Дороги

Лужами кюветы у дорог блестят
И мерцают звёзды в этих зеркалах,
Соблазняя взоры молодых опят,
Что глазеют шайкой из-за пня впотьмах.
По дороге сельской днём топтался скот,
Письмена копытом он оставил ей.
И читает месяц грунтовой блокнот
О мечтах коровьих и страстях зверей.
По ночам просёлки между сёл пусты,
Только вдоль обочин тени от берёз.
Днём натопчем в жизни юности мечты,
Ночью понимаем - не достигли грёз.

Мат

Изображение к книге Аллегории души
Луч солнца расцветки душистых цветов
Насытил сиянием сочного света,
И блещут соцветия, травы лугов
Румяными красками яркого лета.
И сыпется звонко веселье с небес:
Раскатистый смех, переливные звуки,
Красивые песни, да шутки из пьес
Пернатых артистов, не помнящих скуки.
Насыщенный мир весь живёт и цветёт,
От счастья шумит, восторгается снова
Отрадою чудной, как Бог приведёт.
А люди ему шлют недоброе слово.

Зной

Изображение к книге Аллегории души
Под тенью кудрявых осин и ольхи
В траве подосиновик важно стоит.
Поодаль опушка, кусты, лопухи,
А дальше река и лозняк от ракит.
Там ветер лукаво тревожит камыш
И мир насекомых немолчно поёт.
Там плещется выдры лохматый малыш
И в первой рыбалке ведёт личный счёт.
А воздух струится прозрачной волной
Под солнечным жаром полудня с земли.
В тени и в воде незамеченный зной
В округе лишь люди кляли, как могли.

Весна

Душистая сирень волнует сумрак ночи.
В ветвистых тополях жуки опять жужжат.
И плещется в волнах и ходит важно очень
Вдоль берега в камнях галдящих чаек ряд.
Буянит ветерок над гладью моря снова
И брызги волн морских смеются над водой.
Смятенье чувств в сердцах таинственного зова
Весной приходит к нам волшебной чередой.
И хочется любить и берег, море, ветер,
Весёлых чаек гвалт, жуков летящих в май,
Сирень и тополя, и всех людей на свете.
Творца благодарить за всё не забывай!

Поле

Звёзды растворятся в синих небесах
При восходе солнца в дымке облаков.
И цветы проснутся от пчелиных свах
Лепесткам жужжащих жёлтых женихов.
Радуются полю стадо белых коз:
Прыгают и блеют, хвостики задрав.
Куры им вдогонку чрез забор из лоз
Крыльями махая свой кудахчут нрав.
Кошки к мышам в гости вышли на простор.
Млеет в поле ветер от таких картин.
Только нашей жизни полевой ковёр
Испоганен жижей от грешков-скотин.

Вопрос

Снова в травах сети-паутинки
Бабье лето солнышком плетёт,
Щурит в листьях жёлтые морщинки
Созерцая паучков полёт.
А игривый ветерок-котёнок
Бабушку не слушает совсем
И гоняет мух вокруг бурёнок,
Вторгшись в бычий на лугу гарем.
Так спешат и наши мысли всюду,
Увлекаясь мишурой проблем.
Как помочь незнающему люду
Вновь вернуть душе своей Эдем?

Зима

Изображение к книге Аллегории души
Зима пришла в деревню не заметно,
Засыпала сугробами дороги,
Да так, что им и вычистится тщетно.
Смогли лишь избы вымести пороги.
Завьюжила, запорошила снегом
Сады, дома, кусты во всей округе.
Зима слывёт безжалостным стратегом
Среди своих подруг в годичном круге.
Так вот, весна как детство к нам приходит.
И лето молодость даёт спонтанно.
А осень зрелости слагает оды.
И лишь зима является нежданно.

Паутина

Утром цветы на поляне под дубом
Ярким румянцем влекут насекомых.
Пчёлок жужжание песенкой грубой
Шмель затмевает в кругах беспокойных.
Выше, на ветках блестит паутина.
Ветер серебряной сети узоры
Тряс, и дрожали лучи серпантина,
Радуя планы паучьей обжоры.
Вдруг в кружевах зашумела букашка.
Мчится паук из-под листьев дубовых.
Пленницы участь ужасна и тяжка.
Сети и нам в этой жизни готовы.

Чёрствость

Изображение к книге Аллегории души
Над зыбью вод речных туман
И всюду стрекот, плеск лягушек.
Восход, застенчиво румян,
Встревожил в камышах пичужек.
И пойма с сочною травой
Росой блистает живописно.
Ракита вся дрожит листвой
По берегу реки капризно.
Простор речной и неба вид,
Роскошные луга с лесами
Притягивают, как магнит.
Но чаще мы черствы сердцами.

День

Дыханье дремлющих растений
Зарницы пламень согревает.
Истлели сна и ночи тени
В пришедшем с поля лисьем лае.
И веет свежестью равнина.
Грядущий день встречают птицы.
Трепещет листьями осина.
Коснулся ветерок пшеницы.
Взошло светило между тучек
И день всех радует в округе.
Не для того надежды лучик,
Чтоб мы шарахались в испуге.

Дуб

Изображение к книге Аллегории души
Щеголял удальством в дождь под бурями дуб.
И на тысячи вёрст шелестел на ветру
На могучих ветвях его зелени клуб.
Лишь пред солнцем краснела листва поутру.
Ему всё трын-трава - великан на лугу
Отражается в глади речной бобылём.
Только ива по нём на другом берегу
От любви наполняет слезой водоём.
Безответное чувство и чёрствый кураж
У реки на лугу меж деревьями тут.
Почему же при жизни вот этот пейзаж
Так настойчиво люди лелеют и чтут?

Утро

Гаснут звёзды в предутреннем сумраке.
И луга в одеяла туманные
От реки до опушки с багульником
Сновидения прячут желанные.
Горизонт на востоке, за рощицей,
Озарился улыбкой румяною.
И запас снов от ночи-пророчицы
Растворяется днём над поляною.
Неподвижные, негой обвеяны,
Оживают деревья, кустарники.
Где б не прятали грёзы с идеями,
Их крадут у друзей их напарники.

Вёсны

Весенний лес окутал запах хвойный.
Прохлада и тепло блуждают вновь.
Под щебет птиц ручьёв бег неспокойный
Тревожит гнёзда мышек между мхов.
Красуются берёзы озорные,
Дразня кусты рябиновой гряды:
Смотрите – в моде серьги кружевные,
Зачем же вам усохшие плоды?
И кажется ошибкой мир весёлый
Взамен холодной мрачной зимней мглы.
Познавши мимолётность жизни квёлой,
Поймёшь, что вёсны – Вечности послы.

Дар

Туман тяжёлый над рекою
Запутался в ветвях ракит.
Брега с пожухлою травою
Росою утренней знобит.
Плеснётся в речке сонно рыба
Под лягушачий стрекот вслед.
На камыши речных изгибов
Восход набросит солнца плед.
Разбудит луг кряхтенье уток,
Ритмичный звон от косаря.
Так чудно это время суток,
Как дар Небесного Царя.

Жизнь

Изображение к книге Аллегории души
Тоскующе звенит лесная песня сосен.
Под тенью хмурых туч угрюмый бор застыл.
И тихо плачут днём на пару с ветром осень.
И ночью слышен шум прощальных взмахов крыл.
Таинственна река, как след от тарантаса.
Извилины её ведут с брегами спор.
В полях осиротелых горизонт остался.
Лишь лай да крик летит с деревни в древний бор.
Зима вот-вот придёт, со стужей и снегами.
Её никто не ждёт, как лето и весну.
Проходит наша жизнь, с друзьями и с врагами,
И с нею мы ведём бессмысленно войну.

Только

Бесконечной цепью
Пишет млечный путь
Над ночною степью
Мирозданья суть.
И во мраке неба
Стрекотня сверчка
Льётся в мир нелепо
С лунного смычка.
В сумраке глубоком
Весь небесный свод
Думой о высоком.
Только спит народ.

Журавли

Изображение к книге Аллегории души
Вновь в седой пелене облаков
Косяком растворяются птицы.
И курлычет ритмичный их зов
О покинутой ими землице.
Провожая печальный обряд
Бор макушками сосен им машет.
Возвратятся ведь стаи навряд
В дни ближайшие в топи, да в чащи.
Но весною вернутся они
Обживая родные болота.
Так в юдоли земной кружат дни
От падения нас и до взлёта.

Печаль

Вновь щебет и возня пернатых
В позёмке белых лепестков
Средь веток яблоней кудлатых
В духах сиреневых платков.
Весна, веселье, песни, пляски!
Ручьями проводы зимы
Звенят перед Христовой Пасхой
В сиянье солнечной тесьмы.
Тепло кругом! Исчезла стужа.
Приникла к сердцу вновь любовь
И стала радостью досуга.
Печалью счастье не злословь.

Обман

Туман окутал рощу на пригорке.
Шуршат полёвки в сене на полях.
Ночной узор шьёт на небесной шторке
Луна из туч, усевшись в тополях.
Звенят сверчки, считая в небе звёзды.
Река лениво волны в берег шлёт.
Снуют в осоке утки, строя гнёзда.
Стрекозы совершают свой облёт.
Как сумрак обольщает всю округу
Ночною негой от заботы дня.
Так суета и грех плетут кольчугу
Вокруг души, чтоб сокрушить меня.

После дождя

Дождём окроплённое поле
На солнце румянится злаком.
А мышь, отсидевшись в неволе,
Зерно уплетает со смаком.
Струится прозрачной волною
По воздуху пар благодатный.
А полдень всё к летнему зною
Стремится опять безвозвратно.
И в небе уж коршун лукавый
Над полем парит величаво.
Возможно, во всём есть смысл здравый,
Но жизнь для тебя - не забава.

Радуга

В колее на дороге безлюдной
Вновь ручьи дождевые шумят.
Сохнут травы красы изумрудной
Бликом солнечным радуя взгляд.
В ненаглядной красе перед рощей
С муравою и цветом ковёр.
И объял всю округу всеобщий
Семицветный небесный убор.
Как невеста, стоит на просторе
Принаряженный лиственный лес.
Даже будни, сменившие горе,
Семицветный дают интерес.

Ожидание

Сонный сад благоухает.
Под рассветными лучами
Пчёлы вьются и летают
Над душистыми цветами.
Нет тумана в огороде.
Стрекотня вокруг пернатых.
Клич доносится природе
Из сарая от рогатых.
Вот уж тень под деревцами,
Солнце в зелени играет.
День облаян всеми псами.
Что приходит к нам кто знает?

Привычки

Сухие дерева лишайник
Сквозь ветви сетью изумрудной
Покрыл. Немолодой ольшаник 
Давно привык к одежде чудной.
Во влажной почве под ногою
Хрустят иголки старых сосен,
Пугая пеших острогою,
Укол которой просто сносен.
Полна чащоба звуком чудным:
Дробь дятла, отклики кукушки
Даруют ритм обычный будням. 
К чему ж привычны наши душки?

Кладбище

Снова розы тихо осыпаются
У могил на кладбище пустом
Под галдёж ворон, что вечно маются
В кронах старых лип, покрытых мхом.
Преет крест, скосившийся от старости.
Тронул ветер чуткую полынь
За оградой, где простор для храбрости
Редких посетителей могил.
Вон могила чья-то зарастает вся,
Тропка обошла её давно -
Так душа без смысла жизни мается,
Наше тело превращая в зло.

Ночь

Всполохи зарниц на горизонте,
Сумерек манящий звон цикад,
Гулкий счёт совы в таёжном фронте
И далёких гроз шумов раскат.
Трепетно, таинственно и чудно
Ночь приходит каждый божий день.
Люди, почему же мы так нудно
Жизнь свою обряживаем в лень?

Надежда

Когда репейник цепкими белёсыми плодами
В овраге средь широких лопуховых листьев
Ухватится за полы пиджака, вися гербами,
Его не оторвать, не напрягая кисти.
Лишь изредка удастся нам спокойными шагами
Пройти тропинкой заросли из лоз малины,
Царапин не оставив на руках молодняками…
Доходят все молитвы к сердцу Властелина.

Дума

Под сводом облачных небес
Тоску горланит уток стая.
Взирая вслед речных повес
Осока морщится сухая.
Черёд коснулся и гусей
Покинуть дом родного края.
Разлука тяжка для друзей.
Уйдёт и наша жизнь земная.

Озарение

В вечернем тумане за сизою дымкой
Шуршащие шорохи крались ко мне.
Кругом силуэты холодною льдинкой
Кустов и деревьев тонули во мгле.
Беседуя мило со мною, природа
Уже не скрывала закатных морщин.
Под тяжестью мрачной небесного свода
Клубился туман из дремотных лощин.
Я долго бродил без разбору по чаще,
Совсем не заметил прихода ночи.
И в точности так же в сумятице мчащей
Никто не находит от счастья ключи.