Андрей Балабуха
Антигравитатор Элькинда

Как сейчас помню: было ровно половина пятого. Я как раз в окошко увидел, что плотники мои сворачиваться начали, на часы посмотрел — не рано ли? Нет, не рано, рабочий день у нас в шестнадцать сорок пять кончается. И только это я домой собираться стал, вбегает взмыленная Ниночка, секретарша директорская:

— Василь Палыч, вас Марь Яковлевна срочно просит!

Вечно у нас так: как к концу дня дело, обязательно вcплывaeт что-то сверхсрочное. Никакого порядка. Нет, не было и не будет. Специфика наша такая — местная промышленность. И когда я из нее сбегу?..

Поднимаюсь я на второй этаж, захожу в директорский кабинет. Слава Богу, там еще Марк Германович сидит, снабженец наш. Значит, не тетатетничек. Очень не люблю я с директрисой нашей тетатетничков, ничего хорошего от них ждать не приходится, — либо разнос, либо какую-нибудь такую каверзу подсунет, что в три года не расхлебаешь.

— Слушай, главмех, — говорит директриса этаким персиковым голосом. «Ну, — думаю, — держись, Васька, сейчас тебе такое подсунут…» И подсунули: — Марк Германович достал нам для котельной антигар…

— Антигравитатор, — подсказывает Элькинд.

— Именно. Так вот, разобраться с ним надо. Сумеешь?

Что он, думаю, за дурачка меня держат, что ли?

— А какой он, — спрашиваю, — антигравитатор-то? Гривигенный или гравизашитный? — Надо же показать, что и я не лыком шит и фантастику читаю. Вот за директрисой такого греха, признаться, до сих пор не замечал.

— Не знаю, — отвечает Элькинд. — Это вы сами, Василий Павлович, разбирайтесь. А мне какой дали, такой и хорошо. И на том спасибо. Думаете, просто достать было?

— Да нет, не думаю, — говорю. И в самом деле не думаю, потому как не знаю, что и думать.

— Вот и ладно, — заключает Мария Яковлевна. — Спасибо, Василий Павлович, я знаю, что на тебя всегда положиться можно.

Ишь, как завернула! Как будто мы не с ней сегодня утром перелаялись вдрызг. Значит, здорово приперло…

Выходим мы с Элькиндом из кабинета. Молчим. На лестнице я не выдержал и спрашиваю:

— Слушайте. Марк Германович, что все это, собственно, значит? Разыгрываете вы меня что ли?

— Почему разыгрываю, Василий Павлович? — удивляется тот. Искренне так удивляется, шельма, любо-дорого. — Вы же сами тогда на планерке про антигравитатор вспомнили. Или запамятовали?

Ничего я не запамятовал. Это с месяц назад, примерно, было. В конце августа. Тогда на совещании один вопрос стоял: как с котельной быть? И сейчас стоит, между прочим. Как нож под ребром у меня стоит.

В котельной у нас три котла: один ничего еще, ДКВР, а другие два — экспонаты музейные, шотландские котлы аж 1897 года выпуска. ДКВР на производственные нужды работает, а шотландские — на тепло. Котлонадзор на нас уже невесть сколько лет из-за них зуб точит. Сколько помню, а на заводе я уже шестой год, нам к концу лета запрещали их эксплуатировать. И правильно: кто знает, в какой момент с ними что случится? Мария Яковлевна звонила в Управление, оттуда приезжал Маркин, шли они в Исполком, еще куда-то… И получали разрешение: «В порядке исключения на один отопительный сезон…»

А на этот раз — начальство у них там сменилось, что ли? — Котлонадзор на дыбы встал. Не позволим, мол, и все тут.

Главный наш, как прослышал про это дело, сразу больничный взял, благо гипертоник. В любом разе с него взятки гладки будут. И крутись тут как знаешь.

А что крутиться? Новый котел — фондов нет, чтобы получить, а главное — через два года нас должны к объединенной котельной подключить, в пай мы уже вошли, деньги с нас сняли. Кто тут позволит существующую котельную реконструировать?

Элькинд выручил. Договорился с железнодорожниками о передаче нам двух паровозов. Их котлов на тепло хватит. Да только как до них добраться? По прямой от завода до тупичка, куда их загнали, километра два с гаком. Теплотрассу такую тянуть — не в копеечку, в длинный рубль влетит. А на территорию не доставишь: ветки нет. Стоят они там, милые, — близок локоть, да не укусишь!

Все это мы тогда на планерке я жевали-пережевывали. Ну я и брякнул — в порядке анекдота, для разрядочки, — вот бы, мол, антигравитатор применить. Поднять паровозы да на промплощадку и перебросить. Можно бы, конечно, и вертолетом, да во-первых, кто нам его даст — опять же местная промышленность, а во-вторых, вертолет нужен мощный, «летающий кран», а у того воздушное давление от винта аховое, — разом все фонари на цехах повылетят…

А Элькинд тем временем продолжает:

— Одному удивляюсь, Василий Павлович, откуда вы про антигравитаторы узнали? Появились они совсем недавно, и, насколько я понял, изобретение это пока не то чтобы секретное, но и не слишком афишируемое. Мне пришлось нажать на все пружины, какие знаю, чтобы получить его в аренду хоть на три дня. Благо у меня с прошлых лет кое-какие связи остались…

А связи у Элькинда, прямо скажем, мощные. Не знаю уж, кем он раньше был и где, — сюда, в Усть-Урт, он недавно приехал: климат, мол, здесь для него подходящий, город ему понравился, маленький, уютный, как раз для пенсионера… Одно скажу: для завода такой снабженец не только на вес золота, а и того дороже. И что пенсионер он — тоже не полумаешь, активности и энергии в нем на десятерых.

Слушаю я его и думаю: и впрямь зажрались мы ничем не проймешь. Люди по Луне шлындрают, а нам хоть бы что, привыкли. Антигравитатор этот самый я уж такой фантастикой считал, что дальше ехать некуда, так нет же, и это сделали, да не опытный образец, а в серию запустили. А я тому только и удивляюсь, что и нам он достался. Так-то.

Дошли мы до склада.

— Вот. — говорит Элькинд. — Получайте, Василий Павлович. Но только ежели что — головой отвечаете. Я его… как бы это сказать?.. не слишком официально получил, так что вернуть надо в целости и сохранности.

— Чего там, — говорю, — не беспокойтесь, Марк Германович, все в лучшем виде будет. Только надо это барахло ко мне в ОГМ стащить, придется видно, сегодня, подзастрять, — времени-то у нас два дня всего, чтобы вовремя вернуть.

Тащить, правда, там почти нечего было. Четыре полусферы, даже не полусферы, а полуяйца с футбольный мяч размером: на выпуклой стороне у каждого ручка для переноски, черные лакированные, а плоская поверхность блестит, как у утюга. И пульт управления — этакая подкова-набрюшничек с ремешком, чтоб на шею вешать. Все это уложено в пластмассовый футляр, аккуратненько так, красивенько, — сплошная промышленная эстетика, дизайн, так сказать.

Вдвоем мы этот чемодан ко мне притащили. Элькинд ушел, и остался я с этим чудом науки и техники наедине. Посмотрел-посмотрел я на него, и не по себе мне как-то стало. Не привык я к таким вещам. Вот к паровым котлам прошлого века — привык; к очистным сооружениям из мусорных баков — тоже. А такого — и представить не мог. Несовместимо уж больно: местная промышленность — и антигравитатор. Ну да ладно. Люди делали — люди и разберутся. Тем паче инструкция к нему приложена.

Разобрался я с этой штуковиной легко. Как пользоваться — в инструкции написано, да так, что и ребенок поймет. Через пару часов я уже настолько с антигравитатором освоился, что у меня столы да шкафы так по комнате и порхали. А потом обнахалился и решил в нутро ему слазать — интересно ведь! Тем более пломб там не было, только головки болтов красным лачком замазаны, — так у меня самого такого лачку вагон.

В пульте ничего интересного не было — дистанционное управление на сантиметровых волнах. Зато гравиэффекторы — это да… Ковырялся я в них почти до утра. И такая меня зависть взяла! Живут же люди — вон какие штуки лепят. И не боги какие-нибудь, не столпы науки, лауреаты Нобелевские, — такие же работяги, как я. Только попали по распределению не на Усть-Уртский завод металлоизделий, а на этот самый Опытный завод Томского института гравистики.

Вспомнил я тут, как впервые на завод наш пришел. Тогда как раз цех игрушек строить начинали. И выглядело это так: вышла Мария Яковлевна, от стены первого цеха тридцать шесть шагов отсчитала, потом поперек восемнадцать, пометили углы колышками — и давай! Что нам стоит дом построить? Хозспособом. Где панель, где кирпич; балок перекрытий не достали — добыли где-то сваи; и черт с ним, что они на горизонтальную нагрузку не рассчитаны, — потом как-нибудь укрепим; из стены они на три метра торчат? — ерунда, отрубим! Так цех и сляпали. Да что цех, весь завод такой же самострой. Любого архитектора от такой застройки кондрашка бы хватила, — распласталась по участку не то морская звезда, не то осьминог, черт-те что, словом. И ничего, работаем. План перевыполняем…