Александр Балабченков
Адамово Яблоко

Капитан размышлял. Абсолютная тишина. Что привело его сюда, в этот инопланетный корабль, что мчался сквозь время и пространство? Единственная страсть человечества — жажда познания окружающего мира, неутомимое желание познать все тайны вселенной. В течение долго времени человечество тешило себя байками и мистификациями о том, что мы не одиноки во вселенной: катастрофа в Розуэлле, зона-51, ангар-18, люди в черном, похищения, аутопсия тел якобы инопланетян на плохонькой черно-белой пленке. И тешило не напрасно, хотя байки так и остались байками, легенды остались легендами. Так было всегда, сначала рождался миф, затем спустя много лет миф приобретал рациональное объяснение и становился орудием прогресса, еще одной ступенькой к недостижимой вершине абсолютного знания. К вершине вавилонской башни.

Так случилось и в 2035 году, миф об иных цивилизациях обрел плоть. Бригада рабочих из первой международной экспедиции по колонизации Марса при закладке фундамента первой марсианской атомной электростанции, что должна была стать в последствии источником энергии для всего проекта колонизации, откопали из красного марсианского песка инопланетный корабль. Пустой. Из неведомых материалов и элементов, для которых даже не было подходящего места в периодической таблице Менделеева, сплошной монолит, никаких сварочных швов, никаких креплений. Корабль был словно выточен из цельной заготовки или же построен по неведомой наномолекулярной технологии.

Как это ни странно, никто не стал прятать эту находку под грифом «совершенно секретно», ни правительства, ни министерства обороны стран-участниц. НАСА открыто объявила об уникальной находке всему человечеству. Все газеты мира пестрели фотографиями чужеродного красавца, так похожего на аквариумную рыбку скалярию, на своих первых полосах. Проект колонизации Марса был заморожен. Зачем нам Марс? У нас появился шанс освоить миры далеких звезд. Финансовые и научные ресурсы многих стран мира были брошены на разгадку тайны корабля. Проект «Пилигрим» стал самым дорогостоящим и наукоемким международным проектом, словно все человечество кинулось на встречу мечте, отбросив все свои проблемы и разногласия, что теперь казались ничтожными и мелочными пред светом новой эры, эры межзвездных путешествий.

Hо тщетно. Три года ученые бились над принципом действия двигателей «Пилигрима», так теперь все именовали инопланетный корабль, и так и не смогли его понять. Единственное, что удалось сделать, это научиться им управлять. Язык таинственных алуэрцев, оставивших не понятно когда и не понятно зачем свой корабль в песках Марса, был частично расшифрован. Корабль выполнял голосовые команды, произнесенные на алуэрском. Hо сможет ли человечество покорить беспощадно большие межзвездные расстояния, обладая одним единственным кораблем, принципов работы которого они не понимали? Маленьким кораблем, рассчитанным на экипаж из трех человек? Скорее всего нет.

Обида была велика, ибо корабль был ключом к победе над релятивистскими эффектами, но ключом без замка. Hе было никакой надежды построить собственные корабли с аналогичным принципом действия. В конце концов ученые умы пришли к выводу, что у алуэрцев была разработана фундаментальная единая теория квантовой гравитации, а люди еще только-только делали первые шаги в этом направлении…

— Капитан?

— Да, Крис?.. — медленно ответил капитан.

— Что-то вы не веселы. Чем ближе мы к цели нашего вояжа, тем вы мрачнее.

— Гм… — капитан Ирвин Эдам поскреб щеку и с некоторым для себя удивлением обнаружил, что он давно не брился. Дня три, наверное. «Так. Крис о чем-то спросил».

— Капитан?

— Видите ли, Крис… — капитан нахмурил лоб, словно пытался собрать свои мысли в единую концепцию. — С каждым парсеком, что приближает нас к этой черной дыре, меня все больше обуревают сомнения. Порой мне кажется, что человечество в своей неутолимой жажде познания неотвратимо несется к краю пропасти. Во вселенной должны быть вещи, о которых человеку, возможно, совсем не стоит знать. Те же черные дыры, к примеру. Одно время о черных дырах бытовала так называемая «гипотеза космической цензуры». Что есть черная дыра? Принято считать, что это точка сингулярности, плотность и кривизна пространства-времени в которой бесконечны. Hа самом деле, мы не можем знать, что же там на самом деле, поскольку все скрыто от глаз любого наблюдателя за горизонтом событий. Бог не терпит голой сингулярности. Позже, когда было доказано, что черные дыры все же излучают гамма-кванты интерес к этой гипотезе угас. Теперь же она мне кажется вполне достоверной. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.

— Книга Бытия, глава вторая, стих шестнадцать.

Капитан изумленно поднял бровь.

— Я не думал, что вы настолько хорошо знаете писание. Вы религиозны?

Крис невыразительно пожал плечами.

— В этом изменчивом мире должно быть что-то незыблемое. Казалось, формула Эйнштейна навсегда прикует нас к нашему милому шарику. А сейчас мы летим со скоростью, значительно превышающую скорость света, старик бы в гробу перевернулся, прости меня господи. Похоже, вера — единственное, что не меняется со временем. В этом есть какое-то умиротворение.

— Да. — Добавил Ирвин и замолчал. Затем добавил: «А я всегда был скептиком. С годами, к идее о том, что Бога нет, я стал относиться все с большим скептицизмом».

Капитан вновь погрузился в размышления и воспоминания. Когда стало ясно, что без единой теории квантовой гравитации построить корабли подобные «Пилигриму» не удастся, все силы были брошены на разработку этой самой теории. И снова ученая мысль зашла в тупик. Нужны были не теоретические, а эмпирические данные об объектах космоса типа черных дыр. Был проведен уникальный эксперимент, когда вся атмосфера Земли превратилась в огромный детектор космического излучения. Маленькие обсерватории были построены на всех континентах на равноудаленном расстоянии друг от друга так, чтобы охватить весь небосвод. Чтобы обнаружить направление на ближайшую черную дыру, необходимо было зафиксировать самое незначительное, но устойчивое отклонение в фоне гамма-излучения. Какие суммы были потрачены лишь для того, чтобы обнаружить в небе две-три лишних вспышки от гамма-квантов высоких энергий. Черенковское излучение. И ближайшая черная дыра была найдена. В системе Лебедь Х-1. Как и предполагалась. Двойная звездная система, где черная дыра всасывала в себя по спирали фотосферу соседней звезды. И вот теперь «Пилигрим», подарок безвестных алуэрцев, нес их к системе Лебедь X-1. Нес за новым знанием.

— Капитан Эдам, ваша вахта кончилась пятнадцать минут назад. Идите поспите, через восемь часов мы осуществим переход на досветовую и начнем торможение в близи системы Лебедь X-1. Вам лучше выспаться, Сергей вас разбудит.

Ирвин кивнул в знак согласия, поднялся, и направился в свою каюту. Как только дверь за ним закрылась, вернее «срослась», он упал на эргономическую койку, что сразу приняла очертания его тела. Через пять минут Ирвин Эдам уже витал в мире сновидений. Тревожных сновидений. Вряд ли он смог бы подобрать слова, чтобы описать что ему снилось — одни ощущения. Падение, бесконечное падение в безвременье. Казалось, что каждый атом его тела распадался на кварки. Он тянул руку к оконцу света, что становилось все более тусклым, и видел как его пальцы и кисть становились прозрачными и размытыми. И голос: «Капитан. Капитан…»

* * *

Скучно. С самого начала времени и пространства. Словно это было мгновение назад. Самое увлекательное событие — это собственное рождение. Да, это было приятно помнить. Hо во вселенной не осталось ничего, что могло бы удовлетворить любопытство. Hи свет звезд, таких разных, ни обломки планет, ни что уже не приносило радости. Радости познания нового. Все в себе. Единственно доступный способ познания — это впитать в себя. Как это скучно — знать так много. Сколько уже не происходит ничего нового? Долго. А будет еще скучнее, ибо вселенная равномерно расширялась, удаляя все дальше и дальше. И скоро рядом совсем ничего не останется, ничего кроме света звезд. Жаль. А хочется чего-то нового, чего-то удивительного. Hо можно ли удивить существо, возраст которого равен возрасту самой вселенной? И эта унылая звезда. Сколько таких звезд уже познано? Много. Hо… что это?