Андрей Никулин

Алкаш


ИСТИНА В ВИНЕ

Вы когда – нибудь страдали с похмелья, господа? Казалась ли Вам первая утренняя рюмка манной небесной? Выдумывали ли Вы невероятные истории для того, чтобы вам дали денег взаймы? Напивались ли Вы до полной прострации и беспамятства? Если ответ на эти вопросы "Да" – то эта книга для Вас!

Всё что Вы будете дальше читать, уважаемые дамы и господа есть ни что иное, как бред человека крепко пьющего много лет. На то у него были, конечно, причины, а питие, как следствие, что бы мне не говорили, пытаясь поменять два этих понятия местами. Начал я изливать душу в 98-ом, когда причины были ещё в самом расцвете и всё написано естественно или под винными парами, или во время похмельной депрессии, вернее после первого опохмелительного стакана, именно

"после", "до" я бы ничего не смог накарябать

Сейчас в 2004-ом я уже не тот. Мрак рассеялся. Правда, некоторые причинки ещё остались, но беспробудное пьянство сошло на нет, за ненадобностью оного, как токового. Но осталось желание поделиться с кем – то, как говаривал великий Аркадий Райкин: "Багаж есть, мудрость – есть, что рассказать молодёжи", ибо родственники не в счёт, а друзей за эти годы я растерял. Как не странно записи шестилетней давности сохранились, а самое интересное, что на дне папки, где они лежали, я нашел лист, исписанный детским подчерком – это написала моя дочь. Любознательный не в меру ребёнок обнаружил папины записки и оставил своё резюме. Я обалдел, когда читал, ей было тогда 12 лет. Привожу полностью:

/Мой папаша пишет в этих мемуарах полную чушь. Такое только в анекдоты посылать. Алкоголизм// //- это болезнь, от которой одни хотят избавиться, другие ни фига не //желают// избавляться. Папаша относится ко вторым//,// и сколько бы ему не вдалбливали, он не когда не бросит пить//.// Обо мне// здесь ничего не написано, напишу сама. Трезвым своего папашу я, дай бог, вижу раз в месяц. Получается

12 раз в год. Как-то раз он пьяный припёрся ко мне в школу, я тогда сильно разревелась// //- опозорил меня на весь класс. Вот так вот.

Такому "человеку"- в кавычках, потому что это уже не человек //(//он сам это произносит //и,// //по-моему,// даже гордится)- одно название АЛКОГОЛИК! Вот и вся история. Моя мать из-за него должна кучу //денег,// и мы с ней не можем сделать ремонт в квартир//е

(//даже самый дешёвый) уже лет десять. Подарков я от "папочки" тоже примерно столько же не вижу. Короче живу// //вроде,// как// и без отца. Потому что с хорошей стороны он себя совсем не проявляет…///

Наверное, её что-то отвлекло, может я, пьяный припёрся, но послание явно не закончено. Что я могу сказать? Все, правда, кроме того, что я явился пьяным в школу. Пришел я туда, конечно же, не по своей воле, что-то было срочно надо от дочуры, а так бы я не в жизнь не попёрся бы, да и не пьяный я был, а так слегка поддатый и в класс то я на секунду заглянул. Но ей захотелось представить всё в таком свете, что ж я понимаю – обида! Теперь по существу претензий: с долгами мама полностью расплатилась, с моей же огромной помощью, так, что здесь мы в расчёте, да и ремонт мы сделали и не плохой, а уж подарков дочура получила предостаточно. Но я по-прежнему алкоголик, ибо болезнь эта не излечима, кстати, я ненавижу слово

"болезнь", неправильное это определение. Алкоголизм- это порок, и как все другие пороки у всех проявляется по-разному, в той или иной степени.

Но заглянем в записи 98-ого года, которые так возмутили мою любознательную дочь. И вначале небольшая историческая, так сказать справка. Написано это летом. Почему – то у меня был тогда перерыв в питие. Но дело было не в недостатке денег (это меня ни когда не останавливало – о, какие методы по добыче средств я разрабатывал), и не в том, что я задумался о своей жизни (размышлять на эту тему я стал гораздо позже), просто организм взял тайм-аут, да и лето выдалось ничтяк. Правда, это не означало, что всё лето я и капли в рот не брал, но промежутки были большими, недели по полторы минимум.

Дело было ещё и в том, что я мог в это лето запросто "сесть", надеюсь не надо пояснять куда. За год до этого я вляпался в очередную историю (вот ещё одна проблема алкоголизма – очень легко найти на свою жопу приключений), финалом которой мог бы быть немалый срок. Меру пресечения мне избрали " подписку о невыезде", так что в перерывах между допросами у миловидной женщины- следователя я принимал воздушные и солнечные ванны. Так я подготавливал себя морально и закалял физически, жарясь на пляже. Замечательное тогда было лето! Я даже брал с собой тетрадь на пляж, подражая своему любимому Эдуарду Вениаминовичу Лимонову (упаси Вас господи подумать, что я пытаюсь сравнить себя с ним, и в мыслях нет!), правда, он загорал в Централ – парке города Нью-Йорка, а я на берегу Мещерского озера в городе Нижний Новгород. Сочинять в окружении людей у меня не получалось, но загоралось замечательно. Творил я так сказать в основном в своей комнате, уже под изрядным градусом, поздно вечером или утром, опохмелившись.

Всё что я тогда написал, конечно же, не шедевр, но поверьте, что, во-первых, всё это правда, иначе и смысла нет, а во-вторых, всё от чистого сердца (ну и загнул!). Никого не хочу учить, просто жаль, что мне не попалась книга наподобие этой, может быть и не было у меня семи (с ума можно сойти и именно такой срок мне грозил), вычеркнутых из жизни, лет. Итак, записи шестилетней давности начинаются следующими словами…

Вы некогда не задумывались о том, почему в нашей пьющей стране, пьющей давно, с традициями и со вкусом, в стране, где без поллитры не решаются ни одни вопросы, почти на всех уровнях (даже СССР, говорят по пьяни поделили), нет книг про НАС, про алкоголиков. Ну, или почти нет. Обидно! Где взгляд изнутри, так сказать проблемы, где сам "виновник торжества", с его внутренним миром, его проблемами, страхами, с его похмельным синдромом и "белой горячкой"?

Что ж придётся восполнить пробел в литературе. Незнаю что из этого получится, но могу вас с полной ответственностью заверить, что всё здесь описанное автор пережил сам. Понятное дело, что тягаться с

Булгаковым (пробуждение Стёпы Лиходеева) и Ерофеевым (похмельные мучения героя в "Москва – Петушки") мне не подсилу. Но не боги горшки обжигают.

Кстати, вы можете сказать: "Вот мол, говорит, что – алкоголик, а в самом начале написал – пить, мол, бросил. Раз алкаш, то должен пить всегда!" Не поймали, хуя! Я бросил пить (кстати, я писал, что – временно) по одной причине, так как твёрдо решил написать эту книгу.

А я в жизни ещё ничего твёрдо не решал. И пить бросил, что бы не проболтаться по пьяни про эту книгу. Я уже такое творю и говорю под градусом, что хоть стой, хоть падай. Нет если буду пить – точно сболтну. Тогда всё – пиздец! Житья мне не будет. Или ещё хуже того, рукопись потеряю или где – нибудь оставлю у знакомых и её прочитают.

Для меня это хуже смерти, когда смех за спиной. И пить то я бросил с таким омерзением и знали бы вы, как мне горестно и гнусно. Я сейчас

– существо очень утомлённое трезвостью. И я всегда любил себя пьяным, только вот у окружающих возникали проблемы. А трезвенник, други мои- это алкоголик – мазохист! А уж если совсем на чистоту, то пить я бросил по причине полного безденежья. А напиваться, наперёд зная, что опохмелиться будет не на что, упаси господи! Это всё пройдено и испытано не раз. Брр, врагу не пожелаешь.


***


К известным российским бедам, как – то дороги и дураки, прибавились в последнее время, не менее опасные – это латиноамериканский сериальный "мыльный" бред и продукция нашей родной книжной индустрии, "чтиво для отдыха" – мать его ети! Фантастические по своей глупости и пошлости сюжеты, которым соответствуют извращённые названия на мафиозно – сексуальные темы, обложки с милыми, простенькими, личиками "авториц" – вот неприемлемые атрибуты этих

"туалетных" (их очень хорошо читать, когда у вас "запор") книг.

Если лет пять назад только приоткрылся "вентиль на трубопроводе", соединяющим наши головы с этим слезливым и пошлым болотом и нас слегка наполнили "Мариями" и "Изаурами", то теперь такое ощущение, что этот кран просто сорвало с резьбы. И хлынул на бедных россиян водопад "Антонелл", "Селест", "Замарашек", а вместе с ним поток

"нормальной литературы", написанной скромнейшими выпускниками юр.- и журфаков (вот уж действительно – fak-off!) под псевдонимом типа Даши

Ивановой и Стеши Петровой (хотелось бы узнать их настоящие фамилии и тех и этих). Люди будьте бдительны, мы скоро захлебнёмся! {Тут хочется пояснить с высоты, так сказать прошедших лет: сейчас вроде тот "поток", о котором я говорю шесть лет назад, вроде бы иссяк – хотя бы на экране}. Ибо если по сценариям сериалов уже выходят книги, то я с ужасом представляю, если по книгам "Даши" и "Стеши" у нас начнут снимать сериалы. {А вот тут я в самую точку, в самое так сказать яблочко – недавно наше центральное телевидение, уж не помню какой канал, я эту дрянь не смотрю, выпустил на экран сериалы по произведениям Донцовой} Кстати, может продать эту идею какому – нибудь продюсеру, а? {Эх, Андрюха, надо было продать, сколько же вина можно было бы купить!}.