Я вас приветствую! Хррр. Хрррр. Ххуррагх!

Проснувшись, медведь потянулся, почесал пузо и выполз из берлоги. Амур сверкал в лучах восходящего солнца, ветер гудел в верхушках кедров, утро обещало быть замечательным. Медведь поревел на всю тайгу, чтобы разбудить соседей, сломал для порядка и без того разбитую молнией березку и полез к воде умываться. Он уже начал чистить зубы, когда почувствовал, что на плечо легла чья-то мягкая лапа. Медведь слегка напрягся. В принципе, он не боялся почти никого.

Единственным зверем, который доставлял ему неприятности, был тигр. Но тот не стал бы подкрадываться сзади. С тигром они выясняли отношения открыто, честно и по-мужски, а главное, как можно более громко.

- Ну, кто там балуется? - спокойно спросил медведь и прополоскал пасть. Отпустив в воду потрепанную ондатру, которая работала у него зубной щеткой, Миша повернулся, собираясь объяснить неизвестному дураку, почему с медведями следует быть вежливым.

- Хм-м-м, - сдержанно сказал Хозяин Тайги, глядя на сидящую на задних лапах рысь. Рысь медведь не то, чтобы побаивался, а просто не любил связываться. Во-первых, она приходилась дальней родственницей тигру, а с тигром Миша старался драться не чаще, чем раз в месяц. Во-вторых, рысь и сама по себе была не подарок. Как-то по молодости медведь сцепился с одной такой, с кисточками. Он до сих пор просыпался в холодном поту, вспоминая, как скакал по лесу, ударяясь о деревья, чтобы стряхнуть с загривка воющий клубок когтей.

- Рыся, тебе... в смысле, ВАМ, чего?

Рысь посмотрела на Топтыгина невозможно круглыми желтыми глазами и вежливо мяукнула:

- Михаил, у вас не найдется морковки?

Миша почесал голову тяжелой лапой. Не каждый день к тебе ни свет ни заря заявляется рысь и просит овощей. «На диету, что ли, села?» - подумал медведь, а вслух спросил:

- А Вам, простите, зачем?

- Как зачем? - удивилась кошка, - Чтобы есть.

- Худеете? - несколько бестактно поинтересовался медведь.

- Почему худею? - продолжала недоумевать Рыся. - Я кушать хочу.

«Интересно», - лихорадочно соображал Топтыгин. - «Где эти сволочи-пчелы собирали мед, который я вчера у них украл? И ведь съел-то немного».

- Поправьте меня, если я ошибаюсь, - лопаясь от вежливости осведомился Миша, - Но рыси, кажется, едят мясо?

- Так это рыси, - мило улыбнулась кошка.

«Я схожу с ума», - понял медведь, но виду не подал и, придвигаясь бочком к деревьям задал главный вопрос:

- А, позвольте поинтересоваться, ВЫ сами кто будете?

- Как кто? - еще шире распахнула очаровательные глаза Рыся. - Ой, Миша, вы такой смешной. Я же Заинька!

Медведь перестал карабкаться вверх только когда почувствовал, что вершину кедра опасно раскачивает.

- Заинька... - повторил Хозяин и глупо захихикал. Больше всего пугали глаза кошки - круглые, желтые и чистые.

- Миша... Ми-и-иша... - донеслось с соседнего дерева. Медведь обернулся и глубоко вздохнул: - А ты у нас кто, белочка?

Волк весил поменьше и залезть сумел повыше. Теперь он висел, обхватив ствол передними и задними лапами, и судорожно пытался обвить кедр коротким хвостом.

- Вот ты с-с-смеешься, а... а.. ко мне она п-п-первому подошла!

Оба помолчали.

- Миша, слушай, а как ты так ловко за дерево держишься? А то у меня лапы затекли, сейчас как грохнусь...

- Когтями цепляйся, - ответил медведь, чувствуя, что он и сам, похоже, провисит недолго. Не медвежонок, чай... - С-серый, у нас пожаров вроде в последнее время не было? Может она дыма какого-то нанюхалась?

- Да не было пожаров, я уж сам думал, - с надрывом ответил волк.

- Тогда не понимаю. Слушай, надо что-то делать. Нам только сумасшедшей рыси в лесу не хватало. Ладно она себя пока зайцем считает. А то решит, что горностай - вот наплачемся.

Волк вздрогнул. Даже по суровым таежным меркам горностай считался зверем не по-звериному лютым.

- Да кто спорит... - оба опять замолчали. Внезапно волк как-то нехорошо посмотрел вниз и окликнул топтыгина: - Миш, а Миш... А она к тебе лезет...

Медведь с ужасом оглянулся и видел под собой улыбающуюся морду с бакенбардами.

- Я, собственно, насчет морковки... - вежливо сказала рысь, - А то Вы так быстро на дерево побежали, я даже подумала, что чем-то Вас обидела...

- Нет-нет, что Вы, это у меня такая китайская гимнастика для похудения, - быстро ответил Михайло Потапыч.

- Как у волка? Он тоже очень быстро на дерево залез.

- Так это он меня и научил! - с вымученной улыбкой ответил Топтыгиин.

- Ой, как интересно. Так как там насчет морковки?

Медведь лихорадочно соображал. Он где-то слышал, что сумасшедших не следует беспокоить, а то они могут сделаться буйными. Представив себе буйную рысь, Хозяин чуть не свалился с кедра. Значит говорить, что морковки у него нет, никогда не было и вообще он ее не ест, нельзя.

- А-а-а... - озарило медведя. - А зайцы не лазают по деревьям!

- Как не лазают? - удивилась кошка.

- А вот так! Совсем не лазают. Это противоречит Пути Зайца. Правда-правда, кого хочешь спроси.

Рысь почесала физиономию передней лапой.

- А как же я тогда тут оказалась?

- А ты, наверное, задумалась. но сейчас опомнишься и сразу спустишься вниз.

- В самом деле, - задумчиво сказала Рыся и спустилась с дерева. Медведь облегченно выдохнул.

- Вы не возражаете, если я подожду, пока вы закончите зарядку и спуститесь? - донеслось снизу. - Понимаете, очень хочется кушать.

С соседнего кедра донесся сдавленный всхлип.

«Если Рысь представляет, что она заяц, то что ей помешает решить, что я - морковка?» - в ужасе подумал медведь. Может, лучше разжать лапы? По-крайней мере, будет быстрее и не так больно...

- Привет Рыся! Хочешь морковки?

Михаил открыл один глаз и осторожно скосил его вниз, пытаясь разглядеть, что за идиот отважился говорить с психованной кошкой. Внизу стоял заяц и кормил огромную кошку с лап. Рысь хрумкала морковь за морковью и, похоже, была счастлива. Скушав последнюю, она уселась на задние лапы и поскакала прочь.

- Спускайтесь! - махнул лапой заяц. Медведь не помнил, как он оказался на земле. Растирая передние лапы, Топтыгин решил, что на диету, пожалуй, пора садиться ему.

- Слышь, косой, - нервно спросил он, - А чего это с ней?

Заяц пожал плечами.

- Валерьяна зацвела, однако...

- Валерь... кто?

- Трава такая, - ответил заяц. - У кошек с ее корня башку срывает - только держись.

- Да откуда она взялась-то? - взвыл волк. Серый лежал на боку и безуспешно пытался шевелить лапами.

- Ботаники из Москвы акклиматизировали, - ответил плечами заяц. - Мне кот с заставы говорил. Да ты, серый, и сам бы знал, если бы к овчаркам не только за этим бегал.

- Так что на нам делать-то? - встревожено спросил медведь.

- Откуда я знаю? - пожал плечами косой. - Может ее отпустит. Морковка у меня пока есть.

Медведь тяжело вздохнул.

- Ладно, спасибо тебе, заниька.

- Не за что. Если что - зовите. - кивнул заяц и ускакал. Топтыгин покачал головой и понес волка к реке отмачивать лапы...

На следующее утро медведь чистил зубы, когда на плечо ему легла мягкая тяжелая лапа.

- Рыся, ну ты достала, - простонал, оборачиваясь, Топтыгин. Прямо на него невозможно чистыми глазами смотрел его старый знакомый Тигр, - Экх-кх... - закашлялся Хозяин Тайги. Тигр застенчиво улыбнулся и спросил:

- Простите, у вас не найдется морковки?


Медведь, переминаясь с лапы на лапу, тревожно всматривался в кедровый бор у подножия сопки. Время от времени он дышал на стекло стереотрубы, подзывал зайца и вытирал ии объектив. Стереотрубу Мише подарили геологи, как и карабин, теодолит и кучу другого бесполезного в хозяйстве барахла. Той весной Топтыгин поднялся поздно, и, продирая глаза обходил свои владения, когда внезапно наткнулся на лагерь. При виде медведя люди в лагере обрадовались, начали кричать, бегать, но когда тот подошел поближе, засмущались и быстро уплыли на лодке. Миша и сам был зверь застенчивый, поэтому просто перетаскал подарки в берлогу и долго разбирался, что тут к чему. Большинство приборов так и остались непонятными игрушками, но трубу Топтыгин полюбил и, прихватив с собой зайца, часто бродил по сопкам, любуясь видами.

Наконец между между стволами замелькало серое, и Хозяин Тайги облегченно вздохнул: до последнего момента он не был уверен, что Волка отпустят с заставы живым.

- Он что, всю дорогу бежал, что ли? - мяукнула Рысь.

Гигантская кошка обладала удивительно острым зрением и без всякой трубы видела ходящие ходуном бока соседушки. Багровый язык, свешенный чуть не до земли, говорил о том, что Волк действительно преодолел все двадцать километров без остановки. Наконец, Серый забрался на сопку и свалился прямо у ног Медведя.

- Все, больше не могу, - прохрипел он, - Дайте отдышаться.