Автор неизвестен
Атаман Анненков

Статья напечатана в "Военно-исторического журнала" за 1990-1991 г.г.

Атаман Анненков

В последние годы печать, радио и телевидение почти захлебнулись в потоке репрессивных и реабилитационных материалов. Рассказы о невинно осужденных, восстановлении юридической и гражданской справедливости напрочь затмили важный исторический факт в истории нашего государства - на всех этапах социалистического строительства шла непридуманная, реальная и жестокая борьба с противниками Советской власти. Причем явные и тайные враги не только вели пропагандистскую и заговорщическую подрывную работу, но и брались за оружие. Вот почему от всех, кто нес непосредственную ответственность за охрану и защиту завоеваний Октября от посягательств внутренних и внешних недругов, партия и народ требовали бдительности и стойкости.

Впрочем, в наше непростое время это требование не снимается с повестки дня. Ведь и сейчас чего только не услышишь на шумных митинговых площадях, о чем только не прочтешь на газетных и журнальных полосах. Так, господин Гавел обеспокоен тем, как бы перестройка не стала синонимом социализма (!), народный депутат СССР Федоров с глубоким удовлетворением заявляет, что, по его разумению, перестроечные процессы можно сравнить с Февральской революцией. Ну а публицист Черниченко пошел еще дальше - обвинил большевиков в "обмане и закабалении народа", Нечто подобное тому, что слетело с языка публициста, именовавшего себя членом КПСС, можно прочитать в одной из листовок. Содержание этого провокационного листка настолько примечательно и созвучно риторике упомянутого Черниченко, что заслуживает более внимательного прочтения. Вот несколько выдержек из него:

"...Одиннадцать веков строилась Русская земля.

Бесчисленными жертвами своих сынов, умом и мужеством лучших людей камень за камнем возводилось здание русской государственности, и из маленького племени Русь выросла Великая державная Россия.

В блеске ее славы, под сенью ее державной мощи крепло народное благосостояние, и близок был час, когда первая по силе Россия должна была стать первой по богатству и счастью страной.

Но отравленный ядом большевистского безумия великий народ пошел за своими лжеучителями и, как библейский Самсон, был ослеплен и потерял свою силу.

Ужасами небывалого лихолетья покарал Господь Русскую землю.

Потерявши разум, веру и совесть, ослепленные русские люди с легким сердцем подменили суровую государственную мудрость дешевкой большевистских [бранное слово. - Ред.]... животные инстинкты разнузданной черни признали за волю народа и в два года дотла разрушили тысячелетнюю державу.

Исчезла железная мощь великой страны, померкла ее гордая слава, и последним между последними, жалким презренным бездомным стал ... державный народ.

На троне Великого Петра - подьячий Ленин, фельдмаршальский жезл старика Суворова в руках Лейбы Бронштейна..."

По последним строкам можно догадаться, что листовка написана в годы гражданской войны. Готовилась она колчаковскими пропагандистами как призыв войскового осведомительного отдела Сибирского казачьего войска к "обманутому и закабаленному большевиками русскому народу". Не в ней ли почерпнул безнравственное и провокационное обвинение Черниченко для своей воинственней спекулятивной речи на митинге, состоявшемся в Москве на Зубовской площади 25 февраля 1990 года? В любом случае он здорово утешил бы сердца колчаковских пропагандистов и одного из самых страшных атаманов-боевиков - Анненкова.

Кстати, Анненков тоже на словах ратовал за "демократические порядки". В сентябре 1918 года, когда численность его дивизии достигла нескольких тысяч человек, он стал именовать ее "партизанским отрядом имени Анненкова". "Партизаны" в обращении друг к другу, включая и начальствующий состав, употребляли слово "брат", на приветствие отвечали: "Привет!" Отряд имел свой боевой значок с девизом "С нами Бог!".

Ну как тут не вспомнить фашистских солдат, бляхи поясных ремней которых были украшены такой же надписью. Но Анненков упредил Гитлера и в другом. Его "партизаны", как впоследствии и эсэсовцы, щеголяли устрашающей эмблемой череп с двумя перекрещенными костями. И в жестокости ни в чем не уступали фашистам. В обвинительном заключении по уголовному делу Б.В. Анненкова, суд над которым состоялся в июле - августе 1927 года, указывалось, что "партизаны", расправляясь и с красными бойцами, и с советскими активистами, и с простым трудовым народом, кощунственно заявляли: "Нам нет никаких запрещений! С нами Бог и атаман Анненков. Руби направо и налево!.."

Но кто же он такой, этот всемогущий атаман? Вот краткие сведения о нем. Борис Владимирович Анненков родился в 1889 году. Окончил Одесский кадетский корпус и Московское Александровское военное училище. Потомственный дворянин. После победы Октября сразу же встал на сторону контрреволюции. Находясь на русско-германском фронте, отказался выполнить декрет Советской власти о демобилизации и во главе так называемого "партизанского" отряда прибыл в г. Омск, где включился в активную контрреволюционную борьбу. Впоследствии организовал карательные акции против крестьян, недовольных колчаковским режимом, на Южном Урале, в Омской и Семипалатинской областях и других местах. Командовал бригадой в войсках Колчака, от него же получил звание генерал-майора. После падения колчаковского режима возглавил белогвардейскую Семиреченскую армию. Отступая под ударами красных частей, Анненков с остатками своей армии (около 4 тыс. человек) ушел в Китай. Более подробно обо всем этом рассказывается ниже.

Мы представляем читателю малоизвестные и неизвестные страницы судебного дела законно и обоснованно казненного преступника, который, прикрываясь лозунгом о защите русского народа, вел жестокую беспощадную войну против того, кого на словах защищал.

1. СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ВОСТОЧНАЯ ЭМИГРАЦИЯ

В начале 20-х годов ряд провинций Китая, а также местности, прилегающие к границам СССР и Монголии, наводнили выброшенные с советской земли остатки разбитых белогвардейских полчищ. Большинство их было разоружено местными властями, после чего многотысячная обездоленная масса разбрелась по просторам чужой огромной страны. Подобная участь постигла и бывшую Семиреченскую армию, также оказавшуюся на китайской территории, а ее командующий Анненков, носивший одновременно атаманский и генеральский титулы, очутился за тюремной решеткой. Некоторое представление о предшествовавших его аресту и заключению событиях можно почерпнуть из письма, адресованного 20 августа 1921 года французскому посланнику в Западном Китае:

"Высокопочтенный Господин Посланник !, - писал один из сообщников Анненкова Денисов. - Партизанский отряд имени атамана Анненкова, того атамана, который еще в минувшую всемирную войну с Германией не раз отличался своими подвигами в общей с Вами борьбе с немцами, атамана, который первый поднял в Омске восстание против большевиков и потом дрался с ними 2 года в Семиречье. В то время как Омск и все города Сибири перешли в руки большевиков, армия атамана Анненкова продолжала жестокую и неравную борьбу, и только лишь когда не осталось снарядов и патронов, атаман с остатками своей армии интернировался в Китай 27 мая 1920 года у пограничного китайского городка Джимпань. Все оружие - пушки, пулеметы и винтовки - при переходе границы сданы китайским властям. После того как все желающие из армии ушли, она переформировалась в отряд и в нем осталось 700 человек...

Атаману было объявлено (март 1921 г. - Авт.), что необходимо поехать в Урумчи для личных переговоров с генерал-губернатором. Атаман согласился и 30 марта уехал в Урумчи, где находится по настоящее время. Я как старший остался за атамана отряда. Несколько раз опротестовывал незаконное лишение его свободы, но все напрасно. Ответом на все мои протесты было гробовое молчание. Атаман посажен в тюрьму и охраняется китайскими властями.

К моменту моего Вам доклада обстановка такова: 500 человек нашего отряда ушли... на Пекин, и, где они, мне в настоящее время ничего не известно. У них мало денег, совершенно нет медикаментов и на них плохое обмундирование. Со мною в Гучене 150 человек.

Сообщая Вам, Почтенный Посланник, обо всем этом деле, я усердно прошу обратить Ваше благосклонное внимание на такой произвол и прошу принять зависящие от Вас меры воздействия на китайские власти к защите отряда атамана Анненкова от столь незаконных действий и издевательств над ними в глухой китайской окраине. Кучка партизан, дравшихся 6 лет, не заслужила такого обращения и такого издевательства, а что касается лишения свободы атамана Анненкова, командующего отдельной Семиреченской армией, то нет слов выразить негодование на бумаге. Я надеюсь, что Вы, Ваше Превосходительство, представитель благородной и прекрасной нашей союзницы Франции, поможете и выручите нас. Податель сей бумаги в беседе с Вами дополнит все мною сказанное и лично подтвердит.