ИНОСТРАННЫЕ ИЗВЕСТИЯ О ВОССТАНИИ СТЕПАНА РАЗИНА
МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ

Под редакцией А. Г. Манькова

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящий сборник является второй публикацией материалов, содержащих отклики иностранцев на восстание С. Разина.[1] Он включает в себя диссертацию о Разине Иоганна Юстуса Марция, защищенную и изданную в 1674 г., первую брошюру о восстании, изданную в Лондоне в 1671 г., и отклики на восстание западноевропейской прессы (немецких, французских и голландских газет и хроник за 1670–1672 гг.). Западноевропейская пресса представлена в двух видах — в форме извлечений непосредственно из газет и хроник того времени и в форме публикации иностранных сообщений о восстании, находящихся в рукописных «Ведомостях» («Курантах») Посольского приказа, хранящихся в ЦГАДА. Наконец, третьей составной частью сборника являются записки Э. Кемпфера о персидском походе Разина. Настоящий сборник исчерпывает собой все известные и доступные в данный момент зарубежные материалы XVII в. о восстании С. Разина, оставшиеся еще не опубликованными. Впервые воспроизводится портрет С. Разина, заимствованный из немецкой прессы XVII в. (см. с. 122).

Помещенные в сборнике материалы легко объединяются одной темой, которую можно определить как зарубежный резонанс Крестьянской войны под предводительством С. Разина.

Все материалы в переводе на русский язык публикуются впервые. Каждому памятнику предшествует введение, за которым дан текст на языке подлинника и в переводе на русский язык и после него — комментарий.

Введение сообщает сведения об авторе, об обстоятельствах и истории возникновения публикуемых текстов, характеризует их как исторический источник, определяет их место в ряду других источников о восстании Разина, наконец, сообщает данные о характере публикации текста.

В комментариях дается сопоставление известий публикуемых источников с известиями других источников о восстании С. Разина, как иностранных, так и русских, приводятся пояснения к тексту по поводу некоторых упомянутых лиц и географических пунктов. Печатные произведения воспроизводятся полностью, со всеми особенностями орфографии и пунктуации. Сохранены и особенности написания рукописи Кемпфера. Слова, выделенные в печатных сочинениях курсивом, а в записках Кемпфера подчеркнутые, в нашем издании даются курсивом, за исключением примечаний в диссертации о С. Разине, сделанных автором.

В квадратных скобках всюду заключены дополнения и пояснения составителей и переводчиков. Круглые скобки принадлежат оригиналу.

Сборник посвящается 300-летию Крестьянской войны под предводительством С. Разина.

Общая редакция сборника принадлежит А. Г. Манькову.

ПЕРВЫЙ ОТКЛИК НА ВОССТАНИЕ С. РАЗИНА

В 1671 г. в Лондоне была напечатана брошюра, содержащая описание победоносного сражения царских войск с отрядами разинцев. На это издание до сих пор не обращено внимание историков. Текст брошюры представляет собой письмо (донесение) какого-то доверенного лица (фактора) своему хозяину. Имена ни автора письма, ни адресата не указаны. Но из письма очевидно, что его автор по крайней мере с осени 1670 по первую треть 1671 г. находился в Москве и представлял там интересы какой-то торговой компании либо отдельного купца, проживавшего, по всей вероятности, в Англии, или охранял их имущество. Последнее вероятнее, поскольку в письме упоминается имущество «ваше и других достопочтенных хозяев». Фактор был обязан, помимо обычных своих дел, сообщать хозяину «обо всех делах, как частных, так и общественных». Этим обстоятельством и вызвано появление письма. Однако, будучи второстепенным лицом иноземного мира Москвы, автор, видимо, не располагал какой-либо полной и достоверной информацией о текущих событиях и плохо знал Россию. К сожалению, он не указывает источника сведений, изложенных в письме. Написанное с большим апломбом, письмо как раз в основной своей части, где изложена битва царских войск с Разиным, не выдерживает никакой проверки фактами, хотя автор и уверяет своего хозяина, что его повествование есть самое близкое к истине. По интерпретации письма судьба восстания Разина решилась в сражении 13 февраля 1671 г., которое привело к победе царских войск, по словам заголовка, «величайшей на памяти человечества».

В этом сражении правительственное войско состояло из двух отрядов, возглавляемых воеводой Ю. Долгоруковым и царем, а им противостояли отряды повстанцев во главе с Разиным и патриархом Demainzone, «пособником этой погибельной смуты». Автор указывает численный состав войска и боевого снаряжения и ярко описывает ход сражения, результатом которого были полный разгром отрядов Разина и его пленение. Однако в описанных событиях достоверного ничего нет: царь Алексей Михайлович не участвовал в сражениях против Разина; Ю. Долгоруков был отозван в Москву еще в январе 1671 г. и 29 января был на приеме у царя.[2] В феврале главным воеводой царских войск, действовавших против повстанцев, был К. Щербатов. С. Разин не участвовал в боях в междуречье Волги и Оки, так как ушел на Дон после поражения под Симбирском. Он был арестован в апреле, а не в феврале. Совершенно мифической фигурой является патриарх Demainzone, якобы возглавивший один из отрядов повстанцев. На стороне разинцев не было ни одного сколько-нибудь видного духовного лица. Предположить, что в данном случае имеется в виду Никон, к которому еще в 1668 г. в Ферапонтов монастырь, где он был в заключении, приходили казаки, посланцы Разина, с предложением перейти на их сторону,[3] можно лишь при самой необузданной фантазии. Наконец, фантастичным является и описание места сражения — равнины с не поддающимся осмыслению названием Wariaschal, расположенной между двумя высокими горными хребтами. По всей вероятности, вышеизложенным и объясняется то обстоятельство, что брошюра не привлекла внимания историков восстания Разина. Едва ли, однако, было бы правильным полностью игнорировать ее. Письмо датировано 15 февраля 1671 г. Видимо, вскоре же — и, надо думать, до казни С. Разина (6 июня 1671 г.) — оно было издано в Лондоне. При казни был оглашен приговор, содержащий довольно подробное изложение хода восстания и его официальную версию.[4] Приговор и стал основным источником сведений о восстании, который использовали иностранцы. Известное «Сообщение касательно подробностей мятежа», опубликованное на немецком и голландском языках в 1671 г., основано главным образом на приговоре.[5] До приговора же источником сведений о восстании могли быть прежде всего слухи и толки, связанные отчасти с рассказами возвращающихся в Москву участников сражений, в том числе иностранцев. В публикуемом письме и заключена, очевидно, одна из таких версий. Если говорить о 13 февраля 1671 г., то в этот день никаких сражений не было, а в ближайшие дни перед этим — 4–9 февраля — под Тамбовом происходили сражения с отдельными отрядами повстанцев. Этими операциями руководил воевода К. Щербатов.[6] Однако гипотетически можно допустить, что в письме речь идет о каком-то более раннем крупном сражении между основными силами повстанцев и правительственными войсками. Наиболее крупным и кровопролитным сражением в междуречье Оки и Волги, т. е. на территории наибольшего приближения к Москве, было сражение под Мурашкином 22 октября 1670 г., закончившееся полным поражением разинцев. Царское войско захватило несколько десятков пленных, много пушек, ядер, пороха, знамен и т. п. Главным воеводой в ту пору был Ю. Долгоруков. Сближение Мурашкино с указанным в источнике местом сражения — Wariaschal — возможно и на основе созвучия этих названий. Искажения географических наименований, иногда даже значительные, не были редкостью в записках иностранцев о России. Вместе с тем нельзя не отметить очевидную склонность автора к живой и образной манере изложения, с чем может быть связана определенная доля авторского вымысла. Поэтому, допуская возможность, что в основе описанных в брошюре событий лежит какое-либо одно реальное крупное сражение, мы видим равные основания рассматривать публикуемый источник как художественно воплощенный собирательный образ Крестьянской войны, представленный в виде одного грандиозного сражения.

В публикуемом письме важно не то, как и что происходило на самом деле, а сколь большое впечатление производили события Крестьянской войны на обитателей столицы, в данном случае на иностранцев. Косвенно такой вывод следует из описания грандиозных масштабов и ожесточенности битвы, в которой, по мысли автора, решалась судьба короны. Но в письме нет недостатка и в прямых свидетельствах пережитых иностранцами тревог за свою жизнь и достояние, находящееся в Москве. Уже первые строки письма красноречиво говорят об этом: «Долгое время мы здесь ежедневно пребывали в страхе», в ожидании того, что «с минуты на минуту нас бесчеловечно лишат жизни». Впрочем, не только иностранцы испытывали страх перед надвигающейся катастрофой: мысленному взору верных подданных великого государя представлялось лишь неизбежное падение величия этой державы. Тем более благоприятный для правительства исход сражения представляется автору почти чудом, ниспосланным провидением. Весьма показательна и сентенция, которой завершено письмо, — выражение автором пожелания своему королю, народу и стране никогда не знать подобных потрясений. Таким образом, оценивая источник в целом, следует подчеркнуть, что перед нами документ, свидетельствующий об огромных масштабах Крестьянской войны, несшей реальную угрозу правительству Алексея Михайловича.