Карлтон Меллик III
Августовское порно

1

Нас сбросили с вертолета в самом центре Атлантического океана. На нас очень откровенные купальные костюмы. Мы глядим друг на друга и ждем режиссера со съемочной бригадой, а за многие мили вокруг ни единого клочка земли.

— О чем фильм-то?

Забавное зрелище: неподалеку плавает блондинка в детском спасательном круге цвета зебры, пытаясь не намочить свою прическу (это посреди-то Атлантики).

В отличие от остальных, я в акваланге, у меня даже баллоны за спиной. Чтобы ответить, приходится снять маску.

— Ты что, сценарий не читала?

— Я начинала, — говорит она. — Но он мне показался слишком сложным…

— Ну, фильм о том, как… — Тут память меня подводит. — В общем, мы посередине океана, и…

Не помню.

Клянусь, я читал его от корки до корки, прошлой ночью. Я еще сказал тогда: «Классное порно, горжусь тем, что буду сниматься в нем. Вот где новизна, вот где изюминка…» Но я не помню ни одного слова из сценария. Знаю только, что дело происходит посреди океана. Да, клетки мозга не восстанавливаются…

И я смотрю, как идиот, на эту блондинку — Дженна, кажется, так ее зовут. Потом я подплываю к Рэнди — единственному из актеров, которого я могу назвать другом (если в шоу-бизнесе

— Ну и что же? — спрашиваю я.

— Ну, группа людей оказалась в открытом море. Ну, секс. Ну, на острове. И еще много всякой замысловатой ерунды.

— Странной?

— Причудливой?

— Экстравагантной?

— В смысле… ну… просто замысловатый сценарий. Необычный. Как в театре.

— В театре?

Кинг думает с минуту, теребя бороду.

— Не уверен, — в конце концов выдает он, и мы тяжело вздыхаем в ответ. — Я так давно его читал… Может, это все ложная память. Мне даже сны об этом фильме снятся…

— Какая неорганизованность! — стонет Рэнди. — Нам сказали, что очень важно хоть раз прочитать сценарий, а мы все как один не читали.

— Кстати, об организованности, — говорю я. — Кто-нибудь знает, когда съемочная бригада подойдет сюда?

Мы все высматриваем на горизонте режиссерскую лодку, но напрасно. Ничего нет, только бескрайний океан.

— Как же они нас найдут? Они обещали найти меня. Я боюсь океанов! — восклицает Дженна.

Прямо как ребенок, а ведь самая старшая среди нас.

— Они нас найдут, — спокойно говорит Соул.

С этими словами он достает какое-то устройство, похожее на уоки-токи, с мигающим красным огоньком.

— Это радиомаяк. Они знают, где мы. Просто опаздывают, вот и все.

Всем стоит поучиться у Соула. Он всегда спокоен, всегда держит ситуацию под контролем. Говорят, у него высшее образование, но сам он этим никогда не хвастается. А добрая половина из нас даже школу-то не окончила. Да я и сам из школьной программы помню только НОД какое-то. Но Соул не единственный в своем роде. Сколько я знаю Шейди, она тоже занимается искусствоведением.

Пора расслабиться, полежать на воде и дать мышцам отдохнуть. Хорошо, что мы все в отличной форме, даже старина Соул. Наши тела отлично натренированы (особенно ниже пояса). Мы этих фильмов столько сделали…

Поднимается ветер, и одиннадцать человек сбиваются в кучу, чтобы сохранить тепло. Солнце садится, и мы замолкаем.

Рация. Люди вообще могут быть друзьями. Мы оба тащимся от классных тачек.

Рэнди отчаянно хлопает глазами: он совсем не привык к воде, Его нос уже успел сгореть на солнце — видимо, крем от загара не очень-то действует.

— Эй, Рэнди, у тебя случайно нет сценария?

— Да у меня его и не было никогда. Обещали прислать на прошлой неделе, а когда я позвонил и сказал, что так и не получил его, сказали, чтобы я попросил у съемочной бригады в вертолете. Но в вертолете не было никакой бригады.

— Они приплывут на лодке.

— Вот поэтому-то я и не получил сценария. А ты что, свой забыл?

— Оставил дома, все равно ведь редко следуем сценарию, больше импровизируем.

Я смотрю на свои ласты сквозь толщу воды. Глубже уже ничего не видно.

— Меня это бесит. Я его прочитал, но ни черта не помню. Помню только, что он мне очень понравился, ну просто очень-очень… и больше ничего.

Рэнди пожимает мясистыми плечами.

— Я знаю, что это самая дорогая порнолента, которую эта компания когда-либо выпускала, — он задумчиво пососал палец. — И ее целиком будут снимать на этом самом месте.

Рэнди зовет лысую женщину, всю в татуировке. Ей даже не нужно заботиться о купальнике — у нее на теле он и так уже вытатуирован.

— Шейди, у тебя есть сценарий?

— Не-а, — широко улыбается она. — Нам не разрешили брать его в вертолет, чтобы не утопить потом.

Рэнди смотрит на остальных актеров.

— КТО-НИБУДЬ ВООБЩЕ ЗНАЕТ, ЧТО ЗА ФИЛЬМ МЫ ЗДЕСЬ СНИМАЕМ???

Молчание, озадаченные лица. Нет, они не знают.

— Я знаю, — говорит один из них низким голосом.

Да-да, это Кинг Соул, большая знаменитость. У этого чернокожего актера уже более двадцати лет стажа. Настоящий профессионал.

Конечно, он помнит весь сценарий наизусть, дословно, даже те сцены, в которых сам не участвует. Все знают, что он относится к порно как к Высокому Искусству.

Мы подплываем поближе и окружаем Кинга. Ему нравится такое внимание. Лицо расплывается в улыбке, дрожит жидкая козлиная бородка.

Вода колышет наши тела… Мурашки, холодно, пить хочется…

Вода постепенно нагревается, становится уютно, как в постели…

2

Я открываю глаза. Вижу идеально черное небо, а на горизонте темно-голубую полоску — скоро рассвет.

Красота! Я пробую пошевелить ногой, и до меня доходит, где я. По пояс в воде, в чужих плавках и без акваланга. Видимо, поменялся с кем-то.

Нижняя моя часть под водой, а верхняя покоится на чем-то мягком и удобном. Смотрю налево — никого. Направо — никого. Сзади, спереди… я один.

Что-то странное касается меня под водой. Сдавленный крик, брызги — это я посмотрел, кто же меня трогает. Рука. Человеческая. Дженна. Она лежит на воде лицом вниз на своем надувном круге. Получается, это на ней я спал все это время? Получается. Может, я даже ее и утопил. Не помню. Я смотрю на качающееся тело, и мурашки пробегают у меня по спине.

Где же все? Нет ответа, только вода тихо шепчется сама с собой.

Я переворачиваю Дженну лицом вверх. Из носа, изо рта, из ушей течет вода. Глаза широко открыты, да только самих глаз нет. Внутри нее вообще ничего нет. Пустая оболочка, наполненная водой. Ее кожа изнутри и снаружи неестественно белая; открытый рот с высунутым языком похож на рыбий.

— Что же, черт возьми, с тобой случилось?

Молчит и смотрит пустыми глазницами. Не отвратительная и обезображенная, а просто пустая. Пустая и унылая. Я освобождаю ее от спасательного круга, и она медленно опускается в сумрачную бездну.

Я влезаю в круг. Он мне маловат, но я, по крайней мере, теперь смогу держаться на воде безо всяких усилий.

Полоса света на горизонте не делается шире. Значит, сволочное солнце не хочет вылезать.

Все что? Утонули? Может, утопились? Это просто — нырнуть поглубже, хлебнуть воды побольше — и все.

Но Дженна… С ней-то что случилось? Ее внутренности… просто исчезли. А может, у нее их и не было? Может… Голос. Где-то вдалеке. Я слышу чей-то голос из темноты.

Снова голос. На этот раз ближе. Нет, точно голос! Несомненно, кто-то меня ищет. Наверное, режиссер со своей командой наконец-то прибыл. Или послал за нами спасателей.

— Я здесь! — раздается мой крик над океаном.

Сволочи. Хренов кинематограф. Слишком поздно. Я один выжил. И я вроде должен радоваться, что меня вдруг спасли, когда все остальные уже мертвы.

— Сюда! Сюда!

Я подплываю ближе. Нет… это не лодка. Просто голос. Я узнал его. Это Рэнди. Он тоже живой.

— Рэнди!

Он все ближе и ближе, и вот уже слышимость отличная, хотя из-за тумана мы пока не видим друг друга.

— Что случилось? — кричит Рэнди. — Я ничего не помню! Вертолет разбился?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Мы ведь летели на вертолете снимать новый фильм на каком-то острове! И вот я очнулся посреди океана, и совсем один. Я, черт возьми, испугался. Да где ты?

— Здесь, здесь.

Он очень близко, но я ничего не вижу в сгущающемся тумане.

— Ты вообще помнишь вчерашний день? — спрашиваю я, остервенело работая руками.

— Конечно. Мы пошли в бар и заказали «Восемь шаров».

— Это было позавчера.

— Нет, вчера.

— Ты сошел с ума. Вчера нас выбросили с вертолета в океан. Ты что, забыл? В этом была вся соль фильма. Нас должны были снимать прямо в открытом море. Мы ждали режиссера на лодке, но он так и не появился.

— Что за бред ты несешь? — орет Рэнди, и мне кажется, я могу различить его в тумане. — Мы летели снимать тупую третьесортную порнуху на необитаемом острове. Пародию на «Остров Гиллигана».

— Нет. Соул сказал, что это будет авангардный порнофильм, в котором действие происходит…