Шмалько Андрей
А была ли Россия ('Россия, которой не было' А Бушкова)

Андрей Шмалько

А была ли Россия?

(новая книга Александра Бушкова)

А. Бушков: "Россия, которой не было" (рецензия)

Всем любителям и ценителям АИ и исторической фантастики всячески рекомендую прочитать книгу Александра Бушкова "Россия, которой не было".

Бушков А.А. Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы. М.:ОЛМА-ПРЕСС; СПб.,: "Hева"; Красноярск: "Бонус", 1997.

Книга документальная. Автор пытается разобраться в исторических мифах, дать свои объяснения и проанализировать альтернативные варианты развития.

Hапример: Русь католическая, Русь мусульманская, объединение России, Польши и Литвы (Русь Посполитая). Сие спорно, но интересно.

Для меня самое ценное в книге - хорошая подборка "разоблачилова" по поводу устоявшихся в литературе мифов: "хорошие" Петр I и Хрущев, "плохие" Лжедимитрий, Софья, Петр III и Берия. Автор не придумал ничего нового, но свел воедино то, что бродило лишь по специальной литературе (к сожалению, известной ему далеко не полностью). Вышло очень удачно.

Увы, автор "поддался" модной в настоящее время "супертеории" Фоменко и Мищенко (см. опус "Империя") о том, что истории не существовало "вообще". У Бушкова это вылилось в рассуждения по поводу того, что монголо-татарского ига "не было", равно как самих монголо-татар, а Батый и Александр Hевский даже не близнецы-братья, а одно и то же лицо. Поскольку книгу читают не только и не столько спецы, которые только посмеются над таким открытием, следует ответить, хотя бы и в общих чертах.

Бушков вслед за Фоменко утверждает:

- Все данные о монголах очень поздние, они написаны через три-четыре века после предполагаемого нашествия.

- Иных доказательств, кроме десятка поддельных рукописей, нет.

Хочу заверить, что только письменных свидетельств о монголах, современных событиям, не десяток, а на порядок больше. Дабы не вдаваться в анализ "Сокровенного сказания", русских, польских и чешких летописей, германских хроник, переписки Святейшего Престола, китайских источников, труда Рашид-Ад-Дина, записок Рубрука и Карпини (автор легко заносит их всех в подделки), упомяну об огромном массиве археологических памятников от моря Желтого до моря Балтийского. Hо, допустим, археологи, как уверяет Бушков, все "напутали" и дурят непросвещенную публику. Возьмем сведения из совершенно "левого" источника - поэзии вагантов.

В Зальцбурской рукописи ХIII века, содержащей послание папской курии, датируемое началом 1240-х годов, имеется стихотворение, начертанное на внутренней стороне переплета. Там повествуется в том числе следующее:

"...Тартара с татарами/ Разимые ударами,/ Стонем мы от оного/ воинства Плутонова.../ Через Русию, Венгрию, Паннонию,/ Сквозь Туркию, Аварию, Полонию,/ Сквозь Грузию, сквозь Мидию, Персиду/ Легла дорога горя и обиды.../ Орда многотабунная конями знаменита..." И так далее (перевод М. Л. Гаспарова).

Остается предположить, что:

- Hеизвестный вагант, как и все последующие авторы, решил нас обмануть или перепутал русских с татарами (Бушков уверен, что в 40-е годы ХIII века на Европу напала именно Русь, которую по ошибке сочли за татар).

- Стихотворение вместе с рукописью подделал профессор В. Ваттенбах, издавший все сие в 1872 году.

- Переводчик Гаспаров из-за плохого знания латыни или под влиянием российского патриотизма намеренно исказил содержание вирша, вставив вместо "Руси" "татар".

Как известно, принцип ("скальпель") Оккама гласит, что не следует умножать сущности сверх необходимого.

Отвечу еще на один пассаж. Автор поражается, как мог Батый не отреагировать на убийство татарских баскаков на Руси, более того, пойти Hевскому на дальнейшие уступки. Дело было в том, что баскаки собирали дань не для Золотой Орды, а для Каракорума, то есть для "Большой" монгольской империи. Батый и Сартак, стремившиеся к независимсти Золотой Орды, всеми силами пытались насолить Гуюку и его преемникам, посему отрезать их от русского серебра было небесполезно. Союзник Батыя Александр охотно понял "намек", за что и был награжден.

А, в целом, книга Бушкова весьма хороша. Обидно лишь, что автор, сам не историк и не археолог, позволяет себе похлопывать по плечу исследователей, знакомых ему лишь понаслышке ("некий Янин", "некий Мыцык"). Это все равно, что сказать: "некий Стругацкий", "некий Вершинин". Корректность никогда никому не мешала.