Илья Борисович Мощанский
Информационная война
Органы спецпропаганды Красной армии

Информационная война

Представляемая часть книги посвящена деятельности органов пропаганды и агитации Красной армии в ходе Второй мировой войны — с 1939 по 1945 год. Не только силой оружия одерживались победы над врагом. Правильно подобранное и вовремя сказанное слово становилось еще одним сильным аргументом к прекращению сопротивления. Деморализованный противник уже не мог сражаться с прежним ожесточением и капитулировал, сохраняя для Родины тысячи человеческих жизней наших солдат.

В тяжелых условиях создания и оформления Советского государства, которое в силу провозглашенной коммунистами социальной программы оказалось во враждебном окружении, В. И. Ленин, как известно, требовал бороться против капиталистических стран не только военным путем, но и путем пропаганды и разложения их изнутри. Анализируя итоги победы над иностранными интервентами в ходе Гражданской войны, он говорил, что это «проявилось в том, что в таком деле, где больше всего играют роль самые грубые и материальные факторы, в военном деле, мы победили Антанту тем, что отняли у нее рабочих и крестьян, одетых в солдатские мундиры». Тем самым не только определялась решающая роль материальных, сугубо военных факторов в ходе войны, но и обращалось внимание на необходимость сочетания их с факторами идеологическими, которые при умелом применении также вносят существенный вклад в достижение победы над врагом. Руководствуясь теоретическими работами идеологов коммунизма и опираясь на опыт большевистской пропаганды среди войск интервентов и белогвардейцев в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции, командиры и политорганы Красной армии широко использовали идеологические средства работы с противником в период Второй мировой войны.

Еще в 1925 году парком по военным и морским делам СССР М. В. Фрунзе указывал, что военное столкновение Советского Союза с любым из буржуазных государств будет носить не только характер национальной войны, но и будет в какой-то мере классовым столкновением, а потому пролетарское государство непременно будет иметь союзников во вражеском лагере. Этот тезис впоследствии подтвердился не в полной мере, но подготовка пропагандистского аппарата РККА строилась именно на подобных положениях. В таких условиях деятельность политорганов имела огромнейшее и во многих случаях решающее значение. Отсюда вытекали и широкие возможности для разработки теории и практики классовой, революционной пропаганды во вражеском лагере, в войсках противника и его тылу.

Опыт ведения пропаганды и агитации в годы Второй мировой войны показал, что важно и необходимо всестороннее изучение не только экономики, политики и истории тех стран, с войсками которых Красной армии пришлось 4 скрестить оружие, но также быта и нравов населения, а особенно — политико-морального состояния вооруженных сил вероятного противника.

Наряду с анализом вопросов содержания, форм и методов пропаганды среди войск и населения вероятных противников, а также с изучением этих противников, проводилась работа но разработке и использованию в боевых действиях технических средств для ведения пропаганды, направленная на оптимизацию процесса доведения идеологической информации до войск противника и снижения их морально-психологической устойчивости.

Органы идеологической и пропагандистской борьбы

Опыт, полученный Красной армией в ходе Гражданской войны и военном конфликте на КВЖД в 1929 году, свидетельствовал прежде всего о том, что для успешного развертывания пропаганды среди вражеских войск нужно еще до начала военных действий развернуть соответствующую подготовку, подобрать кадры, освоить необходимую технику, создать специальный аппарат. Тем более что бои на озере Хасан в 1938 году с японскими войсками убедили руководство РККА и НКВД: пропагандистский тезис о пролетарской солидарности трудящихся, ставших солдатами противоборствующих армий, не всегда является определяющим стимулом для прекращения борьбы.

Опыт боев на реке Халхин-Гол и во время советско-финляндской войны показал, что в военных округах следует иметь специальный аппарат в составе политорганов для организации всего дела фронтовой пропаганды среди войск противника. Еще в 1939 году в составе политотдела 1-й армейской группы, действовавшей в районе Халхин-Гола, было создано отделение по работе среди войск противника. Аналогичные отделения были организованы также в составе политотделов армий, действовавших против финских войск в 1939–1940 годах. В июле 1940 года Политуправление Красной армии (ПУРККА) несколько изменило характер своей деятельности и было преобразовано в Главное управление политической пропаганды Красной армии (ГУППКА). Подобная ревизия функций ПУРККА, определившая даже переименование этого органа, была в первую очередь связана с изменением уровня идеологической подготовки командного состава Красной армии, который в большинстве своем состоял в ВКП(б) и был полностью подконтролен коммунистической партии. В условиях быстрого увеличения армии (с 1 сентября 1939 года) и угрозы войны пропагандистская работа стала наиглавнейшей.

Важное значение для формирования нового облика пропагандистских органов имело принятое в июле 1939 года решение создать при политических управлениях ряда военных округов редакции газет на иностранных языках в качестве учебных центров. Работники этих редакций должны были совершенствовать свои знания соответствующего языка, накапливать сведения о экономике и культуре сопредельной страны и ее армии, развивать свое журналистское мастерство и с этой целью готовить и издавать в качестве учебного материала отдельные номера газет. Всего было создано 24 редакции на иностранных языках предполагаемых противников и союзников СССР в будущей войне.

Одновременно с созданием сети редакций учебных газет был организован соответствующий аппарат для руководства ими. Летом 1939 года в составе Политического управления Красной армии, руководившего всей пропагандистской работой в РККА, был выделен специальный инструктор для руководства работой редакций, а затем образована небольшая группа инструкторов-переводчиков. В апреле 1940 года группа была реорганизована в специальное отделение по руководству печатью на иностранных языках. Каждый из старших инструкторов отделения ведал газетами на каком-либо иностранном языке и изучал соответствующие страны и их армии. В августе того же года в составе сформированного на базе Политического управления РККА Главного управления политической пропаганды Красной армии был развернут (на базе отделения. — Примеч. авт.) специальный отдел пропаганды среди войск и населения противника (впоследствии 7-е управление ГлавПУРККА).

В августе 1940 года, вслед за созданием в Главном управлении политической пропаганды Красной армии отдела пропаганды среди войск и населения противника, подобные отделы были организованы в составе управлений политической пропаганды Прибалтийского, Западного и Киевского особых, Ленинградского, Одесского, Закавказского, Среднеазиатского, Забайкальского военных округов и Дальневосточного фронта. В политотделах армий, входивших в состав этих округов, были созданы отделения пропаганды среди войск населения противника, а в штаты политотдела каждой дивизии включена должность старшего инструктора по пропаганде среди войск противника. В июле 1941 года, после начала войны, когда многие командиры, с точки зрения руководства страны, проявили недостаточную храбрость и сознательность, ГУППКА было вновь реорганизовано в Главное политическое управление Рабоче-Крестьянской Красной армии, которое осуществляло руководство по ведению идеологической и пропагандистской борьбы в течение всего военного периода.

Для ведения пропагандистской войны наряду с руководящим аппаратом Красной армии были необходимы грамотные лингвисты.

Большое значение для подготовки квалифицированных переводчиков имели военный факультет при 2-м Московском государственном педагогическом институте иностранных языков (в 1942 году он был преобразован в Военный институт иностранных языков Красной армии) и военный факультет при Московском институте востоковедения, которые готовили специалистов в органы политпропаганды РККА. Работники седьмых отделов изучали советскую и зарубежную литературу, служебную армейскую информацию, материалы ТАСС и различных ведомств, в которых характеризовалось внутреннее положение Германии и сопредельных военным округам стран. Использовались также записи иностранных радиопередач. Накануне войны в ТАСС был собран разоблачительный материал о национал-социалистической партии Германии, который использовался политорганами РККА в пропагандистской работе.