Безелянская
Алгоритм любви

ЮРИЮ БЕЗЕЛЯНСКОМУ

С НЕЖНОСТЬЮ

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

"Причудой сердца я б назвал любовь". Так мне сказал поэт. Согласны вы?

Причуды сердца, а ведь... Впрочем, вспомним Мопассана, его рассказ о сестрах-буржуазках. Одна признается другой в тяжком грехе - измене мужу. Случайная измена в лунную ночь, от стыда за которую она поседела. Сестра утешает: грех невелик, ибо настоящим любовником был... "лунный свет".

Как не хватает нам этого "лунного света" любви в потоке будничных забот, не слушаем мы причуд своего сердца, не поддаемся им. И плачет наше сердце, и болит душа, и терзают нас апатия и раздражение, а порой и непонятная агрессивность.

А ведь еще в 1759 году предупреждал нас Василий Тредиаковский: "Желает человек блаженства непреложно". И все ли знают (или помнят), что этот замечательный русский просветитель, языковед и филолог XVIII века перевел любовно-галантный роман французского писателя П. Тальмана "Езда в остров любви"?

То был первый светский роман, изданный в пуританской и домостроевской Руси. А еще раньше Антиох Кантемир писал и вовсе "непристойное" в стихах "О спящей своей полюбовнице":

Приятны благодати,

Танцы выводя под деревом,

Двигайте ноги легонько,

Велите играть тихонько...

Каково?! Посягнули на господствующую мораль, видевшую в женщине лишь "диавольский сосуд", а в любви - смертный грех. И никаких причуд ?

- О НЕТ! - воскликнет Валерий Брюсов.

11 августа 1899 года он создаст гимн ЖЕНЩИНЕ:

Ты - женщина, ты - ведьмовский напиток!

Он жжет огнем, едва в уста проник,

Но пьющий пламя подавляет крик

И славит бешено средь пыток.

Ты - женщина и этим ты права...

Большой любитель "ведьмовского напитка" Джакомо Казанова все-таки опалил себе однажды сердце. Из его уст вырвался не крик, но стон, когда, будучи проездом в Женеве, он случайно подошел к окну в гостинице и вдруг заметил на четырехугольнике стекла слова, написанные алмазом: "Ты забудешь Анриетту". Мгновенно он вспомнил все: "Нет, я не забыл ее, ибо теперь, с головой, покрытой седыми волосами, я вспоминаю ее, и это воспоминание служит чистой отрадой для моего сердца".

Причуды сердца...

После разлуки с Мэрилин Монро, спустя годы, Ив Монтан признавался: "Где бы я ни был, как бы ни жил, Мэрилин всегда будет оставаться со мной. И я не хочу гнать от себя ее образ. А если иногда все-таки гоню, то это просто означает, что я пытаюсь выжить. Только и всего".

А Николай Алексеевич Некрасов, женившись на молоденькой девушке, рыдательно вспоминает Авдотью Панаеву.

Нет слез в душе Ницше. "Отправляясь к женщине, не забудьте взять плетку",- учит он. Или насмехается? Чем его так обидели женщины?

Причуды сердца и любви...

Великий старец Гёте полюбил на склоне лет юную деву, а Ульрика в ответ предложила дружбу. И всю свою долгую жизнь была одинока в память "о старике с огненными глазами".

Причуды сердца?

А может быть, стоит поддаться причудам своего сердца, как это сделала Каролина Павлова:

Ты вспомнил ли, как я при шуме бала

Безмолвно назвалась твоей?

Как больно сердце задрожало,

Как гордо вспыхнул огнь очей?

А может быть, еще откровеннее? Помните, как у Пушкина:

Ее глаза то меркнут, то блистают...

И в этот миг я рад оставить жизнь,

Хочу стонать и пить ее лобзанье.

"Причудой сердца я б назвал любовь". Так мне сказал поэт. Согласны ВЫ? Наверняка современный молодой человек, погруженный в информационную бесконечность Интернета, нам возразит. Скорее всего с языка поэзии он перейдет на формализованный язык и представит некий Алгоритм любви. Очень хочется, чтобы он не слишком увлекся, ибо алгоритм чувств особенный, не способный дать "результат, определяемый исходными данными".

Он очень причудлив, этот Алгоритм любви.

Глава 1
ТВОРЦЫ и МУЗЫ

Любовь стихи животворит.

Н. Карамзин

1. "Я похож на букву Z!" (Поль Скаррон)

Принято считать, что глупый человек должен быть здоровым и заурядным, а болезнь и страдания делают его утонченным, умным, т. е. особенным. Почти аксиомой стало и другое мнение: не познав страдания, нельзя понять и счастья. С античных времен мы знаем, что только катарсис очищает нашу душу. Так было в высокой литературе. Трудно возразить против того, что сострадание, сопереживание возвышают наш дух. А само страдание? И тут жизнь, действительность вносят свои коррективы. Жизнь показывает, что в болезни нет ничего возвышенного, она мучительна.

Настоящая же трагедия начинается там, где судьба оказывается столь жестокой, что благородную душу поэта облекает в убогое, уродливое тело. Пример тому - великий итальянец Леопарди. Или наш герой - поэт Франции, романист и драматург Поль Скаррон.

Его душа, "оскорбляемая убожеством тела, опустилась в низины иронии и сарказма". "До чего я похож на букву Z! Руки у меня короче, чем надо, как, впрочем, и ноги, а пальцы - как руки; словом, перед вами - сокращенный вариант человеческого убожества!" Клод Карон в своей книге о поэте приводит его портрет: "У него была слишком большая для тщедушного тела голова, один глаз посажен глубже другого, редкие темные зубы, тело изгибалось дугой, а подбородок почти упирался в грудь... Он не жаловался на свое уродство. Он смеялся сам и смешил других... И люди забывали, что перед ними урод, почти чудовище. Люди из самого что ни на есть лучшего общества бросали свои дела, чтобы увидеться с ним".

Поль Скаррон родился, как утверждает литературная энциклопедия, в Париже 7 июля 1610 года. Клод Карон приводит другую дату - 1601 год. Отец Поля был членом Парижского парламента; за набожность его прозвали Апостолом. Правда, набожность не помешала ему жениться во второй раз. И тут возникла проблема - слишком красивый сын при молодой мачехе. Неизвестно, почему мачеха возненавидела красавца-пасынка (может быть, не ответил взаимностью?!), но Апостол отправил сына, которого в 19 лет назначили аббатом, в провинцию. Поль занимался поэзией, продвигался по иерархической лестнице; он стал каноником, путешествовал в свите епископа, побывал в Риме. Его карьера блестяще развивалась, его красота не оставляла равнодушными женские сердца, а ироничный ум задевал высшие чины. Поль не побоялся высмеивать даже Мазарини, будущего кардинала.

Несчастье произошло вдруг. Скаррону было 28 лет. Биографы не могут в точности определить это заболевание и его причину. Современники злословили о "мужской болезни", которую не долечили. Другие утверждали, что Поль, любивший жизнь взахлеб, разгоряченный после костюмированного бала, провел ночь на болоте голышом. Как обстояло дело - неизвестно. Известен результат: некогда красавец Скаррон стал калекой.

Он скрыл свое горе, свою боль в смехе и иронии. Он был силен духом, этот поэт-Квазимодо. А как же тяжело было жить этому человеку, который даже в постели не мог повернуться без посторонней помощи. Возникли трудности и материальные - мачеха и ее дети выиграли процесс по наследству отца Скаррона. Ему отошли самые крохи, которые никак не могли обеспечить привычный комфорт. На помощь пришло творчество. Оно не только заполнило душу, оно стало кормить его.

Нашим читателям имя Скаррона мало известно, но в середине XVII века он был очень знаменит. Поэма "Тифон, или Гигантомания" (1644 г.) утвердила поэта как создателя нового жанра в европейской поэзии - бурлеска, поэм-травести. Скаррон отрицал эстетику классицизма. Античных богов и героев он низвел до уровня простого человека, наделив их всеми слабостями и пороками смертных. Подобное религиозное свободомыслие было странным для каноника, шокировало адептов религии, возбуждало светское общество. Настоящую славу принес "Комический роман" (1651-1657 гг.). Из русских поэтов его почитали Василий Тредиаковский и Александр Сумароков. Вся жизнь Скаррона, закованного в броню своего несчастья, проходила в стенах дома. Париж сам спешил к нему в гости: его дом стал центром аристократической знати того времени. А поскольку хозяин не мог обеспечить роскошный прием, приходили с собственной едой, ибо знали, что Поль любит что-нибудь вкусненькое, и баловали его хорошим вином или паштетом. Поэт благодарил стихами. Долго за полночь раздавались смех и нескромные шутки.

Когда Скаррон жил один, он не считал преступлением попросить для себя денег. Но когда он женился...

Да, безжизненное тело просило покоя, душа же хотела любить. Он не мог рассчитывать на взаимность. Он нежно любил сам.

Когда Франсуаза впервые увидела своего будущего мужа, она разрыдалась. Девушке было 16 лет. Франсуаза д'Обинье. Любителям истории это имя говорит о многом - это будущая мадам де Ментенон, жена короля Франции Людовика XIV.