Надежда Владимировна Кархалёва
Альдана Последняя королева эпохи

Глава 1 Мы вернёмся!

— Дарья Александровна!!! — оглушительный детский вопль, как всегда, сначала заставил сердце скатиться в нижнюю часть живота и вернуться обратно, только после этого мозг заработал снова.

— Что, Настенька? — Дашка на стуле повернулась к девочке, вбежавшей в комнату.

— Можно нам с Танькой в лес возле третьего корпуса?

— Обед скоро, потом сходите. И вообще, вчера мне из-за вас от Ольги Николаевны влетело, — Дашка начинала на себя злиться.

Все дети отряда дружно прониклись к вожатой Дарье Александровне самыми тёплыми чувствами. Первые дни молодую женщину это радовало: приятно видеть вокруг себя столько сияющих, счастливых, доверяющих тебе мордашек. Потом хитрые дети сообразили, что безграничную доброту вожатой можно бессовестно использовать в корыстных целях. Если правилами им что-то запрещалось, они строем или по одиночке представали пред лицом Дарьи Александровны и начинали жалобный монолог, неизменно начинающийся со слова «можно?». На первые запросы Дашка давала разрешение охотно: сделала приятное людям, и сама счастлива, к тому же дети её мягкосердечностью не злоупотребляли. Потом она с ужасом поняла, что дьяволята наглеют не по дням, а по часам, а отказывать им язык не поворачивается. «Можно нам не идти на зарядку? — Ладно, спите дальше», «Можно, мы на дискотеке ещё полчаса потанцуем? — Хорошо», «Можно, мы после отбоя телевизор в холле посмотрим? — Уговорили, смотрите»… Серьёзно забеспокоилась Дашка тогда, когда на очередное «можно» — «Можно, мы на тихом часе пойдём на озеро?» она ответила: «Нельзя!», — после чего дети сказали: «Спасибо!», — и побежали плавать и загорать.

— Ой… сильно? — расстроился ребёнок.

— Очень! Полчаса бесновалась. У меня от её визга уши заложило. Стыдно мне, между прочим, за вас было, стыдно! — попыталась усовестить Настеньку Дашка.

— Да… Простите нас, пожалуйста… — девочка сделала виноватые глаза, но от своего не отступалась: — Так можно нам в лес? Мы быстро!

— Нет! — Дашка старалась быть непреклонной и не стала озвучивать оправдательную часть отказа: «Иначе Ольга Николаевна меня убьёт».

— Мы на пять минут! — не сдавалась Настенька.

— Потерпите! После обеда лес будет стоять на месте, я вам обещаю.

— После обеда будет тихий час!

— И после тихого часа с лесом ничего не случится.

— Привет! — в комнату впорхнула Алина и плюхнулась в кресло. — Привет, Настя!

— А Дарья Александровна меня в лес не пускает! — наябедничала девочка.

— Дашка? Ты чего это? — усмехнулась Алина. — Пожалей ребёнка, им хватает Ольги Николаевны.

— Ура! — выпалила Настенька и вприпрыжку покинула комнату. — Танька!!! Разрешили!

— Ты не задумывалась над тем, что Ведьмы и мне хватает? — Дашка включила чайник и открыла шкаф, достать кружки. — Денис, Танька, Женька и Настенька вчера лечебную физкультуру прогуляли и столкнулись с Николаевной. Так она у всего отряда карточки решила проверить. Сама знаешь, мои оболтусы не помнят даже, где здесь лечебный корпус находится. Представляешь, что мне потом было?

— Э… Ты выжила? — картинно преувеличила изумление Алина.

— Каким-то чудом да, — она поставила кружки на стол, за ними последовала коробка конфет и недоеденный вчера торт.

Ведьма, по паспорту Ольга Николаевна, была старшей вожатой в отряде, где работала этим летом Дашка. Отрядов в оздоровительном лагере всего было восемь, в каждом по трое вожатых, старший и два студента, которые или направлялись сюда на практику, или просто зарабатывали лишние деньги. Старшие вожатые, в большинстве своём маловыразительные дамочки от тридцати и старше, отличались чрезмерной строгостью и занудством, поэтому студенты их недолюбливали так же, как и дети. Но Ольга Николаевна по количеству нелестных отзывов о собственной персоне била все рекорды, причём другие старшие вожатые единогласно сходились во мнении с младшими коллегами и с ребятами.

Оздоровительный детский лагерь «Уссурийский тигр» открылся только этим летом, и первые же акты вандализма в виде нехороших надписей на скамейках, кроватях, тумбочках и дверных косяках посвящались именно Ольге Николаевне.

Свою педагогическую деятельность она обрушивала в равной мере на детей и вожатых-студентов своего отряда и остальных семи. Как только появлялась возможность, она переключалась и на несчастных родителей. Когда у неё случался воспитательный припадок, жертвами оказывались все, кто не успевал скрыться. Она могла отчитывать одновременно несколько человек, провинившихся по самым разным поводам. Если говорить кратко — она была единственным, но огромным недостатком оздоровительного лагеря.

Ну а если не считать Ольги Николаевны, «Уссурийский тигр» был замечательным местом. Когда-то здесь был лагерь «Тигрёнок», постепенно превратившийся в развалины. За год тут возвели необъятный комплекс с комфортабельными корпусами, аллеями, площадками и стадионом. Проект был грандиозный, размах — невероятный.

Дашка оперлась на подоконник, посмотрела на улицу. Из комнаты была видна площадка, посередине которой раскинулась роскошная клумба, а по периметру стояли аккуратные скамейки.

— Да, Алина. Даже не верится, что тут когда-то были заросшие руины. И не только они.

— Чуть меньше двух назад…

Дашка и Алина помнили, как тогда выглядело это место. И все студенты их университетской группы помнят. Первокурсниками они заблудились здесь. Четверым из группы: Дашке, Алине и двум молодым людям, Саше Верникову и Диме Фёдорову, — удалось вернуться только спустя три месяца. Они случайно оказались в совершенно другом мире, в волшебном королевстве Альдана. Но вот их появление там для его жителей не было случайностью. Компании семнадцатилетних суждено было стать героями — так оно и случилось. Дашке удалось разрушить жуткие чары, поглощающие всю светлую магию королевства. Но, если бы ни Саша, Алина и Дима, Дашка бы не попала в волшебную страну. Сама, в одиночестве, она бы не подошла к Звёздному Порталу, соединяющему два мира.

Они скучали по королевству. За три месяца они успели привязаться к новым знакомым, полюбить магию и приключения…. А парни ещё и влюбиться.

Эта компания устроилась работать в лагерь «Уссурийский тигр» не ради денег и не практику отрабатывать. Свой поступок они объясняли друг другу исключительно душевным мазохизмом: натосковаться здесь всласть по прошлому, длина которому три месяца, пожалеть, что всё закончилось, — вдруг все чувства израсходуются и по возвращении в город будет легче? Но только себе признавались, что надеются: вдруг Портал, исчезнувший, когда компания попала обратно в свой мир, снова появится? Тайком друг от друга они ходили к озеру, Портал тогда был обнаружен там. И сами над собой смеялись. Если бы он тут был до сих пор, его бы заметили ещё строители «Уссурийского тигра». И вопили бы об этом в каждом выпуске новостей и с каждой газетной страницы. Но друзья продолжали надеяться.

— Ладно, — Алина вернулась к первоначальной теме разговора, — тебе Ведьма устроила разбор полётов. А что Саша?

Саша Верников работал с Дашкой в одном отряде.

— Ему ничего! Сашу дети слушаются. Вернее, от него они топают ко мне и уведомляют, что собираются снова нарушать дисциплину. Так что попадает в основном мне. Она, конечно, не знает точно, что детишкам потакаю я, но догадывается. Раз ребята в своём кругу принялись звать меня Дашенькой — повод должен быть… Иногда они и вовсе забываются и обращаются так ко мне.

— Ничего, — ободрила подругу Алина, — зато Ведьма сегодня всё утро Саше лекцию о вреде никотина читала. А ко мне она цепляется всякий раз, как со мной сталкивается. Одеваюсь, понимаете ли, неподобающим образом, — она оглядела себя: мини-шорты и обтягивающая майка.

— А ты попробуй влезть в джинсы — твой отряд голодовку объявит, — хмыкнула Дашка.

— Да уж, — Алина разлила по кружкам чай.

Ей достался второй отряд, подростки четырнадцати лет. Вожатая, понятное дело, моментально стала всеобщим объектом воздыхания у мужской части коллектива. Другой вожатый отряда, Дима Фёдоров, был объявлен врагом народа как потенциальный кавалер Алины. Позже парень получил прощение, так как дети поняли, что у него уже есть девушка. Конечно, ребята не догадывались, что она в другом мире.

Подруги обсудили своих подопечных, других вожатых, Ведьму в особенности, пару предстоящих мероприятий и несколько прошедших. После процедур и до обеда у всех было свободное время, поэтому (в отсутствие Ведьмы, разумеется) и говорить по существу, и сплетничать молодые женщины могли, ни в каких подробностях себя не ограничивая.