Иван вскочил на ноги и с досады пнул дубовый табурет. Тот рассыпался, словно был трухлявым донельзя.

Чертовщина! Наваждение! Ну как тут можно работать?!

Иван был вне себя от бешенства. Бред! Он прошел четыре круга какого-то внешнего барьера, пробрался через охранительный слой, если верить этому негодяю, этому подлому оборотню, и что дальше?! Где он?! Куда идти?! Или, может, заночевать в этой милой пыльной избушке? Утро ведь вечера мудренее?!

Нет! Он отыщет колдуна, будь тот хоть трижды инопланетным!

Иван, подхватив меч и лучемёт, прыгнул к выходу, снова сшиб что-то звеняще-гремящее в сенях, но не стал задерживаться, а сильным ударом ноги вышиб тяжёлую дверь, выскочил наружу.

Он остолбенел. Нестерпимый зелёный свет ударил ему в глаза. На дворе был день, а не ночь. Да ещё какой день! На Земле таких не бывает.

Нагромождения диких поросших красным мхом валунов закрывало от Ивана ослепительно-яркое светило. Но и тех лучей, что пробивались сквозь завалы, хватало, глаза еле выдерживали. И никакого леса, никакого болота, даже ничего похожего!

Иван обернулся. Избушки за его спиной не было.

Там, в тени скалы, поросшей фиолетовым лишайником, изъеденной дырами или норами, лежало, бродило, шевелилось и облизывалось целое стадо каких-то ожиревших и на вид малоподвижных чудовищ. У каждого было по четыре глаза во лбу, и все эти глаза — мутные, сонные, бессмысленные глядели на Ивана, ничего при этом не выражая. Многомерный мир! Проклятье! Опять он вышел не так, опять позволил себе ошибиться. Надо было лезть в окно, за филином-колдуном, а его как порядочного в дверь потянуло. Напасть! Иван даже успокоился от неожиданной перемены. Перемены его никогда не пугали, наоборот — придавали сил. И вообще, неизвестно, может, туг в другом дело, может, вылези он в окно, было б ещё хлеще.

— Ну что ж коровки, — бодро крикнул Иван, — пасемся, жирок наедаем?

И пошёл прямо на стадо. На всякий случай он покрепче сжал в руке тяжёлый меч, ослабил ремень лучемёта, чтобы можно было сдернуть его с плеча без промедления. Надо было обойти стадо жирных чудищ, не пытать судьбу, да уж больно всё приелось. Иван отпихнул попавший под ноги мохнатый свитый калачиком хвост, скривился от смрадного дыхания, вырывавшегося из пасти ближнего чудища… Ему вновь припомнился астероид Ырзорг, из каждой поры-кратера которого беспрестанно лезли такие кошмарные, только-только народившиеся, но огромные и свирепые твари, что эти «коровки» в сравнении с ними казались милыми и ласковыми болонками. На Ырзорге Ивана чуть не съели.

Одна из восемнадцатилапых мохнато-чешуйчатых гадин с жабьим восьмиметровым рылом уже заглотнупа его, предварительно обхватив липучим языком-арканом.

Но жадность сгубила тварюгу — Иванов скафандр чём-то не пришелся её вонючему пищеводу, и Иван был извергнут обратно вместе с содержимым омерзительной утробы. Он долго сидел на живом, дышащем камне астероида и смотрел вслед исполинской многолапой жабе, жуткому порождению необъяснимо гигантского, имеющего собственную зловонную атмосферу существа — Ырзорга, реликтового супермонстра, вылупившегося миллиарды лет назад из споры-яйца, которое пережило Большой Взрыв. Ырзорг был посланцем в настоящее и будущее ещё той Довселенной, того мира, который существовал до рождения мира этого.

Изображение к книге Приключения, Фантастика 1993 № 2

Чудища взирали на Ивана тупо и вяло, свешивая из пастей лопатообразные языки. Одному, особо неповоротливому досталось — Иван огрел его по жирному боку мечом. Удар был несильным, плашмя. Но чудище заверещало пискляво, по-кроличьи, словно с него сдирали его поганую панцирную шкуру вместе со слоем жира, метнулось в сторону, наткнулось на ещё более жирную тварь — и визги обеих слились в истошном и безутешном вое-плаче.

— Цыц! — свирепо и вместе с тем дурашливо крикнул Иван.

И потёр рукой лоб, В голове стоял гул, будто прибой рокотал со всех сторон и шумел в листве ветер. Но ни листвы, ни воды не было. Иван не сразу понял, что случилось. Он насилу разобрал отдельные мыслеобразы, нахлынувшие в мозг. И застыл на месте. «Чужой!», «Это не зург! Нет!!!», «Чужой! Он совсем не умеет себя вести, он не знает ничего! Он ломится вперёд по Священному ковру!», «Опасность! Надо вызывать зургов!», «Чужой! Чужой!!!» — всё это и ещё многое другое, почти не разбираемое, ударило в голову, заполнило её чужим напряжением, чужим страхом… Чудища были разумны. Этого Иван не ожидал.

Самообладание вернулось мгновенно.

Иван замер с поднятой вверх рукой.

— Я пришёл сюда с миром! — проговорил он тихо. — Я не потревожу вашего покоя и не причиню зла. Я иду к зургам.

Говорил он это больше для самого себя, отчетливо понимая, что слова землянина здесь не будут поняты, но его мыслеграммы, несущие общедоступные во всей Вселенной образы, будут восприняты этими умненькими чудищами-телепатами.

«Он лжет! Не верьте ему! — резануло в мозгу. — Он посмел оскорбить почтенного Ооула, он ударил его! Это страшный чужак! Он только похож на зурга. Но он не зург!»

— Я допустил оплошность! — проговорил Иван виновато. — Я прошу простить меня и выслушать. — Он никак не мог поверить, что эти твари с бессмысленными глазенками не просто разумны, но обладают настолько тонкой и чувствительной внутренней телепатической системой, что улавливают не только образы, но и понятия сложные, абстрактные. Непостижимо! Но с ними можно было общаться. И Иван не желал упускать этой возможности. — Я весь в вашей власти, смотрите!

Он сначала уселся на кроваво-красную мшистую поверхность, потом лег на спину и прикрыл глаза. Меч он отбросил от себя метра на три. В мозг стучало в основном одно: «Чужой! Чужой!! Чужой!!!»

Одно из ближних чудищ подошло к Ивану, склонило над ним нелепую мерзкую морду. Капли слюны, стекавшие с бледного языка, намочили рубаху на груди. От зловонного дыхания монстра свербило в носу. Но Иван лежал. Лежал и вслушивался в мысли обитателей этого странного мира под ослепительным солнцем. Страх и настороженность потихоньку гасли.

— Кто ты? — прозвучало почти членораздельно. Ивану показалось, что он слышит вопрос ушами. Но это было не так.

— Я разумный житель планеты Земля, — ответил Иван, даже не делая попытки скрыть что-либо, выдать себя за какого-то «зурга», на которого он якобы похож. — Мы можем с вами общаться, обмениваться мыслями, значит, мы близки с вами, значит, мы можем найти общий язык и понять друг друга…

— Понять друг друга могут все, — прозвучало в голове. Иван не понимал, от какого именно чудища исходило это — ведь над ним нависали теперь сразу четыре огромных и страшных морды с торчащими наружу жёлтыми истертыми клыками. — Ты всё равно чужак. Ты из внешнего мира. Придут зурги и уведут тебя.

— Или убьют на месте, — вклинилось другое чудище. — Они всех их убивают. Внешний мир несет в Пристанище зло, вечное и чёрное зло.

— Нет! — чуть ли не завопил Иван. — Неправда! Я не несу зла вам, я пришёл с миром и добром!

— Ты не должен был попасть сюда. Тебе никто не разрешал сюда входить.

Зурги уже знают, что ты здесь. И они скоро придут!

Чудища разом отвели от Ивана морды, отодвинулись, словно испугались, что от него можно заразиться какой-то страшной болезнью или же он вдруг подскочит, набросится на них, перекусает. Смех и грех! Ивану не хотелось, чтобы пришли какие-то зурги и убили его на месте. И опять молчит эта чёртова программа! Зачем она вообще тогда нужна?! Нет, только на себя надежда, только на себя.

— Зурги не причинят мне вреда! — уверенно заявил он. — Я им нужен.

— Значит, они уведут тебя. И хорошо! Тебя надо увести отсюда. Здесь не должно быть чужаков. Тут все свои.

Только свои и всегда свои.

— Хорошо! Пусть будет так — согласился Иван мысленно, и его поняли. Но ответьте — кто вы, что это за священный ковер, что за мир? Я в Пристанище?!

Шумный хрип прервал его вопросы. Казалось, хрипели и храпели все жирные и пугливые чудища. Иван не сразу догадался, что они так смеялись. Но не стал обижаться, стерпел.

— Пристанище везде! — ответило наконец одно из ближних чудищ. — Но ты, чужак, кажется, не совсем всё понимаешь — зачем ты такой зургам? Нет, ты им не нужен, они тебя убьют тут, или перевоплотят.

— Что? — изумился Иван. Ему не хотелось никаких перевоплощений, тем более здесь, в Пристанище. Он даже приподнялся и сел, — поджав под себя ноги, потирая колени. Теперь его никто не боялся, он чувствовал это.

— Узнаешь. Всё узнаешь! — прозвучало ясно в мозгу. — И поймешь. Но потом, когда тебя уже не будет.

— Хотелось бы понять кое-что, пика я есть, — робко заявил Иван.