Акция 'Оболонь'

(почти детективная история)

Глава 1. Необычное задание.


- Новенький значит? - улыбнулся охранник, внимательно разглядывая мой пропуск.

Я утвердительно кивнул головой, поправляя очки и, на всякий случай, сфотографировал и жизнерадостного охранника, и турникет, и сам пропускной пункт.

- У нас здесь хорошо, - радостно заметил он, снимая турникет с блокировки. - Вам здесь обязательно понравится.

- Не сомневаюсь, - кивнул я в ответ, изобразив из своего профессионального набора самую искреннюю из улыбок.


Эта история началась ровно неделю назад, когда к нашему детективному агентству, кое-как сводившему концы с концами, вдруг подъехал целый кортеж из новеньких мерседесов.

Посетителем оказалась довольно влиятельная персона, имени которой не хочется называть даже мысленно.

Признаться, я был очень удивлен, выслушав его предложение.

- Но ведь в наше время секреты производства пива уже никто не ворует!? - не удержавшись, воскликнул я.

Мой влиятельный собеседник только усмехнулся.

- И тем не менее, - терпеливо повторил он, словно учитель нерадивому ученику, - вот уже в который раз пиво наших конкурентов завоевывает первые места. Один только 'Бурштиновый крест' чего стоит! А мы несем огромные убытки, цифры которых вам даже и не снились. Согласитесь, любой производитель, будь то пива, или еще чего-нибудь, всегда хочет на первой строчке видеть марку именно своего товара. Да и от серьезной прибыли еще никто не отказывался.

Впрочем, его второй аргумент в виде толстой пачки новеньких банкнот оказался наиболее убедительным, и я взялся за это дело.


И вот я на месте. В очках у меня встроен фотоаппарат, в запонках - подслушивающие устройства, в серьге - высокочувствительный микрофон, в сотовом телефоне - японская видеоаппаратура, а в пуговицах одежды - усыпляющие и одурманивающие порошки. Так что я был достаточно экипирован для этого непростого задания.

Дверь проходной, на фасаде которой красовалась надпись 'Пиво Оболонь - самое лучшее пиво мира', неслышно захлопнулось за мной, и по легкомысленной зеленой аллее легким пружинящим шагом голодного барса я направился в глубь завода, и только гордый грифон с нарисованной эмблемы медленно проводил меня своим острым взглядом.

За предложенные мне деньги я был готов абсолютно на все.

Глава 2. Таинственный разговор.


Стояла теплая украинская ночь, когда я проник в варильный цех, точно зная, что он пуст - ни контролеров ни технологов там не было.

Днем я успел посетить директора по производству, где, незаметно подсыпав один из своих порошков в традиционный чай, без труда сфотографировал документы, касающиеся производства разных сортов пива. И вот мне осталось только скопировать программы, управляющие процессом варки этих сортов, и на этом моя миссия должна быть законченной.

Я тихо пробирался вдоль длинного ряда высоких чанов, мысленно прикидывая, с кем из своих знакомых девушек я поеду на Карибские острова, как вдруг мое внимание привлек подозрительный шум, уловленный моей чувствительной техникой.

Подобравшись поближе, я выставил тонкий усик видеокамеры и моему взору на дисплее псевдо-сотового телефона открылась странная картина. У самого последнего чана находились два, как бы это поточнее сказать, персонажа, словно сошедшие с полотен средневековых художников. Один, который сидел, был низенький, полноватый мужичонка, постоянно дергающий своей нелепой головой. Второй, высокий и худощавый мужчина, стоял у пивного крана, задумчиво вертя в руках дегустационную колбу.

- Мастер, - почтительно обратился к худощавому сидевший. - Что-то не так?

Высокий пожал плечами.

- Наверное, надо бы еще добавить специй, - наконец произнес он, окидывая взором разложенные на тряпочке узелки. - Пожалуй, применим-ка вот эти, - сказал он, медленно беря один из них. - Агапит, - обратился он к своему нелепому спутнику, протягивая узелок. - Добавь-ка в этот ряд по щепотке.

Толстяк торопливо поднялся.

- Ни как не могу освоиться с этими новыми чанами, - ворчливо произнес он, развязывая узелок. - На какие тут кнопочки надо нажимать?

- Это же так просто, Агапит, - заметил высокий. - Нажимаешь сначала на эту, потом - на эту, а потом - вот на эту. Все - по диагонали.

- Нет уж, - продолжал недовольно ворчать Агапит, - раньше все-таки было проще и понятнее. Открыл крышку, кинул кореньев, закрыл крышку. А теперь - постоянно что-то гудит, урчит, подрагивает. Такое ощущение, что котел сам тебя скоро проглотит.

Высокий снисходительно улыбнулся.

- Ты бы тогда испортил все пиво, - сказал он, усмехнувшись кончиками тонких аристократических губ.

И толстый тоже весело рассмеялся. Наверное, представил получившийся напиток на вкус.

- А помните, какое мы сварили пиво на бал Людовику XIV? - сказал он, кое-как успокоившись.

Мастер кивнул и глаза его чуть посветлели, возможно, от приятных воспоминаний.

- Да, - сказал он, мысленно уходя в прошлое, - мы тогда с тобой немного улучшили рецепт пива, которое варили еще Рамзесу Третьему. И не прогадали.

Улыбка Агапита раздвинулась до ушей.

- А вот в Кельне с 'будвайзером' у нас что-то не получилось, - сказал он почему-то тоже радостным тоном. - Великий Барбаросса был очень недоволен.

Мастер скептически пожал плечами.

- В нашем деле без проб и ошибок никак не обойтись. Соответственно, и не получить более лучшего сорта пива. Главное, чтобы ошибок было как можно меньше.

Толстый согласно закивал своей смешной головой.

- А лицо Цезаря!? - продолжил он цепочку воспоминаний.

- Да, старина, - сказал Мастер, мягко ставя крест на этой теме, - многое нам удалось повидать на своем затянувшемся веку.

Они на какое-то время замолчали, поглощенные своей работой, и я, воспользовавшись этим, поправил фокусировку.

Их лица были отчетливо видны на моем дисплее - недаром я отдал за эту аппаратуру такие огромные деньги. Я мог даже и не смотреть и не слушать - все это записывалось на видеомагнитофон в моей машине, припаркованной неподалеку от проходной завода. Но эти двое меня заворожили и я старался не пропустить ни одну из фраз их странного разговора.

Закончив с этим рядом чанов они перешли к другому, унося с собой свой нехитрый скарб и свечки. И я также сменил свою позицию, бесшумно скользнув следом.

На новом месте толстый неспешно расстелил тряпочку на полу, медленно расставил на ней ровные ряды узелков с травками, порошками и специями, и чинно сел, замерев в такой позе и восторженно наблюдая за действиями Мастера.

Между тем высокий неторопливо открыл кран чана, тонкой струйкой налил бархатное пиво в стеклянную колбу. Поднял прозрачную емкость к глазам, второй рукой поводил вокруг нее свечкой, наблюдая за одному ему понятной игрой света на пузырьках, немного покрутил жидкостью, с задумчивым видом посмотрел на слой пены, зачем-то понюхал.

Глаза толстого светились от явного удовольствия все ярче и ярче и на все эти колдовские действия он глядел раскрыв рот.

Высокий, поймав взгляд своего помощника, чуть усмехнулся.

- Я же предлагал тебе научиться, - сказал он, пожимая плечами.

- Э-э, нет, - отрицательно замотал головой Агапит. - Это нам не дано. Мы как-то все больше по части травок и корешков, - доверительно добавил он, почему-то называя себя во множественном числе, но Мастер его уже не слушал, поглощенный процессом искусства дегустации.

Изучив плотность и толщину пены, он сделал осторожный маленький глоток, фактически только смочив губы. Пожевал ими в задумчивости, глядя куда-то вдаль. Снова смочил губы. Медленно посмаковал.

- По-моему - слегка терпковато, - наконец сказал он своему завороженному спутнику, который в это время с шумом сглотнул обильную слюну. - Добавь-ка немного травки.

Толстый с готовностью выбрал один из узелков и принялся торопливо его развязывать.

- Когда-то ты росла на этом самом месте, - бормотал он, словно разговаривал с зеленью, аккуратно раскладывая сухие пучки на своей широкой ладони. - А теперь вот пришел и твой черед:

И тут он случайно задел алюминиевую плошку, и она звонко и радостно закрутилась на бетонном полу - фляк, фляк, фляк: - многократным эхом отражаясь от далеких стен огромного цеха. Я вздрогнул, по привычке выхватив пистолет. А Мастер, даже не моргнув - видать такие события были ему не в диковинку, - только неодобрительно посмотрел на своего неуклюжего спутника.

- Виноват, - втянул тот голову в плечи, быстро прижимая нарушительницу тишины к полу.

Они замерли, настороженно прислушиваясь. Замер и я. Но двери не захлопали, ни кто не зашумел, не закричал - Кто тут посторонний? А ну выходи! - Все было тихо. И высокий облегченно вздохнул, еще раз с легкой укоризной посмотрев на Агапита, который под этим взглядом склонился еще ниже над своими травками, виновато поглядывая на Мастера.