Автор неизвестен
Апокрифические сказания об Иисусе, Святом Семействе и Свидетелях Христовых

Апокрифические сказания об Иисусе, Святом Семействе и Свидетелях Христовых

Составители, авторы вступительных статей и комментариев

И. С. Свенцицкая А. П. Скогорев

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая читателю книга содержит ряд позднеантичных и раннесредневековых христианских апокрифов, связанных с именами Иисуса, Марии, Иосифа, Иоанна Крестителя, а также тех, кого принято называть "свидетелями Христовыми", т. е. людьми, упомянутыми в Новом завете, которые видели Христа, как, например, Никодим или Иосиф из Аримафеи. О судьбе этих людей, как и о кончине Марии и Иосифа в священных книгах ничего не говорится. В то же время в среде верующих начиная со II в. возрастал интерес ко всему, что прямо или косвенно было связано с земной биографией Христа, которую народная фантазия расцвечивала самыми невероятными чудесами и событиями. Они были порой заимствованы из фольклора, из устных преданий, передаваемых проповедниками, а порой сконструированы благочестивыми переписчиками, обрабатывавшими такие сказания с тем, чтобы облечь в доступную для бывших язычников форму положения христианского вероучения. Подобные рассказы должны были также ответить на вопросы, волновавшие рядовых верующих: как будут наказаны враги Иисуса, какая судьба постигла Понтия Пилата, какие конкретно муки уготованы грешникам, кто может стать защитником раскаявшихся? Ответы на эти вопросы верующие получали из многочисленных писаний, в которых отражалось то, что можно назвать "народным христианством" и что существенно расходилось и с новозаветной, традицией и с учением отцов Церкви.

Ортодоксальная Церковь (и православная, и католическая) не признавала внеканонические писания источниками вероучения, считая их апокрифическими, т. е. тайными, подложными. Некоторые из них были запрещены ("отречены"), некоторые - как, например, "Сошествие Христа во ад" или "Успение Марии", стали основой церковного предания в православии и католичестве, хотя сами тексты священными признаны не были (протестанты всех направлений церковное предание отрицают). Однако, невзирая на запреты, тяга к занимательно-нравоучительному чтению была такова, что апокрифы переписывались, переводились на разные языки и многие рукописи дошли до нашего времени.

Чтобы показать популярность позднехристианских апокрифов, составители дают переводы разных апокрифов с различных языков (латинского, греческого, славянских и т. п.). Особняком среди апокрифов, представленных в этой книге, стоит позневизантийское писание "О священстве Иисуса", поскольку в нем Иисус избирается священником Иерусалимского храма. Тем не менее составители сочли возможным именно в силу необычности включить его в книгу, поместив в ее конец. Большинство приведенных в этой книге апокрифов было уже опубликовано в дореволюционное время, однако для широкого читателя эти публикации труднодоступны. Переводы сказаний о гибели Пилата и описание ада из греческой версии "Деяний Фомы" публикуются впервые.

В качестве Приложения составители предлагают отрывок из "Деяний святого апостола Фомы", где подробно описываются муки грешников в аду. Они считают, что такое описание явится своеобразным продолжением апокрифов о сошествии в ад Иисуса и о пребывании в аду Иоанна Крестителя; оно показывает, как развивались массовые христианские представления о месте и способах наказания, поскольку в евангелиях Нового завета все детали, содержащиеся в апокрифе, отсутствуют.

Текстам апокрифов предшествуют небольшие вступительные статьи, а комментарии поясняют отдельные выражения, имена и термины.

В заключение хочется напомнить, что приведенные в книге тексты - лишь небольшая часть дошедшей до нас апокрифической христианской литературы. Мы надеемся, что эта и дальнейшие публикации раскроют перед читателями все ее разнообразие и богатство.

И. С. Свенцицкая, А. П. Скогорев

ЕВАНГЕЛИЕ ПСЕВДО-МАТФЕЯ

Во II в. были созданы апокрифические сочинения "Сказания Фомы, израильского философа, о детстве Христа" (обычно называемое "Евангелие детства Фомы") и "История Иакова о рождении Марии" ("Протоевангелие Иакова"). Эти апокрифы, хотя и не были признаны Церковью, получили широкое распространение, особенно на Востоке {1}. На Западе же против этих апокрифов выступали некоторые отцы Церкви, в частности, Иероним (347-419), переводчик Библии на латинский язык. В этих сочинениях братья Иисуса, упоминаемые в Новом завете, считались детьми Иосифа от первого брака, что Иероним признать не мог, утверждая, что они двоюродные братья Иисуса. Папа Геласий (V в.) также внес этот апокриф в число осужденных книг. Однако тяга к литературе занимательной и одновременно назидательной, переполненной рассказами о чудесах, была очень велика. Примерно в IX-X вв. складывается латинская версия детства Марии и Иисуса, основанная на более ранних евангелиях детства. Это сочинение носило название "Книга о рождении Благодатной Марии и детстве Спасителя". По существу, она состояла из двух апокрифов, которые иногда выступали под отдельными заголовками - "Книга о рождении святой Девы" и "Книга о детстве Спасителя". Существует и более краткая, исправленная, версия, включавшая подложную переписку Иеронима с епископами Хромацием и Илиодором. В этих письмах епископы интересуются подлинностью апокрифа о рождении Марии и детстве Иисуса, Иероним же отвечает им, что эта книга была написана самим евангелистом Матфеем "под покровом букв еврейских" (т. е. по-арамейски), но он имел намерения ее публиковать. Так как апокриф вызывал разные толкования, Иероним решил перевести его и тем самым "раскрыть заблуждения ереси".

Подложность этой переписки не вызывает сомнений, тем более что отношение Иеронима к историям детства достаточно хорошо известно. Упоминание имени Матфея, евангелиста и апостола, было связано прежде всего со стремлением придать авторитет распространенным сказаниям, заимствованным из более ранних апокрифов, но не совпадающих полностью с ними. Включение же имени Иеронима в эту легенду должно было придать ей еще большую достоверность, так как среди писателей II-IV вв. бытовало мнение, что Матфей свое евангелие написал по-арамейски {2}. Этим евангелием пользовались одна из самых ранних христианских групп - эбиониты (по-арамейски "нищие"). Иероним утверждал, будто он видел арамейский текст Евангелия от Матфея в библиотеке города Кесарии в Палестине, где он разыскивал старые рукописи. Таким образом, у почитателей латинской версии Евангелия детства была возможность объявить ее именно тем писанием Матфея, о котором сообщали христианские авторы первых веков нашей эры. Разумеется, ничего общего ни с каноническим Евангелием от Матфея, ни с дошедшими до нас отрывками из евангелий, которым пользовались эбиониты и другие группы иудео-христиан {3}, эта версия не имеет. В научной литературе латинское сочинение "Книга о рождении Благодатной Марии и детстве Спасителя" получила название "Евангелие Псевдо-Матфея".

По своей структуре оно повторяет "Протоевангелие Иакова" и "Евангелие детства Фомы", откуда прямо заимствует многие описания. Однако чудесный элемент в повествовании Псевдо-Матфея заметно усилен. Если в "Евангелии детства" чудеса творит ребенок Иисус в возрасте пяти лет, то в латинском апокрифе Младенец с самого рождения говорит и действует как "зрелый муж", сознательно творя чудеса. Идея Божественной сущности Иисуса и видимости его человеческой сущности здесь выражена еще ярче и определеннее. Иисус выступает как космический владыка, которому подчиняются все люди, животные, растения. В апокриф введены и совсем сказочные существа - драконы (в чем можно видеть отражение древних языческих верований). Согласно этому апокрифу Иисус с самого рождения властен над небесами: он переселяет пальму в рай и, таким образом, выступает подобно Богу-Отцу создателем райского сада, представление о котором формировалось в ветхозаветной литературе.

В "Евангелии Псевдо-Матфея" появляется идея, которой не было в "Евангелии детства Фомы", - признание Иисуса римскими властями (или властями вообще, поскольку создатели латинского апокрифа могли не знать, что Египет в I в. н. э. управлялся римлянами): правитель египетского города сразу поклоняется Божественному Младенцу. В средние века борьба с идопоклонством, т. е. с языческими культами была уже не столь актуальна (в народном сознании пережитки язычества переплелись с христианскими верованиями), поэтому победа Христа над язычеством мгновенна: идолы падают и разбиваются, лишь только Мария с Младенцем приближаются к ним.