Эсхил
Агамемнон (перевод С Апта)

Эсхил

Агамемнон (перевод С.Апта)

Действующие лица

Дозорный

Хор аргосских старцев

Клитемнестра

Вестник

Агамемнон

Кассандра

Эгист

ПРОЛОГ

Царский дворец а Аргосе. На плоской крыше

его лежит Дозорный.

Дозорный

Молю богов от службы этой тягостной

Меня избавить. Год уже в дозоре я,

Лежу на крыше, словно верный пес цепной.

Познал я звезд полночные собрания,

Владык лучистых неба, приносящих нам

Чредою неизменной стужу зимнюю

И летний зной. Погаснут и опять взойдут.

А я все жду условленного светоча,

Столба огня, который возвестит, взыграв,

10 Что пала Троя. Так велела женщина

С неженскими надеждами, с душой мужской.

Жестка, тонка, росой ночной пропитала

Моя подстилка, сны ее не жалуют.

Какой тут сон? Товарищ мне - не сон, а страх,

Что ненароком накрепко глаза мои

Сомкнет дремота. Песни завожу с тоски,

Вполголоса, чтоб не уснуть нечаянно,

И плачу я тогда. О доме плачу я:

В нем нет порядков добрых, как в былые дни.

20 О, если б моему труду бессонному

Благой конец пришел. Блесни же, зарево!

Вдалеке вспыхивает костер.

О свет в ночи, хвала тебе, сулящему

Сиянье дня и хороводы в Аргосе!

Ведь это праздник истинный - такая весть!

Огонь! Огонь!

Спешу сказать супруге Агамемнона,

Чтоб с ложа встала, чтобы криком радостным

Весь огласила дом и этот свет благой

Благодарила. Ибо вестник огненный

30 Уведомляет ясно: Илион погиб.

И сам я первый в пляс пущусь на празднике:

Ведь для господ я трижды по шести очков

Своим дозором неусыпным выиграл.

Ах, только бы своей рукой коснуться мне

Руки царя, вернувшегося в дом родной.

Молчу об остальном. Пятою тяжкою

Стал бык мне на язык. Когда б вот этот дом

Заговорил, то все б сказал. Мои ж слова

Несведущим темпы, понятны сведущим.

Уходит во дворец.

На орхестре появляется Хор Аргосских старцев.

ПАРОД

Предводитель хора

40 Десять лет уже скоро, как тяжба идет,

Как Приама Атриды позвали на суд

Двупрестольная, Зевсом спряженная мощь

Менелай с Агамемноном-братом.

И, ведомое ими, в чужие края

От родных берегов, от Аргосской земли

Ополченье на тысяче шло кораблей,

И взывали Атриды к Аресу.

Так же коршуны плачут, птенцов потеряв,

50 Над гнездом опустелым кружатся в тоске,

Беспокойными веслами крыльев гребут,

И кричат, и лететь не хотят от гнезда

Все погибло у них,

Не растить им детенышей хилых.

Но услышит пронзительный, жалобный крив

Аполлон, или Пал, или Зевс в вышине,

Пожалеет небесных соседей своих

И Эриний пошлет,

И карают Эринии вора.

60 Так Парису, неверному гостю, на казнь

Зевс Атридов послал, чтобы спор начался

За жену многомужнюю, чтобы рука

Уставала колоть, чтоб колено к земле

Припадало, чтоб копья ломались щепой,

Чтоб данайцы с троянцами в ратной страде,

В жесточайшей войне

Из-за женщины мерялись силой.

Что вершится, свершиться тому суждено:

Ни соленые слезы, ни жертвенный дым,

70 Ни вино возлияний - ничто никогда

Не погасит священного гнева.

Старики, мы в далекий поход не пошли,

Нас оставили дома: обуза в бою

Одряхлевшее тело. Как дети слабы,

Мы бредем, опираясь на посох.

Мы младенцам бессильным подобны. У тех

Не успел еще сок забродить молодой,

Не успел еще в сердце вселиться Apec,

Не успели окрепнуть суставы.

80 А на ветхих дубах облетела листва,

И, как призрак трехногий, слабей, чем дитя,

Ковыляет старик по дороге.

О царица, скажи,

Тиндареева дочь, Клитемнестра, ответь,

Что случилось, какую узнала ты весть,

Почему ты велишь обойти алтари

Всех богов-градодержцев, и вышних богов,

И подземных богов,

И домовых богов, и богов площадей?

90 Объясни, расскажи, госпожа, почему

Алтари запылали дарами?

Пламя к небу вздымается, льется елей,

Погребов Агамемнона дар дорогой,

Разгорается ярче священный огонь,

И под звуки бесхитростных, чистых молитв

Улетают дымы благовоний.

О царица, скажи нам, что можно сказать

И что должно сказать.

Исцели от печали, заботы рассей,

100 То тревожные думы снедают меня,

То с огнем алтарей расцветает в груди

Золотая надежда и гонит тоску,

Неуемно грызущую сердце.

Хор

Строфа 1

Петь я сегодня хочу о напутственном знаменье, войску

Славный поход посулившем. Нам боги на старости лет

Песенный даруют дар и слова могучую силу.

Двух сопрестольных царей,

110 Юной Эллады вождей многомощных,

Тевкрам на муки, с копьем и мечом,

Вещие птицы послали.

В небе цари кораблей увидали крылатых царей:

Черный орел впереди, позади белоснежный орел

Выплыли разом над кровлей дворца одесную,

Логово заячье сверху приметили, камнем

Рухнули вниз, у зайчихи беременной

Клювами чрево вспороли, сожрали приплод.

120 Лейся, печальный напев, но благу да будет победа!

Антистрофа 1

В хватке орлов-зайцеедов провидец, искусный в гаданье,

Воинский пыл полководцев, Атридов обоих, узнал,

Понял он знаменья смысл и мудрое слово промолвил:

"Время такое придет,

Рухнет, поверженный, город Приама.

Все, что в троянских ларях береглось,

130 Взыщет без жалости Мойра.

Только б никто из богов, населяющих горний Олимп,

В гневе порвать не решился огромного войска узду,

Трою стянувшую туго. Ведь псам небодержца крылатый

Зевсова дочь, Артемида святая, враждебна.

Ей отвратительна тризна кровавая,

140 Мерзостен ей плодоносного лона палач".

Лейся, печальный напев, но благу да будет победа!

Эпод

"О заступница диких чад!

Сосунков-детенышей львицы грозной,

Всякой твари лесной молодое племя

Ты хранишь, прекрасная. Но молю,

150 Если знаменье доброе, то исполни,

Если нет - оберни ты его удачей.

Я Пеана и Фебу зову:

Не послала бы встречного ветра данайцам богиня,

Не сковала бы бурей суда,

Не взалкала бы вдруг нечестивой, чудовищной жертвы!

160 Той, что распрю меж ближних родит и жену отдаляет от мужа.

Злая в доме хозяйка - материнская месть.

До поры в темноте притаится, но дом не покинет".

Так по полету орлов прорицатель Калханх

Царскому дому и радость и горе предрек.

Пусть же пророчеству в лад

Льется печальная песнь, но благу да будет победа!

Строфа 2

170 Кто бы ни был ты, великий бог,

Если по сердцу тебе

Имя Зевса, "Зевс" зовись.

Нет на свете ничего,

Что сравнилось бы с тобой.

Ты один лишь от напрасной боли

Душу мне освободишь.

Антистрофа, 2

Непомерной силою кичась,

Прежде бог царил другой.

180 Он давно уж позабыт,

И преемника его

Победитель одолел.

Славить Зевса песнею победной

Это значит мудрым быть.

Строфа 3

Через муки, черве боль

Зевс ведет людей к уму,

К разумению ведет.

Неотступно память о страданье

190 По ночам, во сне, щемит сердца,

Поневоле мудрости уча.

Небеса не знают состраданья.

Сила - милосердие богов.

Антистрофа 3

Ничего не возразил

Предсказателю Атрид,

Кораблей ахейских вождь,

Не ропща, печальный жребий принял.

А отплыть ахейцам не давал

Встречный ветер. Голод стал томить

200 Воинство, засевшее в Авлиде,

У стены дыбящихся валов.

Строфа 4

Потянули ветры от Стримона,

Голодом, досугом, беспокойством

Изводя людей.

С якорей суда срывала буря,

Что ни день, то новая помеха,

Изошел тоскою цвет аргосский.

И тогда Калхант вождям назвал

Страшный выход, бури злой страшней,

210 Артемиды тягостную волю.

Смыслу вещаний гадателя вняв,

Разом вонзили Атриды-цари

Посохи тяжкие в землю, а слез

Не удержали братья.

Антистрофа 4

И сказал такое слово старший:

"Нелегко судьбе не покориться,

Нелегко и дочь,

Детище свое, отраду дома,

Зарубить отцу, девичьей кровью

220 Обагрив над жертвенником руки.

Как мне быть, как избежать беды?

Вправе ль я покинуть корабли

И в беде соратников оставить?

Ветер утихнет от жертвы такой,

Юная кровь, окропивши алтарь,

Силы в усталое войско вольет.

Да совершится - к благу!"

Строфа 5

Ярму судьбы подставляя выю,

Ожесточаясь решеньем диким,

230 Бесчестным замыслом и безбожным,

Не ведал робости Агамемнон.

Увы, от первого преступленья

Родится дерзость у человека.

Он решился дочь убить,

Чтоб отплыли корабли,

Чтоб скорей начать войну

Из-за женщины неверной.

Антистрофа 5

Ни воплями, ни мольбой дочерней,

Ни молодой красотою нежной

240 Вождей военных не тронет дева.

Отец молитву свершил и слугам

Велел схватить ее, в плащ закутать,

Как козочку, на алтарь повергнуть,

Наклонить лицом вперед

И, чтоб дома своего

В этот миг не прокляла,

Рот зажать ей, да покрепче!

Строфа 6

Уздою накрепко станут рот.

Ручьем шафрановым покрывало

250 Струится наземь. А стрелы глаз,

Как на картине, с немой мольбой,

Она метнула в убийц, как будто

Напоминала о днях былых,

Когда в родимом своем дому,

На пышностольных мужских пирах,

Под третью чашу, чиста, мила,

Отцу заздравную песню пела.

Антистрофа 6

Что было после - я не видал.

260 Но исполняются неуклонно

Слова Калханта. За званье мы

Ценой страданий должны платить.

Когда случится беда, горюйте,

Зачем заранее горевать?

Рассвет разгонит ночную тень.

Так пусть ко благу свершится то,

Чего желает, молясь богам,

Царица, оплот земли Апийской.