С. Тёрнбулл, Р. Хук
Армии самураев. 1550–1615

ЗОЛОТОЙ ВЕК

Японского самурая обычно представляют как независимого, гордого и высокомерного воина, ставящего личную честь и отвагу превыше всего остального и не желающего делить свою воинскую славу с другими. В определенной степени этот образ соответствует действительности, по крайней мере, по отношению к ранним самураям; однако недавние исследования показали, что в период наибольшего подъема самурайского духа те, кто возглавляли самураев на полях сражений, не во всем соответствовали такой характеристике. Этот период (вторая половина XVI — начало XVII вв.), известный как «период Момояма», включает также начальные годы «периода Эдо». В дальнейшем мы будем называть эту эпоху «период Момояма».

Великие полководцы периода Момояма руководили на полях сражений не отдельными самураями, а крупными армиями. Индивидуальное мужество ценилось в зависимости от вклада каждого воина в достижение тщательно спланированной стратегической цели. Искусство ведения войны включало умение использовать рельеф для реализации боевых задач, правильно организовать плотный ружейный огонь, обеспечить солдат провизией и амуницией. В средневековых армиях Японии все это делалось с поразительным успехом и мастерством.

Со времен великой войны Гэмпэй (1180–1185 гг.) Япония находилась во власти двух правителей — богоподобного императора со двором в Киото и военного диктатора, или сегуна, в чьих руках император был простой марионеткой. Однако к 1550 г. кровавая гражданская война привела к окончательному ослаблению власти сегуна. Япония распалась на множество небольших относительно независимых государств, управляемых даймё — феодалами, каждый из которых был сначала воином, а уж потом администратором. Двое наиболее знаменитых даймё, Такэда Сингэн (1521–1573 гг.) и Уэсуги Кэнсин (1530–1578 гг.), более десяти лет воевали друг с другом, каждый год встречаясь для битвы на одном и том же месте. В борьбу таких аристократов вовлекались десятки небольших семей, занимавшиеся весьма респектабельным делом — кражей земель и собственности друг у друга.


Изображение к книге Армии самураев. 1550–1615

Карта Японии периода Момояма

Изображение к книге Армии самураев. 1550–1615

Вертикальный свиток с изображением самурая начала XVI в.

В это непростое время, в 1543 г., в Японию прибывают португальские купцы, а с ними огнестрельное оружие, которого японцы никогда прежде не видели — это были простые фитильные мушкеты, называемые аркебузами. В течение удивительно короткого промежутка времени японцы сумели по достоинству оценить возможности нового оружия и начали изготавливать его копии, ничуть не уступающие оригиналам. Огнестрельное оружие стало решающим дополнением к японскому вооружению, которое в течение столетий ограничивалось луком, мечом и копьем.

К 1549 г. аркебузы в Японии уже были в широком употреблении — как Такэда, так и Уэсуги охотно использовали их в сражениях друг против друга. Когда Такэда Сингэн умер в 1573 г., судьба клана оказалась в руках его сына Такэда Кацуёри, который унаследовал армию, никому не уступающую по уровню боевой подготовки. Самураи Такэда были отважными и преданными воинами и славились удачными кавалерийскими атаками, а пехотинцы имели репутацию дисциплинированных и стойких солдат, в отличие от пехотинцев других даймё.

В 1575 г. Такэда Кацуёри выступил против одного из величайших и талантливейших стратегов в истории самураев — Ода Нобунага. Такэда долгое время угрожали политическим интересам Ода, пока эта угроза не приобрела вполне реальные формы, когда Такэда Сингэн осадил Нагасино — один из ключевых замков Нобунага. Почувствовав благоприятный момент для нанесения решающего удара по врагам, Ода Нобунага лично возглавил вспомогательное войско и вывел его к осажденному замку. Дабы нейтрализовать знаменитых конников Такэда, Ода построил своих лучших аркебузиров в три ряда далеко за деревянным частоколом. Результат оказался потрясающим. Одна за другой следовали кавалерийские атаки Такэда, но все они наталкивались на губительный ружейный огонь. Такэда понесли очень серьезное поражение, а в японской военной истории открылась новая глава.

Победа при Нагасино показала не только эффективность огнестрельного оружия, но и существование потенциальных предпосылок для создания «армии» в современном смысле этого слова — если для эффективного владения луком требовались годы тренировок и определенные физические данные, то меткой стрельбе из аркебузы можно было в кратчайшие сроки обучить любого крестьянина. Однако Нобунага, как до него и Сингэн, отлично понимал, что армия не может состоять из одних только крестьян. Их необходимо обучить, организовать, привить дисциплину, накормить и хорошо экипировать. Полководец, имеющий такую армию, мог добиться выдающихся результатов — армии численностью в 100 тыс. и даже, как показали дальнейшие события, численностью в 250 тыс. солдат, полностью вооруженных и экипированных, могли перебрасываться с одного конца страны на другой и даже на территорию Кореи.


Изображение к книге Армии самураев. 1550–1615

Гравюра, изображающая самурая с но-дати (большим полевым мечом).

Изображение к книге Армии самураев. 1550–1615

Оборонительный комплект в стиле до-мару с огромными содэ (наплечниками).

Примеру Нобунага следовали другие даймё, но в 1582 г. оставшийся единственный раз в жизни без охраны Нобунага был убит одним из своих военачальников. Месть последовала незамедлительно. Тоётоми Хидэёси, протеже Нобунага, начавший военную карьеру в качестве носильщика сандалий, в течение нескольких дней расправился с предателем и объявил себя наследником Нобунага. Нескольких других претендентов Хидэёси разгромил в ходе военных кампаний, добиваясь успеха за счет стремительной переброски огромных воинских контингентов из одного региона страны в другой и опираясь при этом на союзников, поддерживающих порядок на подвластных им землях.

Только один из его соперников оказался действительно опасным. Токугава Иэясу сражался рядом с Хидэёси при Нагасино, где оба многому научились. В итоге, оба блестящих полководца оказались в 1584 г. втянутыми в «окопную войну», заняв оборонительные позиции на склонах горы Комаки. По прошествии времени обе армии отошли к югу от Комаки, где и встретились в решительном сражении при Нагакутэ; Иэясу победил, после чего вступил в союзнические отношения с Хидэёси.

С этого момента Хидэёси стал набирать силу, и земли Японии одна за другой покорялись ему. Первым пал остров Сикоку, затем Кюсю, находившийся под властью древнего клана Симадзу, и, наконец, провинции тихоокеанского побережья, которыми правил клан Ходэё, и северные земли клана Датэ. В 1590 г., когда Хидэёси поднялся на башню замка Одовара и осмотрелся вокруг, он мог с уверенностью сказать, что вся Япония лежит у его ног. Своему союзнику, блестящему полководцу и администратору Токугава Иэясу он даровал замок и город Эдо, которые отныне стали его фамильным гнездом. О том, что это было достойное приобретение, можно судить хотя бы по тому факту, что город Эдо называется сегодня Токио.

Тем временем Хидэёси планировал военную операцию, которая, в случае ее успешного проведения, могла бы повлиять на весь ход мировой истории — он собирался покорить Китай. До этого японцы никогда не продвигались дальше корейской границы. В течение шести лет самураи оккупировали Корею, осаждали крепости и сражались с регулярными армиями Кореи и Китая. Вторжение, которое успешно началось под командованием фанатичного самурая Като Киёмаса, потеряло свою остроту после нападения корейского флота на коммуникационные линии японцев. Самураи сражались отчаянно, и все же, несмотря на их огромную численность (в экспедиционный корпус входило около 200 тыс. человек), операция завершилась неудачей. В 1596 г. измотанные и деморализованные самураи вернулись в Японию, где правил пятилетний сын великого Хидэёси, со смертью которого военная кампания в Корее потеряла актуальность.

Вскоре назначенный Хидэёси совет регентов раскололся, и этот раскол завершился 21 октября 1600 г. кровавой и тяжелой битвой при Сэкигахара. Победил Токугава Иэясу, бывший союзник Хидэёси. Эта победа имела куда большее значение, чем любая из побед Хидэёси, поскольку после битвы при Сэкигахара Япония обрела первого сегуна из клана Токугава, которым суждено было править страной на протяжении 250 лет.

Армия Токугава, одна из самых боеспособных в Японии, теперь стала правительственной армией. Однако ей пришлось принять участие еще в одной военной кампании, когда достигший совершеннолетия сын Хидэёси по имени Хидэёри в 1614 г. заперся в замке Осака с 60 тыс. лишенных имущественных прав и отчаявшихся самураев. Последовала самая широкомасштабная в японской истории осада, во время которой Токугава пытались одолеть защитников крепости путем использования всевозможных хитростей — от бомбардировки до подкупа. В 1615 г. замок, наконец, пал в результате генерального сражения, развернувшегося у его стен — это была последняя битва такого масштаба между двумя самурайскими армиями.