Ершов Юрий
Улыбка Сфинкса

Юрий Ершов

Улыбка Сфинкса

Мне всегда хотелось разгадать секреты великих цивилизаций. Тайны их рождения, жизни и смерти. Но много лет прошло, прежде чем я создал аппарат, который в фантастических романах называется машиной времени.

Первые эксперименты прошли успешно и я отправился в загадочную страну, где возвышаются пирамиды. В страну, где ясно ощущается печать ужасающей древности.

Нет, не сокровища печальных великанов Гизы позвали меня в Египет. И даже не мрачные секреты сгинувших религий. Я захотел разгадать тайну улыбки Сфинкса - этого немого зверя, стоящего на страже запретных знаний, сокрытых в подземных галереях, лабиринтах и туннелях, пробитых на заре времен. Некоторые утверждают, что лев с человеческой головой лежит тут целую вечность и это действительно так... Но обо всем по порядку.

Я захотел увидеть подлинное лицо Сфинкса - то, что скрывается под лживой маской, наложенной по приказу фараона Хефрена. Я захотел приоткрыть завесу над вековечной тайной, не подозревая, что корни Египта уходят гораздо глубже, чем длится вся история человеческой цивилизации.

*********

Лишь к позднему вечеру мне удалось убежать от навязчивых предложений торговцев фальшивыми редкостями, назойливой дерзости любителей бакшиша, азиатского разноголосого шума, всевидящих глаз искателей приключений и глупой болтовни досужих зевак. Я остался один и направился к краю скалистого плато, глядя, как быстро безукоризненно голубое небо затягивается траурным крепом ночи, а мрак становился осязаемым. И живым.

Злобный смех вечно молодой Нитокрис, рычание демонов, охраняющих покой мертвых, трагический шепот мумий и зловещая тишина, повисшая меж гробницами царей - никто и ничто не могло остановить меня.

Но вот и цель ночной прогулки. Вот и молчаливый Сфинкс с изломанными, разбитыми чертами лица, в которых можно увидеть все, что угодно воображению.

Я опустился на присыпанные песком камни и склонился над аппаратом.

Вспышка света проглотила ночь на мгновение. Казалось, что покачнулось само небо... И больше ничего.

Посвистывал слабый ветер. Холодный диск Луны плыл над пустыней, и в ее мертвенном сиянии поблескивали пирамиды, разгладившие старческие морщины. Грани громадных построек были четкими - загадочно мерцали полированные мраморные плиты.

Я стоял на большом постаменте, расписанном вязью причудливых письмен и переплетающихся орнаментов. В высоком куполе Вселенной, украшенном россыпями звезд, висела голова ужасного Сфинкса. Каменная грудь изваяния была обезображена тремя глубокими отверстиями, где пропадали лучи ночного светила. Изломанные тени бродили по призрачной дорожке, исчезая в кружении лабиринтов, лежащих под каменным истуканом.

Несомненно, я находился в глубоком прошлом!

Опьяненный успехом, окрыленный надеждами, я смело взглянул в суровое лицо Сфинкса...

Да, то были черты Хефрена - точная копия диоритовой статуи фараона, выставленной в Египетском музее.

Лицо - да. Но не взгляд! Этот тяжелый, ненавидящий взгляд не мог принадлежать изваянию существа с головой человека, не мог быть отражением самой жестокой, звериной души. В нем было все - и таинственная непостижимость, и первобытная ярость, и надменное превосходство, и спокойная созерцательность привратника, стоящего на границе Хаоса. В сочетании с изгибом крепко сжатых губ, этот взгляд пронзил меня насквозь...

Но, увы, не прибавил рассудительности моим поступкам.

Мне пришло в голову, что и этот лик легендарного Сфинкса - лишь лживая маска.

-Как же понять твою хитрую улыбку?! - сказал я, рывком включая ускоритель.

На этот раз вспышка была ярче, небо сбросило диск Луны и рухнуло на древние камни.

*********

Толстая, монолитная колонна поддерживала Вселенную. Я посмотрел вверх, но не увидел вершины этого колоссального сооружения. Небо? Неужели это небо нашей Земли?! Я ужаснулся тому, как резко изменился рисунок созвездий - стал диким, чуждым, почти невозможным.

Пирамиды пропали, исчез и сам Сфинкс - но в глубокой, липкой темноте надо мной возвышалось что-то черное, невообразимо огромное и немыслимо тяжелое. Под ногами у меня был чистый, идеально отполированный камень. Я стоял на широких ступеньках гигантской лестницы.

Впервые после начала эксперимента я испугался, вообразив, что перенесся назад даже не на десятки тысяч - на сотни миллионов лет. На геологические эпохи в неизвестное, враждебное прошлое.

Да насколько же глубоко я проник в ткань времен и событий? Даже вечные пирамиды, кажется, еще не построили. Быть может сейчас не существует Мустьерской, Хассунской культур. Месопотамия, Индия еще не обжиты людьми, и с секунды на секунду на меня наступит слюнявый стегозавр верхнемелового периода?

Я хотел было уже вернуться обратно, когда вверху, в первозданном мраке сверкнул огонек. Еще один. И еще.

Скрывшись за колонну, я понаблюдал, как мимо прошла процессия из сотен, сотен людей, выполняющих какой-то диковинный языческий обряд. На головах жрецов были натянуты маски кошек, быков, крокодилов, бабуинов, соколов, змей и ибисов, а на ногах - причудливая обувь, украшенная шерстью, чешуей, когтями и шпорами. Некоторые из жрецов торжественно несли факелы, горящие бездымным, трепещущим пламенем.

Мне захотелось узнать, куда они идут, а любопытство отодвинуло в сторону самые мрачные опасения. Я оставил машину времени у колонны, и, дождавшись последнего жреца, пристроился в хвост фантасмагорической процессии.

*********

Мы шли долго.

Мерная поступь жрецов, усыпила разум. Визгливые, гипнотические аккорды музыки, льющейся из глубин лабиринта, навевали спокойствие. Я продвигался к зловещей драме, не чувствуя ничего, кроме глупого восторга. Меня ожидали сатанинские забавы, но глаза отказывались видеть правду. Мой затуманенный мозг, заполнили обрывки красочных, нереальных картин. Мое сознание затопила теплая волна умиротворения...

Наваждение растаяло в одно короткое мгновение. Я закричал, придя в себя на камне, обагренном потоками крови.

Надо мной склонилась бесформенная груда зеленого мяса, слизывающая кровь отвратительным хоботом. На трепыхающемся отростке таращился единственный злобный глаз, прикрытый чешуйчатым веком.

А сбоку, утомленно покачивался безголовый великан с торсом человека, крыльями нетопыря за бугрящейся мышцами спиной и отвратительными щупальцами вместо рук и ног.

Я закричал, спрыгнул с холодной глыбы и вцепился в маску первого попавшегося жреца...

И закричал еще громче, наконец-то поняв, что тут, кроме меня нет, да и не может быть ни единого человека!!!

Дальнейшее улетучилось из моей памяти - я смутно вспоминаю колоссальные пещеры и ужасные картины, служившие украшением глубинных склепов; подземные храмы, залитые ярким колдовским светом; широкие галереи, заставленные уродливыми статуями демонических созданий.

Я вспоминаю мелькание огоньков, отвратительное клекотание, яростное мяуканье, рычание, щелканье зубастых челюстей, стук копыт, когтей, шуршание нечеловеческих лап и оглушительные, негодующие вопли одноглазого чудовища.

Погоня не отставала ни на шаг. Побег был похож на падение в бесконечность. Не знаю, сколько времени я бежал из этого источника ужасов. Я карабкался по пыльным переходам, забирался на невозможные кручи, прорывался сквозь зловонные клубы пара и барахтался в потоках воздуха, зараженного смертоносными миазмами. Из густой темноты на меня бросались высохшие нечеловеческие мумии, перед глазами вспыхивали магические руна. Неведомые злые силы преграждали мне дорогу, могущественные добрые боги благословляли мое безумное бегство и всякий раз направляли меня на верный путь...

И вдруг я вырвался на свободу!

Восходило тусклое солнце, подсвечивая мрачные строения, пронзающие серые небеса. На высоченных колоннах стояли бесформенные колоссы, от одного вида которых можно было сойти с ума. Черные, чудовищные Звери охраняли мегалитические лестницы, восходящие на вершины десятков Пирамид, на которых блестели шапки никогда не тающего снега и вечного льда. Величественные Пирамиды, где каждый отдельный блок был величиной с жалкую пирамиду тщеславного фараона Хеопса!

Аппарат был там, где я его оставил.

Я включил ускоритель, с удовольствием почувствовав, как закручивается поток времени. На устах моих была искренняя благодарность добрым силам, которые спасли меня от смерти. Силам, которые избавили мою бессмертную душу от заточения в кошмарных безднах.