Андрей Бубнов
АТЕНРЕТ

Некоторые термины и понятия:

Итроники — раса разумных насекомых. За последние тысячелетия им удалось колонизировать треть Галактики. Итроники, благодаря быстрому росту численности населения и грамотному руководству, создали огромное унитарное государство. Они являются потенциальной угрозой для всех обитателей Галактики, так как постоянно нуждаются в расширении занимаемой ими территории.

Галактический Альянс — вынужденная консолидация высокоразвитых обитателей Галактики, юридически оформленная в виде федеративного государства. Официальная цель — противодействие итроникам. Интеграция сильно не затрагивает уклад жизни любой конкретной цивилизации, но требует от всех участников неукоснительного соблюдения определенных норм коллективной безопасности, таких, как например, единая армия, единая разведка, единое экономическое и информационное поле, совместные научные разработки в определенных областях, ну и лояльность, в конце концов…

ФСБР — Федеральная служба бесконтактной разведки — структурное подразделение, изучающее космическое пространство. Галактика огромна. Даже территория, юридически контролируемая Альянсом, не изучена полностью. Основная задача ФСБР — поиск ресурсов в иных звездных системах.

ФСКР — Федеральная служба контактной разведки — структурное подразделение, изучающее обитаемые миры. Если ФСБР открывает очередной неизвестный доселе мир, населенный разумными существами, в дело вступает контактная разведка. Она изучает чужеродный разум и классифицирует его. Либо это враждебный разум, либо нейтральный, либо дружественный. А потом Альянс решает судьбу нового мира…

Помимо всего прочего ФСКР осуществляет разведывательную деятельность на территории государства итроников. А на некоторых планетах, например на Земле, ФСКР выполняет функции контрразведки.

Храм Солнца

Пролог

Живя на даче, я любил гулять в старом березняке, расположенном вдоль берега ленивой реки, недалеко от дома.

Рано утром, когда солнце еще только небрежно бросает свои первые лучи на мягкую, ласкающую взор водную гладь, пока еще поет соловей, пока еще не успел развеяться рыхлый полусказочный туман, пока еще ночная прохлада, словно тиски, сковывает тело, а хрустальные капли росы гордо блестят на травяном ковре, я, отогнав сон, тихонько, чтобы не разбудить домочадцев, выхожу на веранду, делаю глубокий вдох и, превозмогая легкий трепет изнеженной плоти, неторопливо бреду к реке. Постояв там немного, направляюсь в лес. Останавливаюсь только тогда, когда вокруг меня плотной завесой смыкаются стройные тела великих русских берез. Я с огромным удовольствием вдыхаю влажный аромат березовой чащи, любуюсь неповторимым порядком в природе, царящим вокруг, и на миг становлюсь совсем другим человеком. Немного печальная, но в то же время величественная атмосфера окружает меня.

Однако, каждодневные прогулки, очень скоро вошедшие в привычку, почему-то всегда заканчивались на маленькой, почти неприметной поляне. Побродив по лесу, я всегда прихожу именно сюда, правда, никак не могу понять почему.

…Я знаю поляну почти наизусть… вот высохшая береза со скрюченными ветками, вот высокий куст орешника, совсем рядом растет неизвестно откуда появившаяся в березняке рябина. Но это на краю… а в центре, в самом сердце поляны, торчит трухлявый пень, покрытый лишайником.

Сделав почетный круг, усаживаюсь на пень и всякий раз пытаюсь понять для чего вновь и вновь прихожу сюда.

Вероятно, когда-то, не так давно, поляны не было, не было обилия цветов, а росло одно большое дерево. Но дерево срубили. Остался пень и больше ничего. Хотя нет, я не прав, появилась малюсенькая поляна, крохотный островок посреди огромного океана раскидистых веток, стройных стволов и зеленых листьев.

Сегодня я вновь посетил поляну, да и не мог не посетить. Завтра я уеду в город и вернусь только через год. Изменив правилам, я не сел на пенек, а встал, прислонившись к березе. Закрыв глаза, попытался представить как будет выглядеть поляна будущей зимой, как хрупкое снежное покрывало укроет все вокруг и в том числе мой памятный пень, к которому уже успел привыкнуть, будто бы к живому созданию.

Стоп! Внимание привлек легкий шорох. Первое, что меня повергло в шок, когда открыл глаза — это отсутствие пня в центре поляны. Как же так, ведь он был? Я поспешил к центру поляны, но пня словно никогда не существовало. Однако это были только «цветочки».

— Вы что-то потеряли? — мягкий и слегка насмешливый голос, словно лезвие бритвы, поразил мой слух.

Я моментально обернулся. У березы, возле которой только что мечтал, стояла симпатичная девушка с длинными распущенными волосами.

— Пень, — непроизвольно вырвалось у меня.

— Пень? — девушка как-то странно улыбнулась. — Здесь не было никакого пня.

И тут до меня дошло, словно ушат холодной воды вылили за шиворот. Это совсем другая поляна. Едва придя в себя, я вновь повернулся лицом к незнакомке. Пришлось усмехнуться.

— Мне нравилась одна поляна, — начал я, почти оправдываясь, — в центре которой торчит большой пень… Вы смеетесь?

— Нет. Вовсе нет, — она сразу сменила тему разговора. — Я каждое утро, точно так же как вы, гуляю по лесу.

— Вот как? Но мы ни разу не встречались…

— Нет. Вы бываете настолько задумчивы, что проходите мимо и совершенно не замечаете…

— Не замечаю вас?

— Именно так. А мне не хотелось мешать. Вы, наверное, поэт или писатель, либо композитор.

— Нет. Я пока что обыкновенный аспирант. Давайте познакомимся, раз уж встретились.

— Давайте. Как вас зовут?

— Виктор. А вас?

— Кейна, — необычайно быстро произнесла она, словно боялась услышать собственное имя.

— Красивое имя, — заметил я.

— Может быть, но мне оно не нравится.

— Вы с Мениолы?

Девушка кивнула головой.

Так я познакомился с Кейной.

В то утро мы еще долго бродили по лесу, о чем-то говорили. Про пень я даже не вспомнил. Кейна обладала удивительным даром завоевывать души людей. Про себя я в шутку прозвал ее «ведьмочкой».

С тех пор, как Земля стала полноправным членом Галактического Альянса, представители родственной человеческой расы с планеты Мениола стали частыми гостями на нашей планете.

Впрочем, если хорошенько покопаться в собственной родословной, то мне тоже можно похвастаться наличием инопланетных родственников. Мой прадед был самым обыкновенным землянином, а вот прабабушка родом с Мениолы. Так что, Виктор Новиков, в ваших жилах течет не только земная кровь, хоть вы искренне считаете себя гражданином именно этой планеты.

1

Пассажирский лайнер прибыл точно по расписанию. В ярко освещенном, но все равно мрачном пассажирском терминале космопорта всегда тесно. Зона таможенного контроля работает медленно. Служащие и их кибернетические помощники дотошно проверяют каждого прибывшего.

— Виктор Новиков, — констатировала факт белокурая и немного строгая девица в темно-зеленой униформе, словно говорила кому-то еще, а не себе. — Двойное гражданство. Безвизовый режим. Цель прибытия на Мениолу?

— Девушка, — Новиков саркастически усмехнулся. — С каких пор гражданин Мениолы не может прилететь домой просто так?

— Извините, — девушка словно бы очнулась от каждодневного профессионального наваждения и даже не смутилась. — Добро пожаловать домой.

— Благодарю, — Виктор забрал сумку с вещами и направился в сторону выхода.

Светило скудное и слегка желтоватое мениольское солнце. Облаков почти нет. Ухоженные лужайки впечатляют сочной зеленью. На улице приблизительно двадцать пять земных градусов по шкале Цельсия. Не так уж и жарко по земным меркам, а для местных жителей это утомительная жара.

— Витя, — крикнули по-русски. — Витя! Куда ты сморишь?

Новиков оглянулся. Кейна махала рукой, стоя возле родительского гравилета. Она как всегда опоздала, только что прилетела, но все же встретила.

— Привет, — она перешла на местное наречие.

— Здравствуй, дорогая, — Новиков тоже стал говорить на языке Мениолы и чмокнул супругу в щечку, совсем как на Земле. Смесь двух родственных культур уже никого не удивляла. Сегодня на Мениоле модно все земное. Наступил такой период, только и всего. Потом люди успокоятся. Жизнь вернется на круги своя.

— Что так долго собирался? — Кейна продемонстрировала показное недовольство.

— Знаешь, дорогая, меня задержал один человек, — Новиков спокойно сел в гравилет рядом с супругой. — Он сделал интересное предложение.