque in animo, tanquam in tabula, majoris et melioris mundi imaginem contemplari: ne mens assuefacta hodiernae vitae minutiis se contrahat nimis, et tota subsidat in pusillas cogitationes. Sed veritati enterea invigilandum est, modusque servandus, ut certa ab incertis, diem a nocte, distinguamus».

Т. Вurnet. Archeol. Phil., p, 68.[1]

Пролегомены[2]

Аксиология (греч. axia — ценность, logos — слово, учение) — это наука о ценностях. «Аксиология — наука о ценностях жизни и человека, содержании внутреннего мира личности и ее ценностных ориентаций» (Б.Г. Ананьев). Аксиология оперирует ценностями объективного мира, которые стали неотъемлемой частью существования человека. Для каждого отдельно взятого индивида (возрастной или социальной группы, политической партии, религиозной группы и проч.) можно выделить свои наборы ценностей. Иными словами, те или иные ценности являются ориентиром соответствующего вида деятельности отдельного человека или группы людей. Субъект (человек) может как принимать и даже преклоняться перед некоторыми видами ценностей, так и полностью отвергать их. Например, подросткам свойственно отторгать ценности присущие поколению их родителей, в то время, как людям старшего возраста порой очень трудно проникнуться ценностями своих детей.[3]

Что такое ценность?

Академик И. Т. Фролов (1929–1999) дал следующее определение: «Ценность — это реальный ориентир человеческого поведения, формирующий жизненные и практические установки людей». Известный отечественный философ, Н. О. Лосский (1870–1965), дал своё определение понятию ценности: «Ценность есть нечто всепроникающее, определяющее смысл и всего мира в целом, и каждой личности, и каждого события, и каждого поступка».

Первым вопрос о ценностях поставил Сократ. «Что есть благо? Благо есть реализованная ценность — полезность». Иными словами, ценность и польза — две стороны одной и той же монеты.

В средние века полнота бытия понималась как абсолютная ценность для человека, выражавшая одновременно этические и эстетические идеалы, следовательно, вопрос о ценностях был включён непосредственно в структуру вопроса о бытии. В концепции Платона Единое или Благо было тождественно Бытию, Добру и Красоте. Такой же онтологической трактовки относительно природы ценностей придерживается и вся платоническая ветвь философии, вплоть до Гегеля.[4]

Ценности появились в истории человечества, как некие духовные ориентиры, помогающие человеку устоять перед тяжелыми жизненными испытаниями, перед лицом судьбы. Ценности помогают осмыслить действительность, упорядочить её. Они дают нам представление об идеале. Ценности придают смысл человеческому существованию.

В наши дни существует несколько теорий ценности. Перечислю основные из них:

Объективно-идеалистические теории (неокантианство, последователи гуссерлианской феноменологии М. Шелер и Н. Гартан, неотомизм, интуитивизм) трактуют ценность как потустороннюю сущность вне пространства и времени.

Сторонники субъективно-идеалистических теорий (логического позитивизма, эмотивизма, лингвистического анализа в этике, аффективно-волевой теории ценности У. Эрбана, К. Люиса и др.) рассматривают ценность лишь как явление сознания, видят в ней проявление психологического настроя, субъективного отношения человека к оцениваемым им объектам.

Натуралистические теории ценности (Интереса теория, Эволюционная этика, Космической телеологии этика) трактуют ее как выражение естественных потребностей человека или законов природы в целом.[5]

Интересную интерпретацию свойств ценностей и ценностных отношений выдвинул профессор Г. П. Выжлецов:

«a) Исходная особенность ценностных отношений в том, что они включают в себя… желаемое, связанное с добровольным, свободным выбором, душевным стремлением;

b) Ценности не разъединяют, не отчуждают человека от других людей, от природы и от самого себя, а напротив, объединяют, собирают людей в общности любого уровня: семью, коллектив, народность, нацию, государство, общество в целом, включая, как говорил П.А.Флоренский, в это единство человечности весь мир;

c) Ценностные отношения являются для людей не внешними и принудительными, а внутренними и ненасильственными;

d) Подлинными ценностями, например, совестью, любовью или мужеством, нельзя завладеть с помощью силы, обмана или денег, отобрать их у кого-либо так же, как власть или богатство».[6]


Откуда же берутся системы ценностей? Надо полагать, что они возникают на основе общих взглядов и представлений человека об этом мире. Размышления о свободе, о судьбах человечества, о жизни и смерти имеют философский, мировоззренческий характер и являются благодатной почвой для становления ценностных ориентиров человечества.

Надо научиться разделять понятие «ценности» от понятия «оценки». Этот вопрос был освящён известным немециким философом Генрихом Риккертом (1863–1936), который был одним из основателей баденской школы неокантианства. Он говорил, что смешение ценности и оценки является одним из самых распространенных и самых путанных предрассудков в философии. Поэтому мы должны видеть разницу между понятием ценности и понятием психического акта оценивающего субъекта, точно так же как между понятием ценности и понятием объектов, в которых ценности обнаруживаются, то есть благ. Хотя ценности, согласно Риккерту, для нас и связаны всегда с оценками, но они именно связаны с ними, а потому-то их нельзя отождествлять с действительными реальными оценками. Как таковая, ценность, относится к совершенно иной сфере понятий, чем действительная оценка, и представляет поэтому совершенно особую проблему. Когда речь идет об акте оценки, то можно спросить всегда, существует ли он или нет. Но такая постановка, с точки зрения немецкого философа, совсем не затрагивает собственно проблемы ценности. Для ценности, как ценности, вопрос об ее существовании лишен всего смысла. Риккерт говорит, что «проблем ценности, — есть проблема „значимости“ (Geltung) ценности, и этот вопрос ни в коем случае не совпадает с вопросом о существовании акта оценки».[7]

«Блага и оценки, — утверждает Риккерт, — не суть ценности, они представляют собой соединение ценностей с действительностью. Сами ценности таким образом не относятся ни к области объектов, ни к области субъектов. Они образуют совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта. Если таким образом мир состоит из действительности и ценностей, то в противоречии обоих этих царств и заключается мировая проблема. Противоречие это гораздо шире противоречия объекта и субъекта. Субъекты вместе с объектами составляют одну часть мира — действительность. Им противостоит другая часть — ценность. Мировая проблема есть проблема взаимного отношения обеих этих частей и их возможного единства. Расширение философского понятия о мире ведет таким образом к постановке новой основной проблемы, — проблемы отношения ценности к действительности. Лишь тогда сможет она дать мировоззрение, которое было бы действительно чем-то больше, нежели простые объяснения действительности».[8]

Генрих Риккерт разработал свою концепцию ценностей, в которую включил шесть областей ценностей:

1) ценность научного познания (логические ценности), где истина в своей чистоте не может определяться как социальная, поскольку, если что-нибудь истинно, то оно остается истинным, независимо от того, существует ли вообще какая-нибудь общественная группа или нет;

2) ценности искусства, где созерцающий объект непосредственно «переживает» единство, в котором и сосредоточена ценность. Произведения искусства, которые выражают эти ценности, подобно науке относятся (какую бы роль они не играли в социальной жизни) не только к сознательной, но и к безличной и асоциальной сфере;

3) ценности мистического характер, которые притязают на созерцательное постижение мира в его целостности, при котором субъект поглощается Всеединым. Все есть Единый бог. Таковым выступает пантеизм и в этой области совершенной ценности мы имеем так же чистейшие выражение безличного и асоциального характера ценностей. Индивид здесь ничто;

4) ценности нравственной жизни (социально-этические ценности), которые определить гораздо труднее, чем понятие науки, или искусства, или мистической или пантеистической религии, но одно ясно, что они не есть созерцание. Этика в качестве «практической» философии имеет своим предметом действующего человека, действия которого принимают вид долга. Сознание долга направляется не только на осуществление ценностей вообще, но и на реализацию автономных личностей в социальной жизни, где определенные формы жизни («права») считаются обязательными для каждого члена общества, т. е. индивид оказывается ими социально связанным;