Загрузка...

Изображение к книге Исторические заметки

I. Где скончался св. Александр Невский?

В русских летописях единогласно говорится, что св. великий князь Александр Ярославич Невский, возвращаясь из Орды в 1263 году, приехал больной в Нижний Новгород, оттуда поехал далее, но на пути скончался в Городце. Где же этот Городец?

В старину под словом городец разумели небольшой город, городок. Но это нарицательное слово употреблялось иногда в смысле собственного имени, и несколько городов русских носили на себе название Городца. Вот сколько Городцов встречается в нашей истории: а) Городец Киевский, б) Городец на Осетре, в) Городец Черниговский, г) Городец Волжский или Радилов, д) Городец Тверской, е) Городец Серпуховский, ж) Городец Московский, з) Городец Касимов, и) Городец Белозерский и и) Городец Новгородский. Из всех этих Городцов особенно замечателен Городец Волжский или Радилов, ныне большое и торговое село Балахонского уезда, Нижегородской губернии. Он делается известным в первый раз в 1171 году, когда описывается война русских с болгарами;[1] впоследствии был столицею особенного удельного княжества Городецкого, потом, присоединенный к Москве, принадлежал князю Владимиру Андреевичу Храброму, и наконец вошел в состав государства московского. Он находится на левом берегу Волги, верст на сорок выше Балахны и верст на сто выше Нижнего. На подробной карте России он назван Большим-Кириловым.

В этом Городце и до сих пор находится Федоровский мужской монастырь, в котором Александр Невский, пред кончиною своею, принял схиму; до сих пор показывают в монастыре место келии, где скончался этот князь знаменитый; до сих пор носится в народе предание о Городце, как о месте кончины Невского, и, кроме того, об этом же говорит и надпись, в Федоровском монастыре находящаяся.

Но некоторые наши историки, не знаю с чего, взяли, будто бы св. Александр скончался в ГородцеКасимове (ныне город Касимов, Рязанской губернии, около 200 верст выше Нижнего, по Оке). Первый пустил в ход такое историческое известие покойный Миллер в своем „Географическом Лексиконе Российского Государства" на странице 70, под словом Городец. Его известие перешло в Словарь Щекатова (под тем же словом I, 218), и наконец в одном и том же томе „Энциклопедического Лексикона" Плюшара (XV) явились два известия: в одной статье кто-то, по следам Миллера и Щекатова, написал, что Александр Невский скончался в Касимове, между тем как в другой говорится, что этот князь кончил жизнь свою в Городце Волжском. Чему прикажете верить?

Я не бывал в Касимове, но слыхал от людей достоверных, что в этом городе многие толкуют, будто бы Невский и в самом деле скончался в их городе. Один известный русский ученый сказывал мне, что какой-то касимовец (фамилию позабыл) собирается издать в свет исследование об этом предмете и доказать, даже исчислением дней пути, то, что говорили без основания Миллер и его последователи. Ожидаем с нетерпением этого исследования, но между тем представляем и свои доказательства в пользу Городца Волжского.

Во время татарского владычества в Орду ходили Волгою. Правда, впоследствии, когда Москва взяла совершенный перевес над прочими княжествами русскими, отправлялись в татарские страны из Коломны и следовательно ходили Окою мимо Касимова, но это начали делать не ранее, как с XIV столетия. Так и архиепископ Гурий держал путь из Москвы в Казань и проч. Но во времена Невского, когда престол великокняжеский был во Владимире, а Москва была еще городком незначительным, в Орду ходили следующим образом: садились на суда или около верха Бежецкого, или около Ярославля, или около Юрьевца-Поволжского, или около Городца, и плыли мимо Нижнего и далее вниз по Волге до самой Орды. Если ехали сухим путем, то всегда держались берегов Волги.

Много фактов исторических можно привесть в подтверждение того, что ходили в Орду Волгою. Ограничусь только следующими: св. Алексей митрополит, на пути своем в Орду, был в Нижнем, когда умер Иоанн Калита. Симеон, возвратившийся из Орды, был в Нижнем; новгородцы, грабившие во времена Донского татарские владения, отправлялись вниз по Волге. Я нарочно привел факты из московского периода, чтоб показать, что и во время владычества Москвы старинный путь в Орду нескоро был забыт.

Первым из князей, ходивших в Орду, минуя Нижний, был едва ли не Дмитрий Донской. Скажут: если из Москвы ездили в Орду Окою и Волгою, то и Нижнего не миновали и мимо Касимова ездили. И в доказательство тому, что ездили из Москвы до Нижнего, следуя течению Оки, я приведу следующее обстоятельство. В 1368 году в. к. нижегородский Дмитрий Константинович с московским войском шел против брата своего Бориса, засевшего в Нижнем. Борис смирился и вышел навстречу к брату до Бережца. А Бережец был суздальский город и находился на правом берегу Клязьмы, несколько повыше ее устья. Но все это было в московском периоде, когда ездили в Москву или из Москвы. А Невскому зачем было держать путь к Москве, тогда городу весьма незначительному? Александр, ехав во Владимир, кажется, думал побывать в Новгороде…

Вот слова летописи о кончине св. Александра Невского: „Князь велики Александр поиде в Орду ко царю Беркаю и удржаша и царь не пусти его в Русь и зимова в Орде тамо и разболесь и доиде Новагорода Нижнего и пребыв ту мало иде на Городець и тамо в болший недуг впаде и пострижеся в черньци ноемврия 14, тое же нощи и преставись: святое же тело его понесоша к Володимерю, митрополит Кирил с чином церковным, вкупе жь князи и бояре и всь возраст малии и велиции и сретошаи у Боголюбина со свещами и кандилы" („Киев. лет.", лист 865).

Значит, из Городца понесли тело Александра сухим путем, прямо ко Владимиру, т. е. на Стародуб и Боголюб, — следуя течению Клязьмы от того места, где впала в нее Тёза.

Боголюбов, или Боголюбин, находится на реке Клязьме к с.-в. от Владимира. Ехавши из Городца Волжского во Владимир, нельзя было миновать Боголюбова. Ехавши из Касимова в Боголюбов, нельзя было миновать Владимира.

Каким же образом володимирцы встречали тело Александрово, принесенное из Касимова, в Боголюбов? Решите это, гг. защитники Миллера и иже с ним!

Село Городец — место любопытное: много воспоминаний, много интересного настоящего. Предание о большом Китеже, поверье о Кириловых горах, Федоровский монастырь, воспоминание об удельных князьях, об Александре Невском, его сыне Акурсе, об императрице Екатерине II-й, промышленность Городца, его пряники, главная часовня поповщины, архимандрит Петр, живший долгое время в Китае, — все эти предметы заинтересуют всякого посетителя столицы Бориса Константиновича.

II. Где жил и умер Козьма Минин?

В Нижнем Новгороде ходит слух, будто Козьма Минин, после освобождения России, жил постоянно в этом городе и умер в приходе Похвалы Пресвятыя Богородицы, и будто на погосте этой церкви он первоначально был погребен. Прибавляют, что при царе Алексее Михайловиче тело Минина было перенесено в Спасо-Преображенский собор вследствие особого царского указа. Знаю несколько ревнителей памяти незабвенного нижегородца, которые тщательно отыскивали в церквах и архивах этот указ, — но тщетно. Досужая молва ходила между тем по городу, и слух о погребении Минина при церкви Похвалы даже почитался народным преданием, которому все безусловно верили. Приезжал ли в Нижний любитель старины — ему показывали на церковь XVIII столетия и уверяли, что при ней жил и был погребен избавитель России. Требовались ли какие сведения о Минине — церковь Похвалы являлась в донесениях. Никто не спорил, все верили. Мало этого: являлись люди, которые, в припадке сумасшествия, толковали, будто им являлся Минин в ночном видении и приказывал на том месте, где было сначала положено тело его, построить церковь. Чернь верила охотно толкам; находились люди и из высших сословий, которые разделяли с необразованными простолюдинами уверенность в истине этих сплетен. Имя незабвенного человека сделалось вывескою обмана — и где же? — на том месте, где он благовестил спасение Руси… Бредни, распущенные, кажется, единственно только для того, чтоб иметь даровой дом,[2] наконец затихли, но все еще есть люди, которые верят им, и все еще носится предание о том, что Козьма Минин жил в Нижнем, в приходе Похвалы, и что при этой церкви он был сначала похоронен.

И я, года два с половиной тому назад, говоря в „Отечественных Записках" (1840 г.) о Нижнем Новгороде, верил этому преданию и предлагал его вниманию благосклонных читателей; прежде меня — Свиньин, Орлов, Рожанский, Духовский и др. писали то же; писали и после меня.